Убийца Гоблинов | Глава 7 — Убийца Гоблинов

Скачать


Гнездо располагалось посреди огромного поля.

Может, «гнездо» было не самым подходящим словом для этого. Это был квадратный вход из белого камня, вздымающийся над поверхностью и наполовину закопанный в землю. Не было пещеры. Это совершенно точно было построено человеком: древние руины.

Бледный камень поймал лучи уходящего солнца, сияющего кроваво-красным цветом.

Два гоблина стояли на страже. Они располагались по обе стороны входа, копья торчали в их руках, а тела их покрывали жалкие кожаные пластины. С ними была собака — нет, волк.

— ГУРУУ…

— ГАУ!

Один из гоблинов зевая присел и сразу же начал получать нагоняй от второго. Первый монстр широко зевая заставил себя встать и с неприкрытой ненавистью посмотрел на солнце. Волк лежал на земле позади них. Его уши подрагивали. Дикие животные даже во время отдыха не расслабляют внимание.

Эльфийка увидела всё это из кустов, расположенных неподалёку.

— Гоблины со сторожевым псом? Да вы, должно быть, шутите.

— Это доказывает, что у этой стаи есть время и свободные ресурсы.

Стоящий рядом с ней Убийца Гоблинов прижимался к земле. Он привязывал кусок верёвки к небольшому камню, а взгляд его ни на секунду не отходил от гоблинов.

— Будьте начеку. Внутри их полно.

— Чисто из любопытства, а что если у этой стаи нет никаких лишних ресурсов?

— Тогда они не стали бы держать пса. Они бы съели его.

Эльфийка затрясла головой. Не стоило ей спрашивать. Ящер Жрец беззвучно рассмеялся.

— А это безопасно? — спросила эльфийка. — Ночь почти наступила. Не лучше ли подождать и выдвинуться завтрашним днём?

— Сейчас у них раннее утро. Самое время.

— …Тогда ладно. Вперёд.

Эльфийка достала стрелу с легкостью вздоха. (Red: Тут была крайне непереводимая игра слов. Где у достать стрелу и перевести дыхание один и тот же глагол, но на русском дела обстоят иначе. Так что вот как-то так.)

Эльфы не пользовались железом. Древки(Red: Сам в шоке, что у этого слова есть множественное число.) их стрел были сделаны из древесных веток, которые от природы имели правильную форму и размеры; наконечниками служили зубы животных, а вместо перьев они использовали листья.

Лук Высшей Эльфийки Лучницы был сделан из веток великого букового дерева, тетива была сплетена из паучьего шёлка, а сам он был длиннее её самой. Но она с лёгкостью держала его присев у подлеска, вкладывая стрелу в лук и натягивая тетиву.

Паучий шёлк издал свистящий звук, как только она крепко натянула его.

— Скажите мне, что эта штука работает лучше чем выглядит, — в отчаянии сказал дворф. Он едва ли мог доверять кучке листьев и палок. — Прошу, только не промахнись! У тебя колчан полон стрел, а вот в заклинаниях мы ограничены.

— Цыц, — лукаво скомандовала эльфийка.

Дворф послушно закрыл свой рот. После этого никто не проронил ни слова.

Лук согнулся с типичным звуком напряжённой древесины. Ветер свистел. Эльфийка слегка шевелила ушами.

Гоблин справа зевнул. Эльфийка выпустила стрелу.

Она беззвучно покинула лук. Но так вышло, стремилась она не в гоблина, а в место в паре шагов справа от него.

Дворф Шаман не стесняясь цокнул языком. Хотя эльфийка при этом улыбалась. В её руке уже была вторая стрела.

В мгновение ока тяжёлая стрела описала в воздухе дугу и пронзила правого гоблина насквозь, забирая с собой часть его спины. Полёт свой она продолжила прямо в щёку левого гоблина; она прошла сквозь его глазницу и вылетела прямо из неё.

Волк вскочил не понимая, что тут происходит, но он уже был готов издать предупредительный вой…

— Слишком поздно!

Эльфийка выпустила вторую стрелу так быстро, что заметить её глазом было невозможно. Волк отлетел назад. И только тогда те два гоблина плюхнулись на землю, словно мешки с картошкой, жизни в них уже не было.

Это был довольно эффектный показ навыка, который выходил далеко за рамки человеческих возможностей.

— Это было потрясающе!

Жрица восхищённо смотрела на эльфийку.

— Разумеется, — сказал Ящер Жрец, а его и так большие глаза стали ещё больше. — Но что ты сделала? Это какая-то вид магии?

Эльфийка горделиво хихикнула и покачала головой.

— Любая достаточно продвинутая технология неотличима от магии.

Её уши умело подпрыгивали.

— Это довольно дерзкое заявление, учитывая, что я стою здесь, — сказал Дворф Шаман, который отлично был подкован как в технологиях, так и в магии.

— Двое… Странно.

Убийца Гоблинов встал из кустов. Когда стрела эльфийки полетела не туда, он собирался запустить во врага камень вместо неё.

— Что? Какие-то проблемы? — сказала эльфийка, думая, что он так отзывался о её стрельбе.

Он покачал своей головой с лёгким оттенком раздражения.

— Они боялись. Ты когда-нибудь видела настолько прилежных гоблинов?

— А тебе не кажется, что они беспокоились из-за того, что по соседству с ними раскинулся эльфийский лес?

— Будем надеяться, — сказал он и с таким равнодушным ответом подошёл к гоблинам, присел и начал обыскивать их трупы.

— Ох, ам…

По Жрице было видно, что она поняла, чем он сейчас занимался.

— М-могу я п-помочь?.. — спросила она тонким голоском и натянутой улыбкой на лице.

— Не стоит, — резко ответил Убийца Гоблинов.

Жрица вздохнула с облегчением. Её лицо слегка побледнело.

— Что ты делаешь?

Эльфийка, чьё любопытство всколыхнулось от этой сцены, подошла к Убийце Гоблинов и взглянула вниз.

В его руке появился нож. Он вонзил его в труп гоблина и привычными движениями вырезал его кишки.

Эльфийка напряглась и потянула его за руку.

— К-как ты можешь творить такое с ними? Я знаю, ты ненавидишь гоблинов, но тебе нельзя так…

— У них превосходное обоняние.

— …А?

Убийца Гоблинов был спокоен, ответив ей тем, что ответом и вовсе не являлось. Он обмазал свои перчатки кровью, а затем вырвал печень у одного из трупов.

— Особенно на запахи детей, женщин и эльфов.

— По… Погоди-ка секундочку! Ты ведь не имеешь в виду…

В ответ же, Убийца Гоблинов завернул печень в ткань и сжал её.

Высшая Эльфийка Лучница наконец поняла, откуда взялись пятна на его броне, и стала белее даже тех камней, что возвышались перед ними.

 

Через несколько минут трупы были надёжно спрятаны в кустах, а группа направилась в руины. Бледные стены окружали узкий проход, который, как можно было заметить, плавно уходил вниз.

Убийца Гоблинов шёл впереди. Своим мечом он постоянно касался то стен, то пола. Затем он бросил свой камень на верёвке, увидел, что тот спокойно приземлился, и вернул его назад.

— Ловушек нет.

— Хмм. Это всего лишь размышления, но это место выглядит как башня.

— Похоже, это место было полем битвы во время Эры Богов, — сказала Жрица. Она провела своей рукой по резьбе на стенах. — Быть может, это крепость или другое наследие тех времён… Хотя конструкция определённо выглядит как сделанная человеком…

— Раньше дом для солдат, теперь для гоблинов. И кто же жестчее? — мрачно размышлял Ящер Жрец соединив свои руки.

— Кстати о жестокости, —  вклинился дворф, — с тобой всё в порядке, длинноухая?

— Ииуугх… Думаю, меня сейчас стошнит, — ныла Высшая Эльфийка Лучница.

Её традиционный наряд охотника был весь покрыт засохшей кровью. Жидкость, которую выдавили из гоблинской печени, была размазана по её волосам и стекала вниз по всему её телу. Даже дворфу не хватило наглости издеваться над ней в такой момент.

— Привыкай, — сказал Убийца Гоблинов идущий рядом с эльфикой.

Его щит был прикреплён к левой руке, в самой же руке был факел. В правой его руке сверкал меч. Эльфийка украдкой буравила его взглядом, ей пришлось сменить свой великий лук на лук поменьше, но вот еле сдерживаемые слёзы в уголках её глаз и жалостно поникшие уши пугающей её явно не делали.

— Когда мы вернёмся, я надеюсь, ты вспомнишь об этом!

— Я вспомню, — коротко сказал он.

Огонь факела трепетал. Эльфийские палаты дотягивались даже досюда. Или, быть может, много-много лун тому назад здесь жили эльфы.

Для Убийцы Гоблинов же настоящей проблемой было ограничение его боевых возможностей из-за факела.

— Вы, люди, совершенно не приспособлены, — сказал дворф, закручивая свой ус.

Из всех членов группы лишь Убийца Гоблинов нёс факел. Дворф, эльфийка, людоящер — у всех них в той или иной степени присутствовало ночное зрение.

— Я знаю. Вот почему у нас есть свои трюки.

— Что ж, надеюсь, ты придумаешь трюки получше, — подавленно сказала Высшая Эльфийка Лучница.

Жрица, чувствуя к ней жалость, заговорила с целью хоть как-то утешить её.

— Ам, она сойдёт, когда ты помоешься… В основном.

— Ты понимаешь мою боль.

— Я уже привыкла, — сказала она со слабой улыбкой на лице.

Её одеяния в который раз были покрыты гоблинскими соками. Жрица находилась в центре их формации, слегка держась за свой шумный посох. Тропа была достаточно широкой, чтобы двое могли идти по ней в одном ряду, так что Высшая Эльфийка Лучница и Убийца Гоблинов шли рука об руку прямо перед жрицей, пока Дворф Шаман и Ящер Жрец шагали позади. Всё-таки она была Фарфорового ранга. Она была самым слабым и хрупким членом их группы. Они должны были защищать её.

Несмотря на это и на комплекс неполноценности Жрицы, больше никто не видел в ней обузу. Каждый заклинатель мог использовать ограниченное число заклинаний, ограниченное количество раз. И далеко не каждый авантюрист Платинового ранга мог использовать магию дюжину раз на дню. Иметь в группе хилера означало иметь в группе кого-то, у кого останется заклинание в самый подходящий момент.

Или, скорее, тот, кто сможет сохранить свои заклинания, сможет и выжить…

Жрица осматривала своих компаньонов внимательно в полной тишине. Она довольно свободно держала свой посох.

“Я почти как любой другой авантюрист…”

Неожиданно, она снова шагала прямо перед Колдуньей.

“Прямо как в первый раз…”

Дрожащими губами Жрица несколько раз произнесла имя Матери Земли. Она надеялась, что во время этого квеста ничего не случится. Но это было лишь тщетное желание.

Шаги авантюристов странным эхом отдавались от известняка на тропе. Не было ни единого признака гоблинов. Пока.

— Мы с подземельями давние друзья, но здесь мне не нравится, — сказал дворф вытирая пот со своего лба.

С самого вхождения в руины они продвигались вниз по едва заметной диагонали. На первый взгляд тропа выглядела прямой, но на самом деле она слегка искривлялась, образовывая кривую. Закрученная и уходящая всё дальше вниз пустошь руин игралась с чувством баланса авантюристов.

— Мне почти кажется, что мы в башне, — сказала Жрица выдыхая.

— Множество старых крепостей, что есть естественно, были строены в такой форме, — сказал людоящер.

Пока он шёл в тылу группы, его хвост развевался туда-сюда.

— Хотела бы я, чтобы мы пришли в это место тогда, когда оно «не было» заражено гоблинами, — прошептала эльфийка. — Я бы хотела как следует тут осмотреться.

Некоторое время спустя склон кончился, и дорога разделилась на два пути: налево и направо. Обе тропы выглядели одинаково.

— Стоять, — резко сказала эльфийка.

— Что такое?

— Не двигайся, — сказала она Убийце Гоблинов.

Она поползла по земле. Её пальцы достигли места, что располагалось между камнями этой мощёной тропы, пытаясь найти там что-то.

— Сигнал тревоги? — спросил он.

— Возможно. Я смогла заметить его, потому что он новый, но пропустить его можно было очень даже легко. Народ, будьте осторожны.

Место, на которое указывала эльфийка, слегка приподнималось. Только наступи на него, и расположенная где-то шумелка сразу же заверещит, предупреждая гоблинов о вторженцах.

Жрица тяжело сглотнула. Длинный, закрученный наклон сбил её концентрацию и расслабил чувства. Теперь она могла видеть ловушку, когда на неё уже указали, но если бы не предупреждение эльфийки, она бы точно не заметила её.

— Гоблины. Дерзкие твари, — ругнулся дворф поглаживая свою бороду.

Не произнеся ни слова, Убийца Гоблинов бросил факел на землю, затем подошёл к каждому из проходов, правому и левому, внимательно осматривая стены. Там ничего не было, лишь сажа, оставшаяся от ламп давным-давно почивших жителей.

— Что-то не так? — спросила Жрица.

— Нет тотемов.

— Ох, ты прав…

Лишь Жрица поняла замечание Убийцы Гоблинов. Другие же члены группы слушали их в замешательстве. Но Убийца Гоблинов больше ничего не сказал.

“Он думает.”

Жрица взглянула на группу и поняла, что объяснять всё придётся именно ей.

— Ам, другими словами, это означает, что здесь нет, ам, гоблинских шаманов.

— Нет заклинателя? — сказала эльфийка, радостно хлопнув в ладоши. — Вот удача.

— Нет.

Людоящер издал шипящий вздох.

— Тогда вы… Обеспокоены неприсутствием здесь заклинателей, милорд Убийца Гоблинов?

— Да, — он кивнул, затем проверил сигнал тревоги кончиком своего меча. — Обычный гоблин никогда бы не догадался до чего-то такого.

— Длинноухая сказала, что эта штука новая. Значит, она не является частью изначальной охранной системы форта.
— Я подумывал заставить её сработать чтобы выманить их, — пробормотал Убийца Гоблинов. — Но, кажется, лучше нам этого не делать.

— Милорд Убийца Гоблинов, ранее вы говорили о вашем опыте с такими пространным гнездовьями, — сказал людоящер, попутно заботясь о том, чтобы его хвост не задел сигнал тревоги. — Как вы разбировывались с ними?

— Я выкуривал обитателей и разбирался с ними по одному. Иногда использовал огонь. Иногда направлял реку прямо в гнездо. Способов много.

Стоящая рядом с ним эльфийка выглядела ошеломлённой.

— Но здесь это не сработает, — он повернулся к Высшей Эльфийке Лучнице. — Сможешь найти тут следы?

— Прости. В пещере может и вышло бы, но на таком камне…

— Дайте-ка дворфу взглянуть, — сказал Дворф Шаман подходя к ним.

— Ладно, но будь осторожен с сигналом тревоги.

— Я коренаст, а не глуп. Уж буду осторожен.

Эльфийка любезно пропустила его. Он вышел вперёд всей группы и наклонился к земле. Он ходил туда-сюда по длинной полосе этого Т-образного перекрёстка. Он пнул каменный пол, внимательно глядя на него. Минуту спустя он уверенно погладил свою бороду.

— Ясно. Их ничтожная спаленка слева.

Жрица была в шоке.

— Как вы узнали?

— По изношенности пола. Они выходили слева и возвращались вправо, либо же выходили слева и поворачивали на выход.

— Ты уверен? — сказал Убийца Гоблинов.

— Конечно же я уверен. Я ведь дворф, — ответил Дворф Шаман похлопывая свой живот.

— Ясно, — пробормотал Убийца Гоблинов затихая.

— Что-то не так, милорд Убийца Гоблинов? — сказал людоящер.

— Мы пойдём туда, — сказал Убийца Гоблинов и указал своим мечом… Направо.

— Разве Пенёк(Red: Видимо выдала дворфу кличку. Маленький, толстенький, наверно, я так и не понял с чего вдруг.) прямо сейчас не сказал, что гоблины слева? — сказала эльфийка.

— Да. Но если пойдём туда, то будет уже слишком поздно.

— Поздно для чего?

— Увидишь, — сказал он, добавив к своим словам спокойный кивок.

После не особо продолжительного пути по правому коридору, они подверглись нападению удушающего зловония. Воздух был плотен и приторен. Едкий вкус задерживался в их ртах с каждым вдохом.

— Хрк… — дворф зажал свой нос.

— Ургх… — глаза людоящера мрачно закатились.

Да и эльфийка неосознанно убрала руку с лука и прикрыла ей рот.

— Чт… Что это? Этим вообще безопасно дышать? — стонала она.

Жрица застучала зубами. Она узнала этот запах.

— Не сражайтесь с ним. Дышите через нос. Скоро привыкнете.

Убийца Гоблинов не оглядывался, лишь решительно шёл вперёд по этому пути.

Группа поспешила, чтобы не отставать. Даже Жрице каким-то образом удалось продолжить движение.

Источник этого смрада был близко. Они подошли к подгнивающей деревянной двери, которая, похоже, была здесь, чтобы разделять различные участки руин.

— Хмпф.

Убийца Гоблинов мощно пнул её. С предсмертным скрипом дверь покинула свой пост и рухнула навзничь. Мерзкая жидкость, что покрывала пол, расплескалась, как только дверь упала на неё.

Здесь гоблины хранили свои отходы всех видов и мастей. Остатки еды, включающие в себя даже кости с прилипнувшими к ним ошмётками плоти. Экскременты. Трупы. Ранее белые стены стали серовато-красными от всех этих куч мусора.

Среди всего этого они смогли найти прядь волос цвета льна и ногу, прикованную цепью. На четырёх измождённых конечностях виднелись ужасные шрамы. Сухожилия были перерезаны.

Это была эльфийка.

Истощённая, покрытая различной мерзостью, левая её сторона тем не менее показывала всю ту красоту, которой славился её народ.

А вот с правой её частью всё было иначе.

Жрица подумала, что эльфийка выглядела так, будто вся она была покрыта виноградом. Её нежную бледную кожу невозможно было различить под синеватыми отёками. Её глаз и грудь(Red: В количестве одной сиськи. Ну не мог же я такое слово в тексте написать.) были практически уничтожены.

Цель была ясна как день: пытка ради самой пытки.

“Ох, только не снова…” — эта мысль родилась в голове Жрицы и застряла там.

— Хюеех… Ииуурггхх…

Рядом со Жрицей… но казавшаяся так далеко …Высшая Эльфийка Лучница добавляла содержимое своего желудка к лежащему на полу мусору.

— Что это?

Дворф поглаживал свою бороду, но ему не удалось скрыть ужас на своём лице.

— Милорд Убийца Гоблинов?

Даже на лице обычно столь непроницаемого Ящера Жреца явно виднелось отвращение.

— Никогда такого раньше не видели?

В ответ на этот вопрос эльфийка кивнула, даже не побеспокоившись о том, чтобы вытереть свой рот. Слёзы текли по её щекам, а уши практически припали к голове.

— Ясно, — он кивнул.

— …еееейте… …уб… …убеееейте…

Жрица неожиданно посмотрела на этот жалобный стон. Пленённая эльфийка. Она всё ещё была жива! Жрица поспешила к ней и подпёрла её своими руками, совершенно не обращая внимания на всю мерзость, которая тотчас же покрыла её руки.

— Дай мне зелье.

— Нет, она слишком ослабла. Оно лишь застрянет у неё в горле, — ящер следовал за Жрицей к пленнице, а теперь осматривал её раны своими чешуйчатыми когтями. — Её раны не смертельны, но ей грозит опасность умереть от истощения. Ей нужно чудо.

— Точно!

Одной рукой Жрица приставила посох к груди эльфийки, а другую положила ей на грудь.

— “О Мать Земля, полная милосердия, возложи свои почтенные руки на раны своего дитя.

Уголком глаза наблюдая, как их хилер дарует божье чудо, Убийца Гоблинов подошёл к Высшей Эльфийке Лучнице.

— Ты её знаешь?

Сидя и беспомощно трясясь, эльфийка покачала своей головой.

— Скорее… Скорее всего она такая же как я… «Бескорневая»(Red: Не шибко-то благородного происхождения. Но эльфы любят всему давать «деревянные» термины) эльфийка, которая… стала авантюристкой.

— Ясно, — Убийца Гоблинов кивнул, а затем своей храброй походкой пошёл прямо к пленнице.

Меч был у него в руках. Людоящер неоднозначно посмотрел на него.

— Ох!..

“У нас мало времени.

Жрица побелела и встала.

— С-стой на месте! — она расставила свои руки прямо перед ушедшей в другую реальность эльфийкой.

Убийца Гоблинов не останавливался.

— Отойди.

— Нет! Н… Ни за что!

— Не знаю, какие иллюзии сейчас питают твою голову, — раздражённо сказал Убийца Гоблинов. Его тон не изменился. Он был спокоен и безжалостен. — Но я пришёл сюда с одной целью — убивать гоблинов.

Его меч опустился.

Послышался крик, и поднялся гейзер крови.

— Три.

Глухой звук от упавшего тела. Это был гоблин. Меч прошёл сквозь его мозг. Он уронил отравленный кинжал, который держал до самой смерти. Никто и не заметил его, прячущегося в груде мусора позади пленённой эльфийки.

“Нет” — подумала Жрица, качая своей головой. Это была неправда. «Он» заметил. И пленница тоже.

— У… Убей их… Всех…

От этих слов у эльфийки-авантюристки изо рта пошла кровь.

Убийца Гоблинов упёрся ногой в труп и вытащил из него свой меч. Он использовал гоблинскую тунику, чтобы стереть блестящий жир с меча.

— Это моя цель, — спокойно ответил он.

Больше никто не проронил ни слова.

Что этот мужчина видел в своей жизни? Каким он был? У стоящих в этой наполненной мерзостью людей, наконец, начали появляться слабые проблески понимания.

Жрица вспомнила мнение Ведьмы об Убийце Гоблинов. И её слова: “Пусть это будет твоим собственным решением.

Теперь она ясно поняла, что тогда имелось в виду. Каждый авантюрист, и даже те, которым не удалось выжить во время своего первого квеста, должен испытать убийство и смерть. Ведь им придётся встречаться с отвратительными и ужасными вещами. Разорённые монстрами города и деревни больше не будут для них чем-то необычным.

Но за всем этим всегда стояла логика. От бандитов и прочего хулиганья, до тёмных эльфов, драконов и даже слизней… У них всех была причина вести себя так.

И только гоблины отличались. У них не было причины. Одно зло. Они держали зло на людей, на других существ. Чтобы охотиться на гоблинов, нужно было сталкиваться с этим злом вновь и вновь.

Тут не было приключения. И те, кто решили пойти этой тропой — они уже не были авантюристами. Они были «им».

Человеком в запачканной кожаной броне и грязном шлеме, держащим меч, который почти казался слишком длинным для обращения с ним.

 

— Убийца Гоблинов…
Средь мрака и зловония кто-то прошептал его имя.


6 глава | Главная | 8 глава

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий