Убийца Гоблинов | Глава 10 — Дремлющий


Даже сейчас он помнил тот раз, когда его сестра серьёзно отругала его.

Это было тогда, когда он заставил ту девочку, свою давнюю подругу, плакать.

Почему? Точно… Потому что она уезжала в город. Она собиралась остаться на ферме близ него.

Она рассказала ему всё об этом. Ему стало завидно. Он ничего не мог с собой поделать.

Он ничего не знал о жизни за пределами своей деревни. Он даже не знал названия гор, что высились вдали, или о том, что скрывалось за ними.

Он знал, что если идти достаточно долго по дороге, то ты придёшь в город, но что это значило, и какой это был город, он не знал.

В детстве он подумывал стать авантюристом. Он бы покинул деревню, может убил бы одного-двух драконов, а затем стал бы героем… Авантюристом Платинового ранга.

Конечно, спустя несколько дней своего рождения он осознал, что это невозможно.

Нет… Не невозможно.

Но ему бы пришлось оставить свою сестру. Сестру, которая растила его, после того как их мама с папой скончались.

Он «мог бы» стать авантюристом. Но он решил не идти этой тропой.

Вот почему он злился на свою подругу.

Как только сестра за руку привела его домой, она отругала его.

— Когда ты злишься на кого-то, ты становишься гоблином! — и, — Ты должен защищать девочек!

Его сестра была мудрой.

Не то чтобы она обладала обширными знаниями, но она была остроумной. Быть может, даже самой остроумной в деревне. На самом деле она зарабатывала на еду обучая местных детишек чтению и письму. Детям надо было работать на фермах их родителей, но грамотность тоже была важна.

Из всех возможных вариантов она пыталась передать своему брату всю важность использования своей головы.

— Если ты просто продолжишь думать, — говорила она ему, — в итоге точно что-нибудь придумаешь.

Его сестра мечтала отправиться учиться в город. Но она осталась в деревне ради него. Так что он тоже остался. Ради неё.

Когда они пришли домой, его сестра накормила его молочным рагу с курицей. Он любил рагу своей сестры. Он мог попросить ещё одну миску, а затем ещё одну, но сейчас он даже не мог вспомнить, каким оно было на вкус.

Сомнений нет, всё это из-за того, что тогда он ел его в последний раз, перед тем как пришли «они»…

 

 

§

Он медленно открыл глаза.

Он поднялся с камышовой подстилки и посмотрел вверх на знакомый потолок.

Его тело всё ещё болело. Он постепенно потянулся всеми своими конечностями, после чего, спокойно взял в руки свою одежду. Однотонная конопляная рубаха. Она выцвела от постоянных стирок и слегка отдавала запахом мыла. Рубаха прикрывала его от палящего солнца. А так же скрывала шрамы, что покрывали всё его тело.

Он надел обычную конопляную рубаху, а затем хлопковую стёганку(Red: Старый аналог кофт и пальтишек.).

Он уже было собирался надеть свои шлем и броню, а затем вспомнил что отдал их в лавку на починку.

Щита у него тоже больше не было. Он принял на себя критический удар того огра.

— …Хммф.

С этим ничего нельзя было поделать. Он прикрепил меч к бедру дабы обеспечить хотя бы минимальную безопасность. Его поле зрения было крайне широким и светлым, а голове было так легко, и это тревожило его.

— Доброе утро! А ты хорошенько отоспался! — этот голос ворвался к нему словно неожиданная атака.

Та девушка, его давняя подруга, заглянула к нему в комнату, опираясь своей грудью на подоконник открытого окна.

Прохладный ветерок залетел в комнату. Он не ощущал голой кожей ветер раннего лета уже так давно.

Его подруга уже была в рабочей одежде. Капельки пота проступали на её лбу. Исходя из льющегося внутрь света, он предположил, что солнце уже довольно высоко поднялось на небо.

— Прости, — сказал он, лаконично извиняясь за свой пересып.

Похоже, она уже начала ухаживать за животными. Он полностью упустил шанс помочь ей.

Она отмахнулась от этого без единой нотки раздражения в голосе.

— О нет, всё в порядке. Тебе больше всего нужен был отдых. Я это знаю, ведь в ином случае ты бы ни за что не пропустил свой утренний обход. Хорошо спалось?

— Да.

— Похоже, денёк сегодня будет жарким. Уверен что не перегреешься в этой одежде?

— …Может ты и права, — сказал он медленно кивая.

Она была права. По правде говоря, грузный хлопок мешал бы ему во время работы. Так что он сорвал с себя стёганку, которую одел только что, и бросил её на кровать.

— Боже, не надо делать это так грубо. Порвёшь ведь.

— Мне всё равно.

— Конечно же тебе всё… — она глубоко пожала плечами и сузила глаза будто бы сейчас нянчилась с мальчишкой. — Ладно, забыли. Я голодна. Дядюшка тоже скоро встанет. Давай поскорее приготовим завтрак.

— Хорошо, — спокойно ответил он и покинул свою комнату. Он шагал вниз по коридору.

Хозяин дома уже сидел за столом в обеденной зоне, широко выпучив глаза при виде фигуры в дверном проёме.

— Доброе утро, сэр.

— А… Ага. Доброе.

«Он» не обратил внимания на реакцию Дядюшки, лишь учтиво кивнул и сел прямо напротив него. Дядюшка заёрзал от дискомфорта.

— Ты, уух, ты сегодня довольно поздно встал…

— Да, — он твёрдо кивнул. — Я проспал. Обход проведу позже.

— Ясно… — эти слова подтверждения почти напоминали стон. Он открыл свой рот, затем снова закрыл его, после чего нахмурил брови. — Тебе стоит… Отдыхать иногда. Нельзя работать, если у тебя нет сил, разве нет?

Минуту он не издавал ни звука, а затем кивнул.

— Ваша правда.

Настолько близко они смогли приблизиться к нормальному разговору.

Он знал, что владелец этой фермы был хорошим человеком. Он относился к девушке, его племяннице, как к собственной дочери. Но так же он понимал, что владелец его невзлюбил или, по крайней мере, находил его присутствие некомфортным.

Любить человека или же не любить — это было личным выбором каждого человека. «Он» явно ни в чём не собирался убеждать Дядюшку, тем или иным способом.

— Фууф! Простите, что так долго! Я сейчас накрою на стол, так что налетайте! — его старая подруга вбежала через несколько минут и сразу же начала расставлять тарелки.

Хлеб, сыр и сливочный суп. Всё было свежим и сделанным на этой же ферме. Он жадно съел еду, как и всегда. Закончив есть он сложил стопкой тарелки, шумно отодвинул свой стул назад и встал.

— Я пошёл.

— Что? Оу, вот зараза, уже время отправляться доставлять?

В ответ на его слова она второпях начала прибираться. Она затолкала кусок хлеба себе в рот довольно неприличным способом. Наблюдая за ней, владелец фермы неохотно сжал губы.

— Снова телега?

— Ох, Дядюшка, какой же ты беспокойный. Я ведь уже говорила, я сильнее чем выгляжу…

— Я всё отнесу, — коротко сказал он.

Девушка и её дядя переглянулись. Он неясно выразился?

— Я всё отнесу, — повторил он.

Она выглядела ошарашенной и смотрела едва ли не сквозь него, а затем она затрясла своей головой.

— Нет, тебе… Тебе не стоит этого делать. Тебе нужен отдых.

— У меня тело размякнет, — спокойно сказал он. — Кроме того, у меня дела в Гильдии.

Он знал что не сказал многого. Он не мог вспомнить, всегда ли он был таким. Но он знал, что каким бы лаконичным он не был, она всегда искала способы позаботиться о нём.

Ещё больше причин ясно сказать то, что он сказал.

— Всё в порядке, — сказал он и покинул обеденную зону.

Он услышал её торопливые шаги спешащие за ним.

Телега просто ждала снаружи. Продукты для Гильдии Авантюристов уже были погружены прошлой ночью. Он потянул тросы дабы убедиться, что всё закреплено, после чего схватился за перекладину и начал тянуть.

Колёса скрипели грохоча по гравийной тропе. Он мог почувствовать вес в своих руках.

— Ты уверен, что с тобой всё хорошо? — на подходе к воротам она уже бежала едва дыша. Она всматривалась в его лицо.

— Да, — он коротко кивнул, после чего вновь начал тянуть телегу.

Трёхполосная дорога простиралась до самого города. Он медленно шёл, шаг за шагом чувствуя землю под своими ногами.

Как она и говорила, день выдался горячим. Полдень ещё не наступил, а лучи солнца уже яростно били вниз. Пот с него шёл ручьями. Ему стоило взять с собой полотенце.

— И что же вызвало такой длительный отдых? — её щёки раздражённо надулись, пока она вытирала его лоб своим носовым платком. —Ты отключился как только пришёл, а потом беспробудно спал несколько дней. Ты хоть знаешь, как я волновалась?

Он притворился что задумался на минуту, после чего покачал головой. Конечно, это было не так важно.

— Это случилось уже три дня назад.

— Это случилось «всего» три дня назад! Вот почему я сказала тебе не перенапрягаться, — сказала она протягивая руку и протирая его лицо. — Ты стоишь-то едва! Тебе нужен отдых.

Всё ещё толкая телегу он вздохнул.

— Ты…

— А?
— …крайне похожа на своего дядю.

Она выглядела так, будто никак не могла решить, радоваться ей этим словам или же злиться. Иначе говоря, она не выглядела готовой отвечать на эти слова.

— Я лишь слегка перетрудился. Не стоит обо мне беспокоиться, — объяснил он с примесью раздражения в голосе.

Нет. Это было не раздражение. Он просто ненавидел напоминать, что он сам в состоянии следить за своим здоровьем.

“Но мне нужно напоминать. Так я не сделаю одну и ту же ошибку дважды.”

— Это твоя Жрица сказала тебе? — её голос был уже на грани.

Уголком глаза он взглянул на неё и увидел, что её щёки всё ещё были сердито надуты.

— Нет.

Он снова устремил свой взгляд вперёд и сделал ещё рывок телегой.

— Другой член группы сказал это.

— Хмм, — сказала она уже смягчившимся голосом. — В последнее время ты ходишь в приключения с кучей новых людей.

— Мы ходили всего на один квест.

— Тогда, звучит так, будто ты планируешь это повторить?

Он не смог ответить. Он не знал что сказать.

Было бы ложью сказать, что у него нет намерений делать это. Могли существовать ситуации и похуже той. Но смог ли он сам пригласить их на следующий квест?..

И в этот момент поднялся ветер. Он закрыл свои глаза, услышал шум шелестящих веток и насладился теплом лучей, что пробивались сквозь фильтр густой листвы.

Они прекратили говорить.

Прохладный ветерок. Их шаги. Их дыхание. Грохот катящихся колёс.

Где-то пела птица. Ребёнок кричал во время игры. Суматоха города была ещё так далеко.

— Это прекрасно, — это бормотание случайно сорвалось с его губ.

— Что?..

— Это прекраснее охоты на гоблинов.

— Боже, а ты знаешь как соблазнить девушку.

— Ясно…

По всей видимости, его навыки общения были крайне далеки от идеальных.

Если не знаешь что сказать, лучше вообще ничего не говорить. Уголком глаза он увидел её смущённое лицо. Он в полной тишине продолжал катить телегу.

— Хех-хех! — она неожиданно рассмеялась. Будто бы она сама не ожидала этого.

— Что?

— Ничего!

— Правда?

— Правда.

Она шла рядом, напевая песню, которую он не знал. Да ему и не нужно было её знать. Она была счастлива. Этого было вполне достаточно.

Они поставили телегу у чёрного входа и зашли в фойе Гильдии. Всё было так тихо. Полдень почти наступил, разумеется, многие авантюристы разошлись по делам. Или же они все отправились в Столицу, в которой в последнее время довольно много хлопот. Он не знал. В Зале Гильдии находилось несколько подавателей на квесты, заполнявших бумаги и несколько знакомых ему авантюристов, которые просто прохлаждались там, но всё же они были. Несколько людей выглядели так, будто они сидят и ждут кого-то, а очередь к Регистраторше была весьма короткой.

— Идеально, — сказала его давняя подруга, счастливо хлопая в ладоши. — Мне не придётся ждать целую вечность чтобы получить нужную мне подпись. Я разберусь с этим и скоро вернусь, но… Ты ведь говорил, что у тебя тоже есть какие-то дела, не так ли?

— Да.

— Ладно. Ну, когда закончишь, можем встретиться здесь и вместе пойти домой!

— Хорошо.

Он увидел, как она убежала с улыбкой на лице, после чего окинул взглядом всё фойе.

Он не увидел того, кого искал. Может, он рановато пришёл.

В таком случае ему стоить подождать в своём привычном месте у стены. Он направился туда своей типичной храброй походкой…

— Хрм?..

…и почти сразу же врезался в сидящего в кресле человека. Этот человек с подозрением посмотрел на него. Это был авантюрист вооружённый копьём.

Копейщик плюхнулся в кресло, подбоченился и открыто пялился на него.

— Никогда не видел кого-то столь подтянутого, но при этом столь бледного. Не узнаю твоё лицо. Ты новенький?

— Нет, — он качал своей головой говоря это.

Конечно, мужчина узнал его. И разумеется, новеньким здесь он явно не был.

Но, похоже, Копейщик отказывался верить, что перед ним действительно стоит он без своей привычной брони. Копейщик говорил с ним таким тоном, которым скорее всего пользовался при общении с незнакомыми коллегами.

— Думаю, и правда не новичок. В наши дни желающие подзаработать авантюристы стремятся в Столицу, а? — сказал он. — Должно быть, ты решил передохнуть тут или вроде того.

Незнакомец кивнул в ответ на “вроде того”, и Копейщик рассмеялся.

— Столица — жестокое местечко. Могу понять, почему ты решил передохнуть, — проворным движением он вытянулся и отрегулировал крепление на своём копье. — Я слышал, все тут психуют из-за битв со злыми духами или чем-то там ещё. Сражаться за спасение мира? Звучит как чертовски тяжёлый способ заработать себе имя.

— А ты туда не собираешься?

— Я? Да не смеши. Я сражаюсь только ради себя. Не ради денег и явно не ради судьбы этого мира.

— Ну, — поправился Копейщик, — ради себя и… — он со значительным взглядом посмотрел на Регистраторшу.

Когда незнакомец позволил своему взгляду скользнуть к стойке регистрации, он увидел бегающую за ней Регистраторшу, выглядящую как восторженный щенок. Разумеется, Гильдия была занята не только делами с кучей авантюристов.

— …по личным причинам, — закончил Копейщик. — Мне не нужен какой-то лозунг или клич.

— Действительно не нужен?

— Абсолютно, — сказав это, Копейщик откинулся в кресле.

Оба они увидели эстетически подкрадывающуюся к ним Ведьму.

— Ну, ещё увидимся, — сказал Копейщик. — У меня свидание с…  или лучше сказать «в» …руинами. Пожелай мне удачи!

— Пожелаю, — он тихо кивнул.

— А ты общительный паренёк, — смеясь сказал Копейщик и: — Это не так уж и плохо.

Пока эти двое покидали зал, Ведьма обернулась посмотреть на этого «общительного паренька» и явно, и многозначительно подмигнула ему, при этом смеясь.

— Береги себя, — сказала она.

— Хорошо.

А затем он сел на недавно освободившееся кресло.

Рассеянным взглядом он смотрел вверх на высокий потолок Зала Гильдии. До него только сейчас дошло, что Копейщик и Ведьма были в одной группе. А он ведь думал что довольно неплохо знает их.

— Ам, Убийца Гоблинов, сэр! Убийца Гоблинов, вы здесь, сэр?!

В этот раз голос прозвучал нерешительно. Он переметнул свой взгляд к источнику звука, но при этом не шевеля головой — привычка от долгого ношения шлема.

Он увидел стоящего там подмастерья из лавки в заметно жирном от масла кожаном фартуке.

— Это я.

— Ох, слава богине. Я не знал, что это вы. Босс искал вас. Он сказал, что работа закончена.

— Хорошо. Скоро буду.

Гильдия Авантюристов не только выдавала квесты; она занималась всевозможными видами предпринимательской деятельности. Помимо офисов здесь были гостиница, таверна, лавка расходных материалов и лавка со снаряжением. Разумеется, не было особой необходимости делать все эти заведения частью здания Гильдии, это так. Но пока государство беспокоилось из-за них, было удобнее держать всех этих головорезов под одной крышей, чем дать им слоняться по всему городу.

Когда он встал и вышел из фойе, путь его лёг к одной из лавок Гильдии. Сквозь здание, в комнату в глубине. Перед сияющей кузней старик неустанно размахивал своим молотом, придавая только что вышедшему из литейной мечу форму настоящего закалённого оружия.

Естественно, этот меч был массовым продуктом, над которым особо не надо было корпеть в кузне; практически ничто по сравнению с легендарными мечами. Но при этом умение ковать один и тот же меч раз за разом, без каких-либо существенных изменений, тоже было выдающимся талантом.

— …Ты здесь, — старик пристально посмотрел на него.

Борода кузнеца была настолько пышной, что его можно было принять за дворфа. Должно быть, долгие часы в кузне заставили один его глаз смотреть в практически закрытом состоянии украдкой, а другой открыться до невозможного широко. Не самое прекрасное зрелище.

— Ты всё продолжаешь и продолжаешь делать заказы, но только на самые дешёвые безделушки. Ну скажи мне, как же я при таком раскладе должен набивать свои сундуки?

— Простите.

— Да не извиняйся. Просто будь поаккуратнее с моими товарами.

— Я постараюсь.

— Хрмф, — пробормотал старик, — не узнает шутку, даже если она укусит его за… Хммф. Иди сюда, — подзывал он. Когда Убийца Гоблинов подошёл, кузнец бросил ему броню и меч.

— Вроде всё в порядке, но примерь на всякий случай. Отрегулирую, если понадобится. Денег за это не возьму.

— Спасибо.

Его грязная, погнутая, разрушенная броня теперь была хороша как… Ну, не как новенькая, но так же хороша, как до битвы с огром. По крайней он мог доверить ей свою жизнь ещё раз.

— А свиток? Вы смогли добыть ещё один?

— Ты дал мне денег, так что я даю тебе снаряжение. Но свитки очень редки. И дороги. — старик злобно фыркнул и отвернулся к кузнице. Он вытащил сделанный им же простой железный меч, осмотрел его, после чего положил его обратно в огонь, цокнув при этом языком. — Когда какой-нибудь авантюрист отыщет такой и придёт сюда продать его, я приберегу его для тебя, но это всё, что я могу.

— Я знаю. Этого достаточно, — он передал мешочек золотых монет подмастерью, после чего встал в угол лавки чтобы не мешаться на пути.

Кузнец даже прикрепил к броне мягкую хлопковую стёганку для усиления защиты(Red: Мягкая внутрянка снижает силу импульса при ударе. В шлемах тоже существует мягкая прокладка. Хз из чего она, но она есть.). Как приятно с его стороны.

Перчатки, кольчуга, броня, нагрудник, ну и, конечно же, шлем. Он автоматическими движениями надел снаряжение в привычном для него порядке. Одеваясь, он услышал озадаченный голос подмастерья.

— Эй, босс. Этот парень ведь авантюрист Серебряного ранга, да?

— Насколько я знаю.

— Почему он пользуется этой бронёй? Если ему хочется бесшумно передвигаться, у нас есть мифриловая кольчуга или…

— А ты не понимаешь, малой?

— Нет, сэр. Почему бы вместо свитка не использовать хороший магический меч или…

— Потому что лишь манчкину(Red: Манчкин — игра-пародия на многие настольные рпг (я знаю, что есть и другие значения). Конкретно в данном случае использовано прозвище персонажей этой игры, которые выглядели как дети с оружием и в броне, которые глупо на них смотрелись. И тут кузнец хотел сказать, что лишь глупый новичок так поступит. Но это классная отсылочка, так что к чёрту синонимы. Я. Знаю. О. Других. Значениях. Не выносите мне мозг опять.) хватит глупости взять с собой какой-нибудь зачарованный меч на битву с гоблинами!

Кузнец ударил по железу со всей силы, и как только молот встретился с мечом, чистый звук звоном раздался по стенам.

— Этот парень знает своё дело.

 

§

 

“Я сегодня не слишком популярен?” — подумал он.

Возвращаясь из лавки в фойе, он увидел кое-кого спешащего прямо к нему. Топ-топ-топ звуки лёгких шагов сопровождались подпрыгиваниями восхитительной груди и лицом, покрытым улыбкой.

— Убийца Гоблинов, сэр! — Жрица помахала рукой и поравнялась с ним.

— Да, что?

— Вот, взгляни!

Она бездыханно засунула руку в рукав и достала оттуда свой ярлык ранга. Он больше не был сделан из белого фарфора, но из блестящего обсидиана.

“Ох. Так вот о чём она?”

Он кивнул своей сияющей от радости напарнице.

— Ты поднялась с десятого ранга на девятый.

— Да, сэр! Меня повысили!

Система рангов, которой придерживались авантюристы, базировалась на количестве совершённых авантюристом хороших для этого мира дел… Некоторые относились к этому, как к «очкам опыта» или вроде того, но по сути всё базировалось на наградах, которые они получали за охоту. Заполучившие определённое количество могли быть повышены в ранге после краткой оценки личности. Едва ли с личностью Жриц были какие-то проблемы, так что это повышение было отличным подтверждением её растущей силы.

— Я не была уверена, что они дадут его мне, но, думаю, за ту битву с огром мне причислили много очков… — она почесала пальцем свою красную щёку.

— Ясно.

“А что за огр?”

Ах да… Это же то существо, с которым они столкнулись в руинах, не так ли? Он кивнул. Так их небольшая экспедиция в итоге оказалась довольно важным делом. Минуту спустя он коротко добавил:

— Молодец.

— Всё благодаря тебе, сэр!(Red: Я буду писать, что Жрица обращается к нему на ты, ибо мне кажется, что после нескольких вылазок в данжи на вы с ним говорить уже как-тоглупо, а сэр — часть монашеского воспитания и нервозности.) — её взгляд, её прекрасные глаза буравили его.

У него перехватило дыхание. Что же ему сказать? Эта пауза была слишком уж долгой.

— Совсем нет, — наконец-то проскрипел он. — Я ничего не сделал.

— Ты так много сделал! — ответила она с улыбкой. — Ты спас меня в день нашей встречи.

— Но я не смог спасти твоих компаньонов.

— Это правда, но… — её лицо на секунду окоченело. Она никак не могла закончить предложение… по крайней мере понятно.

Даже он всё ещё слишком ясно помнил ту сцену. Воин, Волшебница, Боец, потерявшие в той битве всё. Её группа была стёрта в порошок.

Жрица сглотнула, но решительно продолжила.

— Но ты спас меня. И я хочу хотя бы поблагодарить тебя за это.

Затем она улыбнулась. Улыбка на её лице была подобна распустившемуся цветку.

— Так что спасибо тебе! — сказала она и низко поклонилась. Убийца Гоблинов, как и ожидалось, потерял дар речи.

Жрица сказала, что она собирается пойти в Храм и рассказать Матери Настоятельнице о своём повышении. Он стоял, наблюдая за тем, как она уходила своими нежными шажками, а руки её крепко обвивали всё тот же шумный посох.

От него не исходило ни звука.

Он посмотрел на стойку регистрации, где его давняя подруга, похоже, была занята бумажной работой.

— Я пойду разгружу телегу, — сказал он, и она в ответ помахала ему.

Он покинул фойе и направился ко входу в Зал Гильдии. Один за одним, он доставал различные овощи и продукты из телеги и складывал их возле входа на кухню. Из-за работы под палящим солнцем, в кратчайшие сроки, у него под шлемом, прямо на лбу начал проступать пот.

Но очень важно было защищать свою голову. Он не мог расслабляться. Вот о чём он думал в тот момент, когда:

— Эй… Есть минутка? — прохладный голос неожиданно окликнул его сзади.

Он поставил груз и медленно развернулся.

— Оркболг? Ты чем занимаешься?..

Это была Высшая Эльфийка Лучница. Её длинные уши приподнято торчали.

— Что, Брадорез, здесь? Да вот же он! Неужто ты уже на ногах?

— Я слышал, ты пролежал во сне три дня… Но ныне ты похож на полностью здорового.

— Вот только шаги выдают его, не так ли? — ответила эльфийка дворфу и людоящеру, которые поравнялись с ней. Похоже, эти трое засели в этом городе после того задания по убийству гоблинов.

По традиции все авантюристы являются скитальцами, меняющими свою рабочую базу, когда им это удобно или необходимо.

— Неплохое местечко, — сказала эльфийка,  —невероятно комфортное. Но чем «ты» занимаешься? — она приблизилась с жгучим интересом.

— Я разгружаю эту телегу.

— Хмм… Стоп, только не говори мне… Ты на мели, а потому решил взять работу мальчика на побегушках.

— Нет, — раздражённо сказал он. — Вам что-то нужно?

— Ах да. Этот парень, ух… — эльфийка выразительно отступила и подёргивающимся пальцем указала на Ящера Жреца.

Язык людоящера подскочил к его носу и вернулся на место. Его руки беспокойно ёрзали без перерыва.

— Милорд Убийца Гоблинов, я… Хрм…

— Что?

— Я смиренно прошу у вас… Хаа…

— Да что? — спросил Убийца Гоблинов.

Дворф Шаман с ухмылкой вмешался.

— Чешуйчатому хочется сырка.

— Ему надо было просто подойти и сказать об этом, — посоветовала эльфийка, сузив свои глаза словно кошка.

Людоящер зашипел на них, но эти двое, похоже, не обращали на него внимания. Возможно, им нравилось наблюдать за другой стороной их обычно невозмутимого напарника. Ведь в обычных ситуациях именно людоящер был посредником и примирителем в их группе.

Убийца Гоблинов видел, что он совсем не понимал всего этого. Они были вместе лишь на одном квесте. Он ещё слишком многого не знал о них.

— Этот сойдёт?

Он открыл одну из лежащих в телеге посылок, достал оттуда круглую головку сыра и бросил её им.

— Ох-хо! — людоящер поймал её, а глаза его закатились вверх так сильно, будто бы хотели увидеть содержимое его черепа.

— Можешь заплатить Гильдии за него.

— Да, да, вас понял, милорд Убийца Гоблинов! Ох, сладостный нектар! Он ценен как злато!

Он практически танцевал. Он открыл свой рот и откусил от сыра большой кусок.

Эльфийка беспомощно улыбнулась.

— Полагаю, даже самым серьёзным парням хотя бы иногда надо расслабляться, — сказала она.

— Ясно, — Убийца Гоблинов кивнул. Он не был против данного зрелища. Он полез в телегу за следующей вещью.

Он хватал деревянный ящик, доставал его и клал на землю. А потом ещё один и ещё. Эта работа была простой, но нелюбви он к ней не испытывал. Чуть позже, когда он оторвал свой взгляд от ящиков, эльфийка всё ещё была там, стояла выжидая.

Она беспокойно елозила наблюдая за его постоянно повторяющейся работой.

— Ч-что? Мне нельзя здесь быть?

— Нет, — он едва-едва покачал своей головой. — Но сегодня крайне жарко.

— По… Послушай! — её голос был больно громок. Её уши подпрыгивали вверх и вниз, вверх и вниз.

— Что теперь? — спросил он вздыхая.

— Ам, мы… Мы тут собираемся в руины…

— Руины.

— Ага, вроде тех, что были в прошлом квесте. Пытаемся выяснить, что злые духи замышляют и всё такое…

— Ясно.

— Но нашей группе не хватает хорошего бойца авангарда, ведь так?

“В смысле, я ведь рейнджер; он жрец. Коротышка — вообще заклинатель.”

Говоря всё это она теребила свои волосы и старалась не смотреть прямо на него.

— Верно, — согласился он.

— Так что, я хочу сказать… — она отошла и уставилась на землю. Он ждал, пока она продолжит. — Я подумала, может… Может нам стоит поговорить с тобой…

Он был тих.

“Что такое?”

Он без единого слова поднял ещё один ящик.

Как только он поставил ящик на землю, уши эльфийки поникли.

— Я подумаю об этом.

Он практически мог услышать, как её уши подпрыгнули.

— Точно! Именно! Так и сделай! — слегка махнув рукой, она унеслась к фасаду Зала Гильдии. Дворф последовал за ней, поглаживая свою бороду одной рукой и подталкивая людоящера… который всё ещё был заворожён столь вкусной наградой …другой.

— Ну и как тебе это, Брадорез? Жизнь длинноухих далеко не сахар. Но она всё же смогла спросить тебя!

— А ну тихо, дворф. В моём колчане ещё полно стрел.

— Мои коленки прямо задрожали, девчонка, — похоже, эльфийка уже покинула то расстояние, на котором могла услышать эти слова.

Убийца Гоблинов наблюдал, как эти двое уходили громко споря.

Даже не заметив этого он уже почти закончил разгружать телегу. Он немного попыхтел и покачал своим шлемом. Солнце сияло высоко в небе. Лето было уже не за горами.

А затем…

— Яяяяяяя!

— Хиииииииия!

Неожиданно возникли крики сопровождающиеся звуками ударов металла о металл.

“Звуки битвы на мечах.”

И они не были неожиданными. Просто он не обращал на них внимания.

Он вертел своей головой в поисках источника беспорядка. Они шли с площади, находящейся позади здания Гильдии… прямо перед ним.

— Ха-ха-ха, и ты зовёшь это ударом? Да тебе так даже гоблина не убить!

— Чёрт! Он слишком большой; он проходит сквозь мою защиту! Обходи его справа!

— Ну ладно, понеслась!

Воин в массивной броне отбивался от выпадов двух молодых парней. держа в своих руках огромный меч так, словно он был не тяжелее спички. Один из этих парней был разведчиком в группе бронированного воина, а второй… Он был новичком, который направлялся на квест в канализацию. Его движения в полной мере показывали всю неопытность бойца Фарфорового ранга, но своих попытках прочувствовать течение и ритм битвы он показывал успехи.

— Неплохой план, — откликнулся слишком уж сильно покрытый бронёй воин, — но он не сработает, если ты будешь выкрикивать его прямо в лицо своему врагу.

— Ираааааах?

— Вааааагх!

Разница в силе и опыте была слишком уж велика. Воин с лёгкостью справлялся с ними.

Похоже, стоящий и наблюдающий за их тренировками Убийца Гоблинов оказался слишком заметен.

— Да неужели это сам Убийца Гоблинов, — сказал низкий голос с явной ноткой подозрения. Это была девушка в рыцарской броне.

Насколько он помнил, она тоже состояла в группе бронированного воина.

— Несколько дней тебя не видела, — сказала она. — Я уже было начала думать, что тот огр покончил с тобой. Но ты здесь, живой и здоровый.

— Да.

— …Это ты со всеми так разговариваешь?

— Да.

— …Ясно… — Рыцарь нахмурила брови, будто бы у неё заболела голова, и размеренно покачала своей головой.

Ему это совсем не показалось странным, но он решил отложить этот момент себе в память. Однако она всё же сказал:

— Я не знал, что тот воин в твоей группе.

— Ох. А он и не в ней. Мы просто проводим спарринги со здешними детишками…

Видимо они заметили ещё одного юного воина, тренирующего свою работу с мечом неподалёку, и пригласили его присоединиться к ним.

Многие из так называемых воинов, приходящих сюда из своих деревень лишь с мечом и надеждами за душой, в вопросах владения своим оружием были полнейшими самоучками. И даже если шанс потренироваться с настоящим авантюристом всего один, когда-нибудь он наверняка спасёт этому пареньку жизнь.

— А теперь мне пора обучить этих девушек тому, как должны вести себя леди…

Прямо напротив разведчика и юного мечника, храбро сражавшихся с Воином в тяжёлой броне, облокотившись на стену стояли клирик и девушка-друид, с нескрываемым восторгом наблюдавшие за битвой.

— Этот дуболом наверняка начинает уставать. Может, пора и мне вступить в бой, — сказала Рыцарь с неестественной ухмылкой на лице.

Она подняла свой огромный щит и свой меч… её гордость и радость …и перепрыгнула через стену прямо в гущу сражения.

— Ну ладненько, теперь вам хана! Мне-то казалось, я слышала, что здесь есть парочка могучих воинов, вот только вижу я кучку слабаков!

— Чтооо? Да как ты можешь быть паладином с такой-то речью?

— Вот мой ответ!

— Тренировки! — прокряхтел Воин, на которого всегда нападали спереди… Вот почему люди любили его.

Его огромный меч кружился словно ураган, а его колоссальный щит останавливал один удар за другим. Он уворачивался от каждого острого выпада и всегда находил брешь для ответного удара. Клирик и девушка-друид только что подоспели на помощь юношам, когда…

— А эта рыцарша не может спокойно заниматься своим делом, не так ли?

Раздался чистый, словно звон колоколов, смех. Когда этот некто успел подобраться к нему сзади?

— Простите за вторжение, мой дорогой Убийца Гоблинов, но не желаете ли выпить этого? Снаружи довольно жарковато… — она вышла сквозь кухонную дверь. А теперь протягивала ему чашку.

— Спасибо, — сказал он принимая её. Он проглотил всё за раз, залив содержимое внутрь своего шлема. Напиток был холоден и сладок.

— В нём есть немного лимона и мёда, — сказала Регистраторша. — Он должен помочь справиться с усталостью.

Он согласно кивнул. Это может стать неплохим дополнением к провизии. Надо бы запомнить это.

— В последнее время ходят слухи о строительстве нового здания, которое как раз будет сделано для таких вот тренировок, — сказала она кивая сторону спаррингующей группы.

— Ох? — он слизал капельки жидкости со своих губ.

— Мы сможем нанять ушедших в отставку авантюристов в качестве учителей. Так много новичков вообще ничего не знают.

“И если мы сможем научить их хотя бы мелочам, гораздо больше их сможет вернуться домой.”

Она посмотрела вдаль и улыбнулась. Регистраторша видела, как много авантюристов приходили… и уходили. Да и всё это бумажная работа, с которой ей приходилось разбираться, легче всё это не делала. Так что несложно было понять, почему она так хотела помочь новичкам.

— И… — добавила она. — Даже после отставки тебе придётся как-то жить. Всем нужно хоть на что-то тратить своё время.

— Это правда?— он отдал пустую чашку обратно ей.

— Да, именно так, — настаивала она, сопровождая всё это своими обычными энергичными кивками, а её коса всё так же тряслась. — Так что лучше вам тоже о себе позаботиться, ладно?

Минуту он держал тишину.

— Кажется, в последнее время мне слишком много советуют.

— Я собираюсь подождать, пока вы полностью не выздоровеете, перед тем как вновь начать выдавать вам квесты. Думаю, месяца хватит.

— Эрк… — застонал он.

— А если в следующий раз будете работать до потери сознания — шесть месяцев.

— Это будет… проблемно.

— Ещё как будет, не так ли? Так что попрошу вас выучить на сей раз этот урок, — она рассмеялась. Затем она сказал ему что закончила возиться с бумажной работой по поводу его доставки.

Он развернулся и пошёл обратно в Зал Гильдии, а крики и звоны молодых авантюристов, сражающихся со своим наставником, всё так же раздавались позади него.

Девушка, его давняя подруга, нетерпеливо ждала возле телеги. Когда она увидела Убийцу Гоблинов, её лицо засияло. Он тихо сказал ей:

— Пошли домой?

— Ага, пошли!

Телега была гораздо легче чем утром.

Вернувшись на ферму, он нашёл несколько нагревшихся под солнцем камней и начал строить каменную стену. Основание стены уже занимало своё место, но с гоблинами невозможно быть слишком осторожным. Даже Дядюшка с неохотой признавал ценность стены, только по его логике она должна была держать диких животных подальше отсюда.

Убийца Гоблинов тихо работал, и как только солнце прошло свой зенит, его давняя подруга вышла с корзинкой в руке. Они вместе посидели на траве, поели сендвичей и попили прохладного вина на ланч. Время шло крайне неспешно.

Когда стена была уже практически закончена, а посылки на следующий день были подготовлены, солнце начало опускаться за горизонт. Его подруга сказала, что ей надо приготовить еды, и ушла, оставив его бесцельно скитаться по пастбищам. Трава нежно шелестела от раннего летнего бриза.

Над его головой сияли две луны и небо полное звёзд. Звёзды уже наверняка заняли новые места на этот сезон(Red: Минутка астрономии. Звёзды не всегда находятся на одном и том же месте. Формально да, но так как движется земля, то расположение звёзд (которое мы видим, а не реальное их расположение) меняется. Кардинальныц изменения происходят каждый 2/4 сезона. У кого как. Сейчас в основном делят по двум.), но он не мог с точностью сказать об этом. Для него звёзды были лишь способом ориентироваться. Когда он был моложе, а сердце его страстно пылало от историй о древних героях, ему наверняка стоило бы выучить парочку историй о созвездиях. Но сейчас…

— Что такое? — он ясно услышал звуки шагов на траве позади него. Он не оборачивался.

— Хммм? Ужин готов. Но можно и не торопиться. О чём думаешь? — пока он глядел на звёздное небо, она так легко села рядом с ним, будто в этом не было ничего такого.

Он задумался на секунду, а потом тоже сел. Его кольчуга слегка звякнула.

— О будущем.

— Будущем?

— Да.

— А…

Разговор окончился, и они просто без единого слова смотрели на небо. Это не была неприятная тишина. Такая тишина им нравилась; она была спокойной. Единственными звуками были лишь шум ветра, издали доносящаяся болтовня города, насекомые и их собственное дыхание. Каждый из них понимал, что хотел сказать другой.

Всё-таки он был простым человеком. Он мог вырасти, мог пострадать. От изнеможения он мог потерять сознание. Однажды он достигнет своего лимита. И если он не умрёт раньше этого, день, когда он больше не сможет убивать гоблинов, неизбежно настанет.

И что он будет делать потом? Он не знал.

“Он слабее, чем мне казалось”, — думала она наблюдая за ним уголком глаза.

— Прости.

Эти слова так неожиданно, подсознательно слетели с её губ.

— За что? — он довольно необычно покачал своей головой. Может, дело было в шлеме, но жест этот выглядел каким-то широким, даже детским.

— Ни… ничего. Ничего.

— А ты странная, — пробормотал он, и она рассмеялась.

“Он накуксился?” — эта была мелочь, но она совсем не изменилась с тех пор, когда он был ребёнком. С такой мыслью в голове она потянула его за руку.

— Эрк… — он понял, что вид перед ним движется, а затем его затылок улёгся на что-то мягкое. Посмотрев наверх он увидел звёзды, две луны… И её глаза.

— Маслом запачкаешься.

— Я не против. Всё равно скоро надо было стирать одежду, а сама я могу ванну принять.

— Правда?

— Она самая. — она положила его голову себе на колени. Приблизившись, она поглаживала его по шлему и насвистывала: — Давай просто подумаем. Насладимся моментом.

— Насладимся моментом, а?..

— Именно. У нас есть время всего мира.

Он вдруг почувствовал странную лёгкость, будто бы туго натянутая струна вдруг расслабилась. Закрыв глаза он знал, что она всё ещё смотрит на него, хоть и не мог этого увидеть. Так же как и она знала, что он смотрит на неё, хоть его лицо и было скрыто под шлемом.

Этой ночью на ужин было рагу.

 

§

 

Почти целый месяц, один ленивый денёк следовал за другим.

В это время, где-то там битва между авантюристами и злыми духами разгоралась не на шутку…

А затем, вдруг, она закончилась.

Поговаривали, что один-единственный новичок, ведомый легендарным мечом, к концу их приключения убил короля демонов. Совсем ещё зелёный… та молодая девушка(Red: Я знаю, что это довольно косячный момент, но автор хотел соранить половую интригу, а на япе и инглише это было сделать легко. У нас нет. Простите.), и как только это случилось …сразу же стала шестнадцатым авантюристом Платинового ранга за всю историю.

В Столице было объявлено великое торжество, и даже живущий за пределами города Убийца Гоблинов смог увидеть некоторые празднования.

Не то чтобы это имело к нему хоть какое-то отношение.

Его интересовали лишь погода, животные, урожай и окружающие его люди. Время шло крайне неспешно. Дни напоминали послеобеденный сон.

Но всё обязательно заканчивается… Чаще всего, даже слишком быстро.

Конец этой идиллии положили омерзительные чёрные пятна на пропитанных росой утренних пастбищах. Следы грязи и экскрементов по всем полям, их ни с чем нельзя было спутать: маленькие следы.


Интерлюдия | Главная | 11 глава

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий