Убийца Гоблинов | Том 5

Скачать

Аннотация

Юная дворянка исчезла во время выполнения квеста на убийство гоблинов. Когда Убийца Гоблинов вместе со своей группой отправились искать её, они обнаружили шокирующую находку — орда гоблинов устроила гнездо внутри древней крепости дворфов… и, похоже, эти гоблины даже являются членами какого-то примитивного садистского культа! Но больше всего Убийцу Гоблинов беспокоит их лидер, что гораздо сильнее и умнее любого гоблина, с которым он никогда прежде не сталкивался…

Над томом работали

Перевод: Red Crow

Коррект: Wisenheimer

Вычитка и оформление: TiKi

Работа с иллюстрациями: TiKi

Начальные иллюстрации

Пролог

О авантюрист,

от какой же трагедии ты погибнешь.

На надгробной плите ведь так мало места.

О авантюрист, я не знаю твоего имени,

но, хоть ты и не оставил его нам,

О авантюрист, если ты назовёшь меня своим другом…

О друг мой,

от какой же трагедии ты погибнешь.*

Глава 1. Обучение

— Он побежал в ту сторону!

    Голос, чище перезвона колоколов, можно было услышать даже через шум поглощённого метелью поля битвы.

    Источником его была женщина с сверкающими голубыми глазами и прекрасными волнистыми волосами цвета мёда, сплетёнными в два больших хвостика. Она была авантюристкой, но проявляемые ею дворянские замашки крайне к месту смотрелись бы на какой-нибудь роскошной вечеринке.

    Её лицо, которое она в какой-то момент своей жизни наверняка покрывала макияжем, теперь было покрыто тревожными струйками пота, несмотря на окружающий её снег. Red: Элемент лат, защищающий грудь и спину. защищала её внушительную грудь, в то время как кожаная броня бережно прикрывала талию столь стройную, что ей не требовался корсет.

    Серебряный меч, драгоценная фамильная реликвия, блестел в её руке. Он был изготовлен из алюминия, отличался лёгкостью и остротой, и был выкован молотом молний, бьющим по красному самоцвету.

    Выпад, выпад, блок. Повторяй она эти заученные движения вновь и вновь, и у врага не было бы ни шанса подобраться к ней.

    Позади неё в самую гущу битвы нырнула воительница, говорящая грубо, но с едва скрываемой ноткой привязанности.

    — Знаю я! Просто постарайся не поскользнуться на том льду и не рухнуть!

    — Боже! Я не настолько неуклюжа!

    Это пока не было ясно. Воительница была облачена лишь в тонкую броню, а из под её волос цвета осенней листвы проглядывались заострённые уши.

 

 

    Полуэльфийка размахивала своим узким мечом; он сверкал, когда та передвигалась по полю битвы шагами, напоминающими танец. Другая девушка, Дворянка Фехтовальщица, погналась за другим врагом, и она не упустила из виду брешь, которую от страха ей предоставил враг.

    — ОРАРАРАРАГ?!

    — ГАРОАРАРА?!

    Сперва один, а затем и два маленьких отвратительных существа умерли, расплёскивая кровь из ран в груди и выставляя свои внутренности напоказ.

    Во всём мире наверняка не было ни одного человека, который бы не узнал этих монстров. Неисповедующиеся с тёмно-зелёной кожей, искривлёнными зубами и интеллектом жестоких детей. Слабейшие монстры, что бродили по этим землям: гоблины.

    Даже сквозь бурю их можно было увидеть тут и там, и они рычали или капали слюной на землю. Одеты они были лишь в шкуры животных, накинутые на голые тела; не было ясно, такая лёгкая одежда на них была из-за того, что холод не особо беспокоил их, или же потому, что они попросту не знали более эффективного способа согреться. В качестве оружия у них были лишь каменные топоры или дубины наряду с примитивными копьями, выточенными из костей.

    Но даже в таком положении они не намеревались убегать от авантюристок. Гоблины испытывали к ним лишь враждебность, ненависть и похоть.

    — Они настолько жалкие, что это практически смешно, — сказала Дворянка Фехтовальщица, тихо и мило хмыкнув.

    — Хех-хех! Отличная работа, девочки!

    Раздавшийся непонятно откуда голос звучал легко, а хлещущий повсюду снег, совершенно не обременял его.

    Его светлый, практически невинный тон вызвал на лице полуэльфийки хмурую гримасу.

    — Мы сюда не болтать пришли! За работу!

    — Ну разумеется.

    Без единого предупреждающего жеста или звука появился кинжал, вонзившийся гоблину прямо меж рёбер.

    Удар лезвием в спину дошёл прямо до сердца. Существо выпучило глаза и резко умерло.

    Труп сдвинулся от лёгкого пинка сзади; он упал вперёд, лицом в снег, раскрывая, стоявшего за ним, рею-скаута. Он опёрся о бездыханное тело и выдернул, застрявший в нём, кинжал.

    Но, насколько бы глупыми ни были гоблины, даже они не упустили бы настолько выгодной возможности.

    — Хргх?!

    — ГОРБББ!!!

    — ГРОООБ!!!

    Монстры приближались, покачивая дубинками и полагаясь на свою численность, как на показатель силы. Громко завопив, рея-скаут отскочил назад.

    — Не смей отвлекаться на поле боя! — Низкий, но коренастый силуэт устремился к скауту, чтобы защитить его. Дворф был облачён в одеяние монаха и выглядел, как валун. Его излюбленным оружием был, находящийся у него в руках, боевой молот. Металлическая глыба безжалостно размозжила череп гоблина, заставив его мозги разлететься повсюду и сопровождая гадкую душонку на ту сторону.

    — Что ж, мне очень жаль, Лорд Монах!

    — Не переживай об этом, — спокойно ответил дворф, стряхивая глазное яблоко со своего молота. — Эй, заклинатели. Там вдали один-два точно да остались.

    — Разумеется. И я прекрасно их вижу.

    Ответ пришёл от колдуна средних лет, облачённого в белоснежную робу без примеси каких-либо других цветов. На лице человека сияла неуместная улыбка, пока тот потирал свой лоб, будто бы пытаясь показать всем свою великую мудрость. Из под его робы возникла рука, быстро сложившая пальцы в знак, в то время как он профессиональным жестом взмахнул своим посохом.

    — Моя дорогая дворянка, быть может, вы протянете мне руку помощи?

    — С удовольствием! — Дворянка Фехтовальщица горделиво выпятила грудь и кивнула. На её прекрасном пальчике виднелось кольцо с драгоценным камнем, и они вместе с колдуном начали произносить слова истинной силы.

    Сагитта… куэлта… раедиус! Попади прямо в цель, стрела!

    Тонитрус… ориенс… иякта! Да разразится гром!

    Слова сокрушили саму логику этого мира, и сдвоенное заклинание напало на гоблинов: Магический Снаряд колдуна отправил в полёт несколько сверхъестественных стрел, в то время как заклинание Молния Дворянки Фехтовальщицы обрушилось на гоблинов потоком грома, превращая снег в пар.

    После этого на поле битвы остались лишь гоблины с кучей дыр в телах или же зажаренные до хрустящей корочки. От такой атаки земля оголилась, но снег безжалостно продолжил опускаться на неё. Момент, когда она вновь полностью покроется снегом, был лишь вопросом времени.

    — Что ж, полагаю, это всё, — сказала полуэльфийка-воительница, стряхивая кровь с лезвия своего меча и засовывая его в ножны.

    Рея Скаут присвистнул.

    — А ты явно в хорошем настроении.

    — Не могу сказать, что я особо был рад лицезреть, как ты расслабился и ослабил свою защиту, — с упрёком сказал Дворф Монах, но в разговор тут же вклинился колдун:

    — Ох, заклинания разберутся со всеми несчастьями. В итоге ведь всё кончилось хорошо.

    Группа, успешно выжившая в случайном столкновении со стаей гоблинов, вновь похлопали друг друга по спинам, словно доказывая свою боевую доблесть. Они действовали слаженно, и никто из них не пострадал. Действительно, им пришлось потратить несколько заклинаний, но всё же, это была безупречная победа.

    Глаза авантюристов пылали страстью, одновременно походящей на пламя надежды и огонь амбиций. Позади них находилась северная деревня со всеми её беззащитными жителями, живущими под гнётом монстров. Впереди них раскинулась гора, суровая и опасная, но при этом величественно белая и покрытая снежной шапкой. На одном из её склонов таился вход в подземную пещеру.

    И совершенно не было важно, что им пришлось сразиться с гоблинами. На самом деле, это даже придавало причин идти вперёд. Если уж убийство гоблинов не было приключением, то что вообще могло им быть?

    — Ага, не переживайте, — храбро сказала Дворянка Фехтовальщица, и волосы её развевались на ветру. Она повернулась к своим товарищам и провозгласила: — У меня есть план!

Глава 2. Массовая битва


Дорогой Убийца Гоблинов.

Надеюсь, это письмо достигнет вас. Наступил сезон зимних фей, а вместе с ним пришли и холода. В это время года здоровье является важнейшим для авантюриста ресурсом. Прошу вас, постарайтесь не заболеть.

Что касается меня, то я удивлена, но всё же рада сказать, что после нашей последней встречи мне совсем не снились гоблины, и, если честно, дела обстоят довольно мирно. И всё это благодаря вам и вашим друзьям. Примите мою искреннюю благодарность. Мне следовало написать вам раньше, и я смущена тем, что даже не могу сослаться на свою занятость как оправдание столь позднего написания сего письма.

И не чувствую я, что столь скорое обременение вас очередной просьбой имеет место быть- так что я заранее прошу вашего прощения за то, что намереваюсь сделать. Так уж вышло, что есть квест, и я бы хотела попросить вас взяться за него.

Это вполне обычная история: одна юная девушка из дворянской семьи покинула отчий дом, чтобы стать авантюристкой. Она взялась за квест, после чего вся связь с ней оборвалась — печальный, но также довольно нередкий исход. Да и в том, что её родители наведались в Гильдию дабы предложить квест по поиску этой девушки, тоже нет ничего необычного.

Единственное, что я желаю подметить — квест, за который взялась та девушка, был на убийство гоблинов.

Уверена, вы понимаете, к чему я клоню.

В поисковом квесте её родители уточнили, что за него могут взяться лишь «самые надёжные высокоранговые авантюристы». Но, разумеется, вряд ли кто-нибудь из обладателей высоких рангов будет браться за квесты на убийство гоблинов. Когда Гильдия решила проконсультироваться со мной по этому вопросу, в голову мне пришли лишь вы.

Зная вас, я уверена, что вы крайне заняты (я слышала о том, что случилось на фестивале урожая), но если вам удастся найти несколько свободных дней, я бы хотела попросить вас потратить их на то, чтобы протянуть руку помощи несчастной юной девушке.

Молюсь за ваше здоровье и благополучие.

Ваша,

— Это от Девы Меча. Она пишет, что молится за тебя… людские письма такие пылкие, — бодрый эльфийский голос отчётливо прозвучал на зимней тропе.

Дорога простиралась по всей открытой зимним ветрам равнине. Вплоть до линии горизонта не было практически ничего, а взгляд мог зацепиться лишь за мёртвые деревья да покрытые снегом кусты. Небо было окрашено в пасмурно-серый цвет из-за облаков, проплывающих по нему словно огромные, широкие мазки кистью; нигде вокруг не было видно ничего интересного.

В этом однообразном, сером мире счастливый эльфийский голос выделялся крайне сильно. Её стройная фигура была облачена в охотничий наряд. На спине её висел лук, а её уши игриво подёргивались.

Кошачье любопытство Высшей Эльфийки Лучницы не было ограничено одними лишь приключениями. Бойко сложив письмо, она взяла его своими длинными пальцами и передала назад.

— Я видела не так много писем. Они все такие? — спросила она.

— Хмм…

Человеческая девушка, которой она передала письмо, неоднозначно улыбнулась, выглядя слегка стыдливо. Даже взяв лист бумаги она сомневалась, стоит ли ей читать его.

Её тонкое тельце было покрыто кольчугой, поверх которой свисало одеяние священнослужителя, в руке же она держала звенящий посох: она была жрицей. Честно говоря, от этого послания так и веяло любовным письмом. Нельзя было сказать, что ей не было интересно, но ей не совсем комфортно было читать чьё-то чужое письмо. Поступи так кто-нибудь с ней, ей бы крайне сложно было относиться к этому человеку как прежде.

— Но… но довольно холодно стало, да?

Так что, вместо этого она решила сменить тему разговора. Насильно, если потребуется.

Чем дальше на север они уходили, тем тяжелее становились облака на небе, пока, наконец, не стали столь плотны, что перекрыли путь всем лучам солнца. Ветер становился всё более резким и иногда приносил с собой нечто белое.

Царила зима. Это было вполне очевидно понять по скопившимся у дороги сугробам.

— Мне зябко, — сказала Жрица. — Возможно, это моя вина. Да и кольчуга не собирается помогать мне сохранять тепло…

— Вот почему металлические изделия так плохи! — Высшая Эльфийка Лучница с триумфом захихикала и выпятила свою маленькую грудь, а её уши горделиво запрыгали вверх и вниз. Это было правдой: в её охотничьем наряде не было ни единого металлического элемента.

— Да замолчи уже, — сказал дворф-заклинатель. — Если честно, я вообще удивлён, что ты чувствуешь себя комфортно в такой тонкой одежонке.

— А что это я слышу? Эльфы оказались крепче, чем ты думал?

— Быть крепким и медленнее простужаться — это совершенно разные вещи, деточка, — сказал дворф, поглаживая свою бороду, спровоцировав злое «Что?!» сорваться с губ покрасневшей эльфийки.

Их дружеская перепалка была как всегда крайне бурной. Жрица улыбнулась. «Некоторые вещи никогда не меняются!»

— Мм, — стоявший позади неё массивный людоящер кивнул. — Завидствую я той энергии, что растрачивают они на столь пустынную сумятицу. Кровь его предков, ужасающих наг, текла в его венах, а сам он был из южного племени. Тело Ящера Жреца дрожало под натиском морозного холода снега.

Жрица нашла это зрелище весьма печальным и с беспокойством в голосе спросила его. — Вы в порядке?

— Сие есть проблема моих предков, которые одинаковисто страдали от постужения. Я мог бы даже оказаться на границе вымирательства, — он закатил свои огромные глаза, а язык его выскользнул изо рта и начал трепетать. Шутливым тоном он продолжил:

— А вот милорд Убийца Гоблинов выглядит вполне спокойственным. Полагательствую, вы хорошо переносите холодность.

— …Нет.

Ящер Жрец говорил с человеческим воином, ведущим эту колонну. Одет он был в чумазую кожаную броню и дёшево выглядящий стальной шлем. На бедре его висел меч странной длины, а к руке был прикреплён маленький круглый щит. Даже совсем зелёный авантюрист наверняка обладал снаряжением более лучшего качества.

Убийца Гоблинов — так люди прозвали этого авантюриста; человека, обладающего Серебряным, третьим рангом.

Единственным, что в его виде отличалось от обычного, были грубо сделанные стрелы, которые он держал по одной в каждой руке.

— Поначалу я обучался своему делу на заснеженной горе, — во время ходьбы он работал с наконечниками стрел, не оглядываясь на своих компаньонов.

— Ох-хо, — одобрительно высказал Ящер Жрец. — Сие отнюдь не то упражнительство, которое я смог бы сымитировать. Его хвост взмахнул по земле.

Убийца Гоблинов, не замедляя шага, сказал: «Не хотелось бы это повторять».

Как и всегда, в его походке не было ни нотки сомнения; он храбро шагал с практически равнодушным неистовством.

— Ам, Убийца Гоблинов, сэр! — сжимая посох обеими руками, Жрица засеменила к нему маленькими шажками, словно крохотная птичка. — Спасибо вам, ам, за всё это.

Извиняясь за то, что отвлекла его от дела, она передала письмо обратно ему. Это была хорошая возможность, раз уж Высшая Эльфийка Лучница и Дворф Шаман до сих пор были заняты своим спором.

— Вы понимаете суть квеста? — он взял стрелы в одну руку, беспечно взяв письмо в другую и сложив его. Жрица мимолётом заглянула в его сумку с вещами, пока он убирал туда письмо. Как обычно, сумка была забита вещами, выглядевшими совершенно случайными и не имеющими никакой связи ни с делом, ни друг с другом. Но для него это был организованный порядок, и он несомненно считал каждый лежавший там предмет необходимым.

Может, мне тоже стоит попробовать подбирать предметы для приключений более тщательно…

Жрица мысленно сделала пометку о том, что надо бы расспросить его об этом, и кивнула:

— Ам… мы должны спасти женщину, верно? От гоблинов.

— Именно, — Убийца Гоблинов кивнул. — Иначе говоря, это квест на убийство гоблинов.

И в этом более-менее заключалась вся суть дела. Вскоре после фестиваля урожая в пограничном городе из водного города пришло письмо. Оно было от архиепископа Верховного Бога — также известной как Дева Меча — и, как и раньше, было адресовано лично Убийце Гоблинов.

Эксцентричный авантюрист вряд ли бы отказался от любой работы, связанной с гоблинами. А потом Жрица вместе с Высшей Эльфийкой Лучницей, Дворфом Шаманом и Ящером Жрецом, которым та передала весточку о случившемся из храма, направились на север с Убийцей Гоблинов.

Полдень только вступил в силу, а они уже должны были скоро подойти к небольшой деревеньке, расположенной у подножья горы.

— Надеюсь, с девушкой всё в порядке…

— Ага. Не хочется думать об обратном… — Высшая Эльфийка Лучница, скорее всего устав от спора, махнула рукой так, будто пыталась отогнать эту ужасную мысль. Тон её голоса был лёгок, но поникшие уши чётко говорили о той печали, которую она чувствовала:

— Честно говоря, я сомневаюсь, что хоть какие-либо пленники гоблинов могут быть в безопасности.

— Ну… ух…

Жрица и Высшая Эльфийка Лучница напряжённо улыбнулись друг другу, и было ясно, о чём они вспоминали в тот момент.

— Если она жива — мы спасём её. Если мертва — принесём часть её трупа или пожитки.

Такие ужасы, естественно, не были особой чертой одних лишь гоблинов. Будь то гоблин или дракон: оказавшись в лапах монстра, ни один авантюрист не был в безопасности. Так что ответ Убийцы Гоблинов был вполне естественным. Он говорил тихим, отстранённым, практически механическим голосом:

— Как бы то ни было, мы убьём гоблинов. В этом заключается квест.

— …Должен быть способ сказать всё это более приятно, — сказала Высшая Эльфийка Лучница с вполне явным раздражением в голосе, но, кажется, Убийца Гоблинов не заметил этого.

— Что же мы можем сделать? — сказала Жрица, слегка вздрогнув и беспомощно улыбнувшись.

Ящер Жрец крайне удачно ворвался в их разговор со своими словами, хоть и не пытался нарочито облегчить состояние девушек.

— Интересно мне, по какой причинности гоблины напали на деревню посередине зимы, — его тело чуть ли не театрально дрожало, будто бы пытаясь показать всем, как же ему было холодно. — Разве не было бы им гораздо приятностнее и далее тихо отсиживаться в своих пещериях?

— Что ж, Чешуйчатый, тут всё как с медведями, я прав? — ответил Дворф Шаман, поглаживая свою белую бороду. Он откупорил висевшую у него на бедре склянку и чутка отхлебнул оттуда, после чего протянул её Ящеру Жрецу. — Держи. Хотя бы изнутри чутка согреешься.

— Ах! Перемного благодарствую, — Жрец распахнул свои огромные челюсти и сделал глоток, после чего воткнул пробку на место и передал склянку обратно Дворфу Шаману.

Дворф слегка встряхнул сосуд, прислушиваясь к всплескам и определяя, сколько жидкости там осталось, после чего подвесил его обратно на бедро.

— Чтобы перетерпеть зиму, нужно запастись кучей еды, выпивки и сладостей.

— Ох? Тогда, как мне кажется, осень будет самым подходящим временем для нападения на деревню, — Высшая Эльфийка Лучница пальчиком начертила в воздухе круг и со всей уверенностью рейнджера, которая только у неё была, сказала:

— Так поступают медведи и другие животные, которые впадают в спячку.

— Но даже медведи хоть разок могут выбраться из своей берлоги во время зимы, — сказал Дворф Шаман. — Как насчёт такого?

— Иногда у них попросту нет выбора, например, если они не могут найти подходящую для спячки пещеру, или осень оказалась неурожайной.

Когда дело доходило до охоты и расставления ловушек, никто не разбирался в этом лучше эльфов, так что даже любящий споры дворф мог лишь пробормотать: «Полагаю, в этом есть смысл» и кивнуть.

От этого разговора Жрица задумчиво приложила пальчик к губам и пробормотала: «Хмм». Она почувствовала, что в её голове оказались все кусочки пазла. Ей осталось лишь собрать его…

— Ох! — воскликнула она, как только понимание озарило её голову.

— Что такое? — спросила Высшая Эльфийка Лучница.

— Может, — ответила Жрица, — всё произошло именно потому, что фестиваль урожая только закончился.

Да, должно быть, дело в этом. Даже произнося свои слова, она всё больше и больше начинала верить в их правдивость.

— Урожай был собран, — продолжила она, — так что склады в деревнях и городах набиты под завязку. А гоблины…

— …хотят самоличинно завладеть оным, — сказал Ящер Жрец, заканчивая её мысль.

— Верно, — сказала Жрица и слегка кивнула.

— Ясно. Так даже гоблины способны на случаевые логичные решительства.

— Больше похоже на то, что они пытаются причинить нам как можно больше проблем, — сказал Дворф Шаман, подёргивая свою бороду.

— Нет, — сказал Убийца Гоблинов. — Гоблины глупы, но далеко не идиоты.

— Ты довольно уверенно говоришь об этом, — сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Так и есть, — сказал Убийца Гоблинов, на этот раз сопроводив слова кивком. — Гоблины думают лишь о воровстве, но во время краж они применяют имеющийся у них интеллект.

Он пригляделся к стрелам, над которыми работал, а затем засунул их в висевший на бедре колчан. Кажется, он был доволен проделанной на ходу работой.

— Я опробовал это.

— Ясно… — сказала Жрица с ноткой восхищения.

Высшая Эльфийка Лучница испустила своё хмм, но заинтересовали её отнюдь не его слова. Её внимание привлекли лук и стрелы, которые она считала своей отличительной чертой.

— …Итак, Оркболг, что ты делал с этими стрелами?

— Подготавливал их.

— Ох, правда? Она протянула руку настолько плавным движением, что его едва можно было почувствовать, и достала из колчана одну стрелу.

— Будь осторожна. Тот факт, что Убийца Гоблинов лишь предупредил эльфийку, а не стал отчитывать её за содеянное, говорил о том, как он привык к её любопытству. Однако, почему-то в его голосе сквозило раздражение.

Высшая Эльфийка Лучница признательно хмыкнула и осмотрела стрелу. Это была самая обыкновенная дешёвая стрела. А качество её даже отдалённо нельзя было сравнивать с эльфийскими изделиями. Наконечник мрачно мерцал при свете зимнего солнца. Высшая Эльфийка Лучница легонько ткнула его пальцем.

— Она не выглядит ядовитой или обработанной ещё чем-нибудь…

— Не сегодня.

— Ой, да ладно тебе! — от этих грубых слов эльфийка нахмурилась, но тут же заинтересованно воскликнула, стоило ей перевернуть стрелу. — Наконечник закреплён недостаточно надёжно. Знаешь, с таким креплением он точно отвалится.

И, разумеется, случилось именно так, как и говорила Высшая Эльфийка Лучница. Возможно, это случилось из-за того, что Убийца Гоблинов делал с ним, но наконечник дешёвой стрелы больше не мог крепко держаться на своём месте. Даже если бы ему и удалось поразить свою цель, тот наверняка отвалился бы, да и стрела практически в любом случае вошла бы в тело под неправильным углом.

— Оркболг, ты безнадёжен, — Высшая Эльфийка Лучница картинно пожала плечами и, помотав своей головой, добавила: «О господи» для пущего эффекта.

Она решила проигнорировать идущего позади неё дворфа, который в этот момент сказал: «Отлично демонстрируешь свой возраст».

— Слушай, дай-ка мне этот колчан. Я всё исправлю.

Она протянула свою руку, но Убийца Гоблинов лишь бросил на неё взгляд. После чего он сказал:

— Нет, — и помотал своей головой. — Они в порядке.

Высшая Эльфийка Лучница уставилась на него.

— Это ещё почему ты так решил?

— Потому что на этот раз мы пока не знаем, где спят гоблины.

— И как это связано с твоими стрелами?

В этом же нет никакого смысла!

Когда находилось то, с чем Высшая Эльфийка Лучница никак не могла согласиться, её слова могли становиться ужасно колкими.

Они были знакомы вот уже почти год. Убийца Гоблинов вздохнул.

— Когда стрела попадёт, древко отвалится, оставив лишь головку.

— И?

— Головка будет отравленной, — он протянул свою руку. Высшая Эльфийка Лучница заворчала и учтиво вернула ему стрелу. Убийца Гоблинов нежно положил ту в колчан. — Если они не будут пытаться достать её, а просто вернутся в свою дыру, их плоть начнёт гнить, и болезнь распространится.

А гоблины ничего не знали о медицине — по крайней мере сейчас.

Тесное грязное гнездо. Раны, что не залечатся сами. Гниение. Распространяющаяся болезнь. Это означало…

— Наверняка это не убьёт их всех, но сильно проредит ряды.

— Я считаю, Оркболг, твой план как всегда не имеет никакого смысла, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, и лицо её поникло. Идущая позади неё Жрица словно от великого горя вознесла взгляд к небесам.

Боги. О боги. Он никому не желает зла… ну, разве что только гоблинам. Но, молю вас, простите его.

Она провела с ним слишком много времени, чтобы его слова или действия могли её шокировать, но она всё равно чувствовала себя вынужденной время от времени возносить богам свои молитвы.

Резво шагающий Убийца Гоблинов посмотрел на неё.

— Ты настолько удивлена?

— …Эм, ну, ух… — Жрица не могла решить, куда ей бросить взгляд. — Как бы, это ведь вы, Убийца Гоблинов, сэр…

— Вот как? — тихо сказал Убийца Гоблинов, вызвав у Ящера Жреца приступ хохота.

— Не дайте сему забеспокоить вас. Это определенисто в духе нашего дражайшего милорда Убийцы Гоблинов.

— И правда, не то чтобы мы строили иллюзии о том, как размышляет Брадорез.

Дворф Шаман схватил склянку с бедра и пригубил вина, чтобы отогнать от себя холод. Огненное вино могло чуть ли не обжигать; его было вполне достаточно, чтобы воздух наполнился запахом алкоголя.

Высшая Эльфийка Лучница тихо закашляла, зажав нос одной рукой и отмахивая запах от себя другой. Дворф Шаман вытер несколько капель со своей бороды.

— Мы всё ещё не получили ответа на главный вопрос, — сказал он.

— Главный вопрос? — спросил Убийца Гоблинов. — Который?

— Девчушка явно никак не могла не пострадать от их рук.

— Ты имеешь в виду шансы того, что похищенная девушка ещё жива?

— Именно, — он посмотрел на Убийцу Гоблинов и ещё более энергично вытер свою бороду. — Они скорее всего должны были сожрать её, верно? Иначе бы им пришлось кормить ещё один рот. У них нет причин оставлять её в живых во время зимы, когда хорошей еды шаром покати.

— Зима долга, — кивая сказал Убийца Гоблинов. Он хладнокровно произнёс: — Им понадобится то, с помощью чего она пройдёт быстрее.

Чуть погодя они заметили одинокий столб дыма, поднимающийся от деревни у подножья горы.

§

— Оркболг!..

Высшая Эльфийка Лучница заговорила первой, и уши её подрагивали.

Не так далеко от них, вниз по дороге, поднимался дым. Возможно, там готовили что-то на огне? Нет.

— Гоблины?

— Деревня. Огонь. Дым. Запах гари. Шум, крики… скорее всего!

— Так это гоблины.

Убийца Гоблинов кивнул в ответ и без промедления снял со спины лук. Перейдя на быстрый шаг, натренированной рукой он закрепил тетиву в плечах своего оружия, после чего вложил стрелу и натянул лук.

Ему не пришлось отдавать никаких приказов: вся группа тотчас же последовала за ним. Напавшие на деревню гоблины были крайне сильно сосредоточены на грабеже; они даже не выставили караул и до сих пор не знали о приближающихся авантюристах.

Как могла наказать гоблинов группа за то, что те столь глупо выдали им такое преимущество?

— Убийца Гоблинов, сэр, — серьёзно сказала Жрица, несмотря на то, что дыхание её стало прерывистым, а лицо напряглось от нервов, — стоит ли мне приготовиться взывать к своим чудесам?..

— Да.

— Поняла!

Жрица уже как год была авантюристкой. Действительно, всем, чем она занималась, было убийство гоблинов, но частота и количество её приключений на голову превосходили те же показатели у большинства новичков. Вот почему она не спрашивала о том, к использованию какого чуда ей надо подготовиться, а лишь о том, когда ей нужно быть готовой к этому. В конце концов, она знала Убийцу Гоблинов дольше, чем все остальные члены группы.

— О Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий.

Она прижала свой звенящий посох к груди и отчаянно молилась своей богине. Эта деятельность была достаточно напряжённой для того, чтобы оторвать часть души заклинателя. Истинное чудо, позволявшее её сознанию прикоснуться к обитающим на небесах богам.

Слабый, но чистый свет спустился с небес, окружив Убийцу Гоблинов и Ящера Жреца. Чудом этим была Защита, не раз спасавшая Убийцу Гоблинов и остальных в тяжёлые времена.

Сузив глаза и раскидывая землю вокруг себя, Ящер Жрец побежал, пока его окружало свечение.

— Хмм. Ваша Матерь Земля воистину щедра на полезные чудесности. Будь она нагой, я бы, возможенно, обратился в её веру. Ну, что же…

Он уже закончил молиться нагам, своим ужасающим предкам, и в его руках оказался клык, отполированный словно лезвие меча. Ящер Жрец был настолько проворен, что мог в любую секунду обрушиться на врага. Сейчас же он с сомнением взглянул на деревню и прокричал:

— Милорд Убийца Гоблинов, стоит ли нам изничтожать гоблинов иль же защищать оживателей деревни?

Тот спокойно ответил:

— Всё вместе, разумеется.

Высшая Эльфийка Лучница с восторгом выдохнула. Несясь вперёд с луком в руке, она осматривала каждый сантиметр словно ищейка.

Пусть Убийца Гоблинов и сам оценил ситуацию, он всё же сказал Ящеру Жрецу:

— Как тебе обстановка?

— …Боюсь, не самая благоприятственная, — людоящер был опытным воином-жрецом, и его суждения обладали ореолом авторитета. — Мне не слыхан звон мечей. Значит сие, что окончена батальность; ныне они заняты грабежом.

— Если они думают, что уже победили, это делает их уязвимыми. Мы не знаем их сил, но…

Но для этой группы такое было в порядке вещей. Убийца Гоблинов не сомневался.

— Мы пойдём в лобовое столкновение.

— Воины Драконьего Клыка?

— Нет. Потом объясню, почему, — Убийца Гоблинов набрал шаг. Жрица пыталась поспевать за ним, пусть её руки и были заняты посохом и заклинанием, в то время как Дворф Шаман, выпятив свой подбородок, носился по округе так быстро, как только мог.

Убийца Гоблинов не был обманщиком. Раз он сказал, что объяснит, то он объяснит. Вот почему никто из членов группы не возражал. Да и всё равно у них не было времени на споры. У этой группы не было определённого лидера, но когда дело доходило до сражений с гоблинами, за кем ещё они могли следовать?

— Не используй зелья. Но заклинания можешь не беречь.

— Прекрасно тебя понял! — ответ пришёл от их заклинателя, Дворфа Шамана. — Полагаю, мне решать, какое заклинание стоит использовать?

Несясь так быстро, как только позволяли его коротенькие ноги, дворф уже засунул руку в свою сумку и начал рыться в груде катализаторов.

Даже если здесь и было множество могучих врагов, шансы набрести на того, кто мог пользоваться магией, были ничтожно малы — и дело было далеко не в том, что они сражались с гоблинами. Просто так был устроен этот мир. Тот факт, что трое из пяти членов этой группы были заклинателями ясно говорил, насколько им повезло.

— Да. Доверяю это тебе, — Убийца Гоблинов кивнул, после чего взглянул на Высшую Эльфийку Лучницу. — Найди возвышенность и посмотри, что тут происходит. Будешь нашей поддержкой.

— Звучит неплохо, — она удовлетворённо улыбнулась словно радостная кошка. Элегантным движением она возвела лук в положение для стрельбы и вложила в него стрелу.

Всё было готово. Продвигаясь вперёд и смотря туда же, Убийца Гоблинов сказал:

— Первый.

Стрела беззвучно прорезалась сквозь воздух, вонзаясь в основание черепа гоблина, который расслабленно стоял у входа в деревню.

— ОРААГ?!

Умерший от попадания в мозг гоблин рухнул вперёд, но не было ясно, заметили ли это его товарищи.

— Н-нееет!!! Помогите- помогите мне!!! Сестрицаааааа!!!

На данный момент они были заняты вытаскиванием девочки из бочки, в которой та пряталась. Она кричала и пиналась, но они крепко держали её за волосы; кажется, гоблины ещё не успели осознать, что только что произошло.

Стоило первому гоблину рухнуть замертво, как в тот же момент стрелы с наконечниками из древесных почек начали падать подобно дождю, а потом словно бы прорастая из гоблинских шей и глаз.

— Эй, Оркболг! Ты начал раньше меня, это нечестно! — Высшая Эльфийка Лучница, сжав губы, палила жалобами также обильно, как и стрелами. Стоило ей попасть во всех видимых гоблинов, она прыгнула с бочки на колонну, а с той на крышу. Подобные чудеса ловкости были доступны лишь эльфам, родившимся и выросшим среди деревьев, идеальным олицетворениям самого слова — акробатика.

— Что? А?.. — С неверием в глазах деревенская девочка уставилась на них.

На бегу Убийца Гоблинов коротко сказал: «Мы авантюристы».

Девочка была ещё крайне юна — ей вряд ли было больше десяти. Её одежда была однотонной, но сделанной из меха; очевидно, что о ней хорошо заботились. Когда она увидела серебряный ярлык, висевший на шее у Убийцы Гоблинов, её глаза наполнились слезами.

Серебряный. Это означало, что перед ней был авантюрист третьего ранга. Ранг авантюриста показывал его способности, а также то, как много он сделал для общества. На границе это было самым важным идентификационным символом.

Убийца Гоблинов не отвлекался ни на секунду; он огляделся, быстро говоря: — Где гоблины? Сколько их здесь? Где остальные жители деревни?

— Эм, ам, я- это… я не… я не знаю… — ужас и сожаление заставили краски отхлынуть от лица девочки, а та помотала своей головой. — Но- все- они собирались на деревенской площади… моя старшая сестра, она сказала… сказала мне спрятаться…

— Не нравится мне это, — гаркнул Убийца Гоблинов, доставая очередную стрелу из колчана. — Ничего из происходящего.

Его шёпот изобиловал эмоциями. Жрица тщательно осмотрела его, но это не остановило её от того, чтобы встать на колени перед маленькой девочкой.

— Всё в порядке, — сказала она. — Я уверена, мы поможем твоей сестре.

— Правда?

— Правда! — Жрица ударила себя по маленькой груди и улыбнулась так, что напомнила распускающийся цветок. Она нежно погладила дрожащую девочку по голове, глядя той прямо в глаза, и показала ей символ Матери Земли. — Видишь? Я служу богине. А…

Да, а.

Жрица помотала своей головой. Взгляд девочки скользнул туда, куда смотрела и она. Чумазая броня. Дёшево выглядящий шлем. Человек-воин.

— А Убийца Гоблинов никогда не проиграет гоблину.

Убийца Гоблинов мимолётом бросил взгляд на Жрицу с девочкой, после чего сердито посмотрел на деревню, из которой раздавались звуки мародёрства.

— Враг всё ещё не заметил нас. Сделаем это.

— Постойте, там опасение, — Ящер Жрец угрюмо выдвинул свою точку зрения на эту ситуацию. — Гоблины сие иль нет, кажется, враг наш весьма организовастен. Не стоит нам подпускать столь больших упущенствий.

— Их желание напасть средь бела дня может говорить о том, что среди них есть развитые виды гоблинов, — сказал Убийца Гоблинов.

Так что, быть может, им не стоило допускать того, чтобы хоть какая-либо информация о них добралась до гнезда.

Мгновение спустя Убийца Гоблинов взял стрелы, предназначенные для медленного убийства, и вернул их на место. Вместо этого он достал знакомый меч всё той же странной длины.

— Не хочу рисковать побегом хотя бы одного из них, но будет сложно сдерживать их всех на одной площади.

— В таком случае, дай-ка мне разобраться с площадью — разберусь со всеми разом своей магией, — Дворф Шаман хлопнул по своему животу словно по барабану.

— Хмм, — пробормотал Убийца Гоблинов, ногой переворачивая труп гоблина на спину.

Грубая шкура. В качестве оружия — топорик, должно быть, украденный откуда-то. Цвет его кожи был хорош; на теле не было ни единого признака голодания.

— Зависит от количества, — Убийца Гоблинов взял топорик из руки гоблина и прикрепил его к поясу у бедра. Он посмотрел наверх и увидел, как Высшая Эльфийка Лучница махала им с крыши. Её длинные уши подёргивались; скорее всего она пыталась понять ситуацию по звуку.

— На площади их где-то пять-шесть! — прокричала она чистым и достигающим их ушей голосом, на что Убийца Гоблинов кивнул.

— Сколько их всего в деревне? Сойдёт и примерное число тех, кого ты видишь.

— Тут много теней, так что посчитать их сложно. Но я бы сказала, что не больше двадцати.

— Так это всего лишь передовой отряд, — сказал Убийца Гоблинов и живо начал разрабатывать стратегию.

Предположим, тут было меньше двадцати гоблинов, включая тех троих, которых они убили ранее. Шестеро были на площади. Это означало, что чуть меньше четырнадцати бродили по периметру, с головой погрузившись в мародёрство. Это была всего лишь догадка, но она наверняка находилась не так далеко от правды.

Перед лицом огромного количества врагов разделение собственных войск было самым глупым действием, которое только можно было совершить, но ситуация не оставляла иного выбора.

— Мы разделимся. На группы площади и периметра.

— В случае таком, мне стоит поправиться на площадность вместе с мастером заклинателем, — предложил Ящер Жрец.

— Ладно. Убийца Гоблинов кивнул.

Высшая Эльфийка Лучница, услышавшая этот разговор со своего места на крыше, заговорила, ни на миг не отводя взгляд от деревни:

— Полагаю, я побегу поддерживать тебя, дворф!

— Звучит неплохо, Длинноухая! — Дворф Шаман отхлебнул из своей склянки и вытер рот рукавицей, после чего хлопнул Ящера Жреца по животу словно по барабану. — Ну ладно, Чешуйчатый! Поехали?

Уходя, Ящер Жрец хлопнул своей могучей рукой Убийцу Гоблинов по плечу:

— Желательствую вам побед в сей битве, милорд Убийца Гоблинов.

— …

Убийца Гоблинов ничего не сказал, но, наконец, кивнул и начал движение. Походка его было беспечной, но шаги при этом не издавали ни звука. Он приближался к боковой стороне дома, где находились Жрица вместе со спасённой ими девочкой.

— …С девочкой всё в порядке?

— Да. Думаю, теперь она чуть менее напугана… Жрица оптимистично улыбнулась. Напротив неё, свернувшись калачиком лежала девочка, быстро уснувшая после переживаний. Пришли авантюристы, и ей удалось рассказать им о своей сестре — возможно, после всего пережитого ей требовалось отдохнуть от пребывания в сознании.

— Что же нам делать?..

— У нас нет времени беспокоиться о ней.

— Ох… — но прежде чем она успела сказать что-либо ещё, грубая, облачённая в перчатку рука подхватила девочку. Убийца Гоблинов переложил её в стоящую неподалёку бочку. Затем он достал одеяло из своего мешка и накрыл им девочку. Она не находилась в полной безопасности, но это место выбрала для неё сестра. Быть может, оно поможет ей расслабиться.

Где же были Мать Земля и Верховный Бог, раз не смогли ответить на молитвы маленькой девочки?

— …Это нужно сделать, — пробормотал Убийца Гоблинов.

— Верно, — сказала Жрица и слегка кивнула. Её правая рука держала звенящий посох, но вот левая бесцельно водила по воздуху, пока, наконец, с сомнением не опёрлась о спину Убийцы Гоблинов. — Я уверена… всё в порядке.

— …Да. Убийца Гоблинов кивнул. Затем он покрепче сжал свой меч, поднял щит и посмотрел вперёд. Деревня горела, и там были гоблины, которых нужно было убить. — Пошли.

— Да, сэр! — ответила Жрица без колебаний, покрепче схватив посох обеими руками. Она никогда не противилась тому, о чём он её просил. В конце концов, этот человек спас её жизнь.

Она прекрасно осознавала, что её способности были отнюдь не на высоком уровне, что она была удручающе неопытна. Но даже так.

— Не волнуйся. Я прикрою твою спину!

На этом началась битва.

§

Убийца Гоблинов вместе со Жрицей подобно теням скользили по снежной тропе, очерченной бревенчатыми домиками. Солнце, периодически проглядывающее сквозь облака, уже начало садиться, и вскоре должны были наступить сумерки. Час гоблинов. У этой деревни оставалось не так много времени.

Жрица сглотнула на бегу.

— Я раньше никогда… не сражалась в деревне…

— Здесь гораздо меньше препятствий, чем в пещере. Следи за тенями и берегись атак сверху, — произнося эти слова, Убийца Гоблинов поднял свой меч и швырнул его. Тот пролетел по воздуху и пронзил грудь гоблина, пытавшегося вскарабкаться на крышу.

— ОРААГ?!

Существо закричало и рухнуло наземь. Убийца Гоблинов достал из-за пояса топорик. Резкий взмах запястьем обрушил его быстрее, чем это вышло бы с одноручным мечом. Топорик глубоко вошёл в череп корчившегося на земле гоблина.

— ГААРОРОРОООООООРГ?!

Это был долгий и сдавленный предсмертный крик. Кажется, Убийца Гоблинов был удовлетворён этим звуком. Неплохо.

— Теперь четыре.

— Раз на площади их шестеро, то это значит, что здесь их осталось меньше десяти, верно?

Жрица сжала глаза, вознося Матери Земле молитву о том, чтобы маленький демон не потерялся на пути в загробный мир.

Все смертные существа умирали раз и только раз; и это одинаково касалось всех. Смерть была самой доброй и не обращающей внимания ни на какие различия силой в этом мире.

— Да. И у нас мало времени на поиски, — Убийца Гоблинов трусцой подбежал к перекрёстку, после чего вернулся к Жрице, будто бы прося её прикрыть его спину. Неожиданно оказаться так близко к нему — её сердце начало учащённо биться, хоть она и понимала, что её чувства были абсолютно платоническими.

— Они наверняка слышали крик. И скоро будут здесь. Приготовься.

— Ох, т-точно!

Жрица кивнула, покрепче сжала свой посох и сложила руки у груди.

Возможно, её учащённое сердцебиение и необычайно покрасневшее от жара лицо были вызваны бегом и нервами. Она сказала про себя, что сейчас не время витать в облаках.

— Смотри под ноги. Если подскользнёшься на снегу — умрёшь. И берегись отравленных лезвий.

— Хорошо. Ам… — Жрица посмотрела на него с вопросом в глазах. Прикрывай. Следи за верхом. Присматривай за ногами и ядовитым оружием. — Так на самом деле вы хотите сказать мне… просто остерегаться всего, как и всегда.

— Мм, — пробурчал Убийца Гоблинов.

Она не видела его кивка, но почувствовала, что он был, и это вызвало на её лице улыбку.

— Не такой это уж и полезный совет.

— Прости.

— Боже. Ты… ты и правда безнадёжен, да? — Она захихикала, но сделала она это в основном с надеждой на то, что это поможет ей скрыть, насколько же она напугана.

Это был один из множества раз, когда они с Убийцей Гоблинов сражались вместе, лишь вдвоём. Но, скорее всего, это был первый раз, когда она сражалась вместе с ним в авангарде.

Теперь их группа состояла из пяти человек. Убийца Гоблинов был единственным, кто действительно был полноправным бойцом авангарда, но и Ящер Жрец также был способен сражаться. Специалисту тыла вроде неё редко выпадал шанс испытать на себе весь пыл битвы. Ей пришлось признать, что изредка её раздражал факт того, что все её постоянно защищают, но всё же…

Это неважно. Я просто должна выполнить свою работу.

Да и к тому же, она ценила, что все за ней приглядывали.

Жрица ещё крепче схватилась за свой посох; она увидела движущиеся силуэты, застилаемые падающим снегом.

— Похоже, они здесь…

— Не делай размашистых движений оружием. Мне нужно лишь их отвлечение. Финальный удар я могу нанести сам.

— Да, сэр!..

А затем времени для разговоров уже не осталось.

Гоблины, увидев, что врагов только двое, а один из них — женщина, одновременно выбежали на перекрёсток со всех четырёх сторон.

— ГААОРРР!!!

— ГРООБ!!!

— Пять!.. — сказал Убийца Гоблинов, нанося удар первому напавшему гоблину своим топориком столь же легко, как и при простой рубке дров.

— ГОРОБ?!

Монстр рухнул наземь с застрявшим у него во лбу топориком. Не замедляясь ни на секунду, Убийца Гоблинов ударил существо слева. Заострённый, отполированный край. также служивший оружием, вырвал из глотки гоблина придушенный визг, когда голову того практически раскололо надвое.

Вторая тварь споткнулась и упала навзничь. Безо всяких колебаний Убийца Гоблинов схватил кинжал, висевший за грязной набедренной повязкой гоблина.

— Хрр!

Он пнул гоблина в живот и отправил того в полёт, после чего по инерции швырнул ранее украденный кинжал. Тот полетел прямо в гоблина, несущемуся к ним с пикой в руках. Тварь начала хвататься за кинжал, неожиданно распустившийся из её глотки, а затем упала замертво.

— Шесть.

Он наступил на тело первого убитого здесь гоблина и выдернул из него топорик, после чего сразу же воткнул его в голову второго невезучего создания, отчаянно пытавшегося встать.

— Семь!

Расклад сил в этой битве сводился к множеству против двоих — но одним из этих двоих был Убийца Гоблинов. Он сфокусировался на том, что находилось перед ним, оставив свой тыл Жрице, без которой тот был бы уязвим. Здесь не было стен, из-за которых монстры могли атаковать; он мог видеть во всех четырёх направлениях, и это всё, что ему было нужно. Не существовало врага, которого было легче одолеть, чем гоблины, покинувшие свою территорию.

— Хах! Иия!

А пока на лбу её проступали капельки пота, Жрица совершала небольшие быстрые движения своим посохом. Это не было похоже на то, что она изучала для ритуала, который исполняла во время фестиваля; в этой битве она применяла плоды долгих часов тренировок.

Она не наносила гоблинам какие-либо серьёзные удары; она просто придерживала их у тупика. Делала так, чтобы они точно оставались там. Давала им почву для размышлений. Она лишь хотела убедиться, что они не подберутся слишком близко. Она могла бы оттолкнуть их ещё дальше, делай она более широкие взмахи, но это сулило риском того, что один из них найдёт брешь, и тогда всё уже будет кончено.

Кроме того, позади меня Убийца Гоблинов.

Он прикрывал её спину, а она — его. Она ощутила, как чувство долга и облегчение смешивались в ней воедино, рождая странное возбуждение.

— Ах!.. — вдруг она почувствовала, как Убийца Гоблинов начал перемещаться вправо. Не колебаясь ни секунды, она последовала за ним. Они развернулись словно в танце, и теперь его взгляд был устремлён туда, куда совсем недавно смотрела она.

— Восемь… девять!

Топорик Убийцы Гоблинов начал косить гоблинов, которых до этого сдерживала Жрица. И сколько бы раз она не слышала его, девушка никак не могла привыкнуть к звуку лезвия, прорубающегося сквозь плоть и кровь. А особенно в моменты, когда она смотрела в лица гоблинам, чьи глаза пылали алчностью и ненавистью, пока те пытались перелезть через трупы своих товарищей, чтобы добраться до неё.

Пробирающий до костей ужас от первого приключения до сих пор не покинул её. И, скорее всего, не покинет уже никогда.

— Ия-ааа?!

Раздался тихий швук, когда один из гоблинов поймал наконечник её звенящего посоха. Минутная попытка отвоевать его обратно сыграла гоблинам только на руку. Даже слабый монстр превосходил по силе тоненькие ручки Жрицы. Со своей силой гоблин мог с лёгкостью повалить её с ног, вцепившись в горло.

Жрица побледнела; образ молодой колдуньи, одной из членов её бывшей группы, встретившей ужасный конец, вспышкой пронесся по её подсознанию.

— О Мать Земля, полная милосердия, даруй свой священный свет нам, потерянным во тьме!

— ГОРРУУРУАААА?!?!

Но она не позволит этому закончиться так же, как и в тот раз. С тех пор она стала гораздо опытнее. Чудо Святой Свет безжалостно опалило гоблинские глаза. Существо упало на спину, цепляясь за своё лицо и прикрывая его, и посох Жрицы чуть ли не отскочил обратно к ней.

Чудо не наносило никакого урона, но всё имело своё применение. Первыми умирали те, кто не обладал воображением. Этому она научилась у Убийцы Гоблинов.

— Десять!..

А Убийца Гоблинов, естественно, не упустил гоблина, который открыл ему брешь для удара. Казалось, будто топорик поменялся с ней местами; Он насквозь пролетел сквозь гоблинскую глотку. Монстр скорчился от судорог и завалился на землю. Его шея повисла под странным углом. Ещё один удар. Последний.

Убийца Гоблинов возводил эту гору так, словно для него это было не менее естественно, чем дыхание. И теперь он безэмоционально повернулся к Жрице.

— Ты не ранена?

— Н-нет.

Его вопрос был как всегда максимально прямым. Жрица быстро похлопала по телу, чтобы убедиться в своих же словах. Даже если она не считала себя раненой, всё равно была возможность того, что её где-нибудь поцарапали. А так как гоблины пользовались ядовитым оружием, даже маленькая рана могла оказаться смертельной.

— Д-думаю, я в порядке.

— Ясно, — Убийца Гоблинов кивнул. Он осмотрел окровавленный топорик и тихо цокнул языком. Он ещё не покрылся жиром, но вот лезвие уже начало затупляться после прохождения через такое множество костей. Он отшвырнул его и во второй раз достал со спины свой маленький лук.

Чуть было не запоздав, он сказал:

— Святой Свет. Это был хороший выбор.

— А?.. Ей понадобилось мгновение, прежде чем она поняла, о чём он говорил. Он… хвалит меня?

— Ох! Ух- ам, с-спасибо?

Он ведь точно хвалит, да?

Она почувствовала, как к её щекам прилило радостное тепло, но, прежде чем оно смогло распространиться дальше, она подавила сияющую на её лице улыбку.

— Хех-хех.

С её губ сорвался лишь маленький смешок. Сейчас было не время для наслаждения комплиментами. Вместо этого, сохраняя нейтральное выражение лица, она чуть ли не с отчаянием сжала свой посох и помолилась за души погибших. Убийца Гоблинов не остановил её от этого действия.

— Трое раньше, семь здесь — всего десять, — он держал стрелу наготове и изучал территорию.

Быстрый осмотр грязи — и пропитанная кровью тропа раскрыла количество тел, лежавших на земле. Большинство из них были людскими, но некоторые принадлежали гоблинам. Должно быть, деревенские жители сопротивлялись. Кажется, монстров убили мотыгами или похожими на них фермерскими инструментами. Здесь было ещё два, нет, три гоблинских трупа.

— Значит, итоговый счёт — тринадцать.

Убийца Гоблинов ходил по округе, пиная каждое гоблинское тело, дабы убедиться, что те точно были мертвы. Один из трупов выронил кинжал; он подобрал его и повесил за пояс. Когда дело доходило до оружия, он не пренебрегал ничем. Даже простым камнем можно было убить гоблина. Всегда были способы для этого, даже с пустыми руками. И всё же, бывали моменты, когда настоящее оружие становилось решающим фактором. И важно было собирать его, как только выпадала возможность.

— Насколько я помню, нам сказали, что на площади собралось пятеро-шестеро.

— Всего должно получиться восемнадцать или девятнадцать, верно? — Жрица закончила молиться; она встала, отряхивая пыль со своих коленей.

Выражение лица Убийцы Гоблинов было скрыто за шлемом, но вот Жрица, в свою очередь, выглядела сконфуженной.

— Почти двадцать…

— Ещё мне не нравится, что они держат всех своих пленников в одном месте. Не нравится мне и то, что трупы деревенских жителей, дававших им отпор, остались неосквернёнными.

Жрица задумчиво приставила пальчик к губам, после чего пробормотала:

— Это не совсем… по-гоблински, да?

В пещерах, руинах и других глубоких местах происходило много всего, о чём она бы не хотела вспоминать. Но где и когда бы это не случилось, одолевшие своих врагов гоблины имели склонность моментально начинать играться с ними. И ведь они видели их гнёзда. Территорию, на которой те могли расслабиться. И чем сильнее сопротивлялись им враги, тем более жестокими и безжалостными гоблины становились после своей победы.

Гоблины были коварными и трусливыми, подлыми и порочными, и, что важнее, они были верными рабами своих низменных желаний. Наверняка они даже не знали, что означало слово — отложить, когда дело касалось потворства своим страстям. Чтобы они взяли заложников на вражеской территории, а затем просто продолжили мародёрствовать, не притронувшись к пленникам и пальцем…

— Полагаешь, за этим стоит очередной огр или тёмный эльф?

— Не знаю, — сказал Убийца Гоблинов. — Это могут быть просто гоблины.

Он говорил в крайне характерном для него стиле; Жрице это показалось даже успокаивающим. Убийца Гоблинов был слегка сумасшедшим, слегка странным, чуточку чудаковатым и крайне упёртым. За проведённый с ним год она частенько оказывалась в огромной опасности. И иногда ей казалось, что она не может оставить его одного, или что он безнадёжен.

— Может ты и прав, — сказала она, и голос её был крайне нежен. Но затем…

— А?..

Что-то защекотало у неё в носу: едва различимый тонкий запах, парящий на крыльях ветра. Сладкий бодрящий аромат, напоминавший алкоголь.

— Должно быть, он использует Ступор, — сказала она.

— Так он решил усыпить и гоблинов, и пленников, — Убийца Гоблинов огляделся, а затем посмотрел на деревенскую площадь, откуда предположительно исходил запах. И правда: оттуда поднимался дым, но его было слишком много, чтобы посчитать, будто он создан чем-то помимо магии.

— Крайне эффективно.

— Ха… ах-ха-ха-ха… — натянутая улыбка возникла на лице Жрицы, и та отвернулась.

Нет ничего эффективнее, чем усыпить целое гнездо. Конечно…

Эти слова возникли в её голове, но она так и не произнесла их.

§

— Оркболг, я уж думала, что ты никогда сюда не доберёшься!

— Правда?

Высшая Эльфийка Лучница горделиво выпятила свою маленькую грудь; Убийца Гоблинов ответил ей с ноткой раздражения в голосе. Когда они с Жрицей прибыли на площадь, та уже была захвачена их группой.

Всё украденное гоблинами добро кучками лежало вокруг пленников. Сами же жители деревни, дюжина из которых была собрана в центре площади, всё ещё спали, но, насколько мог судить Убийца Гоблинов, никто из них не пострадал. Убедившись в этом, он кивнул один раз.

Затем он переключил своё внимание на трупы гоблинов.

— Получай, их тут аж шестеро, — Дворф Шаман, который до этого стаскивал трупы в одно место, теперь вытирал свои руки со взглядом, полным отвращения. — Аагх! О боги милостивые, ну они и воняют!

— Ты уверен?

— В том, что они воняют, или в том, что мертвы? Как бы там ни было, на всё ответ один — да. Ну, те, в кого попало моё заклинание. А ты там как поживаешь, Чешуйчатый?

— Мм, — Ящер Жрец, всё ещё бдительно наблюдавший за противоположной стороной площади, грузно кивнул. — Я перервал троих своими когтями и клыками. Госпожа рейнджер отстрелила троих из своего лука. Всего шестые. Считается мне, что всё именно так и происходительствовало.

— Ясно. Значит, девятнадцать, — пробормотал Убийца Гоблинов, роясь в горке из трупов. Он проверял, не было ли у кого-нибудь из погибших гоблинов с собой меча.

Он нашёл один и достал его, проверяя лезвие, а когда понял, что то было пригодно для сражения, засунул меч в свои ножны. Кажется, он наконец успокоился.

— Ух, эй, Оркболг. А где девчонка? — похоже, о жалобе, ранее высказанной Высшей Эльфийкой Лучницей, все забыли. Когда она говорила девчонка, то это могло подразумевать лишь одного человека.

— Я послал её привести сюда малышку.

— Думаешь, с ней всё будет хорошо?

— Да, — Убийца Гоблинов кивнул. — Не думаю, что возникнут проблемы. По крайней мере, так говорит мой опыт.

Он вновь посмотрел на деревенских жителей. Он обнаружил среди них человека, который выглядел старше всех и одет был лучше всех остальных, и подошёл к нему.

— Вы староста деревни?

— Эм, ну, да. А вы все кто такие?.. — он пристально смотрел на Убийцу Гоблинов, и его подозрение увеличило количество морщин на и без того старом лице.

Убийца Гоблинов ответил, показав свой ранговый ярлык.

— Мы авантюристы.

— Авантюристы… а у вас Серебряный ранг…

Глава деревни моргнул несколько раз, после чего его глаза озарило осознание. — Неужто вы Убийца Гоблинов?..

— Да, — пробормотал Убийца Гоблинов, спровоцировав крик старосты.

— Ох-хо! Как же, как же я рад, что вы пришли! Спасибо вам! Спасибо!..

Благодарный старик схватил Убийцу Гоблинов за руку своими обеими руками, больше напоминающими скрюченные древесные ветки. Его руки и ноги, когда-то отлично развитые от работы в поле, уже не обладали прежней силой хвата. И всё же Убийца Гоблинов определённо почувствовал, что это было рукопожатие, когда старик начал двигать руками вверх и вниз.

— Я бы хотел спросить вас кое о чём.

— Конечно. Спрашивайте о чём угодно.

— Во-первых, в вашей деревне есть травники или целители? Или какой-нибудь священнослужитель? Способный взывать к чудесам.

— Кхем… когда нам нужен священнослужитель, мы полагаемся на приезжающих сюда жрецов. Что касается травников, ну, есть у нас одна… Староста выглядел так, будто бы оправдывался. Возможно, он подумал, что авантюристы собрались попросить платы за спасение или хотя бы поддержки. — Но она всего лишь юная дева. Она стала нашим лекарем лишь недавно, когда её родители погибли от эпидемии. Она не…

— Понял, — тотчас же ответил Убийца Гоблинов, словно это было в порядке вещей:

— Мы поможем с заботой о раненых. В моей группе, — он на секунду прервался, — есть два священнослужителя.

— Чего?..

— Жаль говорить об этом, но я не могу тратить тут зелья, — он ткнул в свою сумку с вещами. Лежащие внутри маленькие бутылочки зазвенели. — Если сказанное о вашем лекаре — правда, сомневаюсь, что от неё будет много пользы. Мы можем предложить вам лишь несколько чудес и первую помощь.

Когда Убийца Гоблинов спросил: «Вы расстроены?», староста энергично помотал своей головой. Подозрение в его глазах сперва сменилось изумлением, а затем и уважением.

Странствующие менестрели рассказывали удивительные байки об авантюристе, спешащем на помощь любой деревне, подвергнувшейся нападению гоблинов; в их песнях герой был остр на язык и невероятно красив. А была ли в их песнях хотя бы капля правды?

— Ха-ха-ха! Лицезрячу я ныне, зачем вы не позволительствовали мне создать Воина Драконьего Клыка, — сказал Ящер Жрец, приближаясь к этим двоим.

— Люди на пограничье суеверны, — сказал Убийца Гоблинов. — Особенно когда дело касается костей.

— Весьма заботисто с вашей стороны.

— Когда-то я был таким же.

Ящер Жрец закатил глаза, подтверждая правдивость этих слов. — Истинно так. Нага иль нет, множество верует, что лишь некроманты способностны контролировать воинов из скелетов. Затем он сказал:

— Долженны мы раненых распределить по суровности их ранений, — и удалился, взмахнув своим хвостом.

Людоящеры всегда были превосходными бойцами. И из их расы частенько выходили лучшие медики.

— Я удивлена, — пробормотала Высшая Эльфийка Лучница, наблюдая за этим разговором со стороны. Она держала свой лук обеими руками и в последний раз тщательно осматривала территорию, при этом упорно стараясь краем глаза посматривать и за Убийцей Гоблинов.

Теперь он сидел среди деревенских жителей, ухаживая за ними при помощи предметов, которые доставал из своего мешка. Он туго перевязывал раны, дабы не дать крови вытечь из организма, прикрывая те травами, способными остановить кровотечение и нейтрализовать яд. И даже здесь он почему-то выглядел иначе.

— Простите, и большое вам спасибо, — позади него стояла женщина и кланялась — скорее всего, тот лекарь, о котором ранее шла речь.

Заострённые уши Высшей Эльфийки Лучницы дёрнулись, и кошачья улыбка расплылась на её лице:

— Оказывается, Оркболг способен поддерживать разговор, если захочет.

Стоявший позади неё Дворф Шаман погладил свою бороду и кивнул:

— Ну, Брадорез из нас самый известный. В отличии от эльфийки, стоявшей на страже, после окончания битвы ему было нечем заняться.

Не то чтобы он был бесполезен в этой ситуации. Он не умел оказывать первую помощь, но он расхаживал с целой кучей маленьких вещиц, служивших катализаторами для его магии. Одной из них было огненное вино, которое он описывал как — отличная выпивка и отличное лекарство. В нём присутствовало большое количество спирта, который также мог служить превосходным дезинфицирующим средством. Он отдал кувшинчик вина лекарю, принявшей его с обильными благодарностями, вызвав у шамана отчётливо видимый приступ смущения. Дворфы жили по принципу: помни обо всех долгах и благодарностях, также как и об обидах, при этом не переживая о мелочах.

— Убийца Гоблинов, самый любимый авантюрист на пограничье… Не эта ли песня заставила тебя нанять его?

— Ну, да, именно она. Но оказалось, что песня и реальность имеют крайне мало схожих моментов… — Высшая Эльфийка Лучница недовольно надула щёки, вспоминая о когда-то услышанной балладе.

В ней пелось, что он был суровейшим из людей, молчаливым и верным. Человек без капли алчности, который не отказывался от заданий даже с самой крошечной наградой. Стоило гоблинам объявиться, как он отправлялся в самые отдалённые места и сельские местности, чтобы встретиться с ними, и меч его всегда разбирался с ними. О нём ходила такая слава, словно он был святым или героем Платинового ранга.

— Но если задуматься… Он вполне неплохо ладит с той девушкой из Гильдии.

— Поговаривают, что к зависти быстро обращаются те, кто не знает всей ситуации. Это касается абсолютно всего, — с издевательской улыбкой Дворф Шаман взглянул на эльфийку.

— Так что тебе не стоит ей завидовать лишь потому, что она с лёгкостью может пристыдить ту наковальню, которую ты зовёшь грудью.

Он практически мог услышать, как на лице Высшей Эльфийки Лучницы вспыхнула алая краска ярости.

— В конце концов, в отличии от одной жрички, эльфам требуется сотня-другая лет, чтобы полностью развиться!

— Ооох, поверить не могу, что ты это сказал! Ах ты ж жирная винная бочка с-!

— Хо-хо-хо-хо! Среди дворфов каждый приличный мужчина обязан обладать хорошей фигурой!

И они вновь начали спорить в своей привычной манере — но это вовсе не значило, что они ослабили бдительность. Дворф Шаман не отрывал руку от своей сумки с катализаторами, а уши Высшей Эльфийки Лучницы всё ещё подёргивались, прислушиваясь к шумам. Она услышала звуки шагов двух приближающихся пар ног.

Одна принадлежала ребёнку, от другой же раздавались знакомые звуки шагов Жрицы. Высшая Эльфийка Лучница с лёгкостью их узнала.

— Сестрицаааааааа!

— Ох!..

На лице бродившей между ранеными девушки-лекаря засиял румянец. Девочка подбежала к ней, и лекарь поймала её обеими руками, крепко прижимая к своей груди. Они обе разревелись, совершенно не обращая внимания на следящие за ними глаза.

Убийца Гоблинов молча наблюдал за этим пока, наконец, не отвернулся. Он больше не мог смотреть, потому что на лице приведшей девочку Жрицы по какой-то причине расплылась яркая улыбка.

— В чём дело? — спросил он.

От такого прямого вопроса она слегка отвела взгляд и невинно ответила:

— Хех-хех. Ох, да ничего… я просто подумала, что ты выглядел… счастливым.

— Вот как?

— Да, и ещё как.

— Вот как?..

Убийца Гоблинов проверил свой шлем, дабы убедиться, что тот всё ещё находился в хорошем состоянии. Через это забрало нельзя было увидеть никакую улыбку.

— Что ж, ладно. Займись лечением жителей деревни. И похоронами.

— Похоронами… — задумавшись всего на секунду, Жрица приставила тонкий бледный пальчик к губам. — Но я знаю лишь похоронные обряды веры Матери Земли. Думаешь, всё будет в порядке?

— Сомневаюсь, что это будет их волновать. Пока это ритуал бога порядка — сойдёт всё.

— Ладно. Оставь это мне, — незамедлительно ответила Жрица, после чего оглянулась и пошла к толпе, держа свой звенящий посох. — Простите, я опоздала!

— Ах, вы перешли, — Ящер Жрец, обрабатывающий рану своей грубой чешуйчатой рукой, повернул голову на длинной шее, чтобы посмотреть в её направлении.

— Да, — сказала она, уверенно кивнув, и начала доставать бинты и мази из своего ранца. — У меня всё ещё осталось одно чудо, так что, если здесь есть человек с серьёзными ранами, я могу использовать на нём Малое Лечение…

— В случае таковом, оставляю оного пациента вам. Похоже, его серьёзнисто побили, и моей выдумки уже не хватает на его вылечение.

— Ладно!

Когда Жрица жила в Храме, её основной работой был уход за ранеными авантюристами. Закатав рукава и начав стремительно носиться между пострадавшими, она показывала больший авторитет в этом деле, чем можно было предположить по её годам.

Убийца Гоблинов следовал за ней взглядом, размышляя в своей голове над одним вопросом.

На этом точно всё не может закончиться, но?..

— Оркболг!

От пронзительного и ясного предупреждения Высшей Эльфийки Лучницы вся группа подняла взгляд.

Должно быть, он наблюдал за ними, скрывавшись за тенью от бочки. Теперь же он выпрыгнул из тени и устремился к дороге — одинокий гоблин, пытающийся сбежать.

Он бежал как напуганный заяц; чуть ли не подскальзываясь и не спотыкаясь, становясь всё меньше и меньше в глазах тех, кто за ним наблюдал.

Но это продлилось лишь мгновение.

— Феи, торопитесь малость! Сластей вам нет, нужна мне шалость!

Дворф Шаман прочитал заклинание Связывание, и верёвка сама по себе обвилась вокруг убегающего гоблина подобно змее. Она связала его в районе ног, от чего тот хорошенько ударился лицом о землю.

И это была именно та брешь, которая нужна была Высшей Эльфийке Лучнице. — Думал, мы позволим тебе уйти?! — движением, достаточно впечатляющим для того, чтобы его запечатлели на холсте, она сняла со спины свой большой лук и начала прыгать. С бочки на стену, а оттуда воздух — она совершала прыжок за прыжком, целясь в свою мишень.

— Так их было двадцать!..

В тот же момент Убийца Гоблинов достал стрелу из своего колчана.

— Не убивай его! Мы хотим, чтобы он донёс яд до дома и распространил его там.

Акробатичным движением Высшая Эльфийка Лучница протянула руку и поймала брошенную ей стрелу прямо в воздухе. Мгновение спустя, стрела просвистела вперёд, напоминая собой луч света. Эльфийка приземлилась в тот же момент, когда бегущий вдали гоблин шлёпнулся на землю. Никто не знал, как она успевала зарядить стрелу, натянуть тетиву и выстрелить из лука за столь короткое время. Её навыки воистину были столь продвинуты, что напоминали магию.

— Теперь доволен? — приземлившись, она повесила свой дубовый лук обратно за спину.

— Да. Но… Убийца Гоблинов бормотал чуть ли не про себя, а взгляд его не сходил с гоблина вдали. Тот вытащил древко из своего плеча, разрезал обвивавшую его ноги верёвку и теперь вновь убегал. Он направлялся на север — к заснеженной горе, откуда дул ледяной ветер.

— …это ещё не конец.

Вся группа понимала это.

Гоблины собрали деревенских жителей на площади, потому что им хотелось отправиться мародёрствовать; собранное добро они также собирали на площади. И всё же, они не притронулись к женщинам. Это означало, что они планировали забрать их с собой в гнездо. Двадцать гоблинов, напавших на деревню, были всего лишь передовым отрядом. Их было гораздо больше, и теперь никто не знал, когда они организуют следующую атаку или попросту отступят.

Убийца Гоблинов закончил свои вычисления и охотно поделился своим заключением:

— Как только наши заклинания восстановятся — мы пойдём в атаку.

Он встал на колени перед сидевшим на земле старостой деревни, после чего посмотрел ему прямо в глаза. Лицо старосты напряглось от мыслей об очередной битве, но Убийца Гоблинов лишь сказал: — Я хочу попросить разрешения на подготовку к ночной атаке, а также место для ночлега на эту ночь. Вы не против?

— Ч-что? В-вовсе нет! Если мы можем помочь вам хоть чем-нибудь, просто дайте знать…

— Тогда расскажите нам о группе авантюристов, что приходила до нас. И есть ли в этой деревне следопыты?

— Д-да, имеется. Всего один… он молод, но он здесь.

— Мне надо узнать географию горы. Мне нужна карта, пусть и простая.

Староста горячо кивал, но затем, кажется, подумал о чём-то, и на лице его появилась раболепная улыбка:

— Ох, но… что касается награды, мы не можем…

— Гоблины гораздо важнее, — решительно сказал Убийца Гоблинов. Игнорирую ошарашенного, он уставился на северные горы. Где-то за завесой облаков солнце уже погружалось за вершины, и неистовый ветер принёс на себе первые признаки ночи.

— Как только всё будет готово, мы отправимся туда убивать их.

§

К счастью, учитывая случившееся, нанесённый деревне урон оказался минимальным. Конечно, были и те, кого ранило или убило в битве с гоблинами. Некоторые дома сгорели, некоторые разрушило — всё в порядке вещей. Но авантюристы явились прежде, чем гоблинам удалось утащить награбленное или женщин в своё гнездо. Так что, быть может, всё было к лучшему. Так считала Жрица.

И всё же… и всё же она не могла считать это лучшим из возможных исходов. Так думала она, глядя на деревенское кладбище.

Как только они закончили оказывать помощь раненым, ей, девушке-лекарю и Ящеру Жрецу пришлось заняться похоронами.

— О Мать Земля, полная милосердия, молю, своею достопочтенной рукой сопроводи души, покинувшие этот мир.

Со звенящим посохом в руках она бормотала слова молитвы, складывая руки в священный жест каждый раз, когда тело предавали земле и закапывали его.

Это было вполне очевидным действием даже в том случае, если не было риска того, что трупы станут нежитью, если не закопать их. Если живые не могли нормально попрощаться с мертвецами, как они могли продолжать жить столь же спокойно? Живым эти похороны были нужны гораздо сильнее, чем мёртвым.

Пока усопший принадлежал к тем, кто обладал словом, его душу взывал к себе бог, в которого он веровал. Это и заставляло мир продолжать вертеться.

— Сомневаюсь, что атака произойдёт этой ночью, но я не могу быть уверен, — сказал Убийца Гоблинов, покинувший жителей деревни, чтобы закончить с похоронами. — Должно быть, ты вымотана. Отдохни.

Как обычно, в его словах не было места для ответных возражений — и всё же, Жрица понимала, что так он по крайней мере показывал свою заботу. Даже при том, что она всё равно считала его довольно безнадёжным человеком.

Сколько бы раз она его не упрекала, он никогда не учился. И действительно, откажись она, он бы ни за что её не послушал. Она поняла, что лучше будет просто следовать его словам, несмотря на вспышку раздражения.

— Аах… фууф.

Вот почему в данный момент она расслаблялась в тёплой ванне. Она выдохнула, и казалось, будто дыхание исходило от всего её тела, а каждый мускул расслаблялся.

Она находилась на горячем источнике. Как оказалось, находящаяся рядом заснеженная гора когда-то была вулканом, и даже сейчас огненные феи нагревали воду сквозь толщу земли (или что-то вроде того).

Горячий источник был покрыт крышей, стоявшей на сваях, и окружён камнями, от которых нежно взмывал пар. Знакомая каменная статуя Божества Бассейна возвышалась над водой для омовения. Но на ней было изображено два лица, скорее всего из-за того, что это была смешанная купальня, открытая как для мужчин, так и для женщин. По этой причине Жрица крепко обернула себя полотенцем.

Однако, после погружения в мутную воду её тело, так долго напрягавшееся из-за противостояния холоду, кажется, начало таять. Она не смогла остановить расслабленный стон, сорвавшийся с её губ.

— Ммммм…

Похоже, у Высшей Эльфийки Лучницы дела обстояли иначе. Её стройное тело, не прикрытое и лоскутом ткани, напоминало фигуру свободной от всех оков феи. И всё же, она продолжала мяться у края ванны, смотря на ту как испуганный кролик. Она решительно сжимала кулаки, затем погружала в воду кончик большого пальца ноги, после чего резко отскакивала от купальни.

— Ооох… оох… ты уверена насчёт этого? — она выглядела как дитя, не желавшее принимать ванну — на самом деле она напоминала знакомых Жрице юных послушниц, и это вызвало на её лице улыбку.

— Говорю тебе, всё в порядке. Это просто источник с горячей водой.

— Это место, где духи воды, земли, огня и снега собираются вместе. Разве тебя это не тревожит?..

— А должно? Я думаю, ощущения от этого восхитительные…

— Хммм…

Взгляд Высшей Эльфийки Лучницы метался между Жрицей и ней самой, а уши её неуверенно подрагивали. Спустя какое-то время она вдруг прикусила губу и-

— И-ияяяяя!

— Ойой!

— бросилась в бассейн, вызвав огромный всплеск, обрушившийся прямо на Жрицу.

— Пфф! Пфф! — Высшая Эльфийка Лучница, погрузившаяся в воду с головой, выбралась на поверхность с видом промокшей кошки, плюясь и выжимая воду из волос. Наконец, с удивлённым лицом она посмотрела на Жрицу, а затем выдохнула.

— …А. Эта вода тёплая. Довольно… неплохо.

— Боже! Разве не это я пыталась сказать тебе всё время? …И ты не должна была прыгать сюда.

— Ты уж прости за это. Просто мне было слишком страшно входить в воду любым иным способом.

— …Хи-хи.

— …Ха-ха-ха!

Промокшие с головы до пят, они переглянулись и разразились радостным смехом.

Неважно, насколько высокого ранга достигал авантюрист, вызванная битвой тревога никогда не покидала его. Может, Высшая Эльфийка Лучница и обладала Серебряным рангом, она всё ещё была юной и неопытной; а уж Жрица и того более. Они происходили из разных рас, но эмоционально они были примерно одного возраста.

Они сидели спина к спине, смотря на небо. Звёзды были закрыты густыми свинцовыми облаками, и лишь тень двух лун смутно проглядывала сквозь них.

Он как-то раз сказал — когда же это было? — что гоблины пришли с зелёной луны.

Одеяния девушек были аккуратно сложены и лежали возле купальни, вместе с оружием и инструментами, которые те использовали в недавней битве. Убийца Гоблинов предупредил их, что во время купания им стоит быть готовым к неожиданной атаке.

Может, он даже в ванной носит эти броню и шлем…

Представленный образ оказался слишком уж смешным, и девушки вновь захихикали.

— Хотела бы я, чтобы все остальные тоже к нам присоединились, — сказала Жрица.

— Ох, ну ты ведь знаешь: «Грязь более подходительствует ящеру». Серьёзно, кто вообще моется в грязи? Я совершенно не понимаю народ ящеров, — от передразнивания эльфийки улыбка Жрицы стала ещё шире. — А дворф был весь из себя такой: «Вино — вот лучший способ оживить своих внутренних духов!» А что касается Оркболга…

— …Стоит на страже. Ну разумеется. Жрица моргнула, сомкнув и разомкнув свои намокшие от пара ресницы, и обхватила свои колени руками, прижав те к груди. — Вот только я слегка переживаю. Он совсем не отдыхает…

— Ага, ну, энергия для дела у него есть. Он постоянно говорит, что ему надо убивать гоблинов.

— Разве это… не кажется тебе странным?

Ещё как было тем заключением, с которым они обе могли согласиться. Крайне легко было представить его следящим за заснеженной равниной и бормочущим:

— Гоблины, гоблины.

— Оставь мы его в покое, он бы провёл так всю жизнь, — сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Думаю… ты права. В ответ Жрица глубоко кивнула.

И это было правдой. За год, что прошёл после того, как она встретила Убийцу Гоблинов, он сильно изменился. Как и она. Но всё же…

— Ну, благодаря тому, что мне вечно приходится идти у него на поводу, я смогла посетить Север, так что, думаю, я не так уж и против всего этого, — сказала эльфийка. Она начала беспокойно плескаться в воде, будто бы пытаясь выкупить себе времени для размышлений. От этих движений пар начал клубиться ещё гуще. Жрица взглянула на неё.

— Ам… ты сказала, что покинула дом, так как тебе хотелось увидеть, что же находится за пределами леса, верно?

— Угу. Высшая Эльфийка Лучница расслабленно потянулась руками и ногами. Жрица слегка поменяла позу для сидения. — У нас говорят: «ты жив, пока не умер», но если за всю жизнь ты познаешь лишь лес, то какой в ней смысл?

— Я даже не могу себе представить, каково это — жить тысячи лет.

— Да нет в этом ничего такого. Ты словно массивное старое дерево. Ты просто… здесь.

Сама по себе такая жизнь не была уж настолько плохой. Своим указательным пальцем Высшая Эльфийка Лучница начертила в воздухе круг. Естественно, Жрица следовала взглядом за её движениями. Даже мельчайшие жесты эльфийки были отточенными и благородными.

— Итак, — сказала Жрица, погружаясь всё глубже в воду, чтобы скрыть своё смущение от того, что она чересчур пристально наблюдала за движениями эльфийки, — ты ушла, потому что… тебе стало скучно? Как бы, я слышала, что такое часто случается…

— Ты права, но лишь наполовину, — она замялась. — По правде говоря, я почувствовала, что должна что-нибудь сделать.

Она поведала, как ей приходилось охотиться на чрезмерно расплодившихся животных и возвращать тех земле, собирать фрукты там, где их выросло слишком много, чтобы увлажнить горло, и постоянно следить за природными циклами.

От всего этого голова может закружиться. Постоянно есть работа, и её надо делать. А ведь лес никогда не прекращает расти. Но знаешь что?

Тут она подмигнула и по-заговорщицки улыбнулась. — Однажды я увидела, как по руслу реки несло древесный листок. И мне стало интересно, куда же он направляется? А затем моё любопытство взяло надо мной верх. Она рассмеялась.

Она поспешила домой и прихватила свой лук, после чего она уже неслась среди деревьев чуть ли не с оленьей скоростью, преследуя тот лист. И когда она отвлеклась от него и осмотрелась, то осознала, что уже покинула лес. Следуя за листом, она прыгала по речному руслу с камня на камень.

— И… что же ты нашла?

— Могу тебя заверить — ничего интересного, — сказала она, прищурив глаза словно довольная кошка. — Плотину. Построенную людьми. Я впервые в жизни увидела такое — и мне это показалось крайне интересным. Лист, плывущий по речным волнам, был пойман этой плотиной.

Едва ли можно сказать, что в тот момент она получила какое-то откровение. Высшая Эльфийка Лучница слабо улыбнулась. После чего она слегка разомкнула губы и начала посвистывать. Своим звонким голосом она напевала песню.

Что ждёт нас там, в конце речного русла?

Цветёт что там, где птицы держат курс?

Если ветра рождаются за гранью горизонта,

Куда ж с небес радуга держит путь?

Ответы чтоб найти, уйти надо далёко,

Но будет то прекрасно — не забудь.*

Жрица изумлённо заморгала, вызвав у Высшей Эльфийки Лучницы довольное: «Хех!».

Поговаривали, что нет расы более элегантной, чем эльфы.

Высшая Эльфийка Лучница мельком взглянула на грудь Жрицы и грузно вздохнула.

— Ты всё ещё продолжаешь развиваться… везёт тебе.

— Эм… чего?! — Жрица смогла лишь издать набор странных звуков, а её лицо полностью залилось алой краской. — О ч-чём ты говоришь?! Да ещё и так неожиданно!

— Мы говорим о времени. О его течении. Об этом была песня, и об этом же был мой комментарий.

Она тихо захихикала. Казалось, будто в её горле звенел колокольчик. Смеясь, она протянула руку и провела ею по намокшим волосам Жрицы.

— Как бы… у меня ещё полно времени, но…

— Полно? Жрица посмотрела вниз, не сопротивляясь гладившей её по волосам руке.

—Ага, — Высшая Эльфийка Лучница кивнула. — Люди… они стареют и умирают спустя всего сотню лет или около того, верно?

— Угу…

— Интересно, почему все не могут долго жить. Возможно, будь я человеком, мне бы удалось найти в этом хоть какой-нибудь смысл.

— …Родись ты человеком, то просто бы желала обладать красотой эльфов, — пробормотала Жрица. Она не сожалела о том, кем она родилась и выросла, но слово если всегда обладало очарованием желания, которому никогда не суждено исполниться.

Взять, к примеру, этот самый день. Она сражалась бок о бок с Убийцей Гоблинов; он прикрывал ей спину. Но что, если бы она могла сражаться больше? Что, если бы она достигла большего уровня владения чудесами или заклинаниями? Смогла бы она помочь ему больше, чем на данный момент?

Однажды она пообещала себе, что если он попадёт в беду — она поможет ему. Сделала ли она это сегодня? А ведь при таком раскладе…

Оставь мы его в покое, он бы провёл так всю жизнь.

Она почувствовала, что у её мыслей наклёвывается заключение, причём то, которого нельзя избежать.

— …

— Готова поспорить, родись ты эльфийкой, то желала бы стать человеком.

Высшая Эльфийка Лучница подчеркнула свою ремарку, приобняв голову Жрицы, прежде чем отпустить её. Жрица подумала, что ей удалось учуять запах леса, заполняющий её нос.

Конечно ей показалось. Это место должно было быть домом лишь для земли, воды и огня.

Но… что если ей не показалось?

Должно быть, эльфы не теряют своей связи с лесом, даже когда покидают его…

— Наверное, ты права, — сказала Жрица и выдохнула. Она почувствовала, как нечто в глубине её сердца, что-то стойкое и непоколебимое, начало движение.

— Может, нам стоит задуматься о том, чтобы выйти отсюда? — спросила она. — У нас не так много времени на развлечения.

— Твоя правда, — Высшая Эльфийка Лучница резко встала. — Этот мир просто отказывается играть с нами по-лёгкому, да?

§

— Ситуация выглядит неблагоприятной, — сказал Убийца Гоблинов. Он стоял перед потрескивающим камином, находящемся в деревенской таверне. Второй её этаж был отведён под гостиницу, что было вполне типично для подобных мест.

Тепло пламени заполнило бревенчатое здание, а тени от трофеев танцевали на стенах из-за мерцания огня. Авантюристы, вернувшиеся после соответствующих им расслабляющих занятий, сидели за огромным столом с кружками, до краёв заполненными медовухой.

Девушка-лекарь и её сестра вместе с почти всеми жителями деревни убеждали своих спасителей остаться на ночлег в их личных домах, но Убийца Гоблинов отказался.

— Мы все заплатим за свои места в гостинице. Если разделимся, то не сможем быстро среагировать на то, что может случиться.

Жрица была слегка озадачена порывом облегчения, который она почувствовала, когда он сказал это.

Теперь же жители деревни окружали авантюристов, при этом держась слегка поодаль от них. Их действия наполовину были вызваны томительным ожиданием, а наполовину — чистым любопытством. Некоторые же рассматривали девушек из группы авантюристов с крайним интересом. От вызванного их пристальными взглядами дискомфорта Жрица заёрзала на месте.

Полагаю, можно считать небольшим благословением тот факт, что тут никто не похож на того, от кого стоит ждать больших неприятностей…

— Думаете… они не хотят, чтобы мы здесь находились? — спросила она, глядя на стоявшую на столе еду.

Варёный картофель, сырой картофель, картофель, картофель… им был предложен один лишь картофель. Жрица, разумеется, ни в коем случае не ожидала роскошного пира. Она была привычна к скромной доле. Да и на дворе была зима; землю закрывал снег, и сохранение провизии было просто необходимым. Но всё же — один лишь картофель?

— Да не, — сказал Дворф Шаман и помотал своей головой. — Судя по тому, что я слышал, приходившие сюда до нас авантюристы скупили все запасы.

— Всё?

— Тяжело поверить, но они сказали, что им это нужно для убийства гоблинов. Дворф Шаман облокотился подбородком о свои руки.

— Ха-хаа! Полагательствую… — Ящер Жрец размахивал своим хвостом по полу так, словно бы пытаясь сказать, что им не стоит судить других. — Говаривают, что пред убиением гоблинов, оных надобенно выманить. Некрупное сдерживание врагов, понимаете. Быть моженно, им и правда были нужны сии запасности?..

Хмм. Жрица задумчиво приставила пальчик к губам, и пока она озадаченно покачивала головой, её волосы развевались подобно морским волнам. Было вполне очевидно, к кому стоит обращаться с подобным вопросом.

— Это было необходимо?

— Зависит от времени, места и обстоятельств, — равнодушно ответил их специалист по убийству гоблинов. — Изредка можно встретить бродячие племена без гнезда. Погоня может занимать продолжительное время.

— Но именно времени-то у нас и нет, да? — сказала Высшая Эльфийка Лучница, радостно упиваясь медовухой. Её щёки уже приобрели красноватый оттенок; возможно, ванна имела к этому какое-то отношение, но в основном всё дело было в алкоголе. — Мы не знаем, что находится в этом гнезде, и не знаем, сколько их там. К тому же, есть возможность того, что другие авантюристы до сих пор живы.

— Нам крупно повезло, что этих деревенских жителей не забрали. Кто знает, сумели бы мы вызволить их из плена, пока не стало слишком поздно?

Убийца Гоблинов кивнул, после чего развернул на столе лист пергамента. — Мы не можем ждать, пока болезнь от стрел станет смертельной, но сейчас они уже могли ослабнуть. На листе была нарисована простенькая карта с изображённым на ней маршрутом от деревни до гор; он попросил местного охотника нарисовать её. Несколько небрежных пометок, по всей видимости, были добавлены самим Убийцей Гоблинов.

— Исходя из слов охотника, это место почти наверняка является гнездом гоблинов.

— Да, но… — Высшая Эльфийка Лучница провела пальцем по карте, отмеряя расстояние между деревней и пещерой. — Если деревенских жителей не похитили, почему бы нам не отправиться туда прямо сейчас?

— Думаю, я знаю, что планировали предыдущие авантюристы.

После этих слов взгляд каждого находящегося в комнате был прикован к Убийце Гоблинов. Он взял жареную картошку и засунул её в свой рот. Его шлем слегка двигался, а из под него исходили звуки жевания и глотания.

— Девушка-лекарь рассказала мне, что помимо провизии та группа купила древесину.

— Древесину? — спросил Дворф Шаман. — Но они же могли просто — нет, постой, не говори мне, я сам пойму. Он сделал глоток медовухи и вытер несколько капель со своей бороды, попутно игнорируя взгляд уставившейся на него эльфийки.

Старый мудрый дворф побурчал про себя, а минуту спустя он щёлкнул пальцами и сказал:

— Ах! Теперь я понял! Это не дрова для растопки, так что речь идёт не о заполнении гнезда дымом. Они готовились к чему-то другому. И они взяли с собой кучу еды. А это значит…

— Да, — Убийца Гоблинов ответил так, будто бы это было самым естественным делом в мире. — Они собирались взять их измором.

Пламя издало громкое тресь. Какое-то время никто не проронил ни слова. Ящер Жрец взял кочергу и вяло ткнул ею деревяшку. Раздался ещё один звук, когда деревяшка раскололась, заставив несколько искор взмыть вверх.

— Но вестимо сие, что вражин множественно, а их мало, — сказал он.

— Эта тактика работает, — бесстрастно сказал Убийца Гоблинов. — Но не в том случае, когда ты пытаешься уничтожить огромное количество врагов на их территории.

Жрица представила себе эту сцену, и её тело напряглось. Ужас от столкновения с гоблинами, голодавшими несколько дней кряду.

Не думаю, что я бы смогла это вынести.

Затем Жрица подумала о жителях деревни. О том, как они попросили авантюристов остановить гоблинов, ворующих у них еду, а эта группа выбрала тактику, для которой потребовалась провизия всей этой деревни.

— Сами мы не можем подготовить ни меча, ни зелья, ни еды на одного. Глоть. — Убийца Гоблинов хлебнул медовухи, даже не снимая шлем. — А авантюристы без провизии к ночи будут уже мертвы.

— Оркболг, ты не мог бы хоть разок подумать о чём-нибудь другом.

— Я пытаюсь.

Глоть, глоть. Ещё медовуха.

Его четверо компаньонов наблюдали за этим с практически незаметными улыбками на лицах. Они прекрасно знали, что не будь он таким, какой он есть, эта группа ни за что не была бы сформирована.

— И, милорд Убийца Гоблинов, — сказал Ящер Жрец, уже привыкший к роли военного советника. — Какую стратежность вы придумали на сей раз?

— Ничего. Он звучал нехарактерно раслабленно.

Они ничего не знали ни об устройстве гнезда, ни о количестве врагов. Не зная о том, живы ли до сих пор другие авантюристы или же нет, они не могли в открытую разрушить это гнездо. А раз гоблины уже напали единожды, то они точно придут и во второй, и в третий раз.

Таким образом, у них оставалась лишь одна возможная стратегия.

Быстрое и открытое нападение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий