Убийца Гоблинов | Том 3

Скачать

Аннотация

С приходом осени наступает время Фестиваля Урожая, и у всех вокруг праздничное настроение. Дворф Шаман, Жрица и даже Девушка Рыцарь помогают с подготовкой огромного пира, но вот глаза Регистраторши нашли себе приз побольше — свидание с Убийцей Гоблинов! Пока в округе нет гоблинов, у твердолобого авантюриста нет причин отказывать ей, но куда же подевалась его старая подруга — Пастушка?.. Нити чувств всё сплетаются и сплетаются в воздухе, но Убийца Гоблинов чувствует неизвестную угрозу, скрывающуюся за этими казалось бы мирными деньками…

Над томом работали

Перевод: Red Crow

Коррект: Wisenheimer

Вычитка и оформление: TiKi

Работа с иллюстрациями: TiKi

Начальные иллюстрации

Пролог

Жизнь — когда кости бросают

И кидают их день ото дня.

Лишь две единицы тебе выпадают,

Но ведь говорят, что удача честна.

И до смерти твоей ничто неизменно,

Смейся плачь — нету смысла пытаться,

На костях лишь два глаза смотрят надменно.

О змеины глаза, о змеины глаза!

Пусть мне выпадет завтра двенадцать!

Глава 1. Урожайная луна

Одинокий клуб дыма вяло пролетел по бледному небуа.

Кто-нибудь, умудрившись проследить за его источником, увидел бы небольшую ферму, стоявшую на вершине холма.

В частности, небольшое каменное строение, стоявшее на краю фермерских угодий.

Дым поднимался в воздух из дымохода, словно мазок кисти, стремящийся вверх.

В маленьком здании возле печи стояла женщина, дуя изо всех сил и вытирая пот со своего лба.

Её кожа имела здоровый оттенок, показывавший, что росла она под лучами солнца. Она имела припухлости во всех тех местах, где девушке стоило их иметь — но вот мягкотелой её нельзя было назвать.

— Хмм… Примерно, вот так?

Пастушка вытерла сажу со своих щёк тряпкой, обёрнутой вокруг её плеча поверх рабочего фартука, и удовлетворённо прищурилась.

Её светлые глаза были зафиксированы на свинине, висевшей под навесом и видимой даже за окном.

Дым обволакивал её, постепенно высвобождая жир вместе с ароматом, перед которым невозможно было устоять.

Копчёный бекон.

Каждый год они брали свиней, изрядно выросших на желудях и маргаритках, и коптили их таким способом.

В маленьком здании было полным-полно свинины, и они могли дать ей коптиться целый день. Они могли продолжать этот процесс несколько дней — производство бекона было трудоёмким процессом.

Так что обычно в такие моменты он протягивал руку помощи, даже если и делал это без единого слова.

— Ну, полагаю, когда у тебя есть дело, надо им заниматься, — сказала себе Пастушка, после чего рассмеялась так, словно это её совсем не волновало.

Всё-таки она знала его. Он наверняка придёт домой целым и невредимым, а затем, не спрашивая ничего, начнёт ей помогать как и всегда.

Вера в это столь естественно пришла ей в голову, что ей даже не пришлось думать об этом.

— Оп!

Ей было приятно встать и потянуться после столь долгой слежки за огнём, проведённой в согнутой позе.

Она встала, вытянула руки, и пока грудь подскакивала, она похрустела суставами и издала ещё один мощный вздох.

Как только она подняла своё лицо, перелив света затанцевал по тёмному лесу, поднявшись из-за горизонта.

Рассвет. Солнце. Начало нового дня — хотя, по сути дела, её день был уже в самом разгаре.

За холмом, поля пшеницы, что проходили по той стороне дороги, поймали на себе лучи солнца и засверкали. Ветер нежно сгибал колосья, создавая рябь в море золота. А вот шуршание стеблей звучало явно не как шум моря.

Или же так казалось Пастушке. Она никогда не была на море.

Вскоре, фермерские петухи заметили приближение утра и начали кукарекать.

Их крики сгоняли с людей пелену дремоты, и на горизонте появились тонкие струйки дыма. Было довольно рано, а потому их было немного.

Утренний свет показал, как сильно этот город источал энергию жизни.

Вывески покачивались на верхушках зданий, вымпелы в форме драконов или богов трепетали под порывами ветра.

Тот же ветер донёсся и до Пастушки, касаясь её щёк и уходя дальше.

— Вау… — От холодка она слегка вздрогнула.

Ветер приятно обдал её запотевшую кожу, но он был не столько прохладным, сколько неуютно холодным.

Солнце начало выползать из-за горизонта, источая мягкий свет.

Стояла осень.

Наступил сезон урожая. Лето закончилось, и уже пора было готовиться к зиме.

Ферма с городом были довольно заняты в это время.

Оживлённая и полная до отвала всевозможных богатств, осень была самым прекрасным сезоном на свете.

Хотя, в глазах Пастушки все сезоны были прекрасны.

Она знала, что все работали не покладая рук — в том числе и он.

А ещё она знала, что он придёт и поможет ей. И когда он сделает это… да!

— Я приготовлю ему рагу из нашего свежего бекона!

Сперва ей надо было убедиться в том, что он сыт и полон сил.

Одна лишь эта мысль словно скинула камень с её сердца, и она чуть ли не вприпрыжку отправилась в главный дом.

Всё-таки осень ещё была порой фестиваля.

 

§

 

Пятый гоблин пал примерно в полдень.

Камень со свистом пролетел по воздуху и ударил его прямо в глазницу, ломая кость и, наконец, нанося удар прямо по мозгу.

Гоблин рухнул на том же месте с глухим звуком.

Солнце освещало вход в туннель, открывая вид на бойню.

— …Хммф.

Воин бдительно наблюдал за обстановкой из тени находящихся неподалёку камней.

Он был одет в чумазую кожаную броню и дёшево выглядящий стальной шлем. У бедра его висел меч странной длины, а маленький щит был прикреплён к его руке.

Этим, на вид потрёпанным воином, был Убийца Гоблинов.

Ему надо было всего лишь ослабить стражу, а он уже прикончил пять гоблинов.

Однако, нельзя было сказать, что он причинял своим противникам слишком много боли.

Более двух недель прошло с тех пор, как гоблины захватили шахту, являвшейся единственным источником ресурсов этой деревни.

Кто знал, сколько ещё гоблинских бойцов скрывалось за челюстями входа в туннель?

Несколько местных женщин было похищено. Прошло не так много времени для того, чтобы возможное потомство могло бы стать подкреплением для находящихся там тварей. Но заложники значили и то, что у него было меньше способов ликвидации. А из-за того, что в будущем эта шахта ещё понадобится жителям деревни, уловки с использованием ядовитого газа или затоплением шахты тоже были под запретом.

«Предположительно, у меня осталось менее десяти вариантов». — пока он обдумывал всё это, его руки проворно вложили очередной камень в пращу.

Он стоял на небольшой горке вскопанной земли, где он мог не бояться того, что у него закончатся боеприпасы.

Внимательно осмотрев поле битвы, он понял, что всё сражение можно будет завершить с помощью одной лишь пращи.

— О-о чём думаешь, Убийца Гоблинов, сэр?

Позади него стояла юная девушка, обеими руками крепко сжимавшая свой шумный посох.

Она была маленькой и худенькой, облачённая в однородно-белоснежное одеяние. Это была Жрица.

Убийца Гоблинов ответил не глядя на неё.

— Под «о чём» ты имеешь в виду?..

— В смысле, ам, как тебе обстановка? И что мы будем делать?

— Пока не знаю.

Во время разговора он швырнул в воздух ещё один снаряд.

— ГООРБ?!

Он размозжил череп очередного гоблина, отважившегося осмотреть тела стражей.

— Шесть.

Гоблин рухнул навзничь и укатился в туннель. Убийца Гоблинов тихо начал считать.

Не то, чтобы гоблины «нравились» друг другу в каком-либо особом значении. Скорее всего, одному из них просто не повезло со жребием и его заставили сходить посмотреть.

Но правило оставалось нерушимым: используй мёртвых или раненых врагов как наживку для выманивания остальных, а затем убей и их.

Таким способом он и смог достичь уже шести убийств. Деловым движением он перезарядил пращу.

— Но в любом случае это проблема.

— В смысле?..

— У них есть снаряжение.

— …Ох.

Когда он упомянул об этом, она тоже это заметила.

Хоть она и была довольно грубоватой, но всё же мёртвые гоблины были облачены в броню и имели при себе оружие.

Меч, кирка, дубина, короткое копьё и клинок. Некоторые из них гоблины соорудили сами, некоторые были попросту украдены.

— Разве ты не говорил, что они похитили трёх девушек? — спросила Жрица с явным беспокойством на лице. — Нам стоит поторопиться… — И всё же, сама она никуда не устремилась.

Прошло более шести месяцев с тех пор, как она стала авантюристкой.

Более шести месяцев с тех пор, как ей едва удалось избежать смерти во время своего первого квеста. Месяцев, за которые она множество раз попадала в битвы не на жизнь, а на смерть.

Она всё ещё была Обсидианового ранга, девятого по счёту, но по многим причинам её уже нельзя было назвать новичком. Когда она услышала о том, что гоблины похитили деревенских девушек, она не запаниковала.

Или, быть может, её чувства просто притупились со временем?..

Тревога, возникшая из-за её всё растущего опыта, распространилась по её маленькой груди.

Именно поэтому она закрыла глаза и прижалась к своему посоху, молясь всесострадательной Матери Земле. Она молилась о посмертном счастье для этих гоблинов и о том, чтобы им удалось спасти пленённых девушек.

— Прошло много времени перед тем, как их просьба дошла до нас… Эй. — Убийца Гоблинов тихо дождался, пока она не закончит свою молитву, после чего заговорил. — Можешь обыскать их трупы?

— А? — От удивления она задрала свою голову, но её глаза встретились лишь со шлемом, не выражавшим никаких эмоций.

— Я хочу собрать их снаряжение.

— Ох, ам… — Жрица не могла моментально ответить, перебрасывая взгляд от трупов к шлему и обратно.

Разумеется, она не особо боялась или брезговала касаться грязных тел. Гоблины или нет, трупы всегда оставались трупами.

Она не собиралась осуждать принятое им решение — но могла ли она, религиозная послушница, осквернить эти тела?

— Если не можешь, то прикрывай меня.

— Ох, да, сэр. — Жрица кивнула. — Если возможно, я бы лучше…

Убийца Гоблинов не издал никакого звука согласия, но в тот же момент он рванул с места.

Стоя на том же месте, Жрица глубоко вздохнула. Она продолжала считать, что привыкла к такому, но почему-то это всегда оказывалось не так.

Пот проступил у неё на лбу, несмотря на всё усиливающийся зябкий ветер. Она изо всех сил старалась оставаться начеку. Ей хотелось, чтобы их привычные товарищи были здесь с ними — особенно эльфийка.

Хоть технически они и состояли в одной группе, они не всегда ходили в приключения всей гурьбой. Так было и сегодня. И всё же…

Ээх…

Жрица осознала, что её рот испустил ещё один тяжёлый вздох.

Ей ещё столько всего предстояло обдумать, столько всего сделать.

«Но Убийца Гоблинов до сих пор был зациклен на одних лишь гоблинах…»

Естественно, обсуждение с ним всяких вопросов далеко не всегда приносило свои плоды, но в его случае и до этой точки было ой как нелегко добраться.

— У-уупс, надо сконцентрироваться!..

Она неожиданно перестала витать в облаках, быстро покачав своей головой.

Сейчас не было времени отвлекаться.

Она держала свой посох под рукой, заряжая пращу. Она глубоко вздохнула.

— Ты…Ты в порядке?

— Да.
Еле слышимый, но уверенный ответ донёсся до неё.

Убийца Гоблинов приближался к трупам своей привычной проворной, но в то же время беспечной походкой.

— Хмм… Как я и думал, — пробормотал он. — Но у нас нет времени на осмотр окрестностей.

Ему не нужны были их стрелы и шлемы. Он собрал меч, ножны к нему и прочую мелочь с бедра одного гоблина, стянул у второго кинжал и забрал кирку у третьего.

Завершив акт мародёрства, он направился туда, откуда пришёл.

— ГОРБ! ГРРОООРБ!!!

— Убийца Гоблинов, сэр! Они здесь!..

Убийца Гоблинов понёсся вперёд, пока Жрица неуклюже запустила камень из пращи.

Вдруг, позади него, из входа в пещеру выполз гоблин, выпуская изо рта клубы вонючего воздуха.

Авантюристы не были единственными, кто использовал гоблинов в качестве наживки. Выжившие монстры наверняка думали, что им удастся выманить людей с насиженного места с помощью трупов своих товарищей.

Но камень Жрицы ударил гоблина прямо в плечо, и он издал истошный визг.

— Неплохо.

А Убийца Гоблинов не был бы самим собой, если бы упустил такую возможность.

Со скоростью, догадаться о которой было невозможно, учитывая вес его брони, он швырнул что-то своей правой рукой прямо через плечо.

Это был меч, висевший у него на поясе.

— ГББР?!

Он пронзил гоблинскую глотку с глухим чвяк. Убийца Гоблинов даже не развернулся к врагу для этого броска. Украденный им меч оказался в его руке как раз к тому моменту, когда та тварь рухнула своей спиной на пол пещеры.

— Семь. Ещё есть?

Убийца Гоблинов носился между тенями валунов, бросая на землю украденные мелочи.

— Насколько я вижу, — сказала Жрица, осматривая вход в туннель, — больше никого.

— Хорошо.

Он быстро сфокусировался на осмотре украденного оружия.

Он прицепил ножны врага к своему поясу и засунул в них меч, который держал в руке. И клинок он тоже прикрепил к поясу.

Рассматривать гоблинов в качестве ходячего арсенала для себя было его классической стратегией.

— Выдвигаемся.

— Что? Выдвигаемся?

Обновив снаряжение, Убийца Гоблинов встал.

Жрица, всё ещё стоявшая в полусогнутом состоянии, заморгала от замешательства, глядя на него.

— Я думала, у шахты всего один вход.

— Так и было. До случившегося две недели назад. — Убийца Гоблинов поднял кирку и взмахнул ею в сторону Жрицы.

— Иик!
Это обыденное действие легко было принять за атаку.

— Убийца Гоблинов, сэр! П-поосторожнее с этой штукой!

— Смотри.

— И на что там смотреть?..

Озадаченная, она покорно повернулась в сторону кирки, сосредоточенно осматривая её.

Она была довольно потрёпанной, старой и грязной, наверняка её бросили где-то в шахте. Её края затупились от неустанного употребления. На ней виднелись тёмно-малиновые пятна… и частички земли.

— ?..
Кончиком своего белого пальца Жрица сняла щепотку почвы. Она была влажной — только что вскопанной.

— Убийца Гоблинов, сэр, это ведь значит?..

— Да.

Убийца Гоблинов кивнул и закинул кирку на плечо.

Он прекрасно осознавал, что гоблинам были чужды понятия металлургии.

Они копали туннели не для поиска ресурсов — по крайней мере не сейчас.

И это могло значить только одно.

— Я прокопаю боковой туннель и устрою им западню.

 

§

 

Он оказался целиком и полностью прав.

Убийца Гоблинов направился к ранее нетронутой стороне горы.

Но теперь они обнаружили здесь новый туннель — вместе с гоблинами, выползающими из этой дыры подобно червям.

Все они были чумазыми от грязи, уставшими и явно измотанными… иначе говоря, просто идеальные условия.

— ГУААУА?!

— Восемь.

Убийца Гоблинов спокойно швырнул кирку, обрывая очередную жизнь. Может, этот инструмент и затупился от времени, но его остроты было достаточно для того чтобы раздробить грудную клетку этой твари и пронзить ей сердце.

При виде павшего товарища гоблины начали жутко шуметь.

И кто бы мог их в этом винить? Это было слишком ожидаемо.

Эти парни совершали грабежи в то время, которое для них было ночью, а их при этом ещё и заставляли копать этот туннель для засады.

Они не могли спать и от усталости чувствовали себя просто отвратительно, да ещё гоблин высокого ранга стоял позади и хлестал их хлыстом. Им сказали, что их наградой станет юная жрица — но когда наступала их очередь, они осознавали, что она не так уж и сильно отличалась от других пленниц. Естественно, мораль их была подорвана хуже некуда.

Убийца Гоблинов предпочитал «сумерки», но и «полночь» вполне годилась.

А иначе в чём вообще был смысл этой тактики?

Он быстро пересчитал гоблинов, впавших в замешательство от его засады.

— Одно копьё, одна кирка, две дубины, нет луков и нет заклинателей.

И всего два авантюриста.

— Вперёд, — сказал он.

— Д-да, сэр!

Кивнув, Жрица последовала за ним, изо всех сил стараясь не отставать.

Он ни за что и никогда не поступил бы так глупо, упустив инициативу, полученную с помощью неожиданной атаки.

Убийца Гоблинов влетел в гущу врагов словно стрела, пока посох Жрицы взмыл высоко вверх.

— «О, Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий!»

Невидимое поле придало ему дополнительную защиту помимо его щита, отражая копья гоблинов, наконец-то сумевших скоординироваться.

Это было чудо Защиты.

— ГРРОРГ?!

— Девять… Десять.

Убийца Гоблинов не прекращал движение.

Его рука сверкала, пока он уничтожал вооружённого небольшим копьём гоблина, а затем перерезал глотку гоблину с киркой.

Жрица координировала свои действия в зависимости от действий Убийцы Гоблинов, при этом оба они не перекинулись и словом.

Это был результат полугодовой совместной работы. Держа свой посох одной рукой, другой она зарядила пращу.

— ГООРБ?!

Копьё треснуло напополам, ударившись о силовое поле, и гоблин, ныне безоружный, получил удар мечом в череп.

Убийца Гоблинов не обременил себя даже мимолётным взглядом на рухнувшего врага, чьи мозги стекали по его мечу, но пинком он подбросил кирку себе в руку.

Он не любил двуручные оружия, но по крайней мере его щит был прикреплён к руке. Он мог размахивать ей безо всяких проблем.

— Следующий.

Гоблины были хилыми монстрами, самыми слабыми из всех — бояться тут было нечего.

Похвастаться они могли лишь размерами и жестоким интеллектом человеческих детей, возможно они были самыми распространёнными монстрами в этом мире.

«Да… разумеется».

Сражаясь с несколькими из них снаружи, Убийца Гоблинов мог понять, откуда у тех появилась такая репутация. Неудивительно, что многие деревенские жители пытались стать авантюристами после того, как им удавалось прогнать одного такого из своей деревни.

Гоблин напал на него неловким взмахом дубины, и Убийца Гоблинов киркой схватил его руки, а затем проткнул его сердце.

Мерзкая кровь начала хлестать из раны.

— ГООРОРОРОГБ?!

— Одиннадцать.

Он даже не собирался тратить время на то, чтобы вытащить кирку обратно. Он просто бросил её вместе с трупом.

А пока он поворачивался к последнему гоблину, рядом просвистел камень.

— Хи… яя!

— ГББОР?!

Гоблин тупо вскрикнул, когда камень ударил его прямо по щеке с глухим звуком.

Тварь рухнула на землю. Убийца Гоблинов без колебаний прыгнул на неё и вонзил свой кинжал ей в грудь.

— Двенадцать.

Он яростно провертел лезвие, чтобы наверняка, после чего придерживал гоблина, пока тот не перестал трепыхаться.

Наконец, он выдохнул.

Какие бы преимущества не были на его стороне, когда враг превосходил числом, времени на отдых не было.

Но в итоге возникло затишье.

— Ам, Убийца Гоблинов, сэр? — Жрица поспешила к нему, попутно рыская в своей сумке в поисках бурдюка. — Пить не хочешь?

— Хочу.

— Вот, прошу.

Он привычным движением взял кожаный мешочек, сделанный из желудка какого-то животного. Он снял крышку и жадно глотнул сквозь открытое забрало своего шлема.

Их долгое знакомство подсказало Жрице наполнить бурдюк разбавленным виноградным вином.

— Ты должен напиться вдоволь.

— Твоя правда.

Насколько она могла судить, он находился в хорошем физическом состоянии — по его меркам. И всё же, это казалось всего лишь необходимым минимумом.

«Полагаю, странно будет говорить, что я пытаюсь позаботиться о нём…»

Хотя, она определённо считала, что он был тем, о ком стоило заботиться.

Глоть, глоть. Пока он пил, она думала про себя.

— Хороший выстрел, — пробормотал он.

Она не сразу поняла, что значило его замечание, и озадаченно посмотрела на него. Но вскоре она поняла, что он говорил о её выстреле из пращи.

— Ох… Я тренировалась.

Она ударила кулаком в свою маленькую грудь и уверенно кивнула.

Не то, чтобы она гордилась своим изученияем смертельных искусств. Но в некотором смысле она делала это, чтобы помогать людям — так что, возможно, это можно было считать одним из её испытаний.

Если бы она была совершенно беспомощной перед лицом опасности, она точно стала бы для своих компаньонов лишь обузой. Она начала изучать искусство владения пращой для самозащиты, но оружие оказалось на удивление разносторонним.

Убийца Гоблинов закончил пить с истинной жадностью и поставил крышку на место.

— Отличная работа.

«…Ох!»

Он бросил эти слова обыденным тоном, но от них её сердце забилось быстрее.

Её щёки, всё её лицо вдруг заполыхали.

«Он… только что похвалил меня, не так ли?»

Она едва ли могла попросить его повторить эти слова, вот насколько это было необычным.

Но Убийца Гоблинов продолжил говорить, будто бы ничего необычного и не произошло.

— Мы существенно сократили их ряды. Наверняка осталось примерно двое-трое, включая хоба*.

— Х… хоба?..

Голос Жрицы послабел, явно не радуясь подобному сценарию.

— Мы не видели никаких тотемов, — сказал Убийца Гоблинов, слегка кивнув, спокойно протягивая ей бурдюк. — Вот, попей.

— А? Ох…

Жрица приняла его с некой нерешительностью. Она задумчиво прикоснулась к губам своим тоненьким, бледным и прямым пальчиком.

— Т-точно…

Убийца Гоблинов проигнорировал её нежелание прикладываться губами к бурдюку. Вместо этого он воспользовался лохмотьями валяющегося рядом гоблина чтобы вытереть жир с кинжала, после чего повесил его обратно на бедро. Далее последовал, всё ещё воткнутый в тело жертвы.

Он упёрся о труп и выдернул меч, проверив лезвие и очистив его перед тем, как засунуть обратно в ножны.

Он проверил содержимое своей сумки, состояние снаряжения и, наконец, кивнул.

— Ты готова?

— Ох… да, сэр.

— Тогда отправляемся.

Хобгоблин. Два охранника. Всего пятнадцать монстров.

Нетрудно представить, что с ними стало.

Удивительно, но среди всей этой тьмы трепетал тоненький лучик света — все женщины были живы и здоровы.

Но как они могли вновь обрести своё счастье в жизни после того, как их изнасиловали гоблины?

Жрица даже представить себе не могла.

 

§

 

— Он никогда не использует достаточное количество слов! Вот вообще! Ни разу! — Высшая Эльфийка Лучница ударила по столу своей кружкой. — «Ясно. Вот как? Вот именно. Гоблины, гоблины, гоблины…» — вот и весь его словарный запас!

Её уши скакали вверх и вниз, повторяя движения за кружкой с вином, которое так и расплёскивалось повсюду.

Её лицо, обычно чуть ли не полупрозрачное, сейчас было ярко-красным, а глаза уже начали закатываться.

Такое состояние не особо подходило высшей эльфийке — то есть она была в стельку пьяна.

Опустилась ночь. И хоть она и располагалась в приграничном городке, таверна в Гильдии Авантюристов отнюдь не пустовала.

Большинство посетителей только вернулись с заданий или же готовились идти на них, а страстные крики, восхваляющие падших или ободряющие раненых вырывались из общего шума.

Учитывая всё это, Высшая Эльфийка Лучница и злобный пар, выходящий из её ушей, едва ли заслуживали внимания. А вот сочетались ли настроение посетителей бара и её опьянение — это уже совсем другой вопрос.

Копейщик — хоть одно знакомое лицо на тот момент — сделал хороший глоток эля из своей огромной кружки и сказал:

— И ты расстроена из-за этого? Да как долго ты его знаешь?

— Когда я спрашиваю его, какие у него планы, мне совершенно плевать если он говорит: «Гоблины». — Её это не волновало. Высшая Эльфийка Лучница кивнула кому-то — хотя на самом деле там никого не было. — Он же Оркболг, верно? И я бы рада проигнорировать это. Но! — Она вновь ударила своей кружкой по столу, расплёскивая вино и оставляя на своей груди красное пятно. — Это не тот ответ, который я ожидаю, когда прошу о небольшом одолжении!

— Иначе говоря, — сказал Копейщик, отодвинув тарелку с орешками подальше от Высшей Эльфийки Лучницы, — он бросил тебя.

— А вот и нет!

Она опять ударила кружкой, только на этот раз вложила в удар весь вес своего тела, и из кружки выплеснулась настоящая приливная волна. Копейщик пригнулся дабы избежать разлетевшейся повсюду пены.

Высшая Эльфийка Лучница сжала губы и издала звук крайней раздосадованности, возможно даже с нотками сожаления о потере.

— В этом ваша проблема, люди. Вы так хороши в зацикливании на всего одной какой-то вещи!

— Но ведь он всего лишь отказался пойти с тобой в твоё маленькое приключеньице, не так ли, девчушка?

— А ну цыц, дворф!

Она швырнула в него кружку. Но благодаря его столь низкому росту, задела она лишь воздух.

 

 

Возможно, несмотря на то, что она была эльфийкой и лучницей, сегодня её меткость была не на высоте — или, быть может, она просто была пьяна в стельку.

Лицо Дворфа Шамана как всегда было красным. Поглаживая свою белую бороду, он сказал с невероятно серьёзным тоном:

— Если хочешь знать моё мнение, тебе просто стоило предложить ему свою помощь.

— Если я всегда буду так делать, он начнёт думать, что я хочу помочь ему.

— А разве это не так?

— Нет!

Она хмуро села и начала бормотать про себя.

— «Гоблины то, гоблины сё. Запачкай свою одежду! Не смотри на мои вещи!» И так каждый раз…

Дворф Шаман лишь раздражённо покачал своей головой.

— Никогда не видел, чтобы кто-то так хмелел всего с одной кружки вина. Зато пьянка с ней точно не ударяет по кошельку.

— Не хорошее ли расслабляться время от времени?

Последнее замечание было сделано Ящером Жрецом, радостно покусывающего целую головку сыра. Зрелище это убивало всю ауру серьёзности, обычно присущую священнику-людоящеру.

— Нектар! Сладостный нектар! Будь в этом мире у всех постельность и пища подобная сему, в нём не было бы войн.

— Если можно, ещё и винца бы туда впридачу. И тогда бы мы бились лишь из-за того, чем бы его закусить.

— В материалистом мире ещё ничто не было столь лёгкостным.

Казалось, что Ящер Жрец обдумывал свои слова, а глаза его в это время осматривали таверну.

— Так вышло, что милорд Убийца Гоблинов ушёл наединстве с нашей дорогой жрицей. Быть может, кто-то чувствует в этом угрожание для себя.

— Многовато, стало, соперниц, не так ли? — сказала импозантная женщина, элегантно смаковавшая своё вино — на лице Ведьмы отражалась тонкая и едва заметная улыбка.

Она стянула немного еды с тарелки Копейщика, пока глаза её были многозначительно обращены к её соседке.

— Совершенно не понимаю, о чём ты говоришь, — посмеиваясь сказала Регистраторша.

Она всё ещё была одета в свою униформу, хотя её рабочий день уже был окончен. Скорее всего она просто заскочила в таверну перед тем как уйти домой. От выпивки её щёки были залиты румянцем.

— Боже, как… беспечно.

— Нет, всё не так. — Регистраторша перебирала кружку в своих руках, надеясь хоть чутка отвлечь их. И пока она нежно крутила её, вино колыхалось миниатюрными волнами. — Я просто… жду своего шанса.

— Ожидаешь… пять лет, да?

Регистраторша ничем не могла на это ответить. Она просто сделала глоток из своей кружки с нечитаемым выражением лица.

Когда её приставили к отделению Гильдии Авантюристов в этом городе, он был одним из авантюристов, которых ей отдали под опеку.

Как она могла не заметить его, тихо выполняющего ровно то, что от него требовалось?

Она видела, когда он уходил, после чего ждала его возвращения. Разумеется, драмы в этом не было никакой, но…

Людские эмоции и привязанности выстраивались в подобного рода ежедневной рутине.

«Хотя, если рассматривать всё в подобном ключе, можно понять и попытки этого парня».

Она мельком взглянула на Копейщика, которого Ведьма перебивала каждый раз, когда он пытался сказать хоть что-то. Регистраторша явно могла понять, что он подбивал к ней клинья.

Он был довольно симпатичным, дружелюбным и добрым к женщинам. Единственным его изъяном была странная склонность к глупому флирту.

Он был умным, сильным, добросердечным и весёлым. Он неплохо зарабатывал, и хоть в какие-то моменты он и перегибал палку, невыносимым его точно нельзя было назвать. Объективно говоря, он был порядочным мужчиной. Регистраторша не испытывала какой-то особой неприязни к Копейщику. За исключением тех моментов, когда он издевался над Убийцей Гоблинов.

Ну что ж, не могла же она влюбляться в каждого хотя бы слегка порядочного парня. И уж явно она не была обязана отвечать взаимностью лишь потому, что кто-то испытывал к ней влечение.

— Хмм.

Но, возможно, как ей казалось, это делало её одной из соперниц в любви.

Часто поговаривают, что женская дружба непостоянна, но Регистраторша не была в этом уверена.

Член группы Копейщика, Ведьма, сидела без своей обычной шляпы, но с довольно загадочной улыбкой.

— Требования, крайне, высоки.

— У нас обеих.

Две женщины обменялись сдержанными улыбками, после чего мирно кивнули друг другу. Мужчина, похоже, не заметил этого.

— Кажется, в последнее время появилась чёртова туча квестов, связанных с демонами, хотя Демон Бог вроде как по сути должен быть побеждён. — Копейщик глотнул своего эля, похоже, Ведьме таки удалось вбить в него немного дисциплины. — Да что происходит вообще?

Может она могла рассказать ему об этом. Регистраторше было немного жаль его, а приключения были вполне безопасной темой.

— Моё начальство считает, что, быть может, наши герои упустили какого-то злодея.

— Полагаю, уничтожение вражеской верхушки не означает, что всякая мелочь после этого разойдётся по домам. — Копейщик взял орешек и кинул его себе в рот, громко чавкая. — Демоны — это явно плохие новости.

— Средни их стратагем имеется и смешивание среди людского народу. Они точно не самая лёгкостная задача. — Ящер Жрец глубоко кивнул Копейщику, сложив ладони вместе в странном жесте. — Я премножественно благодарен вам за помощничество в этой миссии.

— Ой, да ладно тебе! Был квест, я принял его. — Он отмахнулся от благодарности Ящера Жреца. — Да и когда приключения как свидания выпадают на двоих, получается вполне себе неплохо.

Как Ящер Жрец и сказал, в этот раз им пятерым пришлось иметь дело с демоном в человеческом обличье.

Сам по себе квест был до ужаса скучным: исследуйте новый культ, что недавно начал активно расти в городе.

Маленький городок всё ещё мог похвастаться святыней Верховного Бога — но похоже они потеряли свою реликвию. В квест входило её возвращение. Когда раздался вопрос, замешаны ли в этом деле гоблины, ответом стало твёрдое нет.

Это был не квест на убийство гоблинов.

«Тогда я пойду убивать гоблинов», — сказал Убийца Гоблинов, и Жрица последовала за ним, сказав перед уходом лишь «Простите» и поклонившись.

«Ладно, мы и сами справимся!» — воскликнула Высшая Эльфийка Лучница, но даже она понимала, что без него они были менее подготовлены к битве.

И как только они собрались обсудить этот вопрос, Копейщик напросился помочь им.

Это было идеальным вариантом. Впятером они сформировали временную группу и отправились исследовать это дело…

Естественно, они обнаружили достаточно доказательств похищений, продажи наркотиков, воровства и вымогательств.

К тому моменту, как они нашли украденную реликвию, синий алмаз, довольно сильно смахивающий на глаз, им прекрасно было известно, что тут творится.

Нахождение пристанища культистов, где те практиковали свои странные ритуалы, и захват их главы были лишь вопросом времени.

— УУУУУУУ!.. АКААТЕРРРААААБББББ!!!

При свете алмаза заместитель главы культа раскрыл свою сущность и свою роль истинного главаря этой шайки — демона. Разумеется.

И, наконец, демон показал свой истинный облик и вступил в эпичную битву с авантюристами.

— Если вы не забыли, это моя стрела нанесла финальный удар.

— Да, мы знаем. Это было ясно и чётко описано в отчёте. — Регистраторша записала показания Высшей Эльфийки Лучницы в своей документации.

И теперь меткая лучница с помощью широких жестов пересказывала ту битву.

Регистраторше никогда не надоедало наблюдать за ней. Эльфийка была чуть ли не на две тысячи лет старше её, и всё же была для неё словно младшая сестра.

— Может, тебе уже хватит…

— Всё хорошо. Я в порядке! Это же всего одна кружечка виноградного вина. Легкотня!

Высшая Эльфийка Лучница была пьяна вусмерть и уж явно не «в порядке».

«Что ж, всем надо хотя бы раз в жизни ощутить опыт жесточайшего похмелья». — Регистраторша натянула на своё лицо улыбку и решила отвести эльфийку наверх, как только действие алкоголя на ней ослабеет, после чего сама пригубила ещё одну кружку. Она нежно прикоснулась к ней губами, наслаждаясь ощущениями от стекающего по языку вина. Она задумалась о словах Ведьмы, произнесённых той совсем недавно.

«Много соперниц».

По сравнению со жрицей, которая могла ходить с ним в приключения, Регистраторша действительно находилась в невыгодном положении из-за того, что она могла лишь ждать его.

«Какое ещё невыгодное положение? Чушь какая».

Здесь даже простая девчушка со стойки регистрации могла начать свою атаку.

Но почему-то она побаивалась сделать этот шаг…

Она была удивлена тому, насколько же ей нравились их отношения сотрудницы Гильдии и авантюриста. Но что если они тут и закончатся?..

Уголком своего глаза она увидела, как Ведьма отчитывала Копейщика, который пытался пристать к девушке: — У вас проблемы, мисс?

Регистраторша осознала, что изо рта её вырвался едва заметный вздох. И в этот самый момент…

— ?..

Дверь в здание со скрипом отворилась.

А затем раздался звук столь привычных несдержанных шагов.

Уши Высшей Эльфийки Лучницы навострились словно у охотника, услышавшего пробегающего рядом зайца.

А затем они увидели его: авантюриста в странном второсортном снаряжении. Снаряжении столь жалком, что ему не могли позавидовать даже авантюристы Фарфорового ранга — совсем ещё новички. Авантюриста, чей уникальный вид был единственным и неповторимым среди всей Гильдии.

Убийца Гоблинов.

— Я займусь бумажной работой. Ты иди отдохни.

Прямые инструкции были высказаны жрице, следующей за ним.

По её виду легко можно было понять, что она чуть ли не с ног валилась от усталости. Её голова безвольно качалась, а веки почти уже опустились вниз.

Заклинания жрецов называли чудесами потому, что, как и подразумевалось в их названии, заклинатель напрямую молился обитающим на небесах богам. Вкладываемые ими усилия были ничуть не меньше чем у бойца авангарда, а из столь худенькой девушки это высасывало практически все силы.

— …Дааааа, сэр… Ам…

— Что?

— Сп-ойной ночи… Убийца Гоблинов, сэр…

Она тяжело кивнула в ответ на слова Убийцы Гоблинов и поплелась наверх.

Перед тем, как отправиться к стойке, он подождал, пока та благополучно не доберётся на своих трясущихся ножках до второго этажа.

Но остальные с трудом могли смотреть, как он направляется к стойке регистрации.

— Эй, Оркболг, сюда! — прокричала Высшая Эльфийка Лучница со всей мощью своих лёгких, как только ей удалось узнать своего соратника сквозь пелену алкогольного опьянения. Она встала и яро помахала своей кружкой с вином в его сторону, разбрызгивая всё её содержимое на закуску Копейщика.

Он устало съел пропитанный вином орешек, чем заслужил смешок Ведьмы.

Убийца Гоблинов подошёл к столу и осмотрел происходящее.

— Что такое?

Дворф Шаман и Ящер Жрец переглянулись и пожали плечами.

Они не были уверены, радовал ли их тот факт, что сразу же после приключения Убийца Гоблинов был всё таким же, как и в любое другое время.

— Ты прекрасно знаешь что! — Однако Высшая Эльфийка Лучница явно не выглядела радостной. Она несколько раз ударила по столу и уставилась на стальной шлем. — Когда ты возвращаешься из приключения, надо хотя бы поздороваться!

— Вот как?

— Да вот да!

Высшая Эльфийка Лучница хмыкнула. Регистраторша улыбнулась глядя на неё, после чего подвинулась. Она жестом сказала Убийце Гоблинов присесть рядом, что он любезно и сделал. Она повернулась к нему с улыбкой на лице и сказала: — С возвращением, мистер Убийца Гоблинов. Как всё прошло?

— Всё расскажу в отчёте, — сказал он, после чего задрал голову. — Твоя смена ещё не кончилась?

— Ох, да ладно тебе, — сказала Регистраторша, сжав свои губы с лёгким оттенком раздражения на лице. — Я ведь всегда первой узнаю о твоих приключениях. Почему бы не рассказать мне и об этом?

— Хм. — Убийца Гоблинов скрестил руки на груди и задумался. Затем он объявил: — Там были гоблины.

— Вау, кто бы мог подумать? — проворчал Копейщик. Он пожал плечами и покачал головой, будто бы говоря: «Этот парень не догоняет». — Наша дорогая Регистраторша спрашивает у тебя, что можешь ты противопоставить тому, с чем пришлось столкнуться нам?

Убийца Гоблинов вновь впал в раздумья.

— Мы убили пятнадцать гоблинов.

Копейщик прекрасно понимал, что от Убийцы Гоблинов не стоило ждать подробного рассказа о его приключении, но даже он разочарованно покачал своей головой.

— Ну давай, Убийца Гоблинов. Подкинь нам интересную историю!

Ведьма рассеянно покосилась на него и приложилась губами к стакану.

— Возможно, в истории нет интереса…

— Полагаю, когда Брадорез чем-то увлечён, в этом и правда мало интересу.

— Мы ведь заговариваем о милорде Убийце Гоблинов. У него свои причудности.

— У них было снаряжение.

Дворф Шаман и Ящер Жрец понимающе кивнули друг другу, но Убийца Гоблинов покачал головой.

— Похищенных женщин мы спасли.

— Правда? — Регистраторша заморгала. — Это прекрасно, но… довольно необычно.

Она проработала здесь пять лет, и ей редко удавалось слышать о таком исходе.

Хоть самой ей и не хватало настоящего опыта в приключениях, она слышала о стольких из них, сколько никому и не снилось. Особенно когда дело касалось гоблинов. Иногда информация поступала до того, как женщин похищали, иногда сразу же после этого. А иногда и две недели спустя.

— Они держали их чтобы съесть?.. Или кто-то приказал оставить их в качестве заложников?

— Нет. — Он покачал своей головой. — Они были ранены и напуганы.

— Это ведь была шахта, не так ли?

— Шахта была странной целью.

— Это значит, что им была нужна вовсе не еда. Хмм…

Регистраторша продемонстрировала всем, что она входила в тот узкий круг людей, которые могли понимать ход речи Убийцы Гоблинов и поддерживать с ним разговор. Она прислонила палец к губам, усваивая те крупицы информации, которыми он поделился.

Она едва заметила, как Копейщик воскликнул: — Может, мне тогда тоже стоит начать изучать гоблинов!

В делах, касаемых гоблинов, эти твари похищали юных девушек в восьми-девяти случаях из десяти. Но в основном их использовали как секс-рабынь или в качестве игрушек для утоления своей ярости.

По этим причинам люди считали гоблинов отвратительными, а гоблины не могли ужиться с людьми.

Регистраторша знала о множестве примеров подобной жестокости, и как такой же, как и те жертвы,  женщине, ей не хотелось ни слышать, ни читать об этом.

Можно было ожидать, что новость об их спасении взбудоражит её.

— …Хмм. Так что, мы пока не владеем достаточным количеством информации, чтобы сказать что-нибудь…

Казалось, Регистраторшу что-то беспокоило. Она покачивала головой, пытаясь понять, что же именно.

Возможно, Убийца Гоблинов испытывал то же самое. Он бесстрастно сказал:

— Это мой предварительный отчёт. Позже, я напишу более подробный. Прочти его потом.

— Конечно. Разумеется, на сегодня моя смена окончена, так что я прочту его завтра первым же делом…

— Сойдёт.

— Но вот только не мне! — прервала их разговор Высшая Эльфийка Лучница.

Склоняясь через весь стол, она пристально смотрела на Убийцу Гоблинов, изо всех сил стараясь сделать свой бушующий взгляд максимально угрожающим.

— …Кого волнует твой тупой отчёт? Сперва ты должен был поприветствовать своих друзей и товарищей!.. Хотя, я и так понимаю, что для тебя гоблины гораздо важнее, — пробормотала она.

Мужчина в броне медленно покачал головой.

— Ты уже знаешь, что я здесь. В этом нет нужды.

— Это неважно. Тебе всё равно стоило это сделать.

— Вот оно как?

— …Все за тебя переживали.

— Разве?.. — её слова заставили Убийцу Гоблинов начать бормотать. — Я изменюсь.

— Вот и славно. — Лицо Высшей Эльфийки Лучницы, наконец-то довольной результатом, расплылось в широкой улыбке.

Её уши подскочили благодаря приподнявшемуся настроению.

Она заверяла всех, что по достижению возраста в две тысячи лет эльфы считаются взрослыми, но вот она явно не вела себя как взрослая.

«Если честно, она даже вроде как позорила своих эльфийских предков».

По крайней мере так думал Дворф Шаман, когда Регистраторша тихо зашевелилась.

Она беспечно приблизилась и положила свою руку на колено Убийцы Гоблинов.

Движение выглядело до ужаса естественным, а сама она была совершенно серьёзна.

— Кстати, мистер Убийца Гоблинов.

— Что?

— Ну, ам, послезавтра будет фестиваль урожая.

— Да.

Регистраторша вдохнула и выпустила воздух в тихом вздохе. Она приложила руку к груди, будто бы пытаясь ею утихомирить бешено бьющееся сердце.

— У тебя… есть какие-то планы на этот день?

Атмосфера поменялась мгновенно.

Даже болтающие и пьющие авантюристы, что сидели неподалёку, прекратили все свои действия чтобы послушать, совершенно не обращая внимания на людей, сидевших вместе с ними за столом.

Она почувствовала, как все её нервы напряглись как у авантюристов, стоявших перед входом в подземелье.

Ведьма использовала Тишину, чтобы не дать Копейщику воскликнуть: — Я свободен!

Глаза Высшей Эльфийки Лучницы были открыты, но опьянение оставило в ней силы лишь на вялое, неразборчивое бормотание.

И в центре всей этой ауры неописуемого настроения Убийца Гоблинов заговорил.

— …Гоблины.

— Ах, я имела в виду… планы, не связанные с гоблинами?

— …Хм.

Издав один лишь этот звук, Убийца Гоблинов склонил свою голову, будто бы потерявшись в своих собственных мыслях.

Или же, возможно, он сделал это, так как потерял дар речи. Так или иначе, зрелище было весьма необычным.

И пока все ждали его ответа затаив дыхание, Регистраторша всё так же сидела с улыбкой на лице.

Минуту спустя Убийца Гоблинов сказал:

— …Нет, полагаю, нет.

— Знаешь, в этот день у меня после полудня начнётся выходной.

Казалось, что она ожидала какого-нибудь ответа.

«Сейчас или никогда!»

На улице стоял фестивальный сезон, а этот момент она планировала весьма долго. Он только что вернулся с квеста по убийству гоблинов, а ей в награду за сверхурочную работу разрешалось взять выходной тогда, когда это действительно было ей нужно.

А ещё тут было вино. Одолжив силы и храбрости у алкоголя, она осознала, что шанса лучше ей не найти.

— Я… Я подумала, м-может ты согласишься пойти… на фестиваль со мной.

— …

— В-в смысле, фестиваль… там ведь может быть не полностью безопасно, верно?..

Один из её пальцев чертил на бессмысленные фигуры ладони. Регистраторша смотрела на стальной шлем.

Всё та же дешёвая вещь, которую он носил не снимая, скрывала за собой его лицо.

Достичь его она могла лишь продолжая говорить, хотя бьющееся сердце до предела напрягало её голосовые связки.

Для Регистраторши каждая секунда его молчания была подобна… минуте? Нет, часу.

— …Ладно.

Убийца Гоблинов кивнул.

Может его голос и был бесстрастным, практически механическим, но было безошибочно ясно, что именно он сказал.

— Ты всегда оказываешь мне большую помощь.

— Ах, ладно… Я…  Спасибо, — сказала она поклонившись, а её коса так и скакала в воздухе.

«Уууупс. Ты действительно сказала “спасибо” в такой ситуации?»

Она слегка волновалась, но это была лишь жалкая капля, растворяющаяся в океане радости, что крайне быстро заполнял её сердце.

— Ах…  ох, точно! Мистер Убийца Гоблинов, не желаешь ли поесть?

— Нет, я не голоден. — Уверенно покачав своей головой, Убийца Гоблинов встал со скамейки. Он как обычно проверил свои броню, орудия, щит и перчатки натренированным глазом, после чего кивнул.

— Я вернусь, как только напишу отчёт.

— О-ох, я… ясно. — Регистраторша почувствовала странную смесь эмоций: она была разочарована, но в то же время крайне рада его столь типичному ответу.

— В таком случае, ам…

— В день фестиваля урожая, в полдень на площади. Сойдёт?

— Да!

— Хорошо.

Убийца Гоблинов кивнул, после чего окинул взглядом всех сидящих за столом.

— Чем вы займётесь?

Регистраторше удалось не уткнуться лицом в ладони, но оно предательски показывало весь её настрой. Ей стоило ожидать такого исхода.

Ящер Жрец и Дворф Шаман почувствовали то же самое. Они слегка пожали плечами и решили помочь всем, чем только могли.

— Моё намеревание — провести весь день, отведывая явств с Мастером Заклинателем.

— Ах да! Мне всегда хотелось хотя бы раз напоить Чешуйчатого до отключки. И тут подвернётся неплохой шанс для этого.

Дворф Шаман хлопнул себя по животу, после чего погладил Высшую Эльфийку Лучницу по спине.

— Давай с нами, Длинноухая. Кто бы что ни говорил, а эльфы и дворфы из одного теста слеплены!

— Буах? — Звук несогласия раздался из её рта. Он напоминал те бессвязные звуки, издаваемые младенцем, когда его насильно вытаскивают из кроватки.

— Ах, да ладно тебе… Я угощу тебя кружечкой винца!

— …Хорошо.

— Ясно. — Убийца Гоблинов принял их ответ с привычным хладнокровием, после чего собрался уходить.

Копейщик уже было открыл рот, будто бы пытаясь сказать что-нибудь, но Ведьма перебила его.

— У нас с ним будет свидание.

— Я пошёл.

Ни одного прощального слова. Как и всегда.

Он направился к стойке регистрации и подозвал ближайшего работника дабы сдать свой отчёт, после чего вышел наружу.

В его храброй походке не было ни следа нерешительности — всё как обычно.

Он был довольно странным авантюристом.

Группа наблюдала за его уходом, и никто не смог проронить ни слова.

— Господь мой, — сказал Ящер Жрец, восхищённо вздыхая. — Весьма впечатлевающий удар.

— Хех… Ах-ха-ха… Я просто рада, что всё прошло хорошо. — Регистраторша застенчиво покраснела и начала перебирать руками свою косу.

— Разумеется. — Ведьма улыбнулась, слегка похлопав по плечу мертвецки-бледного Копейщика. — Ты, тоже, старался.
Дворф Шаман сердито вздохнул.

— Нашей наковальногрудой стоило бы поучиться у тебя паре-тройке вещей.

— Ой, да заткнись ты. — Высшая Эльфийка Лучница медленно и грузно повернулась чтобы уставиться прямо на дворфа. — Я просто хотела вместе пойти в приключение. А этот кретин всё равно бы не пошёл со мной!

— Да, девчушка, ты с треском провалилась.

— Че… Чееееегоаа!

— Ах, да ладно тебе. На, выпей.

Он до краёв залил её большую кружку вином. Она быстро взглянула на него перед тем как прильнуть к кружке губами, приправив этот жест слабым кивком.

Регистраторша, наблюдавшая за всем этим, извиняющеся поклонилась ей.

— Ам, мне… Мне жаль…

— Пффф. Будто бы мне не плевать. Я ведь уже говорила тебе, не думаю я о нём в таком ключе. — Высшая Эльфийка Лучница утончённо попивала свой напиток, глядя на Регистраторшу. — Эй, — сказала она.

— Да?

— Хорошая вышла фразочка: «Планы, не связанные с гоблинами?». Можно её позаимствовать?

 

Когда Убийца Гоблинов вышел из Гильдии, его окружил сладкий аромат.

«Что это за запах?..»

И пока он удивлялся, поток прохладного воздуха унёс этот запах прочь.

Пока солнце садилось, тепло дня исчезало так быстро, будто бы его и вовсе здесь не было.

Приближалась ночь. Он уставился в холодное небо, усыпанное звёздами.

Две луны, так и намекающие о богатом урожае, мерцали светом, почему-то казавшимся каким-то металлическим, неорганическим.

— Хм.

На улице уже стояла осень.

Но для него это мало что значило.

После урожая количество гоблинских набегов на деревни наверняка увеличится.

У него был стиль сражения, идеально подходящий для весны, такие же имелись для зимы, для лета и, конечно же, для осени.

Он осмотрел тихие улицы.

Вывески и вымпелы раскачивались будто бы в предвкушении фестиваля и наряду с деревянными башнями создавали целую сеть теней на земле. Идя вперёд, Убийца Гоблинов перемещался между ними.

Он прекрасно знал эти улицы, но каждый раз, когда он проходил мимо тени, его рука инстинктивно сжималась в кулак.

Возможно, в этой тьме ничего и не таилось. Но гоблины могли появиться в любое время и в любом месте.

Не все подготовительные меры были полезны, но никто не мог быть слишком готовым.

Это был один из самых дорогих постулатов для Убийцы Гоблинов.

— Ох, вот ты где!

Так в звук его шагов вмешался неожиданный, но крайне знакомый голос.

Яркое, дружелюбное приветствие не особо подходило тьме ночи — хотя, быть может, ему как раз был нужен свет.

— Ох, — сказал Убийца Гоблинов. — Ты пришла встретить меня?

Разумеется, это была Пастушка.

— Хех-хех! — С улыбкой на лице и подпрыгивающей грудью она быстрыми шажками приблизилась к нему. — Хотела бы я сказать, что это так. Просто так вышло, что я в это время была в городе. Знаешь, работа и всё такое.

— Вот как?

— Ага, ещё как. — Она уверенно кивнула. Взгляд, скрытый за стальным шлемом, пристально следовал за ней.

— Доставка?

— Неа. — Пастушка покачала своей головой. — Переговоры с клиентом. Дядюшка сказал мне разобраться с ним, чтобы я научилась ещё и деловой стороне нашего дела.

— Вот как? — сказал он вновь, кивая.

Солнце ушло за горизонт, и тьма города оставила их двоих в кромешной черноте. Улица снаружи городских врат была ещё более тёмной и одинокой.

— …Пойдём домой?

— Ага, пошли.

И они отправились в путь, шагая точно друг за другом.

Они следовали за своими тенями, всё растущих и растущих на каменных плитах, и тихо шли домой.

Не торопясь, но и не шагая, забыв обо всём на свете.

Отсутствие разговора не беспокоило их. Иногда оно было довольно приятным.

— Ах…

С лёгким фшууух холодный ветер подул вновь и принёс на своих крыльях приятный аромат.

Убийца Гоблинов никак не вспомнить, о чём же он ему напоминал.

Одинокий цветочный лепесток танцевал в воздухе, сопровождая прохладный ветерок и запах.

Убийца Гоблинов посмотрел наверх. Он увидел дерево, покрытое золотыми цветами.

— Ох, это же османтус душистый. — Пастушка глазами последовала наверх за его взглядом, рукой прикрывая себе глаза, ибо яркость цветков ослепляла. — Он уже расцвёл. Полагаю, он как раз в разгаре своего сезона.

Это был аромат цветов.

— Так вот оно что, — пробормотал Убийца Гоблинов, теперь он понял, откуда исходил этот аромат.

Странно, но оправа из бледно-жёлтых цветов даже холодную луну заставляла сиять тёплым светом.

Только начав уходить, он почувствовал, как нечто нежное коснулось его левой руки.

Пастушка сжала его облачённую в перчатку руку своей рукой.

Она покраснела настолько, что это было видно даже в это время суток, и слегка отвела взгляд.

— В смысле… Опасно ведь ходить задрав голову в небеса. Те… Темно же.

— …

— Прости. Я?..

Она украдкой взглянула на его лицо, пытаясь понять, как же ей воспринимать его молчание.

Минуту спустя Убийца Гоблинов медленно покачал своей головой, всё ещё скрывая свои эмоции за шлемом.

— Нет.

— Хи-хи.

И Пастушка отправилась в путь, ведя Убийцу Гоблинов позади себя.

Он мог почувствовать её тепло даже через броню. Цепляясь за это ощущение, он следовал за ней по пятам.

Она украдкой всего на секунду перекинула на него взгляд.

— Кстати…

— Что?

— Ты знаешь, что означает османтус душистый на языке цветов?

— Языке цветов? — повторил Убийца Гоблинов так, будто бы никогда раньше не слышал такого выражения. — Нет, не знаю.

— Ну, думаю, скоро ты и сам это узнаешь.

Она звучала совсем как ребёнок, пытающийся казаться взрослым.

Пастушка хихикнула и намеренно рассмеялась, слегка помахивая своим указательным пальцем.

— Как по мне, тебе оно очень подойдёт.

— …Я запомню это.

Убийца Гоблинов кивнул, и Пастушка ответила на это неким утвердительным «Мм».

«Стоит ли заводить разговор об этом?»

Пастушке удалось пробить его скорлупу.

Несмотря на шлем, прочесть его было не так уж и сложно. И всё же он был на удивление упёртым, так что ей нужно было использовать голову.

— …Фестиваль приближается… послезавтра он уже начнётся.

— Да, так и есть. — Он усердно закивал. — Меня самого туда пригласили.

— Гуах?! — Странный вскрик вырвался из её рта.

— Что-то не так?

— Нет, я… ух, в смысле… а кто тебя пригласил? И что ты ответил?

— Девушка со стойки регистрации из Гильдии. Думаю, ты её знаешь.

Пастушка кивнула.

Регистраторша. Элегантная, умелая и заботливая. Зрелая девушка.

— У меня не было причин ей отказывать. Я спросил у остальных, хотят ли они пойти с нами, но, кажется, у них свои планы.

Пастушка вдруг встала как вкопанная.

— …Что-то не так?

— Ах… Аах-ха-ха-ха-ха-ха!

Свободной рука она перебирала волосы чтобы отвлечь его.

«Чёрт. В этом она меня одолела…»

Понимал он, о чём она думает, или же нет, Убийца Гоблинов бесстрастно повторил: — Что?

— …Ооу, да ничего. — Пастушка медленно покачала головой.

«Это… Это ведь не такое уж и большое дело. Верно?»

Она не понимала, чего ей хотелось.

Она не была уверена, стоило ли ей озвучить свои мысли, но это же были всего лишь слова, да?

— Просто… Я надеялась сходить на фестиваль вместе с тобой. Вот и всё.

— Разве?

— Ага.

Она кивнула, после чего они оба вновь затихли.

Не успели они заметить этого, а каменные плиты уступили место грязной дороге, и вот они уже прошли через главные врата.

Весной весь этот холм был усыпан маргаритками. Именно здесь авантюристы сражались с гоблинами. А теперь на нём виднелись лишь трава для кормления скота и их собственные следы, ведь приближалась зима, и природа тихо увядала.

Хорошенько прислушавшись, он мог услышать слабое лииии, лииии, издаваемое насекомыми, и дыхание своей давней подруги.

Стало холоднее, но не настолько, чтобы из их ртов начали идти клубы пара.

— …Эй.

— Что?

— Во сколько вы встречаетесь?

— В полдень.

Вдали уже замерцали огни фермы.

Пока он тихо отвечал, его глаза — а точнее шлем — смотрели только вперёд.

— Ох, — прошептала Пастушка, прижав свою дрожащую руку к груди. — Тогда… Можем ли мы встретиться утром?

— Да.

— Чего?

После такой прямой просьбы ей хотелось взять свои слова назад, и сейчас она могла лишь смотреть не моргая.

Чумазый шлем так хорошо слился с тьмой, что она едва ли могла сказать, где кончались границы шлема и начинались владения ночи.

Также она не могла сказать, когда он был совершенно искренен.

Его легко было понять, но… разве она сама сейчас не проецировала на него свои собственные желания?
Пастушка сглотнула. Ей хотелось, чтобы её голос не дрожал.

— П-правда?

— Зачем мне лгать?

Он сказал это без единой заминки.

Разумеется, он был не из тех людей, которые могли бы так глупо соврать. И она знала это.

— Но это… Ты уверен?..

— Это не обсуждается. — Он c лёгкостью отклонил её тревожный вопрос. — Ты ведь попросила меня.

— Ох… Тогда… ты согласен?

— Я не против.

— Урааааа!

Вряд ли можно было винить Пастушку за её радостный возглас, возникший от его сухого ответа.

Она подпрыгнула в воздух и начала кружиться вокруг него, а её внушительная грудь тоже начала скакать.

— Ладненько, это свидание! Утром, в день фестиваля.

— Да. — Ошеломлённый Убийца Гоблинов озадаченно задрал голову. — Ты настолько рада этому?

— Что за глупый вопрос!

Пастушка с широкой улыбкой напомнила ему о том, что он и так должен был знать.

— Прошло уже десять лет с тех пор, как мы в последний раз вместе ходили на фестиваль!

— Разве?

— Именно так.

— …Ясно. — Убийца Гоблинов покачал головой с невероятной серьёзностью. — Я и не подозревал.

Они смогли уловить тонкие нотки кипящего крема. Пастушка прекратила готовить молочный десерт прямо перед тем, как он был практически завершён, собираясь встретить его под предлогом работы.

И теперь дом был прямо перед ними.

Интерлюдия. О весьма проблемной женщине

О Боги.

Рада видеть, что твой сон всё так же крепок, а лицо твоё так и пышет румянцем.

Но мне бы хотелось, чтобы ты вела себя как взрослая.

Твоя постель выглядит как полнейший хаос…

Тебе сколько лет? Как же это недостойно тебя.

Ох, вот не надо кукситься.

Ты безнадёжна!..

Разве уважаемый архиепископ такая неважная профессия?

Ты не можешь просто так взять и уехать на фестиваль, когда тебе того захочется.

Да и дел у тебя полно — прибрать всё после инцидента с Сектой Зла, решить те загадки…

И что это за взрывы гремят в последнее время близ города? Два точно было, не меньше!

Весь этот шум, как же он отвлекает… Куда катится этот мир?

Вот почему нам так сильно нужна помощь Верховного Бога. Начни уже вести себя как взрослая ради всех нас.

Ладно, умой лицо, причеши волосы и нанеси макияж. Ты должна выглядеть прилично.

Сегодня придут несколько важных гостей, и мы должны выглядеть превосходно.

Этот мужчина, у которого ты не так давно просила о помощи, явно посвящает всё своё время работе, не так ли?

Так что нам тоже важно исполнить свой долг…

…Ах, вот теперь ты выглядишь как взрослая.

Хи-хи. Аах, да, замечательно.

Если тебя что-то гложет, может стоит послать ему письмо. Я с радостью напишу одно ради тебя.

Вот, традиционная бумага, пропитанная благовониями, и совсем новенькие чернила.

Да, да, вот это настрой. Небольшое веселье только помогает настроиться на деловой лад.

Итак, какие там у нас сегодня гости… Что ж, их всего трое.

Ты в курсе, что во время фестиваля будет проводиться ритуал?

Похоже, они надеются, что ты напишешь им рекомендательное письмо, которое позволит им поехать туда дабы взглянуть на ритуал Матери Земли.

…О нет! Я же сказала — хватит кукситься! Весь макияж испортишь…

О Боже мой! Подумать только, и это знаменитая Дева Меча! 

Примечание

Глава 2. Канун фестиваля

День Убийцы Гоблинов начался рано.

Он проснулся до рассвета, подготовил своё снаряжение и отправился патрулировать ферму.

Предрассветные часы неплохо помогали в тренировке ночного зрения.

В частности, как только закончилось лето, и началась осень, от утренней поры стало веять тьмой и холодом. И это отлично подходило ему… и гоблинам.

В эти промозглые минуты, до того, как горизонт начинал виднеться вдали, он посвящал себя тренировкам, не теряя при этом бдительности ни на миг.

Смотря на землю впереди него, держа оружие в одной руке, он начал осторожно шагать вперёд.

Если бы в этот самый момент перед ним появился гоблин, то он спокойно и тихо покончил бы с ним.

Вот насколько совершенным бойцом он был — сколь совершенным хотел быть.

— Утречка! Сегодня довольно промозгло, а?

Как только взошло солнце, его давняя подруга встала под крики петухов.

Она сетовала на температуру, в основном из-за того, что на ней не было ничего кроме нижнего белья и простыни.

Она выглянула в окно, радостно показывая свою внушительную грудь. Неудивительно, что ей было холодно.

— Простудишься. — Убийца Гоблинов едва перевёл на неё взгляд, бесстрастно засовывая в ножны свой обнажённый меч.

— Оу, да я уже привыкла. Всё будет в порядке. Завтрак скоро будет готов, хорошо?

— Нет… — Он задрал свою голову, будто бы прислушиваясь к чему-то, выглядев при этом задумавшимся. После чего он медленно покачал своей головой. — Сперва мне надо кое-что сделать.

— Ох, правда?

— Прошу, иди есть без меня. И… — Он задумался на минуту, но когда заговорил, его тон отличался от привычного. — Я наверняка опоздаю этой ночью.

— …Ладно. Хорошо. — Слегка разочарованно Пастушка надула свои губки, но вскоре она вновь улыбалась. — Не забудь убрать за собой посуду, как доешь.

— Хорошо.

Махнув рукой, она исчезла из оконного проёма. Он отвернулся от неё, и взгляд его переметнулся к сараю.

Ну, на самом деле это был неиспользуемый амбар, который он тут арендовал.

Он открыл дверь со скрипом и вошёл внутрь.

Пол был усыпан беспорядочным скоплением неопознанного снаряжения и вещей. Он растолкал вещи по сторонам дабы организовать себе проход.

Он сел на свободном от всякой всячины пространстве, которое только что случайно образовал, снял меч с бедра и взял точильный камень.

Благодаря тонким лучам света Убийца Гоблинов смог увидеть, что лезвие начало искривляться, крошиться и покрываться ржавчиной.

Частенько поговаривали, что один меч может разрубить лишь пятерых людей, прежде чем он затупится от крови и жира. И это было правдой.

Но сколько раз шеф-повар мирового уровня, стоя на своей кухне, затачивал свой нож?

Для выдающегося мечника убийство сотни людей по сути было тем же самым. Ведь, что такое меч, если не нож для нарезки мяса?

А вот в пылу битвы всё было совсем иначе. Особенно для грубых мечей, украденных у гоблинов.

Для него оружие и броня были расходными материалами. При необходимости их можно было взять у врага.

— …

Но это не было весомой причиной, чтобы пренебрегать своим снаряжением.

Убийца Гоблинов начал полировать свой меч.

Он очистил меч от ржавчины, отбил молотом лезвие, пока то вновь не стало прямым, и воспользовался точильным камнем для заточки слегка крошащихся участков.

В основном люди считали, что меч, который можно согнуть не сломав его при этом, можно считать хорошим.

Но хорошим это оружие делали лишь навыки Гильдейского изготовителя, который как раз и сделал этот меч. Он был простеньким представителем мечей серийного производства, а не каким-то там знаменитым мечом. И такой меч он мог выбросить не колебаясь ни секунды.

— Далее.
Он засунул меч обратно в ножны и перешёл к следующей части своего снаряжения.

К лучшему или худшему, но после событий в водном городе, ему пришлось полностью заменить свои щит, броню и шлем. Он не то, чтобы собирался пользоваться ими вечно, но всё равно он был благодарен своему старому снаряжению.

И в результате, новому снаряжению нужны были нежная полировка и беглый осмотр. Хотя его ботинки заслуживали значительно большей доли его внимания.

Они тоже не были какими-то особенными, такие можно было купить повсюду. Как можно было понять, они были важны для ходьбы и бега по пещерам и равнинам, распинывания и добивания врагов. Без них он едва ли смог бы нормально стоять на грязевых участках, не говоря уж о ловушках типа Силков.

Он проверил подошву своих ботинок, соскабливая с неё корку грязи и полируя её.

Он проверил шнурки, и если бы они оказались изношенными, он бы заменил их.

Одно лишь это уменьшало шанс неудачного падения на ровном месте — это было достаточно весомой причиной, чтобы заниматься всем этим.

Далее шли его носки. Их важность не стоило недооценивать. Они были крайне важны для предотвращения появления волдырей или проблем с ногами во время длительных походов по неприветливой местности или сквозь болота.

Его мастер не особо часто носил обувь, но это было лишь из-за того, что его мастер был реей. Низкорослая раса обычно ходила босиком, так что можно было сказать, что ноги их были самой лучшей «обувью».

Если ты можешь пройти где угодно, не издав не звука и ни разу не поскользнувшись, тебе нечего было бояться. Убийца Гоблинов всегда считал, что этот навык был достоин тщательного изучения.

— Пора.

Мельком осматривая своё снаряжение, он медленно встал.

Похоже, шлем с тёмно-малиновыми пятнами на нём рухнул с полки.

Он был частью его нового снаряжения. Убийца Гоблинов подобрал его и положил обратно на место.

Теперь, запас его вещей был укомплектован. Оставалось лишь взять снаряжение с фермы.

Убирая точильный камень на место, он уже было собрался покинуть сарай, когда увидел стоящую в дверном проёме фигуру.

— …А ты у нас трудяга.

— Да, сэр.

В лицо ему прилетел клуб табачного дыма, прорвавшийся сквозь едва ли не хрустящий от холода утренний ветер.

— Доброе утро, сэр.

— Доброе, — ответил владелец фермы с прямым как дубина тоном. — Я слышал, ты пообещал пойти на фестиваль вместе с моей девочкой.

— Да, сэр.

— …Как её приёмный отец, я не уверен, стоит ли мне злиться из-за этого.

Говорил он всё это с угрюмой миной. Их глаза встретились. Но затем он улыбнулся.

Убийца Гоблинов уже совсем забыл, как выглядит улыбка этого человека, но он всё понял.

Лицо владельца слегка сжалось, а сам он начал смотреть вниз, почёсывая свои редеющие волосы.

— Не хочу лезть в твои дела, но… — пробормотал он так, словно ни к кому не обращался. — Я знаю, что ты не собираешься играть с ней. Но, как бы… не играйся с ней.

— Да, сэр.

— Я слышал, что вокруг тебя крутится много женщин… знаю, знаю. Ты не из тех, кого это волнует.

— Да, сэр.

— Она тоже наверняка понимает это… Но хотя бы изредка подумывай о её чувствах.

— …Да, сэр.

Владелец внимательно смотрел на уверенно кивающего Убийцу Гоблинов, и та непонятная эмоция вновь образовалась на его лице.

— Пока ты это понимаешь. Или же… — Он прервал себя и с сомнением посмотрел на шлем. — Ты ведь понимаешь?

— Думаю, да, — ответил Убийца Гоблинов. — Хотя я не уверен в этом.

От этих слов владелец пальцем потёр свою переносицу.

— …Чем ты собираешься заняться как закончишь тут?

— После того как закончу обслуживание снаряжения на ферме, я подумывал пойти в город за покупками.

— Собираешься заняться этим сейчас?..

Владелец довольно некрасиво прикусил конец своей трубки и закрыл глаза. Казалось, он не был уверен в том, что ему стоило сказать.

Когда он наконец заговорил, голос его был напряжён.

— …По крайней мере займись этим после завтрака.

— …

— Эта девочка сделала его для тебя.

— Да, сэр.

— У тебя редко случаются выходные. Расслабься.

— Да, сэр. Однако… — Он замер на минуту, едва ли не потеряв нить своей мысли. — Свободное время — это то, что я не очень хорошо могу понять.

Убийца Гоблинов не забыл помыть за собой посуду после завтрака.

 

§

 

Это было нижнее бельё.

Или, если быть точнее, это была броня, сильно напоминавшая своим видом нижнее бельё.

В набор брони входили небольшое покрытие для груди, перчатки и нечто совсем маленькое для нижней части тела. Категорически говоря, это была лёгкая броня.

В вопросах мобильности она на голову опережала полноценный набор брони из металлических пластин.

У самой брони были достаточно красивые изгибы, она была крепкой и обладала множеством деталей.

Проблема была в том, что прикрывала она слишком малую часть тела.

Это была лишь броня для грудной клетки — а точнее, броня для груди — и трусики.

Разумеется, были там и наплечники, но роли они явно тут не играли. Один хороший удар по животу, и внутренности авантюриста решили бы покинуть его тело. Да и защиты против удара в спину тут тоже не было, и любая рана с лёгкостью могла стать серьёзной.

Что ж, в таком случае, эта броня предоставляла лёгкий доступ для оказания первой помощи. Или, быть может, она помогала носившему сфокусироваться на том, чтобы не получать урона вовсе.

Но в конце концов, разве кто-то мог быть готов носить только это поверх своей оголённой кожи?

Естественно, к ней требовались дополнения: кольчуга, рубашка, какая-нибудь защита под саму броню? По крайней мере кулак это остановить могло.

— Нет, нет, нет, это ни за что не сработает.

— Почему нет?

— Прикрываясь таким, ты прячешь именно то, что делает девушку привлек…

Девушка Рыцарь остановилась и мельком посмотрела вбок на мрачного воина, что стоял рядом с ней.

— Угх. Убийца Гоблинов?

— Да. — Он кивнул.

Они находились в лавке снаряжения в Гильдии Авантюристов.

Повсюду валялись груды всякой всячины. В мастерской за прилавком мастер и его подмастерье орудовали своими молотками.

Убийца Гоблинов частенько заходил сюда дабы заказать себе новую экипировку, но впервые он повстречал здесь Девушку Рыцаря.  Частично из-за того, что снаряжение рыцарей — от их любимой брони из листов металла, до их мечей и щитов — нечасто нуждалось в замене.

Как мог кто-то вроде неё, нуждающейся в серьёзной защите для выживания в роли бойца авангарда, даже считать эту броню достойной существования?

— Собираешься перейти на лёгкую броню?

— А? Я? Ох, нет, просто я… — Её обычное уверенное поведение испарилось без следа, пока она уголками глаз пристально следила за Убийцей Гоблинов. — Откровенно говоря, увидев тебя, мне хочется отказаться и от идеи кожаной брони.

—Да?

Убийца Гоблинов покачал своей головой. Он был самим олицетворением неряшливости.

Кольчуга и грязноватая кожаная броня, вид которых довершал дёшево выглядящий шлем, скрывавший его лицо.

Разумеется, прочность кожаной брони, которую обработали воском, не была поводом для насмешек. Она была определённо легче металлической брони, но если её правильно сделали, она могла помочь носившему сохранить свою проворность. Шлемы были не в чести у юных и многообещающих авантюристов, но они могли защитить от неожиданной атаки в голову. В комбинации со спрятанной под рубашкой кольчугой, эта броня была идеальна для сражений с гоблинами в замкнутых и тёмных пространствах.

— Не мог бы ты, ну, знаешь… — Девушка Рыцарь осмотрела его с головы до пят, пытаясь подобрать правильные слова, — …хотя бы полировать её?

«Может быть, даже смыть эти загадочные малиновые пятна».

— Это умышленная мера. — Убийца Гоблинов говорил всё тем же бесстрастным тоном, и всё же в нём присутствовала тонкая нотка самодовольства от собственных познаний. — Это не даёт гоблинам учуять мой запах.

— …Хотя бы содержи своё тело в чистоте.

— Да. — Убийца Гоблинов тяжело кивнул. — Иначе люди разозлятся на меня.
Девушка Рыцарь предположила, что сейчас он был серьёзен. Она подняла свой взор к потолку, будто бы молясь богам.

Разумеется, она явно не выглядела как оракул или просящая милостыню. Просто это был жест, совершённый ею в сиюминутном порыве.

«Думаю, лучше мне прекратить задавать вопросы, пока я ещё не потеряла лицо».

— …Итак. Что ты собираешься купить сегодня?

— Копья и два мотка верёвки. Ещё мне нужны проволока и древесина. Да и лопату надо заменить.

— … — Девушка Рыцарь непроизвольно застонала. — Повтори?

— Копья и два мотка верёвки. Ещё мне нужны проволока и древесина. Да и лопату надо заменить.

— Для какого приключения тебе нужны все эти штуки?

— Это не для приключения. — Убийца Гоблинов помотал головой. — Это для убийства гоблинов.

Девушка Рыцарь вздохнула. Ну разумеется.

Но Убийца Гоблинов совершенно не обратил на это внимания, вместо этого он с огромным интересом осматривал броню.

Для него это выглядело как обычный набор нижнего белья, и он очень сильно сомневался, что это можно назвать бронёй.

— Что это? Оставшиеся детали от какой-то брони?

— В некотором роде, думаю, да, — сказала Девушка Рыцарь, но Убийца Гоблинов не особо понял, что она имела в виду. Судя по виду, это было значительно большим чем «детали брони», но и значительно меньше чем «броня». Никто в здравом уме не надел бы такое в приключение, где надо было сражаться с монстрами.

Ну, может какие-нибудь особенно талантливые бойцы могли попробовать такое. Или, быть может, кто-то из войск тыла — маг или вор, или даже монах.

Придя к такому заключению, Убийца Гоблинов мягко покачал своей головой.

— Она ни за что не сработает.

— …Это… Девушки-авантюристы, ну, понимаешь… — Похоже, Девушка Рыцарь пыталась ответить на его замечание. Но её лицо было красным, и она никак не могла посмотреть прямо на него. Ей едва удавалось выдавливать из себя слова, что было довольно непохоже на её обычное поведение. — В смысле, здесь… немного заинтересованных в таких делах парней.

— Вот как?

Убийца Гоблинов покачал головой из стороны в сторону.

По крайней мере Девушка Рыцарь казалась ему довольно миленькой.

Её прекрасные золотистые волосы. Её миндалевидные глаза. Да и черты её лица тоже были красивыми, а кожа её казалась такой гладкой. Надень она платье, и вполне бы могла сойти за дочь из какой-нибудь дворянской семьи.

Но она лишь ответила: «Да, так и есть». И, видимо, так оно и было.

— Сам подумай. Парни-авантюристы обычно в итоге всегда женятся на каких-нибудь спасённых ими принцессах или деревенских девушках.

— Я такое слышал. По своему опыту судить не могу. — Убийца Гоблинов слегка наклонил свой шлем.

Он вспомнил как слышал истории подобного рода, когда был ещё мальчишкой.

Рыцарь убивал дракона и спасал принцессу. Отвёз её в замок, где та отказывалась от престола, вместо этого решив отправиться за тридевять земель вместе с ним.

И там, далеко-далеко, в неизведанной земле он женился на принцессе и основывал новую страну.

— Ну, поверь моим словам.

У Убийцы Гоблинов был такой же серьёзный тон, как когда он занимался решением загадок:

— Так? И что с того?

— Ну, а что по-твоему случается с оставшимися девушками-авантюристами? — Лицо Девушки Рыцаря было угрюмым и подавленным.

— Хм, — пробормотал Убийца Гоблинов скрестив руки. — Может, они выходят замуж за одного из своих компаньонов.

— Я знаю кучу групп, которые разваливались из-за того, что где-то там вклинивалась любовь, от чего ситуация становилась совсем уж невыносимой.

— Ужасные истории.

Естественно. Убийце Гоблинов было крайне тяжело говорить на эту тему.

Он видел множество групп с несколькими женщинами в них, но вот сохранить их вместе было той ещё задачкой.

Хотя, также он слышал, что группы, состоявшие из одних только женщин, частенько действовали слаженно и мирно относились друг к другу. Он вспомнил, как давным-давно услышал это вроде бы от одной Амазонки.

Тогда он не знал, поможет ли в будущем ему эта информация хоть как-нибудь, но раздумывая об этом, он захотел, чтобы в тот раз ему хватило любопытства расспросить её о деталях. В конце концов, в его группе теперь состояло аж две женщины. Так что эти истории не были столь бесполезны, как ему тогда казалось.

— Тогда найди себе мужа не из числа авантюристов.

Ну да ладно, сейчас ему надо было вести разговор с той, с кем он говорил. Убийца Гоблинов выдвинул, как ему казалось, довольно подходящее предложение.

Но Девушка Рыцарь выдавила из себя улыбку, до краёв наполненную отчаянием.

— Ты правда думаешь, что где-то там сидят парни и ждут девушку, которая может сразить тролля или дракона одним взмахом своего меча?

— Разве нет?

— …Ну а что бы ты подумал о такой женщине?

— Что она должна быть довольно надёжной.

— …Да забудь, — сказала она, с сомнением посмотрев на Убийцу Гоблинов глубоко вздохнув. — Лично я никак не заинтересована в тех, кто не является авантюристом, но… — Обычно невозмутимая девушка-рыцарь переминалась с одной ноги на другую, метая взгляд, не зная куда его девать, — …возможно, они мне кажутся недостаточно… крепкими.

— Да. — И после этого в голове Убийцы Гоблинов наконец-то начала складываться мозаика.

Тот чрезвычайно бронированный боец в её группе — Воин в Тяжёлой Броне.

Убийца Гоблинов представил себе словно выбитое из камня лицо человека, который всегда заботился о самых младших членах своей группы.

— Это он?

— Да.

Отвечая, Девушка Рыцарь слегка кивнула, выглядя при этом как невинная девочка.

«Стоп…»

Воздух застрял в горле Убийцы Гоблинов.

Он всегда относился к ней как к старшей из-за её вечно сдержанного поведения, но, быть может, она была моложе, чем ему казалось.

Что ж, так оно и было.

— Я думал, что любовь между членами одной группы делает всё невыносимым.

— В каждом правиле есть исключения!

— Ясно.

— …Эй, ух, Убийца Гоблинов… Мне до смерти неловко спрашивать тебя об этом, но… — Девушка Рыцарь сглотнула и, похоже, вновь засмущалась до такой степени, что её лицо аж пылало красным. — Если я… Если я надену нечто такое, как думаешь, мне удастся привлечь его внимание?..

— Признаюсь, что такой вопрос заставит меня сомневаться в здравом смысле любого, кто его спросит.

— Ургх…

Стоя перед бронелифчиком, Девушка Рыцарь почувствовала себя потерянной.

— Если ты хочешь устроить неожиданную атаку, тебе лучше сменить её.

— …А?

Хотя, это бы опозорило её как танка, если бы неожиданное состояние могло ошеломить её до полной неспособности воспринимать происходящее. Она сомнительно сменила стойку.

— Пытаясь повторить одно и тоже, ты добьёшься малого прогресса. По крайней мере в убийстве гоблинов.

— …Я спрашивала не об убийстве гоблинов.

Девушка Рыцарь гневно посмотрела на него.

Убийца Гоблинов скрестил руки на груди. Он подумал, после чего бесстрастно продолжил.

Ему действительно не на что было опираться, кроме собственного опыта.

— Ты говоришь об одежде. Обычно ты носишь броню. Так что избавься от этой идеи. Носи обычную городскую одежду.

— Э… О-обычную одежду?.. Л-ладно. Я подумаю об этом.

— Ясно.

— Ага. Ам… прости за такой странный вопрос.

— Я не против. — Убийца Гоблинов помотал своей головой. — Мы же коллеги.

От этих слов Девушка Рыцарь резко заморгала.

Похоже, к такому она не была готова. Она внимательно всматривалась в чумазый шлем, после чего её лицо расслабилось.

— …Ты странный и упёртый чудила.

— Ясно.

— Но, как оказалось, парень ты явно не плохой.

Это было её неожиданная атака. Она улыбнулась.

— До встречи, — радостно сказала она и покинула безмолвного Убийцу Гоблинов, оставшегося стоять на том же месте.

 

§

 

— Кех-хех-хех! И что это тут у нас? Кажись, ты ей нравишься.

Убийца Гоблинов нашёл источник тонкого смешка, и им оказался мастер этой лавки.

Как долго он слушал их разговор? Старик, настолько низкий, что его можно было спутать с дворфом, вышел из-за прилавка.

Убийца Гоблинов отодвинул свой недавний диалог в закрома своего разума, занимая храбрую стойку.

— Я хочу сделать заказ. Колья и…

— Думаешь, я тебя не слышал? У меня уже всё готово. Малец, тащи вещички!

— Дасэр!

Подмастерье послушно подчинился своему мастеру. Он отнёс колья, проволоку и всё остальное к прилавку.

— Спасибо, — сказал Убийца Гоблинов и начал осматривать вещи.

Некоторые из них были сделаны прямо в этой лавке, остальные же покупались на заказ из тех или иных мест.

Собрав всё необходимое, он засунул эти вещи себе подмышку. Он облокотил лопату себе на плечо, а всё остальное запихнул в маленький свёрток.

Авантюристы быстро учились тому, как засовывать всё необходимое в минимально возможное пространство.

— За все эти пять лет ты отлично постарался, чтобы создать себе хорошую репутацию, а?

Убийца Гоблинов достал из сумки свой кошелёк, дав нескольким монетам со звоном упасть на прилавок.

Мясистым пальцем мастер пересчитал их, водя их по гладкой поверхности прилавка. Расположенные над его морщинистыми щеками глаза прищурились.

— Разве?

— Ещё как.

— Ясно.

— Ага.

Старик ухмыльнулся, будто бы вспомнив слегка постыдную историю одного из своих родственников.

— А ведь когда ты пришёл сюда, какой-то пятнадцатилетний мальчишка, желавший себе дешёвого снаряжения, я уж было думал, что больше никогда тебя не увижу.

— В тот момент это был самый подходящий выбор, включавший в себя эффективную растрату денег.

— Твоя правда, а я ведь подумал, что однажды ты придёшь улучшить его. Но ты всё так же продолжаешь изнашивать свои старые вещи до полной негодности, а потом покупаешь точно такие же, но только новые.

Ты умрёшь что ли, если хотя бы разик купишь себе порядочный меч?

Убийца Гоблинов не ответил.

Он знал, что этого снаряжения было вполне достаточно для убийства гоблинов.

Даже если в этом мире и существовал бы меч, зачарованный лишь для убийства гоблинов, авантюрист наверняка не стал бы им пользоваться.

— Ах, ну что ж. — Мастер наклонился над прилавком словно старик, уставший от своей собственной глупости. — Есть настроение прикупить что-нибудь новенькое? У меня есть нечто слегка необычное.

— Что?

— Метательный нож в Восточном стиле.

— Ох-хо.

Реакция Убийцы Гоблинов не ускользнула от мастера.

— Заинтересовал я тебя, не так ли? — сказал старик с дерзкой улыбкой на лице. Он не стал дожидаться ответа, и сразу же развернулся.

Он достал с полки нож странной формы, и положил его на прилавок с твёрдым думф.

Это был крайне необычный клинок.

Лезвие разделялось натрое, и каждый стебель клинка был слегка согнут словно ветка. Он явно не выглядел подходящим для ближнего боя. Единственным способом использовать его было лишь метание.

Но это определённо был нож — иначе говоря, далеко не самое грозное оружие.

— Моё маленькое изобретеньице. Что думаешь?

Убийца Гоблинов взял извитое оружие в руку. Он занял стойку, сделал несколько обычных взмахов, и, наконец, кивнул.

— Гоблинам будет крайне трудно сымитировать его.

— Да любому будет трудно его сымитировать!

— …Каковы преимущества?

Мастер нахмурился. Но несмотря на его напряжённое лицо, внутри он был счастлив, быть может, даже наслаждался возможностью обсудить с кем-нибудь своё оружие.

— Я знаю, как это выглядит, но это настоящий меч.

Его палец, с годами огрубевший от работы в кузне, указал на три лезвия.

— Когда ты бросаешь его, он крутится — для стабильности полёта, и чтобы пролететь дальше. Он больше для разрезов, чем для колотых ран.

— Так это Восточные метательные ножи.

Этот пронзающее насквозь оружие. Пронзающее оружие низкого качества.

— Ясно.

Убийца Гоблинов провёл пальцем по лезвиям, напоминавшим лопасти мельницы.

В любом случае оно выглядело сносно. Иметь такое не помешало бы.

— Тогда я возьму один.

— Приятно иметь с тобой дело. Пять… нет, четыре золотые монеты.

Довольно дорого для метательного оружия, но Убийца Гоблинов охотно отсчитал необходимую сумму.

Он выложил абсолютно новенькие монеты на прилавок, и старик взял их сразу же, даже не остановившись чтобы проверить их качество.

Этот юноша, охотник на гоблинов, зацикленный только на них, предпочитал именно такие орудия любому легендарному оружию.

Он был постоянным посетителем этой лавки вот уже пять лет, и любой продавец, который не смог бы понять предпочтения своего клиента за столь долгое время, быстро бы вылетел из бизнеса.

И он крайне сомневался, что этот необычный парень попытался бы расплатиться с ним фальшивыми монетами.

— И свитки. Если получите какие-нибудь, отложите их для меня. — Убийца Гоблинов повесил лопастеобразный клинок себе за пояс. Он несколько раз попытался вытащить его и повторял свои движения до тех пор, пока лезвия не перестали задевать его мешок с вещами.

Лавочник наблюдал за ним с удовлетворённым выражением лица и охотно ответил:

— Конечно, как и всегда. Хотя, их всё равно день с огнём не сыщешь. Что-нибудь ещё?

— Хмм.

Наконец-то удовлетворённый положением своего метательного орудия Убийца Гоблинов, кажется, хорошенько задумался.

— …Я бы не отказался от сушёной рыбы.

— Я продаю тут броню и оружие. Я ж тебе не торговец рыбой какой.

— Ясно.

Безэмоциональный шлем склонился набок. Лавочник вздохнул.

«Все эти странные просьбы. Он действительно понимает?..»

— …Если консервированная сойдёт… у меня есть немного.

— В таком случае, прошу, доставьте две-три бочки на ферму.

— Бочки? Я же тебе сказал, здесь не продуктовая лавка.

Но изо рта его вышло лишь неслышное бормотание. Старик достал свою книгу заказов, лизнул карандаш и записал заказ.

 

§

 

Закончив с покупками, Убийца Гоблинов покинул оружейную лавку своей привычной беззаботной походкой.

Он храбро прошествовал к гильдейской доске с заданиями, изучая каждый новый квест.

Все остальные авантюристы уже взяли себе квесты. Доска объявлений виднелась в тех местах, где совсем недавно висели листы бумаги.

Проблема с драконом. Неизведанные руины. Огр (это вообще что?). Сбор ресурсов в лесу. Охота за сокровищами. Вампир в старом замке (он слышал об этих существах). Уничтожение крыс в канализации. Победа над шайкой разбойников.

Периодически он видел слова вроде Секта Зла, Тёмные Боги, убийство демонов и расследование.

Он искал от верхнего правого до верхнего левого угла, ряд за рядом, пока его не завело нижний левый угол.

Он повторил этот процесс два-три раза, после чего пришёл к заключению.

— …Сегодня ничего.

Это было необычно. Гоблины могли появиться в любое время, в любом месте.

Он мельком взглянул на стойку регистрации, но не заметил там ни единого признака наличия там Регистраторши.

— …Хрм.

С едва уловимым ворчанием он всё равно направился к стойке регистрации.

Его металлический шлем вертелся из стороны в сторону, пока он не заметил сотрудницу Гильдии, которая, похоже, просто валяла дурака.

— Эй.

— Чего?.. Ух, ах!

Испуганная сотрудница уронила книгу, которую она втайне читала, спрятав её в гроссбухе.

Сотрудница — Инспектор — подняла свою книгу так, словно ничего не случилось, и быстро надела на себя дежурную улыбку.

— Ах, да это же Убийца Гоблинов.

Эксцентричный авантюрист был известен в Гильдии далеко не по одной причине.

— Вы насчёт вчерашнего квеста? Мы уже приготовили для вас награду…

— Хорошо. Пожалуйста, разделите деньги по двум мешочкам. Поровну.

— Разумеется, сэр.

— Ещё я бы хотел сдать детальный отчёт.

— Ах… Вы можете сдать его мне, если вы не против… — Инспектор с сомнением мельком взглянула на служебное помещение. — Надеюсь, она не обидится на меня за это…

Убийца Гоблинов не совсем понял, о чём она там пробормотала.

— Вы не ко мне приписаны, так что я могу не понять всех деталей. Может, вам следует сделать это в другой день?

— Я не против, — сказал Убийца Гоблинов, добавив свой стандартный кивок. — Но… с ней всё хорошо?

— Ох, с ней всё в порядке. — Инспектор понизила громкость своего голоса до шёпота, внимательно следя за окружением, и улыбнулась. — Перед тем как взять выходной, нужно о многом позаботиться. Сегодня ей надо побывать везде и сразу.

— Ясно.

— Мне стоит сказать ей, что Убийца Гоблинов беспокоился о ней?

— Я не беспокоился. — Но по сути он не отказал ей в просьбе, добавив: — Я не против, — и кивнув своей головой.

Улыбка Инспектора стала шире. Он повернул свой шлем чтобы указать на доску объявлений.

— Гоблины. Сегодня нет?

— Убийство гоблинов? Минуточку, пожалуйста. — Инспектор испарилась в служебном помещении и вернулась с кожаным мешочком, выуженным из сейфа.

Она отмерила количество золотых монет с помощью весов, после чего рассовала их по двум мешочкам.

— Прошу.

— Спасибо.

— А теперь, что касается убийства гоблинов…

Убийца Гоблинов беспечно взял награду и запихнул два мешочка в свою сумку с вещами. Пока он занимался этим делом, Инспектор достала реестр и пролистала его.

— Взглянем-ка… Вы правы. Похоже, квестов, связанных с гоблинами, сегодня нет.

— Кто-то ещё взял их до меня?

— Нет, сэр. Кажется, сегодня просто пусто.

— Ясно, — сказал Убийца Гоблинов, попутно издав нечто, напоминавшее тихий стон.

— Выглядите разочарованным.

— Да. — Инспектор говорила об этом весьма беспечно, но Убийца Гоблинов кивнул совершенно серьёзно. — Крайне разочарован.

— Простите, ничем не могу помочь, — сказала Инспектор, озадаченная его ответом. Убийца Гоблинов развернулся и ушёл прочь.

Гоблины были вороватыми и коварными тварями. Хоть они и создавали грубые орудия и инструменты, их головы никогда не посещала мысль самим производить еду или даже строить собственные жилища. Они выживали, воруя необходимое…

— …

…иначе говоря, они выжидали.

Убийца Гоблинов заворчал и помотал своей головой. Собираясь с мыслями, он украдкой осмотрел фойе.

— Аааргх! Такое чувство, словно моя голова сейчас взорвётся! Да ещё и Регистраторши здесь нет!

— Глупыш. Всё потому, что, ты, перепил.

Это были Копейщик, крепко державшийся за свою похмельную голову, и Ведьма в своём привычном великолепии.

— Ох, эй, вы вернулись. Боже, как можно так долго покупать всего одну вещь? — сказал Воин в Тяжёлой Броне, облокотившись подбородком о руки. Лицо Девушки Рыцаря ярко запылало красным.

— О-ох, а ну тихо. Мне нужно было учесть кучу всего…

Полуэльфийка Боец игриво вмешалась в разговор:

— Ну, даже наша дорогая Рыцарь хочет выглядеть стильно на фестивале!

— Вау, правда?! Оу, это замечательно. Интересно, может мне тоже стоить надеть платье или что-то вроде него, — сказала Девушка Друид, упёршись щеками в свои ладони. Но Паренёк Скаут прохладным тоном усмехнулся над ней.

— Хочешь выглядеть стильно, а, сестрица? …Ну, хотя бы внутри ты точно красива.

— Ч-что ты сейчас сказал?!

— Эй, усмирите свой спор и не шумите!

Группа Воина в Тяжёлой Броне была крайне увлечена обсуждением фестиваля. Стоявшие рядом с ними Новичок Воин и Послушница Жрица выглядели весьма незаинтересованными.

— Ты и там собираешься ходить в своей рабочей робе? Я вроде как надеялся увидеть тебя в ритуальных одеждах…

— Следи за словами, или не возьму тебя с собой.

— Да, но, в смысле, это же фестиваль

— …Н-ну, полагаю, может быть я могу… слегка приодеться…

— Правда?! Ура!

— Эй, не раздувай из этого такое уж событие, ты меня в краску вгоняешь!

Все остальные авантюристы вели себя точно так же. Все были преисполнены восторгом, предвкушая грядущий фестиваль. Не было ни одного человека, который бы не ждал его с нетерпением.

— …Кроме одного, — пробормотал Убийца Гоблинов себе под шлем, когда взгляд его встретился с сидящим в углу авантюристом. Юноша был одет в чёрный плащ, который можно было назвать слегка вызывающим, и сверкающим взглядом наблюдал за авантюристами.

В этом не было ничего необычного. Для подобной работы, амбиции были вещью необходимой.

Убийца Гоблинов медленно продолжил идти, периферическим зрением наблюдая за всеми.

Всегда было много вещей, которые стоило обдумать. И всегда было множество зацепок.

«И много дел», — подумал он.

— Ммф.

— Ох!
Жрица суетливо забежала внутрь и, разумеется, врезалась в него. Она выпрямилась и поправила свою шапочку.

— Ох, ух, ах, У-Убийца Гоблинов, сэр! — Её щёки покраснели у него на глазах, хотя он совершенно не понимал, чего она так застеснялась. Слегка наклонив голову, он ждал, что у неё из ушей повалит пар.

— Тебе удалось поспать прошлой ночью?

— Д-да. Я в порядке.

Может, это просто он был слишком параноидален. Глаза Жрицы тревожно метались от одного места к другому.

— Мм, — еле слышно простонал Убийца Гоблинов. — Я хочу отдать тебе это, пока не забыл.

— Воаа!

Убийца Гоблинов передал ей мешочек с золотом, и Жрица приняла его обеими руками, дабы тот не упал. Содержимое мешочка слегка звякнуло, когда она прижала его к своей скромного размера груди.

— За вчерашнее.

— С-спасибо…

Она осторожно убрала денежную награду, но казалось, что мысли её витали где-то в другом месте. Её взгляд продолжал утыкаться в лавку снаряжения.

Убийца Гоблинов помолчал минуту, после чего ровным тоном спросил:

— Нужно новое снаряжение?

— Ох! Ух…

Похоже, его догадка оказалась верной.

Теперь уже металась её голова, вертясь от Убийцы Гоблинов к лавке и обратно. Он не понимал, что же могло заставить её так сильно беспокоиться.

— Нужен совет?

—Н… — Голос Жрицы писком вырвался из её рта. — Н-нет, я… не надо. У меня всё… хорошо… спасибо!

— Ясно.

На этом он ушёл, проходя мимо неё.

По крайней мере для него всё это было абсолютно естественно. Гогот находящегося позади него старика даже не вызывал желания обернуться. Может, этого пожилого человека заинтересовала девушка.

А это не было — не должно было быть — плохим делом.

 

§

 

Поговаривают, что дни перед фестивалем сами по себе являются отдельным фестивалем.

Когда он вышел в город, то услышал молоты, бьющие по дереву и вывески, порхающие на ветру.

В приграничном городке жили не только авантюристы. Юные девушки исследовали ассортимент лавок, украшенных специально для празднования, задумываясь, что же им надеть в этот день. Дети носились по широким улицам, явно интересуясь, как же им потратить карманные деньги. В их планы с лёгкостью могли бы вмешаться какие-нибудь игрушки, лежащие на витрине…

Странно нарезанные овощи сохли на обочине, ожидая того часа, когда их засунут в фонариТележек и повозок на улице было гораздо больше чем обычно.

Обилие еды и одежды продавалось по различным скидкам, и посетители явно не скупились в своих закупках. И это было естественно — приближался фестиваль.

Эта территория была границей, вечно подвергавшейся нападениям монстров, находившейся под угрозой атаки Демонов Богов, где шло вечное строительство и отстройка разрушенного. Следовательно, было понятно, что хотя бы во время фестиваля всем хотелось наслаждаться жизнью на полную катушку.

— Хмм.

Убийца Гоблинов мельком взглянул на всё это, после чего отправился вниз по улице, уходя за здание Гильдии.

Солнечные лучи падали под углом и были гораздо слабее, чем летом. Солнце висело высоко в небе, но холодный бриз навевал ощущения как от весеннего денька.

Запах чего-то жарящегося прилетел с балкона Гильдии.

На самом деле струйки дыма от готовки поднимались над многими домами города. Пришло время обеда.

«Так вот куда неслись те дети».

Тренировочная площадка была пуста. Любой взявший квест авантюрист наверняка уже выдвинулся в путь, а остальные не были столь преданными любителями тренировок, чтобы пропускать обед.

«Идеально».

Он слегка склонил свою голову и направился в угол площадки, где сел на землю в тени дерева.

Затем он достал свою лопату и развязал прикреплённый к ней свёрток, недавно купленный в магазине.

Колья, древесина, проволока, верёвка и так далее. Множество различных вещей, большинство из которых никак не были связаны с делами авантюристов.

Вытащив свой короткий меч из ножен, он тотчас же приступил к работе.

Он заточил колья до невероятно острого состояния, вбил их в дерево и закрепил под нужным углом. После чего обмотал вокруг всего этого верёвку в довольно необычной манере.

Движения его были размашистыми и в то же время крайне точными, но что бы он там ни делал, это выглядело слишком опасным для повседневного использования.

Если бы Высшая Эльфийка Лучница была здесь, её уши несомненно трепетали бы от любопытства. А Жрица бы колеблющимся голоском спросила, что он замышляет.

Но далеко не они окликнули его, когда он сидел поглощённый своим делом.

— Ох!

— Хо хо!

Два крайне заинтригованных голоса. Убийца Гоблинов резко поднял свой шлем.

Один мужчина фигурой своей напоминал бочку, другой же был высоким и худым. Дворф Шаман и Ящер Жрец — два других его компаньона.

Их тени — одна длинная, а другая короткая — наложились на тень Убийцы Гоблинов, лежавшую под деревом.

— Ах, милорд Убийца Гоблинов. Ещё один чудесатый день. — Ящер Жрец сложил свои руки в странном жесте, не сожалея о том, что так пристально смотрел на Убийцу Гоблинов. — Мы надеемся, что погода на завтреннем фестивале будет такой же благопроиятственной.

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул, ни на миг не отрываясь от своего дела. — Надеюсь, будет солнечно.

— Согластвую, согластвую. — Ящер Жрец ударил по земле своим хвостом. Стоявший рядом с ним Дворф Шаман поглаживал свой подбородок.

— Какой же ты трудяга. И чем это ты занят?

— Собираю кое-что.

Убийца Гоблинов сказал дворфу всего пару слов, но тот уже осмотрел аппарат, не отрывая руки от своей роскошной бороды.

Это было что-то, для чего были нужны несколько кольев, лопата, проволока и древесина.

Глаза Ящера Жреца закатились и засверкали в предвкушении битвы разума.

— Вы собировничаетесь устроить охоту на вампиров?

— ?.. — Шлем Убийцы Гоблинов склонился набок. — С чего ты так решил?

— Мне казалось, что давно установленно, что вампира можно победительствовать с помощью осинового кола, правдивен и верен.

— Разве?

— Полагаю, нас должен поразить сам факт того, что ты знаешь, кто такие вампиры, — сказал Дворф Шаман наполовину раздражённым, наполовину довольным тоном.

Вампиры находились в одном ранге с драконами и считались известными монстрами этого мира.

Разумеется, более подробные знания о нежити были тайной, полностью известной лишь магам и клирикам. Но познания о вампирах у человека, который даже огра при встрече признать не смог, заслуживали особого внимания.

— Я слабо в них заинтересован.

После его краткого и к тому же предсказуемого ответа, Убийца Гоблинов вернулся к затачиванию кольев.

Но затем он пробормотал: — Хм, — и вдруг прекратил заниматься своим делом, склонив голову набок. — Вампиры… Они увеличивают свою численность кусая людей, не так ли?

— Ну, так говорят.

— …Если гоблин станет вампиром, интересно, как мне стоит к этому подготовиться.

Дворф Шаман вздохнул, но Убийца Гоблинов был совершенно серьёзен.

— Что ж, — сказал Ящер Жрец, коснувшись носа кончиком своего языка. — Мёртвенный гоблин — это останки гоблина. Если бы они могли движениться, разве их нельзя было бы отценить как неких зомби?

— Как бы то ни было, — возразил Дворф Шаман, едва сдерживая смех, — я даже представить себе не могу, чтобы кому-то изначально хотелось бы выпить гоблинской крови.

— Ясно. — Убийца Гоблинов уверенно покивал своей головой. А отвечал он на предположение Ящера Жреца или Дворфа Шамана, понятно не было.

После этого он продолжил заниматься своим делом, и гора стружки начала расти, пока те двое наблюдали за ним.

Дворф Шаман смахнул древесную стружку своими толстыми пальцами, после чего начал выковыривать ту стружку, что застряла в его бороде.

— Это для убийства гоблинов?

— Для него.

— Так я и думал.

Будь на его месте Высшая Эльфийка Лучница, её уши оттопырились бы назад, а от самой неё начало бы веять холодом.

Но проведя с ним полгода, Дворф Шаман уже привык к таким вещам. Он не дал этому хоть как-то затронуть его.

— Полагаю, о деталях мне спрашивать не надо.

— Невозможно узнать, откуда в следующий раз выползут гоблины.

— Истинно так, — сказал Ящер Жрец, мягко размахивая своим хвостом. — Кто-то постоятельно должен быть начеку.

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул. — Они глупы, но не дураки.

Гоблины не имели особого желания обучаться — но если они обучались, то могли использовать инструменты и стратегию. Даже Дворф Шаман с друзьями во время своих ранних приключений получали мощный отпор от гоблинов, которые умудрились попытаться овладеть морским делом. Если среди гоблинов распространялась стратегия, это означало лишь беду — но этот особенный мужчина слишком тщательно готовился к любому исходу.

Двор Шаман и Ящер Жрец по-своему были мастерами своих рас. Страстью дворфа были кузнечное ремесло и работа, когда сердце людоящера принадлежало битве и силе.

Для них одержимость и упорство были некой формой красоты.

— Тогда можем мы занять местность взади тебя?

— Я не против, — бесстрастно сказал Убийца Гоблинов. — Это место мне не принадлежит.

— Оу, какая вежливость, — сказал дворф. Произнося эти слова, он расстелил на земле большое полотно и плюхнулся на него.

Ящер Жрец развязал свёрток, который до этого носил с собой, высыпая его содержимое на полотно.

Одного взгляда было достаточно чтобы понять, что все эти материалы были нужны для какого-то ремесла, но не для того, чтобы понять, что это такое. У него были тонкие полосы бамбука, бумага разных цветов, да ещё и промасленная бумага.

— Мм, — пробормотал Убийца Гоблинов, не показывая даже намёка на удивление. — Бумажные фонари… нет, небесные фонари.

— Хо, а ты у нас догадливый, Брадорез, — одобрительно сказал Дворф Шаман, ловкими движениями начиная собирать детали воедино.

Полоски, сделанные из высоченных бамбуковых деревьев, были лёгкими и крепкими, а сделанные из них небесные фонари были классической частью пейзажа фестиваля.

Сделать их было довольно просто: бумагу оборачивали вокруг бамбукового каркаса. Затем в проём вставлялась промасленная бумага, и фонарь можно было поджигать.

— А затем, как мне сказывали, они взмывовывают в небеса. — Ящер Жрец медленно покачал своей длинной головой, словно ему едва ли в это верилось. — Это я должен углядеть своими глазами. Я воистинно жду этого.

— На моей родине мы постоянно клепали эти штуки. Я делаю это ради Чешуйчатого.

— Мм. — Убийца Гоблинов кивнул, осматривая свой колышек на свету. — Не идеально… Но неплохо.

— Тогда моим поджиданиям только и остаётся, что взрасти, — сказал Ящер Жрец, размахивая хвостом в одном из своих многозначительных жестов. — Я имею глубинную веру в ваши слова, Убийца Гоблинов.

— …Вот как? — было единственным ответом Убийцы Гоблинов. Он перешёл к следующему колышку.

Дворф понимал, что означал затихший мастер своего дела.

— Ну давай, нам тоже надо начинать. — С нежной улыбкой он взял материалы. — Завтра фестиваль. Надо к нему подготовиться.

— Разумеется. Ожидаю твоих инструкцилий.

Ящер Жрец свернул свой длинный хвост и аккуратно сел рядом с Дворфом Шаманом.

Но руки дворфа двигались так быстро. Кто бы мог предположить, что его толстые и короткие пальцы были способны на такое? Он сгибал один кусок каркаса за другим, в его умении изготавливать вещи было не меньше магии чем в любом из его заклинаний.

Никто не мог сравниться с дворфами в мастерстве изготовления руками. Даже эльфы были на шаг позади.

Задачей Ящера Жреца было покрывать бумагой достроенные детали каркаса. Он изо всех сил старался не порвать бумагу своими когтями, но, честно говоря, для него это была крайне тяжёлая задача.

И в то же время делал он это всё вдумчиво и аккуратно. Было видно, как это отражало его натуру.

— Интересно, какой обычай скрывовывается за этими фонарями, — сказал Ящер Жрец. Он выдохнул и вытер свой лоб, будто бы избавляясь от пота, которого там просто не могло быть.

Дворф Шаман одной рукой взял флягу с вином и промочил свои губы, после чего пробормотал:

— Хороший вопрос. Сам-то я не из этих мест. Я знаю как делать небесные фонари, но почему их используют на фестивалях, мне неведомо…

— …Их можно увидеть во многих местах, — коротко сказал Убийца Гоблинов. Остальные удивлённо посмотрели на него.

Он продолжал затачивать колья, похоже, совершенно не обращая внимание на этих двоих.

— Они привлекают добрых духов, отпугивают злых. Они показывают мёртвым дорогу домой. Они похожи на овощные фонари.

— А ты немало знаешь о них, а?

— Моя деревня, — сказал Убийца Гоблинов, — стояла рядом с местом проведения фестиваля. Как я могу не знать о них?

— Ммм. Должен опризнаться, для меня это иметельствует мало смысла. — Ящер Жрец когтем почесал себе нос.

Его народ верил, что мёртвые возвращались обратно в землю или же становились плотью тех, кто съел их останки, становясь частью круга жизни.  «Нежить» же не являлась вернувшимися с того света мертвецами, а лишь трупами, в которых вселились злые духи.

— Но… — Глаза Ящера Жреца закатились наверх. — Мы понимаем горесть тоски по умершим. Возможно, приятно думывать, что они могут возвращаться домой.

— …Согласен. — Убийца Гоблинов кивнул. — Должно быть приятно.

И больше он не сказал ничего. Его руки продолжали заниматься делом, а эмоции на его лице были скрыты за шлемом.

Каждый раз, когда гора стружек становилась немалой, он смахивал её, и затачивал своё лезвие каждый раз, когда то затуплялось о дерево.

Ящер Жрец, внимательно наблюдавший за ним, слегка вздохнул.

— В любом случаизме это фестиваль. Мы должны горделиться от всей души.

— Молодец, Чешуйчатый, вот это настрой.

— Ну разумеется. Моя вера лежит в моих предках, нагах, чья кровь струивается в моих венах. Это же духи моих праотцовней.

И его праотцы не могли устыдиться от такого поведения. Дворф признательно кивнул. Это он понимал прекрасно.

— Мне тоже лучше не отвлекаться. Я покажу им лучшие фонари, которые только может сделать дворф!

Беседующие на краю тренировочной площадки трио мужчин обязано было со временем привлечь к себе внимание. Как только обед закончился, люди начали возвращаться к тренировкам. Другие же просто гуляли вокруг гильдии, закончив свои приключения. Неудивительно, что кто-то заметил эту троицу.

— Оооох! Коротышка и Оркболг вместе что-то делают!

И если обычный человек просто заметил бы их, эльфийка заметила их дважды.

Она подбежала к ним со скоростью ветра и встала, прислонив руки к своим губам.

Дворф Шаман сердито посмотрел на неё и, поглаживая свою бороду, с издёвкой сказал:

— Ты что, ребёнок?

— Как грубо. Мне две тысячи лет, помнишь?

Высшая Эльфийка Лучница хмыкнула, но слегка выпятила при этом свою грудь, будто бы гордясь этим числом.

Оскорбление не остановило её, и та проворно наклонилась чтобы посмотреть, чем они занимались.

— Что делаете?

— Длинноухая, подруга ты моя. Тебе две тысячи лет, и ты их не узнаёшь? Это же небесные фонари. Это…

— Это кол.

— Я не это имела в виду.

После своего комментария эльфийка приземлилась на полотно рядом с Дворфом Шаманом. Ящер Жрец слегка приподнялся и отодвинулся дабы освободить ей место.

Её уши подрагивали, а глаза сверкали от интереса. Она задавала вопросы один за другим на бешеной скорости.

— Что это? А это что? Что это за инструмент? Для чего это? А зачем ты затачиваешь колья?

— Для убийства гоблинов.

— Это не объяснение.

Усидчивее её сейчас мог быть только волчок. Поговаривали, что женщины всегда путешествовали группами, но она была настолько шумной, что сама могла бы заменить толпу.

— Ещё бы чуть-чуть энергии, и ты волне могла бы сойти за рею, — сказал Дворф Шаман с ноткой порицания.

Естественно, оживлённая шумиха привлекла внимание других людей.

— Эй, разве это не Убийца Гоблинов и его команда?

— Ох, да. Они там готовятся к фестивалю?

Это были Парень Скаут и Девушка Друид вместе с Воином Новичком и Послушницей Жрицей, возвращавшиеся с обеда. Они только-только перестали быть мальчиками и девочками и едва-едва стали парнями и девушками. И приготовления к фестивалю всё ещё наполняли их сердца предвкушением празднества и изумлением.

Даже для Парня Скаута, который уже несколько лет состоял в одной группе в с Воином в Тяжёлой Броне, ежегодный фестиваль становился причиной восторга.

— Эй, — сказал Парень Скаут, — что это?!

— Ты разве не знаешь?! Это же…

— Небесные фонари! Я уже видел их прежде. — Бахвалясь, Парень Скаут выпятил свою грудь. Высшая Эльфийка Лучница, потерявшая шанс объяснить всю суть их действа, обиженно надула щёки.

— Ну что, присоединиться не хотите?

— Я сам непривыкнут к этому. Мы можем обучаниться вместе.

Дворф и людоящер без колебаний пригласили детишек присоединиться к ним.

Похоже, Высшая Эльфийка Лучница ни капли не сожалела о том, что все они собрались здесь — хотя это было почти достаточно, чтобы поставить её статус высшей эльфийки под сомнение.

— …

Убийца Гоблинов повернул свой шлем, осматривая своё бодрое и веселящееся окружение. Улыбающиеся лица, смеющиеся одно за другим, вместе с ним образовывали круг — все эти авантюристы.

В центре его один дуэт делал фонари.

Скорее всего они бы собрались здесь так же, даже если бы тут ничего не было. И всё же…

— Хмм.

Убийца Гоблинов молча вновь начал орудовать своим ножом.

 

§

 

— Что?! Оркболг, ты ещё не ел?!

— Нет.

Осенью ночь наступает быстро. Сумерки быстро пришли и столь же быстро исчезли, а небо было чёрным, цвета чернил, и разрывали эту черноту лишь луны и звёзды.

Убийца Гоблинов всё так же сидел на том месте, пока его друзья постепенно расходились.

— Так не пойдёт… Постой, это потому что у тебя нет денег?..

— Не поэтому.

— Я угощаю!

— Нет необходимости.

— А что если нападут гоблины? Ты сможешь биться на пустой желудок?

— …Хрм.

— Ладненько! Значит, решено!

Высшая Эльфийка Лучница схватила его, не дожидаясь ответа, и увела в таверну.

Помимо авантюристов множество людей в этом приграничном городке проводили здесь время. Это было хорошее местечко, чтобы поесть и выпить. А из-за того, что большинство таверн по совместительству были ещё и гостиницами, там всегда копошились путешественники.

Таверна, которую Высшая Эльфийка Лучница выбрала случайно, оказалась именно такой, с гостиницей внутри.

Они со скрипом толкнули открытую дверь, и сразу же их встретила волна шума и тепла людских тел. Вместе с оживлённой болтовнёй выпивох, располагавшихся чуть ли не повсюду, по воздуху проносилась смесь ароматов мяса и вина.

— Ммм! — Высшая Эльфийка Лучница оценивающе прищурила глаза, а уши её оживлённо подскакивали.

— Я думал, тебе не нравится вино.

— В принципе да, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, подмигивая. — Но я обожаю эту оживлённую атмосферу!

— Вот как?

— Ешё бы… Ох, столик на двоих, пожалуйста! — Она с задором показала два пальца официантке, которая как раз подошла поприветствовать их. К счастью, свободные места ещё были.

Официантка, одетая в довольно провокационный наряд и шедшая весьма соблазнительной походкой, отвела их к круглому столику, стоящему почти в центре зала.

Убийца Гоблинов положил на пол свою поклажу и сел, а старый деревянный стул тихо застонал.

Высшая Эльфийка Лучница, с другой стороны, села с лёгкостью, присущей только её народу, не дав стулу издать даже намёк на звук.

— …Эй, я всё думаю, — сказала она, указывая своим тонким белым пальчиком на Убийцу Гоблинов. — Ты не можешь снимать его хотя бы во время еды?

— Не могу. — Шлем слегка покачался из стороны в сторону. — Что если нападут гоблины?

— Прямо здесь, в городе?

— Гоблины могут появиться в городе.

На её лице всплыла усталая, беспомощная улыбка.

Её точку зрения несложно было понять. В конце концов, странный вид Убийцы Гоблинов, с его чумазой кожаной бронёй, дешёвым шлемом, мечом странной длины и маленьким круглым щитком, прикреплённым к его правой руке, выделялся даже среди авантюристов. К счастью, вид авантюриста, изо дня в день находившемся в полном облачении, редкостью не был. Однако…

— Что такое?.. Авантюрист?

— Мне казалось, это нежить или вроде того…

— Ойой, он взглянул на меня!

— Так мне не показалось…

…этот ресторан не был частым пристанищем для авантюристов. И вполне очевидно, что множество различных путешественников заметили их.

Тут сидело всего один-два посетителя, которые выглядели как авантюристы, затесавшиеся в самый угол таверны дабы не привлекать к себе внимания. Один был высоким, в другой был низкорослым реей.

Он вполне мог быть волшебником, судя по плащу, покрывавшему каждый сантиметр его тела. По меркам авантюристов его вид не был каким-то выделяющимся.

Возможно они обсуждали квест, было видно, что они горячо спорили, хотя голоса их не были слышны.

Высшая Эльфийка Лучница подозрительно напрягла уши, но вскоре потеряла всякий интерес.

— Итак, — сказала она, переведя взгляд с двух авантюристов обратно на шлем. — Что ты собираешься делать?

— О чём ты?

— О завтрашнем фестивале. Видишь ли, слышала я тут кое-что. — Озорная улыбка расплылась на её лице, и она ткнула в него пальцем. — Ты собираешься провести всё утро играясь с той девчонкой с фермы, а в полдень заняться тем же с Регистраторшой, верно?

— Я не играюсь. — Его ответ был крайне лаконичным. Его шлем смотрел только на неё. Вероятно, он сверлил её взглядом, но забрало не давало с точностью сказать об этом. — У тебя острый слух.

— Ну, я же эльф.

Она шевельнула своими ушами формы острых клинков, которыми она так гордилась, и на лице её выступила кошачья ухмылочка.

— Звучит так, словно у неё есть планы на ваш совместный полдень, так что стоит позаботиться о том, чтобы провести его как можно лучше.

—Хрм.

— Я просто подумала, может, тебе стоит что-нибудь сделать утром, раз ты наконец-то идёшь на свидание и всё в таком духе.

— Вот как?

— О да.

— …Пока нет, — пробурчал Убийца Гоблинов, мотая головой. — Пока что я совсем не думал об этом.

— Ты просто невыносим, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, раскрыв пошире глаза и наморщив лоб, словно пытаясь избавиться от головной боли. — Но, по крайней мере, ты всегда остаёшься собой, Оркболг.

Выражение её лица быстро сменилось и стало излучать сильную заинтересованность, а уши её подскакивали вверх-вниз.

— Ну да ладно, а что если ты отведёшь её в место, которое ей нравится?

— Место, которое ей нравится?..

— Ага, или займётесь чем-нибудь, что она обожает делать… Ты ведь давно её знаешь, верно?

На сей раз пришёл черёд Убийцы Гоблинов выглядеть крайне озадаченным. Высшая Эльфийка Лучница удовлетворённо кивнула.

— А ещё тебе стоит говорить что-нибудь помимо «Ясно», «Точно», «Вот как?», «Да» и «Нет».

— Хрк…

Высшая Эльфийка Лучница проигнорировала пыхтения Убийцы Гоблинов, обратив своё внимание на висящее на стене меню.

— Что бы заказать, что бы заказать? — сказала она тоном, ясно выражавшим её радость, которую можно было заметить и без помощи задорно подпрыгивающих ушей.

Должно быть, её кошелёк доверху был забит вчерашней наградой. Оставь её саму по себе, и она наверняка бы потратила всю награду в ту же секунду.

— Что ты хочешь, Оркболг?

— Всё сойдёт, — тихо сказал Убийца Гоблинов. — Ты платишь. Бери что хочешь.

— О господи. Я даже не могу сказать, это ты так пытаешься быть учтивым или ещё что.

— Такой уж я.

— Ага, знаю.

Высшая Эльфийка Лучница вздохнула, но раздражение её длилось недолго.

— Простите! — Она помахала рукой официантке, после чего заказала добрую половину всего меню. Она начала с некого салата из свежей зелени, а когда узнала, что в таверне ещё оставалось виноградное вино отличного качества, без всяких колебаний запила им этот самый салат. В этот момент Убийце Гоблинов оставалось лишь вмешаться в её праздник живота.

— Если ты напьёшься, я не смогу проводить тебя до дома.

— Экх, — сказала она, а уши её дрожали, словно совсем не ожидали такого. — Поверить в это не могу, ты думаешь, что я напьюсь так сильно, что не смогу нормально дойти сама.

— Разве нет?

— Такое случается лишь в крайне редких случаях!
Она хмыкнула носом, но Убийца Гоблинов продолжил крайне резким тоном:

— После этого у меня есть дела.

Эээх…

Она отвернулась от него, словно потеряв всякий интерес.

Официанты проносились по людному ресторану словно авантюристы, огибающие ловушки. Её глаза следили за паром, поднимавшимся от тарелок, которые они несли, пока взгляд её вновь не вернулся к Убийце Гоблинов.

— …Может помочь?

— Нет. — Убийца Гоблинов помотал головой, затем, погрузившись в свои мысли на минуту, заговорил вновь. — Сейчас всё в порядке.

— Хм.

После чего они затихли, даже не пытаясь заговорить вновь, пока им не принесли еду.

Для других же посетителей молчание авантюристов было ещё одной странной деталью происходящего.

Наконец-то еда прибыла, включая суп, хлеб и сыр. И вино.

Источающий пар суп состоял из крупы, сваренной в сладком креме. Чёрствый чёрный хлеб можно было окунуть в суп, чтобы сделать его помягче. Влажный сыр был солёным и слегка островатым, что идеально подходило сладкому супу.

— Думаю, я прекрасно знаю того, кому бы понравилось это местечко. — Высшая Эльфийка Лучница засмеялась, вызвав «Действительно», вырвавшееся из уст Убийцы Гоблинов.

— А вот дворфу едва ли. Уверена, он бы точно начал жаловаться, что это вино на вкус совсем как вода или вроде того. Уверяю тебя.

— Ты говоришь об огненном вине? — Убийца Гоблинов сделал несколько глотков вина сквозь забрало своего шлема. — Оно хорошо тонизирует и наполняет энергией. Ещё полезно в качестве антисептика.

— Предполагаю, что это была не шутка. Но эту дрянь просто невозможно пить.

Она засмеялась, и смех её напоминал звон колокольчиков.

— Оркболг… Это напомнило мне кое о чём. — Она отодвинула свою тарелку в сторону, придвинув своё лицо максимально близко к нему. Выглядела она весёлой, но голос её был напряжён.

— Что?

— Сегодня… Ты в курсе, что та девочка закупалась в лавке?

Скорее всего «той девочкой» была Жрица.

Убийца Гоблинов кивнул.

— Ну и что ты думаешь о купленном ею снаряжении?

— Хм? — На этот раз он покачал своей головой. Сквозь лёгкую пелену вина в голове он представил себе её в том виде, в котором встретил в полдень. Он налил себе в стакан воды из графина и сделал ещё один глоток. — Я не спрашивал.

— Ох, правда?

Высшая Эльфийка Лучница моргнула, удивлённо пробормотав: «Необычно», поигрываясь со своим стаканом.

— Хмммм. Ну, может мне тогда стоит промолчать об этом… А хочешь узнать?

— Если хочешь рассказать мне, я выслушаю.

— Если бы дело было в том, хочу я этого или нет, я бы так и сказала. Но она правда ничего тебе не сказала?

— Нет.

— Тогда я тоже сохраню это в секрете, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, задорно подмигнув. Этот жест не был в обиходе у эльфов. Этому она нахваталась живя в этом городе. Она улыбнулась, явно довольная тем, что смогла перенять людской язык жестов. — Думаю, так будет даже интереснее.

— Правда?

— Определённо.

— Ты сейчас… — Убийца Гоблинов кивнул ещё раз, после чего начал рыскать в своём мешке с вещами.

Он достал оттуда кожаный кошелёк, в котором лежала его награда, чуть ли не улыбаясь, засовывая в него руку.

— Я заплачу, пока ты ещё способна помнить.

Дзыньк, дзыньк, дзыньк. Он положил на стол три золотые монеты, чтобы они образовали ряд.

В ту же секунду выражение лица эльфийки из расслабленного стало враждебным.

— Я же сказала, что угощаю.

— Иногда…

Убийца Гоблинов, что было крайне необычно, прервался. Звучало так, словно он сам не верил в то, что собирался сейчас сказать.

— …Иногда я могу… просить тебя о помощи.

— Платишь заранее, да?

— Да.

— Хмм.

«Должно быть, мы пьяны».

Что она, что Оркболг.

«Ну, полагаю… хех. Ничего такого».

— Не стоит.

— …Ясно.

Убийца Гоблинов бесстрастно кивнул.

Высшая Эльфийка Лучница протянула свой бледный пальчик, лениво рисуя в воздухе круг.

— Ты можешь расплатиться со мной, сходив в приключение!

— Экх.

— Разве я не говорила тебе об этом раньше? — спросила высшая эльфийка, делая очередной глоток вина. — Ох, разумеется, это будут приключения никак не связанные с гоблинами.

— …

Убийца Гоблинов молчал. Наверняка он не знал что сказать. Высшая Эльфийка откинулась назад, ожидая услышать то, что он собирался сказать. Эльфы привыкли ждать. Десять секунд, десять лет — разницы не было никакой.

— Ладно… Спасибо за помощь.

— Замечательно!

Теперь, получив его обещание, Высшая Эльфийка Лучница надула свои щёки. Она прищурила глаза словно кошка и раздалась смехом, зародившимся глубоко в её горле, и вырвавшимся словно звон колоколов.

— Ну, вперёд, пора кушать. А то остынет.

— Верно.

Приступая к еде, Убийца Гоблинов мельком взглянул на угол таверны. Но те два авантюриста уже ушли.

— Хммф, — недовольно хмыкнул он, после чего оторвал себе кусок хлеба.

— Кстати, — начал он.

— Что такое?

— Ты не знаешь, что на языке цветов означает османтус душистый?

Ужин состоял лишь из любимых блюд Высшей Эльфийки Лучницы, но Убийца Гоблинов был не из тех, кто любил жаловаться.

А когда он отнёс её на второй этаж таверны и заплатил за комнату для неё, попросив, чтобы ей потом дали счёт за ужин, то сразу же покинул здание.

 

§

 

 

Он всегда знал, что ему нужно делать.

Ему нужно было постоянно думать, предугадывать будущее, оставаться начеку, разрабатывать контрмеры и осуществлять их.

И сейчас Убийца Гоблинов копал яму.

На улице стояла ночь — луны близнецы уже висели средь сверкающих звёзд, наполнявших небесную гладь.

В полном одиночестве он молча вонзал лопату в землю, копая, копая.

Тепло от выпитого вина помогало отражать атаки промозглого ночного бриза.

Он был снаружи городских врат, стоял на обочине главной дороги, которая была путём для людей, идущих пешком. Она проходила сквозь поле, но была явно не широкой, не травянистой и отнюдь не ровной. Тут были и холмики, и небольшие пролески, и тростники. Вдали от дороги земля оставалась всё такой же дикой.

Это место было крайне безлюдным, поэтому он и решил выкопать яму именно здесь.

Глубиной она была в полный рост. Но не дворфа и не реи, а человека.

Он утыкал дно острыми кольями, которые он обстругивал весь день, и скрыл всю эту конструкцию только что выкопанной землёй. Почва лежала на покрывавшем яму полотне. На первый взгляд никто бы даже не заподозрил, что тут что-то есть.

Он проделал это несколько раз, после чего разбросал маленькие светлые камни по периметру зоны с ямами.

— А теперь…

Проблемой стала оставшаяся почва.

Гоблины могли использовать её для укрепления стен своих пещер, и таким образом она не была для них помехой, но у него не было такой прекрасной возможности.

Выравнивание пейзажа вручную было довольно проблемным делом для одного авантюриста.

Убийца Гоблинов сложил всю землю в заготовленные заранее мешки.

Теперь они стали балластными мешками.

Он завязал мешки, тем самым закрывая их и не давая земле просыпаться, после чего начал переносить их по два за раз, заваливая по мешку на каждое из своих плеч.

Он спрятал их в кустах, неподалёку от дыры, выстроив из них полукруг.

Он не был уверен, поможет ли ему это вообще хоть когда-нибудь. Но никогда не мешало быть готовым ко всему.

Если не было других дел, Убийца Гоблинов никогда не отлынивал от необходимой ручной работы.

Он осторожно положил балластные мешки, не оставляя между ними зазоров, после чего несколько раз ударил по ним лопатой, дабы те ещё плотнее прижались друг к другу.

— …Мм.

Наконец, он удовлетворённо кивнул.

Это касалось ям. Остальные места уже были подготовлены, это было последним.

Оставалась лишь ловушка, которую он сам соорудил из оставшихся кольев, верёвки и древесины, но тут было так много мест, в которых он мог бы её установить.

Убийца Гоблинов осмотрел небо, пытаясь прикинуть, сколько ему ещё оставалось находиться под светом лун. Осенью и зимой ночи были долгими, а утро наступало поздно. Но даже так, он сомневался в том, что у него осталось много времени для работы.

За верёвки, служившие ещё и ручками, он вытащил деревянные доски из своего мешка.

Он пробирался сквозь кусты и деревья, занимаясь крайне деликатной работой, прежде чем встал.

— Надо торопиться.

Он взвалил ношу себе на плечи, после чего понёсся в ночи подобно тени.

Он пробегал сквозь тростник и деревья, когда случилось это.

— Эй, что ты здесь делаешь?!

Голос прорезал тишину ночи словно внезапная засада. Убийца Гоблинов замер как вкопанный.

Раздались слабый хруст растений под ботинками и шуршание веток, задевающих броню.

— Хм, — пробормотал Убийца Гоблинов, но рука его не торопилась схватиться за меч.

Ни один гоблин не мог так плавно и легко разговаривать на простом языке.

— Кто здесь? — коротко спросил он. И тут, словно в ответ на его слова, раздалось шуршание.

Из-за них вышел высокий человек, закутанный в пальто с капюшоном.

Ботинки этого человека, едва выглядывавшие из под подола пальто, были изрядно истоптаны, а защищавшая пальцы часть была особо укреплена. Точно авантюрист.

Но раздавшийся грубый голос не предлагал никаких ответов.

— Здесь я задаю вопросы.

Тембр этого голоса заставил Убийцу Гоблинов пробормотать:

— Женщина?..

— …Повторюсь. Кто или что ты?

Почти мгновенно белый луч света, обжигающий привыкшие к темноте глаза, выстрелил в небо.

— Я Убийца Гоблинов.

Одним пальцем он обыденно оттолкнул лезвие от своего горла.

Он звучал устало и раздражённо, словно бы пытался побороть зевоту.

Длинный меч — острый лишь с одной стороны — и опытный мечник.

Действительно, это случилось слишком быстро, чтобы успеть отреагировать на это — но ещё он сам решил не отвечать на это.

Было бы глупо спрашивать у противника, кто он, одновременно с этим разрубая его мечом.

Даже тот, кому жажда крови затуманила разум, мог с лёгкостью понять хотя бы это.

Закутанная в свой плащ женщина сомнительно прищурила глаза.

— Ты… убиваешь гоблинов?..

— Да.

— …Звучит безумно.

— Ясно.

Лезвие меча, который он оттолкнул в сторону, скользило по его шее.

Он приподнял цепочку с висевшим на ней серебряным ярлыком.

— Серебряный ярлык… Авантюрист Серебряного ранга?

— Похоже, — кивая сказал Убийца Гоблинов, — Гильдия решила присудить мне именно такой.

— …Ясно.

Меч исчез подобно мановению ветра и вернулся в свои ножны с лёгким чиньк.

Невероятная плавность этого движения предполагала, что было оно совершено авантюристом высокого ранга. Как минимум Бронзовый, это точно, предположил Убийца Гоблинов.

— Похоже, мои действия были слишком поспешными. Прошу прощения.

— Нет, всё в порядке.

— Я подумала, что вы нежить или вроде того…

Извиняясь, женщина так и источала неловкость, но тон её голоса смягчился.

Убийца Гоблинов слегка помотал головой. Его это ни капли не волновало.

Проблема была в…

— Эй, разве я не говорила тебе прекратить так делать?

В этот момент голос, яркий как полуденное солнце, раздался позади неё.

— Она сразу же приходит к самым ужасным заключениям обо всех на свете. Не волнуйтесь, я остановила её.

— Всё равно он выглядел слишком подозрительным.

Другой голос был холоден как кусок льда. Два новых человека.

Прогнувшись, трава расступилась, раскрывая низкого авантюриста, тоже замотанного в пальто.

Этого человека легко можно было спутать с реей, но у него на бедре висел полноразмерный меч.

Он должен был быть человеком. Реям не хватало мускулов для размахивания таким мечом.

Другой человек в руках держал большой посох и был одет более элегантно чем те двое. Очевидно, что он был заклинателем какого-то вида.

Все они, судя по голосам, были женщинами. Группы, состоящие из одних лишь женщин, встречались относительно редко.

— Итак, что ты здесь забыл? Мне крайне любопытно, — спросила низкорослая мечница.

Походкой столь же лёгкой, как и её вопрос, она сильно сократила расстояние между ними так просто, словно она была на прогулке.

— Хрм… — пробормотал Убийца Гоблинов и, спустя минуту размышлений, выдал свой ответ.

— Занимался мерами предосторожности.

— Мерами предосторожности? Хмм… — Она осмотрела Убийцу Гоблинов с головы до ног, после чего тем же тоном сказала: — Странное у тебя снаряжение…

— Разве?

— Ах, простите. Я не хотела издеваться над вами. Просто оно мне кажется забавным.

Её голос настолько отдавал весельем, что Убийца Гоблинов мог без колебаний сказать, что под своим капюшоном она ухмыляется.

Тем не менее, её приподнявшееся настроение не вызвало в нём никакой реакции. Он понятия не имел, чего такого забавного она нашла в его чумазой кожаной броне, дёшево выглядящем шлеме, мече или щите.

Но пока женщины осматривали его, он в свою очередь внимательно изучал их самих.

Они явно были не местными авантюристками. Не были они и гоблинами — хотя бы в этом он точно был уверен.

— …Я не думаю, что он замешан в этом. Скорее всего.

Спустя какое-то время авантюристка с посохом заговорила своим холодным тоном.

— Честно говоря, мне слабо верится, что кто-то настолько странный вообще существует.

— Я… полагаю, что всё так. Соглашусь, что прятать своё лицо и кожу в порядке вещей, но мне кажется, это слегка чересчур.

Ответ пришёл от первой женщины. Её меч всё ещё находился в ножнах, и продолжила она говорить каким-то странно-хвастливым тоном.

— Я вижу разницу в наших способностях. Помехой он не станет.

— Думаешь? Ну, раз ты так говоришь, то, полагаю, так и есть.

Девушка, покачивавшая своей головой, пока её соратницы были заняты обсуждением, под конец разговора хлопнула в ладоши.

— Что ж, мистер, простите за беспокойство!

— Всё в порядке. — Убийца Гоблинов слегка помотал своей головой, после чего положил свой груз на землю. — Вы пришли увидеть фестиваль?

— А? Ох, ух, ну… Думаю, что да. Он ведь неподалёку, верно?

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул. — В этом городе будет проходить фестиваль урожая. — Затем, спустя минуту размышлений, он добавил: — Если вам нужна гостиница, вам лучше поторопиться.

— Ох, вау. Хорошо. Ясно. Уже довольно поздно. Мы лучше пойдём. Простите! — добавила она и потихоньку засеменила прочь.

Остальные двое начали в спешке собираться, пока она всё отдалялась и отдалялась.

— Аргх, вот всегда она!.. Нам пора уходить. Простите за беспокойство.

— Простите.

Оставшиеся двое последовали за отбывшей девушкой, растворяясь в ночи как тени.

Убийца Гоблинов, теперь оставшийся совсем один, пробормотал:

— Хм.

Он положил маленький камень туда, где всего минуту назад стояла низкая мечница.

Насколько он помнил, это было то самое место, где он вырыл и замаскировал яму.

Было ли дело в её боевых тренировках, поступи, магии или простой удаче? Он не знал.

И если уж говорить о том, чего он не знал, но он так и не смог определить, почему эти женщины шли по тропинке, а не по главной дороге.

— …

Но эти размышления не могли принести ему ответа, так что он просто отбросил этот вопрос.

Они почти наверняка были простыми авантюристками, пришедшими не пойми откуда, дабы увидеть фестиваль.

И они не были гоблинами. Этого было достаточно.

И всё же, он был точно уверен, что по этой территории люди не ходят…

— …Мне надо выбирать свои места ещё осторожнее.

Было ещё полно дел.

А он всегда знал, что ему нужно делать.

Интерлюдия. О беспокойстве о подношении на этот год

Пишущее перо царапало пергамент под нежным светом свечи.

Насколько бы великой честью это не было, она никак не могла избавиться от чувства, что ей не хватает необходимых качеств для столь великой ответственности.

Если бы её спросили, как много всего она изучила за пределами Храма, она бы не смогла дать ответ.

Написать молитву, которую бы впоследствии поднесли богине, было крайне важным делом.

Эээх… Все, кто был до меня, проделывали такую восхитительную работу…

Она осмотрела совсем недавно полученную одежду, свернулась в клубочек в углу комнаты и выдохнула.

Она видела их каждый год, и пока они каждый раз заставляли её сердце трепетать, сама она и подумать не могла, что вскоре ей самой придётся в них облачиться.

«Что я могу сказать о богине?»

Должно ли это было отличаться от молитв, которые ей подносили каждый день? Что вообще можно было считать молитвой?

— Что бы сказал он?..

Видение безэмоционального стального шлема вспыхнуло у неё в голове, она не смогла сдержаться, и на лице её выступила нежная улыбка.

«Я скажу что вижу. Это всё, что у меня есть».

— …Ну ладно.

«Я постараюсь изо всех сил». — От такого решения буквы потоком полились на страницу.

Её почерк не был превосходным, но слова шли только от её сердца и ни от чьего ещё.

Глава 3. Фестиваль Урожая воплощает мечты

Пщиу! Пщиу! Утреннее небо наполнилось ленивыми взрывами цветного дыма.

Должно быть, город нанял волшебников, чтобы те устроили шоу фейерверков. Остроумные и заковыристые цвета явно показывали всю степень их навыков.

Несмотря на весьма раннее время, жизнь уже кипела, так что самые наглые артисты уже были на ногах и играли свои песни. Шумиха доносилась даже до фермы, располагавшейся довольно далеко от города, и влетала в уши Пастушки.

Погода была прекрасной, и это был день фестиваля — фестиваля урожая, осеннего фестиваля.

Её сердце, переполненное радостью, танцевало в груди. Она пребывала в невероятно приподнятом расположении духа и была слишком счастлива, чтобы просто стоять на месте.

— Ооох… Аааммм… Ооох…

Или, по крайней мере ей стоило чувствовать нечто подобное.

Но была причина, по которой она стояла в своей комнате в одном нижнем белье и ворчала.

Её маленький шкафчик был открыт нараспашку, а одежда беспорядочно валялась по всей комнате. Тут едва можно было найти место, по которому можно было пройти.

А в центре всего этого слегка согнувшись стояла Пастушка.

На голове у неё был бардак. После всех тех усилий, которые она вложила в выпрямление своих волос, теперь ей предстояло вновь причесать их.

Но это была мелочь.

Она никогда особо не пользовалась макияжем. Она могла выпрямить свои волосы, нанести немного пудры и капельку румян, но это был её максимум.

Итак, проблема состояла в том…

— Я понятия не имею, что мне надеть!

И это было важно.

Сойдёт ли платье? Или ей стоит попробовать более повседневный наряд? Или ей стоит пойти ва-банк?

— Не могу же я надеть свою рабочую одежду… Или могу? Такую простую и непримечательную?

Ах, но в одном она точно была уверена.

Он будет одет точно так же, как и всегда!

Чумазая кожаная броня и потрёпанный шлем, в правой руке меч, не длинный, но и не короткий, а к левой руке будет прикреплён круглый щиток.

Он будет одет в свою обычную одежду (?), а она в свою, и в таком виде они вместе пойдут на фестиваль. Они вместе пойдут на фестиваль!
А пока она одной рукой придерживала свою голову, рабочая одежда смешалась с кучей другой одежды. Она бросила её в корзину для грязного белья. Пока.

Остались лишь наряды, которые она собирала во время своих редких выходных.

Но ни один из них не казался приемлемым. Ей нечего было надеть для столь важного случая.

К сожалению, в повседневных делах ей явно не хватало очков опыта. Её уровень был слишком низким.

Естественно, сейчас уже было слишком поздно для сожалений, но ей хотелось, чтобы в своё время она попыталась быть более модной на постоянной основе.

— Может… Может мне не стоит волноваться о нижнем белье…

«Ага. Всё будет хорошо. Это точно».

«…Нет! Ты должна подобрать себе обычную одежду, бельё тут роли не играет! Аргх, я запуталась!»

Она вспомнила как однажды слышала, что когда ты сбиваешься с толку и не знаешь что делать, самое главное — не показывать этого.

Испустив непроизвольный тихий вскрик, она подбирала одну вещь за другой, оценивая каждую как не совсем подходящую, после чего швыряла их по сторонам.

Затем она задумывалась, не является ли только что брошенная вещь самым подходящим вариантом, хватала её вновь и прижимала к груди лишь для того чтобы вновь выкинуть её.

Их свидание должно было начаться утром. И все эти терзания лишь тратили столь драгоценное время.

Она была настолько погружена в свои переживания, что не услышала стук дядюшки.

— …Кхем. Прости. Я не вовремя?

— Ох! Иип! Ух… ох… Папоч… в смысле, Дядюшка?!

Она прыгнула на кровать и обмоталась простынёй чтобы прикрыть своё тело.

Когда она проверяла, дверь была заперта. Она приложила руку к своей внушительной груди дабы успокоить неистово бьющееся сердце.

— Х-хорошо. Входи.

— Прошу прощения. Что?.. Это ещё что такое?

Её Дядюшку едва ли можно было винить за тот вздох, который он издал когда вошёл в комнату и увидел творящийся там хаос.

Она даже не пыталась придумать себе отговорку, а лишь смущённо отвела взгляд от устроенного бардака.

— Собираешься открыть свою собственную лавку одежды?..

— Ха… Ха-ха-ха.

Она почесала свою щёку явно в жесте смущения перед своим слегка раздражённым дядей.

— …Только не забудь потом прибраться, — сказал он. И больше он не добавил ничего. — Ну да ладно. Я… хм. Сейчас вроде подходящее время. У меня для тебя кое-что есть.

— А? И что же?

Увидев её озадаченное лицо, он протянул ей потрясающее синее платье. Ослепительная цветная ткань была украшена кружевами и вышитыми узорами.

Выражение лица её дяди с трудом можно было понять, и только задумчивость отражалась в его глазах.

— Моя младшая сестра… твоя мать, носила его, когда была в твоём возрасте.

— Ох!..

Она подумала, что оно было воистину прекрасно. Она взяла его и вытянула руки дабы заранее понять, как оно смотрится.

— Интересно, могу ли я надеть его. Мне пойдёт?..

— Идеально пойдёт, — сказал её дядюшка. — У твоей матери волосы были подлиннее, но кроме этого ты её вылитая копия.

— В-верно. Верно! Я примерю его.

«Мамочка носила его? Я… похожа на неё?»

Эмоции, словами которые передать было попросту невозможно, скопились в её груди, и она крепко прижала платье к себе.

— Осторожнее, а то помнётся.

— Ох, т-точно… Надо быть аккуратнее. Но… Хи-хи-хи!

Она крепко прижимала его к своей огромной груди, а теперь суетливо приглаживала его, дабы оно так и оставалось опрятным.

Однако с улыбкой на своём лице она уже ничего не могла поделать. Следующие свои слова она сказала от всего сердца.

— Спасибо, Дядюшка!

Он моргнул и обратил свой взгляд к потолку на пару секунд, после чего помотал головой.

— …Да ничего. Мелочь. — А за тем его чуть ли не каменное лицо слегка смягчилось. — Всё-таки оно принадлежало твоей матери. И теперь оно твоё. Носи его с любовью.

— Обязательно! Я буду дорожить им.

Пока её дядя закрывал дверь, он посоветовал ей не торопиться надевая его, на что она со всей мощью своих лёгких ответила: — Не буду!

Затем она сбросила с себя обвитую вокруг неё простыню и примерила платье своей матери.

Волнистая юбка казалась чужеродной для девушки, привыкшей к фермерской рабочей одежде.

Но диковинные ощущения означали ещё и то, что она нарушает свою привычную рутину, и это приводило её в восторг.

Она надела шляпку с большой лентой, чтобы дополнить образ, вызванный платьем.

«Вот так пойдёт!»

Она покружилась, быстро осмотрев свой нынешний вид. У неё не было зеркала, в которое можно было посмотреться — но с другой стороны, не могло же у неё быть всё, что угодно.

Единственной проблемой были её ботинки, которые вряд ли можно было назвать стильными…

«Но да неважно, этого достаточно, чтобы сделать из меня истинную леди!»

— Ладненько, вперёд!

Она открыла дверь нараспашку. Но увидела она лишь дядюшку, ожидающего на кухне.

Он достал молоко и, похоже, был чем-то занят.

— Дядюшка, сегодня же фестиваль. Разве ты не собираешься пойти туда?..

— Я слишком стар для этого. Я останусь здесь с этим, как вы там его зовёте… ice crème. — Он научился готовить замороженную сладость, но насупился, когда его рту пришлось выговаривать незнакомое название. — Что насчёт тебя? Не собираешься уйти туда на весь день?

— Неа. А что если тебе надо будет выйти? Мы же не можем оставить ферму без присмотра.

— Вот оно как? — пробормотал он, махая ей рукой на прощание.

Её слегка отвлекло то, что он, кажется, хотел ей сказать, но…

— Увидимся!

— Мм. Увидимся. Будь осторожна.

У неё не было времени на это. Пастушка быстро выбежала через дверь.

Небо было голубым, без единого облачка — фейерверки избавились от них. Осеннее солнце освещало холм, а ветер торопливо уносился куда-то вдаль.

И там был он, стоял прямо под лучами солнца, как всегда осматривая территорию.

Как она и думала, он был одет в своё привычное снаряжение. Грязная броня, низкопробный шлем, меч странной длины и круглый щит.

Ах, но…

«Сегодня я совершенно иная!»

— Эй! Прости за ожидание!

— Да ничего.

Она помахала ему рукой, изо всех сил пытаясь вести себя как обычно.

Он выдал ей свой стандартный вежливый ответ, после чего покачал своей головой прежде чем добавить:

— Я недолго ждал.

— Вот как?

— Да.

— Тогда вперёд!

— Да.

Он кивнул, после чего уже было отправился в путь впереди неё своей обычной дерзкой походкой.

Но прежде чем он успел сделать первый шаг, Пастушка развернулась и схватила его облачённую в кожаную перчатку руку.

— Экх…

— Там будет куча народу. Ты ведь не хочешь, чтобы нас разделило, верно?

Даже сама Пастушка учуяла в этом жирную отговорку. Ей так хотелось, чтобы её голос не скрипел.

Может, перчатки не дадут ему почувствовать её пульс, бешено бьющийся в её ладони…

Было сложно сказать, понимал ли он о её чувствах. Сбитый с толку, он сказал:

— В городе… может быть людно.

— Н-ну, быть готовым к такому никогда не повредит. — Пастушка отвернулась и почесала свою щёку свободной рукой. Она могла почувствовать жар, выступивший на кончиках её пальцев. Должно быть, лицо её так и пылало красным. — В смысле, нам ведь надо вроде как… привыкнуть к этому. — Она схватила поле своей шляпы и поправила её так, чтобы он не смог увидеть залившую её краску. Она нежно поправила свою хватку на его руке. — Потому что я… я к такому не привыкла.

— Ясно. — Он кивнул. — Это важно.

Пастушка тоже кивнула и пошла вместе с ним, держась за руки.

— …Э-эй.

— Что такое?

— Ух, как бы… — Смотря прямо вперёд, Пастушка спросила то, что ей жгуче сильно хотелось спросить. — Моя одежда… как бы… что ты о ней думаешь?

— …

Это была та же дорога, по которой они постоянно ходили. Это был всё тот же пейзаж, что они всегда видели.

Всё такой же он. Совершенно иная она. Держащиеся за руки.

Всё та же тишина, возникавшая, когда он с головой погружался в свои мысли. А затем…

— Тебе идёт. Во всяком случае, мне так кажется.

Это было достаточно, чтобы каждый её шажок стал легче воздуха.

— …Хи-хи-хи!

Пастушке казалось, что она сейчас могла попросту взмыть в небо.

 

§

 

Город утопал в звуках.

Дули рожки, гремели барабаны, пели флейты, смех и звуки шагов заполнили улицы.

Лавочники зазывали народ, артисты кричали, а голоса прохожих утопали в волнах этого шума.

Они могли почувствовать это в воздухе, ещё даже не добравшись до городских врат, но внутри всё было уже на совершенно ином уровне.

— Я знаю, что они устраивают это каждый год, — сказала она, всё ещё красная как рак, покрепче сжимая его перчатку, — но это всегда так потрясающе.

— Да.

Его шлем шевельнулся в ответ.

Сегодня, именно сегодня его странный вид выделялся крайне слабо. В конце концов, куда не кинь взор, повсюду танцевали артисты, а на улицах разыгрывались импровизированные выступления. И тут было ещё несколько авантюристов, посетивших этот город и решивших не снимать своё снаряжение.

Как ни странно, именно Пастушка привлекала всеобщее внимание.

Элегантная юная девушка, держащаяся за руки с авантюристом в чумазых шлеме и броне. Любопытствующие взгляды следовали за ней один за другим.

«Интересно, как я выгляжу в их глазах».

Она насладилась этой появившейся вскользь мыслью.

Может они думали, что она аристократка, решившая смешаться с чернью, а он её страж.

«Нет… полагаю, это уже перебор».

Она была сиротой —приёмной дочерью — местного владельца фермы, чей статус точно отражал количество земли у него во владении.

А её спутник был известным в здешних кругах ветераном, авантюристом Серебряного ранга.

Разумеется они все знали, что она не была молодой дворянкой. И всё же…

— Думаю, у меня появилась весьма неплохая идея.

— Какая?

Она захихикала, глядя на его вопрошающий шлем, после чего показательно поправила свою шляпку.

— Место, в которое ты сперва меня поведёшь.

— Хм.

Он тихо уставился в небо, размышляя. Поток людей разбивался о них словно вода о речные камни.

По сути они никому не перекрывали путь. Она улыбаясь ждала его ответа.

Спустя какое-то время он пробормотал, словно внезапно осознав:

— Я ещё не завтракал.

— Ох, — сказала она, прикрывая рукой свой широко открывшийся рот.

Он был прав.

Она была так обеспокоена выбором одежды и приготовлениями к свиданию, что завтрак попросту выпал из её мыслей.

Он недвижимо смотрел на неё, пока та прикрывала глаза.

— Возьмём что-нибудь на уличном прилавке?

— …Ага. Звучит неплохо, — сказала она.

Ей было жалко своего дядю, но для этого было уже слишком поздно.

Он был здесь, прямо рядом с ней. Она могла начать с извинений перед ним.

— …Прости. Я вроде как… совсем о нём забыла.

— Нет. — Он медленно помотал своей головой. А затем, секунду спустя, добавил: — Такое случается.

Она радовалась, засматриваясь на прилавки и раздумывая о том, что бы им съесть, но постепенно голод стал настолько силён, что она больше не могла его терпеть.

Поздний завтрак, который они наконец-то купили у одного из торговцев, был на удивление дорогим, учитывая то, что это было. Толстые жареные куски бекона с картофелем. Вот и всё.

Но были они просто невероятно вкусны.

— Ох! — смеясь сказала она. — Это же наш бекон!

— Разве? — в ответ сказал он, просовывая еду сквозь забрало своего шлема. — Ясно.

Солёный, жирный картофель доставлял усладу её языку.

Она жадно набросилась на свой завтрак, дуя на еду, чтобы та не обожгла ей рот.

Он ел без перерыва, тихо, но аккуратно — как и всегда.

Затем они взяли пустые, не покрытые эмалью тарелки, и разбили их, после чего пошли дальше.

Оживлённые голоса окружали их со всех сторон.

— Сливовое бренди для прекрасной пары? Оно просто тает во рту— кричал торговец ликёром. Пастушка остановилась на этом месте.

— Что думаете? — спросил он, тыча в них пальцем. — Не желаете ли выпить?

Ну, раз уж они оказались здесь…

Им бесплатно вручили два небольших глиняных сосуда с едва пахнущим фруктами ликёром.

Она утончённо сделала небольшой глоточек из своего. Однако он проглотил всё в один присест.

— А разве тебе не ударит в голову, если ты вот так резко выпьешь всё за раз?

— Это не проблема, — крайней серьёзно сказал он. — Бренди пробуждает.

— …Разве это не такой способ сказать, что сейчас ты не особо бодр?

— Это никакой не способ.

— Ох, да неужели? — Она заметила напряжённые нотки в его голосе и захихикала.

Она просто подтрунивала его, просто шутила. Если бы ему действительно нездоровилось, она бы точно это заметила. А затем она бы силой заставила его лечь в постель и укрыла бы одеялом.

Фестиваль был весёлым, это да… но тем больше было причин не разрушать эту атмосферу, заставляя его перенапрягаться.

— А ведь прошлой ночью ты вернулся крайне поздно. Чем занимался?

— Заканчивал делать то, что нужно было сделать.

Она уже привыкла к его объяснениям, которые объяснениями-то можно было назвать с трудом. Но она не давила на него, попросту сказав: — А.

Тепло распространялось по её груди, и она почувствовала прилив бодрости. Она не была уверена, было ли тут дело в алкоголе или же нет.

— Я думал, ты спала, — сказал он всё тем же равнодушным тоном.  Он заметил, как она себя сейчас чувствовала? — Ты не спала всё это время?

— Ох, хаха… Я просто вроде как… не могла уснуть.

— Ясно.

Он тоже не давил на неё. Вместе они влились в водоворот празднующей толпы.

Времени всегда было недостаточно.

Эльфийская лучница подбрасывала тарелки в воздух и стреляла в них под бурные овации. Дворф установил прилавок и продавал там прекрасные мечи с гравировками, которые, по его же словам, он сам и сделал. Рея-музыкант играл мелодичную песню на всеобщее услышание.

Куда бы они не пошли, столь знакомый город каждый раз старался показать им нечто новое.

Они прогуливались по округе, когда он вдруг остановился.

— А? Что такое?

Она вгляделась в его лицо, но, естественно, не увидела никаких эмоций.

Он лишь пробормотал:

— Хм.

А затем…

— …Подожди немного.

— Ну, ладно, но…

Он освободил свою облачённую в кожаную перчатку руку от её руки.

Неожиданно оставшись одна, она сделала то, что делала всегда — прислонилась к стене, ожидая его.

Она держала руку, теперь уже пустую, перед своим лицом и нежно дышала на неё. На самом деле она не чувствовала себя одинокой или расстроенной. Но пока толпа авантюристов и путешественников проходила возле неё, ей в голову закралась одна мысль.

Их отношения, где он уходит, а она ждёт его, скорее всего не изменятся.

Так было всегда.

Они иначе смотрели на мир.

Десять лет.

Десять лет с тех пор, как она покинула свой дом, а их деревня была уничтожена.

Пять лет с тех пор, как она воссоединилась с ним, теперь уже авантюристом.

Она не знала, как он провёл те пять лет, что они были порозньОна ничего не знала о тех днях, когда он ещё не стал Убийцей Гоблинов. Она не знала, что произошло в их деревне. Разумеется, она слышала истории об этом, но все они от третьих лиц, слабо связанных с деревней.

Она помнила, как держала своего дядюшку за руку, пока пустые гробы опускались в землю.

Но это всё.

Она действительно не знала, что там произошло, почему, или куда все подевались.

Там был пожар? Поля, что с ними? Животные? Её друзья? Её отец. Её мать.

Что насчёт птичьего гнезда, за которым она втайне ото всех ухаживала, а что с сокровищем, которое она спрятала в дупле дерева?

Фартук её матери, тот самый, который она однажды пообещала отдать ей, когда та станет старше? Её любимые ботинки? Кружка, которую ей подарили на день рождения, и чей зелёный цвет потускнел, хотя она так о ней заботилась.

Одно за другим драгоценные воспоминания возвращались к ней, теперь уже напоминая призраков.

И что у неё осталось? Одна маленькая коробка с вещами, которые она нашла в городе в тот самый день и решила взять с собой.

Если… это была всего лишь игра её воображения. Но если.

Если бы в тот день она не покинула деревню, что с ней стало бы? Смогла бы она увидеть те же вещи, что видел он, и выжить?

Или она бы умерла и оставила бы его в полном одиночестве. И если так, отомстил бы он за неё?

Или… Что если бы он умер, а она стала бы единственной выжившей?

«Какая ужасная мысль».

И в этот самый момент она услышала:

— Прости за ожидание. — Знакомый бронированный силуэт вышел к ней из потока толпы.

— Да ничего такого.

Она помотала головой, попутно поправляя шляпу. Он протянул ей маленький предмет.

— Что это? — сказала она, внимательно глядя на него.

— Когда мы были детьми… в деревне, — пробормотал он, — тебе нравились такие вещи.

Он держал в руке маленькое колечко ручной работы.

Оно было серебряным… ну, или же оно выглядело таковым. Она знала, что это точно была подделка под серебро. Нечто, что бродячий торговец склепал на скорую руку, чтобы детишки расстались со своими карманными деньгами.

Иначе говоря — простая игрушка.

Она осознала что стоит с улыбкой на лице. А затем она рассмеялась.

— Ха-ха-ха! …Это же было тогда, когда я была девочкой.

— Разве? — сказал он тихим напрягшимся голосом. А затем: — Полагаю, так и есть.

— Ага.

Она кивнула. Кивнула и надела кольцо себе на палец.

Может оно и было сделано руками, но это была простая дешёвка. У него даже не было фальшивого драгоценного камня. Всего лишь небольшая полоска металла.

Но оно ловило лучи солнца и сверкало так ярко, что заставило её прищуриться.

— …Но, — прошептала она, — они мне до сих пор нравятся.

— …Правда?

— Ага.

— Спасибо, — умудрилась выдавить из себя Пастушка, после чего она положила колечко в карман своего платья.

Она держала свою левую руку на этом кармане, чтобы оно точно не потерялось… её правая рука, конечно же, держала его руку.

— Пойдём?

Она улыбнулась и пошла вперёд, держась с ним за руки.

Она не могла видеть лицо, что скрывалось за этим шлемом. Но…

…он тоже улыбался. Она точно была уверена в этом.

Она верила, что так всё и было.

 

§

 

Был уже почти полдень, когда голос позвал этих двоих.

— Эй, да это же наш старик Мочила Гобов!

Пастушка вытянула шею чтобы посмотреть, кто это сказал, попутно беспокойно думая, что же ей делать со своим кольцом.

Она не узнавала относительно высокий голос, но, похоже, тот, кому эти слова предназначались, узнал этого человека.

Шлем развернулся чтобы посмотреть прямо на Паренька Скаута, тычущего в них пальцем.

Позади него стояли Девушка Друид, Новичок Воин и Послушница Жрица.

Пастушка осознала, что юные авантюристы даже свои выходные проводили вместе.

— Воаа, мужик, да ты на свидании с девчонкой с фермы?

— Эй, тебе стоит вести себя более вежливо с тем, кто гораздо старше тебя!

Новичок Воин выглядел невероятно заинтересованным, но Послушница Жрица потянула его за рукав.

«Мочила Гобов? Только ребёнок мог придумать такое прозвище». — Пастушка улыбнулась.

Она с усмешкой посмотрела на его шлем в намеренно многозначительном жесте.

— Свидание? Интересненько. И что ты думаешь на этот счёт?

— Постой, — резко сказал он. — Мне всего двадцать.

Её улыбка стала ещё шире. Он ничего не отрицал.

— Чегооооо?!

Парни как-то странно взвизгнули, и в итоге у Пастушки больше не осталось сил сдерживаться.

— Так и есть. Но никто не знает этого, так как он вечно ходит в шлеме.

— …Это необходимая мера.

Его голос прозвучал грубее чем обычно.

Он накуксился. Её день становился всё лучше и лучше.

Все говорили, что они не могут понять, о чём он думает, из-за того, что они не могли видеть его лица. Но для того, кто знал его так же долго как она, это было плёвым делом.

— Ам, не могли бы… вы помочь нам? — колеблясь спросила Послушница Жрица.

Фщип. Стальной шлем Убийцы Гоблинов повернулся к ней.

— Это гоблины?

— Нет, совсем нет. Амм…

— Ох… не гоблины?

Его унылый ответ заставил Девушку Друида неуверенно оглянуться по сторонам.

Стоявший рядом с ней Паренёк Скаут сказал: — Мужик, ты слегка туповат! — и загоготал. — Да гоблины ни за что не появятся здесь!

— Появятся.

— А?!

— Гоблины придут сюда.

— Серьёзно?!

«Да. Что? Не может быть!»Они ходили туда-сюда. Пастушка наблюдала за ними с неким удовольствием, подавить которое она была не в силах.

— Позволим мальчишкам быть мальчишками. Вам двоим что-то нужно?

Она слегка согнулась, чтобы её глаза находились на одном уровне с глазами Девушки Друида и Послушницы Жрицы.

Они мельком посмотрели друг на друга, затем на грудь Пастушки, которую ярко подчёркивала рука, на которой та покоилась.

После этого они посмотрели вниз на себя и вздохнули. Понять это было достаточно легко.

— Не волнуйтесь. Вы ещё растёте.

— …Как-то слабо это обнадёживает.

— Ага, и всё же…

Они обе покраснели и начали подрагивать, твёрдо не сводя глаз с земли.

Пастушка улыбнулась в душе и погладила их обеих по головам.

— Ну да ладно, что вас беспокоит?

Девушки кивнули, а затем указали на вход в таверну позади них.

Там собралась огромная толпа, а в центре её расположился маленький столик. На столе стояла статуя лягушки с открытым ртом.

Пьяница стоял на белой линии, нарисованной на дороге, держа в руке пригоршню серебряных шаров.

— Хурах! Яяяях! Хааааах!

Он швырял шары один за другим, но всё тщетно. Каждый из них отскакивал от стола и падал на землю.

Владелец лавки стоял рядом со статуей, натренированными движениями собирая шары и горланя во весь рот:

— Подходите, подходите, десять шаров всего за одну бронзовую монету! Попадёте раз и получите кружку эля! Или лимонада для мальчиков и девочек!

— Они не попадут, — фыркая сказал Паренёк Скаут.

Он тренировался в группе Воина в Тяжёлой Броне, но он всё ещё был ребёнком. Авантюристом можно было стать как минимум с пятнадцати лет, и с тех пор для этого паренька уже прошла пара лет, но до двадцати лет он явно ещё не дорос.

Пастушка осознала, что он, должно быть, солгал о своём возрасте, но не почувствовала никакого желания заявлять  об этом вслух.

— Ага. Я думаю, что с этими шариками что-то не так.

— Ну же, ну же, паренёк. Это несмешно.

Ещё зелёный воин говорил это полушутливо, передавая бронзовую монету владельцу лавки, который ответил на это с улыбкой, предполагавшей, что подобный разговор уже имел место быть.

Затем двое мальчишек начали швырять шары один за другим, но ни один из них не пролетел даже рядом с целью.

Раздалось глубокой ээээх…. от девушек, стоявших с ними.

— …Они так легко ведутся на подобные вещи.

— Мальчишки дураки, а?

Они были не особо старше их, но пытались казаться гораздо более зрелыми, чем было на самом деле.

Пастушка выслушала жалобы девушек с «Угум, угум».

«Мальчишки. Они пытаются выглядеть крутыми…»

— …и девчонки хотят от них того же, — сказала она, глядя на своего давнего друга.

Выражение лица за стальным шлемом всё так же невозможно было увидеть, а вот угадать его было проще простого.

— Что такое?

— Устроишь нам демонстрацию?

— Хрм.

Взгляд Убийцы Гоблинов метался между четырьмя детьми и Пастушкой.

После чего, слегка кивнув, он достал бронзовую монету из своего кошелька и подошёл к владельцу лавки.

— Лавочник.

— Дасэр!

— Один набор, пожалуйста.

Случившееся далее оказалось слишком быстрым, чтобы человеческий глаз мог уследить за этим.

Он покрутил шары в своей ладони с лёгким дзыньк, после чего начал швырять их в рот лягушки.

В его технике не было ничего необычного.

Он просто поставил перед собой цель. Но он был аккуратен и быстр.

Один шарик попал. Два. Три, четыре. Затем пять и шесть.

Несколько секунд шары катились вниз внутри статуи лягушки, создавая звук, крайней похожий на кваа.

— Вау!

— Воаа…

Изумление на лицах детей смог бы увидеть даже слепой.

И не только на лицах детей.

Зрители одобрительно оох-нули и начали аплодировать.

«Хех!»Пастушка горделиво выпятила грудь так, словно это она устроила шокирующее представление.

Люди думали, что он был хорош лишь в убийстве гоблинов.

Но это было не так. Он был способен на большее.

— Боже, мистер, вы не могли бы слегка сдерживаться? Ради меня?

— Нет.

Пока он невероятно серьёзно отвечал владельцу, Пастушка поздравительно похлопала его по спине.

— Ты всегда был хорош в таких играх, даже когда мы были детьми.

— Да.

В их родной деревушке тоже была таверна, хотя статуя там была не лягушки, а женщины с кувшином. И на каждом фестивале он выигрывал по три кружки лимонада ей, себе и его сестре.

«Если подумать, я припоминаю, как перед каждым фестивалем он тренировался, кидая камни в реку».

С невероятной нежностью в душе она осознала, что он всегда был из тех людей, что тщательно готовятся ко всему.

— Вау, отличная работа, мужик! — сказал официант. — Шесть кружек лимонада? Уже на подходе!

— Да.

Он слегка опустил свой шлем, как делал всегда.

Затем он повернулся к парням и объяснил им сдержанным тоном.

— И вот так вам надо делать.

— …Х-хорошо.

— Теперь попробуйте вы.

Убийца Гоблинов передал четыре оставшихся серебряных шара юношам, громко звякая при этом.

Паренёк Скаут, ещё недавно неистово и стоически швыряющий шары, взял два из них.

— Р-разве у вас нет ещё какого-нибудь совета?

— Тренируйтесь.

Вот и все его слова.

— Ну блииин, — заскулили парни. Убийца Гоблинов кивнул им и крайне серьёзно встал рядом.

— П-постарайтесь на славу!

— Эй, ты должен кинуть лучше чем он!

— Ха-ха-ха! Ооу, не будь с ним так жестока.

Итак, девушки наблюдали за тремя мальчишками…

— Ох…

Пастушка осознала, что не так уж и неверно было приписывать ему это слово.

Это было странно?

Нет, не было. Точно не было.

Разумеется, с тех пор прошло уже десять лет. Куча времени для обретения нового опыта. Она научилась многим вещам, так же как и он.

Но это было лишь накоплением деталей.

«Каркас оставался таким же».

Это был принцип, в который она верила… Нет… она надеялась, что так оно и было.

— Хочешь пить?

— Конечно, спасибо.

Она взяла холодный стакан из его руки. В нём была колодезная вода с лимоном и мёдом.

Она подумала, что эта освежающая прохлада ни капли не изменилась за прошедшие десять лет.

— Ах да, — сказала она, притворяясь, что эта мысль только что пришла ей в голову, попутно уголком глаза наблюдая за тем, как дети решительно кидали шарики. — Раз уж ты купил его для меня, то почему бы тебе и не одеть его на меня? Кольцо.

— Куда?

Он внимательно смотрел на её пальцы: от большого до мизинца.

— Как бы… на безымянный палец, — сказала она, уже начиная жалеть о том, что начала этот разговор. — …Как насчёт него?

— На какой руке?

— В смысле на какой? На…

«Левой руке».

Она помотала головой, почему-то неспособная выдавить из себя ни слова.

— На пр…

Она сделала глубокий вдох, попутно рыская в своём кармане и доставая оттуда кольцо своей левой рукой.

— На правой… пожалуйста.

— Хорошо.

Затем он без каких-либо формальностей надел кольцо ей на палец.

Она поставила его под свет солнечных лучей, и оно ярко заблестело.

«Ну, полагаю, мне придётся снимать его во время работы».

Что ж, по крайней мере во время фестиваля она могла оставить его на пальце.

С кисловато-сладким привкусом лимонада во рту Пастушка решила веселиться в этот день на полную катушку.

А теперь позвольте нам оставить позади стоящую снаружи статую лягушки и проследовать за лавочником внутрь таверны, куда он пошёл набрать лимонада.

— Мне не стоит просовывать свой нос слишком дально, но… — Ящер Жрец с удовольствием откусил кусок жареной сосиски, покрытой обильным количеством сыра. В культуре людоящеров разговор во время наслаждения едой не считался грубостью. — Интересно, проходит ли всё это хорошо… Разуменно, я надеюсь, что так и будет.

— Аах, дела в этом мире оборачиваются позитивно в восьми или девяти случаях из десяти, — сказал Дворф Шаман, похлопывая по своему животу словно по барабану, попутно сделав глоток своего крепкого напитка и заявив: — Всё будет хорошо! — С озорной улыбкой он посмотрел в сторону и сказал: — Что меня действительно беспокоит, так это…

Последний человек за столом, Высшая Эльфийка Лучница выглядела печальнее пойманной охотником добычи.

— Гррр…

— Чего ворчишь, Длинноухая?

— Да того! — Она ударила по столу и пальцем указала на пространство снаружи таверны, пока её уши резко прыгали от этих движений. — Я пыталась сделать это раньше и не смогла ни разу попасть!

— Это лишь значит, что стрельба и бросание — это совершенно разные вещи.

— Это нечестно! Я ведь высший эльф! Мы потомки богов!

Затем она отчаянно хлебнула свой лимонад.

Она спускала на ветер одну бронзовую монету за другой и в итоге сама купила себе напиток. Это был самый кислый лимонад, который она когда-либо пробовала.

— Что ж, так выстроен этот мир. Миледи Рейнджер и милорд Убийца Гоблинов обладательствуют разными талантами.

Тон Ящера Жреца звучал так, словно он разговаривал с ребёнком. А Дворф Шаман был слишком уж счастлив, чтобы вставлять сюда своё мнение.

— И, разумеется, ты не грустишь из-за того, что проиграла Брадорезу?

Хныыыыыык… Я-я не грущу.

Ящер Жрец зашипел от удовольствия, пока Высшая Эльфийка сквозь зубы выдавливала из себя эти слова.

— …Ох, погодите-ка.

Уши эльфийки затрепетали от удивления, а сама она подняла голову и повернулась к окну.

— Что-то прислучилось, миледи Рейнджер?

— Смотрите. Они уходят.

Она была права. Эти двое начали уходить от игры с шарами.

Пастушка печально волочила ноги, когда походка Убийцы Гоблинов была всё такой же храброй и уверенной, как и всегда.

— Ам, они говорят… «Передавай от меня привет Регистраторше» и «Да».

«Он не мог догадаться сказать что-нибудь более дружелюбное?»

Высшая Эльфийка Лучница раздражённо надула щёки, поигрывая со своим стаканом с лимонадом, теперь уже покрытым каплями конденсата.

Дворф Шаман погладил свою бороду, видимо оставшийся довольным произошедшим.

— Я даже не могу придумать более глупого применения для эльфийский ушей.

— Ох? Ты что, ничего не знаешь о людской культуре, дворф? — На лице Высшей Эльфийки Лучницы появилась необычная и уверенная улыбка, а уши её оттопырились. — Если ты можешь позволить себе заниматься глупостями, значит, у тебя есть достаточно ресурсов, чтобы позволить себе эту роскошь.

— Как по мне, это звучит как оправдание той, кто так сильно увлеклась своим делом, что умудрилась где-то потерять свой кошелёк.

— Это никак не связано.

— Вот почему я ненавижу эльфов! Вечно пытаются скрыть свои проблемы.

— Довольно сильное заявление от дворфа, чей народ думает лишь о деньгах!

А затем два друга вновь вступили в свою очередную перепалку.

Ящер Жрец наблюдал за ними с удовольствием, шлёпая своим хвостом по полу. Он помахал рукой проходившей мимо официантке.

— Прошу прощения, Мисс Подносящая!

— Да, сэр!

Ответ пришёл от бродяги — зверодевушки. Её руки, ноги и уши были звериными. Она суетливо подбежала к нему.

— Ого. — Естественно, глаза Ящера Жреца слегка расширились, когда он узнал стоявшую перед ним посмеивающуюся девушку.

— Прошу прощения, но разве вы не одна из девушек, работничающих в Гильдии?

— Ох, да. У меня две работы. — Девушка Бродяга скрыла свою улыбку за подносом, но не смогла сдержать свой смех. — Оглянитесь. Сегодня здесь все так заняты, что готовы принять любую помощь.

— Ясненько, ясненько. Я рад, что сильная волнистость в придачу движет ваш кораблень жизни. — Ящер Жрец меланхолично кивнул, воспользовавшись одним из своих острых когтей чтобы указать на висевшее на стене меню. — Я бы хотел заказатничать ещё две-три ваши жареные сосиски. И, если можно, убедитесь, что сыр на них будет крайнисто обильным…

— Конечно, конечно. Кстати, если пожелаете, у нас ещё есть сосиски с травами.

— Вы сказывали, с травами?

— А ещё есть с хрящиками…

— Несомнительно!

— Плюс, ещё у нас есть сосиски, набитые сыром изнутри!

— О господи!

Не стоит и говорить, что глаза его засверкали ещё ярче.

Так обеденное время прошло без происшествий.

Интерлюдия. О приготовлениях Матери Настоятельницы к Фестивалю

О богиня, богиня, богиня. Боже, боже. Ещё один дорогой гость в нашей святыне.

Да, во время ритуала фестиваля урожая мы будем… да, мы попросим силы у богов.

Взывание к Богу — это далеко не самое высшее из чудес.

Оно стремится одолжить частичку силы бога, дабы обеспечить мир и хороший урожай.

Да, также это идеальная возможность для тех, кто жаждет пройтись по астральному уровню бытия.

Ты…  сходи и позови ту девочку. Да, точно. Думается мне, сейчас она в городе.

В любом случае, я думаю, что она довольно многообещающая.

Она скромна и набожна, и умеет пользоваться аж тремя чудесами, хоть она всего лишь Обсидианового ранга.

Вот почему я попросила её провести фестивальный ритуал в этом году.

Она хорошая девочка. Но есть… одна небольшая проблемка…

Что? Вы спрашиваете о связях с тёмными эльфами или Демоном Лордом? Переродившихся храмовых девах? Секретах её рождения?

О боги, я думаю, вы слишком сильно стараетесь найти смысл между строк нашего разговора.

Вряд ли её можно назвать той, кто однажды будет обладать Платиновым рангом… И всё же, разве история её жизни не слишком уж обыкновенна? Если вы простите меня за такое выражение своих мыслей.

Несмотря на это, я думаю о ней, как о собственной дочери. Ох, но только не говорите ей то, что я вам только что сказала.

Просто… Как бы это сказать?..

Есть небольшая проблема с авантюристом, что сопровождает её…

Выглядит ли он подозрительным? Ха-ха-ха, о нет.

Этот человек ни за что не стал бы поклоняться Тёмным Богам… именно в этом я точно уверена.

Будь у него время на это, он бы потратил его с большей пользой.

Что? Вы видели странного авантюриста по пути сюда?

Такого, что заставил вас думать, что это нежить, одержимая ожившей бронёй?

Ох… Богиня…

Нет, совсем нет. Он точно не плохой человек.

…А теперь, я надеюсь, вы уже услышали ту историю от архиепископа водного города…

Мы определённо сделаем всё, что в наших силах, дабы помочь, о бравый Герой.

Глава 4. Важна лишь твоя улыбка

Полдень фестиваля застал площадь, до отвала забитую людьми, напоминавшими живую мозаику.

Столб, возвышавшийся в центре площади и заменявший собой часовую башню, был вполне обыденным местом встречи.

Она выглядела относительно простенько среди броско одетых мужчин и женщин, толпящихся вокруг.

На ней была надета опрятная, но ничем не выделяющаяся белая блузка. На ноги её была надета брючная юбка, которая в первую очередь была нужна для придания свободы движениям и простые колготки. Волосы её были собраны в том же стиле, что и всегда. Но только косу её держала теперь новая ленточка.

Простая личная одежда — это всё, что у неё было, чтобы надеть для выхода в город во время выходных.

В конце концов…

— Ах.

«…Вот видишь?»

В этот момент пришёл он, храбро шагая сквозь толпу так, словно её тут и не было. На нём была чумазая кожаная броня и стальной шлем. Его меч и щит.

Он был настолько в своём репертуаре, что этого хватило, чтобы рассмешить её.

Так что она надела на своё лицо всё ту же неизменную улыбку. Сегодня лишь её одежда отличалась от привычного.

— Насладился своим утренним времяпрепровождением?

— Да, — бесстрастно сказал Убийца Гоблинов, остановившись перед ней и дежурно кивнув. — Прости за ожидание.

— Всё в порядке. Я сама только что пришла.

Маленькая ложь с её стороны.

Не могла же она сказать, что от предвкушения она пришла сюда гораздо раньше полудня.

Она слегка покашляла чтобы скрыть свой обман и продолжила.

— …Хи-хи. А вы опоздали, Мистер Убийца Гоблинов.

— Прости.

— Да ничего, всё в порядке. В конце концов мне…

«…нравится ждать».

Затем Регистраторша озорно улыбнулась, развернулась и начала уводить его за собой.

Её коса, выглядевшая ещё ярче из-за новой ленточки, виляла словно хвост.

— Ну что ж, тогда вперёд!

Она знала. Даже если бы она приоделась, это бы никак не привлекло его внимание.

Вместо этого она хотела, чтобы он увидел её настоящую, а не то дежурное лицо, которое она каждый раз надевала на работе.

Не Регистраторша. А простая Девушка. Та, кем она была обычно.

Одной из причин, по которой она так простенько оделась, была именно попытка заявить — «Вот она я!»

— Ты уже обедал?

— Нет. — Убийца Гоблинов медленно помотал головой. — Ещё нет.

— Ну ладненько…

Всюх, всюх. Она так быстро вертела своей головой, что практически можно было услышать эти звуки.

Она рассматривала один план за другим, сравнивала их, отбрасывала некоторые и, наконец, выбрала один.

Она знала, что рагу было одним из его самых любимых блюд — если оно было сделано по рецепту, по которому готовили в его деревне, разумеется.

В этой области она не могла состязаться нормально. Но в день фестиваля она таки могла взять преимущество.

— Как насчёт поесть на ходу, — сказала она, смущённо улыбаясь. — Я знаю, что это не очень культурно, но сегодня ведь особенный день…

— Я не против.

— Я знала, что ты так и ответишь. Ну ладненько, давай возьмём чего-нибудь, а затем осмотримся…
Она посмотрела наверх, снизу вглядываясь в его лицо. Чумазый шлем. То же лицо, что она видела каждый день.

— Но вот только куда нам пойти?

— Мм.

Убийца Гоблинов заворчал разок. Регистраторша улыбнулась ему.

Ожидание не волновало её. Ну, не волновало, пока другой человек пытался ответить ей.

За пять лет их знакомства она чётко поняла, что он всё тщательно обдумывал.

Затем, минуту спустя, Убийца Гоблинов кивнул и ответил.

— Тогда, давай начнём отсюда.

— Хорошо!

И он отправился вперёд своей храброй походкой, а она последовала за ним как радостный щенок.

Она могла бы схитрить и взять его за руку, скрыв свои желания за причиной того, чтобы их не разделило в толпе.

Но она знала, что ни за что не сможет потерять из виду этого исключительного и незабываемого человека.

Регистраторша решительно хотела насладиться этой полуденной совместной прогулкой. Она следовала за ним по пятам, а её улыбка становилась всё шире и шире.

 

§

 

Эти двое купили яблоки в карамели в прилавке со сладостями.

Это нельзя было считать полноценным приёмом пищи, но вряд ли кто-либо стал бы сетовать на фестивальную еду.

Ну, так подумала она, да и вряд ли она смогла бы представить, что он оказался бы недоволен какой угодно пищей.

«Кстати о том, что я не могу себе представить…»

Он с лёгкостью поглощал сладость, не снимая шлема, это был подвиг, совершение которого она никак не могла посчитать возможным.

— …Хи-хи.

— Что? — Его шлем озадаченно склонился набок, пока сам он разламывал теперь уже пустую палочку надвое.

— Ничего, — сказала Регистраторша, мотая головой и даже не пытаясь скрыть свою улыбку. — Мне просто стало интересно, есть ли вообще такая пища, которую ты бы ни за что не стал есть.

От её вопроса Убийца Гоблинов хмммыкнул и погрузился в раздумья.

Регистраторша посматривала на него исподтишка, попутно облизывая своё яблоко.

«Мм. Сладко».

— Полагаю, я бы съел это, если бы мне пришлось, — пробормотал он, и она тут же поддержала его мысль нежным:

— Да?

— Но я предпочитаю не употреблять рыбу.

— Рыбу?

— Её легко достать, если поблизости есть река, но в реках ещё водятся и паразиты, от чего есть возможность получить пищевое отравление. — Последовала пауза, а затем он добавил: — А ещё она воняет.

— И правда, — смеясь согласилась она. Будь она копчёной, высушенной или солёной, рыба всегда обладала характерной вонью. — Я понимаю. Я видела, как авантюристы спорили из-за неё.

— Ох?

Кто-то принёс консервированной рыбы для провианта, и они крупно поссорились из-за того, что она слишком ужасно пахла.

Она слегка преувеличивала, но он кивнул и сказал: — Ясно.

«Интересно, какая это была группа?»

Она помнила само происшествие, но никак не могла вспомнить их лиц.

В основном авантюристы были довольно непостоянны и частенько переезжали с места на место.

Глядя на некоторых, могло показаться, что это место стало их домом, и всё же, если бы они вдруг собрали все свои пожитки и уехали бы отсюда, никого бы это особо не взволновало.

В конце концов, это было естественным порядком вещей.

Начиная заново, можно было гораздо легче достичь облегчения своей души, чем сталкивая себя с тем фактом, что это из-за того, что ты не справился со своей задачей, из-за твоей ошибки погибли все члены твоей группы. Регулярно сталкиваясь с кучей знакомых авантюристов, как можно было прекратить думать об этом?

«А если часто думать об этом, можно и не выдержать…»

Тот человек, которого ты в последнее время не видела — он умер?

Та, с кем ты говорила перед тем, как она отправилась в приключение — увидишь ли ты её вновь?

Ожидание было лёгким лишь тогда, когда ты точно могла быть уверена, что тот человек вернётся.

Но если уверенности в этом не было…

— Однако, она эффективна для выкуривания гнёзд.

Он сделал серьёзное заявление — он всегда был серьёзен — не обращая внимания на её размышления.

Регистраторша знала, что он не шутил, и всё же улыбнулась.

С тех пор как они встретились в полдень и начали бродить по улицам, он — или, скорее, они — вёл себя именно так.

Каждый раз, когда они доходили до развилки, он пристально смотрел справа налево и изучал дорогу. Когда они проходили мимо канализационного водостока, он наступал на него с лёгким звяньк.

Они дошли до конца главной улицы и теперь шли по набережной, где она любовалась видами реки вверх и вниз по течению.

Бульканье реки, всплески прыгающих рыб, лодки, плывущие по воде вдоль берегов — ничто из этого, похоже, не привлекало его внимание.

— Ммм, ну разве не прекрасно?

Регистраторша закрыла свои глаза, и прохладный осенний бриз поцеловал её щёки.

Затем она схватилась за ограждение моста и склонилась к водной глади так сильно, как только могла.

— Упадёшь ведь. — Для неё этот грубый комментарий служил доказательством того, что на неё он внимание своё обращал.

— Я в порядке, — сказала она, мотая своей задней частью из стороны в сторону.

Всё ещё держась обеими руками за ограждение, она выгнула свою спину и завалилась всем весом на это ограждение.

Её коса танцевала на подхватившем её ветру.

— Эта река явно течёт аж до самого моря.

— Верно, — сказал он. — А начало своё она берёт в горах.

— Но это совсем непохоже на водный город. Что ты о нём вообще думаешь?

— Улицы были запутанными, — сказал Убийца Гоблинов без единой эмоции. — Хороши для защиты, но проблемны, когда пытаешься куда-нибудь добраться.

— В смысле, нам тоже стоит быть повнимательнее, чтобы гоблины не пробрались и в наш город.

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул. — Именно.

«Тогда…»

— Ох.

Всего на секунду Регистраторша встретилась взглядом с пассажиром лодки, проплывающей под мостом.

Милая девушка с прекрасными золотистыми волосами и бледными щёчками с лёгким оттенком румянца на них.

На ней не было её привычной золотой брони. Сегодня она была одета в тёмно-синее платье.

Рядом с ней сидел огромный мужчина с серьёзным и отчасти сконфуженным выражением лица. Этой девушкой явно была Девушка Рыцарь.

— …Хи-хи.

Рыцарь приставила палец к своим губам и пристально посмотрела на Регистраторшу, будто бы моля, чтобы это осталось их секретом. Регистраторша никак не могла подавить свой смех, видя, как опытная авантюристка ведёт себя словно любая другая девушка её юного возраста.

«Да. Да, ну разумеется. Наш секрет».

Она полагала, что все вокруг и так уже были в курсе ситуации этих двоих, но рот её был на замке.

Похоже, дела у этих двоих проходили весьма гладко. И это было важно.

«А теперь мне интересно, что все вокруг думают о нас».

— Скажите-ка, Мистер Убийца Гоблинов. — Она отошла от ограждения и потянула его за руку. — Куда же нам стоит пойти дальше?

— Хрм…

С резким и хриплым звуком он пошёл вперёд своей обычной походкой, а Регистраторша последовала за ним, гордо выпятив грудь.

Тут, там… казалось, что он спонтанно меняет направление их движения, но он выглядел настолько уверенным в своих действиях, что она предположила, будто у него есть какая-то идея.

Она наслаждалась такой простой загадочностью этой ситуации, ей было интересно, куда они идут и что будут там делать.

Он остановился спустя несколько поворотов, и они вышли на заполненную людьми оживлённую улицу.

— Ох, это же здесь собираются все выступающие, верно?

Артисты всех мыслимых и немыслимых жанров и нарядов выступали на потеху всей собравшейся толпы.

Прохожие улыбались, наслаждались шоу, аплодировали и оставляли им мелочь — или игнорировали весь спектакль и проходили мимо.

Рея-музыкант уговаривала кота в своих руках мяукать, при этом даже попутно жонглируя пригоршней шариков. А изо рта её исходила восторженная, но до ужаса бредовая песня.

 

— Жизнь — когда кости бросают

— И кидают их день ото дня.

— Лишь две единицы тебе выпадают,

— Но ведь говорят, что удача честна.

— И до смерти твоей ничто неизменно,

— Смейся плачь — нету смысла пытаться,

— На костях лишь два глаза смотрят надменно.

— О змеины глаза, о змеины глаза!

— Пусть мне выпадет завтра двенадцать!

 

Регистраторша слушала песню, пока они проходили мимо, а затем пристально осмотрела своего компаньона.

— И какое же число сегодня выпало на ваших костях, мистер Убийца Гоблинов?

— Не знаю, — сказал он. — Пока что.

— Хм… — Регистраторша задумчиво приставила палец к губам. Угу. Точно. — Ты сходил утром на свидание с одной девушкой, а в полдень с другой. — Она надула губы от того, что это прозвучало слегка грубовато. — Думаю, удача сегодня на твоей стороне, тебе так не кажется?

— Разве?

— Угу.

— Серьёзно?

— Ещё как.

Горло Убийцы Гоблинов прохрипело уклончивое хмм. Не было ясно, понял он суть её слов или же нет.

«О боже…»

Любой, кто повёл бы себя так, мог бы показаться раздражающе нерешительным.

Но он явно был не таким человеком.

Будь он каким-нибудь авантюристом-плейбоем, она бы ни за что не позвала его на свидание.

— О боже…

Она умышленно продолжала ворчать вслух, но в шуме толпы её слова не достигли его ушей.

Убийца Гоблинов, со своей стороны, исследовал улицу с выступающими.

Он мельком осмотрел одну сцену, где неумелое бросание ножей по идее должно было вызывать смех. Но он мгновенно потерял к этому интерес и переместил свой взгляд к следующей сцене.

А там выступал мужчина в пальто на всё тело.

Всё его тело было покрыто одеждой, а сам он делал широкие и странные жесты своими руками…

— Ох!..

И в следующее мгновение у него на ладони появился маленький дракон.

Не успела Регистраторша ахнуть от изумления, как дракончик скрылся в яйце. Мужчина скрыл яйцо обеими руками, оно стало расти и превратилось в голубя. Птица выпорхнула из его рук, но его пальцы сверкнули и птица превратилась в облако синего дыма.

Мужчина потянул дым, словно тот был верёвкой, проворно превращая его в длинный меч. Он поднял оружие вверх в причудливом жесте, а затем засунул его в свой открытый рот.

Регистраторша с невероятной радостью похлопала его ловкости рук.

— Это потрясающе, тебе так не кажется? Я не знаю никого, кто мог бы так же хорошо провернуть нечто подобное.

— Ясно, — сказал Убийца Гоблинов, ни на секунду не отводя взгляда от фокусника.

Поняв, что он, похоже, не удивился ни одному показанному трюку, Регистраторша пришла в замешательство.

Ну, не совсем в замешательство… это в некотором роде привлекло её внимание, сыграв на струнах её любопытства.

На работе она особо не спрашивала его об этом.

Но к счастью, это был момент их близости. И она не упустила этот шанс.

— Тебе нравятся такие шоу?

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул и указал пальцем на мужчину, чьи руки всё ещё были покрыты лёгкой дымкой. — Он отвлекает нас своими жестами, а затем исполняет свои трюки.

— Говорят, что такова основа ловкости рук.

— Да. А когда аудитория понимает, что эти жесты нужны лишь ради шоу, он делает эти движения ключом к следующему трюку, — сказал Убийца Гоблинов. — Это психологическая тактика и отличная тренировка.

Затем он помотал своим шлемом и посмотрел на неё. Тон его голоса был всё таким же резким. Но…

— …Меня увлекло.

«Боже, этот парень…»

Регистраторша тихо вздохнула.

Он был серьёзным, упёртым, странным и тяжело сходился с социумом.

И она поняла это за всё то долгое время, что они были знакомы.

То есть все эти пять лет, с тех самых пор, когда она в восемнадцать лет прибыла в этот город в качестве недавно закончившего обучение сотрудника.

Но Регистраторша знала его лишь как авантюриста.

Она до сих пор не знала, что стояло за этой личностью или крылось в ней — его истинную сущность.

Но то же касалось и его.

Она всегда перед ним строила из себя прилежную работницу со стойки регистрации.

— Амм, как бы, а теперь…

Психологическая тактика. Так он сказал.

«Ну ладно. Я покажу ему парочку своих тактик».

— …есть место, в которое мне бы хотелось сходить. Ты не против?

 

§

 

Это напоминало центр урагана.

Пока в городе бурлила шумиха, одно лишь это здание пребывало в полнейшей тишине.

Гильдия Авантюристов.

В столь яркий день фестиваля, здесь не было никого, кто хотел бы подать на квест, и не было ни одного авантюриста, который бы захотел принять этот квест.

Регистраторша отперла дверь, ведя Убийцу Гоблинов внутрь.

— Располагайся поудобнее. Я подойду через минуту.

— Ясно.

Их голоса эхом раздались в месте, где обычно было так шумно, что их едва ли можно было услышать.

Довольно впечатляюще, насколько одиноким это здание выглядело, когда в нём не было посетителей.

Убийца Гоблинов бывал во множестве заброшенных руин, но раньше он никогда не испытывал такого. Разумеется, руины редко оставались спокойными после того, как он появлялся там…

— Хмм…

Силуэт скамьи, растянутой средь тусклых отражений интерьера, и его собственная тень танцевали на стене, пока он бродил по помещению.

Оказавшись между тишиной и тенями, он почувствовал себя призраком.

Убийца Гоблинов сделал то, что делал всегда — он подошёл к доске чтобы осмотреть её.

Все срочные квесты были выполнены в преддверии фестиваля. Оставшиеся листы бумаги содержали задания, не требующие срочного вмешательства.

Зачистить канализацию от крыс. Собрать травы. Избавиться от Грибонстра в горах.

Собрать антикварных вещиц для коллекционера, занимающегося редкими штуковинами. Патрулирование дорог. Подтвердить родословную незаконнорожденного ребёнка из дворянской семьи.

Исследовать неисследованные руины. Сопроводить торговый караван…

— Хрм.

Убийца Гоблинов вновь осмотрел все задания, так, на всякий случай.

Но нет. Никаких квестов на убийство гоблинов.

— …

— Уууух, ах, вот ты где. Я уже готова.

От её слов он развернулся, всё ещё витая в своих мыслях.

Регистраторша махала ему из служебной зоны — кажется, она держала какой-то ключ.

— Ну давай же, иди сюда! Ладненько, вперёд!

А затем она пролезла под стойку, оставив его там, где он стоял.

В последний раз на секунду обернувшись на доску, он спокойно последовал за ней.

Он был знаком с Регистраторшей вот уже пять лет, но он никогда не был в зоне для персонала.

— Это разрешено? — спросил он, на что Регистраторша весело ответила: «Нет», — украдкой поглядывая на него.

— Вот почему это должно остаться только между нами. Никому не рассказывай, хорошо?

Она издевательски вытянула язычок, и Убийца Гоблинов кивнул.

— Хорошо.

— Правда? Я расстроюсь, если ты меня обманешь.

— Правда.

— Что ж, я поверю твоим словам.

Она вновь развернулась, а её косичка начала скакать в воздухе. Убийца Гоблинов последовал за ней дальше внутрь.

Он услышал незнакомый звук — Регистраторша что-то напевала про себя. Он не узнал эту песню.

Наконец, находясь всё ещё в приподнятом расположении духа, она встала перед старой дверью и начала шумно вертеть ключом в замочной скважине.

За ней располагалась крутая, потрёпанная винтовая лестница.

— Это наверху. Пошли!

— Ясно.

Лестница не заскрипела, когда на неё наступила Ргеистраторша, но издала довольно громкий звук, когда Убийца Гоблинов начал взбираться наверх. Если бы кто-то судил о происходящем лишь по скрипу шагов, он бы наверняка предположил, что по лестнице поднимается лишь один человек.

— Ох, слава богу! — сказала Регистраторша, приложив руку к груди и выпрямившись. — Если бы она заскрипела подо мной, я бы не смогла выдержать такого шока!

— Вот как?

— Конечно. Девушек крайне беспокоят такие вещи.

— Вот как?

«Угу», — она кивнула.

Она оглянулась назад через плечо и с издёвкой спросила:

— А, может, было бы лучше, надень я юбку, мистер Убийца Гоблинов?

Он помотал своей головой и сказал:

— Смотри вперёд. Ты ведь не хочешь поскользнуться и упасть.

— Оооу, но ведь ты здесь и сможешь поймать меня.

— И всё же.

— Ну ладненько…

Она звучало крайне повеселевшей, хотя он так и не понял, чему она радовалась.

Вскоре они прибыли к вершине спирали. Там они обнаружили ещё одну старую дверь.

— Подожди минутку, — сказала Регистраторша, пытаясь открыть её ржавым ключом. — Я очень хотела привести тебя сюда.

— …Меня?

— Да… Заходи.

Она открыла дверь.

И в тот момент, когда она сделала это, сквозняк вырвался наружу, и взор его заполонило золото.

Горы сокровищ, драгоценных камней, столько, что они могли с лёгкостью ошарашить человека… нет.

Это был сам мир, отражавший яркие лучи солнца.

Горы, реки, холмы, полные маргариток, леса и фермы. Город, храм, площадь. Всё.

Это была сторожевая башня Гильдии, и с неё можно было увидеть всё во всех возможных направлениях.

Как бы высоко не было место, как бы далеко отсюда оно не находилось, здесь его было видно как на ладони.

Шум толпы, игра музыкантов. Смех. Песня. Всё достигало башни.

Если Зал Гильдии был центром урагана, то это место было зрительной площадкой для наблюдения за этим ураганом.

Радостный и оживлённый день, красота которого заслуживала празднования.

А Убийца Гоблинов стоял в самом центре всего этого.

— …Ну как тебе? Удивлён?

Регистраторша стояла возле перил, водя по ним своими руками. Она глядела на его шлем, но никак не могла увидеть там хоть что-то.

Но — она верила в это — никто не мог понять этого лучше чем он.

Не нужно было сильно задумываться, чтобы понять, с какой целью он бродил по городу.

— Ты ведь патрулировал, не так ли?

Сквозь улицы, проверяя канализацию, наблюдая за реками в поисках присутствия там гоблинов.

Таким был этот человек.

И если бы он увидел всё это со сторожевой башни, то он точно смог бы…

— …Расслабился хоть немного?

— Нет… — Убийца Гоблинов медленно помотал головой в ответ на вопрос Регистраторши. — Хотя, я удивлён.

Он тихо вздохнул.

— Правда? — пробормотала она и облокотилась на перила.

Её коса танцевала на ветру. Она совсем не смотрела в его сторону.

— Хоть ты и старался изо всех сил, чтобы убить всех тех гоблинов?

— Тем больше причин заниматься этим.

Свет стал тускнеть. Солнце опускалось вниз, уходя за горизонт. Даже самым прекрасным дням приходилось заканчиваться.

— …

— …

А на его месте появились две луны-близнецы, окружённые фиолетовой дымкой. Небо заполнили звёзды — холодные, острые иглы света.

Город смазало чернотой, и было так тихо, что казалось, словно все одновременно замерли в ожидании чего-то.

Ветер пощипывал их, стоящих на вершине сторожевой башни, с печальным звуком.

В конце концов, осень была лишь прелюдией к зиме.

Они уже могли увидеть, как их дыхание на выходе обращается в пар.

А затем она вдруг прошептала.

— Смотри, начинается!

Золото исчезло, и эта парочка слилась с тенями.

А затем появился свет.

 

§

 

Один.

Два.

Три.

Четыре.

Пять.

И в итоге их стало так много, что уже невозможно было сосчитать.

Маленькие фонарики, сверкающие словно звёзды, отражались в реке. Их свет сиял во тьме города, мигая, колыхаясь, блистая.

Словно снег, но в точности, да наоборот, они танцевали, поднимаясь вверх, к небесам, гонимые ветром.

— Небесные фонари.

— Да. Я подумала, что отсюда на них будет открываться прекрасный вид. — Ответ Регистраторши на два слова Убийцы Гоблинов звучал относительно самодовольно. — И раз уж мне наконец удалось посмотреть на них отсюда, мне хотелось пригласить тебя с собой.

— …Ясно.

Убийца Гоблинов уставился на город и тихо выдохнул.

Золотые брызги сумерек давно исчезли, и в оранжевом сиянии свечей город стал несравнимо прекраснее.

Он был наполнен созданиями рук человеческих.

Дома и здания, сделанные из камня, одежда на гуляющих по улицам людей и их смех, доносящийся досюда.

Они зажигали свечи в фонариках, бумажный каркас раздувало, после чего они уносились прочь, разрезая тьму ночи пятнышками света.

Взгляд Убийцы Гоблинов следил за их вознесением от городских улиц прямо в ночное небо.

Он знал, что тёплый воздух поднимал их вверх, поэтому фонари и летели. Вот и всё. Ни магия, ни чудеса не были здесь замешаны. Постепенно пламя угасало, и фонари медленно опадали на землю.

— Мистер Убийца Гоблинов, вы?..

Регистраторша было открыла рот чтобы сказать что-то, но в этот самый момент-

Дииннь.

Прорываясь сквозь тишину ночи, раздался звон колокола.

Если фонари были потоком звёзд, то это было бульканьем воды.

Дииннь, дииннь, дииннь, дииннь.

Звук повторялся в определённом ритме, святом ритуале, очищающем территорию.

Регистраторша нашла источник звука. Он исходил с площади, с которой туча фонарей поднималась в воздух.

Люди плотно заполнили эту площадь, рассевшись вокруг круглой сцены.

Она приметила в толпе знакомые копьё и остроконечную шляпу и захихикала.

«Ох, уже пора?»

Прекрасные дни, дни фестиваля, дни празднования. Также эти дни принадлежали богам.

Эти дни были благодарностью за урожай и плодоносную осень а ещё мольбой помочь безопасно переждать эту зиму.

Молитвы их были обращены, естественно, к всесострадательной Матери Земле.

Вскоре кто-то появился на площади, среди костров, дабы стать олицетворением всех этих просьб и чаяний.

Юная девушка, одетая во всё белое, изящно появилась на сцене — храмовая дева. Нет…

 

— О боги, собравшиеся за звёздным столом…

 

Это была Жрица.

Она была одета совершенно иначе. Её наряд напоминал некоторый вид боевых платий, но для этих целей он выставлял напоказ слишком уж много оголённых участков кожи.

Её плечи и вырез груди, её живот и спину, её бедра — наряд показывал всем чистую и бледную кожу.

 

— …бросками костей судьбы и шанса…

 

Румянец на её щеках предполагал за собой, что ей было довольно стыдно показываться в таком виде, но несмотря на это она размахивала своей священной реликвией, видом своим напоминавшей цеп.

Мать Земля была богиней изобилия, повелительницей любви, а иногда даже божеством войны.

А это были одеяния её жрицы.

Так что, если честно, тут нечего было стесняться.

 

— О Мать земля, мы молим тебя…

 

Жрица размахивала огромным цепом обеими руками, и пламя костров отражалось в капельках пота на её лице.

Каждый раз, когда реликвия, изначально являвшаяся инструментом для сбора урожая, разрезала воздух, она оставляла в воздухе белые следы и звон колокола.

Танец богов, ради богов, для богов. Священное зрелище.

 

— Как пожелаешь ты, то станет моей волей…

 

Убийца Гоблинов вспомнил её бормотании: «Я тренировалась».

Она говорила о своём новом снаряжении. И она так торопилась попасть в оружейную лавку.

Должно быть, она тренировалась, чтобы сегодня ей удалось вполне неплохо управляться с этим цепом, а в лавку она ходила, дабы ей подготовили этот наряд.

Наконец он понял, что означала проказливая улыбка его эльфийской спутницы.

 

— Я неустанно и без колебаний вверяю тебе это тело…

 

Её молитва проносилась сквозь площадь, сквозь дома, прямо до сторожевой башни.

Он был уверен, что боги, покоящиеся на небесах, слышали её.

Сутью этой молитвы была надежда на то, что судьба будет более благосклонна с кубиками всех присутствующих.

«О змеины глаза, о змеины глаза!»

«Пусть мне выпадет завтра двенадцать!»

Где же он слышал эти слова?

 

— Мы предлагаем тебе сии молитвы…

 

На самом деле она не была одержима… но она максимально приблизила пантеон богов к своей душе.

Разумеется, используй она на самом деле чудо Взывания к Богу, её смертная душа явно не смогла бы вынести этого.

Но даже в имитации чуда, сами жесты, дыхание и звук могли заставить всё вокруг выглядеть святым.

Ночь не принадлежала людям. Она принадлежала монстрам и хаосу. И гоблинам.

 

— О великая, о вечная, о безгранная, о любящая всем своим великим сердцем…

 

Она сделала широкий шаг, являвшийся частью танца, и одеяния её закружились в вихре, открывая её бедра.

От её учащённого дыхания исходил пар, и капельки пота спадали с неё.

На глазах у неё стояли слёзы; её губы дрожали. Её маленькая грудь вздымалась с каждым вздохом.

 

— И пусть сей мир пройдёт по твоей доске…

 

— …Я никогда не расслаблялся, — прошептал Убийца Гоблинов, следуя своими глазами за её размытой фигурой.

— Чего?..

Эти слова появились из ниоткуда. Регистраторша даже не знала, была она больше удивлена или сбита с толку.

Прошла где-то минута прежде, чем она осознала, что он ответил на тот её вопрос.

— Неважно, сколько я сделаю, неважно, скольких я убью. Всё, что я получаю — шанс на победу. — И неважно, сколько товарищей и друзей поддерживали его, воодушевляли его и сражались вместе с ним. — А шанс на победу — это не победа.

Да, шанс явно никак не мог считаться полной победой.

Призрак поражения всё ещё существовал. Он не мог сбежать от тени, что создала его.

И уж явно не тогда, когда эта тень обладала конкретной формой и могла нанести ему удар.

— Вот почему я не сделал фонарь.

Чтобы подготовиться. Чтобы быть готовым сразиться с гоблинами. Чтобы биться.

Чтобы избавиться от оставшегося 0,01% неудачного исхода даже при том, что на 99,99% он был уверен в своей победе.

Он решительно хотел сделать это, и он не мог позволить своему вниманию переключаться на что-то ещё.

Он знал.

Он знал, что летящие в небеса фонари были совершенно естественным явлением. И когда свечи выгорали, они падали на землю как самый обычный мусор.

Убийца Гоблинов знал это.

Но…

— Небесные фонари ведут души мёртвых, — прошептал он с ноткой сожаления. — Интересно, удастся ли им благополучно вернуться.
О ком он говорил? Или о чём? Как он себя тогда чувствовал?

Регистраторша не могла ответить на это. Она не знала.

Но даже при этом она сказала: — Уверена, им удастся, — и улыбнулась.

И в этот самый момент:

 

— Так пусть же зло не сможет нарушить работу небесных весов порядка и хаоса. Пусть всех ждёт благополучие.

 

Жрица вскинула свои волосы, вознося свои глаза к небу и отправляя свою молитву с земли к небесам.

Она распевала изо всей силы своей души, её бледное горлышко сверкало от вкладываемых усилий. Кто-то громко сглотнул при виде её красоты.

Затем она начала распевать молитву предположительно от имени многих верующих — тех, кто обладал словом.

 

— Благослови защитника ночи, даруй ему счастье.

 

Но говорила она это лишь одному.

 

— Я молюсь столь дальним небесам, я возношу свои мольбы…

 

Она выдохнула. И звук этот разорвал образовавшуюся тишину.

— …Смотри. — Регистраторша улыбалась Убийце Гоблинов с ноткой удивления на лице. — Боги ценят… весь твой тяжкий труд.

И так оно действительно и было.

Если бы он тогда не спас Жрицу в той пещере, этого представления попросту не было бы. И всех людей, собравшихся в городе чтобы отпраздновать фестиваль. А всё потому, что он спас эту девушку и отразил натиск гоблинской орды вместе с ней и их товарищами.

Была ли это судьба или простая случайность? Это зависело от богов, бросающих свои кости.

Хотя, возможно, те, кто были фигурками на этой игровой доске, не могли себе представить этого…

Регистраторшу не волновало, что это было. Ведь какова бы не была причина, она свела её с ним.

Она не знала, что заставило его стать авантюристом… стать Убийцей Гоблинов.

Но она знала, что все те пять лет, приведшие их к этому моменту, всё, через что он прошёл за эти годы. Он был здесь чтобы защищать деревни, людей, города… кого угодно.

«Да просто посмотри на него».

Она не могла поверить — насколько же глупой она была, что не замечала этого.

Убийца Гоблинов не был озлобленным. Он не был печальным.

Она…  она единственная, кто едва мог вытерпеть правду.

Той ночью, в тот самый момент с ним была Жрица и Высшая Эльфийка Лучница, да и Пастушка тоже.

И хоть она знала об этом, она всё же попыталась прыгнуть выше них, и как же она ненавидела себя за своё постыдное поведение.

Она ненавидела себя за то, что избегала их вплоть до дня фестиваля, не зная, что ей стоит сказать им при встрече.

Но… но.

Она ведь ждала. Она была здесь.

Она поддерживала его, ободряла его.

Она хотела, чтобы он увидел.

Заметил.

Понял.

Её. Другие вещи. Тех, кто не являлся гоблином. Всех вокруг.

Внутри у неё не было ничего, даже отдалённо похожего на ту храбрость, необходимую ей, чтобы превратить все эти мысли в слова.

Но теперь, когда она умудрилась провести полдня вместе с ним, ей было интересно, получится ли у неё на этот раз.

«Видел ли он меня?»

«Видел ли он кого-либо?»

«Думал ли он о чём-то помимо гоблинов?»

— Я уверена… уверена, что все они смогут благополучно вернуться домой.

Всё-таки тут было так много света. Это должно было быть правдой. Они никак не могли сбиться с пути.

И эта вера воодушевляла слова Регистраторши. Как и всегда, она спрятала потаённые мысли за своей улыбкой.

От её успокаивающих слов он издал слабый звук, едва ли походящий на слово.

— …Да.

В итоге это всё, что сказал Убийца Гоблинов, после чего он кивнул.

 

§

 

Завершение ритуала ознаменовало собой конец фестиваля и самого благословенного дня, в который он и проходил.

Костры едва догорали, пока люди очередями покидали площадь, и лишь несколько огоньков остались биться с ночными небесами.

Парочка спускалась вниз по лестнице, возвращаясь из сторожевой башни обратно на землю.

Солнце полностью скрылось, оставив Зал Гильдии в кромешной тьме.

Хоть она в обычных обстоятельствах и смогла бы спокойно передвигаться тут, но сегодня нельзя было назвать обычным.

— Ууупс… ох! Уууупс…

— Будь осторожна.

Регистраторша поскользнулась и упала прямо в руки Убийцы Гоблинов.

Она была рада, что тут было темно. Она ой как не хотела, чтобы он видел её лицо в данный момент. Хотя заминки в своём голосе ей скрыть так и не удалось.

— Ох, п-прости…

— Нет, — сказал Убийца Гоблинов, мотая головой. — Было… неплохо.

— Чего?..

— Я про сегодня.

— Ох…

— С утра и до ночи… Так вот каков настоящий «выходной».

Её сердце вновь бешено застучало.

Она почувствовала себя слегка корыстно — да и как она не могла себя так почувствовать? Но она никак не могла игнорировать ту радость, что с лёгкостью перевешивала чашу весов её расчётливой стороны.

— О-ох, нет, д-да ничего такого. Е-если ты насладился сегодняшним днём, это уже замечательно.

— Ясно.

По всё большему количеству причин она торопливо шла к двери, вытащив свою руку из его руки.

Эти двое были наедине в темноте. От этого и появлялась вся нервозность.

Она была уверена, что когда они выберутся наружу, настрой поменяется. Ей станет гораздо легче дышать.

Размышляя об этом, она схватилась за дверную ручку…

— …Чего?

Она склонила набок свою голову, когда ручка не повернулась.

— Что-то не так?

Убийца Гоблинов подошёл совершенно обычной походкой, несмотря на царящую вокруг темноту.

— У меня что-то не то с памятью? — сказала она, всё ещё озадаченная этим. — Нет… Я не запирала дверь. Но…

«Она заперта».

Слова начали формироваться внутри неё, но ещё не успели достигнуть губ, когда Убийца Гоблинов начал двигаться.

Он схватил Регистраторшу за талию и усадил её на землю.

— Чего-о?!

Он перевернул стол, чтобы тот прикрыл их.

Она упала на пятую точку, и почти в этот же самый момент в стол вонзился клинок.

— О-оу! Ч-что происходит?!

— Держись как можно ближе к стене. Следи за тылом и не шуми.

Убийца Гоблинов высвободил свой меч из ножен, попутно шёпотом отдавая ей команды.

В полусогнутом состоянии он медленно вышел из-за прикрытия с боковой стороны, держа при этом дистанцию.

Он выдернул нож из стола и увидел, как тот ярко сверкал в ночи. После этого он отправился за напавшим на них.

Дать им сбежать было точно не в духе Убийцы Гоблинов.

Маленькая фигура — маленький человек, ростом с половину обычного человека — носился во тьме.

— Гоблин?

Ответом было лишь насмешливое шипение, слегка отдававшее кровью.

А затем напавший подскочил.

Он держал нож обратной хваткой, обрушивая свою мощь вниз словно клык хищника.

Убийца Гоблинов поднял свой щит чтобы защититься от удара. Раздался звук тупого удара. Брызги жидкости.

— Покрыт ядом.

Слизеподобные выделения стекали по его шлему. Но у него было забрало. Это не смогло ослепить его.

Враг отскочил и приземлился на землю, взяв преимущество в образовавшемся между ними расстоянии, и с молниеносной скоростью нанёс второй удар.

Убийца Гоблинов отражал надвигавшиеся на него удары своим щитом и размахивал мечом, пытаясь попасть по брюху нападавшего.

Искры танцевали в воздухе, освещая темноту.

У нападавшего и в левой руке был нож, которым он отклонял в сторону удары Убийцы Гоблинов.

Его техника была отточена, этот противник явно был весьма опытным бойцом.

— Ты совсем не похож на гоблина.

— У-Убийца Гоблинов!.. — закричала Регистраторша.

— Всё в порядке.

Она услышала скрипучий звук — может, это враг скрежетал зубами?

Глаза Регистраторши более-менее привыкли к темноте, но сражающиеся силуэты до сих пор оставались размытыми в её глазах.

На нападавшем была кожаная броня и защита в районе живота. Одежда, висевшая поверх брони, была тёмно-серого цвета, и такого же цвета было его лицо…

— Нет… тёмный эльф?!

Её крик послужил сигналом.

Нападавший взмахнул своим ножом в своей левой руке так быстро, что тот мог бы разрезать воздух, и мгновенно бросил что-то своей правой рукой.

Сверкающие искры брызнули от щита Убийцы Гоблинов, пока он три раза блокировал удары маленького лезвия.

Втык!

Ненадолго возникшее освещение позволило ей увидеть истинную атаку, скрывавшуюся за этим финтом.

— Хрр!..

Ударившие снаряды откинули Убийцу Гоблинов, заставив его в некотором роде сделать кувырок в воздухе.

Он рухнул на стол с эффектным треском, подняв в тёмный воздух облако пыли.

— Ох, ах, У-Убийца Гоблинов?..

Ответа не последовало.

Даже видя один лишь силуэт, она могла разглядеть кучу дротиков, торчащих из его брони.

Это было уже слишком.

— Нет…

— Да! — Громогласный крик утопил её наполненный болью шёпот. Исходил он, очевидно, от врага, который ревел, испуская изо рта при этом брызги слюны: — Мне удалось! Удалось! Хья-ха-ха-ха! Из-за него… это всё из-за него!

Он жутко хохотал, прыгая вверх и вниз и хлопая в ладоши.

Он поставил свою ногу на Убийцу Гоблинов и изо всех сил пнул его.

— Серебряный ранг, пфффф! Лёгкая добыча и чуток удачи — вот и всё, что у него было!

Ешё один пинок. Третий, а затем и четвёртый.

Голова Убийцы Гоблинов подскакивала каждый раз, как грубый ботинок касался его тела. Забрало его шлема ужасно грохотало, пока самого его било из стороны в сторону словно тряпичную куклу.

Смотреть на это было просто невыносимо.

Всего пару минут назад они вместе разговаривали, вместе прогуливались.

— П-прекрати…

Она могла лишь шептать, да так тихо, что никто не смог бы услышать её слов.

Но теперь что-то закипало в её сердце.

— Я сказала, хватит!

— Отлично он постарался, аж всех девок себе захапал! — Противник развернулся, и его сверкающий взгляд сфокусировался на Регистраторше. Она выставила перед своей грудью кулак. — Да он ещё и был в таких близких отношениях с сотрудницей Гильдии. Думается мне, он был не таким уж и праведным, каким пытался казаться!

Стоило ли ей и дальше молчать? Нет. Она должна была сказать это.

Она чувствовала сожаление, но также и решимость, которая наповал била это сожаление. Разумеется. Ни у кого не было права вот так вот пинать его.

Отвратительного цвета яд стекал с клинка.

Стоило ли ей закричать вновь, позвать на помощь? Нет… Даже сделай она так, помощь прибыла бы слишком поздно.

— !

Она ни за что бы не отвела своего взгляда.

Похоже, её напряжённый взгляд лишь сильнее разозлил нападавшего.

— Не думай, что я спущу тебе это с рук!..

— Вот как?

Голос этот был холоден словно ветер, дующий со дна колодца.

— …

— Что? Гаргх!..

Глаза Регистраторши расширились, а противнику только и оставалось, что приглушённо задыхаться.

Двигался лишь Убийца Гоблинов.

Он поднялся словно призрак, всё ещё пронзённый множеством дротиков. Его меч…

Его меч был воткнут во внутренности нападавшего, аккуратно попав в зазор кожаной брони врага.

Тело упало навзничь, дёргаясь в судорогах, теряя кровь и силу.

— Хммф.

Убийца Гоблинов хмыкнул, придавливая своей ногой окровавленный силуэт, при этом засовывая свой меч обратно в ножны.

Нападавший в последний раз закашлял кровью, после чего замер, уже навсегда.

— У… — голос Регистраторши дрожал. — Убийца Гоблинов?..

— Да?

— Ты в порядке?! Тебе не больно?!

— Под своей кожаной бронёй я ношу кольчугу, — без единой капельки эмоций сказал он, мягко отталкивая Регистраторшу, пока та неистово пыталась приблизиться к нему. — Простому дротику её не проткнуть.

Он схватил шипованные снаряды и вытащил их из своей брони. Наконечники дротиков были покрыты чем-то… предположительно, той же жидкостью, которой был обмазан и клинок.

Убийца Гоблинов совершенно открыто сказал:

— Он был весьма быстр. С моими навыками я бы не смог победить его.

Это означало, что — по крайней мере для него — очевидным решением была неожиданная атака. Он не мог победить в честной битве, так что даже не стал в неё вступать.

Но Регистраторша не разделяла его точку зрения.

— Я-я думала, что ты… погиб!..

Даже пока она говорила, слёзы образовывались в уголках её глаз и стекали по щекам.

И как только они начали литься, остановить их было уже нельзя. Столкнувшись с хнычущей девчонкой, Убийца Гоблинов мог лишь пробурчать: — Хрк… — Он стряхнул кровь со своего меча чтобы отвлечься. — Прости.

— Если… Если тебе приходится извиняться за свои действия… то не стоит… вообще их совершать!..

— …Не буду.

Убийца Гоблинов кивнул, а затем кончиком своего меча снял с лица нападавшего маску.

Хнык… Это?.. Это тёмный эльф?

— Этого я не знаю.

Всё ещё хныча, Регистраторша подняла свою голову.

Тёмные эльфы относились к тем, кто обладал словом, также известных как Игроки. У них с другими эльфами было одно и то же происхождение, но взор их веры был обращён к силам хаоса.

Нельзя было сказать, что все они были Не Игроками, этими неверующими тварями, потому что время от времени тёмные эльфы возвращались на сторону сил порядка.

За крайне редкими исключениями большинство, тёмных эльфов были злыми и наслаждались отрицанием властвования закона и порядка над ними.

У них были такие остроконечные уши как и у остальных эльфов, но кожа их была тёмно-серой.

Она слышала, что обычно они были высокими, как и их лесные собратья, но тело на полу не выглядело шибко рослым.

— Но это рея.

— Чего?..

Регистраторша широко разинула рот, ещё раз взглянув на труп.

Лицо было серым и чумазым, но ей оно казалось вроде бы знакомым.

Ну а почему бы и нет? Зачем ему ещё надо было прикрывать своё лицо во время нападения?

Пяткой своего ботинка Убийца Гоблинов относительно очистил лицо мертвеца.

— Ох! Это же!.. — Регистраторша прикрыла рот рукой. Она узнала его. — Это же тот парень, которого мы уличили в преступлении во время того собеседования!..

Черты его лица были деформированы ненавистью, горечью и жаждой мщения… но это несомненно был Рея Скаут.

Авантюрист, проходивший собеседование для повышения, которое они проводили. Человек, втихую прикарманивавший награды и сокровища лишь в свои руки, скрывая это от своих товарищей.

Наказанием для него стала ссылка в любой другой город… Он вернулся? Или с того самого собеседования так и не покидал стен этого города?

Убийца Гоблинов внимательно смотрел на лицо реи.

— Думаю, ты помнишь его.

— Ага. Ты ведь тогда тоже сидел с нами во время того собеседования. Вот почему…

— Нет. — Убийца Гоблинов помотал своей головой. — Когда я ел в таверне, он перешёптывался с другим человеком. А ещё я видел, как он следил за мной в Зале Гильдии.

— Хочешь сказать…

— Но если бы его целью был лишь я, ему бы не понадобилась такая странная одежда.

Убийца Гоблинов заворчал.

Так много возможностей, так много выборов — похоже, он не мог решить, что именно ему стоит сейчас делать.

Но лишь одно заключение вертелось на языке, и всего одно предупреждение стоило высказать вслух.

— Возможно, тут замешаны гоблины.

Заявив это, Убийца Гоблинов вонзил свой меч обратно в ножны.

— Я пошёл. Стоять можешь?

— Ох, ам…

Регистраторша даже и не знала, куда ей смотреть. Она стояла на коленях, словно в её ногах больше не было сил, но она могла ходить.

Но если бы она сказала что не может, остался бы он? А останься он, было ли это лучшим вариантом?

— Я… Я в порядке.

Она вложила всю свою волю в кулак, чтобы сказать это, после чего протянула руку и упёрлась ею об стол.

Убийца Гоблинов собрал дротики с маски реи, после чего засунул их в свой мешочек. Он вытер яд с лезвия клинка и повесил его себе на пояс.

Быстро осмотрев своё снаряжение, он начал проверять места, по которым пришлись удары дротиков. Он решил, что никаких проблем не появилось.

— В таком случае, прошу, позаботься обо всём здесь.

Кивнув, Регистраторша воспользовалась столом как опорой, чтобы нетвёрдо встать на ноги.

Что это вообще было? Что произошло? Она не знала. Да и откуда ей было знать?

Праздник закончился. День её счастья ушёл в небытие.

— …Просто я, как бы, я не… Я и сама ничего не понимаю…

Ну что ж. Теперь ей оставалось лишь вновь стать сотрудницей Гильдии, обращающейся с ним как с самым обычным авантюристом.

— Н-но как бы то ни было, прошу, выложись на полную!

Она надела на себя самую широкую улыбку, которую только смогло сделать её лицо, а Убийца Гоблинов ответил ей всего лишь одним словом:

— Выложусь.

Интерлюдия. О Богах, создающих новый сценарий

Вот теперь она облажалась.

Да, даже добросердечная богиня Иллюзия могла совершать ошибки.

В одной деревушке она обнаружила юную девчушку, полную энергии и тяги к приключениям.

Она заметила, что у этой девочки есть чувства — пусть и односторонние — к одному больному мальчику.

Она приготовила все ключевые моменты, которые бы привели её к растению, которое могло излечить эту болезнь.

Она привела к этой девочке крепких и заслуживающих доверия союзников, дабы те помогли ей.

Она сделала пещеры и монстров достаточно простыми, чтобы девочка, столкнувшись с ними на своём пути, с лёгкостью смогла преодолеть их.

Всё было готово. Всё было идеально. Она уже было собралась насладиться зрелищем восхитительного приключения этой девочки…

Но всё превратилось в ужасное событие.

К сожалению ли, к несчастью ли, но удары меча и заклинания этой девочки невероятно сильно промахнулись.

А монстры, которые не должны были стать для неё помехой, нанесли сокрушающие удары и стёрли девочку и всю её группу с лица земли.

Даже боги не знали, правила ли этим миром судьба или же простой шанс.

Поэтому лишь кости были абсолютом в этом мире. И повторно бросить их, чтобы изменить результат, было нельзя.

Разумеется, никто не говорит, что во время второго броска могло выпасть число получше. Но чему быть, того не миновать.

Богиня Иллюзия потеряла авантюристов, за которыми наблюдала с такой заботой, с такой любовью.

Это была вполне типичная история. К сожалению, завершилась она крайне неудачно. Но она была завершена, и с этим уже ничего нельзя было поделать.

Подвиг бедной юной девушки закончился здесь. Пришла пора готовиться к новому приключению.

Но перед этим, богиня ушла в свои покои и плюхнулась на кровать, зарывшись меж одеял и уткнувшись лицом в подушку.

Наверняка она проплакала какое-то время прежде, чем пережить потерю этой авантюристки — случалось это далеко не в первый раз.

Проблема заключалась в боге Правдивости.

Глаз этого бога нацелился на ту злополучную штуку, лежавшую в глубинах подземелья, растение, завладеть которым та девочка так и не смогла.

Всё равно Иллюзия была занята, и раз уж она не собиралась воспользоваться им, то почему бы ему не сделать этого?

Это был шанс создать испытание, которое наверняка бы хорошенько проверило тех авантюристов на прочность.

Демон Лорд, Тёмный Бог или доселе неизвестная древняя угроза воскресла.

Доселе невиданные ловушки, непроходимые лабиринты, ужасающие монстры, странные люди, подающие на квесты, предательство, интрига!

Чем опытнее был авантюрист, тем тщательнее он исследовал все детали квеста, прежде чем взяться за него.

К тому времени, как Иллюзия осознала, что Правдивость так радостно готовил, шестерёнки события завертелись полным ходом.

Теперь она едва ли могла приказать ему остановиться, но, похоже, события эти привели к ужасному завершению.

И что же теперь будет делать Иллюзия?..

Примечание

Глава 5. Нарушая ход Сценария

— Воаа, что это с ним?

— Кто-нибудь когда-нибудь вообще видел настолько грязного авантюриста?

— Эй, разве это не Убийца Гоблинов?

— Убийца Гоблинов?

— Поговаривают, что он специализируется на убийстве гоблинов.

— Так внешний вид — это часть его стратегии для убийства гоблинов?

— Думаю, да. Он ведь Убийца Гоблинов.

— Убийца Гоблинов… да.

— Ээээээээээээй! Берегитесь гоблинов!

Убийца Гоблинов упорно нёсся сквозь толпу, пробегая между жителями города, всё ещё не отошедших от фестивального настроя.

На нём была чумазая кожаная броня, дёшево выглядящий шлем, в правой его руке был меч странной длины, а к левой был прикреплён маленький круглый щит.

Даже у совсем ещё зелёных авантюристов снаряжение было получше, но его фигура быстро исчезла в толпе.

Он почувствовал на себе множество странных взглядов, но ни один из них не был ему незнаком.

Зал Гильдии располагался у входа в город, прямо за городскими вратами. Оставив Регистраторшу позади, он нёсся прямо к этим вратам, а потом уже и дальше них…

— Убийца Гоблинов, сэр! — Он услышал голос, раздавшийся позади него звоном колокольчиков.

Ему не надо было оборачиваться. Он и так узнал владелицу этого голоса.

— Ты пришла.

— Да, сэр! Мне передали информацию на листе… точнее предсказание!

Это была Жрица, сжимающая свой посох — нет, свой цеп — обеими руками.

Она всё ещё была одета в свои довольно открытые ритуальные одежды и неслась на всех парах, изо всех сил глотая воздух.

Так это она притягивала большинство взглядов, а не Убийца Гоблинов.

Ей удавалось сохранять серьёзное выражение лица, хотя щёки её так и пылали краской от смущения.

— Мне сказали найти тебя… Ам, что случилось?..

— Гоблины, я уверен.

И пока пара проносилась сквозь городские врата, сбоку к ним беззвучно подбежала тень.

Этот ясный голос. Стройная фигура. Уши Высшей Эльфийки Лучницы скакали во время бега, а глаза её были прищурены как у кошки.

— Если уж Оркболг, то какая ещё может быть для этого причина?

— Несомненисто, несомненисто.

— Понять ход мыслей Брадореза не так уж и сложно.

Ещё две тени последовали за ней.

Возвышающийся над всеми Ящер Жрец соединил руки в странном жесте, пока Дворф Шаман задорно поглаживал свою бороду.

Все они уже подготовили снаряжение, которое по их мнению лучше всего подходило для битвы.

— …Хрм.

Убийца Гоблинов заворчал и замер как вкопанный.

Он взглянул на каждого из них. Они не могли видеть выражения лица, скрывавшегося за этим шлемом.

— Хочешь узнать, что мы все здесь делаем, хоть ты и не звал нас. — Мысли его были скрыты, но предположить их было нетрудно. Высшая Эльфийка Лучница объяснила: — Не недооценивай эльфийские уши. — Её уши самодовольно встрепенулись. — Думаешь, я не могу услышать разговор парочки парней, шепчущихся в таверне? Или рассказать об этом разговоре? — Она вытянула свой тонкий пальчик, рисуя в воздухе круг. — Одно приключение! Со мной… со всеми. Это наша цена за помощь.

— …Ясно.

Убийца Гоблинов грубо кивнул, и уши Высшей Эльфийки Лучницы подпрыгнули.

— Эй, это…  и это всё? Ты не собираешься поблагодарить нас или похвалить, или ещё что-нибудь?

— Нет… — На минуту он засомневался. Хотя он и не был до конца уверен, что ему стоит сделать.

Убийца Гоблинов усердно искал слова, после чего проговорил их, хоть и без каких-либо эмоций, но посыл был ясен:

— …Спасибо. За помощь.

— Да ничего, — сказала Жрица, тихо захихикав, ибо больше уже не могла сдерживаться. Всё ещё крепко держа свой цеп, она устремила свой взгляд к его фигуре. — Мы же твои друзья, верно?

— Ясно. — Убийца Гоблинов кивнул. — …Да, так и есть.

Услышав это, четыре авантюриста переглянулись, и на лицах каждого из них расплылись широкие улыбки. Они не были уверены во что вообще дали себя втянуть. В конце концов, особый день закончился. И уже наступил следующий, совершенно обычный день. А для авантюриста каждый новый день означал новое приключение.

— Девчушка, может ты и сказала нам не обращать на это внимания, но довольно сложно игнорировать этот твой наряд, — с издёвкой сказал Дворф Шаман, поглаживая свою бороду с ехидной ухмылкой на лице.

— Похотливый старикашка, — недовольно сказала Высшая Эльфийка Лучница. Жрица неистово замахала руками.

— Ам! Ох! Ух! Я! Это из-за ритуала… У меня не было времени переодеться!..

— Я нахожу сей наряд весьма подчёркивательствующим вашей красе. — Ящер Жрец закатил глаза и засмеялся, широко разомкнув свои челюсти. — А что вы думствуете, милорд Убийца Гоблинов?

Ответ Убийцы Гоблинов был бесстрастным.

— Неплохо.

— Гуааааа?!

И удивилась не только Жрица. Пока она замерла на месте, пылая красным, Ящер Жрец вытянул язык, будто бы не зная, как ему справиться с ответом на заданный им же самим вопрос. Высшая Эльфийка Лучница начала серьёзно переживать о здоровье Убийцы Гоблинов, и даже Дворф Шаман застыл.

Убийца Гоблинов взглянул на группу, а затем прояснил смысл своих слов:

— Учитывая сложившиеся обстоятельства.

Все вздохнули. Жрица надула свои щёки и не произнесла ни слова.

— …Похоже, приближается шторм.

Услышав шёпот Высшей Эльфийки Лучницы, Убийца Гоблинов кивнул, а затем начал разъяснять ситуацию.

— С вершины сторожевой башни Гильдии я увидел тени во всех направлениях. Скорее всего гоблины уже идут сюда.

— Что?! — Глаза Дворфа Шамана были широко раскрыты. Он чуть было не поперхнулся булькающим у него во рту глотком вина, после чего поспешно проглотил его. — Да, проблемное нас ждёт дельце. Для победы над предыдущей ордой потребовалось немало сил.

— Мм. Разве не стоит нам позвать на помогательство других авантюристов, как мы это сделали в прошедший раз? — спросил Ящер Жрец.

— Нет… — Он прервал свою речь, после чего на секунду оглянулся назад на город.

Празднование, фестиваль — всё это было окончено. Люди возвращались по домам. Некоторые всё ещё пьяно пошатываясь бродили по улицам, не желая признавать, что веселье закончилось.

Здесь проживали люди всех рас и профессий, то же касалось и авантюристов.

Убийца Гоблинов думал.

Он подумал о Бронированном Воине. О Девушке Рыцаре.

Он подумал о Пареньке Скауте и Девушке Друиде, о Воине Новичке и Послушнице Жрице.

И, наконец, он подумал о Копейщике и Ведьме.

— …В этот раз…

Спокойно размышляя, Убийца Гоблинов медленно покачал своей головой.

Теперь он знал, сколько храбрости требовалось лишь для того, чтобы просто заговорить.

Могло ли в этом мире быть что-то более ужасающее, чем доверить всё удаче?

Он осмотрел Жрицу взглядом, скрывающимся за забралом. Она явно была испугана, но смотрела только вперёд.

Тогда она сказала, что удача была вовсе ни при чём.

Убийца Гоблинов сжал руку в кулак.

— …Я верю, что наших сил будет вполне достаточно.

— Но, Брадорез, — сказал Дворф Шаман, осматривая катализаторы, что лежали в его мешочке, — если их будет слишком много… Ну, в тот раз их была целая куча. В одиночку мы бы тогда не справились.

— Конечно нет, — спокойно сказал Убийца Гоблинов. — Никому в одиночку не под силу сразиться с армией гоблинов в чистом поле.

— Так ты думаешь, что в этот раз всё будет иначе?

— Наш враг разделён. Их всего несколько в каждом из отрядов, и они плохо скоординированы. А я уже заготовил несколько ловушек.

Высшая Эльфийка Лучница взглянула на него, удивлённая его спокойным тоном.

— Ловушек? Как же ты узнал, что гоблины нападут сегодня, Оркболг?

— Потому что если бы я знал, что гнездо гоблинов будет праздновать и опьянеет к концу дня, я бы напал на него.

— …Хммф. Ясно.

Прямолинейнее его ответ просто и быть не мог.

— Скорее. Остальное объясню на ходу.

Убийца Гоблинов отправился вперёд прежде, чем закончил говорить, а остальные последовали за ним.

Они сошли с главной дороги, пробегая по лесным тропкам между деревьями и прочей растительностью.

Каждый из них следовал за ним след в след, пока сам он выбирал путь с умением, достойным Рейнджера.

В конце концов, если авантюрист не мог следовать за скаутом по лабиринту руин, его конец вполне мог наступить в этих самых руинах.

— Ты знала, что в последнее время появлялось мало квестов на убийство гоблинов?

— Полагаю, нет. Но что с того? — Высшая Эльфийка Лучница лёгкой походкой бежала рядом с ним, а уши её подпрыгивали на бегу. Она бежала вприпрыжку, стараясь не разгоняться слишком быстро, чтобы остальные могли поспевать за ней. Жрица никогда не отличалась особым атлетизмом, а людоящеры и дворфы были известны далеко не за свою скорость.

— Они паразиты. Они не могут выжить, не крадя у других.

— А ты уверен что — фуух, фуух — попросту не убил их всех?

Убийца Гоблинов мельком посмотрел на Дворфа Шамана, изо всех сил перебирающего своими коротенькими руками и ногами, и слегка сбавил ход.

— Невозможно.

— И почему это?

— Потому что они не притронулись к похищенным женщинам. Если бы их численность сократилась, они бы поставили размножение в приоритет.

Гоблины, игнорирующие похищенных женщин, были явлением столь же странным, как драконы, не желающие копить золото, или некроманты, не интересующиеся трупами.

— Хррм, — заворчал Ящер Жрец, пригибая свою голову так, чтобы ему удавалось говорить во время бега, попутно сохраняя баланс своего тела при помощи хвоста. — Значится сие… есть что-то или кто-то, обеспечнивающее их ресурсами и заставляющее их бережнисто относиться к этим женщинам.

— Эй, знаете… — Жрица звучала так, словно вдруг вспомнила что-то.

Ящер Жрец, в свою очередь, хвостом указал на цеп, который она держала в руках, и спросил, не хочет ли она, чтобы он понёс его. Она улыбнулась и отказалась, после чего заговорила вновь.

— …Те гоблины, с которыми мы недавно столкнулись, были ведь хорошо оснащены, не так ли? Оружие, броня и прочее…

— Если предположить, что всё это не было попросту украдено, то это вполне может значить, что какая-то другая организация снабжает гоблинов.

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул.

Вроде того, как бы его там не звали, гигантского монстра, с которым они столкнулись в тех руинах.

Или того безымянного существа, выглядящего как огромный глаз, которого они обнаружили в канализации, глубоко под водным городом.

Гоблины были эффективны в качестве пехоты сил хаоса, а это означало, что их лидер вполне мог и не быть гоблином.

— Я не знаю, кто это, и мне всё равно. Но… — Он считал, что такой пустяк не стоит его времени, — …я установил ловушки на дорогах, по которым они предпочтут пойти, во всех возможных направлениях. Об остальных мы позаботимся сами.

Врагами были гоблины. Больше ничего.

Он просто продолжал бежать, а его друзья обменивались усталыми улыбками позади него.

В конце концов, если приключения были обычной работой для авантюриста…

— Численность гоблинов — их единственная сила. Лишь неопытный лидер разделит их.

…то убийство гоблинов было обычной работой для Убийцы Гоблинов.

И мы лично собираемся преподать им этот урок.

Далеко-далеко начала собираться гроза.

 

§

 

За сим гоблины подошли вплотную к приграничному городу.

На севере города, пятнадцать гоблинов, состоящих в первой из множества групп, трепетали от шанса напасть в «полдень».

Многие месяцы их «командир» настаивал, чтобы они сдерживали свои желания.

И несмотря на все заверения о том, что после штурма им позволят делать всё что вздумается, гоблины ненавидели ждать.

Гоблины считали, что никогда не стоит откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, по крайней мере, когда это касалось удовлетворений своих желаний и потребностей. Зачем ждать ужина, когда можно пообедать прямо сейчас?

И так было не из-за того, что они были слишком глупы, а потому, что они считали такой подход единственным способом выжить.

Как бы то ни было, гоблины были адски голодны.

Они голодали, скучали и уже устали ждать… и больше чего-либо ещё они жаждали насладиться удовольствиями.

Нападение на город, полный отсыпающихся после праздника людей, звучало как вполне плёвое дело и мораль их была на подъёме.

На всех них была одета довольно пёстрая коллекция снаряжения, а шаги их были легки и тихи, пока они шли строем.

Ночь только наступила. Для них же это был полдень, так что они были ещё слегка вялыми, но момент пика их силы должен был наступить очень и очень скоро.

Чего им бояться? По какой причине им стоит сомневаться в принятых решениях?

— ГРООБР?..

— ГРООБ! ГОРООББР!

И всё же они остановились.

При лунном свете, просачивающимся сквозь облака, они смогли заметить верёвку, протянутую прямо перед ними поперёк тропы.

Гоблины начали тихо посмеиваться. Какими же глупыми были эти людишки.

Один из них перерезал верёвку наконечником грубого копья, и из кустов раздался слабый грохот.

Они проследовали к источнику звука и обнаружили там простенькое устройство из деревянных досок, примотанных к верёвке.

Даже гоблины могли по виду узнать сигнал тревоги.

И чего людишки ожидали добиться с помощью этой штуки? Они пнули её и отправили ту в полёт.

— ГРОРОБР!!!

— ГОБРР!!!

Наступление продолжило свой ход.

Их капитан махнул рукой, и гоблины спокойной походкой двинулись вперёд, ухмыляясь друг другу.

Место проведения фестиваля располагалось не так далеко. Людишки отпраздновали своё. Теперь пришёл черёд гоблинов. Они медленно шли вперёд, распевая ужасную панихиду своими воющими голосами.

И всё это они делали, даже не осознавая, что авантюристы наблюдают за ними из кустов.

— У-Убийца Гоблинов, сэр, они разоружили твою ловушку!..

— Всё в порядке.

— А? — Паникующая Жрица была ошеломлена, оглядываясь через своё плечо на Убийцу Гоблинов.

— Это была не ловушка. Всего лишь приманка.

— …Чего? Ч-что же нам тогда делать? При таком раскладе…

— Просто смотри. И увидишь.

Не успел он закончить говорить, как раздался низкий, пронзительный звук.

А гоблины вообще услышали его?

Это был звук туго натянутой тетивы, которую вдруг резко отпустили.

В следующее мгновение нечто вылетело из кустов и напало на группу гоблинов. Заточенные колья или копья… нет, это были гигантские стрелы.

Длинные, острые и толстые куски дерева, которые заточили до максимально возможной остроты.

Вылетев из кустов, сыгравших роль луков-переростков, снаряды попали точно по гоблинам.

— ГРООРОБ?!

— ГОБР?!

Визги и стоны. Ужасные хрипы тех, кто приближался к концу своей жизни в мучительных волнах агонии.

И повезло лишь тем гоблинам, которые мгновенно умерли от пронзивших их огромных вертелов. Остальные же, кому не повезло, и их животы стали мишенями снарядов, не могли вытащить из себя колья, и им оставалось лишь дожидаться смерти.

Но, естественно, один этот залп вряд ли мог сразу же прикончить всю группу гоблинов.

— ГООРБ! ГОБРР!!!

Некоторые болты вообще не попали. Выжившие издавали крики, полные ярости и ненависти, после чего подняли своё оружие и побежали.

Им так и не удалось решить, убегали ли они с поля боя или же стремглав неслись вперёд, ведь Убийца Гоблинов и Ящер Жрец выскочили из кустов и обрушились на гоблинов ударами своих мечей.

— Похоже, тестовые залпы помогли этой ловушке сработать получше.

— Истиннисто так! Да узрите же! И возгордитесь моим преславным подвигом, о достопочтенные предки!

Гоблины кричали, пока их сердца пронзало, их глотки разрывало, их черепа дробило на кусочки, а их внутренности вырывало наружу.

И среди криков можно было услышать уникальную и возвышенную молитву Ящера Жреца, эхом раздававшуюся в ночи. Уничтожение ереси было не только его миссией, но и его радостью.

Можно было сказать, что хоть их с Убийцей Гоблинов мотивация и отличалась, цели их были одинаковы.

По сравнению со спокойным, методичным Убийцей Гоблинов боевой стиль Ящера Жреца так и источал из себя ликование.

— Тринадцать — или, если быть точнивистее — четырнадцать!

— Нет. Пятнадцать.

Битва длилась лишь несколько минут, и под конец её гоблины остались лежать с телами, разрезанными жестокими способами.

Возможно, нет необходимости говорить, что самыми везучими здесь оказались гоблины, мгновенно умершие от первого залпа стрел-переростков.

— Экх… Ох… — Высшая Эльфийка Лучница слегка побледнела от этого вида, сидя на ветке в гуще деревьев и держа свои стрелы с наконечниками из почек наготове.

Она должна была стрелять в любых гоблинов, которые попытались бы сбежать, но в итоге её услуги так и не понадобились.

И всё же… ну, это…

— Я уже не могу посчитать количество раз, когда меня удивляло твоё мышление, Оркболг…

— Так уж я думаю.

— …Давай без этого…

Высшая Эльфийка Лучница беззвучно спрыгнула с ветки, при приземлении не смяв ни единого листочка и не погнув ни единой травинки.

Хотя стояла она с трудом. На любом другом приключении одной бледностью лица дело бы не ограничилось.

— Эта ловушка запрещена для всего, кроме убийства гоблинов!

— Хрк…

— Ну, всему своё время и место, — высказал Дворф Шаман, тихо ожидавший в тылу вместе с Жрицей, чтобы им обоим удалось сохранить заклинания на всякий случай. Задумчиво бормоча, он погладил свою бороду, с любопытством изучая столь хитроумную штуковину, которая только что нанесла довольно мощные повреждения врагу.

Верёвка, видом своим напоминавшая сигнал тревоги, была соединена с располагавшейся неподалёку тонкой ветвью. Верёвка была согнута подобно луку, в котором лежали острые как дротики колья. Когда верёвку разрубали, колья отправлялись в полёт — примитивная баллиста.

— Простая ловушка. Но для таких дел крайне эффективная.

— Изначально она была предназначена для охоты.

Меч Убийцы Гоблинов теперь уже побывал как в этой битве, так и в сражении в Зале Гильдии, и он без единого колебания выбросил его.

— Где ты этому научился?

— Старшая сестра научила, — коротко сказал он, обыскивая тела. — Мой отец был охотником. Она научилась этому у него.

Он подобрал лучший меч, который только смог найти, осмотрел его лезвие, после чего засунул его в ножны.

— Её изготовление требует определённой сноровки. Гоблины не распознают её, увидев в первый раз.

— Хотя ей требуется точное местоположительство и время для рассчёта всех возможных деффективностей. Ну что ж, милорд Убийца Гоблинов, как нам поступничать далее? — Ящер Жрец стряхнул кровь со своего клыкоподобного меча, касаясь носа кончиком своего языка.

— У меня идея. — Убийца Гоблинов слегка наклонил свой шлем. — …Ты закончила?

— Ох, ух, да! — Жрица кивнула, вставая с того места, где она на коленях молилась за души погибших.

Им предстояло ещё множество убийств. Сейчас у них не было времени на захоронение каждого тела.

Но, по крайней мере, Убийца Гоблинов никогда не прерывал её молитвы.

— Сила Матери Земли всё ещё пропитывает эту землю. Сомневаюсь, что они станут нежитью этой ночью.

— Ясно… То послание всё ещё у тебя, или как там ты его называла?

— Нет, — сказала Жрица, мотая головой. — Думаю, предсказание касалось лишь того момента.

— Ясно, — пробормотал Убийца Гоблинов и кивнул.

Он принял всё без каких-либо жалоб.

На том месте, с которого она только что встала, он стоял на коленях рядом с трупом, вытаскивая гоблинский клинок у того из-за пояса. Он обыскал тварь на наличие каких-либо ещё полезных вещей, после чего мельком посмотрел на Высшую Эльфийку Лучницу.

— Что происходит?

— Погоди-ка… Дай-ка мне минутку.

Она закрыла глаза, а её длинные ушли начали слегка подрагивать.

Даже Дворф Шаман крепко закрыл свой рот, оставив лишь тишину царить здесь — или, скорее, здесь властвовало посвистывание ветра.

Затем на сцену выходили шуршание травы и дыхание животных. Жужжание насекомых и рокот грома. И…

— …Запад. Там шум громче всего, так что дальше нам наверняка стоит пойти туда. И на востоке тоже.

— Ясно. Что насчёт остальных?

— Я слегка волнуюсь о холме на юге, хотя он слегка… — Её уши уверенно трепетали. Она принюхалась, пытаясь учуять в воздухе запахи. — Дождь приближается. Гром становится всё громче.

— Мм, — пробурчал Убийца Гоблинов, после чего повернулся к Ящеру Жрецу и сказал: — Что думаешь?

— …Сией ночью погодность служит нашему врагу. Дождь сослужит им идеальным прикрывалом. — Ящер Жрец коснулся своего носа языком и зашипел. — Мы должностны убить их всех. Даже если один-два гоблина достигнутельствуют города, победа будет за ними.

— Тогда мы должны поторопиться, — грубо сказал Убийца Гоблинов.

— Эти штормовые облака… У меня от них нехорошие ощущения, — сказала Жрица. Её плечи дрожали вовсе не от холода. — От них веет чем-то… Даже не знаю. Хаосом. Чем-то неестественным.

— Хрм…

Их эльфийка, живущая в гармонии с природой и всеми её явлениями, и жрица, служившая богине земли, вместе чувствовали некое беспокойство.

Возможно, им стоило предположить, что это было заклинание, созданное шаманом гоблинов или же тем, кто стоял за нападением гоблинов.

Убийца Гоблинов же, в свою очередь, никогда не встречал настолько сильных гоблинов. Но не было никакой гарантии, что таких гоблинов не существовало.

Всё равно им надо было предполагать различные варианты и разрабатывать планы, и тогда победа будет за ними.

Его мысли прервала ладонь, крепко ударившая его по спине.

— Ну что уж ты, не надо быть таким серьёзным! — Это был Дворф Шаман. Маленькие размеры дворфов никак не соответствовали их реальной физической силе, а этот дворф хлопнул Убийцу Гоблинов по спине ещё раз. — Едва ли мы сможем сыграть по их правилам! Просто делай то, что делаешь всегда.

Убийца Гоблинов кивнул.

— …Верно.

По правде говоря, всё равно времени на размышления особо-то и не было.

Их было несколько, и врагом их был целый легион.

Они должны были быть тихими, хитрыми и аккуратными, если хотели урвать себе хотя бы шанс на победу.

Лишь присутствие товарищей не давало ему признавать поражение. И это был настолько неоценимый вклад, что он даже и представить не мог, как за него расплатиться.

Он не имел ни малейшего представления… но если они попросят сходить с ними в приключение, то он пойдёт с ними в приключение.

Даже если по какой-то причине они запрещали ему пользоваться ловушками… ну, у него было полно других тактик.

— С востока на запад, верно? Они пытаются взять город в клещи. — Убийца Гоблинов встал с колен. — Мы остановим их.

 

§

 

Рискуя раскрыть конец истории, скажем, что так они и поступили.

Гром гремел в небесах, и насекомые истошно пищали из своих укромных уголков, расположенных в траве.

Гоблины, продвигавшиеся по лесу с запада, остановились, стоило им увидеть огни города.

Они увидели человекоподобные фигуры.

Что-то прижималось к деревьям вдоль дороги, хотя само это что-то думало, что его никто не видит.

Но его шлем слишком уж выделялся. Ошибки не было. Это был какой-то авантюрист.

Гоблин, что вёл эту группу — хоть это и было сделано не из личных его желаний или амбиций — показал рукой жест «стоять».

Он показал пальцем на своего подчинённого, после чего сунул копьё, которое держал до этого сам, в его руки.

«Иди и воткни его в ту тень».

— ГРББ.

— ГООБ!

Подчинённый неистово помотал головой; в ответ на это лидер дал ему пощёчину и пнул под зад.

Гоблин, теперь уже державший в руках оружие, доковылял ужасающе близко к тени.

Она не шевелилась. Гоблин тяжело сглотнул.

Он поднял грубое копьё и нанёс им свой лучший в жизни укол.

Наконечник поразил что-то с глухим стуком.

В эту же секунду силуэт пошатнулся, после чего беззвучно рухнул на землю.

Гоблины были простыми существами. Удовлетворённые результатом, они вновь начали движение.

Так что они не заметили этого, пока не стало слишком поздно.

Они не заметили, что ржавый, старый шлем скатился на землю, обнажая лицо, на которое он был одет.

«Это был не человек?»

В следующее мгновение нагруженный блок пришёл в действие, и смерть градом обрушилась на гоблинские головы.

— ____!

— ____?!

Смерть пришла в виде заострённых кольев, скреплённых вместе в форме шаров.

Шары были прикреплены к блоку бечёвкой, и действие блока безжалостно сбросило их на гоблинов.

Авантюристы называли эти грозные шипастые шары Guten Tag, что по мнению большинства означало: «Добрый день… а теперь умри!»

После того, как они первый раз пронеслись сквозь ряды гоблинов, шипастые шары понеслись обратно из-за своих веса и скорости инерции, качаясь словно маятники

Как бы они не хотели этого, гоблины осознали что не могут закричать, от чего им не удалось поднять тревогу.

На самом деле… оттуда вообще не исходило ни звука.

«О Мать Земля, полная милосердия, даруй нам мир, дабы принять это всё…»

Это было, если угодно, настоящее чудо.

Ветер вздымал одеяние Жрицы, пока та в ошеломительной манере вздымала свой цеп, произнося заклинание.

Тишина. Доказательство того, что боги ответили на просьбу глубоко верующего сердца.

Жрицу защитило от стоявших перед ней гоблинов благословение Матери Земли.

Но гоблинов, чьи ряды неслабо поредели от ловушки, было не так просто испугать.

Они верили, что вред можно причинять кому угодно кроме них самих, теперь их распирало от ярости при виде павших товарищей.

Просто такова была их натура.

— ?!..

С беззвучным боевым кличем, гоблины подняли свои примитивные орудия и попытались толпой наброситься на Жрицу.

Через пару мгновений эта девушка будет лежать на земле, растоптанная гоблинскими ногами.

Им стоило бы знать.

Ни один человек класса поддержки не будет биться с ордой гоблинов в одиночку.

— ?!..

Один из монстров зрелищно рухнул на землю.

Что это было? Они все остановились чтобы посмотреть. Во лбу павшей твари торчала стрела.

Вдруг, стрела с наконечником из почки влетела в глотку ещё одного монстра, прокладывая себе путь аж до его рта.

Это напомнило о поверье, что достаточно развитый навык невозможно отличить от магии.

И отличным примером этого принципа была Высшая Эльфийка Лучница, усердно оттачивающая свои эльфийские навыки стрельбы многие и многие годы. Иногда великие поэты понимают всё гораздо лучше древних эльфов.

От стрел не исходило ни единого звука, пока они летели, кося ряды врагов.

Один за другим они падали на землю, создавая ещё большую путаницу в своих рядах… а гоблины ведь не умели выносить хаос в их планах или засады слишком долго.

И всё же, последний из них подобрался к Жрице, теперь стоя шаге в от неё…

— Полу… чай!
Она звучно ударила напавшего на неё гоблина своим цепом, звуча при этом так, будто бы это практически успокаивало её. И когда тот пошатнулся от удара, две, а затем и три стрелы вонзились в него… И всё замерло.

Фуух… фуух…

— Отличная работа. Я бы сказала, что всё прошло очень даже хорошо. — Высшая Эльфийка Лучница похлопала Жрицу по плечу. Юная девушка всё ещё отчаянно глотала воздух, когда как останки её врага рухнули на землю всего в шаге от неё.

— С-спасибо тебе. П-почему-то я…

Пот стекал по её лицу, и всё же она храбро улыбалась. Она изо всех сил старалась остаться на ногах.

— Божечки. — Высшая Эльфийка Лучница засмеялась, гладя Жрицу по голове.

— А?

— Когда кто-то говорит тебе стать приманкой, вполне нормально слегка расстроиться из-за этого.

— Ну, в смысле… Полагаю… — Но, часто моргая, Жрица закончила свою фразу так: — Это всего-навсего была моя роль в плане.

— Ты совсем не противишься воле Оркболга, не так ли? Он может ударить тебя, и ты простишь его за это.

— Ах… Ах, ха-ха-ха…

Высшая Эльфийка Лучница застонала с отвращением и напомнила ей, что он наказал им посчитать тела.

Жрица ничего не сказала на это и подняла шлем с земли с напряжённым выражением лица.

Весь потёртый и покрытый отвратительными пятнами, это был тот же шлем, что носил на себе Убийца Гоблинов. Наверняка это был один из его старых шлемов, который он сохранил как раз для такого случая.

Она погладила забрало.

«Боже. Ну серьёзно».

Она улыбнулась и пробормотала:

— Ну, он ведь неисправим.

А чем же занимался этот «неисправимый» человек в этот самый момент.

Конечно же убивал гоблинов.

 

§

 

— Хммф.

Камень просвистел в воздухе, раскалывая гоблинскую черепушку.

Существо пошатнулось и упало навзничь, после чего исчезло во мраке.

— ГОРООГ?!

Возможно, исчезнуть было не совсем подходящим словом — или, скорее, подходило оно лишь с точки зрения человека. А вот превосходное ночное зрение гоблинов идеально смогло рассмотреть, что произошло с их товарищем.

Он лежал на дне расщелины в земле — яме, наполненной заострёнными кольями.

— ГРРРОРОР!

— ГОРРРБ!

Яма была самой обычной ямой. Но это всё ещё была яма.

Гоблины не знали, что такие ловушки оборвали жизни множества авантюристов во множестве лабиринтов.

Но они знали варианты получше бездумного продвижения вперёд.

Когда первый из них рухнул в яму, образовавшуюся на тропе, всё войско замерло.

Цветные камешки помечали дорогу перед ними.

«Ах, пометки!»

Лидер группы гоблинов, удовлетворённый своей проницательностью, приказал войскам обходить камешки.

Первый шаг прошёл вполне успешно. А затем второй, третий и четвёртый. А вот на пятый…

Очередное существо поглотила внезапно открывшаяся земляная пасть.

— ГОРООБ?!

— ГРООРОБ! ГОРОРОБ!!!

Гоблины запаниковали. Там не было цветных камней.

Эти камешки ничего не помечали. Они просто были нужны для отвлечения.

Теперь гоблины начали постепенно падать в ямы. Они не могли продвинуться вперёд, но и отступить назад они тоже не могли.

Их первые шаги прошли успешно из-за самого обычного везения. Не было никаких гарантий, что земля позади них не таила в себе опасности.

— ГРОБ! ГОРОРОБ!

— ГООРОБОГ!!!

Вскоре они вцепились друг другу в глотки.

Это была склочная битва. Подчинённые обвиняли лидера, который говорил им идти вперёд, пока сам лидер пытался переложить вину на них.

Погрязнув во взаимных подозрениях и злобе, никто их них так и не осознал, что этого-то враг и добивался.

Вот почему некоторые цветные камни на самом деле помечали ямы.

А Убийца Гоблинов был явно не из тех, кто упустит возможность извлечь выгоду из эффекта неожиданности.

Ещё больше свистящих камней пронеслись по воздуху, выбивая дух из одного гоблина за другим.

Визжащие и дерущиеся друг с другом монстры побросали свои копья и начали швырять камни, прекрасно понимая, что теперь на кону стоят их жизни.

Но все их снаряды отскакивали от защитной стены, которую он подготовил заранее.

— О господи. Разве нам сейчас не пришлось бы легче, возьми мы Длинноухую с собой? — проворчал Дворф Шаман, запуская камни из пращи своими коротенькими пальцами. Он всегда носил с собой оружие, но стезёй его была магия.

— Невозможно. — Спокойно швыряя камень, Убийца Гоблинов пробормотал: — Девятнадцать. — Затем он объяснил свои слова: — У неё мало выносливости. В битве за укреплениями может быть опасно, если случится что-нибудь непредвиденное.

— Что-нибудь непредвидельствованное… Вы, часом, не о шамане заговорите? —  Ящер Жрец собирал камни для этих двоих, кладя их им под ноги. Он высунул свою голову из бойницы.

Двое справа и ещё несколько слева. Он пальцами показал их количество Убийце Гоблинов, который подтвердил его наблюдения.

— Верно. — Убийца Гоблинов кивнул, заставив Дворфа вновь заворчать.

— Ну. Может у неё и наковальня вместо груди, но, полагаю, ей гораздо ближе скакать по деревьям чем ползать за кучей грязи.

— Признаю, это меня беспокоит, — сказал Убийца Гоблинов.

— Тот факт, что во время этих прыжков у неё за пазухой ничего не трясётся?

— Нет. — Твёрдо опровергнув эти слова, он посмотрел сквозь дыру в бойнице на гоблинов, которые пытались разбежаться врассыпную. — Четыре группы по пятнадцать гоблинов, всего шестьдесят… Вы не видели представителей особей посильнее?

— Насколько могу судействовать, они все довольно обыкновенисты.

— Чешуйчатый прав. Хотя Длинноухая могла наткнуться на кого-нибудь ещё.

— Никаких заклинателей, никаких чемпионов, никаких лордов и никаких мясных щитов. И все они атакуют практически одновременно?.. — пробормотал Убийца Гоблинов. — Я могу лишь предположить, что они играются с нами.

Дворф Шаман кивнул. Не то, чтобы в жесте его не было присущей ему несерьёзности, но сейчас он был гораздо серьёзнее чем прежде.

— Мы ведь можем просто списать это на гоблинскую глупость, да?

— Они глупы, но далеко не дураки.

— Значится, — сказал Ящер Жрец, взмахнув хвостом, — их загадочный командир верует, что у него есть шанс на победительство.

— Нам стоит предполагать такой вариант.

Последний. Убийца Гоблинов расколол его череп надвое, подсчитав итог:

— Тридцать.

Убедившись, что труп свалился в яму, он встал из-за стены.

— Мы должны объединиться с остальными, после чего мы пойдём поддерживать южный маршрут.

— Юг — это ведь там твоя ферма, да? — спросил Дворф Шаман.

— Да.

Следующий вопрос пришёл от Ящера Жреца:

— Вы установничали ловушки возле фермы?

— Нет.

— Но ведь ты хочешь провести последнюю битву там? — Кажется, Дворф Шаман сомневался в надёжности этого плана.

— Там они планируют начать свою атаку, — сказал он. — Они ошибаются.

Иначе говоря.

— Мы убьём всех гоблинов.

В этот самый момент первая капелька упала с небес прямо на забрало Убийцы Гоблинов.

Это будет мокрая битва.

Интерлюдия. О Лидере, бахвалящемся перед самим собой за кулисами

Это была трудная и долгая битва.

Но теперь пять — нет, шесть — искромсанных трупов валялись перед ним.

Новое снаряжение, всё ещё сохранившее свои очертания, было единственным, что осталось после них.

Девушки упорно противостояли ему, но получив от гоблинов достаточное количество урона…

«Может, мне стоило оставить их в живых?»

Он слегка помотал своей головой, отгоняя только что пришедшую мысль. Бесполезные размышления.

Если бы девушка в авангарде не получила дубиной по лицу, которая расколола её прекрасный лоб, наверняка вместо них умер бы он.

Но будь то делом рук судьбы или же шанса, боги всё же одарили его критическим ударом.

Не будет преувеличением сказать, что именно этот удар и определил ход всей битвы.

Воздух был сырым, наполненным сладковатой вонью гниющей плоти, а ледяной порывистый ветер пронзал его. Он наслаждался всем этим.

Его глаза функционировали в этом тусклом полумраке так же хорошо, как и при свете дня. Перед ним брюзжа стояли гоблины, которых он однажды посчитал милыми и смешными.

Они храбро сражались за него с этими авантюристами, проникшими прямо в место проведения ритуала, глубоко в этой пещере.

По правде говоря, двигала ими вовсе не преданность, а алчность, но то же касалось и его самого.

У него был квест, миссия.

Ключевой квест, возложенный на него самими богами хаоса, вещающими из столь дальнего и воистину чёрного загробного мира.

Он дрожал каждый раз, когда вспоминал об их послании, о предсказании.

Невероятно редкой честью было получить послание лично от богов.

Если разговор шёл об авантюристах, то, совершая великие дела, они становились героями. Если же люди служили силам хаоса, то они становились легендарными злодеями.

Он вёл к смерти и славе, к чести и легендам. Он держал в руках ключ, что вёл ко всему этому.

У него была причудливая форма: будто бы скрученный, полый коготь вытянулся, чтобы схватить что-то.

Теперь ему нужны были лишь жертвы.

Однако… имевшихся у него сейчас было ой как недостаточно.

Ему надо было приказать гоблинам принести ему ещё больше жертв. А если этого будет мало…

Что ж, авантюристы весьма падки на деньги и женщин. Их с лёгкостью можно будет переманить со стороны порядка на сторону хаоса.

Как же просто будет жестоко и бесчеловечно опустошить и уничтожить их, тех, кто столь глупо решил провести своё торжество, когда один из них был проводником, что проведёт гоблинов внутрь…

Они преодолеют крепостные стены, сорвут все декорации, порубят на кусочки тех, кто будет убегать в панике, будут насиловать и мародёрствовать.

А после этого он сделает своё подношение.

Эльф с чёрной кожей широко улыбнулся, думая об этом.

Глава 6. Семь сил

Канарейка чирикала проливному дождю.

Она распевала свою мелодию прямо из клетки, а падающие капли, ударяясь об окно, служили ей аккомпанементом.

Пастушка сидела у окна. Она коснулась запотевшего стекла своим пальцем и выдохнула.

Она облокотилась на руки. Платье, что до сих пор было на ней надето, было единственным, что осталось у неё с утра этого фестиваля.

Она чувствовала холодный ветер на своих щеках. На её лице появилась слабая улыбка, и она пробормотала:

— Интересно, где же сейчас твой хозяин. Что он делает.

Ответа не последовало. Птица лишь продолжила мелодично щебетать.

Птица, которую он принёс этим летом, теперь жила на ферме вместе с ними.

Когда она спросила: — Это подарок для меня? — он ответил: — Не совсем. — Иногда он бывал таким странным.

Странным. Для него это включало в себя поход на фестиваль или свидание.

— …

«Может, он и не собирается сегодня возвращаться».

Она уткнулась лицом в свои ладони, как только эта мысль посетила её голову.

Она не хотела видеть своё отражение в окне. Она не могла этого вынести.

Её правая рука сжалась в кулак. Она всё ешё носила то кольцо — всего лишь обычную игрушку — которую он ей подарил.

Она была очень довольна им, когда они были вместе. Но теперь, когда его с ней не было, кольцо уже не приносило прежней радости.

Больше, больше, больше.

«Больше чего?..»

— Я всегда была такой эгоисткой?..

Она услышала хриплые раскаты грома, раздававшиеся вдали.

В древних сказках говорилось, что это были голоса драконов, но она не знала, было это правдой или же нет.

Слава богу, она никогда не встречала драконов. И надеялась, что так никогда и не встретит.

Грохот, грохот. Гром всё приближался. Гром?..

Пастушка осознала, что этот звук остановился прямо возле неё.

Это был не гром. Но тогда что?..

Ошарашенная, она подняла свою голову. Она увидела себя в отражении на стекле. Она выглядела ужасно. А позади её отражения…

Чумазый стальной шлем, промокший от дождя.

— Чего?! Ох… Чего?!

Она торопливо села, а её рот всё открывался и закрывался.

Что ей стоило сказать? Что она могла сказать? Слова и эмоции вихрем кружились в её голове и сердце.

Сейчас она даже не могла выдавить из себя: «Ты в порядке?» или «С возвращением».

— Т-ты чего стоишь под таким ливнем? Ты же простудишься!

Это и было то приветствие, которое она едва-едва смогла подобрать, резко распахивая окно, да так, что оно даже ударилось о стену.

— Прости. Свет был включён, так что я подумал, что ты не спишь.

По сравнению с её взъерошенным состоянием, он был настолько спокоен, что это даже бесило её.

— Что-то приближается.

— Что-то вроде?..

— Я вернусь утром, — спокойно сказал он, но после минуты раздумий добавил: — Я бы хотел рагу на завтрак.

— Ух…

Он вернётся. Он проделал весь этот путь чтобы сказать ей, что он вернётся. И что он хочет поесть её готовки.

«Этот парень… Ох, этот парень!»

— …Рагу? Утром?

Тепло распространялось по её груди, а на лице её засияла улыбка.

«Как же легко меня растрогать!»

— Я рассчитываю на тебя, — сказал он.

Всем, что она смогла выдавить из себя, было: — Боже, я безнадёжна, — после чего она продолжила разговор: — Если ты в итоге простудишься и проспишь, я разозлюсь. Так что постарайся проснуться вовремя.

— Хорошо.

— …Мм.

Пастушка кивнула.

Он никогда не лгал.

Этим «чем-то», с которым ему нужно было разобраться, могло быть только одно.

Вот почему она больше ничего не спросила.

День празднования закончился. Всё вернулось в норму. Очередной будничный день.

Несмотря на все бурлящие в ней чувства, сегодн явно был не самый лучший день, чтобы показывать свои эмоции.

— Ну, ладно… х-хорошо.

Она могла сказать ему лишь одно.

— Выложись на полную!

— Выложусь.

И, сказав это, он отошёл от окна сначала на шаг, а потом и на два своей походкой, так и источавшей беспечность и уверенность.

— Не выходи наружу, — сказал он. — Оставайся тут с дядей.

Она наблюдала за ним, пока он не растворился во тьме.

Грохот, грохот. Этот звук снова возник и начал отдаляться вместе с ним.

Пастушка видела источник этого звука и захихикала про себя, закрывая окно.

— Твой хозяин иногда совершает самые странные поступки на свете.

Она нежно ткнула клетку пальцем, заставив её слегка закачаться. Канарейка зачирикала в знак протеста.

Но в этот раз ей было всё равно.

Одна её половина всё ещё злобно дулась на него, а вот другая парила от восторга.

Ей казалось, что сейчас было не самое подходящее время для этих чувств… но ещё ей хотелось прямо сейчас лечь в кровать и уснуть, держа все эти чувства в своём сердце.

Её сны дадут ей время как следует насладиться ими.

— Но всё же…

Она сняла с себя платье, аккуратно сложила его так, чтобы оно не помялось, после чего водрузила свои роскошные формы на кровать.

Он точно что-то задумал.

— …Но зачем он катил с собой эти бочки?

 

§

 

Дождь становился всё сильнее и сильнее, а ветер уже начал покалывать кожу.

Ночь уже была в самом разгаре, настолько чернильно-чёрной, что едва можно было увидеть что-либо дальше своего носа.

Это был настоящий шторм.

— Хо, Брадорез! — Дворф Шаман звал его, стоя возле здания, возвышающегося из темноты. — Я разжёг печь!

— Да? — Убийца Гоблинов прекратил катить бочки, тем самым завершив их небольшое приключение, и кивнул. В здании — небольшом кирпичном домишке, стоявшим на окраине фермы — был дымоход, но пока что оттуда не исходило никакого дыма. — Как всё выглядит?

— Там было чертовски сыро. Но не настолько, чтобы щепотка магии не могла справиться с этим.

Дворф Шаман погладил свою бороду и ухмыльнулся. Многие из его особых навыков были связаны с землёй, но дворфы и огонь тоже были закадычными друзьями. Он с лёгкостью мог призвать Огненную Саламандру, чтобы та разожгла ему промокшие дрова.

— Направление ветра отлично подходит нам. — Высшая Эльфийка Лучница схватила проползающего рядом паука и уговорила его поделиться с ней шёлком, дабы она смогла заменить тетиву в своём луке из тисового дерева.

Всё снаряжение эльфов было сделано из вещей, которые можно было найти в дикой природе. У них не было магии, позволяющей контролировать духов этого мира, но с самого своего рождения эльфы жили в настоящей гармонии со всем этим миром. Скорее всего им казалось, что остальные расы вели себя довольно банально, но…

Незыблемым фактом этого мира было то, что не было в нём никого более подходящего на роль рейнджеров чем эльфы.

Она взмахнула своими характерными длинными ушами и сказала:

— Шторм будет прямо над нами. Но сейчас ветер дует в нашу сторону. Природа благоволит нам.

— Ладно. Что насчёт гоблинов?

— Они приближаются. Времени у нас не так много.

— Ясно. Надо поторопиться. — Убийца Гоблинов кивнул, после чего повернулся к Дворфу Шаману. — Если у тебя ещё остались заклинания, попробуй усилить ветер. На всякий случай.

— Ветер — стихия эльфов. Хотя, полагаю, пару порывов нагнать я таки смогу…

— Прошу, так и сделай.

Дворф ответил на просьбу Убийцы Гоблинов, достав из своего мешка веер.

От открыл его с лёгким щелчком и начал размахивать им в воздухе, распевая заклинание странным, пронзительным голосом.

«О сильфы, девы прекрасные ветров, даруйте мне свой поцелуй, что драгоценней всяких слов — благословите ветры так, чтоб не сходили с парусов».

Среди завывающего шторма начавшийся мягкий поток ветра щекотал их щёки.

Это было простое заклинание призыва ветра, таким мог воспользоваться маг, чтобы собрать мелочишки с впечатлительных зевак.

— Это всё, на что она способна, — сказал Дворф Шаман.— Не знаю, сойдёт ли тебе такое.

— Вы, дворфы, ничего не можете сделать как надо, да? — Высшая Эльфийка Лучница захихикала, получив от Дворфа Шамана взгляд, которым вполне можно было метать стрелы.

— Мне всё равно. Этого достаточно. — Стоя спиной к призванному ветру, Убийца Гоблинов начал проверять все свои приготовления.

— Как идёт призыв Воина Драконьего Клыка?

— Всё почтисто готово.

Ящер Жрец показал на разбросанные по земле маленькие клыки, после чего сложил руки в своём странном жесте.

«О когти и рога отца нашего, Игуанодона, пусть четыре конечности твои обернутся двумя ногами и пройдутся по этой земле».

И пока раздавалась его молитва, клыки росли, пузырились и поднимались.

Наконец перед ними встали два скелета людоящеров — Воины Драконьего Клыка.

Ящер Жрец закинул Когтемеч себе за плечо и одобрительно кивнул.

— К сожалетельствованию, такова нынешняя сила моих заклинаний. Возможно, я смог одолжнуть нечто-нибудь, что послужит им орудием?

— Как хочешь, — сказал Убийца Гоблинов, поправляя лежавшую у его ног бочку. — Я снимаю тот сарай. Можешь взять любое оружие, которое там есть.

— Благодарствую. Я присвоенствую одно или два.

Ящер Жрец обвил хвост вокруг своего тела и вместе со скелетами побрёл к сараю.

Пока он уходил, Убийца Гоблинов перевернул другую бочку.

Тут было всего три бочки. Они были примерно с него высотой.

А ещё они были довольно тяжёлыми, явно доверху забитыми чем-то. Как только он поставил бочку, та приземлилась на землю, расплескав грязь по округе. Она оставила тёмные брызги на одеянии Жрицы, но она, похоже, не обратила на это внимания.

— Убийца Гоблинов, сэр, тебе не холодно?

— Если кому тут и холодно, то, как мне кажется, это тебе.

Её тонкое одеяние насквозь промокло от дождя и теперь цепко липло к её стройной фигуре. Жрица показывала лишь лёгкое стеснение от осознания того, что её кожа слегка виднеется сквозь промокшую ткань, но она помотала головой.

— Нет, я в порядке. Это ерунда. Иногда мы совершаем омовения в ледяной воде.

— …У тебя ведь ещё остались чудеса, да?

— Да, сэр, никаких проблем.

Жрица храбро улыбнулась.

На самом деле её одеяние как раз таки предназначалось для битвы, а Мать Земля вряд ли была бы против пятен почвы на одежде.

Когда она пачкала свою одежду, помогая другим, это даже делало её красивее.

Она сжала свой цеп и кивнула.

— У меня была возможность отдохнуть, после того как я использовала Тишину. Я смогу призвать ещё два.

— Отлично.

Убийца Гоблинов воспользовался рукоятью своего меча чтобы откупорить крышку одной из бочек.

Она открылась с лёгким скриип, и несусветная вонь смешалась с запахом дождя.

— Угх, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, морща своё лицо, но вот Жрица моментально подбежала к бочке.

— У нас мало времени. Я помогу!

— Спасибо. Прошу.

— Конечно!

— Засунь их все сюда. Все до одной.

— Поняла!

Она достала оттуда рыбу, которая уже начала подгнивать на солнце.

Она взяла целую охапку, подошла к печи и засунула её туда.

Обжигающе горячий огонь теперь ревел. Они развели его не только для того чтобы просохнуть и согреться после дождя.

И пока Убийца Гоблинов наблюдал за ней, Дворф Шаман ткнул локтем ему по рёбрам. — Надо дать девушке согреваться самой, — понимающе сказал он.

— Экх. — Это была Высшая Эльфийка Лучница. — А что насчёт меня? Я промокла насквозь!

— Да, да, Мисс Две Тысячи Лет. А я думал, что эльфы считают дождь благословением небес.

— Эльфам тоже не нравится мёрзнуть!

И они вновь начали спорить. Это была их обычная дружеская перепалка.

Ящер Жрец, вернувшийся из сарая, куда ходил вооружить своих Воинов Драконьего Клыка серпами и мотыгами, радостно закатил глаза.

— И что же вы планировываете на самом деле, милорд Убийца Гоблинов? — Его тон явно говорил, что именно это интересует его больше всего.

Убийца Гоблинов ответил, попутно готовя своё снаряжение и проверяя, надёжно ли закреплён его щит.

— Это вполне очевидно. Простая тактика для убийства гоблинов.

Он выпрямил свой шлем, достал клинок, который он украл у гоблина, из ножен и положил его себе на бедро.

Он достал грязную тряпку из своего мешка, осторожно очищая лезвие.

Он вернул клинок в ножны, после чего взял другой меч своей правой рукой.

Его чумазая кожаная броня, его никчёмно выглядящий шлем, его меч, который был не длинным и не коротким, и круглый щиток, прикреплённый к его руке.

Со своим неизменным видом, своим неизменным тоном он просто объявил:

— Мы собираемся выкурить их.

Гоблины приближались — примерно двадцать или тридцать.

Коптильня изрыгала плотный, чёрный дом в само сердце шторма.

 

§

 

Для гоблинов эта штормовая ночка была даром с небес…

Ночь была их другом, а тьма — союзником. А гром был их боевым барабаном.

Тёмный Эльф, располагавшийся позади них, так как был военачальником, разделял их чувства.

На нём было чумазое кожаное одеяние, поверх которого был накинут плащ, весь набухший и потяжелевший от дождя. Тонкий меч покоился у него на бедре.

Может его кожа и была цвета смолы, уши его были острее шипов, а волосы серебры — но он вполне себе мог сойти за авантюриста. Уж раз в сто лет можно было встретить доброго тёмного эльфа.

Хотя, вот оружие, которое он держал в руках, развеяло все вопросы.

Это была скрюченная штуковина, украшенная непонятными узорами. На первый взгляд она даже немного напоминала собой подсвечник.

Кто мог выковать такую штуку? Даже сейчас она вытягивала свои пальцы, будто бы пытаясь схватить что-то.

А ещё, будто бы остального было недостаточно, она, пульсируя, сияла светом жизни.

Ни один сторонник порядка не захотел бы держать в руках такое.

— ГОБОР!

— ГРОБР!!!

— Мм. Мне плевать. Продолжайте продвигаться вперёд… растопчите их, уничтожьте их!

Тёмный Эльф безмятежно кивнул, пока один из его до милого глупых гоблинов докладывал ему о ситуации.

Эти существа были превосходной пехотой, но крайне сильно не подходили для всего остального.

Разумеется, если дать им простенькие оружие и броню и поставить их в авангард, этого вполне хватит, чтобы одолеть агентов порядка.

— Ты сказал, что впереди, по-твоему, прячутся авантюристы. Милый глупыш. Боишься теней.

Это был один из городов, где постоянно собирались авантюристы. Вполне возможно, что кто-то из них мог быть тут. Вот почему он специально устроил атаку в ночь после фестиваля.

— Но… пройдёт ли всё это успешно для меня?..

Да кем он был таким, чтобы сомневаться в послании от самих богов хаоса?

«С проклятым предметом, что я держу в своей руке, мне удастся призвать древнего Гекатонхейра, сторукого гиганта».

Гекатонхейр, самый главный из ужасающих гигантов, которых только можно найти в книге монстров, согласно преданиям хранящейся у самих богов хаоса. Существо созданное для битвы ещё в те времена, когда боги только начали создавать фигурки для своих военных игр.

Он слышал, как тот с помощью силы своих бесчисленных рук поразил богов порядка.

«Ах, Гекатонхейр! Гекатонхейр!»Тёмный Эльф воистину дрожал от предвкушения.

Его действия определённо могли приблизить день победы сил хаоса.

С тех пор, как он получил то послание, он прикладывал для этого все усилия.

И всё же, почему-то… он никак не мог отделаться от чувства, что в его плане есть изъян.

Но почему он так себя чувствовал? В чём была причина этого?

Было ли дело в загадочным образом оборвавшейся связи между ним и его войсками на востоке, западе и севере?

Было ли дело в сердитом авантюристе, которого он нанял, чтобы тот создал в городе неразбериху, но, похоже, совершенно наплевал на свои обязанности?

Или же дело было в том, что все те женщины, похитить которых он приказал своим гоблинам, дабы те стали жертвами в его ритуале, были украдены у него?

Неужели этот проклятый предмет оказался у него по ошибке?..

— …Нет! — Он заревел так громко, как только мог, будто бы пытаясь стереть все сомнения в своём плане. — Жребий брошен. Теперь нам остаётся лишь идти вперёд!

Под его личным командованием находилось всего тридцать гоблинов. Но они были простой приманкой.

Так как были гоблины, приближавшиеся со всех направлений. Простой отвлекающий манёвр для этих авантюристов.

Его истинная миссия находилась прямо у него в руках.

Так что, пока он держал этот проклятый предмет, вместилище силы Гекатонхейра, ему нечего было бояться.

Он выжидал свой момент. Каждый час, каждая секунда — ничто из этого не было потрачено впустую.

Он должен ублажить кости. Найти ещё одного человека, ещё одну каплю крови.

Пока не пробудился Гекатонхейр.

А затем случилось это.

Его чувства, обострённые как и у любого эльфа, уловили что-то не вяжущееся с окружением.

Запахом.

Скорее, даже вонь, пронзающую нос и заставляющую глаза слезиться. Что-то гниющее… Нет… Запах моря?

Ветер и дождь затмили собой все звуки прочь и теперь несли с собой чёрный туман, исходящий от того маленького источника света.

Он прилетел сюда на крыльях ветра, полностью накрывая всё поле битвы.

Он тотчас же прикрыл свой рот, но, к сожалению, его гоблины были не столь умны. Дым обволок их, и они начали кричать и вопить.

— Ч-чтоб вас! Вы зовёте себя авантюристами, и вот так вы поступаете со своими врагами?!..

Тёмный Эльф заметил, что его волнение усилилось, а сам он не смог сдержаться и злобно фыркнул.

Едва ли это можно было назвать тактикой, которую могли применить союзники закона и порядка.

Но это было ещё далеко не всё.

Воины-скелеты выскочили из облака, контрастируя своими бледно-белыми костями на фоне чёрного дыма, и налетели на гоблинов.

 

§

 

— Ты же сказал что не ставил ловушек, Брадорез!

— Не ставил.

Убийца Гоблинов сказал это, пока они все вместе наблюдали за тем, как гоблины падали словно пшеница под ударами косы.

— Я не говорил, что у меня нет плана.

— Ой.

— Всегда есть способ. Чаще всего их несколько.

— Ой.

На поле боя Воины Драконьего Клыка были воистину ужасающим зрелищем.

Они состояли лишь из костей, у них не было глаз, носов, им не надо было дышать. Смог от гнилой рыбы никак не вредил им.

Гоблины кашляли и резали облако дыма, вслепую размахивая своим оружием. Как же легко ископаемые воины превосходили их по силе. Один взмах серпа сносил голову. Один удар мотыги, и рука отлетала в неизвестном направлении. К рыбьей вони, парившей в воздухе, присоединились запах крови и смрад самих гоблинских тел.

Возможно, именно так и пах ад.

— А ты не шутишь, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, морща лицо и прикрывая тряпкой нос и рот. — У тебя для таких моментов всегда что-то да припасено в рукаве, Оркболг.

Именно это и сделало его лидером их группы.

Может у Высшей Эльфийки Лучницы и было больше опыта (ну или она так считала сама), а у Ящер Жрец, возможно, был лучше склонен к холодному расчёту.

Но когда дело доходило до одного лишь количества оригинальных и необычных стратегий…

— Но тебе нельзя использовать это во время нашего приключения, ясно? А иначе я разозлюсь.

— Даже эту тактику?

— Конечно же нет.

— Ясно.

Жрица рассмеялась, услышав его удручённый ответ.

— Ты настолько сильно расстроился?

— Когда противник превосходит тебя числом, это становится эффективным способом замедлить их войска авангарда, — равнодушно пояснил Убийца Гоблинов, после чего брюзжа кивнул. — Они ищут, исследуют и становятся всё беспокойнее. Они не знают, что последует дальше. Это ловкость рук.

— Я не уверена, что это одно и то же…

Не успела Жрица договорить, как взгляд её переметнулся на поле боя, словно она почувствовала что-то. Её глаза расширились.

— Ох!..

Она невероятно сильно задрожала, говоря это, после чего она прыгнула вперёд, прикрыв своим телом всю группу.

Прежде чем кто-либо успел остановить её, она подняла свой цеп, а затем начала распевать.

«О, Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий!»

Она молила у богов чуда. Всесострадательная Мать Земля даровала ей невидимый барьер, сконцентрировавшийся вокруг посоха*(Red: Да, этот цеп ещё и посох. Вы чего хотели вообще? Дева Меча вообще ходила с посохом в форме…ну, меча.), который она держала в руках.

В эту же секунду слова древнего языка эхом пронеслись по полю боя.

«Омнис… нодос… либеро!» Я развязываю всё, что сплетено!

Взрыв света ослепил их. Футляр из белизны пронзил тьму дождя и погрузил всех в себя.

Он пролетел сквозь всё поле боя, рассеивая дым и разбивая на кусочки Воинов Драконьего Клыка. Скелетные солдаты рухнули словно мешки с картошкой.

Свет вновь ударил по полю боя, схватив нескольких гоблинов и обратив их в пыль…

— Хрр… ррр…

…пока с громким треском не ударился о невидимый барьер и не испарился.

Дождь захлестал как ураган, вновь разнося ароматы, к которым теперь примешался какой-то странный запах.

Жрица пошатывалась словно пьяная, не сумев полностью поглотить духовный шок от такого импульса.

Убийца Гоблинов поддержал её своей левой рукой, к которой был прикреплён щит, и помог ей сохранить вертикальное положение.

— П… прости…

— Тебе больно?

— Н-нет, моё т-тело в порядке… — Кровь отошла от её лица, и она с сожалением прикусила губу. — Но у… у меня осталось всего одно чудо…

— Нет. — Убийца Гоблинов помотал головой. — Этого достаточно.

Тёмные облака, покрывавшие всё поле боя, сожжены.

У них было не так много времени до того, как гоблины отойдут от шока.

«Воины Драконьего Клыка продержались не так долго, как я надеялся».

Убийца Гоблинов быстро поправил свои планы. Изначально он собирался выдвинуться после того, как Воины подсократят численность гоблинов.

У него была одна идея — не то, чтобы козырь в рукаве, но нечто, что он заранее подготовил на случай, если им придётся столкнуться с чем-то помимо гоблинов.

Но позади них была ферма. Они должны были убить всех находящихся тут врагов. Никто не должен был остаться в живых.

«Как обычно».

— Что думаешь? — спросил он.

— Должно быть, это заклинание Дезинтеграция, — сказал Дворф Шаман, поглаживая свою бороду и роясь в своём мешочке с катализаторами. — Столкновение с ним невероятно опасно, но есть большая вероятность, что они не смогут использовать его больше одного раза.

— Хотя это страннисто, — сказал Ящер Жрец из подлеска, где согнувшись прятался, настороженно наблюдая за полем. — Разве заклинатель с такой огромишной силой в обычной ситуативности стал бы разделять свойных гоблинов?

— Может, у него иная цель? — пробормотал Убийца Гоблинов.

Тёмные облака кружились над их головами. Стихия безжалостно хлестала их.

У Убийцы Гоблинов было нехорошее предчувствие. То же самое он ощущал, когда к нему сзади подбирался гоблин.

— Мы должны выкупить себе немного времени.

— Есть старая поговорность: «Сработанная ловушка уже не ловушка». — Ящер Жрец взмахнул своим хвостом. — Я думаю, лучше всего напастничать в открытую, заставив их лидера совершить необраздуманный поступок. А вы?

— Согласен, — коротко сказал Убийца Гоблинов, после чего повернул свой шлем к Жрице.

Она вытерла пот, грязь и капли дождя со своего лица и встретилась с ним взглядом.

Его шлем точно так же промок от ливня, он был весь в пятнах грязи и запёкшейся крови, а скрывавшееся за ним выражение лица было нечитаемо.

— Твоя роль ключевая. Я рассчитываю на тебя.

Но она почувствовала на себе его взгляд. Она моргнула.

Этого было более чем достаточно, чтобы вера в её сердце стала крепче.

Он — Убийца Гоблинов — этот до безнадёжного необычный человек…

Он рассчитывал на неё. Он сам так сказал.

— …Да, сэр!

— Ладно. Вы все знаете план. Делайте всё так же, как я вам тогда говорил.

Убийца Гоблинов схватился за свой меч, приготовил щит и сделал шаг вперёд.

Ящер Жрец пошёл прямо за ним, его Когтемеч был готов ринуться в бой, а хвост его был приподнят.

В хвосте Высшая Эльфийка Лучница вложила стрелу в лук, натягивая тетиву.

Дворф Шаман в обеих руках держал катализаторы и уже начал читать заклинания.

А Жрица, крепко державшаяся за свой цеп, молилась богам, обитающим на небесах.

— Вперёд.

Так и началась эта битва.

 

§

 

Первая жертва попыталась выползти с территории дымовой завесы.

Гоблин склонил свою голову, чувствуя как кто-то приближается к нему, и вскоре после этого ему больше нечего было склонять.

— ГРООРБ?!

Убийца Гоблинов наступил на череп и надавил на него, раскалывая его вдребезги.

Он оттолкнул существо, стоявшее позади него, щитом, что был прикреплён к его левой руке, и пронзил глотку прыгнувшей на него твари.

— Два.
Совсем недавно ставший трупом гоблин рухнул на землю, стоило ему слететь с его меча. Он пнул его и добил ручным топориком, который снял с пояса этого самого гоблина.

Он вонзил клинок существу, рухнувшему позади него, в основание шеи, тем самым забирая его жизнь.

— Три.

Он обыденно швырнул топор в орду гоблинов, после чего забрал короткое копьё у своей последней жертвы, а после этого пошёл вперёд, ни разу не оглянувшись.

— Сюда. Вперёд.

— Понял! — бойко ответил Ящер Жрец, идущий за ним, держа свой хвост в свёрнутом состоянии.

Он размахивал своим Белым Клыком словно палашом, одним взмахов разрубая нескольких врагов.

— Узривайте же! Ужасающие наги, предки мои, узривайте! Ночь сия — наше пирование!

— ГОРОРОР?!

Капли дождя танцевали, кровь текла, а плоть летала. Крики и вопли эхом разносились по воздуху.

Гоблины рождались трусами. Частично, именно поэтому они и были столь хитры.

Не желая умирать, они использовали своих товарищей в качестве щитов. Придя в ярость от смертей их товарищей, они сбились в кучу, пытаясь превзойти врага.

А всё потому, что враги обошлись с ними ужасно несправедливо, и теперь у них было веское обоснование для всевозможных пыток над ними.

«Глядите! Врагов всего двое. Некоторые из нас падут, это да, но численность всё равно на нашей стороне».

И посреди дождя и оставшихся в воздухе остатков той отвратительной вони…

«Вы чуете это?»

Девчонка. Эльфийка. Женщина.

«Не о чем тут беспокоиться. Сделаем это».

— ГОББРО!!!

— ГРОББ!!!

Прошли считанные мгновения, прежде чем замешательство в рядах гоблинов сперва превратилось в ярость, а потом и в алчность.

Некоторые из них схватили свои самые разнообразные орудия и понеслись вперёд дабы сдержать натиск Убийцы Гоблинов, а остальные похватали копья и решили окружить и убить Ящера Жреца, кружащегося в урагане насилия.

Самые умные из них решили сбежать от таких ужасающих противников и нарушили строй во время попыток дезертирства.

Но Убийца Гоблинов и его группа прекрасно знали, что некоторые наверняка так и поступят.

«Пазузу, о Царь Саранчи и Солнца Сын, на ветра ты крыльях своих просвищи, и ужас неси ты с небесных вершин*

Гоблины задрожали, услышав раздавшийся в воздухе высокочастотный свист.

А затем они увидели источник странного, воющего писка — чёрная волна неслась над землёй прямо к ним. Смоляной шторм.

Это был огромный рой жуков, готовых побеждать и уничтожать.

— ГОРРБГГООГ?!

— ГОРГО?!

Гоблины отчаянно пытались смахнуть жалящих тварей со своей кожи, но они даже не подозревали, что это была всего лишь иллюзия.

Страх был самой главной эмоцией в этом мире и был ужасно полезен, когда дело касалось контроля над гоблинами. Они сбежали, крича и скрежеща зубами.

Они хаотично улепётывали прочь побросав своё оружие и стараясь бежать в любом направлении так быстро, как только могли.

Будто бы они могли уйти далеко.

«Слушайте гномы! Услышьте ундины! Создайте мне лучшую в мире перину*

Гоблины попались в ловушку.

Земля быстро засасывала их ноги, и они падали один за другим. Вокруг них начала пузыриться липкая земля.

— ГОРБО?!

— ГБОРББ?!

Они изо всех сил пытались выбраться оттуда, но поняли что даже встать не могут.

Ящер Жрец беспощадно прошёлся по болоту, делая своё смертоносное дело.

Коготь, коготь, клык, хвост. Он танцевал среди гоблинов, по частям сметая их.

— Хо! О предки мои, что явленствуются частью моего естества! Принимите сие неистовство!

Людоящер пришёл с болот. Грязь не была для него помехой.

Ящер Жрец прорубил свой путь сквозь гоблинов, после чего задрал голову вверх и взревел.

— Наперёд же, милорд Убийца Гоблинов!

— Точно, — сказал Убийца Гоблинов, подойдя к нему сзади. В руках он держал особо обработанную кожу.

Он воспользовался копьём и проткнул им спину одной из упавших тварей. Это один. Он забрал у монстра меч и швырнул его.Два.

Он продвинулся вперёд, снеся своим щитом нескольких гоблинов, находящихся возле одного из тел. Он опёрся о труп, вытаскивая из него меч. Три.

Этим мечом он надвое разрубил череп гоблина, мешавшего его продвижению. Четыре. Он бросил затупившееся оружие, пнув тело в сторону и забрав его дубинку.

Аккуратно и хладнокровно, пытаясь достичь максимального результата, вложив при этом минимальные усилия, он прорубал себе путь сквозь вражеские войска.

— О боги, Брадорез. Он явно может справиться со всем сам. — На другой стороне поля, подальше от битвы Дворф Шаман хохотал, держа охотничий рог в одной руке и пригоршню глины в другой. Этот человек пренебрегал любой верой, предпочитая холодный расчёт. — Разумеется, без меня всё бы прошло не так гладко…

«Создай болото, — сказал ему Убийца Гоблинов. — Не дай им сбежать».

А у Дворфа Шамана как раз для этого была парочка заклинаний.

Сначала Страх, потом Западня. Эффекты этих заклинаний лишь усиливались из-за того, что они находились не в помещении.

Два масштабных заклинания. Предположительно, он потратил на это свои катализаторы, но…

— Живее, Длинноухая, ты следующая.

Он искренне хлопнул её по плечу, и её уши затрепетали от недовольства.

— Не бей меня. Прицел собьёшь.

— Да не глупи. Эта орда настолько большая, что куда не стреляй, в кого-нибудь да попадёшь.

— Вы, дворфы, ни к чему серьёзно не относитесь… Я смогу исполнить эти выстрелы лишь после прицеливания.

Она тихо вдохнула, после чего выдохнула через нос. Для эльфа стрельба была подобна дыханию.

Её пальцы ритмично натягивали и отпускали тетиву, отправляя стрелы вверх сквозь дождь. В этом мире одни лишь боги могли сравниться с эльфами в навыках, когда дело касалось стрельбы. А Высшая Эльфийка Лучница была, ну, высшей эльфийкой, наследницей династии, простирающейся аж до эры богов.

Ну и да, её целями были утопающие в грязи гоблины.

Несмотря на её протесты, она могла попасть в них не целясь. Но у неё была цель, а потому ей не хотелось рисковать.

В конце концов, Оркболг согласился сходить с ней в приключение! Она ни за что бы не позволила такой возможности выскользнуть из её рук. Она не могла себе этого позволить.

— Авантюристы всегда доводят свои квесты до конца!

И её дождь из стрел с наконечниками из почек присоединился к дождю, падающему с небес.

Сам же Убийца Гоблинов носился по полю словно снаряд, и в движениях его не было даже намёка на сомнения. Он не рисковал, а просто делал то, что нужно было сделать.

У него была одна цель — достичь лидера, прячущегося глубоко в тылу вражеского войска.

Тем более…

— Г… Грр!

Тёмный Эльф скрежетал зубами.

Его щит из тридцати гоблинов был разрушен, враг был уже близко, а ему не хватало времени чтобы сфокусироваться на чтении заклинания.

Он думал о том, чтобы попросить оставшихся гоблинов прийти ему на помощь, но он прекрасно знал, что они не придут.

Единственным, на что он мог положиться, было это. Тёмный Эльф достал свой меч из ножен.

— Мерзкий ты человечишка!

Он ударил, и меч его стал вспышкой серебряного света.

Убийца Гоблинов встретил её с поднятым щитом. Поэтому он и носил его. Тот факт, что им можно было избивать врагов словно дубиной, отходил на второй план.

Он тотчас же ответил размашистым ударом дубинки, которую он держал в своей правой руке. Он целился в голову, надеясь расколоть череп или спину.

Но тёмные эльфы улавливали движения так же хорошо, как и их лесные собратья. Иначе говоря, гораздо лучше чем люди.

В воздух поднялись брызги грязи, когда эльф отпрыгнул назад, совершенно не беспокоясь из-за болотистой местности и не испугавшись жуткой иллюзии.

Дубина Убийцы Гоблинов смогла ударить разве что воздух.

— Хрммф. Кто бы мог подумать, что кто-то достаточно умный для того, чтобы увидеть насквозь мои планы, живёт в этом городе…

— …Ты не похож на гоблина.

Теперь Убийца Гоблинов и Тёмный Эльф держались друг от друга на расстоянии. Грязь мягко издавала плюх, плюх, пока они весьма медленно перемещались, пытаясь найти выгодную позицию.

Меч Тёмного Эльфа был явно получше дубины авантюриста.

Прекрасно осознавая это, эльф решил не торопиться и попытаться допросить противника.

— Кто или что ты?

— …

— Я слышал, что несколько людей в этом городе достигли Серебряного ранга… Но я и представить себе не мог, что такой опытный авантюрист унизит себя тем, что возьмёт гоблинскую дубинку.

— Ты их лидер?

Убийца Гоблинов ответил на вопрос своим вопросом. Всё тем же тоном. Как и всегда.

— Разумеется это я, — в ответ высказал Тёмный Эльф с ноткой раздражения в голосе. Он выпятил свою грудь, а уголки его губ слегка приподнялись. — Я апостол анархии, получивший послание от самих богов хаоса! — Он держал меч в правой руке, а магический предмет в левой. Тёмный Эльф продолжал передвигаться в низкой стойке, попутно заявляя: — Моя армия гоблинов приближается сюда со всех сторон! Скоро вы перейдёте в свои следующие жизни, ты и твои…

— Я не знаю, что ты. И мне плевать. — Убийца Гоблинов прервал речь эльфа. — От того лорда гоблинов проблем было больше чем от тебя.

— ____

Возникла пауза — Тёмный Эльф пытался осознать, что ему только что сказали.

— П-почему, ты, высокомерный!..

Его проворные ноги сделали отточенный, сложный геометрический шаг.

Из столь необычной стойки его меч понёсся вперёд словно вспышка.

Едва заметное сияние служило доказательством скрывавшейся в нём магии. Это был магический меч. Не самое редкое явление.

Убийца Гоблинов поднял свой щит чтобы заблокировать удар. Удар прошёлся по поверхности щита, обогнул его и прошёл дальше.

«Нет…»

— Хрргх!

Убийца Гоблинов заворчал.

Тонкое лезвие изменило свою форму, пронзая его кольчугу прямо в плечо, там, где располагался шов.

Кровь потекла из его левого плеча. У Тёмного Эльфа не только было оружие получше, он ещё имел опыт в обращении с ним.

— Хах! Ты слишком медленный, человечишка!

Его навык не особо мог удивить. В конце концов, его уровень был настолько высок, что он мог использовать Дезинтеграцию.

Физические способности эльфов и тёмных эльфов фундаментально отличались от людских.

Люди не были одарены природой хоть какими-нибудь особенными навыками или способностями, что делало получение преимущества в битве с ловким тёмным эльфом делом весьма и весьма трудным. Во время сражения с глазами и навыками Тёмного Эльфа относительно сносное снаряжение можно было расценивать как полное отсутствие снаряжения.

— Ясно. Так как ты их лидер, тебе нет нужды сдерживаться.

Но да, не то чтобы это волновало Убийцу Гоблинов.

Удар не был критическим. Боль была не слишком сильной и не мешала двигать этим плечом. Да и меч не был покрыт ядом.

Он оценил собственную рану своей привычной спокойной отрешённостью, после чего решил продолжить сражаться.

— Хочешь получить ещё, не так ли, мелкий ничтожный червяк?

— …

— Прекрасно. Сейчас ты увидишь, менее ли мы опасны чем гоблины!

Тёмный Эльф, который, кажется, пришёл к какому-то беспочвенному заключению, поднял артефакт, что лежал в его левой руке, вверх.

«О владыка этой могучей конечности, принц урагана! Заставь же ветра дуть! Призови шторм! Даруй мне силу!»

В этот момент что-то изменилось. От тела Тёмного Эльфа начал исходить зловещий потрескивающий звук. Оно начало корёжиться и набухать. А затем, одна за другой, они вырвались из его спины.

Руки.

Искажённые и причудливые, кости были соединены в неправильных местах, а мускулы так и выпирали.

Всего пять… точнее семь, если считать те, с которыми он родился.

— …Хрм.

— Хех, хех-хех, хех. Я так погляжу, у тебя нет слов, треклятый авантюрист!

Цепкие отростки, видом своим напоминавшие лапы паука или клешни краба, были видны со всех уголков поля боя.

Он перестал быть настоящим тёмным эльфом. Его глаза расширились и налились кровью, его голос стал высоким из-за напряжения от пробивания предела всех своих чувств и способностей.

Подпрыгнув со своим массивным весом и спикиривовав на Убийцу Гоблинов, он не издал почти ни единого звука.

В следующее мгновение гейзер грязи поднялся из земли, сопровождаемый звуком глухого удара.

— Что это вообще такое?! — выкрикнула Высшая Эльфийка Лучница, выпустив стрелу, попавшую прямо в глаз гоблину, пытавшемуся подобраться к ней. — У этого тёмного эльфа сейчас из спины выросли руки?!

— Быть того не может! Нелепица какая-то! — Дворф Шаман уже достал свой топор и мастерски использовал его для борьбы с гоблинами.

Работа Воинов Драконьего Клыка и двух бойцов авангарда значительно сократила численность врагов. И пока группе удавалось держать линию обороны, их шансы на победу были довольно велики.

— Чёрт подери! Что бы он там не сделал, наверняка это какая-то магия. И она выглядит так, что вступать с ней в бой ой как не хочется!

— Ох, не думствую я, что нам стоит хоть чего-либо побояться. — Это был третий член группы. Ящер Жрец, всё ещё державший свой хвост свёрнутым, звучал увереннее обычного. — Это всего лишь сиюсекундный телесный трансформатизм. У милорда Убийцы Гоблинов всё под контролированием.

И это позволило этим троим сконцентрироваться на своих ролях в этой битве. Громогласно взревев, Ящер Жрец вновь накинулся на гоблинов.

 

§

 

Вполне можно было сказать, что Убийца Гоблинов сражался с врагом, который мог наносить одновременно семь атак.

Он заблокировал атаку слева своим щитом, после чего быстро ударил своей дубинкой. Он сделал кувырок назад от ударов, летевших на него со всех направлений, после чего встал на одно колено.

Сверху на его голову обрушился кулак. В этот раз он бросился вниз и устремился вперёд, прямо к Тёмному Эльфу.

— !..

Убийца Гоблинов взмахнул своим клинком снизу вверх, но ловкость Тёмного Эльфа позволила ему уклониться от этого.

Руки этого существа помогали ему чуть ли не летать над грязью.

— Что такое, человечишка? Если ты хочешь использовать свой клинок по назначению, то тебе придётся подобраться поближе!

Теперь же, когда враг увеличил дистанцию между ними, Убийце Гоблинов только и оставалось, что продвигаться вперёд.

Тёмный Эльф ждал его, даже ни разу не пошатнувшись, несмотря на пять массивных рук, растущих из его спины. Вид его, стоящего там, совершенно не растерявшего баланс своего тела из-за новых конечностей, беспокоил больше всего.

— Что ж, чем они больше, тем легче в них попасть!

Действительно, в битве один на один преимущество было явно не на стороне Убийцы Гоблинов. Но разве это не значило, что ему попросту нужны были друзья?

Высшая Эльфийка Лучница только что прикончила парочку гоблинов, шнырявших неподалёку. Теперь же она встала на одно колено и приготовила свой лук.

Она достала стрелу из колчана, вложила её в лук, натянула тетиву и выпустила её — и всё это было сделано одним плавным движением.

Её прицел был идеален. Стрела с наконечником из древесной почки проскользила между каплями дождя, попав Тёмному Эльфу прямо в лоб…

— !..

…ну почти. За мгновение до удара огромная белая рука вдруг появилась в воздухе и утащила стрелу из этого пространства.

Она была подобна урагану, подобна каменному столбу. Рука была раздутой, набухшей и скрюченной.

Полупрозрачная конечность мгновенно схватила стрелу словно ветку, которой она и являлась, и испарилась.

Тёмный Эльф ухмыльнулся и поднял вверх свой проклятый артефакт, который он держал в левой руке.

Никто не мог вести битву из авангарда, не имея при этом никакой защиты.

— Он может отклонять стрелы?!.. — запричитала Высшая Эльфийка Лучница, дрожа от ужаса.

Поговаривали, что давным-давно в войне между богами порядка и хаоса сражался один гигант.

Этот проклятый артефакт был его рукой — предметом, обладающим силой способной призвать этого гиганта. А Тёмный Эльф был владельцем этого самого предмета.

— Так… — Дворф Шаман, гримасничая, хлопнул себя по щекам, — …он призыватель?!

Если он действительно был способен призвать существо из эры богов, то это значило, что по силе он был примерно равен авантюристу Бронзового или Серебряного рангов, или даже…

Разумеется, его методы призыва были оригинальными и бесчеловечными, но вот уверенность, которую он так и излучал, игнорировать было нельзя. Вполне возможно, что для Тёмного Эльфа он сам — не говоря уж о гоблинах — был далеко не самым важным в этом мире.

Все эти тёмные облака, досаждающие с небес. Весь этот шторм, атакующий город. Гром. Ветер. Дождь.

Что если всё это было предвестниками возвращения Гекатонхейра на эту землю?

— Если он может отклонять стрелы, стоит ли предполагивать, что все дальние атаки будут неэффектны?

— Честно, я и сама не знаю…

Ящер Жрец только что закончил обезглавливать последнего гоблина, с головы до ног покрытого грязью.

Ответ Высшей Эльфийки Лучницы сопровождался тревожным лёгким подрагиванием её ушей. Всё ещё пошатываясь от неверия в происходящее, она вложила в лук ещё одну стрелу.

— …Но когда я была маленькой, мой дедушка рассказывал мне, что, сколько стрел не выпускали в этого гиганта, он останавливал их все.

Если бы такую историю рассказал человеческий дедушка, её могли бы ошибочно принять за небылицу. Но её поведал старый эльфийский ветеран, лично заставший битвы той мифической эры.

И он сказал, что стрелы были бесполезны.

— О боги, — сказал Дворф Шаман, цокая языком. — Вот именно сейчас эльфийка должна была узнать, каково это — промахиваться. — Оптимизмом от него даже и не пахло.

Он поднял свой палец, оценивая расстояние до видоизменившегося Тёмного Эльфа. Враг находился как раз в радиусе его поражения.

Но Каменный Взрыв нёс за собой огромный риск того, что Убийца Гоблинов тоже попадёт под удар. И даже если он попадёт прямо в цель, какой урон действительно будет нанесён этим монструозным рукам?..

— Охо?

Глаза Тёмного Эльфа расширились.

Убийца Гоблинов отбросил дубинку в сторону и достал свой меч. Меч странной длины был покрыт тонким слоем земли, скорее всего это случилось из-за всей этой битвы в грязи.

Но Убийца Гоблинов встал в низкую стойку и один раз крутанул запястьем.

— Думаешь, смена оружия поможет тебе одолеть меня?

— Нет. — Убийца Гоблинов стабилизировал дыхание, остриём своего меча указывая на врага, и сказал низким голосом. — Я думаю, оно даст мне убить тебя.

— Избавь меня от своих глупостей!

Пока Тёмный Эльф кричал это, его руки неестественно вытянулись, стремясь прямо к Убийце Гоблинов.

Людской воин ушёл от них вниз, извлекая выгоду из мельчайших зазоров между ними.

В правой руке Тёмный Эльф держал свой проворный меч. Это было хорошее оружие, но рефлексы его владельца делали его воистину опасной преградой.

— Суицидальная атака? Тебе ни за что не достать меня.

Убийца Гоблинов с лёгкостью смог отразить свистящие вспышки серебра своим щитом.

Кусок круглой кожи уже выдержал несколько режущих и пронзающих ударов и почти достиг состояния, когда от него не будет никакой пользы.

Но Убийца Гоблинов не обращал на это внимания, сокращая дистанцию с мечом наготове.

Тёмный Эльф отпрыгнул назад и уже приготовился сделать резкий выпад. Но Убийца Гоблинов последовал за ним, достав его кончиком своего меча.

Со звонким эхом броня врага совсем чуточку треснула. Но это было всё.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Похоже, твоя надёжная рука не так уж и сильна!

Убийце Гоблинов попросту не хватало силы, чтобы ударить самого эльфа.

Враг приземлился на землю, расплескав повсюду грязь, и триумфально заявил:

— Я измерил твою силу! Твой максимум — Рубиновый, пятый ранг! Или даже Изумрудный, шестой!

— Нет, — сказал Убийца Гоблинов, мотая головой. — Скорее Обсидиановый.

Убийце Гоблинов действительно не хватало сил. Но…

«О Мать Земля, полная милосердия, даруй свой священный свет нам, потерянным во тьме!»

Они услышали ясный голос, возносящий молитвы богам.

И как же могла Мать Земля отказать в чуде этой ночью, именно этой ночью, получив молитву от той, кого она совсем недавно благословила своей любовью?

Священный Свет вырвался из поднятого вверх цепа Жрицы.

Издав беззвучный крик, Тёмный Эльф отступил, когда свет, яркость которого могла сравниться с солнцем, пронзил шторм.

Его глаза, привыкшие к ночи и тьме дождя, горели, будто бы сейчас был разгар дня.

Жрице больше не нужны были слова, чтобы общаться с Убийцей Гоблинов.

Группа могла бы разобраться с гоблинами; Убийца Гоблинов мог бы разобраться с их лидером. А…

«Твоя роль ключевая. Я рассчитываю на тебя».

Эту роль он доверил ей.

Разумеется, ей пришлось идти по тропе, которую он прорубал сквозь армию гоблинов.

И сейчас, когда за его спиной горел свет, Убийца Гоблинов устремился во тьму.

Жрица встала позади него, высоко держа свет, вся покрытая дождём, грязью и потом, но решимость её была незапятнана.

Её красота исходила не от света богов, омывавшего её, и не от одежды, которую она носила.

Она исходила от того, как она доносила свою молитву до самих чертогов богов, обитающих на небесах, от того, как она доносила её от имени совершенно другого человека.

Она не потратила ни секунды на колебания или сомнения. Пусть дрожа и боясь, но она всё ещё высоко держала свой цеп.

— Убийца Гоблинов, сэр!

Его меч пришёл в действие, хотя сам он ничего не закричал и не проревел в ответ.

Он поднял своё оружие, продвинулся вперёд, прицелился и позволил ему обрушиться на врага и нанести удар.

Это была совершенно обычная, ничем не примечательная атака.

— Хрр… гах!

Но эта атака попала в цель.

Броня на груди Тёмного эльфа разбилась вдребезги и разлетелась на кусочки. Эта атака не была сверхсильной. Но удар попал точно в цель, и этого было достаточно.

— П-почему, т-тыыыыыы!..

Он уронил свой меч и прижался ладонью к груди, пятясь назад.

Он не боялся ни стрелы, ни уж тем более меча или заклинания. Этот удар поразил его гордость тёмного эльфа гораздо сильнее, чем поразил его тело.

«Как этой жалкой группе, состоящей из надоедливого сброда, удалось так унизить меня?!»

— Я заставлю тебя желать, чтобы я воспользовался своей силой гиганта лишь для уничтожения этого города! — Убийственная аура сверкала в его глазах. Пока эльфы стремились к гармонии, тёмные эльфы души не чаяли в своей гордости и принесении мук другим. — Я сделаю тебя пищей для своих гоблинов. А твои эльфийка и соплячка… я отрублю им ноги и руки, а затем оставлю их в глубинах гоблинского гнезда, пока они не сдохнут!..

Тёмный Эльф предположил, что его вспыхнувшая ярость мешала ему нормально говорить.

Он упал на одно колено, разбрызгивая повсюду грязь.

— Экх… Гах… Хррр?..

Его лицо цвета тьмы скривилось от боли. Пять рук на его спине пытались упереться о грязь, а сам он изо всех сил пытался встать.

Это призыв так неожиданно лишил его всех сил? Невозможно. Уж что-что, а это должно было дать ему лишь больше силы.

Травма, тогда… рана?

…Нет.

— Он отравлен.

Убийца Гоблинов выдал лишь эти два слова и бросил на землю старую тряпку, лежавшую в мешочке, висящем у него на поясе.

В ней были свёрнуты дротики, которые использовались против них с Регистраторшей во время нападения на Зал Гильдии.

На самом деле Убийца Гоблинов не знал, какой яд был нанесён на них, но…

— П-почему, ты!.. Ты!.. Тыыыы!..

…их использовали для нападения на врага, и этого было вполне достаточно, чтобы понять, что они были отравлены.

Кровь стекала между пальцев Тёмного Эльфа и падала на землю.

В его глазах полыхала ярость, а дождь поливал его искривившиеся губы.

Он воспользовался руками на спине вместо своих, дрожащих и держащихся за его живот, чтобы опереться о землю и встать.

Позади Тёмного Эльфа сверкнула молния, освещая его пошатывающуюся фигуру, напоминавшую видом своим увядающее дерево.

Он тяжело дышал, сражаясь с ядом, текущим в его теле. Он выглядел так, словно стоял на пороге смерти, и всё же он был гораздо ужаснее обычного.

«Омнис!..»

Он взревел и издал слова истинной силы, смертельное заклинания, служащее ему крайней мерой, если такое вообще существовало.

— Нет!.. — Жрица отчаянно пыталась высоко держать свой цеп трясущимися руками, кровь покинула её лицо, и оно было невероятно бледным.

Но нагрузка, возникшая из-за череды соединений её души с самими богами, сделала её пальчики ослабшими и дрожащими.

— Если он попадёт в нас, всё кончено, но… он совсем не защищается!
Высшая Эльфийка Лучница достала три стрелы из колчана, практически одновременно выпустив их на скорости, превышающей скорость магического навыка.

Но в порывах ветра возникла облакоподобная рука и лёгким ударом откинула стрелы, со свистом летевшие сквозь шторм.

— Великая сила Гекатонхейра!..

Высшая Эльфийка Лучница заскрежетала зубами и гневно достала ещё одну стрелу. Она отказывалась верить, что это было бесполезно.

— Каменный взрыв слишком неточный! Длинноухая, пришла твоя очередь спасать положение!

— А что я по-твоему пытаюсь сделать?!

Лучница выпускала стрелу за стрелой, но рука отбрасывала каждую из них в небеса.

— Мы с сией леди жрицей преистощили свои запасы заклинательствований. А значит сие…

— «Нодос!..»

Нанести ему удар вблизи? Нет, на таком расстоянии ни они, ни Убийца Гоблинов не успеют вовремя. Ящер Жрец присоединился к Высшей Эльфийке Лучнице и тоже заскрежетал зубами.

Тёмный Эльф всё продолжал громко и отчётливо распевать слова заклинания. Их время было на исходе.

Итак… глаза всей группы обратились к одному человеку.

— Убийца Гоблинов… сэр…

— Отклонение стрел?

Покрытый грязью, ядом и кровью, этот стальной шлем слегка склонился набок.

— Он может отклонять летящие в него стрелы… верно?

Несмотря на бушующий шторм, его тихое бормотание всё-таки смогло достичь ушей высшей эльфийки.

— Отклонить их, защититься от них… ну ты знаешь! — Она повысила голос, чтобы он смог услышать её даже сквозь ветер. — Что?.. Как мой дедушка описывал это?.. — Она прикусила стройный большой палец, а уши её раздражённо колыхались. — Думаю, он говорил… «Металлу не пронзить мою кожу, моя рука поймает древко каждой стрелы».

— Ясно.

«Металлу не пронзить мою кожу, моя рука поймает древко каждой стрелы»,он бормотал про себя.

— Отклонение стрел…

Всё это он сказал без капли эмоций, после чего он наконец кивнул, показывая тем самым Жрице, что он услышал её зов, и сделал шаг вперёд.

На его глазах уже начал сиять белый свет. Воздух начал гудеть от скапливающейся в нём магической силы.

Делая второй шаг, он убрал свой длинный меч обратно в ножны и слегка покрутил плечевым суставом.

«Либе…»

— Ясно.

Затем третий шаг. И в это же мгновение рука Тёмного Эльфа отправилась в полёт.

Никто — включая самого Тёмного Эльфа — не понял, что произошло, пока кровь не хлынула из культи.

Шторм подхватил брызги крови и разбросал их подобно дождю. Можно было услышать шуршание кустов, в которые упала рука.

Странный, изогнутый метательный нож разрезал воздух, а затем плоть и кость Тёмного Эльфа.

Лезвие в виде мельницы. Тёмному Эльфу неоткуда было знать, что это был метательный нож, сделанный в Южном стиле.

— ?!.. Гааааааааах!!!

Метательная звезда скрылась во мгле, а в это время слова заклинания превратились в истошный крик.

Тёмный Эльф схватился за свою покалеченную конечность. Позади него рука покачивалась на ветру словно стебелёк травы.

— Это засчиталось как клинок.
В броске Убийцы Гоблинов не было ничего выдающегося.

Он был просто быстрым и точным.

Две руки танцевали в ночи — рука Тёмного Эльфа и та, которую он держал своей оставшейся рукой.

Она жалко рухнула в грязь, и Убийца Гоблинов наступил на неё.

Из под его ботинка раздался звук, напоминавший треск камней.

Он не знал, что в точности произошло, но, похоже, рука, отклонявшая стрелы, теперь могла справиться со своей задачей не лучше обычной гоблинской руки.

— Н-нет! Моя… моя рука! Рука… Гекатон… хейра!..

Мгновения спустя, не знающая промахов стрела пронзила горло Тёмного Эльфа прямо на том месте, где он корчился от боли, чуть ли не лёжа на земле.

Раздался отдалённый вздох Высшей Эльфийки Лучницы, когда она выпускала эту стрелу. Это было всё, на что она способна без каких-либо хитростей.

— Мои… жертвы… недостаточно… жертв… И мои гоблины… совсем… бес… по… лезны…

Тёмный Эльф выкашлял целый ручей крови, после чего сфокусировал свой обожжённый взгляд на приближающихся к нему врагах.

Но огонь в его глазах едва горел и был почти незаметен. В глазах его всё расплывалось. Он быстро моргнул.

Всё, что он видел — авантюриста в самой странной экипировке на свете.

Чумазая кожаная броня, дёшево выглядящий стальной шлем, меч странной длины и маленький круглый щиток, прикреплённый к его левой руке. Он был покрыт брызгами дождя и грязи, крови и земли. Даже совсем ещё зелёный авантюрист выглядел бы получше него.

И всё же…

— Т-ты… Это был ты… — Желчь выходила изо рта Тёмного Эльфа вместе с кровью. — В водном городе… герой, который… помешал… нашим амбициям!..

Ему стоило раньше понять это.

Их месть за проклятую Деву Меча, за возрождение Демона Лорда и за ритуал призыва шторма хаоса.

Это были авантюристы, что положили  всему этому конец.

Этот человек. Этот человек был одним из них, он точно был уверен в этом. Тёмный Эльф уставился на этот стальной шлем с мыслями столь же кровавыми, как и его губы.

— …Нет.

Он ответил совершенно бесстрастно.

Так много людей поддерживали его.

Помогали ему.

Вели его. Благодаря им всем он сейчас находился тут.

Когда он вернётся в город, там будут люди, которых — вне зависимости от того, что они чувствуют по отношению к нему — он может назвать друзьями.

Если он развернётся, то увидит тех, кто сражался вместе с ним, своих товарищей.

Если он пойдёт домой, кто-то будет ждать его там.

Не миньоны. Не последователи.

Ни боги, ни судьба, ни шанс — никто ничего ему не давал.

Но все выборы, которые он сделал, все пути и пункты — всё это он выбрал сам, по своему желанию.

Именно поэтому он мог звать себя так, как ему того хотелось.

Ах, но…

И именно поэтому.

— Я…

Без каких-либо колебаний он провозгласил своё имя.

— …Убийца Гоблинов.

Интерлюдия. О доблестном Герое и её первой атаке Девы Марии

Вот это было приключение! Куча поворотов и парочка развилок*

Жаль, что осталось ещё несколько плохих парней, после того как разрушили планы той Секты Зла или чем они там были.

И кем бы не был тот гигант, которого они пытались призвать, выглядел он чертовски круто.

Мы с архиепископом наконец-то смогли встретиться во время фестиваля урожая… хотя встреча эта произошла в астральной форме.

Молитва той девушки достигла самих богов. Круто, да? Мне аж крышу снесло.

Тот парень начал кружиться на наших глазах, пока не стал размером с гору!

Облака, которые он раздувал вокруг себя, вытянулись и превратились в эти мерзкие руки.

Он выглядел как многоножка в человеческой форме… я даже вроде как разнервничалась от всего этого.

В смысле, прямо сейчас у меня нет тела, только дух. Хотя, почему-то, всё моё снаряжение и оружие остались при мне.

— Довольно расстраивает, когда ты попросту паришь на фестивале, а потом тебе приходится сражаться с врагом в астральной форме.

Боже. Для той, кто так много тренировался, чтобы стать мастером боя на мечах, у неё слишком уж огромные сиськи.

Вы только поглядите на это! Может, пока мы всего лишь духи, и я смогу чутка прибавить в размере…

— …Почему у меня такое чувство, что ты наблюдаешь за мной?

— Зависть. Я прекрасно понимаю это чувство.

Ох, зараза. Я совсем забыла, что тут все могут увидеть твои эмоции.

Оу, ну что ж. Эта жрица примерно одного со мной возраста, и в размерах она не больше меня.

Разве эта леди не должна быть супер мудрой, умной или ещё что? И она не знает ни единого способа, как мне прибавить в размере. Это почти что смешно.

— Научись проигрывать.

— Ой, да заткнись ты!

По всей видимости, это астральный уровень бытия или типа того. Тут повсюду такой нежный и тёплый свет. Он довольно красивый.

Свет — это мысли людей. Их чувства. Полагаю, это просто показывает нам, насколько тёплая атмосфера царит в этом городке.

Та ледяная сладость, которую я ела в городе, была очень вкусной. Даже при том, что я так и не смогла запить её лимонадом потому, мне ни разу не удалось попасть мячом в рот той лягушки.

Бекон был солёным и вкусным, а артисты устроили такие великолепные шоу.

А эти фонари! Я не услышала всю молитву целиком, но я точно хочу вернуться сюда в следующем году.

Вот почему я должна остановить этого большого парня и не дать ему выбраться отсюда.

Этой причины вполне достаточно… но…

— Эй, разве Гекатонхейр не означает «имеющий сто рук»? Готова поклясться, у этого парня их как минимум целая тысяча!

— Это фигура речи.

— Это грязная ложь!

Полагаю, сейчас уже поздно жаловаться, но разве это не жульничество?!

Бог, который дал мне то послание — он меня убить пытается или типа того?

Эта штука так часто швыряется столь сильной магией!

— О боже… Даже я не могу наносить критические удары каждый раз…

— Эй, вы это слышали? Девочка-гений у нас тут жалуется на судьбу.

— Знаешь, возможно, излишняя скромность всё-таки не так уж и плоха.

— Ой, да хватит вам, я тут пытаюсь нагнать драматизма!

Я делаю взмах своим святым мечом, уникальным оружием, которое связано с моей душой.

Понятия не имею зачем, но это существо тратило своё время на попытки воплотиться и попасть на материальный уровень бытия.

Мы с друзьями сбережём этот мир. Мы сбережём всех. Мы побьём плохих парней, и всё будет хорошо.

Пора для всеми любимой… кульминации этого противостояния!

— Вперёёёёёд! Герои, в атаку!

«Солнечный Взрыв!!!»

 


Глава 7. Лелейте спокойные деньки

Осеннее солнце слабее летнего, но теплом своим напоминает весеннее.

Сидя на траве под небом, голубым словно краска, можно было легко впасть в дрёму.

Пастушка протяжно и лениво зевнула и улыбнулась человеку рядом с ней.

— Ааах, как же замечательно.

— …Мрм.

— Уупс, я сделала тебе больно?

— Нет, — сказал он. — Но я не понимаю, зачем ты это делаешь.

— Потому что я хочу? — Левой рукой она отодвинула его чёрный волосы, а правой шевелила маленькой палочкой в его ухе. — Хех-хех! На самом деле чистить твои уши довольно весело.

— Разве?

И после этого он затих.

Она расценила это как хороший знак, наслаждаясь ощущением веса его головы на её коленях.

Прохладный бриз дул со стороны города, но, похоже, ветер становился всё холоднее и холоднее.

Бриз принёс на своих крыльях сладкий аромат — османтус душистый.

Ей было интересно, неужели запах действительно мог пролететь так много?

Сейчас мир казался таким простым и спокойным.

Он не особо много рассказал ей, но…

Дождь прекратился, шторм прошёл, и всё кончилось.

Путешественники, идя домой, хмурились от вида гоблинских трупов, на которые они могли наткнуться по пути.

Низкоранговые авантюристы, которых сразу же после рассвета отправили убирать их, тоже наверняка не испытывали особой радости.

Но тот, кто тихо ушёл копать ямы и устанавливать ловушки, кажется, не обращал на это никакого внимания.

Фестиваль закончился, а он сделал то, что должен был сделать. И всё. А это значило…

— Мне тоже стоит вновь стать прежней собой… а.

— …О чём ты?

— Д-да так, ничего, — сказала она, после чего поднесла свои губы к его уху и нежно дунула.

Он слегка дёрнулся от удивления.

«Я так и знала, что это будет весело», — подумала она.

— Готово. Переворачивайся. Я почищу другое ухо.

— Хорошо.

Он послушно перевернулся на другой бок словно гигантский щенок.

Хотя, он был слишком уж опасен для домашнего питомца и, может, недостаточно впечатляющим для охотничьего пса.

«Бездомный пёс?»

Задумавшись, она погладила его волосы.

— Не совсем. У тебя ведь есть дом.

— О чём ты говоришь?

— Хмм, просто размышляю.

Она бессмысленно рассмеялась и потянула его за ухо.

— А теперь не двигайся. Не хочу, чтобы палочка вошла слишком глубоко.

— Это может обернуться проблемами.

— А вот ты мог бы относиться ко всему чуть менее серьёзно.

Она хихикнула. Как же теперь в его ушах звучал её смех сейчас, когда они были столь близки?

Его голос всегда был слегка приглушён из-за шлема. А был ли её голос приглушён в его ушах?

И пока она размышляла обо всём этом, он слегка заворчал.

— Прости. Давай сделаем перерыв.

— А? — Пастушка удивлённо моргнула, но вытащила ушную палочку. — Конечно, но… В чём дело?
— У нас гости.

Он поднялся сам. Её взгляд последовал за ним и, разумеется, приметил несколько людей.

Один был маленьким, другой стройным, третий коротышкой, а четвёртый возвышался над ними всеми.

— …Ааах. — Пока она понимающе улыбалась, он надел свой шлем.

Он опустил забрало, закрепил его, собрал своё снаряжение и кивнул. Он был готов.

— И нечего тут стесняться.

— Я не стесняюсь, — вставая сказал он. Он осмотрел лица своих четверых компаньонов, а затем спросил: — Гоблины?

— Ага! Они самые! Не то, чтобы я хотела заниматься этим, но… — Высшая Эльфийка Лучница издала звук, наполовину напоминавший вдох, наполовину фырканье. — Та девчонка со стойки регистрации умоляла нас взяться за это дело, она сказала, что кроме нас никто не станет этим заниматься. Так что у нас и выбора-то особо не было…

— Вперёд. Где оно? Насколько большое? — На принятие решения он не потратил ни секунды.

Именно так он всегда и отвечал. Высшая Эльфийка Лучница закатила глаза и уставилась на облака, но Ящер Жрец уже был готов к такому.

— В горности. Очевидно, гнездо сие весьма немальных размеров.

— Ладно. Снаряжение?

— Ох! Я уже всё купила! — Жрица выглядела одновременно гордившейся собой и стесняющейся своих слов.

Это объясняло довольно крупный мешок, который она несла. Если они предпочтут пойти в горы пешком, а не доехать на повозке, им понадобится широкий ассортимент различных вещей и предметов. И ей уже хватало опыта авантюристки, чтобы подумать об этом заранее и приобрести всё необходимое.

— Беру на себя воду и вино! И всё остальное, что мы обычно берём с собой? — спросил Дворф Шаман.

— Хорошо. — Убийца Гоблинов кивнул. — Если нам понадобится что-то ещё, мы сможем достать это на месте. На квест подал житель деревни?

— Разумеется.

— Тогда он знает территорию. Как только прибудем туда, первым делом надо будет изучить местность.

Пастушка видела, как он готовился к приключениям, осматривая одну вещь за другой.

Было в этом что-то неотразимое, что-то невероятно надёжное, и она почувствовала, как на её лице расползлась улыбка.

Она тихо встала с травы. В ту же секунду он повернул свой шлем к ней.

— Прости. Я вернусь.

— Конечно. Не переживай об этом. Ты ведь единственный, кто может сделать это, верно?

— …Да.

Затем он заговорил вновь, будто бы что-то только что пришло ему в голову.

— Османтус душистый.

— Да?

— Я разузнал о нём, но не думаю, что он мне подходит.

— Ох, разве? — Пастушка покачала головой, и ветер подхватил её волосы. — Думаю, я вынуждена с тобой не согласиться…

— Правда?

— Именно так.

— Ясно.

А после этого он затих и отправился в своё приключение… нет, на свою охоту на гоблинов.

Он победит их. Он победит их и вернётся домой.

Пастушка прекрасно понимала, что так он и проводил свои дни.

А свои она проводила ожидая его. Как она всегда и делала… особенно теперь, когда фестиваль закончился.

Улыбаясь, она смотрела, как он уходит, после чего развернулась к ферме и прошептала: «Ну что ж».

Порыв ветра, прилетевший издалека, вновь принёс с собой аромат османтуса.

Его цветы символизировали собой 4 качества: непорочность, скромность, истинную любовь… и первую любовь.

«Думаю, это идеально тебе подходит».

Её бормотание, как и аромат цветов, унёс на своих крыльях ветер.

Осень становилась всё сильнее, и уже можно было услышать звук шагов приближающейся зимы.

Послесловие

Спасибо, спасибо вам. С вами Кумо Кагю. Надеюсь, вы насладились третьим томом.

А это значит, что это также моё третье послесловие, но я всё ещё не привык писать их.

Так что, как и всегда, начну с благодарностей.

 

Прежде всего, я так сильно благодарен за то, что мне удалось выпустить три эти книги. Всё это благодаря моим читателям, моим редакторам, работникам книжных магазинов и многим другим. Спасибо, спасибо вам.

Как и всегда, спасибо всем тем, кто воодушевлял меня, пока я писал веб-новеллу, а также админу сайта.

И снова спасибо всем моим друзьям по играм. Простите за тот случай, когда я спутал вас с зомби и снёс ваши головы из дробовика.

Моим креативным друзьям — я всегда нахожу ваши советы чертовски полезными. Спасибо вам.

Мистер Нобору Каннатуки, спасибо, что предоставили свои иллюстрации для ешё одного тома. Мне жаль, что я каждый раз при виде ваших рисунков никак не могу сказать хоть что-то подробнее «Вау! Это потрясающе!»

Я без конца благодарю всех вас.

 

Первый полноценный том манга-версии этого сериала от Мистера Куросе выходит в продажу одновременно вместе с этой книгой.

Этот комикс полон гоблинов, которых убивает Убийца Гоблинов. Вау! Это потрясающе!

Спасибо, что постоянно проделываете такую высококачественную работу. Мне жаль, что я каждый раз при виде ваших глав никак не могу сказать хоть что-то подробнее «Да! Вот так! Сделай это! Прикончи его!»

Надеюсь, вы продолжите работать с таким автором, как я.

 

В этой истории Убийца Гоблинов убил всех появившихся гоблинов.

Может, в следующем томе нам попробовать что-нибудь другое. Я подумываю о сборнике коротких историй о других людях и о том, чем они занимаются, когда он уходит убивать гоблинов.

И, быть может, Копейщик и Бронированный Воин возьмут этого чудилу на место скаута, чтобы он провёл их к вершине башни. Поладят ли эти трое или же нет? Ну, таковы уж человеческие отношения. Мне так кажется.

А ещё есть CD драма… CD драма? CD драма! Сложно поверить, да?
Я думаю, это будет приключение, включающее Жрицу и Высшую Эльфийку Лучницу. Надеюсь, вам понравится.

Актёры и сотрудники студии, с нетерпением жажду поработать с вами.

 

Господи. Боже, в смысле, я не могу перестать думать, насколько же невероятно всё обернулось. Год назад я и мечтать о таком не мог.

В смысле, действительно, никогда не знаешь, что может преподнести тебе жизнь.

Она научила меня тому, насколько же важно выйти из своего закутка в реальный мир и начать что-то да делать.

А я собираюсь выложиться на полную во всех будущих делах. И, надеюсь, вы ко мне присоединитесь.

Послесловие команды

Red:

Всем привет, народ, с вами снова Ред и… как же это было тяжело, господи, просто, вот, полная дичь. Знаете, теперь я прекрасно понимаю, почему перевод Героя Щита выходит так редко. Как же тяжело пахать над филлерами. Не, если они сделаны хорошо и помогают раскрытию персонажей, читать их вполне приятно, а вот работать… работать ой как сложно.

Но в целом я доволен этим томом. Это был милый и прекрасный том. Конечно, он сильно ушёл в сторону гаремника, но я уже писал, гобс именно гаремник, так что никаких проблем. Пока всё не уходит в падения на сиськи и гоблинские панцушоты, почему бы и нет. Хотя в манге есть пара гоблинских панцушотов, это да… ну как панцушотов, трусов-то у них нет. Так что только лик свежих морщинистых и прыщавых попок.

Обожаю, чёрт подери, обожаю. Последняя интерлюдия — это прям мякотка всего тома. Эпичный бой, армия против небольшой группы и враг с невероятно мощным артефактом. Тяжёлая победа, которой герои смогли достичь трудом и продуманным планом, несмотря на превосходящую силу Тёмного Эльфа… и это, кароч, это как бы всё было зря, Гекатонхейра там тяночка Герой завалила, так что с эльфом можно было и не париться вообще. Это такой шикарный градус окологеройства и будничности действий, что я прямо не могу не нарадоваться. Правда, это приводит к паре пунктов.

1) Ненавижу тяночку Героя. Меня люто бесит, как она говорит. Если она окажется попаданцем шутки ради, то ещё ладно, а так она сильно выбивается из колеи.

2) Они обязательно должны пересечься. Необязательно скоро, но обязаны.

А теперь по классике. Пупсы, деньги. Да, кидайте донатики, оформляйте подписки на 4 том (пролог выйдет очень скоро, остальное хз как, сессия на носу), порадуйте нас, мы же старались.

Надеюсь, вам понравился том и понравился перевод. Это был самый тяжёлый том из представленных пока, ибо главы были очень длинными, и руки просто опускались периодически.
А ещё меня тут могут исключить к чертям из универа, так что устраиваем сбор средств на отмазку от армии.

Ладно. Вот вам кошельки и патреон (пятибаксовая подписка на патреон равна покупке подписки на гобса, главы там раньше получать будете, узнавать о прогрессе и тд):

Сбербранк (Мастер Кард): 5469 4100 1192 9233

Сбербанк (Виза): 4276 4100 1172 0604

Киви: +79673450621 

Webmoney (рубли): R385290203813
Webmoney (Bitcoin): X316837769902

Яндекс.Деньги: https://money.yandex.ru/to/410012661450820

PayPal: PayPal.Me/RedCrowInHell

Patreon: https://www.patreon.com/AkaiYuhiMun

Ссылки на нашу группу в вк и чатик в дискорде, если вы захотите связаться с нами:

VK: https://vk.com/a_y_mu_team

Discrod: https://discord.gg/R7ZrmJ3

Ну а с вами был Red — воспользовался артефактом эльфа и отрастил руки из жопы — Crow. Всем пока, удачи, кидайте денег, мы ж старались, и до встречи в следующем томе.

P.S. Мы тут собираемся начать переводить ранобе про Танюху (Youjo Senki/Таня: Сага о Злой девочке/ Военные хроники маленькой девочки)— http://ruranobe.ru/r/works_ys. Так что вы посматривайте там, ждите, а лучше подпишитесь на группу, так вы будете в курсе всех новостей.

Декабрь 2017

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Один комментарий

  1. Уведомление:Убийца Гоблинов | Том 3 | Начальные иллюстрации — Пролог — akaiyuhimun

Добавить комментарий