Убийца Гоблинов | Том 2 — Глава 1 — Приключение и Повседневная Жизнь

Скачать

 


— Если тебе не нравится, можешь идти домой.

Пронзительный голос раздался в лесу, тёмном даже в полдень.

Деревья, мох, плющ. Это был мир, где каждый твой шаг наступал на останки покинутых известняковых строений, место, которым правили растения, они же обильно покрывали его повсюду. Руины великого города, возможно, построенного в Эру Богов… или, по крайней мере, в первую эру тех, кто имеет слово(Red: Приветик, давно не виделись. Я напоминаю, что так обозначают всех разумных существ этого мира, но даже говорящие монстры туда не входят.).

По общему мнению даже эльфы понимали, что, ничто не сможет выстоять под напором месяцев и лет, и всё же…

Этот вид был особенно печальным. Грубые трещины расползались по сложной резьбе; когда-то сверкающие каменные полы, теперь лежали раздробленными на куски. Сквозь протянувшиеся над головой, словно потолок, ветки, едва просачивались тонкие, прерывистые лучики света. Когда-то это место было городом… но теперь это ничто, всего лишь руины. Теперь, здесь живут лишь деревья и растения.

По этому ландшафту, в одну шеренгу, маршировали пять фигур, нагруженных всевозможными вещами. Разумеется, они были авантюристами.

Голос принадлежал юной девушке, идущей впереди, так как, она была ответственна за разведку. Её длинные уши, доказательство принадлежности к высшим эльфам, трепетали.

— Это ничего не значит, если ты заставляешь делать это.

— Что не значит? — Ответ был резким, а голос звучал почти металлическим.

Он пришёл от второго в линии… человеческого воина в грязном шлеме и кожаной броне. У бедра его находился меч, длина которого была довольно странной, к руке его был прикреплён маленький круглый щит; а на талии висел мешок, наполненный всякой всячиной.

Его снаряжение было чуть лучше чем у какого-нибудь деревенского мечтательного юнца. Но лишь чуть. Выглядел он не особо. И всё же, его шаги, то, как он держал себя, прямо излучали уверенность.

Наверняка он оказывал на проходящих мимо воинов странное впечатление.

— Это приключение! — Высшая Эльфийка Лучница(Red: Напоминалка — это имена персонажей. Состоят они из расы, класса или прозвища, потому иногда звучат глупо и пишутся без всяких там знаков.) не оборачивалась. Её длинные уши, беспокойно, то взмывали вверх, то стремились вниз.

Многие эльфы были рождены, чтобы стать лучниками. Вместе с реями, они всегда были скаутами(Red: Класс похожий на рейнджеров, но при этом упор делается на скрытные атаки, ловушки, их разоружение и диверсии. В современных ммо исчезли как вид, ибо все массовые бои обычно проводятся на ровных как грудь твоей девушки арене. Шучу, у тебя нет девушки.), даже если это не был их основной класс.

Она перепрыгнула торчащий из под земли корень дерева, что могло показаться, будто она совсем ничего не весит.

— Мне это «не» нравится, — сказал воин.

Уши Высшей Эльфийки Лучницы подскочили.

— Но мы согласились на это. Я всегда расплачиваюсь по счетам, — продолжил он(Red: Я знаю, знаю, что вы наверняка помните, но мало ли. Есть же читатели, которые только готовые тома читают, так что это для них. Убийца Гоблинов пообещал эльфийке сходить с ней в типа настоящее приключение.).

Её уши вновь поникли.

От слов мужчины третий человек в шеренге издал глубокий вздох.

Маленькая, юная, неопытная и самая прекрасная в группе… человеческая девушка. Она обеими руками, крепко сжимала шумный посох, а одета была в лёгкую кольчугу и духовное одеяние поверх неё. Она была жрицей.

Она упрекающе покачала воину пальцем будто бы говоря: «C ним уже ничего не поделать».

— Знаешь, так не пойдёт. Тебе стоит получше к ней относиться.

— …Да?

— Да, стоит. Особенно когда она так заботится о тебе и многое другое!

— Вот как?.. — пробормотал воин, после чего затих.

Его эмоции были скрыты глубоко под шлемом. Подумав немного, он повернул зловещее забрало своего шлема в сторону эльфийки и напрямую спросил её:

— Это правда?

— А ты мог бы «не» спрашивать о таком? — сказала Высшая Эльфийка Лучница надув щёки.

По правде говоря, с тех пор как она попросила «приключение» в качестве награды за помощь воину в защите фермы, эльфийка пребывала в довольно радостном настроении.

А вот признание этого факта вслух было уже другим вопросом.

— Аах, да сдайся ты уже! — Поглаживающий свою бороду, пухлый дворф искренне захихикал.

Он шёл четвёртым в линии, заклинатель, облачённый в одежду Восточного стиля… Дворф Шаман. Он был даже ниже Жрицы, однако тело его, скорее напоминало валун. Было принято считать, что все заклинатели слабы телом, но дворфы отличались.

Не то, чтобы, его короткие ноги совсем не причиняли ему неудобств. Пробираться по звериным тропам для него было довольно затруднительно.

— Это же Брадорез. Он всегда отличался твердолобостью.

— …Полагаю, так и есть. Оркболг упёрт, — cказав это, Высшая Эльфийка Лучница вздохнула. — Но как же мне противно признавать, что дворф хоть в чём-то оказался прав.

Дворф Шаман издал раздражённое «хммф», а затем самодовольно улыбнулся.

— Как ты вообще собираешься найти себе мужика с таким языком? Ты явно станешь двухтысячелетней старой девой!

— Хрк! — Её уши вздёрнулись. — А мне плевать! Почему это должно меня волновать? Да и вообще, я ещё молодая.

— Ох, правда? — сказал Дворф Шаман, а его улыбка становилась всё шире, будто бы символизируя, что он наконец нашёл ту самую лазейку, которую так искал. — Я должен был догадаться… судя по той наковальне, которая у тебя вместо груди!

— От ходячей бочки слышу!

Прекрасные брови Высшей Эльфийки Лучницы встопорщились. Она развернулась и уставилась прямо на дворфа. Прикрывая руками свою практически плоскую грудь, она уже было открыла рот чтобы выдать мощный ответ…

…но тут вмешался шипящий вздох.

— Обитатели сиих земель может и выпали в пески времён, но может стоить соблюдарствовать хоть каковые-то приличия(Red: чувствую, моя паранойя заставит меня сделать ещё не одну напоминалку. Напоминаю — ящер плохо говорит на нашем, но так как он жрец, то говорит высокими речами. Запомнили — высокопарные слова, но кривые. Всё специально. Я не дебил…ну, не в данный момент точно.).

Сказавшим это, оказался ящер с талисманом на шее.

Он был хвостом… буквально и фигурально, ведь его хвост шуршал позади него …формирования. Он был гигантским, его дыхание с хрипом вылетало из-за его челюстей. На нём было традиционное одеяние его народа, а руки он соединял в непонятных жестах — это был Ящер Жрец, что следовал по пути своих предков, ужасающих наг.

— Эти земли находятся за гранями человечьих территорий. Давайте быть осторожёнными и не навлекать на себя бедовость.

— Хрм. Возможно она слегка переборщила со своей громкостью.

— Хрк! Что? Это же ты всё…

— Мой дорогой рейнджер, прошу, — умолял Ящер Жрец.

Слова «это начал» так и не сорвались с её губ.

Хоть Ящер Жрец и не был лидером их группы, Высшая Эльфийка Лучница никак не могла устоять перед его видом.

— Может тогда вы пройдёте вперёд. Лезть по этим склонам — испытание не из легковаримых.

— …Да, сэр.

— И, дорогой наш заклятель, я бы попросил не брать внимание нашего скаута.

— Да знаю, знаю.

Похоже, Дворф Шаман не заметил, как уши Высшей Эльфийки Лучницы поникли от этого строгого выговора.

А в это же время Ящер Жрец от раздражения закатил глаза.

Жрица засмеялась, практически не имея в виду ничего такого. Ей нравилось, насколько оживлёнными становились Высшая Эльфийка Лучница и Дворф Шаман, когда они ругались.

“Так мило, что они настолько близки и могут вот так спорить.”

— Але-оп!
Высшая Эльфийка Лучница перепрыгнула корень дерева ростом с неё саму в один, два, три шага, проявив чудеса акробатики за пределами тех, на которые были способны люди.

— Ты тренировалась в этом, — тихо сказал наблюдавший за этим воин.

— Ох, думаешь?

Вместе с удовлетворённым ответом Высшей Эльфийки Лучницы, с препятствия была сброшена верёвка.

Воин для проверки надёжности крепления несколько раз дёрнул за неё, после чего упёрся ногами в корень и начал потягивать себя вверх.

— Ладно. Сойдёт. — Его шлем развернулся, и он посмотрел вниз с вершины корня. — Дальше.

— Ох… точно!

Жрица несколько раз кивнула и последовала за ним.

Она переместила свой посох за спину и неуверенно начала подниматься, сосредоточенно держась как можно ближе к корню для поддержки.

— Но… Хргх… Только подумать, такой большой город стал руинами… Айай!

— Будь осторожна.

Всюх. Жрица поскользнулась на мху и чуть не упала, но воин схватил её за запястье и потянул к себе.

Её рука была столь тонкой, казалось, что она была лишь кожаная перчатка, которую так легко можно было сломать пополам.

— С-спасибо… — сказала она еле слышным голосом, глядя на подножье корня и краснея.

Она потёрла своё слегка болевшее запястье. Не то чтобы она жаловалась.

— Если ты не пострадала, мы идём вниз.

— Поняла.

Жрица начала идти по корню, а воин придерживал её руку для поддержки.

Как только они безопасно спустились на землю, Высшая Эльфийка Лучница задрала голову и спросила:

— Ты в порядке?

— Да… Просто… Надо ещё немного поработать над физической силой…

— Ну, не сходи с ума, — сказала эльфийка дёрнув ушами. Она прищурила глаза и многозначительно осмотрела Жрицу с ног до головы. — Ты же не хочешь в итоге оказаться с телом как у дворфа.
— Я всё слышу, длинноухая! И в который раз говорю тебе, что у меня среднее для дворфа телосложение. — прокричал Шаман Дворф с другой стороны корня. — Ну да ладно, всё равно ничто не может устоять под натиском времени. Ни ваши деревья, ни наши пещеры… ничего.

После услужливого толчка от Ящера Жреца дворф восстановил своё равновесие и спрыгнул на землю.

С глухим звуком он плюхнулся на пятую точку.

Высшая Эльфийка Лучница открыто хмурилась глядя на столь неэлегантный вид.

— Ты не можешь «быть» ещё более нелепым?

— Посмотри на мои ноги! Они ж коротки! Это вы, эльфы, вечно так сильно переживаете о том, как на вас смотрят.

— Если тебя это беспокоит, ты всегда можешь воспользоваться Контролем Падения.

— Пхах! Использовать заклинание ради этого? У эльфов вообще нет понятия бережливого отношения к магии?

— Ну-ну… — Жрица встряла между ними с такой яркой улыбкой на лице, которую скрыть ей было не под силам. — Если расшумитесь, опять получите нагоняй, — предупредила она.

— Ох, и кто же тут меня отругает? С точки зрения эльфа эта змея всего лишь ребёнок…

— Ох-хо?

Уши эльфийки подскочили от раскатистого низкого голоса.

— Даже эльфы не вечностны. Возможно, вечностна лишь одна вечность.

Голос сопровождался свистом, возникшим от того, что взбираясь по корню Ящер Жрец помогал себе когтями и хвостом.

Он грациозно взобрался и проворно приземлился. Это было впечатляюще, хоть и довольно громко.

— Быть может, забавнисто будет отузнать, вечны ли высокие эльфы или же нет?

— …Пас.

Возможно он намеревался показать игривое или дразнящее выражение лица. Но для тех, кто не был покрыт чешуёй, он выглядел как огромный ящер с клыкастым ртом нараспашку.

Высшая Эльфийка Лучница нахмурилась и покачала головой из стороны в сторону.

— И? — сказал воин. — Где гоблины?

— …Ну, вот, опять. — Высшая Эльфийка Лучница яро пожала плечами, как бы говоря — «Этот вопрос даже ответа не достоин», — и завершила движение ещё большим вздохом. — Я потратила столько сил чтобы найти руины, в которых скорее всего, должны водиться гоблины, только ради тебя, Оркболг.

“Стоит проявить хотя бы «капельку» благодарности.”

На том воин продолжил:

— Хмм. Иначе говоря, ты была очень внимательна.

— Ага, можно сказать и так.

— Ясно.

По всей видимости он ждал прибытия остальных. Сейчас он лишь единожды кивнул и пошёл впереди всей колонны. Высшая Эльфийка Лучница поспешно последовала за ним и обгоняя его, чтобы продолжить разведку местности.

Учитывая обстоятельства, воин и сам был довольно неплохим разведчиком. Несмотря на его быструю, небрежную, практически выглядящую как невероятно шумную походку, его броня была на удивление тиха. Он выглядел как обычный бандит, но при этом не наступал ни на одну ветку, не задевал ни один камень.

— Кхем, не стоит так раздражовываться, милорд Убийца Гоблинов. — Ящер Жрец достал несколько свитков из своей сумки, развернул их, умудряясь изучать их даже на ходу.

Она была выцветшей, изношенной, стёршейся почти наполовину, но всё же это была карта города, по которому они брели.

Бережно и аккуратно, дабы не повредить бумагу, Ящер Жрец задумчиво проводил по ней когтем.

— Дальше должна стоять святыня. Я, со своих мыслей, считаю, что нам стоит правиться туда. А что мыслят остальные?

— Согласен, — охотно ответил воин. Он остановился как вкопанный и осматривал дорогу… словно каменная плита …пальцем, пытаясь отыскать следы. — Тут могут быть гоблины.

— Это что, вообще «всё», о чём ты думаешь?! — устало сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Тут есть что-то ещё?

— Да оглянись ты! — сказала она не снижая бдительности, но при этом широко разводя руками. — Посмотри на всё это! Чудеса(Red: Не те, которыми пользуются присты, а обычные чудеса. Чёртовы расхождения синонимов.)! Секреты! Тайны! Легенды! Разве ты не чувствуешь всё это?

— На это нет времени.

— …Я не могу тебе поверить.

— Вот как?

Высшая Эльфийка Лучница сморщила губы проглатывая свой ответ. Её уши подёргивались.

— Ладно тебе, длинноухая. Если будешь тороплива в полировке камня, то лишь сломаешь его. — Дворф Шаман рассмеялся, покручивая кончик своей бороды, в лицо раздражённой эльфийке. — Просто, дай ему время. О Боги, вы, эльфы, такие нетерпеливые.

— Вот, почему вы все такие жирные, дворф… только едите и пьёте, и никогда ничего не «делаете».

— Оуу, что ты имеешь против желания поднабить брюхо едой и выпивкой? Тебе самой бы не помешало иногда так делать! — Он сделал большой глоток из кувшина с огненным вином, что висел у него на поясе, всем своим видом говоря, что её комментарий не задел его. — Хотя, шоб быть честным, моя длинноухая девчушка, ты не так уж и неправа.

Высшая Эльфийка Лучница глядела на Дворфа Шамана, а он в то же время весьма нескромно рыгнул.

— Брадорез, ты никогда не думал, что дела бы шли гораздо легче, если бы ты, скажем, решил бы достичь какого-то успеха в этой жизни?

— Думал, — ответил воин низко присев, прислонившись к стене и оглядев пространство из-за угла.

— Ох-хо. — Дворф прихрюкнул от такого неожиданного ответа.

Воин посмотрел налево, затем направо, после чего продолжил продвигаться вперёд.

— Единственная возможность добиться этого — создать себе репутацию, достичь Золотого ранга и заниматься более разнообразными делами в качестве авантюриста.

— Тогда почему ты ещё этого не сделал? — спросил дворф.

— Потому что сделай я так, и гоблины бы нападали на деревни.

Продолжая наблюдать за ними, Высшая Эльфийка Лучница покачала своей головой будто бы избавляясь от головной боли.

— Я слышала, что люди могут заработать себе туннельное зрение(Red: Болезнь (или строение) глаз, когда исчезает ширина и переферийность взгляда, и человек может видеть лишь мелкий отрывок общей картины прямо перед ним.), но… с ними всеми всё происходит вот так?

— Я думаю, он особенный, — сказала Жрица с улыбкой, говорящей: «А что мы можем поделать?».

Итак, с их встречи прошли уже месяцы… хотя всё осталось таким же запутанным как и в первый день.

— Хотя, тем, о которых он может говорить, стало больше чем тогда.

— …

Воин тихо продолжил свой обыск, шагая всё той же проворной походкой. Всё ещё улыбаясь Жрица последовала за ним. «В смысле, вы только посмотрите на него».

— И понимать его легко, да?

— По крайней мере я стараюсь, — сказала Высшая Эльфийка Лучница кивнув и хихикнув.

Дворф Шаман и Ящер Жрец переглянулись на секунду и ухмыльнулись не проронив ни слова.

Вскоре они подошли к концу того, что вроде бы, когда-то было широкой главной улицей, и прибыли в точку их назначения: огромную площадь и зиящую прорезь между деревьями. Они  могли увидеть лишь вход с белыми стенами, который так и напоминал о входе в пещеру.

— Не вижу никаких стражников. — Воин вздохнул осматривая территорию из глубокой травы в тусклой тени деревьев.

С того момента, как они вошли в лес, им не попадалось ни шерстинки, ни кусочка шкуры хоть какого-либо дикого зверя, не говоря уж о монстрах.

— Ох, так… Это значит, что тут нет гоблинов! — Стоящая в конце шеренги Жрица пыталась приободрить звучащего разочарованно воина.

— Необязательно.

Ответ был почти механическим, но, похоже, не особо беспокоил её. Плетясь за ним гусиным шагом, она была похожа на цыплёнка.

— Не могу поверить, что они бы пропустили такое почти готовое гнездо.

— Ты не можешь представить, что они здесь, если их тут нет, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, после чего про себя пробормотала: — Гоблины, гоблины. Вашу ж мать.

Воин проигнорировал её и сказал:

— Или же они могли совсем недавно прорыть сюда туннель от своего гнезда.

— Эй… Вы это чуете? — Высшая Эльфийка Лучница нахмурилась. Она не хотела, чтобы это воспринималось как ответ воину.

Ящер Жрец слегка покачал головой.

— К сожалению, в этом лесу от моего носа мало проку. Что это за запах?

— Вроде как… а. Типа… тухлых яиц?

— …И всё-таки они здесь, — коротко пробормотал воин.

Каждый из авантюристов тут же приготовил своё оружие. Высшая Эльфийка Лучница подняла свой лук, сделанный из ветки великого тиса, с тетивой из паучьего шёлка, и достала стрелу, наконечник которой был сделан из почки дерева(Red: Честно говоря, я не очень понимаю, как можно прострелить кого-нибудь почкой дерева, но…эй, это же эльфы, с их фетишем на деревья можно всё.).

Помолившись своим предкам, Ящер Жрец превратил клык в сияющий меч.

Дворф Шаман выудил маленький мешочек с катализаторами, пока Жрица держала свой посох обеими руками.

Они быстро заняли позиции, распределившись по периметру входа.

— Что же нам делать? Хочешь войти? Или мне стоит использовать своё чудо Защиты?..
— Нет. — Воин покачал головой, прерывая тревожные вопросы Жрицы. — Есть ли другой вход в эти руины — этот храм? Что говорит карта?

— Насколько я могу лицевидеть — нет, — ответил Ящер Жрец, который знал карту как свои пять пальцев. — Хотя, эти руины невероятно античнисты, так что мы не можем обладать уверенноством, что какой-нибудь оползестень не создал такой вход.

— Тогда мы выкурим их оттуда. — Своей левой рукой с прикреплённым к ней щитом воин начал рыться в сумке.

То, что он вытащил оттуда, было желтоватым и размером примерно с ладонь; выглядело же оно как засохший кусок не пойми чего. Он воспользовался верёвкой чтобы привязать эту штуку к некому подобию всяких отходов, которые употребляют для розжига, пока не сжал всё это в форме шара.

На лице Жрицы было видно лёгкое напряжение. Возможно она помнила, что это за штука.

— Это… ам… Это же сосновая смола, не так ли?

— Да.

— И… Сера.

— Они создадут добротный, плотный дым. — Даже во время разговора воин с лёгкостью ударил по кремню и поджёг бомбу, чтобы та начала дымить.

Осторожно, стараясь не вдыхать испарения, которые тотчас начали исходить от устройства, он бросил его внутрь.

— А ещё она отравит воздух. Вряд ли это убьёт их, но… — сказав это, воин достал свой коротковатый меч из ножен. — Теперь нам осталось только ждать.

Смог от дымовой шашки клубами врывался в руины.

Авантюристы один за другим вздохнули со смесью раздражения и трепета.

— А ты и правда знаешь самые подлые трюки, — сказал Дворф Шаман.

— Правда?

— А сам не видишь?

Но с немедленным результатом было не поспорить. Мелкие силуэты пробирались сквозь стену дыма, визжа своими пронзительными голосами.

Это были монстры с жестокими лицами, а ростом примерно с человеческого ребёнка: гоблины.

— Хммф.

Увидев облачённых в кирасы(Red: Нательные латы анатомической формы. Имеют лишь грудную пластину и иногда спинную. Да, латы могут быть не только из металла. Убийца Гоблинов же ходит в кожаной броне.) гоблинов, он начал разрубать их мечом словно топор дрова.

Удар. Крик. Брызги крови.

Он привычно наступил на лежащего на спине гоблина, в черепе которого торчал его меч, и забрал себе его оружие.

Короткий серп. Воин слегка повертел покрытым кровью оружием, после чего кивнул.

Неплохо.”

Оружие было сделано для гоблина, для сражений в пещерах, но в его руках оно выглядело совершенно естественно.

— У нашей добычи превосходная экипировка. Будьте осторожны.

— Это не похоже ни на одно приключение, в которых я когда-либо была.

— Разве?

— Нет! — С хмурым взглядом Высшая Эльфийка Лучница выпустила стрелу.

Она была сделана из ветки, которая бы отлично подошла для арбалетного болта, и пролетела она так, словно сам храм затягивал её внутрь.

Три крика прорезали воздух.

— Разве обычно ты не входишь «в» руины для сражения с гоблинами?

— Полагаю, это традиционный способ.

Ящер Жрец будто бы танцевал от одного корчащегося гоблина к другому, добивая каждого из них своим мечом.

— Если кто-тобудь присоединивиться к милорду Убийце Гоблинов в его охоте, нам меньше придётся ожидайничать необходимый приготовленостей.

— Раз ты так говоришь…

Жрица с сомнением во взгляде посмотрела на воина.

Он погрузил серп, держа его противоположной стороной(Red: Если серпом обычно орудуют, нанося повреждения вогнутой стороной, то Убийца Гоблинов бил выпуклой стороной, имитируя бой саблей, только дофига изогнутой.), в горло гоблина. Он разорвал монстру трахею и выдрал из глотки присвоенное оружие; затем, он в ту же секунду швырнул его вдаль. Лезвие вертелось в облаке дыма, а, потом можно было услышать крик гоблина. Его движения были безжалостно искусны.

— Полагаю, при таком раскладе заклинания нам не понадобятся, — сказал Дворф Шаман, доставая самоцветы для своей пращи.

Это была всего лишь мера предосторожности на случай, если авангард будет разбит; на самом деле, ему, просто было, особо нечем заняться.

— Нет.

Теперь же воин забрал кинжал у гоблина, чью глотку он только что перерезал, и покачивал головой проверяя кромку лезвия.

Тёмный яд непонятного вида(Red: Обожаю автора. Ещё глава не закончилась, а он уже раз 5 вбросил какую-то непонятную штуку непонятного вида.) был размазан по лезвию. Воин вытер кинжал о тунику гоблина, игнорируя дрожащую Жрицу.

— Сохрани магию, пока мы не попадём внутрь, — сказал воин Дворфу Шаману, вешая кинжал за пояс.

Он оценочно рассмотрел вход в святыню. Трупы гоблинов кучами валялись на земле, но больше не было ощущения, что кто-либо шёл сюда изнутри.

Они убили их всех? Или некоторым удалось сбежать?

— Они крепки…

Он выдернул меч из первого убитого им гоблина и вытер с него внутренности, очищая его. Сойдёт.

Он без единого колебания вернул меч обратно в ножны, после чего кивнул.

— Как только воздух очистится, мы выдвинемся.

— Повторюсь, это явно «не» то приключение, к которым я привыкла, — проворчала Высшая Эльфийка Лучница.

— Нет?

— Потому что это вообще «не» приключение! Этот раз не считается, ясно?

— Ну ладно.

Это были единственные слова, которые произнёс воин отправившись в храм. Группа последовала за ним.

Человеческие воин и клирик, высшая эльфийка-лучница, дворф-шаман и ящер-жрец(Red: В контексте это не имена, поэтому тире…или дефис…боже, я опять забыл, что из этого как называется. И я ещё лезу переводить книги. Долбонавт!).

С тех пор как эта группа собралась, планеты и звёзды успели пройти половину своего цикла(Red: Или, если говорить не как долбанутый фанат Толкина (есть и нормальные, я знаю) — прошло полгода.).

Прошло не так много времени с тех пор, когда ещё одна из череды бесконечных битв с хаосом и беспорядком подошла к концу. Они ходили по пещерам и руинам близ приграничных городов, обыскивая всех их по очереди. Множество было крепостей, храмов, руин и пещер, о которых в пылу долгой битвы успели забыть. Приспешники хаоса могли отдохнуть в этих местах и ждать, пока не наступит их время. Всегда надо держать ухо востро… но не только по отношению к монстрам.

Правители земель, которым хватило времени, чтобы продолжить свои мелочные склоки, оставили все эти заботы тем, кто жил в этой дикой местности.

Делов-то: авантюристы могли закончить свои битвы и вернуться к повседневной жизни.

Люди становились авантюристами от любопытства, им было интересно, что же находится в неизведанных землях. Мечтали они о мировой славе, заработанной в боях с монстрами, и благодаря поиску сокровищ. И если им удавалось во время всего этого получить награду — ещё лучше.

Стоящего здесь воина едва ли волновало, где обитали гоблины: будь то пещеры или древние руины.

Оркболг, Брадорез, Убийца Гоблинов… он был известен под многими именами. Но даже смело шагая внутрь пещеры, он всё ещё не мог считаться авантюристом.

— Найти всех гоблинов. Убить их.

Он был Убийцей Гоблинов.

 

§

 

Вечер. Солнце уже давно ушло из зенита и начало погружаться за горизонт.

Первым, кто заметил его возвращение, оказался владелец фермы.

Маленькая дорога, что плелась к городу вдоль полей, сейчас была окрашена цветами заката.

«Он» медленно шёл по ней, своей храброй, безразличной походкой. Как и всегда, одет он был в свой грязный шлем и кожаную броню, неся странной длины меч и маленький круглый щит.

Владелец чинил забор, когда вдруг почуял в ветре примесь ржавчины(Red: Для тех, кто не догнал — от засохшей крови дико пахнет железом, причём вот именно ржавеющим железом.) и встал.

— …Ты вернулся, — коротко сказал он.

«Он» кивнул подходя к владельцу.

— Да. Я закончил свою работу.

— Ясно…

Владелец покачал головой в ответ на простодушные манеры этого человека и отвёл взгляд от шлема, который скрывал мысли и чувства этой загадочной личности.

Владельцу нечего было сказать человеку, которого он знал… или думал, что знал …с его юных лет.

На самом деле, владелец понял, что с этим человеком тяжело иметь дело. Он мог понять этого человека, не хотел выгонять его ни с того, ни с сего, но при этом, он был тем, кого владелец не хотел видеть поблизости.

— Знаешь, сколько уже прошло лет? — бессознательно пробормотал он.

Когда гоблины нападают на твою деревню, это сродни стихийному бедствию, сродни действиям богов.

Тогда у человека был лишь один выход — сбежать. Но он не просто спас свою жизнь, теперь он решил дать отпор.

Разве этого недостаточно?

— Да. — «Он» кивнул, будто бы всё понимая.

— Тогда не перебарщивай с этим… мне жаль эту девочку.

— …Я буду осторожен, — ответил он с ноткой нерешительности в голосе.

Владелец подумал, что именно это и делало его таким трудным для общения.

Если бы он был человеком, которому на всё наплевать, владельцу бы тоже не было нужды заботиться о нём.

Возможно «он» чувствовал, что было на уме у владельца, ведь он продолжил говорить этим своим бесцеремонным голосом.

— Простите. Мне бы хотелось стабильно оплачивать ренту.

— …Как обычно. Не вдавайся в подробности, просто делай что хочешь.

Похоже, его совсем не заботил этот закрывающий диалог ответ, и он обыденно прошёл мимо владельца.

Сейчас же, находясь уже на территории фермы, он обошёл вокруг сарай для скота. Прошёл мимо холмика сухой травы… по другую его сторону. Там стоял сарай, настолько старый, что был заброшен уже давным-давно.

К стенам и крыше были прибиты доски, что заделывали дыры в них. Всё явно было сделано довольно грубо, но это было делом его рук, которое он совершил без единой жалобы.

Пастушка, приёмная дочь владельца и «его» подруга детства, настаивала, что она сама может это сделать, но ему показалось, что сделать это его долг как арендатора.

— Ох! — Как только он было собрался открыть дверь, позади него раздался голос, в котором был ясно заметен детский восторг. Он обернулся и увидел тычущую в него пальцем девушку — Пастушку. Она бежала к нему размахивая руками, а грудь её подскакивала от движения.

— С возвращением домой(Red: Я знаю, что у нас так не говорят, но тут идёт сильный акцент именно на то, что возвращается он, как считает она, в свой дом. Тонкости отношений, мать их перемать.)! Боже, ты мог хотя бы поздороваться когда вернулся!

— Я не хотел тебе мешать.

— Ты не помешал бы мне, скажи ты просто привет.

— Да? — Он спокойно кивнул; Пастушка ткнула в него указательным пальцем.

— Да! Так что теперь поздоровайся со мной как следует!

Какое-то время он молчал, после чего медленно кивнул.

— …Я дома.

— Так-то лучше. С возвращением домой. — Пастушка улыбнулась, а лицо её засияло словно солнце.

— Я и в первый раз услышал тебя.

Он со скрипом открыл едва держащуюся на петлях дверь и вошёл в сарай.

Пастушка последовала за ним протискиваясь сквозь дверной проём.

Он остановился и повернул свою голову, глядя прямо в лицо своей давней подруге.

— Как работа?..

— У меня вроде как перерыв.

— Ох?

— Ага!

Он не выглядел особо заинтересованным. Он бросил свою сумку на пол, затем достал кремень и зажёг старый фонарь, что висел на балке.

Свет едва освещал сарай, скорее даже заставлял его выглядеть словно пещера.

На земле был расстелен мат, а сама комната стала пристанищем для небольших полок и ассортимента загадочных неряшливых мелочей. Бутылки, травы, странное оружие, формой напоминавшее сломанный крест, странные книги, написанные неразборчивыми буквами, голова какого-то зверя… и ещё куча всего того, чью природу Пастушка не могла понять хотя бы чуть-чуть.

Она подозревала, что большинство авантюристов вряд ли бы поняли, что он собрался делать со всем этим.

— Будь осторожна.

— Да, конечно…

Он высказал это, пока она руками водила по его коллекции, затем тяжело сел прямо на пол. Он снял меч с бедра и убрал в сторону, его, ножны и всё остальное, после чего начал довольно шумно разъединять свою броню.

Пастушка села на колени рядом с ним, смотря на его руки через его же плечи.

— Эй, что ты делаешь?

— Вправляю вмятины в шлеме, заменяю шарниры в броне, латаю кольчугу, затачиваю мечи и полирую обод своего щита.

— Остальное я поняла, но…обод щита? От этого хоть какая-то разница есть?

— В подходящий момент он поможет*.

— А…

Его движения были старательными, даже почтительными. Он долбил своим молотом и заменял кольца, из которых и состояла кольчуга, согнутой проволокой, а также полировал свои меч и щит точильным камнем.

Оружие можно было заменить тем, которое он отнимал у гоблинов, но вот с бронёй всё обстояло иначе. Вид гоблина в шлеме, который и правда был способен спасти жизнь, был крайне уж необычен. Да и найди он такого, ему бы не хватило времени чтобы снять свой шлем и заменить его другим.

Неудачный удар по едва не разваливающейся броне имеет отличные шансы стать фатальным. Это и делало его нынешнее занятие самым важным, самым ценным для жизни.

Пастушка искоса наблюдала за каждым его движением и так улыбалась, что можно было предположить, будто бы она наслаждалась всем этим.

— …Тебе это кажется интересным?

— Вроде как. Мне всегда нравится смотреть, как ты чем-то занимаешься. — Она захихикала и слегка по-театральному упёрлась в него своей грудью. — И? Как прошло приключение?

Она повисла на нём, а глаза её сияли. От неё исходил сладкий запах молока.

Абсолютно не отличающимся от обычного тоном он ответил:

— Там были гоблины.

— Ах, да?

— Да, — коротко ответил он продолжая работать. Затем он добавил:

— Всего несколько.

Пастушка сосредоточенно смотрела на его спину, а затем…

— Яях!

Он вздохнул, так, как неожиданно почувствовал нечто мягкое и тяжёлое на своей спине.

Пастушка прижималась к нему и игралась с его волосами.

Его руки остановились; он развернулся к ней с подозрительным взглядом в глазах.

— Что такое?

— Ничего! Просто хотела поздравить тебя с хорошо проделанной работой, — доброжелательно сказала она.

— Будь я тобой, я был бы осторожен.

— Оуу, да всё в порядке!

— Нет, не в порядке.

— Случилось что-то интересное? Что это было за место?

Он замолчал. Возможно, он понял, что ни от одного слова не будет никакой пользы.

Он повесил свой только-только отполированный щит на стену, после чего пошёл обыскивать полки. Он достал несколько бутылок, сумку, скатившуюся вниз ступку, затем открыл одну бутылку руками в рукавицах. Внутри лежали остатки змеи.

Игнорируя Пастушку, пробормотавшую «агх» позади него, он положил змею в ступку.

— Не трогай. Получишь сыпь.

— Хорошо… Так что, ам…

— Это были руины в лесу.

— Руины… Так ты ходил убивать гоблинов?

— Нет. — Он покачал головой. — …Меня пригласили другие.

Она кивнула, будучи заинтересованной, пока он клал в ступку содержимое одной бутылки за другой.

Змея, затем красный порошок… какой-то вид специи. Сушёные травы. Всевозможные ирританты(Red: Раздражители. Всякая гадость, которая должна довести тебя до слёз, заставить кожу немного жечь, уничтожить слизистую. Слезоточивый газ, содержимое перцовых баллончиков и прочая ересь. Альфачи же тупо убегают от гопников. Не выёживайся — целее будешь.). Он даже не делал необходимых замеров; просто этот процесс был отлично ему знаком. Он давил всё в ступке, пока это не стало однородной массой.

— …Кажется, когда-то это было каким-то городом.

— Ты и его названия не знаешь?

— Прости. Меня не волновало.

— Ну, полагаю, таких тут полным-полно. Мы всё-таки на границе.

Как только его удовлетворило состояние растёртости змеи, он начал копаться в близлежащей полке.

Он выудил оттуда яйцо… точнее скорлупу добытого на ферме яйца. Курицы у них были, но яйца они откладывали не каждый день.

Он бережно насыпал растёртое в порошок содержимое ступки в яйцо через дырочку в верхушке. Проделывая это, он пробормотал:

— Если подумать, там был большой…

— Ух-аа? — кивая сказала Пастушка.

— Торчал большой корень дерева.

— Насколько большой?

— Ростом почти с тебя. По нему было тяжело взбираться.

— А. Это действительно уже что-то.

Она по-детски оценивала это и по-детски, хоть и довольно в своём стиле, удивлялась. Она прожила на ферме большую часть своей жизни, никогда не выбираясь оттуда дальше черты города; она никогда не видела таких вещей. Теперь уже он знал об этом мире больше чем она.

Это заставляло её грустить, но при этом и радоваться.

— И там были гоблины, — добавил он, заворачивая заполненное яйцо в промасленную бумагу и запечатывая его. Его тон был совершенно равнодушным, но при этом крайне серьёзным. — …Это было странно. Они были на удивление хорошо оснащены.

Пастушка задумчиво постукивала пальцем по подбородку, прежде чем сказать:

— Хмм… Думаешь, они сбежали с прошедшей здесь битвы?

— Даже если так, они должны были хотя бы поставить охрану на вход.

— Хмм… Ну, раз уж ты не понимаешь, то уж мне-то явно никак не догадаться.

Она слегка застонала, после чего вытянула обе руки, выдав из себя «аааах», и повалилась на пол на спину.

Возле тусклого потолка горел и потрескивал фонарь.

— Испачкаешься.

— Мне всё равно, — искренне смеясь ответила Пастушка.

Затем…

— Эй, — сказала она, перевернувшись на другой бок чтобы смотреть ему в лицо. — А, что, если завтра ты возьмёшь перерыв?

— Нет. — Он тихо помотал своей головой, засовывая яйцо в свою сумку. — Регистраторша вызвала меня.

— Вот как? Очень жаль.

Он кивнул.

— Наверняка это убийство гоблинов.

 

§

 

— Нет, это не убийство гоб… постойте, прошу, не уходите!

Убийца Гоблинов раздражённо развернулся, рука его уже была на двери комнаты для переговоров.

Тут стояли роскошные кресла, на полу лежал мохнатый ковёр. Одна стена была заполнена головами монстров и магических зверей, наряду со старинным оружием.

Окружённый прошедшими сквозь века трофеями авантюристов, мужчина ответил:

— Но ведь ты уже сказала, что с гоблинами это не связано.

— Да, ну, это… Это правда, но… — Регистраторша выглядела такой крошечной в одном из этих кресел, казалось, будто она была готова расплакаться в любой момент. Сжимая связку бумаг, тихим голоском она сказала:

— Те… Тебе и правда нужно, чтобы это были лишь гоблины, не так ли?

Убийца Гоблинов молчал. Нельзя было даже угадать, какое выражение лица скрывалось под шлемом.

Спустя минуту он тихо вздохнул.

После чего он развернулся, наспех подошёл к креслу и сел в него агрессивнее, чем это было необходимо. Он смотрел на неё, сидящую напротив, и сказал:

— Прошу, будь покороче.

— Несомненно!
Она быстро поправила свои бумаги, во второй раз организованно раскладывая их на столе. Разложенный перед ним пергамент оказался резюме какого-то авантюриста. Имя, раса, пол, навыки и история квестов — тут было всё.

— Я бы хотела попросить вас стать наблюдателем, мистер Убийца Гоблинов.

— Наблюдателем. — Он кивнул, будто бы его уже убедили согласиться на это. — Это для теста на повышение?

Авантюристов разделяли на десять рангов: от Фарфорового до Платинового.

Ранги распределялись основываясь на том, какую награду получал авантюрист, сколько хороших дел он сделал для этого мира и его личностных качествах. Некоторые относились к этому как к «очкам опыта», и это не было неправильным отношением. В результате, это была простая система измерения того, сколько хорошего он сделал для людей и общества.

Но, разумеется, были и авантюристы, чьё мастерство было ограничено их боевыми навыками. Личностные качества авантюриста ценились столь же высоко, как и его способности. Таким образом, авантюристы высокого ранга могли быть свидетелями на тесте… а именно на интервью.

В таком случае, например, какой-нибудь бродяга с невероятными навыками мог тотчас подняться до Серебряного или даже Золотого ранга. Или, скорее же, такая система была идеальна лишь в сказках. Но она работала не так.

Мужчина авантюрист, в группе у которого были одни лишь девушки, тяжело бы продвигался по карьерной лестнице. Несмотря на обстоятельства, лишь несколько людей были готовы доверить важные квесты парню, который выглядел как обыкновенный бабник. Однако, насколько бы сильными они не были, дураки, чья сила была их единственным плюсом, всю жизнь проходили с Фарфоровым рангом. В тоже время лучшие авантюристы знали, что за ними наблюдают, и старались вести себя так, чтобы заслужить людское доверие.

…За исключением нескольких редких даже в масштабах истории авантюристов Платинового ранга.

— Но… — Убийца Гоблинов звучал неуверенно. Для него это было явно непривычным делом. — Ты уверена, что я подойду?

«Да боже мой». — Регистраторша ответила так, будто её это совсем не касалось. — Да что ты вообще имеешь в виду? Не забывай, у тебя тоже Серебряный ранг.

— Ассоциация выбирала в произвольном порядке, — сказал Убийца Гоблинов.

— Это показывает, насколько все тебе благодарны.

Регистраторша звучала уверенно, даже горделиво, будто бы речь шла о ней самой.

Убийца Гоблинов молчал. Какое-то время он смотрел на потолок, но вскоре он взял бумаги.

— Кого тестируют?

— Б-большое вам спасибо! Тут несколько членов одной группы, каждый поднимается со Стального на Сапфировый ранг, иначе говоря — с восьмого ранга на седьмой…(Red: Давайте-ка я сразу проясню одну вещь, чтоб не было претензий. Тут я смешиваю обращения Регистраторши. То она на вы, то на ты. В 1 томе это всегда было вы, но после его событий мне показалось, что они стали ближе. Теперь Убийца Гоблинов зовёт её всегда на ты, а она скачет, ибо, ну, ребят, корпоративная политика, субординация и всё такое. Так что на ты она к нему будет обращаться лишь наедине, по личным делам и на эмоциях. Это чисто моё художественное видение ситуации. Я так захотел, иных причин нет.)

 

§

 

— Прошу, пусть на этот раз всё получится… Прошу, прошу, позволь мне в

этот раз получить повышение…

В коридоре возле комнаты для интервью среди ожидающих авантюристов раздавалась молитва.

Молитва исходила от мужчины средних лет, одетого в тряпьё.

Наверняка монах… ну, не совсем обычный монах.

С годами его тело усохло. У него был изношенный деревянный посох — наверняка какое-то оружие. Макушка его была острижена, но, видимо, из-за того, что у него не было масла чтобы натирать её, его голова была покрыта жиденькими волосками.

— Завались, Дедан! Не «надо» постоянно распевать свои молитвы только потому, что ты монах. Ты меня уже до чёртиков бесишь!

Критиком оказался молодой человек с суровыми глазами, который довольно сильно походил на воина.

Его слова были грубы, но сам он так сильно трясся, будто бы спокойствие было ему попросту недоступно. При каждом вздроге его потрёпанная броня и боевой топор ударялись друг о друга со звуком скрежета металла о металл. Ржавыми они не были, но их лучшие дни явно уже прошли. Снаряжение было не особо высококлассным.

— Зараза. Мне стоило хотя бы отполировать их…

— Уже слишком поздно. Здесь лишь у старика есть свой собственный дом. Это даже заставляет тебя хотеть обратиться в религию, — успокаивающе сказала парню с топором молодая девушка, похожая на волшебницу. — Да и всё равно лёгкая полировка особо ничего не изменит.

Едва-едва торчащие уши выглядывали из под её рваного капюшона… полуэльфийка. Её книга заклинаний, которую она беспокойно пролистывала, тоже была довольно потрёпанной. Было видно, что обложка уже отвалилась как-то раз и вернулась на место лишь благодаря клею.

— Аах, давайте полегче. От огорчений всё равно никакой пользы…

После чего сказавший это рассмеялся от всего живота. Это был молодой юноша, низкий…  на самом деле даже в два раза ниже всех здесь присутствующих. На нём была идеально чистая кожаная броня, у бедра его висел клинок, а на ногах были ботинки с меховой отделкой.

Он был реей-скаутом… или, во всяком случае, так казалось(Red: Я до сих пор не знаю, как выглядят реи, так что мои описания могут быть слегка неточны. Если тут будут иллюстрации с ними или ещё кем, я обязательно всё поправлю. И да, я буду склонять рей, потому что склоняю все остальные расы, и такие различия меня дико выбешивают. Страдайте (да вам пофиг, я один из-за этого переживаю).).

— Да знаю я, — сказал вооружённый топором воин. — Но между Сталью и Сапфиром(Red: Мне кажется, что большинство авантюристов не будут проговаривать каждый раз «Сапфировый ранг», а просто будут говорить чисто название материала, в честь которого этот ранг назван.) такая огромная пропасть…  как в оплате, так и в квестах.

— Если мы сможем сегодня получить повышение, нам больше не придётся охотиться на крыс в канализации, — добавила эльфийка-волшебница.

Воин быстро продолжил, столь же быстро махая при этом топором:

— Наконец-то мы сможем заняться чем-то большим, чем простое покрытие своих долгов. Тут только Дедан может содержать себя. Это важно для нас.

— Да и мне оно нужно. Книги заклинаний крайне дорогие. И если молитвы смогут помочь нам получить этот ранг, я готова молиться хоть весь день, — философски пробормотала эльфийка. Она глянула на рею-скаута из под своего капюшона. — В любом случае, не веди себя так, будто тебя это совсем не касается.

— Ага, ха-ха-ха… — Рея стеснительно почесал свою голову. — Я, ну, знаете, я как бы боюсь опасностей. Да и долгов у меня нет, так что…

— Бездельник.

— Трус.

Воин и волшебница звучали довольно рассерженно, но скаут лишь пожал плечами.

— Следующий, пожалуйста!

Бодрый голос Регистраторши вылетел из комнаты для совещаний.

— О! Это я! — Рея-скаут проворно подпрыгнул.

Лысый монах схватился за его броню, практически стоя на коленях.

— Прошу… Прошуууууу, будь сильным…

— Да знаю, знаю я, отцепись, — сказал скаут, отталкивая прочь руку монаха. Он открыл дверь…

— …Ойой.

…и глаза его округлились.

В зале совещаний сидело трое человек. Первой была работающая здесь девушка, регистраторша с сияющими глазами. (Однажды он даже хотел отшлёпать её так сильно, чтобы она расплакалась.) Второй была ещё одна стройная женщина, одетая в форму гильдии. И кто это? Рея-скаут запрокинул голову. Что-то он никак не мог вспомнить, видел ли он её вообще. А последним сидел авантюрист ранга повыше… вот только выглядел он довольно странно.

Дёшево выглядящий шлем. Чумазая кожаная броня. Снаряжение, которое едва ли подходило для авантюриста. При нём не было меча и щита, но это определённо был он.

— У-Убийца Гоблинов…

— Какие-то проблемы? — спросил он.

— Н-никак нет, сэр. — Скаут ответил бесцеремонному мужчине с раболепным смешком в голосе, спиной пытаясь достичь двери.

По правде говоря, рея явно не ненавидел человека, которого прозвали Убийцей Гоблинов, человека, который достиг Серебряного ранга, принимаясь лишь за лёгкие задания с гоблинами. Рея желал денег. Он желал славы. Он желал, чтобы о нём говорили лишь хорошее. Но он ненавидел бояться и явно не хотел умирать. Он был уверен, что Убийца Гоблинов чувствовал то же самое. Если уж ему что-то искренне не нравилось в этом человеке, так это его шлем, который скрывал все эмоции владельца…

Убийца Гоблинов смотрел, как рея-скаут садился прямо напротив него.

Скаут слегка трясся. Он не ненавидел Убийцу Гоблинов, но он прекрасно понимал, что иметь дело с этим человеком крайне нелегко.

— Итак, ух, это, а? Тест на повышение. — Рея издал слабый смешок и потёр свои руки друг о друга. — Давайте просто проскочим Сапфир, пройдём Изумруд, Рубин… Что скажете, если мы сразу перейдём к Бронзе?

— Сомневаюсь, что мы зайдём настолько далеко, — с улыбкой ответила Регистраторша. Она перелистывала какие-то бумаги в своих руках. — Не могу не заметить ваши новенькие броню и ботинки.

— Ох, вы видели? — Уголки губ скаута поднялись, и он водрузил свои маленькие ножки на стол. На обуви не было ни следа потёртостей, она была тщательно отполирована и настолько черна, что даже свету едва удавалось сбежать с её поверхности*(Red: Чёрный цвет поглощает свет. А ещё надо очень сильно подолбаться над чёрной обувью, чтоб она была прям чёрной. При среднем уходе она всегда серая. И да, в фентези мире вряд ли есть крема для обуви, так что тут много сил вложено.). — Они довольно высокого качества. Я разносил их и всё такое. Они идеально мне подходят.

— Правда!

Он не осознал, что нависло над ним.

— Почему это только у вас всё хорошо с денежным состоянием, хоть вы с вашими товарищи брали одни и те же квесты? — Тон её голоса был жутко деловым, таким обыденным. — Эти ботинки довольно роскошны даже по меркам награды для всей вашей группы вкупе. Надеюсь, у вас не было никаких ошибок в подсчётах наград.

Регистраторша напирала, абсолютно игнорируя тот факт, что рея-скаут неожиданно застыл от удивления.

— В некоторых довольно сомнительных отчётах предполагается, что вы, в отличии от ваших друзей, частенько берёте личные квесты.

— Ох, это, ну, как бы…

Скаут торопливо скинул ноги со стола.

Он взглянул направо, налево. Бежать было некуда. Он говорил так быстро, насколько только хватало сил его разуму.

— П-понимаете, мне на днях пришла посылка из дома…

— Ложь.

Пронизывающие слова вышли изо рта работницы, которая до сего момента хранила молчание.

На её шее висел кулон в виде меча и чаши весов — символ Верховного Бога.

— Я клянусь именем Верховного Бога. Сказанные им слова являются ложью.

Чудо Определение Лжи(Red: На самом деле там было Sense of Lie — чувствование лжи, ощущение лжи или ещё как-то, но мне не понравилось, как это звучит.). Чёрт бы побрал этих провидцев!
Вот почему он не узнал её. Она была инспектором — работницей гильдии, но при этом ещё и жрицей Верховного Бога, повелителя закона и правосудия.

Что это было? Они подозревали его? Но почему?

Регистраторша показушно перелистывала страницы. Её движения так и говорили: «Мы всё знаем».

— Похоже, после одного вашего совместного похода в руины, вы обзавелись новым снаряжением… Ох, я всё поняла.

Улыбнувшись и захихикав, она хлопнула в ладоши и кивнула.

— Вы сказали остальным что пойдёте вперёд на разведку, нашли сундук с сокровищами, оставили содержимое себе и продали его!

— Экх…

На самом деле, именно это он и сделал.

Во время походов в руины монстры и ловушки встречаются очень часто и в больших количествах. Было вполне естественно, что рея-скаут добровольно вызвался провести разведку, и его компаньоны были согласны с этим. Он аккуратно вошёл в руины, обследовал парочку разветвлений, а затем…

Он нашёл сундук с сокровищами.

Он не был подключён к ловушке, а вскрыть его замок было плёвым делом. Внутри лежали дюжины монет, древних, но всё таких же золотых. Пустые сундуки были зрелищем отнюдь не редким. Да и в его ранце было ещё полно места.

— В-видите ли, э-это было… Я…

Он неуклюже засмеялся, начал чесать свою голову словно ребёнок, которого отчитывали за плохое поведение, и кивнул. Он решил, что выгоднее всего будет просто извиниться.

— Мне… очень жаль.

— Что ж, это «определённо» всё усложняет. — Регистраторша рассмеялась.

Было вполне очевидно, что все её перелистывания страниц были лишь частью шоу.

Она уже предвидела всё это. У Гильдии были гостиница и бар, и они стояли тут явно не для помощи низкоранговым авантюристам. Поток денег никогда не лгал.

— Из-за таких людей как вы у рей и скаутов плохая репутация. — Она с отвращением покачала своей головой. — Что ж, это ваш первый проступок… Думаю, понижение до Фарфора и запрет на деятельность авантюриста в этом городе будут достаточно справедливой мерой.

— П-погодите-ка! Где ж тут справедливость?! — Совершенно не желая этого, рея вдруг осознал, что он упёрся руками о стол и орал. — Я зажал один малюсенький сундучок с сокровищами, а вы уже вышвыриваете меня?

— Прошу прощения? — Тон Регистраторши был холоден, а её гнев был ясно виден… разумеется, она уже устала от него. — Всего один сундук? Не глупите. Разрушенное доверие деньгами не починить.

А тот, кто предал доверие других, не имеет права быть авантюристом.

Разумеется, жизнь авантюриста подразумевала под собой сражения. Здесь никто не спрашивал о вашем прошлом. Среди авантюристов было полно неотёсанных людей. Для такого решения было множество доводов… но важнее всего был тот факт, что каждый из них был честнее другого. Авантюрист, которому не доверяли, был обычным мерзавцем.

А Гильдия имела дело лишь с доверием и теми, кто этого доверия заслуживал.

Рее вполне хватало способностей для повышения ранга, и он был помилован лишь потому, что это был его первый проступок. Разве он не понимал этого?

— Засим вы опускаетесь до самого низшего ранга за фальсификацию награды. Хотя, если вы так этого хотите, вы можете остаться здесь.

— Экх…

У реи-скаута не было слов. Он изо всех сил старался придумать, как выбраться из этой ситуации победителем.

“Все так делают.”

Нет. Это не поможет ему избежать наказания. Может, если он скажет, что кто-то угрожал ему и силой заставил сделать это…

— Всякие прибаутки вам ничем не помогут.

Она была права. Слуга правителя правосудия смотрела прямо на него, и глаза её сияли.

Его единственная надежда… Он развернулся к своей последней ниточке, сидящему в этой комнате человеку, которому он нравился больше всего.

— Д-да ладно вам, Убийца Гоблинов… Я прошу вас как собрата-авантюриста…

Умоляющие глаза. Льстивая улыбочка. Он потирал свои руки в отчаянной мольбе.

Авантюрист, что сидел во время всего этого действа со скрещенными на груди руками, ответил с ноткой раздражения:

— Собрат? — Его ответ ударил прямо в упор. — Я лишь наблюдатель. Не больше, не меньше.

— Но вы же… Тоже авантюрист…

— Да, это так. — Убийца Гоблинов посмотрел сверху вниз на умолящего рею. — Как и те, кого ты обманул.

— !..

Лицо реи-скаута вспыхнуло красным, и он уставился на двух сидящих в комнате девушек. На короткое мгновение он представил как достаёт свой клинок и вскакивает к Регистраторше.

Это было вполне возможно провернуть.

— …

Но тогда ему бы пришлось пройти через Убийцу Гоблинов, воина, чьей силы достаточно, чтобы в одиночку брать квесты на гоблинов, которые обычно предназначены для целой группы. Какие шансы были у реи против него в рукопашном бою?

— …

Почувствовав, как взгляд Убийцы Гоблинов впился в него из под глубин этого шлема, он тяжело сглотнул. Он был умён как и любой скаут, дураком его явно нельзя было назвать.

— …Ты об этом пожалеешь.

Его чувства вылились в прощальных словах, а в это же время он пнул кресло и покинул комнату.

Как только дверь закрылась с мощным хлопком, Регистраторша глубоко вздохнула.

— В повышении ранга отказано. Фууф… Это было ужасно…

Будто бы застывшая навечно улыбка на лице Регистраторши наконец спала, а сама потихоньку начала сползать в кресле. Под самый конец из-за пристального взгляда скаута она начала бессознательно дрожать. Она не знала, что бы тут произошло , не присутствуй здесь Убийца Гоблинов.

— Большое вам спасибо, мистер Убийца Гоблинов.

Она подняла взгляд на находящийся рядом стальной шлем, коса её безвольно висела.

— Нет. — Убийца Гоблинов тихо покачал своей головой. — Я ничего не сделал.

— Ещё как сделал! Я прекрасно помню, насколько всё было плохо, когда я проходила курс тренировок ассоциации в Столице.

Продолжая сползать, она слабо улыбнулась.

— Все эти подонки, которые и рта не могли открыть, чтобы не испустить оттуда пошлой шуточки. Думали, им удастся меня захомутать лишь потому, что я была молодой и миленькой.

— Таких довольно много, да? Особенно в Столице. — Инспектор злобно вздохнула и с нежностью погладила свой кулон в виде меча и весов.

— Нам приходится справляться с такими людьми в одиночку, так что… вы понимаете? — Слегка кивнув, она упёрлась рукой о стол и подтолкнула себя вверх чтобы встать. Её коса подпрыгнула. — Гораздо лучше чувствуешь себя, когда в роли наблюдателя оказывается тот, кому ты доверяешь!

— Да?

— О да, ещё как!

Когда она говорила об Убийце Гоблинов, уверенность от неё так и исходила. Должно быть он понял это, потому что слегка притих, после чего медленно встал из кресла.

— …Если мы закончили, я пойду.

— Ох, конечно. Если подойдёте к стойке регистрации, уверена, они выдадут вам причитающийся гонорар…

— Хорошо.

Убийца Гоблинов направился к двери своей обыденной храброй походкой.

Увидев его там, Регистраторша неожиданно осознала, что из её рта вылетают слова.

— А-ам!

Вот теперь она закончила. Она сказала это. Регистраторша почувствовала резкий приступ сожаления о своих действиях.

Держа руку на дверной ручке, Убийца Гоблинов медленно развернулся.

— Что такое?

Регистраторша колебалась.

Храбрость, что вдохновила её позвать его, исчезла так же быстро как и появилась. Она открыла свой рот, сделала паузу, после чего решила сказать самые подходящие в этой ситуации слова.

— …Удачно сегодня поработать.

— Конечно, —  сказал он проворачивая дверную ручку. — И тебе.

Дверь закрылась с нежным «щёлк».

Оставленная позади Регистраторша вновь распласталась на поверхности стола.

— Фууууууф…

Поверхность стола так приятно прикасалась к щеке.

— Отличная работа. — Её коллега, инспектор, усмиряя её неспокойное выражение лица.

— Боюсь, этот парень просто натворит ещё что-нибудь.

— Что ж, живые авантюристы — ресурс драгоценный. И он не сделал ничего действительно незаконного(Red: Тут имеется в виду, что зажать лут — не преступление, но по моральным нормам это гадство.)… — Было бы гораздо хуже, если бы он отбросил все принципы авантюристов и стал доставлять реальные проблемы. — Видов авантюристов великое множество: от Законопослушных Хороших, до Хаотичных Злых.

— Пока они являются авантюристами, им позволено выбирать между двумя этими путями… Ну, да, ладно, спасибо за проделанную работу.

— Не за что. Это всего лишь мой долг как жрицы Верховного Бога. —  Инспектор улыбнулась и благодарно помахала Регистраторша, но та могла лишь вздохнуть вновь.

— А с точки зрения Бога Закона то, что я сделала сейчас… правильно?

— Многие люди неправильно понимают Бога Правосудия, даже писатели наших постановок(Red: Во многих странах главенствующие или существующие там религии устраивают театральные постановки для детей или просто толпы, в которых рассказывается какой-то отрывок из их книги или просто кулстори с божественной моралью.). — Инспектор прочистила своё горло громим «кхем», которое больше напоминало театральный жест. — Правосудие рождено не для наказания зла, но чтобы люди знали о его существовании.

Закон был инструментом и порядком, которые помогали жить в здравии. Не больше и не меньше. Вот почему Верховный Бог не вручал народу никаких откровений. Он хотел, чтобы люди следовали священному слову Бога, но при этом думали сами за себя и пользовались своим собственным правосудием.

Регистраторша всё ещё непристойно валялась на столе, а лицо её вяло повернулось к подруге.

— Какая славная мысль.

— Если применить её на практике. И это я ещё и близко не стою по сравнению с Девой Меча.

— Не самое честное сравнение

Дева Меча.

Прошло уже 10 лет с тех пор, как это перестало быть простым именем и стало именем родословной.

Регистраторше было двенадцать или тринадцать лет, когда один из Демонов Лордов вернулся к жизни.

Дева Меча была легендой тех времён, когда человечество отчаянно билось за выживание, ожидая пришествия героя, авантюриста Платинового ранга.

Группа авантюристов Золотого ранга осмелилась бросить вызов Демону Лорду…

— И им удалось. Одной из них и была скромная слуга Верховного Бога, Дева Меча.

Инспектор слегка покраснела и вздохнула как мечтательная девочка.

— Я люблю её, — пробормотала она. — Ну, да, ладно, я всего лишь воспользовалась Определением Лжи. Это совсем не сложно. Впереди ещё куча работы, да?

— Ещё целая гора интервью для повышения. И мне надо будет заполнить тонну бумаг чтобы понизить этого парня…

— Держись, у тебя всё получится! — Подруга Регистраторши вновь похлопала её по спине, но на этот раз без желания утешить.

Даже так, это помогло ей слегка вернуться в своё привычное состояние.

— Точно. — Она кивнула и посмотрела наверх.

— Итак. — На лице инспектора образовалась издевательская ухмылочка. — Это тот парень, который тебе нравится?

— Ох, ам…

Определение Лжи всё ещё работало? Регистраторша осмотрела потолок, но Верховный Бог хранил молчание. Она никак не могла взглянуть своей подруге в глаза, но ей удалось честно кивнуть.

— Д-да, это он… Так, что?

— Хмм. Что ж, не могу сказать, что виню тебя за это. Ты ещё со времён Столицы западала на спешащих на помощь парней.

— Я всегда искала себе авантюриста более, знаешь, стоического(Red: Стоики — люди, которые стойко (от чего и названы) и мужественно переносят весь жизненный ад и не ноют в интернете, что они просрали это лето, новый год, зиму, жизнь, год, девушку. (Нужное подчеркнуть)) типа.

Она, так, ни одного и не нашла. В то время она была крайне разочарована, но сейчас всё выглядело как дар с небес. Они встретились после того, как Регистраторша завершила своё обучение и была направлена на работу в этот город, на границе. Только зарегистрировавшийся авантюрист встретился с совсем недавно нанятой девушкой со стойки регистрации, с тех пор они и знали друг друга.

Он был целиком и полностью сфокусирован на охоте на гоблинов, игнорируя всё остальное. Для неё, по горло сытой от пожирающих её взглядами головорезов, он был словно глоток свежего воздуха.

— Признаю, может, он даже слишком стоический…

“Прекрасно, конечно, что я могу болтать с ним, но, может, он мог хотя бы пригласить меня на ужин или ещё что-нибудь…неа.”

Регистраторша покачала головой.

Да чтобы он пригласил её на ужин после своего приключения?

Она этого даже представить не могла. А самой пригласить его ей храбрости не хватало. Если бы только её слегка… подтолкнули.

— Ну, ты счастлива, а это главное… Кстати, как долго ты собираешься отлынивать от работы?

— Хороший вопрос. Хватит уже витать в облаках, пора возвращаться к делам.

Она медленно села, устраиваясь в кресле поудобнее. Она разложила бумаги на столе. У неё было полно дел: отчёт о рее-скауте и повышение вооружённого топором воина, эльфийки-волшебницы и лысого монаха.

Ещё она отложила много более банальной работёнки. Ну, пока что, ей стоит начать с того, что лежит перед ней. Она решительно взяла в руку перо, откинула крышку чернильницы и начала заполнять листы пергамента…

— Эй.

— Йииичто?!

Регистраторша так сильно испугалась столь близкого голоса, что её перо проскочило страницу.

Пытаясь успокоить нервно бьющееся сердце, она увидела этот безэмоциональный стальной шлем. Она поторопилась поправить свои волосы, успокоить дыхание и не пролить чернила в процессе. Также она поклялась слегка расплатиться с инспектором, что весело подмигивала ей.

— Ч-что такое, мистер Убийца Гоблинов?

— Думаю, ты знаешь. — Его голос был всё таким же механическим, но с каким-то весёлым оттенком. В руке он держал объявление о квесте.

Он снял его с доски объявлений после ухода из комнаты? Она не припоминала, чтобы там висели доступные квесты.

“И этот лист… Это именной квест?”

От кого он был? Откуда пришёл? Она не знала, но это был особый бланк, который издалека доставляли на почтовых лошадях.

Явно игнорируя Регистраторшу, которая с любопытством рассматривала этот лист, он сказал:

— Убийство гоблинов.

Регистраторша слабо ему улыбнулась.

 

§

 

— Награда составляет один мешочек золотых монет на человека. Приходите или же нет — выбор за вами.

Убийца Гоблинов подводил итоги где-то в гильдейской таверне.

Утро ещё не стало полуднем, но некоторые ранние пташки уже пришли сюда выпить, так что тут было довольно шумно.

За исключением тех моментов, когда они сражались, авантюристы особо не обращали никакого внимания на распорядок дня. После долгого времени в руинах, их возвращение могло прийти на ночь, могло и на рассвет; значения это не имело. Иногда они уходили в подземелья ранним утром с намерением вернуться той же ночью, но выходило так, что возвращались они ночью следующего дня. Охранники караванов обычно уходили в полдень. По всем возможным причинам, огни таверны никогда не угасали.

Сегодня, как и всегда, таверна была наполнена шумом авантюристов, поедающих свой обед и пытающихся победить в битве с вином.

В противоположность им, Жрица какое-то время массировала свои виски, выслушивая всё это.

— Ладно, я поняла… Вроде бы.

— Правда?

— Да, в основном. Я поняла, что если буду каждый раз удивляться, когда ты делаешь то, чего я от тебя не ожидаю, это никогда не закончится.

Остальные три их компаньона также сидели за круглым столом. Его группа. Её друзья.

Высшая Эльфийка Лучница кивала вместе с Жрицей, несмотря на исходившие от неё флюиды раздражения.

Ящер Жрец задумчиво жевал сыр, слегка помахивая хвостом.

Дворф Шаман ухмылялся, с деловым видом пришивая драгоценные камни к спине своего жилета.

— Послушай, — сказала Жрица таким тоном, будто бы она обучала маленького ребёнка в Храме, раскачивая перед ним своим стройным указательным пальцем:

— Я ведь тебе уже говорила. Если мы понимаем, что у нас на самом деле нет выбора, это не считается нормальным обсуждением.

— Но у вас есть выбор.

— Идти или не идти. Довольно ограниченный выбор.

— Разве?

— Ещё как!

— Хмм.

Убийца Гоблинов задумчиво запрокинул голову. Может он всё понял, а может и нет.

В глубине души Жрица учитывала возможность того, что он задумался не по-настоящему.

— Если мы скажем что не пойдём с тобой, ты всё равно пойдёшь туда в одиночку, так ведь? — сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Конечно.

— Ну, тогда это не считается за нормальное обсуждение, — со смехом сказала она.

— По крайней мере Брадорез достаточно смягчился, чтобы «попытаться» поговорить с нами. — Дворф Шаман закончил пришивать самоцветы и крайне критично осматривал, как они переливаются на свету.

— Чрезвычаисто восхитительно! Сладостен как нектар!.. Эмм. Да, от этой тенденцевии стоит ожидать больших надеждей. — Говоря свои слова, Ящер Жрец щёлкал языком. Большая часть его сыра уже исчезла.

— Значит, тогда нам придётся сделать свой выбор. — Жрица обеими руками схватила свой шумный посох, который до этого стоял прислонившись к стене.

— Ладно, — коротко сказал Убийца Гоблинов.

Жрица вздохнула уже в энный раз, закрыла свои глаза и не спеша сказала:

— Я иду с тобой.

— …

От изящной улыбки Жрицы он притих, а затем, спустя какое-то время, пробормотал:

— Ясно.

— Ну, в тот раз ты ведь сходил в моё приключение. Хоть в итоге оно и обернулось убийством гоблинов.

Высшая Эльфийка Лучница восторженно потрясла своими ушами вверх и вниз. Являясь нетерпеливой особой, она уже проверяла свой лук, убедилась, что у неё есть стрелы, повесила сумку на плечо и стояла во всеоружии.

— Хих-хих, — захихикала она, гордо выставляя свою маленькую грудь и подмигивая. — Я помогу тебе снова… в обмен на ещё одно приключение. На этом и решим, согласен, Оркболг?

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул. — Так сойдёт.

— И никаких отравленных газовых бомб на этот раз!

— Хрм…

— Так будет честнее, — сказала она, тыча Убийце Гоблинов в грудь своим пальцем.

Минуту спустя он пробормотал:

— Но они такие эффективные.

— А мне плевать. А ещё никаких пожаров и затоплений. Придумай что-нибудь другое!

— Но…

Высшая Эльфийка Лучница больше не слушала.

— Забудь об этом. Когда эти её большие уши начинают так трястись, это означает лишь одно — все твои слова войдут в одно ухо, а выйдут из другого, — раздражённо пробормотал Дворф Шаман.

Ящер Жрец ликующе сузил зрачки и коснулся своим языком носа.

— Даже змееватой умности милорда Убийцы Гоблинов не выстоять пред напором столь варвароватой дамы.

— …Тогда ничего не поделать. — Высказав то, что едва ли можно было назвать попыткой словесно ответить ей, Убийца Гоблинов замолчал.

“А он довольно прямолинейный человек, не так ли?” — подумала Жрица и, встретившись взглядом с Высшей Эльфийкой Лучницей, нежно улыбнулась. Они кивнули друг другу.

— Отлично, тогда… — Далее свои челюсти распахнул Ящер Жрец. Он очень тщательно обдумывал свои слова, будто бы желая показать, как вдумчиво он размышлял над ними. — В таком случае, похоже, вам понадобится каждый заклиновыватель, которого вы только сможете привлечь(Red: Ну вы ж прочли. «Тщательно обдумал свои слова», потому всё чётко и правильно… почти).

— Погоди-ка, Чешуйчатый, — осуждающе сказал Дворф Шаман, поглаживая свои волосы. — Разве по твоей логике я теперь не обязан пойти вместе с вами?

— Ох-хо, как неучтивенно с моей стороны. — Ящер закатил свои большие глаза, и они будто бы развернулись в сторону его черепа.

Дворф Шаман по-дружески толкнул его локтем.

— О Боги, да, вы же просто зажали меня в угол. Теперь, я вряд ли смогу отказаться, так? — Раздражённо повторяя «О Боги» Дворф Шаман прекратил вышивать и начал убирать свои инструменты.

Обмен объёмного количества золотых монет на драгоценные камни и следующее за этим зашивание их в одежду было делом далеко не редким. А проворные пальцы дворфа так и говорили, что ты никогда не узнаешь, где они спрятаны.

Продев руки в отверстия в жилете и расчесав рукой свою обильную пышную бороду, он ухмыльнулся остальным.

— А я только что позаботился о своих затратах на дорогу. Полагаю, я присоединюсь к вам.

— Ох? — сказал эльфийка, сузив зрачки своих глаз словно кошка. — Если ты только «полагаешь», можешь никуда не идти.

— Говори за себя. Не стоит идти с нами, если ты так отчаянно пытаешься избегать меня.

— Хрк!..

Уши Высшей Эльфийки Лучницы дёрнулись назад; она упёрлась о стол обеими руками и наклонилась прямо к Дворфу Шаману.

— Ох, теперь я и правда зла. Ну, ладно, дворф, давай, только ты и я!

— Хо-хо, да у нас тут кое-кто хребет отрастил, а? Даже не думай, что я поддамся тебе. — Его улыбка выглядела столь неуместной, пока он ставил две бутылки с вином и две кружки на стол. — Огненное вино для меня. Виноградное для тебя. Звучит честно?

— Просто идеально!

И разразился гам. Соперники налили свои напитки в кружки и отодвинули их куда подальше.

— Ох, эй, смотри. Тут что-то происходит!

— Хех-хех… Кто хочет сделать ставку?

Разумеется, ни один авантюрист не откажется от дружеского пари.

Копейщик радостно улыбнулся; Ведьма сняла свою шляпу и тотчас же объявила себя букмекером. Раздались счастливые возгласы, и авантюристы один за одним, подгоняемые алкоголем, развязывали узелки на своих кошельках.

Первые золотые монеты упали в шляпу Ведьмы из рук Девушки Рыцаря. Следом за ней встал Воин в Тяжёлой Броне, выглядящий довольно взволнованно.

— Ставлю на девчонку. Три золотых!

— Эй, это довольно храбро. Ты уверен?

— Хех-хех-хех. Считай это ставкой на тёмную лошадку. Всё-таки я Законопослушный Хороший(Red: В этом ранобе слишком много терминов, которые крайне всрато переводятся на русский. Эх, ладно, зато годнота-то какая! Ух!), боги благословляют меня…

— Ага, победишь ты или проиграешь, Верховный Бог не из тех, кто наказывает любителей азартных игр, а?

— Тогда я за дворфа!

— Нет, за девчонку!

— Пей, пей, пей!

Наблюдая за тем, как этот спор становился всё жарче, а шум вокруг него становился всё сильнее, Жрица стала выглядеть крайне обеспокоенной.

— Разве нам не стоит остановить их?..

— Сомневаюсь, что это будет долго длиться, — коротко ответил Убийца Гоблинов.

В конце концов, Дворф Шаман был опытным выпивахой, а Высшая Эльфийка Лучница едва ли могла справиться со своим напитком. Победитель был очевиден.

— Нет, нет, наша варварша крайне упёртистая. Результат пока не ясновиден.

Ящер Жрец радостно наблюдал за лучницей, лицо которой уже покраснело, тянущейся за ещё одной кружкой виноградного вина.

— Ещё! В меня ещё влезает!..

— Уже на подходе!

Она пока что не начала путать слова; её глаза ещё не начали разъезжаться в разные стороны.

Кружки обрушились на стол. Вино вошло в их глотки под совместное глоть, глоть, глоть.

Благодарный шум вырвался из толпы, как только она взяла кружку и осушила её в один присест.

Таких моментов было не очень много; никто их уже и не помнил. Но проведены они крайне весело.

Стоящий рядом с Высшей Эльфийкой Лучницей, которая лежала на столе пьяная как лорд, Дворф Шаман поднял свои кулаки и завопил победный клич. Было видно, что его не особо волновало, сколько чести он получил с победы над эльфийкой в соревновании выпивох.

— Ну ладно, тогда я следующая, — сказала Девушка Рыцарь, но Воин в Тяжёлой Броне рьяно остановил её. (— Да ты и так уже в стельку.).

Девушка и парень-полуэльф из их группы хохотали и насмехались над ней.

Наблюдающий за этим неподалёку Копейщик, подстрекаемый Ведьмой, закатил рукава. Не желая уходить превзойдённой хоть кем-то, Девушка Рыцарь подтолкнула Воина в тяжёлой Броне.

Далее начался конкурс по армрестлингу. Участники особо-то и не хотели соревноваться, но как только всё началось, уже никто не хотел оказаться проигравшим.

Песни раздавались отовсюду. Дворф Шаман вызвался быть рефери, а Ведьма вновь держала свою остроконечную шляпу наготове. Казалось, этому не будет конца. Кто же победит, а кто проиграет? И вновь в шляпу лился град монет.

Копейщик победил. Затем победил Воин в Тяжёлой Броне.

— Ладно! Я следующий! — закричал Воин Новичок, но был остановлен:

— Ой, да прекрати ты, — высказанным Жрицей Ученицей.

Воин в Тяжёлой Броне кивнул в знак согласия в ответ на хвастовство паренька, после чего схватил его, пока тот пытался улизнуть, и взъерошил ему волосы.

Два неопытных молодых человека собирались следующими испытать себя в соревновании по армрестлингу.

Под взглядами авантюристов, что беспечно поддерживали своего фаворита, Дворф Шаман дал сигнал начинать.

— Убийца Гоблинов, сэр…

Казалось, что это самый подходящий момент. Когда Жрица посмотрела на него, из глубины его шлема донеслось «Точно», и он кивнул.

— Два! Три!

— Хрм.

Он приподнял обмякшую фигуру, которая каким-то образом оставалась прекрасной как изящная ветвь. Убийца Гоблинов поворчал насчёт веса, хотя тело её было настолько стройным, что казалось, что оно вот-вот сломается пополам.

Он бегло взглянул на Жрицу. Она улыбалась.

Ну что тут поделаешь?”

— Потом не злись, — пробормотал он настолько тихо, что этого больше никто не услышал, после чего слегка пригнулся и встал прямо под Высшей Эльфийкой Лучницей.

Затем он приподнялся, одной рукой придерживая её спину, и закинул её себе на спину с таким движением, которое выглядело скорее как жестокий бросок.

— Ввууу, вах…

— Я понятия не имею, что ты пытаешься сказать.

— Хмм? Фууу…

Ей не удавалось нормально говорить на обычном языке? Или это был эльфийский? Или же это просто был язык сновидений?

От резких слов Убийцы Гоблинов по всему лицу Высшей Эльфийки Лучницы расплылась улыбка.

— Я отнесу её назад в комнату, — коротко сказал Убийца Гоблинов, аккуратно покачивая эльфийку, будто она была ещё ребёнком. — Но ты должна помочь ей переодеться.

— Да, сэр. Оставь это мне.

Жрица сжала кулаки, она была самым логичным выбором помощника для этого дела.

— Хмм! Сегодня отдыхатить, завтра ехаеть, а потом дела делать… — подбадривающе сказал Ящер Жрец, будто бы он уже всё предвидел, попутно вытягивая свою шею. — Как весело будет нести с собой нашу похмелесную подругу.

— Если утром она будет до сих пор пьяна, я дам ей Антидот.

— Убийца Гоблинов, сэр, это уже слишком…

Жрица выглядела ошеломлённой, но Убийца Гоблинов мягко сказал:

— Это была шутка.

Жрица и Ящер Жрец переглянулись, после чего залились диким хохотом.

Развеселила их отнюдь не шутка, а сам факт того, что пошутил именно он.

Редко можно было увидеть его в таком приподнятом настроении.


Пролог | Главная | Интерлюдия


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Один комментарий

  1. Уведомление:Убийца Гоблинов | Том 2 — Глава 1 — Интерлюдия — akaiyuhimun

Добавить комментарий