Убийца Гоблинов | Том 2

Скачать

Над томом работали

Перевод: Red Crow

Коррект: Wisenheimer

Вычитка и оформление: TiKi

Работа с иллюстрациями: TiKi

Начальные иллюстрации

Пролог

И в вечности имя её воссияет,

Любимицы Высшего, Девы Меча.

Святая, одна из шести Златоглавых,

В руках правосудия чаши весов,

А меч её силой огромной пылает.

 

Им слово дано, близ далёк — её любят,

Молитвы её до небес вознесут,

И явит она миру божие чудо.

И шесть Златоглавых в ту битву пойдут

Дабы сокрушить Богов Дьяволиких.

 

Сей долг отдан был, теперь же она

Закона хранителем стала.

И в вечности имя промолвит молва

Любимицы Высшего, Девы Меча…

Спойлер

Red: Я уже говорил свою позицию по этому поводу, и вот опять мой неточный, но относительно стихотворный перевод (который даже Йен прессы профукали)…ну, я пытался. А для пытливых любителей точности я опять же напишу технический перевод.

«В вечности должно сиять её имя

Девы Меча, любимой Высшего.

Святая, одна из шести Золотых (тут имеются в виду авантюристы Золотого ранга, которых в мире всего шесть),

В руках её весы правосудия

И меч силы.

Из-за того, что те, кто обладает словом, будь они близки или далеко, обожают её,

Её молитвы должны призвать

Сюда божественные чудеса.

И в битве она должна вместе сразиться с шестью Золотыми

Дабы сокрушить Демонов Богов.

Долг был отдан, она должна

Стать хранителем закона.

В вечности должно сиять её имя,

Девы Меча, любимой Высшего…»

 

[свернуть]

Глава 1. Приключение и Повседневная Жизнь

— Если тебе не нравится, можешь идти домой.

Пронзительный голос раздался в лесу, тёмном даже в полдень.

Деревья, мох, плющ. Это был мир, где каждый твой шаг наступал на останки покинутых известняковых строений, место, которым правили растения, они же обильно покрывали его повсюду. Руины великого города, возможно, построенного в Эру Богов… или, по крайней мере, в первую эру тех, кто имеет слово(Red: Приветик, давно не виделись. Я напоминаю, что так обозначают всех разумных существ этого мира, но даже говорящие монстры туда не входят.).

По общему мнению даже эльфы понимали, что, ничто не сможет выстоять под напором месяцев и лет, и всё же…

Этот вид был особенно печальным. Грубые трещины расползались по сложной резьбе; когда-то сверкающие каменные полы, теперь лежали раздробленными на куски. Сквозь протянувшиеся над головой, словно потолок, ветки, едва просачивались тонкие, прерывистые лучики света. Когда-то это место было городом… но теперь это ничто, всего лишь руины. Теперь, здесь живут лишь деревья и растения.

По этому ландшафту, в одну шеренгу, маршировали пять фигур, нагруженных всевозможными вещами. Разумеется, они были авантюристами.

Голос принадлежал юной девушке, идущей впереди, так как, она была ответственна за разведку. Её длинные уши, доказательство принадлежности к высшим эльфам, трепетали.

— Это ничего не значит, если ты заставляешь делать это.

— Что не значит? — Ответ был резким, а голос звучал почти металлическим.

Он пришёл от второго в линии… человеческого воина в грязном шлеме и кожаной броне. У бедра его находился меч, длина которого была довольно странной, к руке его был прикреплён маленький круглый щит; а на талии висел мешок, наполненный всякой всячиной.

Его снаряжение было чуть лучше чем у какого-нибудь деревенского мечтательного юнца. Но лишь чуть. Выглядел он не особо. И всё же, его шаги, то, как он держал себя, прямо излучали уверенность.

Наверняка он оказывал на проходящих мимо воинов странное впечатление.

— Это приключение! — Высшая Эльфийка Лучница(Red: Напоминалка — это имена персонажей. Состоят они из расы, класса или прозвища, потому иногда звучат глупо и пишутся без всяких там знаков.) не оборачивалась. Её длинные уши, беспокойно, то взмывали вверх, то стремились вниз.

Многие эльфы были рождены, чтобы стать лучниками. Вместе с реями, они всегда были скаутами(Red: Класс похожий на рейнджеров, но при этом упор делается на скрытные атаки, ловушки, их разоружение и диверсии. В современных ммо исчезли как вид, ибо все массовые бои обычно проводятся на ровных как грудь твоей девушки арене. Шучу, у тебя нет девушки.), даже если это не был их основной класс.

Она перепрыгнула торчащий из под земли корень дерева, что могло показаться, будто она совсем ничего не весит.

— Мне это «не» нравится, — сказал воин.

Уши Высшей Эльфийки Лучницы подскочили.

— Но мы согласились на это. Я всегда расплачиваюсь по счетам, — продолжил он(Red: Я знаю, знаю, что вы наверняка помните, но мало ли. Есть же читатели, которые только готовые тома читают, так что это для них. Убийца Гоблинов пообещал эльфийке сходить с ней в типа настоящее приключение.).

Её уши вновь поникли.

От слов мужчины третий человек в шеренге издал глубокий вздох.

Маленькая, юная, неопытная и самая прекрасная в группе… человеческая девушка. Она обеими руками, крепко сжимала шумный посох, а одета была в лёгкую кольчугу и духовное одеяние поверх неё. Она была жрицей.

Она упрекающе покачала воину пальцем будто бы говоря: «C ним уже ничего не поделать».

— Знаешь, так не пойдёт. Тебе стоит получше к ней относиться.

— …Да?

— Да, стоит. Особенно когда она так заботится о тебе и многое другое!

— Вот как?.. — пробормотал воин, после чего затих.

Его эмоции были скрыты глубоко под шлемом. Подумав немного, он повернул зловещее забрало своего шлема в сторону эльфийки и напрямую спросил её:

— Это правда?

— А ты мог бы «не» спрашивать о таком? — сказала Высшая Эльфийка Лучница надув щёки.

По правде говоря, с тех пор как она попросила «приключение» в качестве награды за помощь воину в защите фермы, эльфийка пребывала в довольно радостном настроении.

А вот признание этого факта вслух было уже другим вопросом.

— Аах, да сдайся ты уже! — Поглаживающий свою бороду, пухлый дворф искренне захихикал.

Он шёл четвёртым в линии, заклинатель, облачённый в одежду Восточного стиля… Дворф Шаман. Он был даже ниже Жрицы, однако тело его, скорее напоминало валун. Было принято считать, что все заклинатели слабы телом, но дворфы отличались.

Не то, чтобы, его короткие ноги совсем не причиняли ему неудобств. Пробираться по звериным тропам для него было довольно затруднительно.

— Это же Брадорез. Он всегда отличался твердолобостью.

— …Полагаю, так и есть. Оркболг упёрт, — cказав это, Высшая Эльфийка Лучница вздохнула. — Но как же мне противно признавать, что дворф хоть в чём-то оказался прав.

Дворф Шаман издал раздражённое «хммф», а затем самодовольно улыбнулся.

— Как ты вообще собираешься найти себе мужика с таким языком? Ты явно станешь двухтысячелетней старой девой!

— Хрк! — Её уши вздёрнулись. — А мне плевать! Почему это должно меня волновать? Да и вообще, я ещё молодая.

— Ох, правда? — сказал Дворф Шаман, а его улыбка становилась всё шире, будто бы символизируя, что он наконец нашёл ту самую лазейку, которую так искал. — Я должен был догадаться… судя по той наковальне, которая у тебя вместо груди!

— От ходячей бочки слышу!

Прекрасные брови Высшей Эльфийки Лучницы встопорщились. Она развернулась и уставилась прямо на дворфа. Прикрывая руками свою практически плоскую грудь, она уже было открыла рот чтобы выдать мощный ответ…

…но тут вмешался шипящий вздох.

— Обитатели сиих земель может и выпали в пески времён, но может стоить соблюдарствовать хоть каковые-то приличия(Red: чувствую, моя паранойя заставит меня сделать ещё не одну напоминалку. Напоминаю — ящер плохо говорит на нашем, но так как он жрец, то говорит высокими речами. Запомнили — высокопарные слова, но кривые. Всё специально. Я не дебил…ну, не в данный момент точно.).

Сказавшим это, оказался ящер с талисманом на шее.

Он был хвостом… буквально и фигурально, ведь его хвост шуршал позади него …формирования. Он был гигантским, его дыхание с хрипом вылетало из-за его челюстей. На нём было традиционное одеяние его народа, а руки он соединял в непонятных жестах — это был Ящер Жрец, что следовал по пути своих предков, ужасающих наг.

— Эти земли находятся за гранями человечьих территорий. Давайте быть осторожёнными и не навлекать на себя бедовость.

— Хрм. Возможно она слегка переборщила со своей громкостью.

— Хрк! Что? Это же ты всё…

— Мой дорогой рейнджер, прошу, — умолял Ящер Жрец.

Слова «это начал» так и не сорвались с её губ.

Хоть Ящер Жрец и не был лидером их группы, Высшая Эльфийка Лучница никак не могла устоять перед его видом.

— Может тогда вы пройдёте вперёд. Лезть по этим склонам — испытание не из легковаримых.

— …Да, сэр.

— И, дорогой наш заклятель, я бы попросил не брать внимание нашего скаута.

— Да знаю, знаю.

Похоже, Дворф Шаман не заметил, как уши Высшей Эльфийки Лучницы поникли от этого строгого выговора.

А в это же время Ящер Жрец от раздражения закатил глаза.

Жрица засмеялась, практически не имея в виду ничего такого. Ей нравилось, насколько оживлёнными становились Высшая Эльфийка Лучница и Дворф Шаман, когда они ругались.

“Так мило, что они настолько близки и могут вот так спорить.”

— Але-оп!
Высшая Эльфийка Лучница перепрыгнула корень дерева ростом с неё саму в один, два, три шага, проявив чудеса акробатики за пределами тех, на которые были способны люди.

— Ты тренировалась в этом, — тихо сказал наблюдавший за этим воин.

— Ох, думаешь?

Вместе с удовлетворённым ответом Высшей Эльфийки Лучницы, с препятствия была сброшена верёвка.

Воин для проверки надёжности крепления несколько раз дёрнул за неё, после чего упёрся ногами в корень и начал потягивать себя вверх.

— Ладно. Сойдёт. — Его шлем развернулся, и он посмотрел вниз с вершины корня. — Дальше.

— Ох… точно!

Жрица несколько раз кивнула и последовала за ним.

Она переместила свой посох за спину и неуверенно начала подниматься, сосредоточенно держась как можно ближе к корню для поддержки.

— Но… Хргх… Только подумать, такой большой город стал руинами… Айай!

— Будь осторожна.

Всюх. Жрица поскользнулась на мху и чуть не упала, но воин схватил её за запястье и потянул к себе.

Её рука была столь тонкой, казалось, что она была лишь кожаная перчатка, которую так легко можно было сломать пополам.

— С-спасибо… — сказала она еле слышным голосом, глядя на подножье корня и краснея.

Она потёрла своё слегка болевшее запястье. Не то чтобы она жаловалась.

— Если ты не пострадала, мы идём вниз.

— Поняла.

Жрица начала идти по корню, а воин придерживал её руку для поддержки.

Как только они безопасно спустились на землю, Высшая Эльфийка Лучница задрала голову и спросила:

— Ты в порядке?

— Да… Просто… Надо ещё немного поработать над физической силой…

— Ну, не сходи с ума, — сказала эльфийка дёрнув ушами. Она прищурила глаза и многозначительно осмотрела Жрицу с ног до головы. — Ты же не хочешь в итоге оказаться с телом как у дворфа.
— Я всё слышу, длинноухая! И в который раз говорю тебе, что у меня среднее для дворфа телосложение. — прокричал Шаман Дворф с другой стороны корня. — Ну да ладно, всё равно ничто не может устоять под натиском времени. Ни ваши деревья, ни наши пещеры… ничего.

После услужливого толчка от Ящера Жреца дворф восстановил своё равновесие и спрыгнул на землю.

С глухим звуком он плюхнулся на пятую точку.

Высшая Эльфийка Лучница открыто хмурилась глядя на столь неэлегантный вид.

— Ты не можешь «быть» ещё более нелепым?

— Посмотри на мои ноги! Они ж коротки! Это вы, эльфы, вечно так сильно переживаете о том, как на вас смотрят.

— Если тебя это беспокоит, ты всегда можешь воспользоваться Контролем Падения.

— Пхах! Использовать заклинание ради этого? У эльфов вообще нет понятия бережливого отношения к магии?

— Ну-ну… — Жрица встряла между ними с такой яркой улыбкой на лице, которую скрыть ей было не под силам. — Если расшумитесь, опять получите нагоняй, — предупредила она.

— Ох, и кто же тут меня отругает? С точки зрения эльфа эта змея всего лишь ребёнок…

— Ох-хо?

Уши эльфийки подскочили от раскатистого низкого голоса.

— Даже эльфы не вечностны. Возможно, вечностна лишь одна вечность.

Голос сопровождался свистом, возникшим от того, что взбираясь по корню Ящер Жрец помогал себе когтями и хвостом.

Он грациозно взобрался и проворно приземлился. Это было впечатляюще, хоть и довольно громко.

— Быть может, забавнисто будет отузнать, вечны ли высокие эльфы или же нет?

— …Пас.

Возможно он намеревался показать игривое или дразнящее выражение лица. Но для тех, кто не был покрыт чешуёй, он выглядел как огромный ящер с клыкастым ртом нараспашку.

Высшая Эльфийка Лучница нахмурилась и покачала головой из стороны в сторону.

— И? — сказал воин. — Где гоблины?

— …Ну, вот, опять. — Высшая Эльфийка Лучница яро пожала плечами, как бы говоря — «Этот вопрос даже ответа не достоин», — и завершила движение ещё большим вздохом. — Я потратила столько сил чтобы найти руины, в которых скорее всего, должны водиться гоблины, только ради тебя, Оркболг.

“Стоит проявить хотя бы «капельку» благодарности.”

На том воин продолжил:

— Хмм. Иначе говоря, ты была очень внимательна.

— Ага, можно сказать и так.

— Ясно.

По всей видимости он ждал прибытия остальных. Сейчас он лишь единожды кивнул и пошёл впереди всей колонны. Высшая Эльфийка Лучница поспешно последовала за ним и обгоняя его, чтобы продолжить разведку местности.

Учитывая обстоятельства, воин и сам был довольно неплохим разведчиком. Несмотря на его быструю, небрежную, практически выглядящую как невероятно шумную походку, его броня была на удивление тиха. Он выглядел как обычный бандит, но при этом не наступал ни на одну ветку, не задевал ни один камень.

— Кхем, не стоит так раздражовываться, милорд Убийца Гоблинов. — Ящер Жрец достал несколько свитков из своей сумки, развернул их, умудряясь изучать их даже на ходу.

Она была выцветшей, изношенной, стёршейся почти наполовину, но всё же это была карта города, по которому они брели.

Бережно и аккуратно, дабы не повредить бумагу, Ящер Жрец задумчиво проводил по ней когтем.

— Дальше должна стоять святыня. Я, со своих мыслей, считаю, что нам стоит правиться туда. А что мыслят остальные?

— Согласен, — охотно ответил воин. Он остановился как вкопанный и осматривал дорогу… словно каменная плита …пальцем, пытаясь отыскать следы. — Тут могут быть гоблины.

— Это что, вообще «всё», о чём ты думаешь?! — устало сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Тут есть что-то ещё?

— Да оглянись ты! — сказала она не снижая бдительности, но при этом широко разводя руками. — Посмотри на всё это! Чудеса(Red: Не те, которыми пользуются присты, а обычные чудеса. Чёртовы расхождения синонимов.)! Секреты! Тайны! Легенды! Разве ты не чувствуешь всё это?

— На это нет времени.

— …Я не могу тебе поверить.

— Вот как?

Высшая Эльфийка Лучница сморщила губы проглатывая свой ответ. Её уши подёргивались.

— Ладно тебе, длинноухая. Если будешь тороплива в полировке камня, то лишь сломаешь его. — Дворф Шаман рассмеялся, покручивая кончик своей бороды, в лицо раздражённой эльфийке. — Просто, дай ему время. О Боги, вы, эльфы, такие нетерпеливые.

— Вот, почему вы все такие жирные, дворф… только едите и пьёте, и никогда ничего не «делаете».

— Оуу, что ты имеешь против желания поднабить брюхо едой и выпивкой? Тебе самой бы не помешало иногда так делать! — Он сделал большой глоток из кувшина с огненным вином, что висел у него на поясе, всем своим видом говоря, что её комментарий не задел его. — Хотя, шоб быть честным, моя длинноухая девчушка, ты не так уж и неправа.

Высшая Эльфийка Лучница глядела на Дворфа Шамана, а он в то же время весьма нескромно рыгнул.

— Брадорез, ты никогда не думал, что дела бы шли гораздо легче, если бы ты, скажем, решил бы достичь какого-то успеха в этой жизни?

— Думал, — ответил воин низко присев, прислонившись к стене и оглядев пространство из-за угла.

— Ох-хо. — Дворф прихрюкнул от такого неожиданного ответа.

Воин посмотрел налево, затем направо, после чего продолжил продвигаться вперёд.

— Единственная возможность добиться этого — создать себе репутацию, достичь Золотого ранга и заниматься более разнообразными делами в качестве авантюриста.

— Тогда почему ты ещё этого не сделал? — спросил дворф.

— Потому что сделай я так, и гоблины бы нападали на деревни.

Продолжая наблюдать за ними, Высшая Эльфийка Лучница покачала своей головой будто бы избавляясь от головной боли.

— Я слышала, что люди могут заработать себе туннельное зрение(Red: Болезнь (или строение) глаз, когда исчезает ширина и переферийность взгляда, и человек может видеть лишь мелкий отрывок общей картины прямо перед ним.), но… с ними всеми всё происходит вот так?

— Я думаю, он особенный, — сказала Жрица с улыбкой, говорящей: «А что мы можем поделать?».

Итак, с их встречи прошли уже месяцы… хотя всё осталось таким же запутанным как и в первый день.

— Хотя, тем, о которых он может говорить, стало больше чем тогда.

— …

Воин тихо продолжил свой обыск, шагая всё той же проворной походкой. Всё ещё улыбаясь Жрица последовала за ним. «В смысле, вы только посмотрите на него».

— И понимать его легко, да?

— По крайней мере я стараюсь, — сказала Высшая Эльфийка Лучница кивнув и хихикнув.

Дворф Шаман и Ящер Жрец переглянулись на секунду и ухмыльнулись не проронив ни слова.

Вскоре они подошли к концу того, что вроде бы, когда-то было широкой главной улицей, и прибыли в точку их назначения: огромную площадь и зиящую прорезь между деревьями. Они  могли увидеть лишь вход с белыми стенами, который так и напоминал о входе в пещеру.

— Не вижу никаких стражников. — Воин вздохнул осматривая территорию из глубокой травы в тусклой тени деревьев.

С того момента, как они вошли в лес, им не попадалось ни шерстинки, ни кусочка шкуры хоть какого-либо дикого зверя, не говоря уж о монстрах.

— Ох, так… Это значит, что тут нет гоблинов! — Стоящая в конце шеренги Жрица пыталась приободрить звучащего разочарованно воина.

— Необязательно.

Ответ был почти механическим, но, похоже, не особо беспокоил её. Плетясь за ним гусиным шагом, она была похожа на цыплёнка.

— Не могу поверить, что они бы пропустили такое почти готовое гнездо.

— Ты не можешь представить, что они здесь, если их тут нет, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, после чего про себя пробормотала: — Гоблины, гоблины. Вашу ж мать.

Воин проигнорировал её и сказал:

— Или же они могли совсем недавно прорыть сюда туннель от своего гнезда.

— Эй… Вы это чуете? — Высшая Эльфийка Лучница нахмурилась. Она не хотела, чтобы это воспринималось как ответ воину.

Ящер Жрец слегка покачал головой.

— К сожалению, в этом лесу от моего носа мало проку. Что это за запах?

— Вроде как… а. Типа… тухлых яиц?

— …И всё-таки они здесь, — коротко пробормотал воин.

Каждый из авантюристов тут же приготовил своё оружие. Высшая Эльфийка Лучница подняла свой лук, сделанный из ветки великого тиса, с тетивой из паучьего шёлка, и достала стрелу, наконечник которой был сделан из почки дерева(Red: Честно говоря, я не очень понимаю, как можно прострелить кого-нибудь почкой дерева, но…эй, это же эльфы, с их фетишем на деревья можно всё.).

Помолившись своим предкам, Ящер Жрец превратил клык в сияющий меч.

Дворф Шаман выудил маленький мешочек с катализаторами, пока Жрица держала свой посох обеими руками.

Они быстро заняли позиции, распределившись по периметру входа.

— Что же нам делать? Хочешь войти? Или мне стоит использовать своё чудо Защиты?..
— Нет. — Воин покачал головой, прерывая тревожные вопросы Жрицы. — Есть ли другой вход в эти руины — этот храм? Что говорит карта?

— Насколько я могу лицевидеть — нет, — ответил Ящер Жрец, который знал карту как свои пять пальцев. — Хотя, эти руины невероятно античнисты, так что мы не можем обладать уверенноством, что какой-нибудь оползестень не создал такой вход.

— Тогда мы выкурим их оттуда. — Своей левой рукой с прикреплённым к ней щитом воин начал рыться в сумке.

То, что он вытащил оттуда, было желтоватым и размером примерно с ладонь; выглядело же оно как засохший кусок не пойми чего. Он воспользовался верёвкой чтобы привязать эту штуку к некому подобию всяких отходов, которые употребляют для розжига, пока не сжал всё это в форме шара.

На лице Жрицы было видно лёгкое напряжение. Возможно она помнила, что это за штука.

— Это… ам… Это же сосновая смола, не так ли?

— Да.

— И… Сера.

— Они создадут добротный, плотный дым. — Даже во время разговора воин с лёгкостью ударил по кремню и поджёг бомбу, чтобы та начала дымить.

Осторожно, стараясь не вдыхать испарения, которые тотчас начали исходить от устройства, он бросил его внутрь.

— А ещё она отравит воздух. Вряд ли это убьёт их, но… — сказав это, воин достал свой коротковатый меч из ножен. — Теперь нам осталось только ждать.

Смог от дымовой шашки клубами врывался в руины.

Авантюристы один за другим вздохнули со смесью раздражения и трепета.

— А ты и правда знаешь самые подлые трюки, — сказал Дворф Шаман.

— Правда?

— А сам не видишь?

Но с немедленным результатом было не поспорить. Мелкие силуэты пробирались сквозь стену дыма, визжа своими пронзительными голосами.

Это были монстры с жестокими лицами, а ростом примерно с человеческого ребёнка: гоблины.

— Хммф.

Увидев облачённых в кирасы(Red: Нательные латы анатомической формы. Имеют лишь грудную пластину и иногда спинную. Да, латы могут быть не только из металла. Убийца Гоблинов же ходит в кожаной броне.) гоблинов, он начал разрубать их мечом словно топор дрова.

Удар. Крик. Брызги крови.

Он привычно наступил на лежащего на спине гоблина, в черепе которого торчал его меч, и забрал себе его оружие.

Короткий серп. Воин слегка повертел покрытым кровью оружием, после чего кивнул.

Неплохо.”

Оружие было сделано для гоблина, для сражений в пещерах, но в его руках оно выглядело совершенно естественно.

— У нашей добычи превосходная экипировка. Будьте осторожны.

— Это не похоже ни на одно приключение, в которых я когда-либо была.

— Разве?

— Нет! — С хмурым взглядом Высшая Эльфийка Лучница выпустила стрелу.

Она была сделана из ветки, которая бы отлично подошла для арбалетного болта, и пролетела она так, словно сам храм затягивал её внутрь.

Три крика прорезали воздух.

— Разве обычно ты не входишь «в» руины для сражения с гоблинами?

— Полагаю, это традиционный способ.

Ящер Жрец будто бы танцевал от одного корчащегося гоблина к другому, добивая каждого из них своим мечом.

— Если кто-тобудь присоединивиться к милорду Убийце Гоблинов в его охоте, нам меньше придётся ожидайничать необходимый приготовленостей.

— Раз ты так говоришь…

Жрица с сомнением во взгляде посмотрела на воина.

Он погрузил серп, держа его противоположной стороной(Red: Если серпом обычно орудуют, нанося повреждения вогнутой стороной, то Убийца Гоблинов бил выпуклой стороной, имитируя бой саблей, только дофига изогнутой.), в горло гоблина. Он разорвал монстру трахею и выдрал из глотки присвоенное оружие; затем, он в ту же секунду швырнул его вдаль. Лезвие вертелось в облаке дыма, а, потом можно было услышать крик гоблина. Его движения были безжалостно искусны.

— Полагаю, при таком раскладе заклинания нам не понадобятся, — сказал Дворф Шаман, доставая самоцветы для своей пращи.

Это была всего лишь мера предосторожности на случай, если авангард будет разбит; на самом деле, ему, просто было, особо нечем заняться.

— Нет.

Теперь же воин забрал кинжал у гоблина, чью глотку он только что перерезал, и покачивал головой проверяя кромку лезвия.

Тёмный яд непонятного вида(Red: Обожаю автора. Ещё глава не закончилась, а он уже раз 5 вбросил какую-то непонятную штуку непонятного вида.) был размазан по лезвию. Воин вытер кинжал о тунику гоблина, игнорируя дрожащую Жрицу.

— Сохрани магию, пока мы не попадём внутрь, — сказал воин Дворфу Шаману, вешая кинжал за пояс.

Он оценочно рассмотрел вход в святыню. Трупы гоблинов кучами валялись на земле, но больше не было ощущения, что кто-либо шёл сюда изнутри.

Они убили их всех? Или некоторым удалось сбежать?

— Они крепки…

Он выдернул меч из первого убитого им гоблина и вытер с него внутренности, очищая его. Сойдёт.

Он без единого колебания вернул меч обратно в ножны, после чего кивнул.

— Как только воздух очистится, мы выдвинемся.

— Повторюсь, это явно «не» то приключение, к которым я привыкла, — проворчала Высшая Эльфийка Лучница.

— Нет?

— Потому что это вообще «не» приключение! Этот раз не считается, ясно?

— Ну ладно.

Это были единственные слова, которые произнёс воин отправившись в храм. Группа последовала за ним.

Человеческие воин и клирик, высшая эльфийка-лучница, дворф-шаман и ящер-жрец(Red: В контексте это не имена, поэтому тире…или дефис…боже, я опять забыл, что из этого как называется. И я ещё лезу переводить книги. Долбонавт!).

С тех пор как эта группа собралась, планеты и звёзды успели пройти половину своего цикла(Red: Или, если говорить не как долбанутый фанат Толкина (есть и нормальные, я знаю) — прошло полгода.).

Прошло не так много времени с тех пор, когда ещё одна из череды бесконечных битв с хаосом и беспорядком подошла к концу. Они ходили по пещерам и руинам близ приграничных городов, обыскивая всех их по очереди. Множество было крепостей, храмов, руин и пещер, о которых в пылу долгой битвы успели забыть. Приспешники хаоса могли отдохнуть в этих местах и ждать, пока не наступит их время. Всегда надо держать ухо востро… но не только по отношению к монстрам.

Правители земель, которым хватило времени, чтобы продолжить свои мелочные склоки, оставили все эти заботы тем, кто жил в этой дикой местности.

Делов-то: авантюристы могли закончить свои битвы и вернуться к повседневной жизни.

Люди становились авантюристами от любопытства, им было интересно, что же находится в неизведанных землях. Мечтали они о мировой славе, заработанной в боях с монстрами, и благодаря поиску сокровищ. И если им удавалось во время всего этого получить награду — ещё лучше.

Стоящего здесь воина едва ли волновало, где обитали гоблины: будь то пещеры или древние руины.

Оркболг, Брадорез, Убийца Гоблинов… он был известен под многими именами. Но даже смело шагая внутрь пещеры, он всё ещё не мог считаться авантюристом.

— Найти всех гоблинов. Убить их.

Он был Убийцей Гоблинов.

 

§

 

Вечер. Солнце уже давно ушло из зенита и начало погружаться за горизонт.

Первым, кто заметил его возвращение, оказался владелец фермы.

Маленькая дорога, что плелась к городу вдоль полей, сейчас была окрашена цветами заката.

«Он» медленно шёл по ней, своей храброй, безразличной походкой. Как и всегда, одет он был в свой грязный шлем и кожаную броню, неся странной длины меч и маленький круглый щит.

Владелец чинил забор, когда вдруг почуял в ветре примесь ржавчины(Red: Для тех, кто не догнал — от засохшей крови дико пахнет железом, причём вот именно ржавеющим железом.) и встал.

— …Ты вернулся, — коротко сказал он.

«Он» кивнул подходя к владельцу.

— Да. Я закончил свою работу.

— Ясно…

Владелец покачал головой в ответ на простодушные манеры этого человека и отвёл взгляд от шлема, который скрывал мысли и чувства этой загадочной личности.

Владельцу нечего было сказать человеку, которого он знал… или думал, что знал …с его юных лет.

На самом деле, владелец понял, что с этим человеком тяжело иметь дело. Он мог понять этого человека, не хотел выгонять его ни с того, ни с сего, но при этом, он был тем, кого владелец не хотел видеть поблизости.

— Знаешь, сколько уже прошло лет? — бессознательно пробормотал он.

Когда гоблины нападают на твою деревню, это сродни стихийному бедствию, сродни действиям богов.

Тогда у человека был лишь один выход — сбежать. Но он не просто спас свою жизнь, теперь он решил дать отпор.

Разве этого недостаточно?

— Да. — «Он» кивнул, будто бы всё понимая.

— Тогда не перебарщивай с этим… мне жаль эту девочку.

— …Я буду осторожен, — ответил он с ноткой нерешительности в голосе.

Владелец подумал, что именно это и делало его таким трудным для общения.

Если бы он был человеком, которому на всё наплевать, владельцу бы тоже не было нужды заботиться о нём.

Возможно «он» чувствовал, что было на уме у владельца, ведь он продолжил говорить этим своим бесцеремонным голосом.

— Простите. Мне бы хотелось стабильно оплачивать ренту.

— …Как обычно. Не вдавайся в подробности, просто делай что хочешь.

Похоже, его совсем не заботил этот закрывающий диалог ответ, и он обыденно прошёл мимо владельца.

Сейчас же, находясь уже на территории фермы, он обошёл вокруг сарай для скота. Прошёл мимо холмика сухой травы… по другую его сторону. Там стоял сарай, настолько старый, что был заброшен уже давным-давно.

К стенам и крыше были прибиты доски, что заделывали дыры в них. Всё явно было сделано довольно грубо, но это было делом его рук, которое он совершил без единой жалобы.

Пастушка, приёмная дочь владельца и «его» подруга детства, настаивала, что она сама может это сделать, но ему показалось, что сделать это его долг как арендатора.

— Ох! — Как только он было собрался открыть дверь, позади него раздался голос, в котором был ясно заметен детский восторг. Он обернулся и увидел тычущую в него пальцем девушку — Пастушку. Она бежала к нему размахивая руками, а грудь её подскакивала от движения.

— С возвращением домой(Red: Я знаю, что у нас так не говорят, но тут идёт сильный акцент именно на то, что возвращается он, как считает она, в свой дом. Тонкости отношений, мать их перемать.)! Боже, ты мог хотя бы поздороваться когда вернулся!

— Я не хотел тебе мешать.

— Ты не помешал бы мне, скажи ты просто привет.

— Да? — Он спокойно кивнул; Пастушка ткнула в него указательным пальцем.

— Да! Так что теперь поздоровайся со мной как следует!

Какое-то время он молчал, после чего медленно кивнул.

— …Я дома.

— Так-то лучше. С возвращением домой. — Пастушка улыбнулась, а лицо её засияло словно солнце.

— Я и в первый раз услышал тебя.

Он со скрипом открыл едва держащуюся на петлях дверь и вошёл в сарай.

Пастушка последовала за ним протискиваясь сквозь дверной проём.

Он остановился и повернул свою голову, глядя прямо в лицо своей давней подруге.

— Как работа?..

— У меня вроде как перерыв.

— Ох?

— Ага!

Он не выглядел особо заинтересованным. Он бросил свою сумку на пол, затем достал кремень и зажёг старый фонарь, что висел на балке.

Свет едва освещал сарай, скорее даже заставлял его выглядеть словно пещера.

На земле был расстелен мат, а сама комната стала пристанищем для небольших полок и ассортимента загадочных неряшливых мелочей. Бутылки, травы, странное оружие, формой напоминавшее сломанный крест, странные книги, написанные неразборчивыми буквами, голова какого-то зверя… и ещё куча всего того, чью природу Пастушка не могла понять хотя бы чуть-чуть.

Она подозревала, что большинство авантюристов вряд ли бы поняли, что он собрался делать со всем этим.

— Будь осторожна.

— Да, конечно…

Он высказал это, пока она руками водила по его коллекции, затем тяжело сел прямо на пол. Он снял меч с бедра и убрал в сторону, его, ножны и всё остальное, после чего начал довольно шумно разъединять свою броню.

Пастушка села на колени рядом с ним, смотря на его руки через его же плечи.

— Эй, что ты делаешь?

— Вправляю вмятины в шлеме, заменяю шарниры в броне, латаю кольчугу, затачиваю мечи и полирую обод своего щита.

— Остальное я поняла, но…обод щита? От этого хоть какая-то разница есть?

— В подходящий момент он поможет*.

— А…

Его движения были старательными, даже почтительными. Он долбил своим молотом и заменял кольца, из которых и состояла кольчуга, согнутой проволокой, а также полировал свои меч и щит точильным камнем.

Оружие можно было заменить тем, которое он отнимал у гоблинов, но вот с бронёй всё обстояло иначе. Вид гоблина в шлеме, который и правда был способен спасти жизнь, был крайне уж необычен. Да и найди он такого, ему бы не хватило времени чтобы снять свой шлем и заменить его другим.

Неудачный удар по едва не разваливающейся броне имеет отличные шансы стать фатальным. Это и делало его нынешнее занятие самым важным, самым ценным для жизни.

Пастушка искоса наблюдала за каждым его движением и так улыбалась, что можно было предположить, будто бы она наслаждалась всем этим.

— …Тебе это кажется интересным?

— Вроде как. Мне всегда нравится смотреть, как ты чем-то занимаешься. — Она захихикала и слегка по-театральному упёрлась в него своей грудью. — И? Как прошло приключение?

Она повисла на нём, а глаза её сияли. От неё исходил сладкий запах молока.

Абсолютно не отличающимся от обычного тоном он ответил:

— Там были гоблины.

— Ах, да?

— Да, — коротко ответил он продолжая работать. Затем он добавил:

— Всего несколько.

Пастушка сосредоточенно смотрела на его спину, а затем…

— Яях!

Он вздохнул, так, как неожиданно почувствовал нечто мягкое и тяжёлое на своей спине.

Пастушка прижималась к нему и игралась с его волосами.

Его руки остановились; он развернулся к ней с подозрительным взглядом в глазах.

— Что такое?

— Ничего! Просто хотела поздравить тебя с хорошо проделанной работой, — доброжелательно сказала она.

— Будь я тобой, я был бы осторожен.

— Оуу, да всё в порядке!

— Нет, не в порядке.

— Случилось что-то интересное? Что это было за место?

Он замолчал. Возможно, он понял, что ни от одного слова не будет никакой пользы.

Он повесил свой только-только отполированный щит на стену, после чего пошёл обыскивать полки. Он достал несколько бутылок, сумку, скатившуюся вниз ступку, затем открыл одну бутылку руками в рукавицах. Внутри лежали остатки змеи.

Игнорируя Пастушку, пробормотавшую «агх» позади него, он положил змею в ступку.

— Не трогай. Получишь сыпь.

— Хорошо… Так что, ам…

— Это были руины в лесу.

— Руины… Так ты ходил убивать гоблинов?

— Нет. — Он покачал головой. — …Меня пригласили другие.

Она кивнула, будучи заинтересованной, пока он клал в ступку содержимое одной бутылки за другой.

Змея, затем красный порошок… какой-то вид специи. Сушёные травы. Всевозможные ирританты(Red: Раздражители. Всякая гадость, которая должна довести тебя до слёз, заставить кожу немного жечь, уничтожить слизистую. Слезоточивый газ, содержимое перцовых баллончиков и прочая ересь. Альфачи же тупо убегают от гопников. Не выёживайся — целее будешь.). Он даже не делал необходимых замеров; просто этот процесс был отлично ему знаком. Он давил всё в ступке, пока это не стало однородной массой.

— …Кажется, когда-то это было каким-то городом.

— Ты и его названия не знаешь?

— Прости. Меня не волновало.

— Ну, полагаю, таких тут полным-полно. Мы всё-таки на границе.

Как только его удовлетворило состояние растёртости змеи, он начал копаться в близлежащей полке.

Он выудил оттуда яйцо… точнее скорлупу добытого на ферме яйца. Курицы у них были, но яйца они откладывали не каждый день.

Он бережно насыпал растёртое в порошок содержимое ступки в яйцо через дырочку в верхушке. Проделывая это, он пробормотал:

— Если подумать, там был большой…

— Ух-аа? — кивая сказала Пастушка.

— Торчал большой корень дерева.

— Насколько большой?

— Ростом почти с тебя. По нему было тяжело взбираться.

— А. Это действительно уже что-то.

Она по-детски оценивала это и по-детски, хоть и довольно в своём стиле, удивлялась. Она прожила на ферме большую часть своей жизни, никогда не выбираясь оттуда дальше черты города; она никогда не видела таких вещей. Теперь уже он знал об этом мире больше чем она.

Это заставляло её грустить, но при этом и радоваться.

— И там были гоблины, — добавил он, заворачивая заполненное яйцо в промасленную бумагу и запечатывая его. Его тон был совершенно равнодушным, но при этом крайне серьёзным. — …Это было странно. Они были на удивление хорошо оснащены.

Пастушка задумчиво постукивала пальцем по подбородку, прежде чем сказать:

— Хмм… Думаешь, они сбежали с прошедшей здесь битвы?

— Даже если так, они должны были хотя бы поставить охрану на вход.

— Хмм… Ну, раз уж ты не понимаешь, то уж мне-то явно никак не догадаться.

Она слегка застонала, после чего вытянула обе руки, выдав из себя «аааах», и повалилась на пол на спину.

Возле тусклого потолка горел и потрескивал фонарь.

— Испачкаешься.

— Мне всё равно, — искренне смеясь ответила Пастушка.

Затем…

— Эй, — сказала она, перевернувшись на другой бок чтобы смотреть ему в лицо. — А, что, если завтра ты возьмёшь перерыв?

— Нет. — Он тихо помотал своей головой, засовывая яйцо в свою сумку. — Регистраторша вызвала меня.

— Вот как? Очень жаль.

Он кивнул.

— Наверняка это убийство гоблинов.

 

§

 

— Нет, это не убийство гоб… постойте, прошу, не уходите!

Убийца Гоблинов раздражённо развернулся, рука его уже была на двери комнаты для переговоров.

Тут стояли роскошные кресла, на полу лежал мохнатый ковёр. Одна стена была заполнена головами монстров и магических зверей, наряду со старинным оружием.

Окружённый прошедшими сквозь века трофеями авантюристов, мужчина ответил:

— Но ведь ты уже сказала, что с гоблинами это не связано.

— Да, ну, это… Это правда, но… — Регистраторша выглядела такой крошечной в одном из этих кресел, казалось, будто она была готова расплакаться в любой момент. Сжимая связку бумаг, тихим голоском она сказала:

— Те… Тебе и правда нужно, чтобы это были лишь гоблины, не так ли?

Убийца Гоблинов молчал. Нельзя было даже угадать, какое выражение лица скрывалось под шлемом.

Спустя минуту он тихо вздохнул.

После чего он развернулся, наспех подошёл к креслу и сел в него агрессивнее, чем это было необходимо. Он смотрел на неё, сидящую напротив, и сказал:

— Прошу, будь покороче.

— Несомненно!
Она быстро поправила свои бумаги, во второй раз организованно раскладывая их на столе. Разложенный перед ним пергамент оказался резюме какого-то авантюриста. Имя, раса, пол, навыки и история квестов — тут было всё.

— Я бы хотела попросить вас стать наблюдателем, мистер Убийца Гоблинов.

— Наблюдателем. — Он кивнул, будто бы его уже убедили согласиться на это. — Это для теста на повышение?

Авантюристов разделяли на десять рангов: от Фарфорового до Платинового.

Ранги распределялись основываясь на том, какую награду получал авантюрист, сколько хороших дел он сделал для этого мира и его личностных качествах. Некоторые относились к этому как к «очкам опыта», и это не было неправильным отношением. В результате, это была простая система измерения того, сколько хорошего он сделал для людей и общества.

Но, разумеется, были и авантюристы, чьё мастерство было ограничено их боевыми навыками. Личностные качества авантюриста ценились столь же высоко, как и его способности. Таким образом, авантюристы высокого ранга могли быть свидетелями на тесте… а именно на интервью.

В таком случае, например, какой-нибудь бродяга с невероятными навыками мог тотчас подняться до Серебряного или даже Золотого ранга. Или, скорее же, такая система была идеальна лишь в сказках. Но она работала не так.

Мужчина авантюрист, в группе у которого были одни лишь девушки, тяжело бы продвигался по карьерной лестнице. Несмотря на обстоятельства, лишь несколько людей были готовы доверить важные квесты парню, который выглядел как обыкновенный бабник. Однако, насколько бы сильными они не были, дураки, чья сила была их единственным плюсом, всю жизнь проходили с Фарфоровым рангом. В тоже время лучшие авантюристы знали, что за ними наблюдают, и старались вести себя так, чтобы заслужить людское доверие.

…За исключением нескольких редких даже в масштабах истории авантюристов Платинового ранга.

— Но… — Убийца Гоблинов звучал неуверенно. Для него это было явно непривычным делом. — Ты уверена, что я подойду?

«Да боже мой». — Регистраторша ответила так, будто её это совсем не касалось. — Да что ты вообще имеешь в виду? Не забывай, у тебя тоже Серебряный ранг.

— Ассоциация выбирала в произвольном порядке, — сказал Убийца Гоблинов.

— Это показывает, насколько все тебе благодарны.

Регистраторша звучала уверенно, даже горделиво, будто бы речь шла о ней самой.

Убийца Гоблинов молчал. Какое-то время он смотрел на потолок, но вскоре он взял бумаги.

— Кого тестируют?

— Б-большое вам спасибо! Тут несколько членов одной группы, каждый поднимается со Стального на Сапфировый ранг, иначе говоря — с восьмого ранга на седьмой…

(Red: Давайте-ка я сразу проясню одну вещь, чтоб не было претензий. Тут я смешиваю обращения Регистраторши. То она на вы, то на ты. В 1 томе это всегда было вы, но после его событий мне показалось, что они стали ближе. Теперь Убийца Гоблинов зовёт её всегда на ты, а она скачет, ибо, ну, ребят, корпоративная политика, субординация и всё такое. Так что на ты она к нему будет обращаться лишь наедине, по личным делам и на эмоциях. Это чисто моё художественное видение ситуации. Я так захотел, иных причин нет.)

§

— Прошу, пусть на этот раз всё получится… Прошу, прошу, позволь мне в

этот раз получить повышение…

В коридоре возле комнаты для интервью среди ожидающих авантюристов раздавалась молитва.

Молитва исходила от мужчины средних лет, одетого в тряпьё.

Наверняка монах… ну, не совсем обычный монах.

С годами его тело усохло. У него был изношенный деревянный посох — наверняка какое-то оружие. Макушка его была острижена, но, видимо, из-за того, что у него не было масла чтобы натирать её, его голова была покрыта жиденькими волосками.

— Завались, Дедан! Не «надо» постоянно распевать свои молитвы только потому, что ты монах. Ты меня уже до чёртиков бесишь!

Критиком оказался молодой человек с суровыми глазами, который довольно сильно походил на воина.

Его слова были грубы, но сам он так сильно трясся, будто бы спокойствие было ему попросту недоступно. При каждом вздроге его потрёпанная броня и боевой топор ударялись друг о друга со звуком скрежета металла о металл. Ржавыми они не были, но их лучшие дни явно уже прошли. Снаряжение было не особо высококлассным.

— Зараза. Мне стоило хотя бы отполировать их…

— Уже слишком поздно. Здесь лишь у старика есть свой собственный дом. Это даже заставляет тебя хотеть обратиться в религию, — успокаивающе сказала парню с топором молодая девушка, похожая на волшебницу. — Да и всё равно лёгкая полировка особо ничего не изменит.

Едва-едва торчащие уши выглядывали из под её рваного капюшона… полуэльфийка. Её книга заклинаний, которую она беспокойно пролистывала, тоже была довольно потрёпанной. Было видно, что обложка уже отвалилась как-то раз и вернулась на место лишь благодаря клею.

— Аах, давайте полегче. От огорчений всё равно никакой пользы…

После чего сказавший это рассмеялся от всего живота. Это был молодой юноша, низкий…  на самом деле даже в два раза ниже всех здесь присутствующих. На нём была идеально чистая кожаная броня, у бедра его висел клинок, а на ногах были ботинки с меховой отделкой.

Он был реей-скаутом… или, во всяком случае, так казалось(Red: Я до сих пор не знаю, как выглядят реи, так что мои описания могут быть слегка неточны. Если тут будут иллюстрации с ними или ещё кем, я обязательно всё поправлю. И да, я буду склонять рей, потому что склоняю все остальные расы, и такие различия меня дико выбешивают. Страдайте (да вам пофиг, я один из-за этого переживаю).).

— Да знаю я, — сказал вооружённый топором воин. — Но между Сталью и Сапфиром(Red: Мне кажется, что большинство авантюристов не будут проговаривать каждый раз «Сапфировый ранг», а просто будут говорить чисто название материала, в честь которого этот ранг назван.) такая огромная пропасть…  как в оплате, так и в квестах.

— Если мы сможем сегодня получить повышение, нам больше не придётся охотиться на крыс в канализации, — добавила эльфийка-волшебница.

Воин быстро продолжил, столь же быстро махая при этом топором:

— Наконец-то мы сможем заняться чем-то большим, чем простое покрытие своих долгов. Тут только Дедан может содержать себя. Это важно для нас.

— Да и мне оно нужно. Книги заклинаний крайне дорогие. И если молитвы смогут помочь нам получить этот ранг, я готова молиться хоть весь день, — философски пробормотала эльфийка. Она глянула на рею-скаута из под своего капюшона. — В любом случае, не веди себя так, будто тебя это совсем не касается.

— Ага, ха-ха-ха… — Рея стеснительно почесал свою голову. — Я, ну, знаете, я как бы боюсь опасностей. Да и долгов у меня нет, так что…

— Бездельник.

— Трус.

Воин и волшебница звучали довольно рассерженно, но скаут лишь пожал плечами.

— Следующий, пожалуйста!

Бодрый голос Регистраторши вылетел из комнаты для совещаний.

— О! Это я! — Рея-скаут проворно подпрыгнул.

Лысый монах схватился за его броню, практически стоя на коленях.

— Прошу… Прошуууууу, будь сильным…

— Да знаю, знаю я, отцепись, — сказал скаут, отталкивая прочь руку монаха. Он открыл дверь…

— …Ойой.

…и глаза его округлились.

В зале совещаний сидело трое человек. Первой была работающая здесь девушка, регистраторша с сияющими глазами. (Однажды он даже хотел отшлёпать её так сильно, чтобы она расплакалась.) Второй была ещё одна стройная женщина, одетая в форму гильдии. И кто это? Рея-скаут запрокинул голову. Что-то он никак не мог вспомнить, видел ли он её вообще. А последним сидел авантюрист ранга повыше… вот только выглядел он довольно странно.

Дёшево выглядящий шлем. Чумазая кожаная броня. Снаряжение, которое едва ли подходило для авантюриста. При нём не было меча и щита, но это определённо был он.

— У-Убийца Гоблинов…

— Какие-то проблемы? — спросил он.

— Н-никак нет, сэр. — Скаут ответил бесцеремонному мужчине с раболепным смешком в голосе, спиной пытаясь достичь двери.

По правде говоря, рея явно не ненавидел человека, которого прозвали Убийцей Гоблинов, человека, который достиг Серебряного ранга, принимаясь лишь за лёгкие задания с гоблинами. Рея желал денег. Он желал славы. Он желал, чтобы о нём говорили лишь хорошее. Но он ненавидел бояться и явно не хотел умирать. Он был уверен, что Убийца Гоблинов чувствовал то же самое. Если уж ему что-то искренне не нравилось в этом человеке, так это его шлем, который скрывал все эмоции владельца…

Убийца Гоблинов смотрел, как рея-скаут садился прямо напротив него.

Скаут слегка трясся. Он не ненавидел Убийцу Гоблинов, но он прекрасно понимал, что иметь дело с этим человеком крайне нелегко.

— Итак, ух, это, а? Тест на повышение. — Рея издал слабый смешок и потёр свои руки друг о друга. — Давайте просто проскочим Сапфир, пройдём Изумруд, Рубин… Что скажете, если мы сразу перейдём к Бронзе?

— Сомневаюсь, что мы зайдём настолько далеко, — с улыбкой ответила Регистраторша. Она перелистывала какие-то бумаги в своих руках. — Не могу не заметить ваши новенькие броню и ботинки.

— Ох, вы видели? — Уголки губ скаута поднялись, и он водрузил свои маленькие ножки на стол. На обуви не было ни следа потёртостей, она была тщательно отполирована и настолько черна, что даже свету едва удавалось сбежать с её поверхности*(Red: Чёрный цвет поглощает свет. А ещё надо очень сильно подолбаться над чёрной обувью, чтоб она была прям чёрной. При среднем уходе она всегда серая. И да, в фентези мире вряд ли есть крема для обуви, так что тут много сил вложено.). — Они довольно высокого качества. Я разносил их и всё такое. Они идеально мне подходят.

— Правда!

Он не осознал, что нависло над ним.

— Почему это только у вас всё хорошо с денежным состоянием, хоть вы с вашими товарищи брали одни и те же квесты? — Тон её голоса был жутко деловым, таким обыденным. — Эти ботинки довольно роскошны даже по меркам награды для всей вашей группы вкупе. Надеюсь, у вас не было никаких ошибок в подсчётах наград.

Регистраторша напирала, абсолютно игнорируя тот факт, что рея-скаут неожиданно застыл от удивления.

— В некоторых довольно сомнительных отчётах предполагается, что вы, в отличии от ваших друзей, частенько берёте личные квесты.

— Ох, это, ну, как бы…

Скаут торопливо скинул ноги со стола.

Он взглянул направо, налево. Бежать было некуда. Он говорил так быстро, насколько только хватало сил его разуму.

— П-понимаете, мне на днях пришла посылка из дома…

— Ложь.

Пронизывающие слова вышли изо рта работницы, которая до сего момента хранила молчание.

На её шее висел кулон в виде меча и чаши весов — символ Верховного Бога.

— Я клянусь именем Верховного Бога. Сказанные им слова являются ложью.

Чудо Определение Лжи(Red: На самом деле там было Sense of Lie — чувствование лжи, ощущение лжи или ещё как-то, но мне не понравилось, как это звучит.). Чёрт бы побрал этих провидцев!
Вот почему он не узнал её. Она была инспектором — работницей гильдии, но при этом ещё и жрицей Верховного Бога, повелителя закона и правосудия.

Что это было? Они подозревали его? Но почему?

Регистраторша показушно перелистывала страницы. Её движения так и говорили: «Мы всё знаем».

— Похоже, после одного вашего совместного похода в руины, вы обзавелись новым снаряжением… Ох, я всё поняла.

Улыбнувшись и захихикав, она хлопнула в ладоши и кивнула.

— Вы сказали остальным что пойдёте вперёд на разведку, нашли сундук с сокровищами, оставили содержимое себе и продали его!

— Экх…

На самом деле, именно это он и сделал.

Во время походов в руины монстры и ловушки встречаются очень часто и в больших количествах. Было вполне естественно, что рея-скаут добровольно вызвался провести разведку, и его компаньоны были согласны с этим. Он аккуратно вошёл в руины, обследовал парочку разветвлений, а затем…

Он нашёл сундук с сокровищами.

Он не был подключён к ловушке, а вскрыть его замок было плёвым делом. Внутри лежали дюжины монет, древних, но всё таких же золотых. Пустые сундуки были зрелищем отнюдь не редким. Да и в его ранце было ещё полно места.

— В-видите ли, э-это было… Я…

Он неуклюже засмеялся, начал чесать свою голову словно ребёнок, которого отчитывали за плохое поведение, и кивнул. Он решил, что выгоднее всего будет просто извиниться.

— Мне… очень жаль.

— Что ж, это «определённо» всё усложняет. — Регистраторша рассмеялась.

Было вполне очевидно, что все её перелистывания страниц были лишь частью шоу.

Она уже предвидела всё это. У Гильдии были гостиница и бар, и они стояли тут явно не для помощи низкоранговым авантюристам. Поток денег никогда не лгал.

— Из-за таких людей как вы у рей и скаутов плохая репутация. — Она с отвращением покачала своей головой. — Что ж, это ваш первый проступок… Думаю, понижение до Фарфора и запрет на деятельность авантюриста в этом городе будут достаточно справедливой мерой.

— П-погодите-ка! Где ж тут справедливость?! — Совершенно не желая этого, рея вдруг осознал, что он упёрся руками о стол и орал. — Я зажал один малюсенький сундучок с сокровищами, а вы уже вышвыриваете меня?

— Прошу прощения? — Тон Регистраторши был холоден, а её гнев был ясно виден… разумеется, она уже устала от него. — Всего один сундук? Не глупите. Разрушенное доверие деньгами не починить.

А тот, кто предал доверие других, не имеет права быть авантюристом.

Разумеется, жизнь авантюриста подразумевала под собой сражения. Здесь никто не спрашивал о вашем прошлом. Среди авантюристов было полно неотёсанных людей. Для такого решения было множество доводов… но важнее всего был тот факт, что каждый из них был честнее другого. Авантюрист, которому не доверяли, был обычным мерзавцем.

А Гильдия имела дело лишь с доверием и теми, кто этого доверия заслуживал.

Рее вполне хватало способностей для повышения ранга, и он был помилован лишь потому, что это был его первый проступок. Разве он не понимал этого?

— Засим вы опускаетесь до самого низшего ранга за фальсификацию награды. Хотя, если вы так этого хотите, вы можете остаться здесь.

— Экх…

У реи-скаута не было слов. Он изо всех сил старался придумать, как выбраться из этой ситуации победителем.

“Все так делают.”

Нет. Это не поможет ему избежать наказания. Может, если он скажет, что кто-то угрожал ему и силой заставил сделать это…

— Всякие прибаутки вам ничем не помогут.

Она была права. Слуга правителя правосудия смотрела прямо на него, и глаза её сияли.

Его единственная надежда… Он развернулся к своей последней ниточке, сидящему в этой комнате человеку, которому он нравился больше всего.

— Д-да ладно вам, Убийца Гоблинов… Я прошу вас как собрата-авантюриста…

Умоляющие глаза. Льстивая улыбочка. Он потирал свои руки в отчаянной мольбе.

Авантюрист, что сидел во время всего этого действа со скрещенными на груди руками, ответил с ноткой раздражения:

— Собрат? — Его ответ ударил прямо в упор. — Я лишь наблюдатель. Не больше, не меньше.

— Но вы же… Тоже авантюрист…

— Да, это так. — Убийца Гоблинов посмотрел сверху вниз на умолящего рею. — Как и те, кого ты обманул.

— !..

Лицо реи-скаута вспыхнуло красным, и он уставился на двух сидящих в комнате девушек. На короткое мгновение он представил как достаёт свой клинок и вскакивает к Регистраторше.

Это было вполне возможно провернуть.

— …

Но тогда ему бы пришлось пройти через Убийцу Гоблинов, воина, чьей силы достаточно, чтобы в одиночку брать квесты на гоблинов, которые обычно предназначены для целой группы. Какие шансы были у реи против него в рукопашном бою?

— …

Почувствовав, как взгляд Убийцы Гоблинов впился в него из под глубин этого шлема, он тяжело сглотнул. Он был умён как и любой скаут, дураком его явно нельзя было назвать.

— …Ты об этом пожалеешь.

Его чувства вылились в прощальных словах, а в это же время он пнул кресло и покинул комнату.

Как только дверь закрылась с мощным хлопком, Регистраторша глубоко вздохнула.

— В повышении ранга отказано. Фууф… Это было ужасно…

Будто бы застывшая навечно улыбка на лице Регистраторши наконец спала, а сама потихоньку начала сползать в кресле. Под самый конец из-за пристального взгляда скаута она начала бессознательно дрожать. Она не знала, что бы тут произошло , не присутствуй здесь Убийца Гоблинов.

— Большое вам спасибо, мистер Убийца Гоблинов.

Она подняла взгляд на находящийся рядом стальной шлем, коса её безвольно висела.

— Нет. — Убийца Гоблинов тихо покачал своей головой. — Я ничего не сделал.

— Ещё как сделал! Я прекрасно помню, насколько всё было плохо, когда я проходила курс тренировок ассоциации в Столице.

Продолжая сползать, она слабо улыбнулась.

— Все эти подонки, которые и рта не могли открыть, чтобы не испустить оттуда пошлой шуточки. Думали, им удастся меня захомутать лишь потому, что я была молодой и миленькой.

— Таких довольно много, да? Особенно в Столице. — Инспектор злобно вздохнула и с нежностью погладила свой кулон в виде меча и весов.

— Нам приходится справляться с такими людьми в одиночку, так что… вы понимаете? — Слегка кивнув, она упёрлась рукой о стол и подтолкнула себя вверх чтобы встать. Её коса подпрыгнула. — Гораздо лучше чувствуешь себя, когда в роли наблюдателя оказывается тот, кому ты доверяешь!

— Да?

— О да, ещё как!

Когда она говорила об Убийце Гоблинов, уверенность от неё так и исходила. Должно быть он понял это, потому что слегка притих, после чего медленно встал из кресла.

— …Если мы закончили, я пойду.

— Ох, конечно. Если подойдёте к стойке регистрации, уверена, они выдадут вам причитающийся гонорар…

— Хорошо.

Убийца Гоблинов направился к двери своей обыденной храброй походкой.

Увидев его там, Регистраторша неожиданно осознала, что из её рта вылетают слова.

— А-ам!

Вот теперь она закончила. Она сказала это. Регистраторша почувствовала резкий приступ сожаления о своих действиях.

Держа руку на дверной ручке, Убийца Гоблинов медленно развернулся.

— Что такое?

Регистраторша колебалась.

Храбрость, что вдохновила её позвать его, исчезла так же быстро как и появилась. Она открыла свой рот, сделала паузу, после чего решила сказать самые подходящие в этой ситуации слова.

— …Удачно сегодня поработать.

— Конечно, —  сказал он проворачивая дверную ручку. — И тебе.

Дверь закрылась с нежным «щёлк».

Оставленная позади Регистраторша вновь распласталась на поверхности стола.

— Фууууууф…

Поверхность стола так приятно прикасалась к щеке.

— Отличная работа. — Её коллега, инспектор, похлопала её по спине усмиряя её неспокойное выражение лица.

— Боюсь, этот парень просто натворит ещё что-нибудь.

— Что ж, живые авантюристы — ресурс драгоценный. И он не сделал ничего действительно незаконного(Red: Тут имеется в виду, что зажать лут — не преступление, но по моральным нормам это гадство.)… — Было бы гораздо хуже, если бы он отбросил все принципы авантюристов и стал доставлять реальные проблемы. — Видов авантюристов великое множество: от Законопослушных Хороших, до Хаотичных Злых.

— Пока они являются авантюристами, им позволено выбирать между двумя этими путями… Ну, да, ладно, спасибо за проделанную работу.

— Не за что. Это всего лишь мой долг как жрицы Верховного Бога. —  Инспектор улыбнулась и благодарно помахала Регистраторша, но та могла лишь вздохнуть вновь.

— А с точки зрения Бога Закона то, что я сделала сейчас… правильно?

— Многие люди неправильно понимают Бога Правосудия, даже писатели наших постановок(Red: Во многих странах главенствующие или существующие там религии устраивают театральные постановки для детей или просто толпы, в которых рассказывается какой-то отрывок из их книги или просто кулстори с божественной моралью.). — Инспектор прочистила своё горло громим «кхем», которое больше напоминало театральный жест. — Правосудие рождено не для наказания зла, но чтобы люди знали о его существовании.

Закон был инструментом и порядком, которые помогали жить в здравии. Не больше и не меньше. Вот почему Верховный Бог не вручал народу никаких откровений. Он хотел, чтобы люди следовали священному слову Бога, но при этом думали сами за себя и пользовались своим собственным правосудием.

Регистраторша всё ещё непристойно валялась на столе, а лицо её вяло повернулось к подруге.

— Какая славная мысль.

— Если применить её на практике. И это я ещё и близко не стою по сравнению с Девой Меча.

— Не самое честное сравнение

Дева Меча.

Прошло уже 10 лет с тех пор, как это перестало быть простым именем и стало именем родословной.

Регистраторше было двенадцать или тринадцать лет, когда один из Демонов Лордов вернулся к жизни.

Дева Меча была легендой тех времён, когда человечество отчаянно билось за выживание, ожидая пришествия героя, авантюриста Платинового ранга.

Группа авантюристов Золотого ранга осмелилась бросить вызов Демону Лорду…

— И им удалось. Одной из них и была скромная слуга Верховного Бога, Дева Меча.

Инспектор слегка покраснела и вздохнула как мечтательная девочка.

— Я люблю её, — пробормотала она. — Ну, да, ладно, я всего лишь воспользовалась Определением Лжи. Это совсем не сложно. Впереди ещё куча работы, да?

— Ещё целая гора интервью для повышения. И мне надо будет заполнить тонну бумаг чтобы понизить этого парня…

— Держись, у тебя всё получится! — Подруга Регистраторши вновь похлопала её по спине, но на этот раз без желания утешить.

Даже так, это помогло ей слегка вернуться в своё привычное состояние.

— Точно. — Она кивнула и посмотрела наверх.

— Итак. — На лице инспектора образовалась издевательская ухмылочка. — Это тот парень, который тебе нравится?

— Ох, ам…

Определение Лжи всё ещё работало? Регистраторша осмотрела потолок, но Верховный Бог хранил молчание. Она никак не могла взглянуть своей подруге в глаза, но ей удалось честно кивнуть.

— Д-да, это он… Так, что?

— Хмм. Что ж, не могу сказать, что виню тебя за это. Ты ещё со времён Столицы западала на спешащих на помощь парней.

— Я всегда искала себе авантюриста более, знаешь, стоического(Red: Стоики — люди, которые стойко (от чего и названы) и мужественно переносят весь жизненный ад и не ноют в интернете, что они просрали это лето, новый год, зиму, жизнь, год, девушку. (Нужное подчеркнуть)) типа.

Она так ни одного и не нашла. В то время она была крайне разочарована, но сейчас всё выглядело как дар с небес. Они встретились после того, как Регистраторша завершила своё обучение и была направлена на работу в этот город, на границе. Только зарегистрировавшийся авантюрист встретился с совсем недавно нанятой девушкой со стойки регистрации, с тех пор они и знали друг друга.

Он был целиком и полностью сфокусирован на охоте на гоблинов, игнорируя всё остальное. Для неё, по горло сытой от пожирающих её взглядами головорезов, он был словно глоток свежего воздуха.

— Признаю, может, он даже слишком стоический…

«Прекрасно, конечно, что я могу болтать с ним, но, может, он мог хотя бы пригласить меня на ужин или ещё что-нибудь…неа».

Регистраторша покачала головой.

Да чтобы он пригласил её на ужин после своего приключения?

Она этого даже представить не могла. А самой пригласить его ей храбрости не хватало. Если бы только её слегка… подтолкнули.

— Ну, ты счастлива, а это главное… Кстати, как долго ты собираешься отлынивать от работы?

— Хороший вопрос. Хватит уже витать в облаках, пора возвращаться к делам.

Она медленно села, устраиваясь в кресле поудобнее. Она разложила бумаги на столе. У неё было полно дел: отчёт о рее-скауте и повышение вооружённого топором воина, эльфийки-волшебницы и лысого монаха.

Ещё она отложила много более банальной работёнки. Ну, пока что, ей стоит начать с того, что лежит перед ней. Она решительно взяла в руку перо, откинула крышку чернильницы и начала заполнять листы пергамента…

— Эй.

— Йииичто?!

Регистраторша так сильно испугалась столь близкого голоса, что её перо проскочило страницу.

Пытаясь успокоить нервно бьющееся сердце, она увидела этот безэмоциональный стальной шлем. Она поторопилась поправить свои волосы, успокоить дыхание и не пролить чернила в процессе. Также она поклялась слегка расплатиться с инспектором, что весело подмигивала ей.

— Ч-что такое, мистер Убийца Гоблинов?

— Думаю, ты знаешь. — Его голос был всё таким же механическим, но с каким-то весёлым оттенком. В руке он держал объявление о квесте.

Он снял его с доски объявлений после ухода из комнаты? Она не припоминала, чтобы там висели доступные квесты.

«И этот лист… Это именной квест?»

От кого он был? Откуда пришёл? Она не знала, но это был особый бланк, который издалека доставляли на почтовых лошадях.

Явно игнорируя Регистраторшу, которая с любопытством рассматривала этот лист, он сказал:

— Убийство гоблинов.

Регистраторша слабо ему улыбнулась.

 

§

 

— Награда составляет один мешочек золотых монет на человека. Приходите или же нет — выбор за вами.

Убийца Гоблинов подводил итоги где-то в гильдейской таверне.

Утро ещё не стало полуднем, но некоторые ранние пташки уже пришли сюда выпить, так что тут было довольно шумно.

За исключением тех моментов, когда они сражались, авантюристы особо не обращали никакого внимания на распорядок дня. После долгого времени в руинах, их возвращение могло прийти на ночь, могло и на рассвет; значения это не имело. Иногда они уходили в подземелья ранним утром с намерением вернуться той же ночью, но выходило так, что возвращались они ночью следующего дня. Охранники караванов обычно уходили в полдень. По всем возможным причинам, огни таверны никогда не угасали.

Сегодня, как и всегда, таверна была наполнена шумом авантюристов, поедающих свой обед и пытающихся победить в битве с вином.

В противоположность им, Жрица какое-то время массировала свои виски, выслушивая всё это.

— Ладно, я поняла… Вроде бы.

— Правда?

— Да, в основном. Я поняла, что если буду каждый раз удивляться, когда ты делаешь то, чего я от тебя не ожидаю, это никогда не закончится.

Остальные три их компаньона также сидели за круглым столом. Его группа. Её друзья.

Высшая Эльфийка Лучница кивала вместе с Жрицей, несмотря на исходившие от неё флюиды раздражения.

Ящер Жрец задумчиво жевал сыр, слегка помахивая хвостом.

Дворф Шаман ухмылялся, с деловым видом пришивая драгоценные камни к спине своего жилета.

— Послушай, — сказала Жрица таким тоном, будто бы она обучала маленького ребёнка в Храме, раскачивая перед ним своим стройным указательным пальцем:

— Я ведь тебе уже говорила. Если мы понимаем, что у нас на самом деле нет выбора, это не считается нормальным обсуждением.

— Но у вас есть выбор.

— Идти или не идти. Довольно ограниченный выбор.

— Разве?

— Ещё как!

— Хмм.

Убийца Гоблинов задумчиво запрокинул голову. Может он всё понял, а может и нет.

В глубине души Жрица учитывала возможность того, что он задумался не по-настоящему.

— Если мы скажем что не пойдём с тобой, ты всё равно пойдёшь туда в одиночку, так ведь? — сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Конечно.

— Ну, тогда это не считается за нормальное обсуждение, — со смехом сказала она.

— По крайней мере Брадорез достаточно смягчился, чтобы «попытаться» поговорить с нами. — Дворф Шаман закончил пришивать самоцветы и крайне критично осматривал, как они переливаются на свету.

— Чрезвычаисто восхитительно! Сладостен как нектар!.. Эмм. Да, от этой тенденцевии стоит ожидать больших надеждей. — Говоря свои слова, Ящер Жрец щёлкал языком. Большая часть его сыра уже исчезла.

— Значит, тогда нам придётся сделать свой выбор. — Жрица обеими руками схватила свой шумный посох, который до этого стоял прислонившись к стене.

— Ладно, — коротко сказал Убийца Гоблинов.

Жрица вздохнула уже в энный раз, закрыла свои глаза и не спеша сказала:

— Я иду с тобой.

— …

От изящной улыбки Жрицы он притих, а затем, спустя какое-то время, пробормотал:

— Ясно.

— Ну, в тот раз ты ведь сходил в моё приключение. Хоть в итоге оно и обернулось убийством гоблинов.

Высшая Эльфийка Лучница восторженно потрясла своими ушами вверх и вниз. Являясь нетерпеливой особой, она уже проверяла свой лук, убедилась, что у неё есть стрелы, повесила сумку на плечо и стояла во всеоружии.

— Хих-хих, — захихикала она, гордо выставляя свою маленькую грудь и подмигивая. — Я помогу тебе снова… в обмен на ещё одно приключение. На этом и решим, согласен, Оркболг?

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул. — Так сойдёт.

— И никаких отравленных газовых бомб на этот раз!

— Хрм…

— Так будет честнее, — сказала она, тыча Убийце Гоблинов в грудь своим пальцем.

Минуту спустя он пробормотал:

— Но они такие эффективные.

— А мне плевать. А ещё никаких пожаров и затоплений. Придумай что-нибудь другое!

— Но…

Высшая Эльфийка Лучница больше не слушала.

— Забудь об этом. Когда эти её большие уши начинают так трястись, это означает лишь одно — все твои слова войдут в одно ухо, а выйдут из другого, — раздражённо пробормотал Дворф Шаман.

Ящер Жрец ликующе сузил зрачки и коснулся своим языком носа.

— Даже змееватой умности милорда Убийцы Гоблинов не выстоять пред напором столь варвароватой дамы.

— …Тогда ничего не поделать. — Высказав то, что едва ли можно было назвать попыткой словесно ответить ей, Убийца Гоблинов замолчал.

«А он довольно прямолинейный человек, не так ли?» — подумала Жрица и, встретившись взглядом с Высшей Эльфийкой Лучницей, нежно улыбнулась. Они кивнули друг другу.

— Отлично, тогда… — Далее свои челюсти распахнул Ящер Жрец. Он очень тщательно обдумывал свои слова, будто бы желая показать, как вдумчиво он размышлял над ними. — В таком случае, похоже, вам понадобится каждый заклиновыватель, которого вы только сможете привлечь(Red: Ну вы ж прочли. «Тщательно обдумал свои слова», потому всё чётко и правильно… почти).

— Погоди-ка, Чешуйчатый, — осуждающе сказал Дворф Шаман, поглаживая свои волосы. — Разве по твоей логике я теперь не обязан пойти вместе с вами?

— Ох-хо, как неучтивенно с моей стороны. — Ящер закатил свои большие глаза, и они будто бы развернулись в сторону его черепа.

Дворф Шаман по-дружески толкнул его локтем.

— О Боги, да, вы же просто зажали меня в угол. Теперь, я вряд ли смогу отказаться, так? — Раздражённо повторяя «О Боги» Дворф Шаман прекратил вышивать и начал убирать свои инструменты.

Обмен объёмного количества золотых монет на драгоценные камни и следующее за этим зашивание их в одежду было делом далеко не редким. А проворные пальцы дворфа так и говорили, что ты никогда не узнаешь, где они спрятаны.

Продев руки в отверстия в жилете и расчесав рукой свою обильную пышную бороду, он ухмыльнулся остальным.

— А я только что позаботился о своих затратах на дорогу. Полагаю, я присоединюсь к вам.

— Ох? — сказал эльфийка, сузив зрачки своих глаз словно кошка. — Если ты только «полагаешь», можешь никуда не идти.

— Говори за себя. Не стоит идти с нами, если ты так отчаянно пытаешься избегать меня.

— Хрк!..

Уши Высшей Эльфийки Лучницы дёрнулись назад; она упёрлась о стол обеими руками и наклонилась прямо к Дворфу Шаману.

— Ох, теперь я и правда зла. Ну, ладно, дворф, давай, только ты и я!

— Хо-хо, да у нас тут кое-кто хребет отрастил, а? Даже не думай, что я поддамся тебе. — Его улыбка выглядела столь неуместной, пока он ставил две бутылки с вином и две кружки на стол. — Огненное вино для меня. Виноградное для тебя. Звучит честно?

— Просто идеально!

И разразился гам. Соперники налили свои напитки в кружки и отодвинули их куда подальше.

— Ох, эй, смотри. Тут что-то происходит!

— Хех-хех… Кто хочет сделать ставку?

Разумеется, ни один авантюрист не откажется от дружеского пари.

Копейщик радостно улыбнулся; Ведьма сняла свою шляпу и тотчас же объявила себя букмекером. Раздались счастливые возгласы, и авантюристы один за одним, подгоняемые алкоголем, развязывали узелки на своих кошельках.

Первые золотые монеты упали в шляпу Ведьмы из рук Девушки Рыцаря. Следом за ней встал Воин в Тяжёлой Броне, выглядящий довольно взволнованно.

— Ставлю на девчонку. Три золотых!

— Эй, это довольно храбро. Ты уверен?

— Хех-хех-хех. Считай это ставкой на тёмную лошадку. Всё-таки я Законопослушный Хороший(Red: В этом ранобе слишком много терминов, которые крайне всрато переводятся на русский. Эх, ладно, зато годнота-то какая! Ух!), боги благословляют меня…

— Ага, победишь ты или проиграешь, Верховный Бог не из тех, кто наказывает любителей азартных игр, а?

— Тогда я за дворфа!

— Нет, за девчонку!

— Пей, пей, пей!

Наблюдая за тем, как этот спор становился всё жарче, а шум вокруг него становился всё сильнее, Жрица стала выглядеть крайне обеспокоенной.

— Разве нам не стоит остановить их?..

— Сомневаюсь, что это будет долго длиться, — коротко ответил Убийца Гоблинов.

В конце концов, Дворф Шаман был опытным выпивахой, а Высшая Эльфийка Лучница едва ли могла справиться со своим напитком. Победитель был очевиден.

— Нет, нет, наша варварша крайне упёртистая. Результат пока не ясновиден.

Ящер Жрец радостно наблюдал за лучницей, лицо которой уже покраснело, тянущейся за ещё одной кружкой виноградного вина.

— Ещё! В меня ещё влезает!..

— Уже на подходе!

Она пока что не начала путать слова; её глаза ещё не начали разъезжаться в разные стороны.

Кружки обрушились на стол. Вино вошло в их глотки под совместное глоть, глоть, глоть.

Благодарный шум вырвался из толпы, как только она взяла кружку и осушила её в один присест.

Таких моментов было не очень много; никто их уже и не помнил. Но проведены они крайне весело.

Стоящий рядом с Высшей Эльфийкой Лучницей, которая лежала на столе пьяная как лорд, Дворф Шаман поднял свои кулаки и завопил победный клич. Было видно, что его не особо волновало, сколько чести он получил с победы над эльфийкой в соревновании выпивох.

— Ну ладно, тогда я следующая, — сказала Девушка Рыцарь, но Воин в Тяжёлой Броне рьяно остановил её:  — Да ты и так уже в стельку.

Девушка и парень-полуэльф из их группы хохотали и насмехались над ней.

Наблюдающий за этим неподалёку Копейщик, подстрекаемый Ведьмой, закатил рукава. Не желая уходить превзойдённой хоть кем-то, Девушка Рыцарь подтолкнула Воина в тяжёлой Броне.

Далее начался конкурс по армрестлингу. Участники особо-то и не хотели соревноваться, но как только всё началось, уже никто не хотел оказаться проигравшим.

Песни раздавались отовсюду. Дворф Шаман вызвался быть рефери, а Ведьма вновь держала свою остроконечную шляпу наготове. Казалось, этому не будет конца. Кто же победит, а кто проиграет? И вновь в шляпу лился град монет.

Копейщик победил. Затем победил Воин в Тяжёлой Броне.

— Ладно! Я следующий! — закричал Воин Новичок, но был остановлен:

— Ой, да прекрати ты, — высказанным Жрицей Ученицей.

Воин в Тяжёлой Броне кивнул в знак согласия в ответ на хвастовство паренька, после чего схватил его, пока тот пытался улизнуть, и взъерошил ему волосы.

Два неопытных молодых человека собирались следующими испытать себя в соревновании по армрестлингу.

Под взглядами авантюристов, что беспечно поддерживали своего фаворита, Дворф Шаман дал сигнал начинать.

— Убийца Гоблинов, сэр…

Казалось, что это самый подходящий момент. Когда Жрица посмотрела на него, из глубины его шлема донеслось «Точно», и он кивнул.

— Два! Три!

— Хрм.

Он приподнял обмякшую фигуру, которая каким-то образом оставалась прекрасной как изящная ветвь. Убийца Гоблинов поворчал насчёт веса, хотя тело её было настолько стройным, что казалось, что оно вот-вот сломается пополам.

Он бегло взглянул на Жрицу. Она улыбалась.

«Ну что тут поделаешь?»

— Потом не злись, — пробормотал он настолько тихо, что этого больше никто не услышал, после чего слегка пригнулся и встал прямо под Высшей Эльфийкой Лучницей.

Затем он приподнялся, одной рукой придерживая её спину, и закинул её себе на спину с таким движением, которое выглядело скорее как жестокий бросок.

— Ввууу, вах…

— Я понятия не имею, что ты пытаешься сказать.

— Хмм? Фууу…

Ей не удавалось нормально говорить на обычном языке? Или это был эльфийский? Или же это просто был язык сновидений?

От резких слов Убийцы Гоблинов по всему лицу Высшей Эльфийки Лучницы расплылась улыбка.

— Я отнесу её назад в комнату, — коротко сказал Убийца Гоблинов, аккуратно покачивая эльфийку, будто она была ещё ребёнком. — Но ты должна помочь ей переодеться.

— Да, сэр. Оставь это мне.

Жрица сжала кулаки, она была самым логичным выбором помощника для этого дела.

— Хмм! Сегодня отдыхатить, завтра ехаеть, а потом дела делать… — подбадривающе сказал Ящер Жрец, будто бы он уже всё предвидел, попутно вытягивая свою шею. — Как весело будет нести с собой нашу похмелесную подругу.

— Если утром она будет до сих пор пьяна, я дам ей Антидот.

— Убийца Гоблинов, сэр, это уже слишком…

Жрица выглядела ошеломлённой, но Убийца Гоблинов мягко сказал:

— Это была шутка.

Жрица и Ящер Жрец переглянулись, после чего залились диким хохотом.

Развеселила их отнюдь не шутка, а сам факт того, что пошутил именно он.

Редко можно было увидеть его в таком приподнятом настроении.

Интерлюдия. О веселящихся Богах

Где-то там… невообразимо далеко, но всё же до невероятного близко.

Готово! — Сказав это, богиня Иллюзия вытерла пот со своего лба.

Она развернула огромный свиток, на котором было нарисовано… вот неожиданность! …обширное подземелье.

От избытка радости Иллюзия кружилась вокруг карты, а затем неожиданно остановилась.

Чёрт! А ведь и правда. Подземелье без монстров законченным считать нельзя!

В конце концов именно об этом и должны думать авантюристы. Подземелья! Драконы!Red: В данный момент вы лицезреете 2392937 отсылочку к D&D, а мой задротгазмометр уже зашкалил.) Туннели! Тролли! Да и парочка ловушек не помешает. Что же сделать, что же сделать?

Для начала Иллюзия кинула туда несколько гоблинов. В подземелье должны быть гоблины.

Но она никак не могла придумать следующий шаг. Что же сделать?

Сильным авантюристам нужны сильные враги, а слабым — противники с соответствующей силой. В противном случае авантюристы не смогут взять этот квест, а тогда веселье не достанется никому.

После чего пришёл бог, который сказал:

— Давай я покажу тебе один трюк.

Это был Правдивость.

— Правда? — Иллюзия с сомнением посмотрела на него.

Всё-таки за Правдивостью стояла  репутация того, кто не брезговал творить разные неприятные делишки.

Он мог прошептать подавателю на квест дурные слова, например, сказал бы ему постоянно предавать авантюристов, а потом затыкать их навсегда. Если же группа искала ловушки с помощью десятиметровой палки, он бы поставил ловушку на одиннадцатом метре.

Просто смотри, — сказал Правдивость сомневающейся Иллюзии и достал из ниоткуда тонкую книжку. Открыв обложку с загнутыми уголками страниц и пролистав страницы, он произнёс:

— Вылезайте, подлые монстры! Вылезайте, ловушки!

Правдивость дотронулся до картинок, которые скорее всего были живыми, и они появились в его ладони.

Затем, до того как Иллюзия успела произнести хотя бы слово, он бросил монстров с ловушками в её лабиринт.

Правдивость пощёлкал языком в ответ на обезумевшее «Ох!» Иллюзии.

А теперь запустим одного маленького оракула в секту еретиков, и всё будет просто идеально!

Интересно… — пробормотала Иллюзия, но было уже слишком поздно.

Кости уже были брошены.

Ох.

Серьёзно?

А затем показались «он» и «она».

Глава 2. Убийца Гоблинов в Водном Городе

Водный город был старым поселением в двух днях езды по равнине на восток от границы и был величественной белокаменной крепостью, обосновавшейся на стыке пересечения множества рек, и под сенью столь обильно зелёных деревьев, что их листва перекрывала небо, окрашивая его в чёрный цвет.

Путешественники изо всех уголков мира прибывали в этот город, построенный на основе крепости времён Эры Богов. Он был заполнен прибывающими и отбывающими кораблями, купцами со всевозможными товарами, языками всех известных видов, хаосом и красотой. Расположившийся возле западного края внутренних пределов страны и восточного края границы, водный город был самым большим из городов по многим причинам.

Повозка скрипела и подскакивала на мосту, проезжая сквозь врата замка, находящиеся в середине озера.

На воротах был выгравирован герб Бога Закона: меч и весы — символы закона и справедливости. Даже на границе, где монстры и злодеи шныряли тут и там, свет закона сиял всё так же ярко. Люди могли жить в мире, пусть он и был довольно худ.

Повозка ехала по бороздам, образовавшихся на каменных плитах за прошедшие сотни или даже тысячи лет. Некоторое время спустя, она остановилась в огромной парковочной зоне, и авантюристы выпрыгнули из неё один за другим.

— Аах… Вся задница болит!

Высшая Эльфийка Лучница хорошенько потянулась, растягивая мышцы своего тела, которое терпело слишком уж обильные тряски, вызванные долгой поездкой на повозке.

Солнце стояло высоко в небе и уже почти достигло своего зенита. Был полдень.

Повсюду стояли различные лавки, продающие путешественникам товары, а запахи еды и напитков плыли по воздуху: запахи жарящегося мяса и раскалённого жира. Сладковатый аромат выпеченных сладостей. В городе было всё: от еды, которую можно было найти повсюду, до поразительных товаров из-за границы.

То же касалось и самих продавцов.

Вон дворф-купец, орущий на пределе своих лёгких; а вон там эльф кривляется и строит различные ужимки дабы привлечь покупателей. Рея-продавец фруктов носился повсюду, продавая яблоки так быстро, насколько только ему это позволяла скорость его движения. Люди перекрикивали друг друга. Чуть дальше читал проповедь людоящер. И там ещё был тёмный эльф, держащий лавку?

— Ох-хо! Кажется, это чудное местечко! — сказал Дворф Шаман, подёргивая носом и вдыхая все ароматы города. Он хлопнул по своему выпирающему животу. — Наковальня вместо груди и рытвина вместо зада — это определённо придаст тебе баланса. Но время сократит все преимущества!

— …Такое чувство, что это тебя надо бы сократить.

— Хо-хо-хо! Но по меркам дворфов, я всё равно останусь довольно высоким!

Высшая Эльфийка Лучница прожигала взглядом Дворфа Шамана, пока тот гоготал своим привычным мощным голосом.

Жрица, случайная жертва едкого комментария дворфа, отошла назад и неловко пыталась прикрыть руками свою ещё не успевшую развиться тыловую часть.

— Н-ну да ладно, разве мы не должны идти на встречу с подавшим на квест?

— Да.

Она многому научилась у своего учителя, Убийцы Гоблинов, мастера резкой смены темы разговора.

Он вроде бы не показал, что заметил это, занимаясь в данный момент тем, что доставал из своего мешка смятый пергамент. От того, что его небрежно запихивали в мешок, на нём образовались складки, хотя он, кажется, даже и не заметил этого.

— Похоже, мы сможем найти его в Храме Закона.

— Тогда нам надо туда!

Аргумент Высшей Эльфийки Лучницы слишком быстро ушёл в никуда, так что она оборвала его, элегантно проведя своей рукой по направлению к Храму.

— Ты знаешь дорогу?

— Я уже как-то бывала здесь.

После чего она широко улыбнулась и отправилась в путь бойким шагом.

На самом деле именно в этом городе она и услышала песнь об Оркболге — Убийце Гоблинов.

Она устраивала шоу, размахивая бёдрами шагая вниз по улочкам, которые она знала, а остальные нет. Её четыре компаньона следовали позади.

Улочки были вымощены тесно лежащими каменными плитами, хорошенько примятыми к земле повозками, а по речкам, повсюду пересекающим город, ходили паромы. Этот город был невероятным местом, и не только из-за того, как были использованы эти руины, которые едва ли были изменены.

Разумеется, были тут и здания: лавки и гостиницы, даже небольшие апартаменты — все они были украшены прекрасной резьбой. Улицы напоминали настоящий показ мод, люди были одеты по последнему писку как местной, так и заграничной моды. Водный город воплощал в себе идею города-космополита(Red: Космополитизм — идея отказа от любви к родине и патриотизма в угоду любви к миру как единому обществу без границ. Главная суть — объединение всех людей под одним флагом — флагом всего человечества. Но это всё фуфло и не работает.).

— Но, ам, ну… Ты и правда считаешь, что здесь есть гоблины?

Идя по дороге, Жрица смотрела вниз, будто бы её старые одеяния сами стеснялись сравнения с платьями проходящих мимо девушек. Это была элегантная, прекрасная и женственная одежда. Не то, что её износившееся от бесконечной череды приключений одеяние.

Хотя, она стыдилась и своего стеснения по этому поводу.

— Полагаю, да.

Прямой ответ Убийцы Гоблинов не дал ей понять, заметил он её дискомфорт или же нет. Так или иначе, Жрица была ему благодарна. Он никогда не отвлекался от цели.

— Ох-хо, хмм? — Ящер Жрец высунул свой язык, тем самым показывая заинтересованность. — Милорд Убийца Гоблинов, а с чего вы это берётся?

— От этого места пахнет как от деревень, которые становились целью гоблинов.

— Пахнет?..

Дворф Шаман с сомнением хорошенько затянул воздух своим круглым носом. Единственным, что он смог уловить в воздухе, были запахи воды, камня и еды из близлежащих лавок. Не было ни единого признака гнилой вони, присущей гоблинским пещерам.

— Не могу сказать, что чую что-то такое.

— Всё потому, что дворфы слишком толстокожие.

— Будто ты его лучше понимаешь.

Высшая Эльфийка Лучница хихикнула над Дворфом Шаманом, пока тот стоял скрестив руки и качая головой. Выглядело так, словно это её не волновало, даже когда он прожигал её самым решительным взглядом. Она просто помахала своей рукой.

— Ну-ну, эльфы живут в лесу. Я и не должна знать о запахах города.

Дворф Шаман чуть было не парировал, но был неожиданно остановлен.

Идущий позади Высшей Эльфийки Лучницы Ящер Жрец резко зашипел.

— Центровина города не есть место для ваших склок.

— Да знаю я. Для парня с такими гладкими чешуйками больно уж ты колючий.

— Просто ты слишком мягкотел, дворф, — сказала эльфийка.

Ящер Жрец цокнул языком, и на этот раз замолчали они оба. От этой сцены Жрица рассмеялась.

У эльфийки и дворфа больше не было запала для ссор. Они медленно шли по сияющим улочкам Водного Города, рассматривая округу. Увидеть здесь нелюдей, имеющих слово(Red: Я напоминаю, что так зовут всех не монстров. Я хз почему, ибо гоблины тоже могут разговаривать. Видимо какая-то японская тема. Хз.), было вполне обыденным делом, таким же как увидеть других авантюристов.

Лишь Убийца Гоблинов без конца бдительно рассматривал окружение.

— Не знаю, что там насчёт запахов и прочей ерунды, но мне действительно кажется, что гоблины не выскочат на нас прямо сейчас посреди города, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, раздражённо вздохнув.

— Ты не можешь быть уверенной в этом. — Ответ Убийцы Гоблинов был резок. — Припоминаю, что один раз такое уже случалось.

Хоть его оружие и оставалось в ножнах, он передвигался так же как и в пещерах — храброй, но на удивление тихой походкой.

Он единственный притягивал странные взгляды прохожих: авантюрист в мрачной кожаной броне и дёшево выглядящем шлеме, идущий по городу так, словно он в подземелье.

Возможно, некоторые принимали его за какой-нибудь новый вид уличного артиста, и он ничего не мог с этим поделать. И если бы Высшая Эльфийка Лучница спрятала своё лицо от стыда, ну, с этим он тоже ничего поделать бы не смог.

Несмотря на всё это, он вряд ли бы изменил свои повадки.

— И где там наш Храмник? — Хвост Ящера Жреца нежно раскачивался позади него.

— Приглядитесь, вы можете увидеть его уже отсюда. Вон там.

Высшая Эльфийка Лучница указала своим стройным пальцем на здание по ту сторону реки. Это была ошеломляющая святыня, построенная из белого мрамора, обрамлённая бесчисленным множество колонн. Даже те, кто видел его впервые, сразу же понимали, что это и есть храм.

Храм Света и Порядка(Red: Да сколько названий у этого храма?!), украшенная гербом с мечом и весами, символизирующими закон и справедливость.

— Вау… — От этого вида у Жрицы перехватило дыхание. Не то, чтобы Храм Матери Земли, где она выросла, был плох, но…

это место так и кричало, что оно является обиталищем бога.

Её лицо расслабилось от счастья, а щёки залились краской от восторга и она развернулась.

— Убийца Гоблинов, сэр! Это невероятно!

— Да?

Более грубого ответа выдать он явно не мог.

Возможно, они просто смотрели на этот храм под разными углами. Все понимали, что он оценивал Храм как возможное гнездо гоблинов.

— О боже!..

Жрица надула щёки, хоть и понимала, что это довольно детский жест.

«Если подумать…»

Она осознала, что забыла задать самый важный вопрос.

— Ам, Убийца Гоблинов, сэр?

— Что?

— Подавший квест — жрец Верховного Бога?

— Нет.

Он ответил так, будто это вообще ничего для него не значило, после чего сказал:

— Это архиепископ.

От этих слов весь энтузиазм Жрицы испарился.

— Чтооооо?!

Она и представить не могла, что подавшей на квест окажется она.

Жрица обеими руками схватилась за свой шумный посох и издала непреднамеренный плач. Человек, ответственный за соблюдение закона по всей западной границе. Нет, даже больше чем это. Также известная как…

…Дева Меча.

§

В Храме Закона посетителей было много.

И это были не только верующие в Верховного Бога, пришедшие сюда помолиться.

Здание также являлось и судом, где вершилось правосудие во имя Бога. Дела варьировались от простых каждодневных разногласий, до вопросов жизни и смерти.

Потоку тех, кто желал, чтобы их дела были услышаны лишь под беспощадным светом Бога, не было конца.

Идя вглубь Храма, они прошли мимо комнаты ожидания, заполненной такими людьми.

Мимо залов суда, где проводились слушания, мимо узких коридоров с книжными шкафами в самое сокровенное место, тихое и разлинованное мраморными колоннами.

В самой глубокой части Храма располагалась богослужебная зала с находившимся там изображением Верховного Бога в виде почитаемого всеми солнца.

Это место будто вырвали из какого-нибудь мифа.

Лучи солнца проникали сквозь колонны и падали на огромные золотые страницы. Здесь не было никакого чужеродного шума; тишина была абсолютна. Это было святое место.

А за алтарём стоя на коленях молилась женщина, держа в руках длинный посох.

Её внушительная фигура была облачена в робу. Её золотистые волосы сверкали на солнце. Её посох, выглядящий как меч, эфес которого украшали чаши весов, показывал собой равноценность закона и справедливости.

Она была настолько ослепительной, что даже вызывала мысли, что если бы Верховный Бог переродился в теле женщины, это определённо была бы она.

К несчастью, её глаза были скрыты за чёрным платком. Не то, чтобы это хоть как-то умаляло её красоту; одежда даже делала её ещё более поразительной.

— ?..

Вдруг, она посмотрела наверх.

Священная тишина была нарушена храбрыми, небрежными шагами.

— У-Убийца Гоблинов, сэр! Прошу, потише…

— Это срочное дело. Если они не против нашего здесь появления, причин ждать нет.

— Я так и думала, что ты у нас скорее нетерпеливый парень, Оркболг.

— Все кажутся нетерпеливыми по сравнению с эльфом.

— Такие крики неприличностны. Ваше это божество или нет, мы как-никак в доме Бога.

Громко, оживлённо, грубо и энергично. Всё это вызывало у неё крайне сильное чувство ностальгии.

— ______

Уголки её рта слегка смягчились, а рукав её одеяния зашевелился словно океанская волна.

Она — Архиепископ Верховного Бога, Дева Меча — медленно встала.

— Господи. Кто же вы такие?..

— Мы пришли сюда убить гоблинов. — Убийца Гоблинов ответил безучастно, с абсолютным отсутствием интонаций, из-за чего его слова прозвучали как тихая улыбка.

 

От его поведения веяло наглостью, но дерзко он при этом не звучал. Это был тот самый стиль речи, на котором говорили авантюристы.

Жрица стояла позади него, тараща глаза и пытаясь понять, как же ей стоит поздороваться.

«Это же сама Дева Меча!»

Архиепископ, любимица Верховного Бога.

Авантюристка Золотого Ранга, которая десять лет назад покончила с Демоном Лордом.

Не просто герой из легенд, но настоящий человек из плоти и крови, представитель человечества.

Она была гораздо выше Жрицы, совсем недавно повышенной до Обсидиана. Разница между ними была равна пропасти между гоблином и драконом.

Когда она была лишь прислужницей, Жрица и представить себе не могла, что судьба занесёт её в такое потрясающее место.

— Я, ам, это, как бы… Для меня честь встретиться с вами, — сказала Жрица натянутым голоском, слегка поклонившись. Её глаза сияли, а щёки пылали алым.

— Высокоуважаемый воин и… милая высокоуважаемая жрица.

Вырвавшийся из под платка нежный взгляд коснулся щеки Жрицы, после чего двинулся дальше, или ей так показалось.

Она могла услышать как её собственное сердце бьётся внутри её маленькой груди. Она надеялась, что больше этого не слышал никто.

— А сии августейшие персоны — это?..

— Мм. Их соотечественцы — члены их группы, — сказал Ящер Жрец, когда её взгляд остановился на нём. — Я почитаю ужасающую нагу, но могу вас заверовать что окажу вам всевозможнистую поддержку. — Его ладони, сложенные в необычном жесте, выглядели торжественно.

Разумеется, жест его отличался от того, как священники Верховного Бога выражали уважение друг другу. Но дело было не в этом. Гораздо важнее было то, что он показал своё намерение уважать другую религию.

С этого момента всё и началось. Без единой дрожи в улыбке Дева Меча своим пальцем начертила в воздухе крест.

— Добро пожаловать в Храм Закона. Большая честь принимать вас здесь, о чешуйчатый жрец.

Высшая Эльфийка Лучница и Дворф Шаман со своей стороны едва ли проявляли интерес к происходящему.

Стоя позади Ящера Жреца, они слегка поклонились, но расположили свои головы рядом друг с другом и перешёптывались.

— Хмм. Довольно неплохо для творения рук человека, — сказал дворф.

— Ага. Какая прекрасная картина, — сказала эльфийка.

Похоже, их восторг был сфокусирован на висящем высоко над их головами потолке.

Там обильные мазки кисти складывались в настенную роспись, изображающую битвы Эры Богов.

Они уже видели рисунки в пещере(Red: Арка Огра.), окрашенные кровью на стенах руин, но это было уже нечто совершенно иное.

Порядок и хаос, Иллюзия и Правдивость, боги сражались друг с другом с помощью тел, духа и душ.

Напротив звёздного поля кружились магия и чудеса, всё летело то взад, то вперёд, сияло и горело. Наконец, боги достали кубик и дали себе волю, бросая его в этой игре.

Доска, на которой они играли, была самим этим миром, а фигурками были все в нём живущие.

С тех пор те, кто имели слово, те, кто молился, пытались жить правильно.

Эти двое, будучи родственниками духов, ранее наполнявших этот мир, не то чтобы не любили богов. Эльфы и дворфы уважали богов, однако, в то же время они не поклонялись им бездумно. Боги, скорее, были «с» ними; они слушали советы богов, но не были их рабами. Вот почему в мире существует всего несколько эльфийских жрецов — хотя, вот дворфы до сих пор остаются верны своему богу-кузнецу.

— Хо-хо. Какие вы все… авантюристы до мозга костей.

Эксцентричный воин. Невинная жрица. Жрец с далёких земель. Дворф-маг. И эльфийка-рейнджер.

Архиепископ слегка, но как-то странно улыбнулась им пятерым.

?..

Жрица подумала, что эта улыбка была наполнена одиночеством и страстным желанием.

— Пусть так, мы всё равно столь похожи. Искренне приветствую вас.

Это заняло лишь секунду.

Дева Меча широко взмахнула руками, будто бы пытаясь охватить ими авантюристов. Эта поза напоминала как позу любящей матери, так и манящей куртизанки, страстно вожделеющей кого-то в своей спальне.

Обычный человек при виде этого тяжело бы сглотнул в ту же секунду.

Однако Убийца Гоблинов проигнорировал это всё.

— Хватит обмениваться комплиментами. Расскажите нам детали квеста.

Он даже забыл об омертвевшем взгляде, возникшем на лице Жрицы.

— П-погоди-ка, Убийца Гоблинов, сэр…

Перебор, это был явный перебор.

Жрица схватила его за руку, облачённую в рукавицу и притянула к себе.

— Ты не можешь так разговаривать с архиепископом…

— Мне всё равно.

Но Дева Меча лишь с нежностью покачала своей головой.

— Я невероятно рада, что столь дерзкий авантюрист пришёл ко мне.

— Да?

— Могу я спросить чисто из личного любопытства, — пробормотала она, — если бы кто-нибудь из вашей родни присоединился к силам хаоса, смогли бы вы убить его?

— Нет, — резко ответил Убийца Гоблинов. — У меня нет живых родственников.

— Вот как?..

Убийца Гоблинов наблюдал из под своего шлема за красными губами, пока те шептали эти слова.

— Итак. Где гоблины?

Стоящие позади него авантюристы вздохнули.

§

— Всё началось около месяца назад.

Дева Меча кивнула остальным, разрешая им сесть на пол, после чего села сама, сведя ноги вместе, выглядела она при этом покинутой.

— Поздно ночью я послала девушку-аколита(Red: Крайне низкий чин в церковной иерархии. Если переводить на наши термины, то они вот из тех, кто в макдаке туалеты драят.) доставить сообщение из этого Храма…

— Её убили? Или похитили? — спросил Убийца Гоблинов.

— …Той ночью она не вернулась. А на следующий день её тело нашли в переулке позади Храма. — Выражение печали образовалось на её лице.

— Хмм, — Убийца Гоблинов размышлял, потирая свой подбородок.

— Исходя из слов нашедшего её человека, её заживо покромсали на кусочки.

Слова Девы Меча были полны спокойствия, а голос её ни на миг не поколебался. Но за всем этим скрывалась лёгкая дрожь.

Это был ужас? Боязнь? Или, возможно, глубокая боль и печаль. Жрица не могла сказать наверняка.

— Это… Что ж, это ужасно, — сказала Жрица.

— Сам факт убийства уже достаточно печален, хоть это и происходит время от времени…

— Заживо… — тихо пробормотал Убийца Гоблинов. — Нашли здесь?

— …Да.

— Была ли какая-либо часть её тела съедена? Или её просто убили? У вас есть ещё детали?..

— Да ладно, Оркболг. Это бесчувственно даже по твоим меркам, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, сморщив свои губы в хмурую мину. Она заметила истинные эмоции Девы Меча, которые та пыталась скрыть.

Убийца Гоблинов замолчал на какое-то время, после чего сказал:

— Прошу, продолжайте.

— Это был воистину ужасный инцидент.

Да, ужасный.

Естественно, Храм Закона здесь стоял, но это всё ещё была граница. Не так давно здесь было раздолье беззакония, дом для монстров и бандитов. И сейчас вряд ли можно было обойтись без преступлений.

Хоть свет Верховного Бога и сиял невероятно ярко, силы его недостаточно, чтобы достичь глубин людских покорёженных сердец.

— Закон и порядок… Поговаривают, что в пылу битв этого мира, они становятся всё слабее. — Дева Меча продолжила, переходя на бормотание: — Хоть триумф зла в этом мире не наступил, избавиться от него тоже не выходит, — и сложила вместе руки, начав читать краткую молитву богу, которому она служила.

Дождавшись её окончания, Ящер Жрец вытянул свою шею, будто бы обратив внимание на кое-что.

— Итак, вы хочете сказать, что расследования не принесли никаких результативов?

— …Да. Стыдно это признавать, но это правда…

Возможно, в деле были замешаны агенты хаоса или последователи Тёмных Богов? Или нечто другое?

Имея слишком много гипотез и предположений, городская стража немедленно начала расследования. Для города, улицы которого не затихали ни днём, ни ночью, улик было на удивление мало. А без улик ничего нельзя было поделать, и неважно, насколько сильно всем хотелось схватить преступника.

На фоне всего этого водный город испытал резкий подъём преступлений.

— Мелкие кражи, случайные нападения на улицах. Жестокость по отношению к женщинам, похищения…

— Хмм, — Убийца Гоблинов хмыкнул, когда Дева Меча со скорбным видом рассказывала о положении дел. — Мне это не нравится.

— Да тебе ничего не нравится, Брадорез, — сказал Дворф Шаман, уже вполне привыкший к своему компаньону, и махнул Деве Меча рукой, будто бы говоря: «Не принимайте его слова близко к сердцу». Он упёрся подбородком в свою руку и водрузил локоть на свои согнутые колени. У него не было ни малейшего желания пригубить вина. — Признаю, это довольно странно. Но, уверен, вызвали вы нас не по этой причине.

— Вы правы. Они решили, что если им не удаётся выследить убийцу, быть может, им удастся поймать его за работой.

Таким образом, на это дело была послана не только городская стража и гвардия, но ещё и авантюристы.

Они разбились на несколько групп, прилежно патрулирующих ночные улицы и преследующих всех подозрительных личностей.

Это был грубый подход, план, за которым стояла лишь практичность.

Но он сработал.

Одна из групп авантюристов увидела маленьких гуманоидов, нападающих на женщину и разрубающих её на куски.

В свете переносных масляных ламп авантюристов маленькие трупы оказались…

— …гоблинами. Вне всяких сомнений.

— Хмм. — Убийца Гоблинов, который внимательно слушал, издал звук крайней заинтересованности. — Это были гоблины?

— Гоблины… Полагаю, не один и даже не два, — вздохнул Дворф Шаман, задумчиво проводя рукой по своей пышной бороде, которой он так гордился.

Жрица приложила к губам свой тоненький пальчик и издала задумчивый звук.

— Вопрос в том, как они попали в город, — сказала она. — Они явно не могли пройти сквозь врата.

— Остаются лишь подземные тропы и переправа по воде, — сказал Дворф Шаман.

Вклинилась и Высшая Эльфийка Лучница.

— Все эти жертвы… эти монстры не просто проходили мимо.

— Что ты думаешь? — Шлем Убийцы Гоблинов повернулся к Ящеру Жрецу.

Чешуйчатый жрец задумчиво закатил глаза, после чего раскрыл свою челюсть и сказал:

— Гоблины… хмм. Гоблины живут под землёй. Сей город построен над ещё одним, гораздо более древнистым городом. Здесь определённово есть некоторые руины…

— Тогда никаких вопросов нет, — решительно сказал Убийца Гоблинов. — Они глупы, но далеко не идиоты. Будь я на их месте, то просто бы возвёл гнездо в канализации.

— И вот опять ты демонстрируешь своё умение думать как гоблин…

Тяжело было понять, восхищённо это сказала Высшая Эльфийка Лучница или же саркастически.

— Разумеется, — ответил Убийца Гоблинов, кивнув при этом. — Если ты не знаешь, как они думают, ты не можешь с ними сражаться.

От слов Убийцы Гоблина, на лице Девы Меча отразилась лёгкая тень смущения, но тем не менее она твёрдо кивнула.

— Верховный Бог определённо сопроводил сюда таких авантюристов, дабы вы приняли мой квест. — На её лице неожиданно возникла лёгкая улыбка, а голос её был чист и ясен; её облегчение было очевидно. — Я сама додумалась до того, что они должны быть под землёй, лишь через месяц.

— Месяц?

— Да. И сперва я предложила этот квест авантюристам этого города…

— И что они сделали? — тихо спросила Жрица, но Дева Меча без слов покачала своей головой.

— Ясно… — сказала Жрица.

«Они не вернулись».

Множество Фарфоровых и Обсидиановых авантюристов, уходящих убивать гоблинов, встречали ту же судьбу… как и двое из трёх компаньонов, с которыми Жрица отправлялась на своё первое приключение в пещеры.

Как только эта волнующая сцена неожиданно всплыла в её голове, избавиться от неё было крайне тяжело.

Жрице уже почти показалось, что она может ощутить то сырое, гнилое дуновение пещерного воздуха, а её лицо слегка скрипнуло.

— Тогда я и услышала песнь об Убийце Гоблинов, герое пограничья.

— Песнь? — сказал Убийца Гоблинов, пытаясь осмыслить услышанное. — Что вы имеете в виду?

— А ты не знал? Оркболг, ты — баллада. — Высшая Эльфийка Лучница нарисовала в воздухе своим указательным пальцем круг. — Хотя, оказалось, что с реальным тобой она имеет мало общего.

— Я никогда не слышал об этом.

— Но вы ведь определённо знаете, — сказал Ящер Жрец, щуря глаза. — Где бы не появлялись барды, они всегда будут петь о доблестных подвигах.

— С какой целью?

— Брадорез, только не говори мне, что ты совсем не видишь тут связи.

Не то, чтобы его это не заинтересовало.

Глядя на растерянного Убийцу Гоблинов, Дворф Шаман похлопал себя по животу.

— Когда слава о твоих делах уходит в народ, все начинают хотеть, чтобы ты убивал ради них гоблинов!

— Хмм…

Глаза Девы Меча, скрытые за тканью, на мгновение встретились с глазами Убийцы Гоблинов, скрытыми за металлом.

Она прикусила губу, а затем с решительным взглядом склонила свою голову.

— Пожалуйста. Умоляю, спасите наш город.

— Не знаю, смогу ли я, — прямо сказал Убийца Гоблинов. — Но гоблинов я убью.

Ну, не так надо было разговаривать с архиепископом, а уж тем более с бывшим героем.

Жрица сказала: — Убийца Гоблинов, сэр! — и потянула его за руку, поджав губы. — Ты обязан найти лучший, ну ты знаешь, способ… общения…

— Это ведь правда, разве нет?

— Вот почему важно быть осторожным в том, как ты её произносишь.

— Хрм.

Убийца Гоблинов жёстко хмыкнул, но даже он мог лишь хранить молчание.

Видя своего смущённого друга, Ящер Жрец весело взмахнул своим хвостом, но вот тон его был серьёзным.

— Если они в канализованности, наши обычные трюкачества не сработают.

— Всё равно мне уже осточертели эти ваши обычные трюки, — удручённо сказала Высшая Эльфийка Лучница. — Они… странные.

Она нежно ударила его своим локтем.

— Ты же понимаешь, о чём он, да?

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул. — Мы должны пойти туда и уничтожить их, но подземная территория огромна. Если кто-нибудь из них сбежит, это обернётся проблемами.

— Нет! Нахождение в канализации означает, что мы будем прямо под всеми живущими в этом городе. Понял?

Она даже не знала, чего это так её удивило. Оркболг был таким столько, сколько она его знала. Сжигал крепости, заставлял людей обмазываться кишками, убивал гоблинов самыми ужасными способами, использовал тактику людских сигналов…

— Никакого огня! Никакой воды! Никакого ядовитого газа! И никаких внутренностей!

— Я же тебе говорил, что у меня нет намерения использовать ни один из этих методов, — ответил он таким тоном, с которым обычно ругал Жрицу, заставив Высшую Эльфийку Лучницу моментально замолчать.

Её длинные уши вздёрнулись от раздражения, но именно она в итоге сказала:

—Ладно, — и прекратила эту перепалку.

Ящер Жрец проигнорировал её бормотания в стиле «Да что с этим парнем вообще такое?» и сказал:

— Но почему ваша городская стражина или армия не может разобраться с этими тварями? — Он ударил своим хвостом по каменному полу, тем самым подчёркивая свои сомнения. — Я не особо разбираюсь в ситуационности этого города, но я уверен, что это находится не вне пределов их юрисдикционности.

— Они…

— …несомненно сказали вам, что нет необходимости задействовать войска ради такой мелочи как гоблины, — бесцеремонно сказал Убийца Гоблинов, пока Дева Меча колебалась.

Дева Меча слегка опустила взгляд, а губы её задрожали. Самый изящный ответ.

Понять это было нетрудно.

Авантюристов звали именно потому, что городская стража и войска не вмешивались во всё это.

Городская стража получала деньги для тренировок и снаряжения, а их семьи жили в этом городе. Если бы кто-нибудь из них пострадал или был убит, городу пришлось бы платить пенсию его родственникам.

Как же это отличалось от авантюристов, которые принимали на самих себя ответственность за всё.

А прежде всего, свежа ещё была память о воскрешении Демона Лорда этой весной.

— Полагаю, ничего тут поделать нельзя, — сказал Дворф Шаман, вздыхая и поглаживая свою белую бороду. — Куча этих демонов всё ещё бегает вокруг Столицы. Думаю, для того авантюристов и…

— Мррм. Есть два источника проблемности: людские деньги и людские политичники, — сказал Ящер Жрец.

— Мне невероятно стыдно признавать правоту ваших слов, — сказала Дева Меча, будто бы сознаваясь в грехе.

Трагедий в этом мире было много, и конца им видно не было.

Как Дева Меча и говорила, с самого сотворения мира свет закона и порядка становился только слабее.

Ни у кого не было сил изменить это, даже чуть-чуть.

Даже Мать Земля, которая предлагала спасение сломанным душам… спасение её предназначалось лишь тем, кто желал этого, просил, молился об этом…

Именно потому и возникли монстры, прозванные Нечестивыми.

И всё же…

— Это меня волнует не так сильно, — прошептала Дева Меча, отвернувшись.

Она звучала как юная дева, что совершила постыдный поступок.

— Мне всё равно. — Убийца Гоблинов разрубил её речь всего парой резких слов. — Как нам попасть под землю?

— …

Спрятанные глаза Девы Меча носились по его шлему, будто бы пытаясь найти там хоть какие-нибудь эмоции.

— Эй.

— Ох. Да, прошу прощения.

Ответивший на его слова голос был каким-то отстранённым, даже бредовым.

Дева Меча засунула руку в вырез своего тонкого одеяния, доставая лист бумаги из своей объёмной пазухи.

Лист выглядел довольно старым; он был похож на карту канализации.

— Думаю, вам лучше стоит зайти в канализацию через колодец, находящийся в заднем саду этого Храма.

Её стройные белые пальцы ласкали карту, пока сама она разворачивала её на полу. Измятый пергамент издавал шуршащие звуки, пока его раскрывали.

— Следовательно, я предлагаю этот Храм в качестве жилья на время исследований канализации.

Изучая карту, Убийца Гоблинов издал тихий звук. Она была бесцветной, почти пожранной насекомыми, но она показывала точный размер канализации. Возможно, древним архитекторам от неё и был какой-то толк, но сейчас…

— Словно лабиринт, — тревожно сказала Жрица, глядя на карту поверх плеча Убийцы Гоблинов.

Гоблины проделали весь этот путь по подземному лабиринту чтобы нападать на людей? Встреча с ними может оказаться тяжелее битвы с другими монстрами, и даже очень.

«Может я просто нервничаю».

Он заметил, как она тихо перевела свой взгляд на него?

Убийца Гоблинов подтянул карту поближе, после чего легонько ткнул в неё.

— Насколько эта карта точна?

— Это старые планы времён, когда этот Храм только построили…

Дева Меча мягко покачала своей головой. Прекрасным жестом она смахнула свои густые волосы.

— Но вода со всего города стекает вниз. Если что-нибудь разрушится, даже я не смогу представить последствия.

— Ладно.

Кивнув, он беспечно скрутил карту и подбросил её в воздух.

Ящер Жрец проворно вытянул свою руку и схватил свиток своими острыми когтями.

— Ты наш навигатор.

— Безусловно.

— Тогда пошли. Нельзя терять ни минуты.

Убийца Гоблинов отправился вперёд своей храброй походкой даже раньше, чем успел договорить эти слова.

Остальные авантюристы переглянулись, после чего беспомощно кивнули.

— Ну, таков уж наш Оркболг, — мягко сказала Высшая Эльфийка Лучница, вставая с места. Она поправила свой великий лук на спине, пересчитала стрелы, после чего рысью пошла за ним.

Эльфийские шаги были настолько тихими, что казалось, будто они ничего не весят; Ящеру Жрецу они показались абсолютно бесшумными. Он нежно раскрыл недавно пойманную карту, дважды проверил её, опять свернул и бережно положил к себе в мешок.

— Кажется, тут есть ещё более глубинные руины, но мы этого не узнаем, пока воочию не свидим этого.

— Заметь, ты это сказал. И рассчитывать на нашу длинноухую девчонку в качестве проводника мы тоже не можем. А вот Брадорез — другое дело.

Дворф Шаман поглаживал свою бороду, не вынеся вида того, как они в одиночку идут в столь опасное место.

Эти двое похлопали друг друга по спинам, после чего встали, выглядя довольными.

— Вы уж простите нас. Мы отправлимся своим путём.

— Не могу больше заставлять длинноухую и Брадореза ждать!

И эти двое отбыли.

У Жрицы тоже не было времени просто таращиться.

Торопливо собирая своё снаряжение, она расправила своё одеяние и встала.

— Что ж, ам, миледи архиепископ. Я… я тоже пойду.

Кхем. Она обеими руками схватила свой посох и поклонилась Деве Меча.

— Если можно… — Дева Меча позвала Жрицу, пока та разворачивалась, чтобы уйти. Она протянула свою стройную руку, будто бы маня её.

— Да? — спросила Жрица, вопросительно смотря на неё.

— Может, не в моём праве, как подавшей на квест, спрашивать это…

Жрица не могла в полной мере понять выражение лица Девы Меча, пока та говорила. Казалось, будто все эмоции покинули её прекрасное лицо словно убывающая волна.

— …но разве вам не страшно?

Её вопрос был тих, но ясен.

Жрица слегка нахмурила лоб; её глаза бегали по всей комнате. Что она должна была сказать?

— Я… да. Мне страшно. Но…

После этого она ничего не произнесла. Страх никогда не отпускал её с тех пор, когда она давным-давно впервые вошла в гоблинское гнездо.

И всё же…

Её отвлечённый взгляд проследовал за авантюристами, ушедшими вперёд неё, во многих смыслах…

Огромный людоящер. Рядом с ним — коренастый дворф. Стройная эльфийка. И…

Воин. Одетый в дёшево выглядящий шлем, мрачную кожаную броню, с маленьким круглым щитом и мечом довольно странной длины.

— Хи-хи.

Пока Жрица стояла там практически одна, на её лице всплыла улыбка.

Она была послушницей Матери Земли, но если бы она молилась Верховному Богу, то попросила бы у него всего одно:

Чтобы ей никогда не пришлось расставаться ни с одним из этих компаньонов.

— …Я уверена, с нами всё будет хорошо.

Сказав это, она на выдохе застенчиво помолилась.

Интерлюдия. Что ж, о тех двоих

…Ладно, бумаги оформлены. Большое спасибо, что всегда доставляешь нам еду!

— Ну конечно. В конце концов, это же наш хлеб!

— Аах, и всем так нравятся продукты с вашей фермы! Они вкусные — и это самое важное — но они к тому же ещё и дешёвые.

— Ха-ха-ха!.. Ага, все были так добры с нами после… после того, что случилось прошлой весной. Нам оказали огромную помощь… Эээх…

— С чего такая кислая мина? Что-то случилось? Если дело в цене, мне жаль это говорить, но торговаться я не могу.

— О нет, ух… Нет. Просто он ушёл, и я… понимаешь?

— Хех-хех! С ним всё будет в порядке. Мистер Убийца Гоблинов готов ко всему.

— Надеюсь. Думаю, он не из тех, кто будет лезть в неприятности.

— Лично мне кажется, что тебе стоит больше беспокоиться о… иных вещах. О том, чем он будет заниматься в свободное время.

— О каких ещё вещах.

— Я тебя умоляю. Он в далёком городе с двумя женщинами. И далеко не маленьком к тому же. Там будет полно возможностей…

— Н-но с ними же ещё пошли и пара мужчин, да? В-в любом случае, он не…

— Признаю, он не из таких.

— …Эй. В историях про авантюристов они всегда… В смысле, герой всегда спасает принцессу или деревенскую девушку, и затем они женятся, ведь так?

— Конечно. Во множестве пьес и книг всё так и бывает.

— Так действительно происходит?

— Постоянно. Если честно, из-за этого наши авантюристки постоянно ищут себе мужей.

— …Ладно. Итак, когда он спасает девушку, как думаешь, каким он выглядит? В её глазах?

— А? Ну… как чемпион пограничья, уничтожитель гоблинов… В смысле, если говорить только о том, как он выглядит

— …

— Не желаешь чаю?

— Да, пожалуйста.

— Фестиваль на носу, не так ли? Осенний урожай.

— Ни за что не пропущу.

— Сходим.

— Сходим.

На том они и порешили.

Глава 3. Случайное столкновение

Пронзительный крик эхом раздался по камням водопротока(Red: Древний аналог водопровода, просто тут вода идёт естественным путём, а не под давлением как в трубах.), что был построен древними людьми.

(Red: Итак, очень важная информация насчёт названия главы. Она называется Random Encounter, и по сути её нельзя было переводить (но вы бы изошлись на нетонущее), ибо это термин. Термин сей означает столкновение с врагом, о существовании которого в данном месте ты и не знал. В основном это объяснения для школьников, ибо сейчас эта фича используется ой как редко и тех, кто в своё время упустил рпг старого образца. Фича эта возникла в настольных рпг (угадайте в какой…подсказка — к ней тут каждая первая отсылочка), где от числа на кубике зависело пройдёшь ты этот путь спокойно, найдёшь лут, столкнёшься с монстром или попадёшь в ловушку. Оттуда она перешла в первые компьютерные рпг, ибо они были слабые, и эта фича отлично вписывалась в механику малоразвитых игр. Суть такова, что ты просто идёшь по локации, и в абсолютно любой момент можешь столкнуться с монстром, который на карте не отмечен. Надеюсь, это было для вас полезно. Следующее пояснение будет длиннее главы.)

Гоблин упал навзничь с воткнутым в его лоб топором.

Даже не вздрогнув, Убийца Гоблинов пнул труп в реку из нечистот, что текла неподалёку. Он упал в воду со всплеском, после чего проплыл среди загрязнённых пузырей перед тем как исчезнуть из виду.

— Кажется, это был последнистый. — Ящер Жрец вытер кровь с лезвия своего клыкоподобного меча, который совсем недавно был воткнут в горло гоблина.

Пламя брошенного на полу факела колыхалось, и свет танцевал на лике всей этой резни.

Из лежащих здесь тел возможно лишь 40 процентов принадлежали гоблинам; остальные же были гниющими остатками авантюристов.

А там, впереди, где водопроток делился на бесконечное количество ответвлений, маячила загадочная тень.

— Нет… Здесь есть что-то ещё.

Высшая Эльфийка Лучница была не из тех, кто мог упустить такое. Произнося свои слова, она вложила очередную стрелу в свой лук. Её уши вздёрнулись вверх и вниз; затем, слегка свистнув, она натянула тетиву из паучьего шёлка и выпустила стрелу.

Со звуком свинь, напоминавшим мелодию прекрасной лютни, стрела пронзила воздух.

Она описала дугу и повернула за угол, будто бы жила своей жизнью. Спустя секунду раздалось пронзительное «Гьяя!», а затем мягкий звук чего-то, ударяющегося о воду.

Это был последний из них.

— Фууф… Отличный выстрел.

От ликующего восклицания Высшей Эльфийки Лучницы Жрица, цепко державшаяся за свой шумный посох, вздохнула.

Она довольно долго держала свой уровень духа на подъёме, так она смогла бы призвать чудо в любой момент. Хотя, она была рада тому, что делать этого ей так и не пришлось… смогла сохранить на будущее(Red: Я напоминаю, что по правилам этого мира все заклинатели могут кастовать ограниченное количество заклинаний в день.).

— Но… найти столь много гоблинов прямо под городом…

— Этого я и ожидал.

Убийца Гоблинов беспечно приподнял тело авантюриста. Кусок прогнившей плоти рухнул на землю.

Труп был настолько сильно пожран крысами, что невозможно было определить, принадлежал он женщине или мужчине, но он не колебался.

Кольчуга, потемневшая от пролитой крови. Сломанный шлем. Наверняка когда-то это было воином. Его мешок с припасами уже был разодран на куски. Убийца Гоблинов осмотрел всё, что гоблины не успели украсть, и взял длинный меч, ножны и всё, что висело у трупа на бедре.

Он вытащил меч из ножен и заметил, что на режущей кромке не было ни единого признака ржавчины. Быть может, его хорошо смазывали маслом?

— Должно быть, на него напали из засады. — Скорее всего был нанесён всего один удар в голову. У него не было ни шанса даже просто вытащить своё оружие.

Меч был слишком тяжёлым для гоблина и длиннее тех, что нравились Убийце Гоблинов, но это было неплохое оружие.

— Ладно, — Убийца Гоблинов кивнул, убирая меч обратно в ножны. Жрица испустила вздох.

— Всё не «ладно». Могу я?

— Пожалуйста.

Убийца Гоблинов оттолкнул труп обратно на место.

Жрица встала на колени рядом с телом, лицо её было мрачно. Она совсем не обращала внимания на грязную воду, плещущуюся о её белое одеяние.

«О Мать Земля, полная милосердия, своей почтенной рукой сопроводи душу того, кто покинул этот мир…»

Держа свой посох, закрыв глаза и шепча в практически музыкальном ритме, она молилась, воспевала, умоляла.

Молилась о том, чтобы души погибших здесь авантюристов и гоблинов были спасены богами, обитающими на небесах.

«Было бы лучше предать тебя земле чем оставлять под ней…»

Ящер Жрец, ведомый действиями Жрицы, сложил свои ладони в странном жесте, молясь о перерождении этих душ.

«Но мы спокойны на этот счёт, ведь накормив крыс и жуков, со временем вы вернётесь обратно в землю».

Мать Земля и ужасающая нага. Их боги отличались; потому, то же касалось и их доктрин.

Но желая счастья душам погибших, они становились одинаковыми. Они не знали, куда шли все их молитвы, лишь то, что там же их ждёт и спасение.

Жрица и Ящер Жрец переглянулись, понимая, что каждый из них выполнил свой долг.

— Хмм, вот.

В пол взгляда приглядывая за ними, Высшая Эльфийка Лучница выдернула стрелу из гоблинского трупа.

Она проверила древко и наконечник и довольная тем, что они не повреждены, вернула стрелу обратно в колчан.

— Просто чтобы ты знал, я не собираюсь поступать как ты, Оркболг, — она моментально закрепила свой взгляд на бронированном авантюристе с непроницаемым выражением лица. Хлёст раздался от её ушей, словно бы показывая её настрой. — Похоже, нас ждёт долгая битва. А я не хочу использовать гоблинские стрелы. Они такие грубые, — проворчала она.

Глаза Убийцы Гоблинов переметнулись на неё.

— Разве?

— Ещё как.

— Ясно.

— Всемилостивый я, — вздохнул Дворф Шаман, поглаживая свою бороду.

Он держал свою руку в мешочке с катализаторами, готовый колдовать в любую минуту, но…

Он посмотрел вдаль, в черноту, обитающую за пределами света факела. Как обитатель подземелий, он отлично видел в темноте.

— Заставляет задуматься, сколько же их тут всего.

Но даже его острый взгляд не смог разглядеть ни единого признака гоблинов.

С тех пор, как они начали исследовать канализацию, прошло три дня, и уже в пятый раз на них нападали, и это только за сегодня.

§

Канализация водного города была полностью превращена в гнездо гоблинов. Входящие сюда авантюристы вскоре подвергались атакам этих маленьких демонов.

Извилистая сеть водопротоков — практически лабиринт — для гоблинов была союзником.

На группу периодически нападали с нерегулярными интервалами, а поиски всё продолжались и продолжались; они не могли расслабиться ни на миг.

— А я ведь говорил, что подобенное занятие больше подходит авантюристам лабиринтного города.

Жалобы обычно стоического людоящера служили доказательством всей той усталости, что обрушилась на них.

Одни лишь битвы ничего бы с ними не сделали, как и простая прогулка по пещере. Именно постоянная бдительность выматывала их нервы.

— …

Беспокойство на лице Жрицы было очевидным. Даже звуки её шагов казались какими-то неуверенными.

— Оставайтесь спокойными.

Убийца Гоблинов, внимательно рассматривая каждый миллиметр их пути, оставался таким же грубым как и всегда.

Он достал новый факел из своего рюкзака и поджёг его, а теперь настойчиво постукивал им по стенам.

— Это каменная стена. Непохоже, что они смогут устроить нам засаду, выползнув из неё.

— Прошу, не навевай мне плохие воспоминания, — Жрица нахмурилась и вздрогнула. Ужас первого приключения всё ещё преследовал её.

— …Прости.

— Всё в порядке, — только это она и ответила в ответ на тихое бормотание Убийцы Гоблинов.

Возможно, Дворф Шаман почувствовал, что происходит между ними, потому что он тихо засмеялся и сказал:

— По крайней мере со всем этим мусором вокруг, нам не надо скрывать свои запахи.

— Прошу, не навевай мне плохие воспоминания, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, устало махнув своей рукой.

Она высунула руку и принюхалась к своему наряду охотника.

В прошлом, во время очередного похода в подземные руины, Убийца Гоблинов заставил её обмазаться кишками гоблинов, утверждая, что это сможет скрыть её запах. Ей удалось отстирать свою одежду и отмыть своё тело, но она никогда не прощала его за этот поступок.

— Я тебя предупреждаю, Оркболг, если ты ещё раз со мной такое сотворишь, пеняй на себя.

Убийца Гоблинов молчал. Он лишь слегка мотал головой из стороны в сторону.

Может, он проверял запах местности. Спустя долгое время он ответил.

— Действительно, в этот раз в этом нет нужды.

— Хрк.

Уши Высшей Эльфийки Лучницы приподнялись.

Полуоткрытый глаз снайперши зафиксировался на Убийце Гоблинов.

— Эй, я только что вспомнила.

— Что?

— Оркболг. Ты ведь так и не извинился передо мной.

— Потому что это было необходимо.

Прямее его ответ быть уже не мог. Высшая Эльфийка Лучница надулась и с «гррр» начала кукситься.

— …Хмм?

Неожиданно её уши вскочили вверх и вниз, и она посмотрела на потолок.

— Что такое, длинноухая? — спросил Дворф Шаман.

— Что-то странное… И я слышу шум воды. Над нами?

Сразу после этого маленькая капелька упала в водопроток… плюсь.

Кольца ряби пошли по сточной воде. Одно, два, три.

— Хрм…

Ящер Жрец с сомнениями высунул язык и облизал свой нос.

Плюх! Плюх! Ещё больше капель упало.

Вскоре, они начали падать без остановки.

— Это… дождь? — Жрица нахмурилась, взглянув на столь далёкий потолок. Поверхность речного водопротока была полна крошечных волн.

Высшая Эльфийка подняла свою руку в бесполезном жесте, пытаясь укрыться от капель.

— Как под землёй может идти дождь? — в замешательстве спросила она.

— Наверняка дождь идёт на поверхности. А сюда он проходит сквозь решётки для дождя(Red: Решил не писать сливы, ибо у нас всё же другая система немного.), — сказал Дворф Шаман, поглаживая свою бороду. Он посмотрел на Убийцу Гоблинов.

— А что ты скажешь, Брадорез?

— Если мы потеряем наш свет, это будет проблемно. — Убийца Гоблинов держал свой щит над недавно зажжённым факелом дабы защитить его.

Бесполезный факел, который так легко может погаснуть. При всём уважении, лампы были бы гораздо лучше. Ну, у всего были свои плюсы и минусы. Убийца Гоблинов раздражённо щёлкнул языком.

— Преследование по следам тоже будет ненадёжным делом.

— Дождь охладоносит наши тела, — добавил Ящер Жрец, непреклонно кивнув, и посмотрел на группу. — Предлагаю коротенный привал. Возражения?

Дождь не позволял им ни продолжить свой путь, ни отступить. Возражений не было.

Как только всё было решено, авантюристы начали быстро действовать. Пока что дождь только начинался, и поверхность была относительно сухой, но если бы они пробалбесничали этот момент, им в итоге пришлось бы сидеть на чём-то мокром, и они могли замёрзнуть ещё сильнее.

Они не брали с собой навес, но каждый авантюрист знает, что всегда стоит иметь при себе снаряжение для дождя. Как только все они накинули на себя камвольные(Red: Изделия из чёсанной шерсти.) шинели, то сразу же расселись в круг.

Затем Жрица передала пламя факела закрытому фонарю и поставила его в центр круга.

Он не особо согревал их, но это было лучше чем ничего.

— …Эй, Оркболг. Почему тебе не нравятся фонари? — Высшая Эльфийка Лучница растерянно тыкала в фонарь пальцем, после чего протёрла его, будто бы пытаясь избавиться от копоти. — Ты же можешь просто подвесить его за пояс. И тогда тебе не придётся держать его рукой как факел.

— Факел может стать оружием, — сказал Убийца Гоблинов. — А фонарь будет бесполезен если сломается.

— А.

Высшая Эльфийка Лучница выглядела разочарованной от его ответа. Она притянула свои колени к груди.

Убийца Гоблинов посмотрел на водосток, игнорируя капли, что стекали с его шлема.

Жрица с состраданием посмотрела на него.

— Тебе, наверно, лучше снять свой шлем… не думаешь?

— Никогда не знаешь, где или когда враг может напасть.

— Знаешь, Брадорез, мне всегда казалось, что ты слегка грубоват к своему снаряжению. Тебе стоит чинить его.

— Да.

Дворф Шаман, сидя скрестив ноги, достал кувшин с вином из своего мешочка с катализаторами. Сломав печать(Red: До появления стеклянных бутылок алкоголь помимо пробки закрывали ещё и печатью из сургуча. Чаще всего для полного предотвращения попадания воздуха внутрь, ибо он испортил бы алкоголь. Сейчас таким не занимаются, ибо от консервантов бухлишко не портится, да и герметичные пробки уже давно есть.), он разлил чистое огненное вино по чашкам и раздал их остальным членам группы.

Сырой запах воздуха смешался с витающим ароматом вина.

— Пейте давайте. С замёрзшим телом особо ничего не поделаешь.

— Но я…

— Да я знаю. Просто пригуби, всего один глоточек. Я знаю, что это твой предел. Не буду же я насильно тебя спаивать.

Высшая Эльфийка Лучница неохотно взяла кружку… естественно, слегка боясь. Она сделала крошечный глоточек и поморщилась от того, как оно обожгло её горло.

— Оох…

— Всё ещё молода, когда дело касается выпивки, а?

— Ты в порядке? — спросила Жрица.

— А-ага… Но от пьяного рейнджера никому никакого толку нет.

Высшая Эльфийка Лучница кивнула Жрице, убеждавшей её не заставлять себя.

Да только вот Жрица и сама особо не привыкла к огненному вину. Она просто притворилась, что крепкое вино — это лекарство, и сделала тихий глоток.

Мощный вкус обжёг ей язык. Её глаза начали отчаянно метаться.

— Что ж, тогда и мне стоит испивать кружку, — сказал Ящер Жрец.

— Конечно! Пей до дна!

В отличии от остальных, обернув свой хвост вокруг ноги, Ящер Жрец принял полную кружку из рук Дворфа Шамана и в один присест залил всё её содержимое в свои массивные челюсти.

— Воистину превосходнистый вкус. Я мог бы выпить целую бочонку такого вина.

— Даже с помощью своих трюков бочку мне с собой не принести. И ты хлебни, Брадорез.

— …

Убийца Гоблинов выпил вино сквозь щель в забрале, ни на миг не отводя взгляда от водопротока.

Дождь перерос из нескольких падающих капель в настоящий ливень, и проточная вода вспенилась, неистово покрываясь пузырями(Red: Во время ливней на лужах появляются пузыри. Я вам не Галилео, так что гуглите о причинах сами.).

Спустя какое-то время все они впали в тишину.

Звук бьющихся об их шинели капель, булькание выпитого вина в животах, их собственное лёгкое дыхание… звуки были повсюду, и всё же это место казалось на удивление тихим и спокойным.

— Нам стоит набить чем-нибудь животы, — коротко сказал Убийца Гоблинов тихим голосом. — Частично пустой желудок не даст крови стать слишком жидкой. Но слишком пустые желудки замедлят нас.

— Ну, если сойдёт что-то настолько простое…

Жрица покопалась в своём мешке и достала оттуда нечто, обёрнутое в промасленную бумагу.

— Ох-хо! — Дворф Шаман повеселел, почувствовав грядущую пищу, ухмыльнулся Высшей Эльфийке Лучнице и ткнул её своим локтем. — Так и знал. Длинноухая, видишь, насколько твои навыки слабы в определённых областях?

— Т-т-ты!..

Но ответить ей было нечем.

— …Может я научусь готовить, — пробормотала она, на что жрица предложила обучить её и улыбнулась.

Их пищей оказался жёсткий хлеб и бутылка разбавленного виноградного вина.

Он был приготовлен так, чтобы быть съедобным довольно долгое время, но он был безвкусным и холодным. Это был простой полевой паёк, нужный лишь для того чтобы наполнить животы и промочить горла.

Авантюристы приступили к поеданию хлеба без удовольствия, но и без недовольств.

— Я надеялась, что мне удастся сделать что-нибудь не настолько жёсткое, но… — извиняющимся тоном сказала Жрица, убирая хлебные крошки с щеки и кладя их себе в рот. — Но мне показалось, что вам всё равно не захотелось бы есть в таких условиях что-нибудь более сложное…

— Твоя правда… — Высшая Эльфийка Лучница пожала плечами и показательно зажала свой нос.

Полный пенных волн от дождя, мутный водопроток сейчас напоминал грязную реку. Запахи играли большую роль во вкусе блюда, а здесь аромат вина перебивался запахами мха, плесени и множеством других душков.

— Полагаю, я просто не понимаю, почему кто-либо вообще хочет есть под землёй, — сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Ох-хо. Попридержала бы ты тут коней, девчонка.

«Когда мы вернёмся на поверхность, ты об этом пожалеешь», — подумал дворф, глядя на неё прищуренными глазами, но Высшая Эльфийка Лучница этого даже и не заметила.

— Когда мы проведём сие испытание, давайте набьём наши желудки чем-то вкусновым.

Ящер Жрец, выпивший в равной степени как виноградного вина, так и огненного, вклинился в разговор.

Жрица тихо согласилась, слегка покачивая свою кружку с вином обеими руками.

— Теперь, когда вы напомнили об этом, а можно ли здесь найти хорошую пищу?

— Хмм. Действительно. Дай-ка подумать… — Дворф Шаман погладил свою бороду. — Здесь в округе…

— Жареная речная рыба, телячья печень и виноградное вино, — сказал Убийца Гоблинов, не отрывая глаз от воды. Все посмотрели на него.

— И я слышал, что зёрна здесь не шлифуют, так что мука тут тоже хороша.

Дворф Шаман, лишённый возможности хоть что-то добавить, смог только преувеличенным жестом пожать плечами.

— Ты слышала парня.

— А ты довольно осведомлён, милорд Убийца Гоблинов.

— Так мне сказал один знакомый.

Яшер Жрец уже подтянулся с огромным интересом, но ответ Убийцы Гоблинов был краток.

— Когда я сказал что иду сюда, он рассказал мне о местной еде.

«Знакомый?»

Жрица прокручивала в голове возможные варианты: Регистраторша, Пастушка или Ведьма. А может Копейщик или Воин в Тяжёлой Броне…

Она осознала насколько больше у него стало знакомых по сравнению с тем временем, когда она несколько месяцев назад только присоединилась к нему, и тихо рассмеялась.

Таким образом их лёгкая передышка от приключения пролетела весьма мирно.

Но каждое приключение наполнено опасностью; на поле боя нет абсолютно безопасных мест.

Это случилось примерно тогда, когда вино уже полностью обошло их тела, согрев конечности.

— …Хмм?

Убийца Гоблинов неожиданно издал звук. Он немедленно встал на одно колено и стал сосредоточенно смотреть на воду.

— Что-то не так, Убийца Гоблинов, сэр?..

— Нет, — пробормотал он, — но будьте начеку.

Жрица кивнула, услышав этот расплывчатый ответ.

Должно быть, он что-то почувствовал. Жрица быстро начала паковать свой мешок, но одним глазком приглядывала за окружением. Даже если здесь ничего не было, и всё равно уже пора было выдвигаться.

— Я тебе помогу. Милорд заклинатель, вашу шинель.

— Вот, прошу.

Никто не говорил им что делать. Авантюристы-ветераны двигались быстро и эффективно.

Высшая Эльфийка Лучница, согнувшаяся в той же позе что и Убийца Гоблинов, держала руку на колчане и прислушивалась. Её скачущие вверх и вниз уши были самым острыми в группе.

— …Что-то приближается.

Каждый из них немедленно приготовил оружие. Убийца Гоблинов достал недавно собранный длинный меч, а Ящер Жрец — свой клыкоподобный меч. Жрица беспокойно держала свой посох; Дворф Шаман уже держал в руках пращу; а Высшая Эльфийка Лучница вытащила стрелу из колчана.

— Брадорез!

— Точно.

Убийца Гоблинов взял фонарь Дворфа Шамана левой рукой, той самой, к которой был прикреплён щит. Времени разжигать факел не было. Стоило ли ему оставить источник света в своих руках?

Нет. Вместо этого он повесил его на бедро.

Все они смотрели сквозь дождь на дальнюю сторону водопротока, где низко плывущий туман рассеивался в непроглядной мгле.

На этот раз все они чётко услышали звуки шлёпающей воды.

Это были не волны. Что-то приближалось к ним по водной глади.

Без малейшего колебания Убийца Гоблинов осветил фонарём скрытую в тумане фигуру. Они смогли разглядеть лишь грубое судно, вроде плота, слепленного из коряг.

— Гоблины!

В следующую секунду монстры на плоту выстрелили из своих самодельных луков. Их выстрелам не хватало точности, но в тесном пространстве они были словно дождь, что уже лился над ними.

«О, Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий!..»

Не только стрелы, но и капли воды чудесным образом прекратили падать на них.

От непреодолимого барьера отдавало слабым мерцанием. В центре его стояла Жрица, сжимая свой посох обеими руками. Молитва стоила ей собственного духа, но она достигла небес, и всемилостивая богиня наградила её чудом Защиты.

— Я долго не проде…

— Этого достаточно.

Жрица начала потеть, но Убийца Гоблинов быстро успокоил её. Его длинный меч уже находился в правой руке, а щит был в левой.

— Сколько их? — спросил он.

— Не могу сосчитать! — выкрикнула в ответ Высшая Эльфийка Лучница, вкладывая очередную стрелу в лук, и когда она выпустила стрелу, тетива запела. — Что будешь делать?

— Что и всегда, — сказал Убийца Гоблинов, неподвижный из-за града стрел. Он провернул длинный меч в своей руке против часовой стрелки. — Убью всех гоблинов.

Он держал меч у себя над головой, а затем, почти что на скорости недоступной простому взгляду, он швырнул его.

Так как у него не было намерения навредить Жрице, меч спокойно смог пройти сквозь барьер, как и говорилось в правилах.

Меч прорезался сквозь летящие стрелы и вонзился в голову гоблина, который выглядел как их вождь. У него даже не было времени завопить, пока он падал в нечистоты, а посох, что он держал, ударился о воду с впечатляющим всплеском.

— ГРООАРРБ!!!

— ГАРООРОРОРОР?!

От потери своего шамана гоблины начали выть, и всего на краткий промежуток их атака дрогнула.

— Это один. Сколько заклинаний у тебя осталось?

— Да куча. Я их приберёг! — ответил Дворф Шаман, вкладывая драгоценный камень в свою пращу и швыряя его.

— …Тогда туннель. Сделай нам дыру.

Его глаза расширились от столь откровенных инструкций.

— Не глупи. Ты хочешь уничтожить город над нами?!

— Не вверх. Вниз.

Убийца Гоблинов полез в свой рюкзак.

— Прокопай дыру под водостоком и осуши его, — сказал он так, будто бы это было самой очевидной вещью на свете.

— Но этот город словно прекрасно выкованная машина! — крикнул Дворф Шаман. — Нарушь тут хоть всего одну деталь, и канализацию может затопить!

— Это не огонь. Это не вода. Это не ядовитый газ.

В любой другой ситуации его замешательство было бы комичным, но сейчас Высшая Эльфийка Лучница кричала ему лишь:

— Что-нибудь ещё!

— …Хрм.

Убийца Гоблинов затих, после чего начал рыскать в своём рюкзаке.

Гоблины, естественно, всё это время не стояли на месте. Они выпускали стрелы так быстро, как только могли, а их плот ещё сильнее приблизился к берегу.

Жрица, держась руками за посох, вскрикнула.

— Я больше не выдержу!..

— У тебя ведь больше нет тех свитков Врат, да? — сказал Дворф Шаман.

— Будь у меня такой, я бы его взял.

Использованная им против огра тактика, ещё свежей мыслью отдавалась в их памяти, но свиток Врат был весьма ценной вещью, заполучить которую было не так уж и легко. Частью того, что делало Убийцу Гоблинов уникальным, как раз и была его готовность воспользоваться чем-то настолько ценным без малейшего колебания. В конце концов, он ведь предположительно и намеревался в какой-то момент использовать его против гоблинов.

Говоря это, Убийца Гоблинов вытащил из своего рюкзака нечто.

— У тебя есть стратегия? — вопрошал Ящер Жрец.

— Мы атакуем в тот момент, когда спадёт Защита, — ответил Убийца Гоблинов.

— Конечно.

— Гоблины или плот? Что лучше?

— Плот, полагаю.

— Ладно.

Быстро обменявшись словами, Убийца Гоблинов повернулся к Жрице.

Девушка изо всех сил держалась за свой посох; она едва ли могла хоть как-то заставить себя посмотреть в его сторону.

Убийца Гоблинов взглянул на неё всего на секунду.

«Что же ей сказать?»

— …Наколдуй Защиту ещё раз. Укрепи нашу оборону.

— Д-да, сэр!

Жрица твёрдо кивнула. Убийца Гоблинов вздохнул. Он сжимал и разжимал кулак своей правой руки. Ему нужно было оружие. Может, он мог найти где-нибудь неподалёку хотя бы нож.

— Подождите минутину, милорд Убийца Гоблинов.

«О серповидные крылья Велоцираптора, режьте и рвите, летите и травите…»

Молитва своим почтенным предкам. Обращение к своим прародителям.

Две его чешуйчатые руки прошлись по клыку, наполняя его силой ужасающей наги. Пока он распевал, клык рос, заострялся и становился Когтемечом.

— Мне кажется, ты предпочитываешь такую длину меч. Ох, но… Постарайся не швыряться им. Если можнисто.

— Постараюсь.
Убийца Гоблинов взял предложенный меч опытной рукой.

«Неплохо».

— Осталось… всего… чуть-чуть!..

Барьер начал скрипеть под непрекращающимся шквалом стрел.

Скрип превратился в треск, и вскоре щит превратился в пыль.

— Закройте свои глаза и рты и не дышите. Начали!

В следующее мгновение он запустил лежавшее в его левой руке яйцо прямиком в плот.

— ГАРАРАОБ?!

— ГРОРРР?!

Крики.

Молотый перец и частички змеи смешались в воздухе с натёртой яичной скорлупой. Глаза гоблинов заслезились. Они подавились микстурой и ворочались от боли.

Пронзая красную пелену, Убийца Гоблинов и Ящер Жрец запрыгнули на судно. Плот покачнулся от их веса, отправив одного или двух гоблинов прямо в отходы.

Громкий всплеск и брызги. Крошечным дождём пролились капли.

— Хрм.

Убийца Гоблинов ворчал, прокладывая свой путь сквозь существ, отчаянно пытавшихся сохранить равновесие на раскачивающемся судне. Пока он занимался этим, гоблин воспользовался этим моментом чтобы схватить его сзади. Но он ударил того своим щитом со звучным ударом.

Лязг.

— ГАРОУ!

— …Так у тебя есть броня, да? — раздражённо бросил Убийца Гоблинов. Не замедляясь, он повернулся и пнул воющего гоблина с плота.

— ГРООРОБ?!

Существо изо всех сил старалось залезть обратно на борт из реки нечистот, но его броня была слишком тяжела.

Наконец, отвратительное лицо скрылось под поверхностью воды. Всплыло несколько пузырей, а затем гоблин исчез словно фишка с игровой доски.

— Хмм.

Одним движением Убийца Гоблинов ударил ближайшего монстра своим мечом плашмя. Гоблин и проливаемые им горючие слёзы беззащитно улетели за борт.

— ГАРООАРА?!
— Легче всего просто столкнуть их.

— О ужасающая нага! Увидь боевые подвиги своего дитяти!

Ящер Жрец отреагировал на Убийцу Гоблинов лишь прорычав свою молитву и прыгнув на гоблинов.

Как только у гоблинов начало восстанавливаться зрение, они побросали свои луки и неистово обнажили мечи.

Но они были слишком медленными.

Они пали перед когтем, клыком и хвостом, мечом и щитом, кулаком и ногой. Проворными движениями и с помощью многократно отработанной тактики, два воина прорубали свой путь от одного края плота к другому.

— Всё-таки гоблины были слабы.

В битве один на один против опытного авантюриста у гоблина не было даже проблеска надежды. Парочка тварей от паники прыгнула в нечистоты. Совсем забыв, что они не умеют плавать, они быстро пошли ко дну.

— Шестнадцать.

И даже так, гоблины ещё не потеряли своё главное преимущество.

— Но мы можем оказаться в тяжёлой ситуации. Их много.

Которым, естественно, было преимущество.

Где разрубали одного, появлялись ещё двое; где двое шли ко дну, четверо выходили вперёд. Четверо становились восемью. Восемь становились шестнадцатью. Шестнадцать становились тридцати двумя.

Сколько гоблинов может поместиться на таком маленьком плоту?
— ГОООРРБ!

— ГРОБ! ГООБР!!!

Двое авантюристов столкнулись с этой массой гоблинов и разрубали одного за другим. Но им всё не было конца.

Хотя, авантюристов было больше чем просто двое.

Стрела с наконечником из древесной почки пролетела по воздуху.

Сосредоточившись лишь на стоящей перед ним угрозе, гоблин не замечал её, пока стержень не воткнулся ему прямо в глаз, и тот не повалился на землю.

— Эльфу для выстрела даже не надо открывать глаза!

Это была, разумеется, Высшая Эльфийка Лучница, стоящая на берегу.

Её уши стояли торчком, и она выпускала стрелы быстрее, чем мог увидеть человеческий глаз. Быстро… так быстро, что всё остальное казалось таким тусклым.

Среди имевших слово не было никого, кто мог бы стрелять лучше эльфов. Даже в пылу битвы её стрелы пронзали лишь врагов. Вскоре её колчан опустел, но это не означало, что у неё больше не осталось стрел.

Щёлкнув языком от отвращения, Высшая Эльфийка Лучница подобрала несколько валявшихся рядом гоблинских снарядов.

— Эти штуки такие грубые.

Но грубые или нет — даже если их наконечники и сделаны из камня — эльфийка не могла промахнуться.

У одного гоблина закончилось терпение, и он вновь подобрал лук. Он встал на колено, воспользовавшись своими друзьями в качестве щитов (грязная игра, довольно типично для гоблинов), и приготовился стрелять наугад из тени.

На самом деле, для гоблина его прицел был довольно аккуратным.

— ОРГГГГ…

Его целью была нахальная мелкая эльфийка.

Растягиваясь, грубая тетива издала скрипучий звук.

Эльф. Да ещё и женщина. Было бы неплохо схватить её живьём… но с другой стороны, её убийство тоже будет весьма приятным.

Он выстрелил ей в глаз. Или, вероятно, в ухо? С отвратительной улыбкой на лице он выпустил стрелу…

— «О, Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий!»

Она никогда не смогла бы приблизиться к Высшей Эльфийке Лучнице, и ей оставалось лишь с треском отскочить.

Всемилостивая Мать Земля вряд ли могла отказать мольбе своей послушницы, ведь так?

Уже в следующую секунду гоблинский лучник-неудачник стал жертвой одной из стрел Высшей Эльфийки Лучницы и встретил свой конец.

— Спасибо.

— Не за что. Мне тоже стоит заняться своим делом…

— Высшая Эльфийка лучница подмигнула стоящей рядом с ней девушке. Жрица отважно улыбнулась и продолжила свою молитву.

— Я не дам им подобраться к нам с тыла, — сказала Жрица. — Нападение вверяю в ваши руки.

— Звучит как план! А у меня тут как раз почти всё готово.

Ответил ей Дворф Шаман, копающийся в своём мешочке с катализаторами, который он до этого столь бережно приберегал.

В каждой его руке лежало по пригоршне глины.

Уголки губ Высшей Эльфийки Лучницы сложились в улыбку, но она ни на миг не отводила взгляд от гоблинского плота.

— Мы уже знаем, начинай давай! Дворфы всё делают целую вечность.

— Закрой губы камнем. У тебя свой боевой стиль, у меня свой.

Дворф Шаман начал скручивать из каждой пригоршни глины шарик.

Он подышал на них, пробормотал что-то, а затем издал мощный рёв:

— Брадорез, Чешуйчатый! Отступайте!

В ту же секунду он бросил глиняные шарики по воздуху. Губы его были наполнены словами силы.

«Вперёд, гномьё, пора пахать, не смейте вы балду пинать… щепотка пыли столь ничтожна, но камнем тысяча взрастёт!»

Пока они наблюдали, маленькие шарики превратились в массивные булыжники и врезались в судно.

Каменный Взрыв, усиленный наплывом духовной силы, оказался мощнее обычного.

— М-милорд Убийца Гоблинов!

— Точно.

Двое авантюристов на борту быстро переглянулись, а затем, отталкивая пытающихся сбежать гоблинов, совершили огромный прыжок на берег.

Позади них раздался рёв, и сточные воды взмыли словно гейзер. Капельки мерзкой жижи дождём падали на Убийцу Гоблинов и Ящера Жреца, пока те перекатывались на твёрдой земле(Red: Первое правило любого большого прыжка — перекатывайся, или твоим ногам хана.).

Плот погрузился на дно водопротока с нечистотами вместе со всеми гоблинами. Нескольким монстрам едва-едва удалось сбежать, но надетая на них броня потянула их вниз, и они исчезли.

Пока они смотрели на происходящее, никто не произнёс ни слова.

А дождь и не думал прекращаться; как только пыл битвы утих, они почувствовали холод, стоя на месте как вкопанные. Из ртов их выходил пар; лишь зловоние крови и сточных вод витало вокруг них.

Высшая Эльфийка Лучница каким-то напряжённым голосом спросила:

— Итак, что нам делать дальше?

— …Дай мне передохнуть, — угрюмо сказал Дворф Шаман. Он достал свой кувшин с вином и вытащил из него пробку. — Этот небольшой трюк слишком уж меня вымотал.

Стоявшая рядом с ним Жрица плюхнулась на колени.

— Давайте… передохнём минутку. Мне это тоже нужно…

— Нет, — Убийца Гоблинов покачал своей головой.

Несмотря на то, что он сейчас прошёл через довольно напряжённую битву, у него даже отдышка не появилась; он смотрел прямо на воду.

— Нам надо немедленно выдвигаться.

— Хва?..

Жрица посмотрела на него снизу вверх рассеянным взглядом.

Он бдительно осмотрелся, всё ещё держа свои орудия обеими руками.

— Соглашусь, — Ящер Жрец кивнул, складывая руки в свой странный жест. — Тихой эта битва явно не бывала. Даже если дождь и ослабинул шум…

«Нечто иное могло заметить нас».

И как только он сказал это…

Послышался очередной плеск.

Высшая Эльфийка Лучница посмотрела на воду со зловещим выражением лица.

— Сбежали от гоблинов лишь для того чтобы попасться волкам, да? — рассказав старую пословицу, она содрогнулась.

Поверхность сточных вод затряслась; волны начали расти и пульсируя приближаться к ним.

В следующее мгновение из недр мрачной воды вырвались огромные челюсти.

— ААААААРРРИГГГГГГ!!!

В мгновение, последовавшее за этим, авантюристы решили тактически отступить.

Они бежали, дабы спасти свои шкуры, сквозь дождь, разбрасывая повсюду капли. Они проделывали маршрут, не колебаясь ни секунды, несмотря на всю тусклость света в канализации. Им удавалось делать это лишь потому, что их вели Высшая Эльфийка Лучница и Ящер Жрец, чьи способности помогали им маневрировать в темноте и избегать основных препятствий. Жрица и Дворф Шаман просто следовали за ними хвостом.

Худенькая жрица и тучный дворф явно были не лучшими бегунами. Убийца Гоблинов, чей фонарь всё ещё свисал с пояса, защищал их, пока они бежали так быстро, как только могли позволить их ноги.

Позади них поверхность воды вновь забурлила.

Он улучил момент и оглянулся. Массивные белые челюсти заполнили его обзор: длинные и узкие, огромные и под завязку наполненные острыми зубами. Рта, что маячил из темноты, было более чем достаточно чтобы перекусить человека пополам.

Челюсти схлопывались, глотая пустой воздух, и погружались обратно в воду, но они постепенно приближались.

— Исходя из наблюдений, я могу определить лишь одно, — сказал Убийца Гоблинов, выравнивая своё дыхание. — Это не гоблин.

— Да я и сама могла тебе это сказать! — крикнула Высшая Эльфийка Лучница, которая не оборачивалась, чтобы самой увидеть чудище.

Существовали монстры, прозванные аллигаторами, также известные как «драконы болот».

«Драконы» было лишь прозвищем; сами они были ближе к ящерицам. Они не были существами из легенд.

Однако, они всё равно были ужасными: их тела были длинными и плоскими, что заставляло их передвигаться по земле ползком. И всё же, своим длинным хвостом аллигаторы прорезались сквозь воду с невиданной лёгкостью.

В данный момент несущийся за ними белый аллигатор был гораздо страшнее любого мифического существа.

— Эй, Чешуйчатый! Разве он не твой двоюродный брат? Сделай с ним что-нибудь!

Дворф Шаман перебирал своими коротенькими ножками так быстро, как только мог. Когда он кричал, из его рта вылетала слюна.

— К превеликовому сожалению, когда я принял сан, мне пришлось разорванить все связи со своими родичами(Red: Воу, воу, воу, воу, воу. Стоп. Вот тут стоп. Вау, тут сейчас было сказано нечто, что может являться как простенькой шуткой, так и жирнющей каплей в лоре. Неужели людоящеры — это не раса? По его словам мне видится такая картина: огромные ящеры, открывая себе бога (в данном мире они существуют без всяких если), трансформируются и становятся человекоподобными. Иначе зачем ему отрекаться от семьи? Ведь они как бы все должны по сути молиться наге. Чего тут такого? Ой, ладно, не буду вас грузить. Читайте дальше. Но возьмите эту фразу на карандаш, так, на всякий случай.).

— Что, ты никогда не бываешь дома?

— Он довольно далеко.

Резко вздохнув, Ящер Жрец взмахом своего хвоста подбросил ноги Дворфа Шамана в воздух.

— Воооааа?! — воскликнул Дворф Шаман, когда его ноги воспарили в воздухе.

Примерно в тот момент, когда он ожидал, что его ноги вот-вот коснутся земли, он осознал, что огромная чешуйчатая рука обвилась вокруг, держа его. Пока Ящер Жрец хватал Дворфа Шамана, он не замедлился ни на миг и всё так же продолжал бежать.

Необыкновенные глаза людоящера метались.

— И если на чистотность, этот дракон никак со мной не связан!

— Ох-хо! Мне нравится! Легко и удобно!

Совершенно не возмущённый ремаркой своего друга, Дворф Шаман катался на плече Ящера Жреца, безостановочно смеясь.

— О-откуда по-твоему он в-взялся? — спросила бегущая сзади Жрица, страдающая от отдышки.

Молитва богам невероятно напрягает дух и душу. Это ничуть не легче телесных сражений. Вот почему её дыхание срывалось, а ноги подкашивались; ей казалось, что она может упасть в любой момент.

Убийца Гоблинов щёлкнул языком и схватил её за тонкую талию.

— Чтоо?!..

— Держи своё дыхание под контролем.

Жрица испуганно взвизгнула, но после короткого ответа Убийцы Гоблинов осознала, что он держит её под мышкой.

Она пиналась и извивалась, смущаясь как их физической близости, так и того, что она буквально оказалась ношей для него.

— Я-я в порядке! Н-не надо меня нести…
— Прекрати отбиваться. Брошу.

— Оох…

— У тебя осталось одно чудо, верно?

Если она потеряет сознание здесь и сейчас, это может стать проблемой, и он информировал её об этом.

— Мне может понадобиться ещё одно твоё заклинание.

Мгновение спустя щёки Жрицы залились краской, и она тихо ответила:

— Точно.

— Думаю, благоразумистее будет убраться подальше от водостока, — сказал Ящер Жрец. Поддерживая Дворфа Шамана на плече одной рукой, он с лёгкостью залез в свой мешок другой и вытащил оттуда карту.

Он продолжал бежать читая карту, хоть капли дождя и стекали по ней влажными полосами.

Сырость, дождь и даже душный воздух были друзьями Ящера Жреца, выросшего глубоко в джунглях.

— Давайте отдадим ему дворфа! Мы сможем сбежать, пока он будет ужинать! — откровенно честно сказала Высшая Эльфийка Лучница, скача сквозь дождь словно лань. — Уверена, его будет ждать отравление!
— Ах, если бы эльфы были столь питательными!

Жрица вмешалась в перепалку Высшей Эльфийки Лучницы и Дворфа Шамана, указав вперёд своим посохом.

— Ч-что-то приближается к нам и спереди!

Уши Высшей Эльфийки Лучницы начали трепетать, внимательно вслушиваясь.

Плеск. Нечто ударило по воде. На самом деле этих «нечто» было трое. Вёсла? Она узнала этот звук.

Ещё гоблины? — устало сказала она. Похоже, предыдущая битва сказалась на ней.

Ещё одна полная гоблинов лодка плыла вдоль тускло освещённого канала.

— Ч-что же нам делать?.. — Жрица посмотрела вверх на Убийцу Гоблинов испуганными глазами.

— …

Он ничего не ответил, но вместо этого он потушил свет их фонаря.

— Жрец, — сказал он. — Есть ли где-нибудь впереди развилка?

— Предполагаю, что имеется. Эта канализационность скорее напоминает лабиринт, — отвечая, Ящер Жрец проводил своим когтем по карте.

— Постой, не знаю, о чём ты там думаешь, но ядовитый газ и огонь…

— Запрещены. Знаю, — сказал Убийца Гоблинов Высшей Эльфийке Лучнице. Он коротко вздохнул.

— Мы согласны на твой план.

— ?..

Высшая Эльфийка Лучница и Дворф Шаман обменялись загадочными взглядами.

§

Гоблины изо всех сил старались заставить свой боевой корабль (или то, что считалось боевым кораблём среди гоблинов) двигаться быстрее. Их лидер, шаман, толкал свой посох вперёд и со скрипом побуждал гребцов грести сильнее.

Прошло уже достаточно времени с тех пор, когда звуки битвы эхом разлетались по всей канализации. Скорее всего их товарищи уже были мертвы, но это ничего. Важнее было то, что авантюристы, их враги и добыча, были уставшими. Они не могли позволить такой возможности выскользнуть из их рук.

Гоблины были на пределе. Туннели были приятно влажными, но этот всё усиливающийся дождь был невыносим. Гоблины могли не волноваться о грязи канализации, но это не означало, что им нравилось мокнуть. Им хотелось тёплого места для сна. Им хотелось хорошей еды.

И если бы у них было несколько пленников для пыток, так было бы даже лучше. Было такое чувство, что с тех пор, как они в последний раз пытали и убивали попавшего в канализацию авантюриста, прошло довольно много времени.

Вот почему они должны были воспользоваться этим шансом.

Может, среди этих авантюристов будет эльф. Или человек. Возможно женщины. Да они должны там быть!
Дружно работая вёслами, они пели ужасную гоблинскую песню, и никто не пел в такт другому. Как и множество кораблей имевших слово, все находящиеся на этом боевом корабле были солдатами. Один корабль наверняка был вполне уязвим. Но вот флотилия из трёх суден могла не оставить и следа от группы авантюристов-новичков.

Или так считали гоблины, не обращая внимание на реальное положение дел. И это делало их опасными. Мысль, что даже в группе они могут до сих пор оставаться слабыми, ни разу не посещала их умы. Их лица корчились от желания, слюна стекала с их ртов, они вкладывали всех себя в то, чтобы плыть быстрее.

Глаза шамана, вполне способные видеть во мраке, были зафиксированы на одном источнике света — мерцающем жаре, быть которым мог только фонарь авантюриста. К несчастью, людям нужен был свет, ведь темнота делала их слепыми. В глубинах беспросветных нор сила гоблинов была в зените.

Уверенность в победе прилила к их головам, и они ненавязчиво поплыли к свету.

Но они не увидели никаких авантюристов. В действительности они обнаружили, что этот свет был лишь отражением на воде.

— ОРАГАРА!

— ГОРРР…

Шаман сомневался; он ударил посохом одного из своих подчинённых, устроив ему тем самым выговор. Гоблин, которому просто не повезло оказаться неподалёку, начал осматривать воду.

А затем:
— ОРАГА?!

Гоблин лишился своей головы.

Бледные челюсти какого-то монстра вырвались из воды.

— ГОРАРАРАРАБ!!!

— ГОРРРБ! ГРОАБ!!!

Занимая свои боевые позиции, гоблины начали галдеть. В порыве паники некоторые из них прыгнули за борт и попытались сбежать. Остальные остались и сражались.

Значения это не имело. Ближайшие к воде гоблины были первыми в очереди на измельчение на кусочки.

Шаман злобно замахал своим посохом и начал колдовать заклинание.

§

— Похоже, численностность у них имеется, а вот преимущественности нет, — заметил Ящер Жрец.

— Мм. Не могу сказать, что мне их жаль, — ответил Дворф Шаман.

Авантюристы наблюдали за всем этим из темноты соседней тропы.

«О Мать Земля, полная милосердия, даруй свой священный свет нам, потерянным во тьме».

Жрица молилась Матери Земле, защищённая от дождя щитом Убийцы Гоблинов. В ответ на её молитву всесострадательная богиная послала чудо Святого Света прямо над хвостом аллигатора.

— Если я не могу использовать газ, огонь, или воду, это лучшее, что я могу.

Убийца Гоблинов звучал раздражённее обычного. Внимательно наблюдавшая за ним Высшая Эльфийка Лучница попыталась успокоить его.

— Да всё равно. Мы выжили, а это главное.

«Вот такими и должны быть приключения!»

Она засопела и выпятила свою тонкую грудь. Она была довольно рада, и это было очевидно, так как её уши весело подскакивали.

— Хотя я не могу поверить, что они повелись на небольшой трюк с непонятным светом.

— Они поняли, что авантюристы передвигаются при помощи света.

— Правда?

— Не знаю когда, но в какой-то момент это стало привычным для них знанием, — сказал Убийца Гоблинов, наблюдая за развернувшейся в канализации битвой. — Они не больше чем мусорщики. У них нет понятия создания вещей.

Он был прав. Гоблины делали пики и каменные орудия или, возможно, просто стачивали чужое снаряжение под свои размеры, но это всё. Вещи, еда, скот… Они предпочитали красть это всё чем производить самим.

А почему бы и нет? Деревни полны глупых людей, которые только и ждут, чтобы они пришли и забрали всё что хочется. И раз уж они могли содержать себя с помощью краж, у них не было причины делать что-либо ещё. Пока они могли взять достаточное количество девушек, детей и авантюристов, их всё устраивало.

— Всё же, насколько глупыми они бы не казались, они не дураки, — продолжил Убийца Гоблинов, при этом не позволяя своему вниманию отвлечься от битвы. — Они быстро учатся использовать предметы. Если показать им, как построить лодку, они быстро возьмут это на вооружение.

— Ты довольно хорошо их знаешь, — сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Я внимательно изучал их, — тотчас ответил Убийца Гоблинов. — Вот почему я осторожен и никогда не даю им новых идей. Вместо этого я убиваю их.

Прислонившись к стене, Дворф Шаман поглаживал свою бороду.

— То есть ты сейчас говоришь, что кто-то научил их как строить лодки.

— Да.

Жрица закончила свою молитву и выдохнула. Она вытерла капли пота и дождя со своего лба.

— Ты уверен? Может, это придумал их шаман…

— Это возможно. Но если бы их численность увеличивалась естественным путём, тогда та… чем бы эта штука не была…

— Ам… аллигатор? — предложила Жрица.

— …Точно. Та штука не удивила бы их. Не думаю, что они воспользовались бы лодками, если бы знали о ней, — бормоча, он добавил:

— Трусы до глубины души.

— К чему вы ведёте, милорд Убийца Гоблинов? — тихо спросил Ящер Жрец.

Похоже, в голове Убийцы Гоблинов находился довольно конкретный вариант. Его ответ был слишком уж критичен.

— Это наводнение гоблинами — дело рук человека.

Убийца Гоблинов подождал, пока звуки битвы не стихли, после чего предложил временное отступление.

Никто не возражал. У них не было ни заклинаний ни стрел. У них не было достаточного количества предметов, а сила их была практически на нуле. Они тихо шли по тусклой канализации, оставляя битву гоблинов и аллигатора позади.

Спустя какое-то время они дошли до лестницы. Они поднялись на поверхность лишь для того, чтобы там их встретил капли. Жрица уже промокла насквозь, но они всё падали и падали. Она подняла своё усталое лицо к небу. Тихим голоском она пробормотала:

— Не похоже, что этот дождь собирается прекращаться.

Интерлюдия. О молодом короле

Ну что ж. Во-первых, тема с Демоном Лордом, с которым по сути уже должно быть покончено.

Мудрецы уже расследуют дела, связанные со слухами о нежелательных элементах, распространяющих злые учения. А пока мы ждём отчёта, проинформируйте правителей, так мы сможем отреагировать в любой момент, когда она достанет нас.

Далее… что это? Рост цен на зелья?

Ясно. Спрос растёт, а предложение с ним не справляется. Самая важная забота. Так как авантюристы, купцы, городские жители и, разумеется, монстры стали более активными, мы наблюдаем увеличение количества травм…

Ну что ж. Откройте королевский сад трав всем докторам, связанным с бесплатными клиниками или помогающим им.

Учитывая, в каком состоянии сейчас находится мир, полагаю, иного выбора у меня нет. Но вот лимиты сбора урожая мне расслаблять не стоит. Бдительнее ищите кого-либо, кто пытается заниматься нелегальной жатвой. Разбирайтесь с такими людьми жёстко, но честно, за исключением случаев оправданной самообороны.

Далее у нас… Хмм. Это стандартный отчёт от Ассоциации Авантюристов. Это может подождать.

Министр, подготовьте краткое изложение этого отчёта, осветив лишь деяния авантюристов Серебряного ранга и выше. Затем найдите кого-нибудь, кто сможет потратить своё время на вычитку всего этого и поиск информации, связанной с Тёмными Богами или Демонами Богами.

Далее… альянс с эльфами, дворфами и людоящерами, да?
О боги. Дипломатия с полулюдьми… прошу прощения, это теперь невежливо, не так ли? …С другими людьми всегда такие проблемы. Не то, чтобы они не заслуживают доверия, но их культуры столь отличаются, и я не могу позволить им свободно передвигаться по моим территориям. Мы приспособимся к ним всеми возможными способами, но всегда будьте бдительны. Мне не нужны проблемы.

Да… поставки. Мы не должны забывать о материальной части для наших войск. Как проходит формация транспортных юнитов? Я слышал, многие низкоранговые бойцы приносят свою еду.

А далее… заявка о помощи с ущербом от гоблинов, понятно.

От Девы Меча. Что, опять? У меня нет столько людей, чтобы посылать армию против каждого шныряющего в деревнях дикого монстра. У нас полно своих проблем! Тёмные Боги! Демоны Боги! А они не могут сами разобраться с гоблинами?

Да, такова моя воля по данным вопросам… хмм? Министр, я сказал, что отчёт авантюристов может подождать…

…Что это? От мудрецов…

…Ну, что ж. Похоже, один из них не только обнаружил ниточку планов зла, но и уже выдвинулся дабы уничтожить их. Ах, хорошо иметь помощников, на которых можно положиться! Думаю, мы можем с уверенностью сказать, что эту маленькую проблемку мы видим в последний раз.

Почему? Потому что Платиновый авантюрист — один из наших великих героев — собирается разобраться с ней!

Глава 4. Меж авантюристами

— Аах…

Как только тёплый пар охватил её обнажённое, продрогшее от дождя тело, Жрица позволила улыбке расплыться на своём лице.

За открытой дверью располагалась огромная зона, сделанная из белого мрамора, наполненная элегантной, но не вычурной резьбой. По комнате были расставлены скамейки, на которых можно было расслабиться в окружении пара от ванн с тонким, сладковатым ароматом.

В самой глубинной части располагалась статуя Божества Бассейна, прекрасной богини ванн. Вода нескончаемым потоком текла, подумать только, из львиной пасти. Это место было крайне роскошным. По-видимому, вода шла из текущих по всему городу рек.

Такое ни за что бы не попало в Храм Матери Земли, где адепты держались аскетичного образа жизни и едва ли имели тряпку для мытья. Это же, однако, была огромная ванна Храма Закона — парная. Это было уникальной особенностью всех Храмов Верховного Бога, который наказывал всем служителям закона хранить чистоту тела.

А это был самый развитый Храм Закона из всех, что были на границе — описать его словами было крайне тяжело!

— …Ладно. Но только сегодня. — Одной рукой жрица держала полотенце, прикрывая свою прекрасную грудь; другой же она сделала знак Матери Земли(Red: Простите за это «сделала», но я не могу с точностью сказать, начертила она его в воздухе, сложила рукой жест или ещё что, так что универсальненько.).

Её кожа, обычно покрытая кольчугой и одеяниями жрицы, была белой чуть ли не до полупрозрачного состояния. Жрица жизнерадостно вошла в ванну, и кожа её стала влажной от пара. Благодаря тому, что вокруг не было купающихся, частично из-за того, что было довольно поздно, она без колебаний набрала полный, даже переливающийся черпак воды из ведра для мытья(Red: Для тех, кто немного не понял. Вот когда воду отключаешь, ты тазик набираешь, но не из тазика же себя поливаешь, правильно? Берётся ковшик и всё такое. Тут так же.).

— Ох!..

Источником витающего в воздухе аромата были ароматные масла, налитые в ведро.

У неё никогда не возникало порывов наряжаться с тех пор, как она приняла духовный сан, но где-то на задворках сознания она вспомнила тех элегантных девушек, прошедших мимо них несколько дней назад.

— Что ж, в конце концов я проделала весь этот путь досюда. Всё в порядке.

Она мельком посмотрела то налево, то направо, после чего повернулась к статуе Божества Бассейна, сделанной из Банного камня. Статуя, нагретая до крайне высокой температуры, мгновенно кипятила воду, наполняя комнату паром с ароматом роз. Богиня была изображена как обнажённая женщина; для равновесия, в мужской ванной находилась статуя старика.

Или так говорили слухи — сама она, разумеется, никогда не была в мужской ванной.

Считалось, что Божество Бассейна рассказывает купающимся об их судьбе, но у неё не было ни своего храма, ни последователей. Или, возможно, можно было сказать, что каждая ванна была её храмом, а каждый купающийся — её последователем.

Жрица, прикрытая паром, была благодарна тому, что оказалась в числе последователей этого божества. Она села на скамейку с лёгким стуком. Затем она взяла вещь, которую можно было найти в каждой бане — ветку белой берёзы. Она очень нежно хлестала ею своё тело, почти что поглаживая себя.

— Ммм…

Её мускулы, напряжённые и уставшие от долгих часов под землёй, начали расслабляться. Через несколько минут, когда она закончила обрабатывать себя веткой, её кожа засияла слабым розовым оттенком. Она протяжно вздохнула, облокотившись на спинку длинной скамьи.

— Всем остальным стоило пойти со мной…

Она спрашивала у эльфийки, хочет ли та пойти, но получила в ответ лишь ярые покачивания головы.

— Это словно… духи огня, воды и воздуха смешались воедино. Мне это не очень нравится.

Дворф и людоящер высказали своё предпочтение вину и еде, чем ванне, и отправились в город.

И ещё был Убийца Гоблинов.

Он сказал что-то странное об отправке письма, и вскоре после этого его нигде нельзя было найти.

— Ох! Я тоже пойду! — сказала Высшая Эльфийка Лучница и ушла вслед за ним, и Жрица не могла сказать что не понимала, как лучница себя чувствует.

«Сэр Убийца Гоблинов…»

Да, он был единственным, кто занимал все мысли Жрицы.

— Боже… прошло уже полгода…

Полгода с тех пор, как она почти умерла в том гнезде гоблинов. С тех пор, как он спас её жизнь.

Даже сейчас ей снилось то приключение. Иногда она видела себя не в своей роли, но в роли одной из похищенных гоблинами девушек. Иногда она видела скоротечные сны о том, что они вместе с остальными тремя новичками безопасно прошли это приключение.

Для неё оба эти варианта лежали за гранью возможного.

Что ей стоило сделать — в тот день, в тот час? Что она предположительно должна была сделать?

«Если».

Если бы она успешно завершила своё первое приключение…

Она явно не знала бы всех тех друзей, что есть у неё сейчас. И что бы тогда случилось в той их битве в подземных руинах с лордом гоблинов?

Что бы случилось с городом, жителями фермы, всеми её знакомыми, всеми авантюристами? И с ним — Убийцей Гоблинов? Выжил бы он?

Жрица не была достаточно эгоистичной чтобы верить в то, что она спасла его жизнь, но…

— Он не такой уж и плохой человек.

Она провела своей рукой по талии там, где он ещё не так давно обхватил её своей рукой. По сравнению с его рукой, её выглядела столь тонкой и хрупкой. Он выглядел как герой — а иногда и как мстящий демон — но наверняка не был ни тем, ни другим.

— …

В какой-то момент Жрица закинула ноги на скамью и свернулась калачиком. От пара её голова казалась так приятно лёгкой, и мысль за мыслью дрейфовали словно пузыри на поверхности воды. Сдавшись им, она почувствовала необычную смесь комфорта и нетерпеливости.

Это напоминало пробуждение раньше обычного в день, когда тебе не надо идти на работу. Она могла бы просто взять и уснуть. Но, может, было бы лучше встать и начать двигаться. Она должна была что-нибудь сделать. Ей казалось, что есть то, что она должна сделать.

— Что же мне сделать?..

— С чем?

— Кьяя!

Когда нежный голос ответил на её удручённое бормотание, Жрица вскочила так быстро, что повсюду разлетелись пузырьки.

— Хи-хи. У тебя так кровь к голове прильнёт.

— Прошу прощения, я просто думала вслух…

Жрица торопливо поклонилась стоящему перед ней архиепископу — Деве Меча.

— Всё в полном порядке, — сказала она, покачав головой, что заставило её прекрасные золотистые волосы пойти волнами. — Напротив, это я прошу прощения, что испугала тебя. Мои обязанности держат меня допоздна…

Жрица осознала, что эта женщина очаровала её. На ней не было ни единой нитки одежды, но она не собиралась ни прикрывать себя, ни беспокоиться из-за своей наготы. Она была настолько хороша собой, что даже женщина едва ли могла заставить себя отвести от неё взгляд. Единственным, что прикрывало её, была повязка на глазах, каким-то образом делающая её ещё более соблазнительной. Атмосфера чуть ли не напоминала благоговение: её тело, испещрённое пятнами солнечных лучей и тенями, заставляло её каждый раз выглядеть иначе и свежо. И более того, пар на её теле проявил румянец на её коже, и даже Жрица застала себя за тем, что тяжело сглатывала от этого вида.

Но…

— Ам… А это?..

Голос Жрицы задрожал.

Едва заметные белые линии покрывали идеальное,если бы не они, тело Девы Меча. Великое их множество накладывалось друг на друга. Какие-то были тонкими, какие-то толстыми, длинными или же короткими. Некоторые были прямы как стрела, в то время как другие складывались в узоры, будто бы их тянули и дёргали в разные стороны. Лёгкий розовый оттенок её кожи лишь заставлял их виднеться ещё отчётливее.

Тату? Нет, это не могли быть они. Это были…

— Ох, это…

Архиепископ провела по лежащей на её руке изогнутой линии своим тонким белым пальцем. Пока её палец касался мягкой плоти, она почти что выглядела так, словно с любовью поглаживала себя.

Жрица видела такие только в книгах, но бессознательно смотрела лишь вниз. Она не могла заставить себя посмотреть на них.

— Клеймо ошибки.

Дева Меча улыбнулась, говоря о шрамах, полностью покрывавших её тело, хоть и заметить их было довольно тяжело. Казалось, что эмоции били из неё ключом по своей воле.

— Они ударили меня по голове сзади… Это случилось более десяти лет назад.

— Ох, ам, я…

Жрица прекрасно понимала, что скрывалось за этими словами. Что ей стоило сказать? Как ей стоило это сказать? Её голос начал нарягаться, а сама она не смотрела на другую женщину.

— Сейчас… вы… в порядке?

Дева Меча всего на секунду прекратила шевелиться. Если бы её глаза не были скрыты, Жрица наверняка увидела бы, как та моргнула.

— Ты довольно добрый человек, не так ли? — нежно сказала она, и лицо её потеряло всякие эмоции, пока она не стала выглядеть словно барельеф. — Многие, когда я рассказываю им об этом, говорят, что им жаль.

— П-просто я…

«…не смогла придумать никаких иных слов», — подумала Жрица, но слова комом застряли у неё в горле.

Едва ли она могла сказать это Деве Меча.

— Хи-хи… Не стоит беспокоиться.

Дева Меча потянулась и взяла берёзовую ветку. Её движения были столь элегантны и точны, что никому бы и в голову не пришло, что у неё прикрыты глаза. Затем она ударила себя веткой словно кнутом, и нежное «Мм!» сорвалось с её губ. Жрица отвела взгляд, но ничего не могла с собой поделать и подглядывала, подглядывала, подглядывала.

Дева Меча наконец-то закончила обрабатывать себя веткой, будто зная, что Жрица наблюдает за ней.

— Этими глазами… — пробормотала Дева Меча и крайне близко придвинула своё лицо к лицу Жрицы.

Жрица тихо сглотнула.

— Этими глазами я вижу много вещей… Великое множество вещей.

Жрица лишь единожды придушённо выдохнула через нос. Чувство слабого опьянения накрыло её, не исключено, что это случилось тогда, когда она вдыхала сладостный, цветочный аромат.

— Вещей, которые ты даже не можешь представить…

— Ох…

Затем, вот просто так, Дева Меча оставила трясущуюся от благоговейного страха Жрицу и удалилась в море пара от ванн. Она прикрыла себя его облаками словно стеснительная девчушка. И только рябь её соломенных волос выглядывала из полумрака.

— Этот мужчина с тобой…

— Что?..

Жрица покачала своей головой чтобы отогнать тёплый туман от своего разума.

— Убийца Гоблинов — разве не так он себя называет? Он выглядит крайне… надёжным человеком.

— Ох, ух, кхе… Да. Так оно и есть.

У Жрицы был невинный взгляд ребёнка, что показывает своё сокровище. Уголки губ Девы Меча слегка приподнялись и сложились в очаровывающую улыбку.

— Я рада, что твои исследования, кажется, продвигаются довольно плавно.

— Но… — добавила она, искренне вспоминая его, — …однажды, без сомнения, он тоже исчезнет.

Жрица нежно сглотнула.

«Она видит меня».

Она могла почувствовать взгляд этих незрячих глаз на себе; от этого её кожа покрылась мурашками. Глаза Девы Меча были прикрыты. И всё же Жрица чувствовала, как Дева Меча видит её насквозь, смотрит в самые глубины её сердца…

— А-ам, я-я…

— Да. Лучше бы тебе выбраться из ванны, пока тебе голову не вскружило.

Жрица встала, даже не осознав этого. Дева Меча медленно и протяжно кивнула ей, и Жрица покинула ванну, слегка споткнувшись на скользком белом полу, отчаянно пытаясь сбежать от этого взгляда.

Она даже не поняла, как ей удалось вытереться или надеть ночнушку, после того как она вошла в раздевалку. Она знала лишь то, что неожиданно оказалась в коридоре Храма Закона, а ночной бриз обдувал её тело.

Иногда, по вечерам дождь стихал, открывая вид на звёздное небо, холодное и прекрасное. Казалось, что луны-близнецы бросали тебя в дрожь, хоть на улице и было лето. Глядя на них, Жрица обхватила свои плечи и задрожала.

«Она знает».

Эта мысль пришла словно вспышка осознания, словно откровение.

«Эта женщина знает».

Знает о чём?

«О гоблинах».

В своём сердце она почувствовала холод гораздо мощнее того, что обволакивал её кожу.

 

§

 

— Ууууп, а вот и оно.

Оркболг — то есть Убийца Гоблинов — сказал, что они должны встретиться в Гильдии Авантюристов.

Находилась она, естественно, рядом с городскими воротами — она была больше чем гильдия в их приграничном городе, но меньше Храма Закона. В ней находились административный офис, таверна и гостиница, наряду с фабриками и всякой всячиной, приносившей посетителям удовольствие. Всё как у гильдии дома, но эта довольно отличалась на вид.

Она была построена из белого камня, который так и отдавал спокойствием. Она выглядела так, словно являлась банком. Не то, чтобы Высшая Эльфийка Лучница хотя бы раз была в банке. Вместо этого её поразила сама величина этого места.

— Воаа, вы только гляньте. Высшая эльфийка!..

— Не может быть. Никогда таких раньше не видел!
— Вооу! Вот это экземплярчик! И я имею в виду не только то, что она эльфийка!

Она уже бывала раньше в этом городе, но стоящие рядом авантюристы всё продолжали очарованно смотреть на неё. Их рты говорили что хотели, а их глаза вонзались в неё взглядами, полными любопытства или похоти.

— …

Высшая Эльфийка Лучница крайне слабо нахмурила свой лоб. Раньше это её никогда не беспокоило, но она слишком уж привыкла к комфортной жизни в приграничном городке(Red: Я не очень понял. Почему в крупном городе на эльфийку смотрят как на диковинку, а в неком аналоге мухосранска, где и живёт ГС, там всем было плевать? Как это работает?).

«Это довольно… огорчает».

Может всё это было из-за того, что в отличии от маленького приграничного городка этот город был большим и продвинутым.

Вокруг толпилось великое множество авантюристов. Высшая Эльфийка Лучница оглянулась, встряхнув ушами.

— Ну-ка, где там Оркболг?.. Ах, вот же он!

Увидев этот дёшево выглядящий шлем и мрачную броню, она уже не могла ошибиться. Убийца Гоблинов тягостно сидел на скамейке в углу комнаты, скрестив руки. Он всегда так сидел, если находился в непривычном месте. Но было и ещё кое-что, отличавшееся от привычного.

Перешёптывающаяся группа, откровенно издевающаяся над ним. Может, они думали, что он их не слышит, но для длинных ушей Высшей Эльфийки Лучницы их голоса звучали столь ясно, будто они кричали.

— Боже, что это за мерзость?

— Ага, в какой реке он подмывался? Судьба, не будь со мной жестока. У нас тут, между прочим, есть какие-никакие стандарты!
Высшая Эльфийка Лучница мельком взглянула на них и издала «хммф». Ей в этом не нравилось ровным счётом ничего. Она прошлась по коридору прямо к этой скамье, будто бы пробиваясь сквозь взгляды авантюристов и сознательно топая, пока шла по этому пути, что было довольно странно для её обычно крайне тихих шагов.

— Прости за ожидание, Оркболг.

Затем она села рядом с ним — прямо рядом с ним. Она придвинулась к нему поближе. Словно кошка она наблюдала за восторженными бормотаниями, пробежавшими в рядах авантюристов, и улыбнулась. Это им показало. Высшая Эльфийка Лучница практически неслышно щёлкнула своим языком.

— Прости. Я вроде как уснула. Ты смог отправить своё письмо?
— Да, — мягко ответил он.

Что ж, не было похоже, что он злился на неё за то, что та проспала. Это помогло ей слегка расслабиться. Тогда ей тоже не надо было беспокоиться об этом.

Знал он или же нет, о чём она думала, но он показал Высшей Эльфийке Лучнице свою квитанцию. На ней красовалась восковая печать, говорящая о том, что письмо было принято.

— Я нашёл авантюриста, собирающегося как раз туда, так что я попросил его сделать это. И я уже заплатил ему.

Таковой была почтовая система — куда бы ни шла дорога, почтовая лошадь могла пройти по ней.  Большинство писем шло именно так, но добавив немного денег можно было нанять ещё и авантюриста.

В конце концов, авантюристы были всего лишь обычным хулиганьём, только с бронёй, оружием и силой. Если заплатить им достаточную сумму, они проследят, чтобы твоё письмо дошло до пункта назначения — это было особенно удобно в экстренных случаях или же в ситуациях, когда письмо нужно было доставить в какое-нибудь отдалённое место, добраться до которого почтовая система не могла. Это помогало предотвращать ситуации, когда курьеры сбегали с вашими вещами или просто выбрасывали письмо и притворялись что доставили его.

Разумеется, никто бы не доверил какому-то неизвестному юному хулигану, насколько бы силён он не был,  важную посылку. Одним из преимуществ системы рангов гильдии было то, что ты знал кому доверяешь свою посылку.

— Если подумать, я никогда не писала письма, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, добавив к своим словам «хмм», сосредоточенно глядя на бланк квеста. — Что ты написал? Доложил домой, что добрался сюда целым и невредимым?

— Да, в некотором роде.

«Угум…»

Она была вполне уверена что всё поняла, и это заставило её щёки залиться лёгкой краской. Высшая Эльфийка Лучница лишь бросила квитанцию ему обратно.

«Должно быть, он писал той девчонке с фермы. Я в этом уверена».

— Боже, Оркболг, так у тебя всё-таки есть мягкая сторона.

— Правда?

— Определённо.

— Действительно…

«Угум, угум». — Уши Высшей Эльфийки лучницы радостно скакали вверх и вниз; она была крайне поглощена выводом, к которому ей удалось прийти.

— Ладно! — Она спрыгнула со скамьи, чувствуя себя обновлённой.

Её волосы развевались позади, пока сама она потягивалась, витая в воздухе словно след от падающей звезды.

— Тебе ведь надо было пройтись по лавкам, Оркболг? Оружие или ещё что?

— Да.

Убийца Гоблинов кивнул, после чего медленно встал. Одной рукой он прикоснулся к своему бедру. Он нащупал ножны, частенько занятые мечом странной длины или каким-нибудь примитивным украденным орудием. За время вчерашнего приключения его обычная готовность выбрасывать своё оружие безо всякого колебания оставила его с пустыми руками.

— Я не доверяю клинку… а ты купишь себе одежды?

— Конечно. Эта канализация ужасно воняет. Не хочется, чтобы эта вонь пристала ко мне…

«Кажется, ты единственный, кто этого не замечает».

Высшая Эльфийка Лучница посмотрела на него прищурившись.

— Хотя, когда ты обмазал меня кишками гоблинов, было гораздо хуже.

— Экх… — тихо пробурчал Убийца Гоблинов, всё ещё стоя прямо перед ней. — …Если это тебя так сильно расстраивает, мне стоит извиниться?
— Валяй. Мне плевать. — Она легко и спокойно помахала своей рукой. Идеальное спокойствие. — Полагаю, если бы ты извинился, я бы перестала об этом вспоминать.

— …Ясно.

Его ответ, разумеется, был таким же как и всегда.

Такой и была атмосфера В Зале Гильдии. Куча авантюристов, сотрудников — все смотрели на них с любопытством. А некоторые, возможно, даже с завистью.

«Что высшая эльфийка делает с таким бродягой?»

У всех были свои теории: это была какая-то ошибка, или она спутала его с кем-то. И так далее, и тому подобное.

— Я заметил, — тихо сказал Убийца Гоблинов, и каждое ухо в комнате попыталось услышать то, что он скажет дальше: — что несмотря на наличие здесь канализации, квестов на убийство гигантских крыс тут нет.

— А. Знаешь, когда ты упомянул об этом, полагаю, ты прав.

Пока она поворачивала шею чтобы посмотреть на доску квестов, Высшей Эльфийке Лучнице удалось услышать несколько смешков. Даже если они не говорили, выражения на их лицах показывали всё начистоту.

«Деревенщина».

Она могла увидеть, как они смотрят на него задрав носы.

«Думаешь, в нашей канализации водятся крысы? В столь чудесном городе?»

Но Высшая Эльфийка Лучница лишь радостно слегка щёлкнула языком и окинула взглядом комнату.

— Ну, пошли?

Затем, ухмыльнувшись, она взяла Убийцу Гоблинов за руку, и бормотания стали рёвом. Она наслаждалась этим больше, чем призналась бы в этом. Ощущение от грубой кожаной перчатки в её руке было чем-то новым, и её улыбка лишь расплылась ещё сильнее.

— Эй, мне тут хотелось спросить тебя кое о чём.

Вскоре они оказались на дороге, по которой она не так давно пришла сюда, и направились вглубь города.

— Что?

— А тебе там нижнее бельё нужно?

«Мне всегда было интересно».(Red: Честно, я не косячу в переводе, просто это очень странный вопрос, который взялся буквально ниоткуда.)

От её слов Убийца Гоблинов издал необычайно глубокий вздох.

— Не спрашивай.

Конечно же, высшие эльфы спрашивали что хотели, а она ещё и внимательно прислушивалась к его реакции(Red: Тут можно было ещё подставить слово «приглядывалась», но мне кажется, что за закрытым шлемом особо ничего не увидишь.). Держа его облачённую в перчатку руку, она с неким очарованием украдкой смотрела на его лицо.

—  Итак. Тебе нужен только меч, Оркболг?

— Нет. Ещё несколько вещей.

— Хмм.

Высшая Эльфийка Лучница вспоминала всё, что лежало в сумке для вещей Убийцы Гоблина.

Все те вещи, которые она не могла определить, все те штуки, которые она никогда не видела. Всё снаряжение, которое ей бы хотелось прочувствовать на себе. Неутолимое любопытство зажглось в её маленькой груди, и без единой нотки недовольства она улыбнулась и спросила:

— И что собираемся купить?

Глава 5. Вперёд к смерти

— Итак, зачем она тебе?

На следующий день они вновь пошли в канализацию, и эльфийка смотрела на Убийцу Гоблинов, державшего руку у бедра. У него на поясе красовался новый меч, конечно же странного размера, а рядом с ножнами висела маленькая клетка.

Внутри неё жизнерадостно чирикала маленькая птичка со слегка зеленоватыми перьями. Звук этот казался столь неподходящим этой грязной канализации.

Убийца Гоблинов озадаченно посмотрел на неё.

— Ты не знаешь, что это за птица?

— Конечно же знаю.

— Это канарейка.

— Я же сказала что знаю, — ответила Высшая Эльфийка Лучница, оттопырив уши.

Позади неё Дворф Шаман пытался сдержать свои смешки.

— Ты горюешь над ней ещё с прошлой ночи, разве не так? — сказал дворф.

— Разве тебя это не волнует? Это же птица! Маленькая канарейка!

Они медленно и тихо продвигались сквозь тьму по канализации, но ярость её и не думала остывать. Её длинные уши, идеально подходящие для разведки, беспокойно скакали вверх и вниз. На секунду её глаза миндалевидной формы впились в идущего позади неё Убийцу Гоблинов.

— Что ж, она ведь не уничтожит нас, если её коснуться, да? Как тот твой свиток?

— Ты думаешь, что канарейки смертельно опасны для людей?

Уши Высшей Эльфийки Лучницы мощно подскочили, а Дворфу едва удалось сдержаться, хотя один низкий смешок всё-таки сбежал с его уст.

— У-Убийца Гоблинов, сэр, я не думаю, что она это имела в виду… — вмешалась Жрица, неспособная дать этому разговору закончиться вот так.

Она волочила ноги в центре их линии, держа свой посох обеими руками.

— Что?

Убийца Гоблинов обернулся, и она осознала, что взгляд её уставился на его стальной шлем. Она неожиданно потеряла дар речи.

С инцидента в ванной прошла одна ночь. Она не смыкала глаз, но когда утром пришла пора вставать… ничего. Может, это просто вся её нервозность заставила её воображение начать чудить.

Дева Меча появилась за завтраком и поблагодарила группу, при этом уже покидая их. Все признаки непристойности, что явно сочилась той ночью, исчезли без следа, словно их никогда и не было.

«Да… уверена, это всего лишь пустяк. Это всегда бывает пустяк».

Простая ошибка с её стороны. Конечно же это была она. Должна была быть…

— Что-то не так?

— Ох, ничего…

Жрица одеревенела от краткого, тихого вопроса Убийцы Гоблинов. Она нежно выдохнула.

— То, что я имела в виду — зачем ты взял с собой канарейку?

Она уставилась прямо на птичью клетку. Существо цвета травы весело скакало вверх и вниз на жёрдочке.

— В смысле, она милая, но…

Стоящий перед ней человек был Убийцей Гоблинов. Он явно был не из тех, кто поступал легкомысленно и иррационально, когда дело касалось убийства гоблинов.

— Канарейки шумят, когда они чуют ядовитый газ.

— Ядовитый газ?..

Убийца Гоблинов кивнул, объясняя всё своим типичным бесстрастным тоном:

— Гоблины в этом гнезде развиты. Не удивлюсь, если они поставили ловушки вроде тех, что вы могли найти в старых руинах.

— Если подумать, разве людские шахтёры не используют канареек для обнаружения вредных газов? — Дворф Шаман кивнул со знанием дела держа свой мешочек с катализаторами. — Учитывая все факторы, дворфов не так волнует ядовитый газ, как драконы, что приходят за нашими сокровищами.

— Ох, правда? — Высшая Эльфийка Лучница ухмыльнулась, поглядывая за угол, после чего жестом сказала остальным следовать за ней.

Убийца Гоблинов шёл за ней, делая медленные и осторожные шаги. Одну руку он держал на мече. Другой держал факел, а к самой руке был прикреплён щит. Как и всегда.

— Я однажды слышал о королевстве дворфов, которое было уничтожено, когда они раскопали каких-то подземных демонов, — сказал Убийца Гоблинов(Red: Да, ребятки, тут явно идёт речь о Кхазад-думе или, если по-современному — Мории. Город, основанный Дурином Бессмертным. Город с единственными залежами мифрила во всём Средиземье. Тааакс, надо же как-то это объяснить не долбанутым задротам…ну, это, короч, ну это то место, где Гендальф орал «Ю ШЭЛ НОТ ПАСС!!!» А потом Фродо такой: «Нееееееет!!!»).

— …Ну, такое имеет свойство иногда случаться, — угрюмо сказал Дворф Шаман, а затем затих. Похоже, Убийца Гоблинов надавил ему на старую мозоль.

Страны всегда находили способы для падения, процветания, войны и опять падения по любой возможной причине. Мир никогда не испытывал недостатка в странах столь богатых, сколько уничтоженных.

— Ясно, — сказал Ящер Жрец, размахивая своим хвостом позади. — И, могу ли я задать сей вопрос — откуда же у вас такие познавания?

— От угольного шахтёра, — сказал он так, будто это было очевидно. — В мире много людей, знающих то, о чём я не в курсе.

Спустя несколько минут ходьбы, они подошли к тупику, вот только он не был естественным. Дорога была перекрыта водопротоком, широким словно ручей, и что-то уничтожило или смело каменный мост, что когда-то его пересекал.

Высшая Эльфийка Лучница подняла свой большой палец вверх и вытянула руку, на глаз измеряя дистанцию.

— Мы сможем перепрыгнуть его, если придётся.

— Другие пути есть? — спросил Убийца Гоблинов.

— Давайте смотреть… — Пока Ящер Жрец разворачивал старую карту, слышался шуршащий звук. Древний рисунок был покрыт множеством различных новых пометок, показывающих открытия авантюристов. Он провёл своим когтем по водопротокам и проходам, после чего медленно покачал своей головой.

— Похоже, этот огромный водопроход делит всё это пространство наполовинно. Хотя, есть надежда, что один из сиих мостов не повреждённут.

— Слабовата эта надежда. — С некоторым удивлением Дворф Шаман вытянулся над водой и ткнул пальцем сломанный камень.

— Воаа, не упади, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, хватая его за пояс.

— Прости… Мм. Это работа многих наводнений, что происходили тут долгие и долгие годы. Его смыло далеко не вчера, — бормоча это, Дворф Шаман вернулся к коридору. Он показал всем мелкие обломки, что собрал у моста, а затем разрушил их своей рукой.

— Могу предположить, что остальные мосты находятся в примерно таком же состоянии.

— Тогда мы прыгнем, — без колебания сказал Убийца Гоблинов. — Первый прыгающий возьмёт с собой верёвку. Спасительную нить.

— У-у меня есть верёвка, — храбро сказала Жрица и достала из своей сумки моток верёвки с крюком-кошкой на конце.

Было видно, что сворачивала её именно она. И это показывало её истинную силу, которую, так уж вышло, она никогда не использовала.

— Ах, Набор Авантюриста, — с любовью сказала Высшая Эльфийка Лучница, сузив глаза и заглянув в сумку Жрицы.

Это был небольшой набор снаряжения, нужного для авантюристов-новичков, содержащий в себе всё, что им могло бы понадобиться на задании. Верёвка с крюком-кошкой, несколько цепей разного размера и деревянный молоток. Трут. Рюкзак и бурдюк для воды. Столовые принадлежности, мел, клинок и т.д.

— Ты удивишься, насколько бесполезно большинство из этих вещей. Кроме крюка-кошки.

— Но когда ты идёшь в приключение, не стоит уходить без них.

— Эх, — на выдохе испустила Высшая Эльфийка Лучница, после чего схватила конец верёвки, к которой не был прицеплен крюк. Она сделала один-два шага назад, а затем побежала так легко словно лань.

— Итак, Оркболг.

Она подпрыгнула и беззвучно приземлилась на другую сторону, а затем привязала верёвку к одной из своих стрел и воткнула её между плит.

— Что насчёт того свитка Врат? Ты и о нём от кого-то узнал?

— Я слышал однажды о ком-то, кто пытался воспользоваться Вратами чтобы пройти в затонувшие руины, и вода убила его.
Должно быть, это та женщина — та самая Ведьма из их Гильдии Авантюристов — рассказала ему эту историю.

По сигналу Высшей Эльфийки Лучницы Убийца Гоблинов схватился за крюк-кошку и прыгнул на другую сторону. При приземлении он сделал звук глухого удара, что и следовало ожидать от человека, полностью облачённого в броню.

— Впечатляет, — сказал он, передавая крюк-кошку Высшей Эльфийке Лучнице, которая бросила его на противоположную сторону.

— Ты и правда сделаешь всё чтобы убить гоблинов, не так ли?

— Конечно, — единственное, что было сказано им.

Должно быть, он решил, что беседа окончена, потому что он сразу же затих и начал осматривать коридор.

— Девчушка, прыгнуть сможешь? Помощь Чешуйчатого мне и самому ведь пригодится…

— Ох, точно. Что ж, ам, я следующая, полагаю.

От убеждений Дворфа Шамана, Жрица, до этого рассеянно глядящая в пространство, торопливо схватилась за крюк. Она сделала шаг назад для разбега, а затем прыгнула с небольшим вскриком, а её лицо ненадолго помрачнело.

Он расставлял ловушки и без малейших сомнений убивал детей; он был умён и безжалостен. В её глазах он больше походил на гоблина. Может, он сам знал об этом лучше кого-либо ещё.

«Однажды, без сомнения, он тоже исчезнет».

Плотный, сладостный голос незванно ворвался в её разум, пронесясь по нему как река, пока медленно не исчез.

 

§

 

Их исследование канализации проходило гораздо более гладко чем вчера. Частично, так было из-за того, что они имели большее представление о тропах, но по большей части так вышло благодаря тому, что они изменили свою философию.

Убийца Гоблинов решил полностью избегать любых стычек с гоблинами. Он шагал своей беззаботной походкой, держа в руке факел и крадясь словно кот. Высшая Эльфийка Лучница следовала за ним; её шаги были легче пёрышка. В одних случаях они удачно ускользали от них; в иных же они выбирали тропы, где гоблинов не было.

Жрица, Дворф Шаман и Ящер Жрец следовали за ними по этим коридорам.

— Никогда бы не подумала что увижу тот день, когда ты позволишь гоблину ускользнуть из твоих рук, Оркболг, — прошептала Высшая Эльфийка Лучница.

— Ничего я не позволяю, — ответил он, прижимаясь к стене и выглядывая за угол. — Сперва мы отрежем голову. С остальными покончим потом.

— Интересно, это ещё один гоблин-лорд или огр, — тревожно пробормотала Жрица, но Убийца Гоблинов лишь покачал своей головой и сказал:

— Я не знаю.

Гоблины находились на самом дне иерархии монстров. Практически любое существо могло стать их лидером. Тёмный эльф, какой-нибудь демон или даже дракон…

— Полагаю, если мы будем просто стоять на местности и раздумышлять, пользы это нам не доставит. — Ящер Жрец достал свёрнутую карту из своей сумки и проворно развернул её своими когтями.

Благодаря своему превосходному ночному зрению, доставшемуся ему от предков, он мог читать её совсем без света.

— Думовничается мне, мы даже мельком не видали и тени хвоста того, кто простаивает за всем этим.

— Твои слова значат лишь то, — сказал Дворф Шаман, — что нам надо продолжать идти дальше.

— Дальше, вверх по течению, если быть точнее. — Убийца Гоблинов встал и читал карту, держа над ней факел. Он отследил их путь пальцем, облачённым в кожаную перчатку. Он вёл его вверх по водопротоку, проведя через место их вчерашней случайной стычки.

— Их лодки долго плыли вниз по течению канализационной реки. Логично предположить, что их база находится где-то в этом направлении.

— Если мы продолжим идти вверх по течению… это ведь значит, что мы подойдём к концу этой карты, да? — Бледный палец Жрицы следовал по пути на бумаге за пальцем Убийцы Гоблинов.

В конце концов, карта, что дала им Дева Меча, содержала в себе лишь городскую канализацию. Она показывала лишь ту часть обширных руин, которая находилась непосредственно под водным городом.

— С нами всё будет хорошо?

— Мы не будем поступать глупо.

Жрица покрепче схватилась за посох, неспособная успокоиться, но Убийца Гоблинов был решителен.

Было неясно, это лишь отвлекло её внимание, или же было что-то ещё. Но от вида его неизменного самообладания, напрягшиеся щёки Жрицы расслабились и она улыбнулась.

— Верно, вот именно. Давайте просто не совершать глупых или дурацких поступков.

Она крепко держала свой посох, изо всех сил не давая своим коленям трястись, и смотрела вперёд.

— Вверх по реке, да? Тогда нам туда. — Высшая Эльфийка Лучница со скачущими ушами без промедления выдвинулась в путь, и остальная группа последовала за ней.

Немного погодя, как только они достигли края карты, атмосфера заметно переменилась. Коридор из обычного камня заменила галерея, покрытая настенными рисунками. Покрытая мхом мостовая стала потрескавшимся мрамором. Даже вода из загрязнённой стала чистой. Это уже явно была не канализация.

— Здесь есть следы сажи.

Убийца Гоблинов, внимательно изучая настенную живопись, высоко держал факел и указывал им на место возле потолка.

— Хочешь сказать, здесь когда-то использовалось освещение?

— Крайне и крайне давно. — Убийца Гоблинов кивнул, вытирая со своего пальца частички сажи. — У гоблинов превосходное ночное зрение. Освещением они не пользуются.

— Хмм…

Ящер Жрец наклонился к стене и задумчиво поскрёб по ней когтем. Люди, эльфы, дворфы, реи, людоящеры, зверолюди — каждая раса из имеющих слово была изображена здесь во всём своём разнообразии: молодые и старые, мужчины и женщины.

— Воины или солдаты… нет.

Их наряды не походили на униформу солдат. Быть может, наёмники или…

— Авантюристы.

— Я слышал, что в этих местах когда-то было довольно оживлённо, — сказал Дворф Шаман, стоя на той же стороне и внимательно разглядывая мазки своими глазами. Краска, выветрившаяся за многие годы, крошилась и опадала от малейшего прикосновения. — Таким стилем рисования не пользуются уже четыре или пять сотен лет.

— Ох, — сказала Жрица, оглядываясь вокруг, — неужели это…

Бережно выстроенная галерея. Нарисованные люди. Чистая вода. Это место напоминало то, что было крайне хорошо ей знакомо. Спокойное, тихое — с границами, что не нарушал никто. Не храм…

— …кладбище, наверно?

Катакомбы.

Это были именно они; она была убеждена в этом. Она провела по рисункам — людям — своей нежной рукой. Это были те, кто сражался на стороне порядка во время Эры Богов — и это было местом их упокоения. Она упала на колени, скорбя по тем, кто ушёл ранее, и схватилась за свой посох. Её плечи поникли.

— Теперь это гнездо гоблинов.
Её слова вызвали бурю печали, эхом раздавшись по этим стенам, а затем затихнув. Для эльфов, живших тысячи лет, даже Эра Богов казалась не столь давними временами. Или, возможно, она сейчас стояла посреди могил воинов, истории о которых рассказывали её мама и папа.

— И даже храбрейшие в итоге падут, а?..

— Теперь это уже не имеет значения.

Убийца Гоблинов прервал мрачные размышления девушек. Он быстро осмотрел территорию и, убедившись, что в данный момент угрозы нападения гоблинов нет, помчался вперёд резвой рысью.

Такая реакция была вполне в его духе. Высшая Эльфийка Лучница и Жрица переглянулись.

— Что думаешь об этом?

— Полагаю… он всё ещё наш Убийца Гоблинов.

В ответе Жрицы виднелась смесь смирения и нежности.

Высшая Эльфийка Лучница изящно встала и пошла вслед за воином. Жрица суетливо побежала за ними.

— Хрм. Вряд ли кто сможет обвинить Брадореза в излишней терпеливости. — Дворф Шаман пошёл за ними, раздражённо вздыхая. — Ты наверняка напугаешь этих мелких дьяволят как только появишься перед ними.

— Это будет проблемно, — тихо сказал Убийца Гоблинов. — Ненавижу, когда они убегают.

Группа слегка улыбнулась от его слишком серьёзного ответа, и их приключение продолжилось — в катакомбы.

Всё в здешней архитектуре отличалось от канализации. Тропы ошеломляюще изгибались, возвращали к началу пути, разветвлялись — всё это напоминало лабиринт. Если смотреть сверху, катакомбы наверняка выглядели как паутина.

— Должно быть, их специально построили так, чтобы сбить с толку любых забредших сюда монстров, не дать им потревожить мёртвых воинов, — объяснил Дворф Шаман, приправив свои слова впечатлённым присвистом. Даже дворфы, лучшие каменщики, ни за что бы не решили, что создание таких зал — плёвое дело. — Стать бродящим духом, скитающимся по этому месту… что за жестокая судьба.

— Да, сие место вырывает души из круга смерти и перерожденства, — сказал Ящер Жрец. — Но это место уже пало в лапы гоблинов.

Сомнений не было — это место уже стало рассадником хаоса.

— Помимо сего… — пробормотал Ящер Жрец, несколько раз черкая углём по пергаменту, — нельзя заниматься заполнением карты вполсилия. Каждостный из нас должен оставаться бдимым.

— Ну, сперва в эту комнату, думаю.

Держа свой посох обеими руками, Жрица посмотрела на толстую, тяжёлую дверь. Она была из чёрного дерева, выглядящая словно ночное небо, покрытая золотым обрамлением, и, казалось, игнорировала поток времени. Чудом было то, что находясь в таком сыром месте, дверь не показывала ни единого признака ржавчины или изношенности. Она явно была зачарована какой-то старинной магией. А на замочной скважине не было не то, что налёта ржавчины, но даже малейшей царапины.

— Она не заперта, — сказала Высшая Эльфийка Лучница. — И не похоже, что тут есть какие-либо ловушки — по крайней мере, не на самой двери. — Она закончила осмотр скважины, слегка кивнула и отошла в сторону. — Хотя, это ведь не моя специализация. Так что не вините меня, если что-нибудь пойдёт не так.

— Вперёд, — провозгласил Убийца Гоблинов, после чего пнул дверь в погребальную залу.

Авантюристы ввалились в комнату словно лавина.

Как только все они оказались внутри, Дворф Шаман начал вбивать клин в основание двери, чтобы та оставалась открытой. Он всегда держал инструменты под рукой на случай всякой непредвиденной ситуации, и то, как легко он с ними обращался, говорило о том, что дело это было ему крайне знакомо.

Ящер Жрец держал оружие наготове дабы защитить Дворфа Шамана от любой возможной засады. А пока дворф работал, занятием Высшей Эльфийки Лучницы стал обыск комнаты.

Площадь погребальной залы была примерно равна десяти футам(Red: Фут — примерно 0,3 метра. То есть…стоп…площадь этой комнаты — 3 метра? Ребят, тут какой-то косяк. Но я хз, я всё пробил по конвертеру единиц расстояния.), пол её был покрыт девятью каменными плитами по три в ряд. Высшая Эльфийка Лучница вертелась, изучая комнату, стрела её уже была возложена в лук…

— Взгляните на это!

— Какой ужас!..

Высшая Эльфийка Лучница и Жрица на пару тяжело сглотнули, на их лицах было явно видно отвращение.

Комната была хранилищем для нескольких каменных гробов. В центре её от слабого света факела взору открывалась фигура. Кто-то был связан, распластавшись так, будто некто специально поставил его именно так.

Фигура оказалась телом человека с поникшей от истощения головой — женщиной с длинными волосами. Она была одета в поблёкшую металлическую броню. Быть может, она была одной из тех авантюристов, которых посылали сюда до них, но те так и не вернулись.

— Убийца Гоблинов, сэр!

— Другого выбора нет…

С разрешения Убийцы Гоблинов Жрица подбежала к пленённой женщине.

Она упала на колени и спросила:

— Привет? Привет? С вами всё хорошо?

Ответа не было.

Женщина даже не посмотрела в направлении Жрицы. Её голова просто висела.

Она потеряла все свои силы? Или же она?..

— !.. Я-я постараюсь исцелить вас!..

Жрица отмахнулась от всех своих страхов, худшего варианта и начала молиться Матери Земле, моля о лечении.

«О Мать Земля, полная милосердия, возложи свою почтенную руку на…»

С небольшим шелестом волосы женщины упали на землю прямо перед Жрицей, пока та возносила свои руки, взывая о чуде.

Пустые глаза уставились на неё.

Это было человеком.

«Было».

Пыльный скелет, облачённый в кожу женщины, которую скорее всего освежевали заживо.

— Это неправильно! Всё… всё это неправильно!

Из Жрицы вырвался приглушённый крик.

И в тот же момент вход с грохотом запечатало.

Клин с треском проскочил по полу, будто бы издеваясь над ними.

— Хрр!..

Ящер Жрец тотчас же навалился на дверь своим плечом, но та даже не шелохнулась.

— У нас проблемность! Думаю, дверь перекрыли!

— Обожди, Чешуйчатый! Авось мы с тобой!..

Ящер Жрец и Дворф Шаман налетели на дверь, вложив в это всю свою мощь. Она заскрипела, но не поддалась. И на ней не было видно ни единой щёлочки.

— ГРООРООРОРОБ!!!

— ГОРБ!!! ГОРРРРБ!!!

Гогочущие голоса эхом раздались по ту сторону каменной стены, издеваясь над тщетными потугами авантюристов.

Высшая Эльфийка Лучница закусила губу.

— Гоблины!..

— Так они поймали нас, — раздражённо выпалил Убийца Гоблинов.

Им стоило этого ожидать. Вряд ли бы гоблины пропустили группу авантюристов, проникнувших в их дом.

Загнать осторожную жертву в угол было крайне тяжело. Гораздо легче было устроить засаду — расставить ловушку. Гоблины знали, что ни один авантюрист не оставит женщину в беде.

Крайне редко их жестокие умишки, что находились в их головах, могли перехитрить даже человека. Это, а также их высокая плодовитось, позволяло им выживать столь долгое время.

— Нет!..

Они попали в ловушку. Осознание этого выбило из Жрицы все слова. Её колени тряслись, её зубы стучали, и ей казалось, что ноги её вот-вот откажут. Трагедия её первого приключения живой картиной ожила в её разуме.

— Успокойся.

Это замечание было всё таким же бесстрастным как и всегда. Оно не было предназначено для поддержки её, трясущейся от ужаса, но для уничтожения самого этого страха. Она свирепо кивнула, будто бы цепляясь за его слова. Её лицо было бледно, и что-то мерцало в уголках её глаз. Не будь его здесь, или стой она тут одна, потери сознания было бы не избежать.

И это бы значило верную смерть — или нечто гораздо хуже.

Но рядом с ней стоял Убийца Гоблинов, бдительно следящий за ситуацией и держащий своё оружие наготове.

— Мы всё ещё живы.

Канарейка начала шумно щебетать.

 

§

 

— Газ!
Никто не был уверен, кто произнёс это первым.

— ГРОБ! ГОРРБ!!!

— ГРООРОБ! ГОРРРБ!!!

Щебет канарейки смешался со скрипучим смехом гоблинов, стоявших по ту сторону двери.

Белый туман начал просачиваться в комнату через несколько просверленных в стенах дыр. Авантюристы скучковались в центре погребальной залы будто окружённые. Они определённо оказались в ужасной ситуации.

— У нас проблемы. Они ж прикончат нас одним ударом.

— Не все газы смерть несущи… но каким бы он не был, уверен я, что нам это не сулит ничего хорошенного.

Ящер Жрец щёлкнул языком, а Дворф Шаман покряхтел и вытер пот со своего лба. Так вышло, что его глаза смотрели прямо на ужасный скелет в женской коже.

В отчаянии окинув взглядом всю комнату, надеясь найти путь к побегу, Высшая Эльфийка Лучница закричала.

— Всё плохо! Здесь нет другого выхода!

— Что же… нам теперь… делать, Убийца Гоблинов, сэр?..

Жрице пока что не было даровано чудо Исцеления, которое могло бы нейтрализовать яд, пусть даже его эффект и продлился бы совсем недолго. Снимись оно, и им пришёл бы конец. Не зная, как долго будет поступать газ, всё, что она могла сделать — выиграть им немного времени.

Жрица умоляюще посмотрела на Убийцу Гоблинов, глаза её сверкали от слёз.

Он не ответил.

— Убийца Гоблинов? Сэр?

— …

Он тихо рылся в своей сумке.

И пока Жрица наблюдала за ним, он вытащил оттуда чёрную массу и бросил её ей.

— Заверни его в тряпку и обмотай её вокруг своих носа и рта.

— Это… уголь?

— Он частично защитит тебя от ядовитого газа. Если у тебя есть с собой целебные травы, заверни в тряпку и их. Торопись, если не хочешь умереть.

— Да, сэр!

Жрица торопливо схватила уголь и сразу же села чтобы покопаться в своих вещах. Когда она достала шесть чистых тряпочек, то обнаружила, как чешуйчатая рука тянется к ней со спины.

— Позволь мне помочствовать. Токсичные пары не так сильно влияторствуют на меня.

— С-спасибо!..

Эти двое начали быстро заворачивать куски угля и травы в тряпки, делая простейшие противогазы. Жрица продолжала заготавливать тряпки для своих компаньонов, пока Ящер Жрец повязал одну вокруг её лица.

— Убийца Гоблинов, сэр!

— Спасибо.

— Вот, и вы возьмите!..

Два противогаза, один был сделан из тряпки побольше. Похоже, он догадался, что пришло ей в голову; он тотчас же обмотал большую тряпку вокруг птичьей клетки. Затем он просунул свой противогаз сквозь забрало своего шлема и вновь начал рыться в своей сумке. Она была полна предметов, опознать которые кроме него не мог никто.

— О боги. Да у тебя там есть всё кроме кухонной раковины, ведь так? — сказал Дворф Шаман, отчаянно пытаясь поместить свою бороду в тряпку, что дала ему Жрица.

— Лишь необходимый минимум, — ответил Убийца Гоблинов, достав два мешочка из царящей в сумке мешанины вещей. — Я хотел взять с собой маски вроде тех, что используют доктора во время пришествия Чёрной Смерти(Red: Народное название чумы. А ещё мне срочно нужен фанарт, где Убийцу Гоблинов смешают с чумным доктором. Это будет шикарно…наверно.), но они слишком громоздкие.

— Итак, что же у тебя на уме, Брадорез? — Казалось, что под своей маской дворф храбро улыбался.

Убийца Гоблинов бросил ему один из мешков. Дворф Шаман неряшливо поймал его, после чего на его лице появился вопрошающий взгляд, возникший от неожиданной тяжести мешка.

— И что у нас там?

— Жжённая известь и вулканическая почва. — Убийца Гоблинов был как всегда бесстрастен. — Смешайте их вместе и заделайте дыры.

Дворф Шаман неожиданно шлёпнул себя по коленям. Даже под маской его ухмылка была столь очевидной.

— Бетон!

— Сохнуть он будет не очень быстро, — сказал Убийца Гоблинов, но всё же кивнул, и Дворф Шаман ударил кулаком по своей груди.

— О чём ты беспокоишься, Брадорез? У меня же есть заклинание Выветривание!

На этой ноте Высшая Эльфийка Лучница выхватила мешок из рук Дворфа Шамана.

— Эй, длинноухая, ты что творишь?

Её глаза, находящиеся над противогазом, прищурились, а уши вздёрнулись.

— Я запечатываю дыры, дворф. Ты колдуешь!

— Отлично сказано! — Его быстрый ответ напоминал удар киянки по гвоздю.

Они с Высшей Эльфийкой Лучницей начали носиться по комнате. Высшая Эльфийка Лучница размазывала бетон везде, где только находила дыры, а Дворф Шаман протягивал свою руку.

«Тик-так, часы стучат игриво, их стрелкам нету перерыва. Взмах маятника слышен каждые сутки, время — это вам явно не шутки!»

(Red: Редя как всегда запилил стихотворной отсебятины (зато как красиво, а), так что для любителей механического перевода точный, но обсосный вариант. «Тик-так часы говорят, их руки никогда не останавливаются. Маятник, колебание — время вам не ерунда!» Ну отстой дикий, да и в попытках тоже сделать стихотворный вариант анлейт наверняка профукал точность, так что кого это волнует. Зато красиво, йоу.)

Он закончил заклинание мощным криком и выдохнул так, словно подул ветер, и грязноватый состав затвердел в мгновение ока.

От этого вида Ящер Жрец чуть ли не закатил глаза себе в черепушку.

— Мм. У вас весьма много уловок, мастер-заклинадатель.

Его челюсть то смыкалась, то размыкалась. Она была прикрыта тряпкой, которая явно была недостаточно длинной; её пришлось дополнить бинтом. Его голос был приглушён, но с другой стороны звучал вполне нормально; выглядел он довольно таки непринуждённо. Для людоящера, что вырос в южных джунглях, поле битвы было вторым домом.

— Вы продумничали следующий шаг, милорд Убийца Гоблинов?

— Мы передвинем один из гробов к двери и поставим его там в качестве баррикады, — однородным голосом сказал Убийца Гоблинов. — Когда газ уляжется, они войдут.

— Ох, я-я помогу!
Жрица торопливо закончила прибирать свои вещи и встала.

Убийца Гоблинов кивнул в ответ, а Ящер Жрец подошёл к случайному гробу.

Жрица подошла к нему. Они и правда смогут его сдвинуть. Выбора у них не было.

— Когда будешь готов, — сказал Убийца Гоблинов.

— Тогда вместе. — Стоящий позади них Ящер Жрец схватился своими массивными руками за камень.

— Раз… два…

— Хрр!

— Хннн!

Вместе с воином и жрецом Жрица упёрлась в него всеми силами своего стройненького тельца. Её тонкие руки и мягкую плоть практически нельзя было сравнивать с её компаньонами. И даже так, она толкала гроб изо всех своих сил, а пот градом катился по её лицу.

— Хн! Хррннн!

В какой-то момент она перестала трястись.

Вскоре, она услышала резкий звук треска, и гроб медленно начал двигаться.

Пока они толкали его, тот оставлял белые царапины на полу, и с грохотом они, наконец, поставили его у двери.

Ящер Жрец толкнул его ещё два-три раза, пока не кивнул, удовлетворённый результатом.

— Так вполне сойдётся.

— Мы тоже закончили.

Высшая Эльфийка Лучница подошла сзади к Ящеру Жрецу.

Дворф Шаман ходил пошатываясь, вытирая пот со своего лба.

— К сожалению, закончились и мои заклинания!

— Тогда возьми оружие, — сказал Убийца Гоблинов, достав клинок из своих ножен.

Он взял птичью клетку, где сидящая внутри канарейка наконец-то успокоилась, и поставил её в центре комнаты. Затем он проверил состояние своих щита и сумки и приготовился начать сражение в любую секунду.

— Ох-хо. Уж здесь я явно не буду испытывать недостатка в боезапасах, — сказал Дворф Шаман, доставая пращу. Он подобрал с земли кучу камешков и запихнул их себе в карман. Высшая Эльфийка Лучница, увидев их действия и поняв, что нужно делать ей самой, проверила свой лук и убедилась, что тетива всё так же туга.

— Мне стоит призвонить Воина Драконьего Клыка?

— Как насчёт Защиты?..

— Прошу.

После ответа Убийцы Гоблинов оба священослужителя начали возносить молитвы своим уважаемым покровителям.

«О когти и рога отца нашего, Игуанодона, пусть четыре конечности твои обернутся двумя ногами и пройдутся по этой земле».

«О Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий».

Пока они смотрели на всё это, милость предка Ящера Жреца, ужасающей наги, снизошла на мир, и брошенный на землю клык стал солдатом.

А всесострадательная Мать Земля одарила их всех, включая и только-только созданного воина, чудом Защиты. Она услышала мольбу Жрицы, крепко державшейся за свой посох.

Оказавшись в безопасности за невидимым барьером, Высшая Эльфийка Лучница проворно вложила стрелу в лук и нацелилась на дверь. Её длинные уши ёрзали вверх и вниз, предательски раскрывая её нервозность.

— Снаружи стало тихо.

— Они заметили. — Убийца Гоблинов, заняв низкую позицию, подкрался к двери. — Если перекрыть эти дыры, газ начнёт поступать обратно к ним. Мы могли уже убить нескольких из них…

Это было хорошее предположение. Неистовый грохот боевых барабанов эхом раздался из глубин земли. После чего шаги огромной толпы чего-то начали приближаться к ним. Скрип металла, что явно обозначал наличие брони.

Гоблины были уже близко.

Дверь, заблокированная гробом, начала трястись; после чего раздался глухой звук чего-то, ударяющегося об неё. Первый удар не произвёл никакого эффекта, но после него был второй, а там и третий. От этих дверь начала скрипеть.

И, наконец, часть двери поддалась со звучным треском, и жёлтый глаз заглянул в образовавшуюся щель.

— Берегитесь! — даже крича эти слова, Высшая Эльфийка Лучница смогла выпустить стрелу.

— ГРРБ?!

Стрела с наконечником из почки тонкой нитью пролетела через дыру в двери и вонзилась гоблину прямо в глаз. Существо упало навзничь с раздирающим слух визгом, но его товарищи быстро заполнили эту брешь.

— Не могу сказать, сколько здесь шагов, но снаружи явно есть нечто странное! — прокричала Высшая Эльфийка Лучница.

Гоблины, естественно, не стали просто стоять на месте и ждать, пока их не подстрелят.

Как только они осознали, что находящиеся внутри комнаты авантюристы решили отбиваться, из прорехи сразу же полетели стрелы.(Red: Серьёзно, я очень не понимаю пропорций и размеров всего происходящего тут. Дождитесь манги, хз.)

«О Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий».

Мать Земля защитила свою смиренную послушницу так же свирепо, как любая мать защитила бы своё дитя. Защита спасла их от пронёсшегося града стрел; случайным выстрелам не удалось пробраться сквозь неё.

Пока девушка могла сжимать свой посох и молиться, стрелам было их не достать.

— Они идут… они идут… целый рой! — хмуро бормотал Дворф Шаман. Его руки двигались с поразительной скоростью, закидывая в пращу камни так быстро, как только ему это позволяла скорость самой стрельбы.

Стрелы и камни, вопли и рёв — всё смешалось воедино. Но перестрелка через дверь не могла длиться долго. Дверь из чёрного дерева может и была древней до ужаса, но даже она не смогла устоять перед допотопными орудиями и грубой силой. Несмотря на поддержку в виде каменного гроба, она наконец издала громкий посмертный треск.

— ГОРОРБ!!!

— ГРООРОБ!!!

Гоблины потоком ворвались в комнату под дождём из древесных щепок. Хоть всё их снаряжение и было довольно грубоватым, они всё же были вооружены мечами, копьями и луками. Они даже были одеты в кожаную броню и кольчугу.

— Они хорошо оснащены.

Убийца Гоблинов заметил одну особенно огромную тварь, которая выглядела как их лидер.

— Хоб… нет.

Слегка ворча и взмахнув своей рукой на невероятной скорости, он швырнул свой клинок в существо.

Он попал, вонзившись в жизненно важную точку открытого плеча, но рана явно вышла не смертельной.

Гоблинов часто называют «маленькими дьяволами», но вот в этом не было ничего маленького. Его тёмно-зелёная кожа была рябой от груды мускулов настолько огромной, что казалось, что она вот-вот лопнет и порвёт кожу. В руке он держал дубину. Уродливая улыбка на его лице явно принадлежала гоблину, но…

— ГОРАОРАРО!!!

— Итак. Гоблин-чемпион.

Чемпион слегка оступился, когда клинок пронзил его, но теперь он уже выдернул лезвие и широко ухмылялся.

Ни секунды не колебаясь, Убийца Гоблинов вынул из ножен свой необычный меч.

— Я пошёл.

— Разумеется! Позволь прибавить к твоей силе ещё одну лезвенность.

Ревущий Ящер Жрец вытащил свой клыкоподобный меч и, следуя за своим Воином Драконьего Клыка, прыгнул в самую гущу битвы.

Раздавались удары мечей и крики, и вопли. Маленькая погребальная зала вскоре была пропитана смрадом крови. Гоблины влетали на поле битвы целыми тучами. Сруби их, и на их месте тотчас появятся новые. Они должны были снести голову.

Твёрдо держа в руке меч и щит, Убийца Гоблинов приготовился храбо устремиться вперёд.

— А-ам!

Голос раздался позади него.

Это была Жрица, всё ещё прижимающая посох к своей груди.

Она взглянула на него, укрытая снарядами пращи и стрелами Дворфа Шамана и Высшей Эльфийки Лучницы.

Она открыла свой рот чтобы сказать что-нибудь, но оттуда не вышло ни звука.

Убийца Гоблинов не обернулся.

Вместо этого он пошёл в самую гущу битвы, и вскоре его уже никто не мог увидеть.

Он двигался без остановки, так никто не мог напасть на него сзади, целясь своим мечом в гоблинские глотки. Он одёрнул свой меч назад и насадил на него ещё одного. То, что он не мог порезать, он поражал щитом и валил на землю.

Он был не один. Воин Драконьего Клыка сражался позади него. Одна тварь подползла к нему с клинком, но он хорошенько пнул монстра и отправил того в полёт. Его когти крушили челюсти гоблинов.

Убийца Гоблинов повернулся и бросил свой меч в существо, вооружённое копьём. Он подобрал лежащую у его ног дубину.

— ОРАРАГА?!

— Пять.

Если бы ему пришлось скрестить мечи с каждым монстром в комнате, он бы сам наверняка в итоге превратился в фарш. Нет смысла говорить, сколько гоблинов было в этой орде, и честный бой с ними явно вымотал бы его.

Ну, всё равно честный бой не был его прерогативой. Убийца Гоблинов использовал все возможные тактики.

— Нападай на них изо всех сил! — сказал он.

— С радостью! — взревел Ящер Жрец. — Аааах! Узри же мои подвиги, о мой дорогойственный предок!

Своим хвостом он отмахивался от нападающих сзади врагов, после чего брал одного из тех, что копошились спереди, кружился на месте, а затем впечатывал его в стену.

— ГОРАРА?!

— ГРООРОББ?!

Когти, клыки и хвост. Всё тело Ящера Жреца было оружием, а его стиль боя был безжалостнее любого смерча.

Врагов был целый легион. Все его 4 конечности безостановочно бросались повсюду, ища цель для удара. Воин Драконьего Клыка помог проделать брешь в стане врага, и Убийца Гоблинов скользнул в неё.

— Боже, как же их много!

— Потому это и называется ордой! Продолжай стрелять!
Высшая Эльфийка Лучница и Дворф Шаман запускали свои снаряды в любых врагов, которых не достали три бойца ближнего боя.

— Девчушка, ты там как, держишься?

— Я… справляюсь…

Чудо, что Мать Земля спустила на землю к Жрице, всё ещё действовало, и авантюристы вполне неплохо справлялись с напором гоблинов, напирающих на дверь.

Но вечно это продолжаться не могло. Убийца Гоблинов знал об этом лучше чем кто-либо другой.

Он передвигался по полю битвы, круша гоблинский череп дубиной, вложенной в его правую руку. Он использовал свой щит чтобы нанести удар монстру, который решил напасть на него с длинным мечом, после чего добил существо дубиной.

Затем он выбросил дубину, прикончив тем самым третьего монстра, и взял длинный меч у только что убитого монстра.

— Семнадцать…

Наконец он пригнулся, прикрываясь щитом, и помчался вдоль стены, находясь под защитой каменного гроба. Он нёсся прямо к гоблину-чемпиону, которого защищало несколько его подопечных.

Чемпион был колоссом-недорослем, облачённым в броню тускло-свинцового цвета, он размахивал дубиной и выл. Его сила должна была равняться по крайней мере силе трёх гоблинов и могла даже превзойти силу двух людей.

Гоблин-чемпион во многом был похож на хобгоблина. Хоб изначально был старым словом, обозначающим странника, гиганта, вождя или демона. Обширные мускулы этой твари определённо оправдывали все эти прозвища, унаследованные ей от предков. Он тренировал своё тело, перемещаясь от гнезда к гнезду и сражаясь в битвах с чередой авантюристов. Он был словно авантюрист, обладающий невероятным природным талантом, который заполучил себе кучу очков опыта — гоблинский эквивалент Платинового ранга(Red: Ранг №1 в системе гильдии авантюристов. Самый мощный и крутой. Если совсем забыли о системе рангов, можете перечитать интерлюдию «Регистраторша» в первом томе.).

Именно этим и являлся гоблин-чемпион.

Одно такое существо на ферме в одиночку сдерживало неопытных в вопросах гоблинов(Red: В анлейте было просто неопытных, но мне это показалось бредом. Они оба как бы Серербряного ранга, с чего бы им быть вдруг неопытными?) Воина в Тяжёлой Броне и Девушку Рыцаря. Скорее всего эта тварь была весьма опытным воином.

— Хотя, в конце концов гоблины остаются гоблинами…

Нельзя было сказать, что Убийца Гоблинов недооценивал это существо. Он никогда не недооценивал гоблинов.

— …

— ОРГООРОРБ!!!

Чемпион выкрикнул нечто устрашающее своим дрожащим приспешникам дабы воодушевить их на осуществление ещё более доблестных подвигов.

Убийца Гоблинов, успешно проскользнувший за спину врагу, слегка поправил хватку меча.

В старой легенде рассказывалось, что некий рея однажды снёс голову королю гоблинов одним взмахом булавы. Убийца Гоблинов не знал, была ли эта история правдивой, но это не остановило его от попытки совершить нечто похожее.

В частности, убийство этой твари одним ударом.

Он решил ударить его сзади, прямо в его уязвимый мозг.

Он приготовил свой меч для удара.

— ОРОАГА?!
Он почувствовал, как лезвие вонзилось в податливую плоть, увидел гейзер крови…

— Хрм!

Но вдруг Убийца Гоблинов заворчал.

Он явно что-то пронзил. Но это был другой гоблин, тот, которого бросили прямо к нему.

— ГОРАГАГА!!!

Чемпион воспользовался одним из своих союзников как щитом.

Не то чтобы это было сюрпризом. Убийца Гоблинов нашёл это вполне нормальным. В этом мире не было никого эгоистичнее гоблинов.

Им была нужна лишь победа. И если она требовала пожертвовать своими компаньонами, своей ордой или даже всей своей расой, так тому и быть. Это было одним из главных различий между гоблинами и теми, кто имел слово. Эта склонность, наряду с совершенно необоснованной яростью от того, что кто-то убил их товарищей, делала гоблинов довольно неприятными.

— ГОРОРОРОБ!

Он пронзил живот гоблина, прямо в месте между сочленениями брони этой твари, и зверь заныл о чём-то, пока кровь его извергалась из раны.

— Тьфу…

Убийца Гоблинов тотчас вытащил свой меч и приготовился к следующей атаке. Грязно-жёлтые глаза чемпиона увидели авантюриста, что напал на него из засады. Быть может, он вспомнил человека, что не так давно бросил в него клинок, ведь на лице его расплылась мерзкая улыбка.

— ГРОООООРБ!!!

Его сильные руки вскинули дубину снизу вверх неким зачёрпывающим движением.

— Хрггх?!
Металл, плоть и кость переплелись; раздался раздирающий уши звук.

Невесомость, импульс, небытие. Тепло, что разрасталось изнутри. Боль.

В мгновение ока Убийца Гоблинов осознал всю ситуацию. Щит, который он инстинктивно выставил для защиты, был отправлен в полёт.

А самого его ударило об один из гробов, что расчерчивали комнату. Камень раскололся с громким треском, повсюду летала пыль. Фонарь упал с его бедра и разбился, освободив языки своего пламени.

— Убийца Гоблинов! Сэр! — Жрица звала его со своего места, где она наблюдала за битвой, с заднего ряда.

— Оркболг! Ты в порядке?!
От крика Жрицы Высшая Эльфийка Лучница и Дворф Шаман развернули взгляды в его сторону.

Но ответа не было.

— Нет! Убийца Гоблинов… сэр?..

Её ноги дрожали так сильно, словно она стояла на корабле во время качки.

С ним всё порядке. Должно было быть. Он смог встать на ноги даже после удара того огра. Он бы сказал: «Мы не будем делать ничего глупого или безрассудного». Как он всегда и делал.

Но он лишь лежал там, в облаке пыли, словно выброшенная кукла. Со звуком сухого кашля из забрала металлического шлема потекла густая кровь.

Ошибки не было; это было критическое попадание.

— Н!!!…

Её посох слегка загрохотал, выскользнув из её хватки и упав на пол. Она закрыла трясущимися руками своё лицо. Её деликатные черты лица покоробило.

— Ааааааргх! Убийца Гоблинов, сэр! Убийца Гоблинов!

— ГОРБ! ГРРОБ!

— ГРОРОБ!

Рыдания девушки эхом разнеслись по комнате. Гоблины жутко загоготали; это был один из их самых любимых звуков.

Боец авангарда был ранен. Дух заклинателя был сломлен. Столь ненавистная Защита тоже испарилась. Группа потеряла своего лидера — и вот это имело значение. Гоблины, естественно, ни за что бы не позволили такому моменту выскользнуть из их рук. Именно так они и до этого уничтожали многих авантюристов.

— Что это за штука?.. — закричал Ящер Жрец, хоть он и сражался с той силой, обладать которой мог только людоящер.

Воин Драконьего Клыка вдруг был сражён, несмотря на то, что он убил целую кучу голов этой орды гоблинов.

Ящера Жреца скоро загонят в угол. Три защитника стали одним. Даже если бы он сражался, не делая ни шагу назад и вкладывая в битву всю свою силу, ему бы не удалось справиться с целой армией гоблинов.

— Будьте спокойны! Сохраняйте концентра… грк?!

Так Высшая Эльфийка Лучница стала их первой удачной добычей.

Она запускала стрелы без перерыва, и ни один гоблин не мог приблизиться к ней.

Но когда её темп замедлился на мгновение, всего на кратчайший миг, гоблин не упустил это преимущество и прыгнул прямо к ней.

Эльфы от природы являются элегантными и стройными созданиями. В ловкости им нет равных, а вот грубой силы им недостаёт. Она отчаянно пыталась сбросить гоблина со своей спины, но это было лишь бесполезными телодвижениями перед лицом вторгнувшейся орды.

— Отцепись от меня! Отвали… а? Аах! Аааааах!

Её повалили на землю, и с криками исчезла под чёрной горой гоблинов.

Всего на секунду одна стройная нога высунулась из этого холма, распинывая воздух.

— Длинноухая!

Дворф Шаман первым заметил, что сейчас произошло, и только он был способен как-то на это среагировать. Он отбросил в сторону свою пращу и с громким воплем вытащил из-за пояса топор.

— Ах вы ж маленькие твари! Во имя богов, отвалите от неё!

Его суждения не подлежали никаким вопросам; времени на заклинание не было. Если бы Дворф Шаман не прыгнул немедленно в гущу событий, Высшую Эльфийку Лучницу могли бы уже унести к судьбе, о которой лучше не знать.

Но без дальних атак, что могли бы поддержать единственного бойца ближнего боя, ничто не сдерживало натиск гоблинов.

И это стало решающим фактором.

Теперь…

— Ох… аах…

Теперь ничего не стояло между Жрицей и чемпионом гоблинов.

— Нет… ох… о нет…

Её зубы стучали, тело её тряслось от страха, а сама она едва умудрялась стоять. С лёгким пумф она рухнула на землю; затем она почувствовала, как по её ногам начало распространяться что-то мокрое и тёплое.

— ГРОБ! ГРООРБ! ГОРРРБ!

Учуяв запах жидкости, гоблин-чемпион глумясь ухмыльнулся ей. Было бы гораздо легче, потеряй она сознание. Но по иронии судьбы, весь тот опыт, который ей пришлось пережить, как раз и не давал ей сделать этого.

Мясистые руки чемпиона протянулись к ней и схватили её за талию.

— Хрр?!.. Аах!.. — Она стонала, пока тварь крушила её внутренние органы.

Она была в ужасе. А что если он просто будет сжимать её, пока её кости не сломаются?

— Хрр?!.. Ч-чтооо?.. Чтоооо?..

Но этого не случилось.

Чемпион придвинул к ней своё лицо. Его дыхание смердило гнилой плотью.

— Ирьяяяяяяяяяягх!

А затем он откусил немалую часть её плеча, одеяния и кольчуги, и ещё не пойми чего. Кровь хлынула наружу, скатываясь красными ручьями по её белой коже.

— Ааагх! Ааааах!

Она никогда не испытывала такой боли. Она знала пределы своей стойкости. Мир в её глазах потерял все краски. Она не могла говорить, лишь плакать как дитя. Она была в ужасном состоянии: из глаз её текли слёзы, из носа сопли, а с губ свисала слюна.

— Хватит!.. …рт подери, от… цепи… тесь!..Ааах!

Под грудой гоблинов Высшая Эльфийка добавила к общему шуму свои крики.

Были тут и звуки рвущейся одежды. Удары. Крики. Стоны.

— Так не пойдёт! Мастер заклинатеватель, боюсь, если мы не заберём эту троицу и не отступнём, нам настанет конец!

— А что я по-твоему?.. Эй! Пшливон от неё, чёртовы монстры! Вон!

Ящер Жрец и Дворф Шаман отважно продолжали сражаться, но так не могло продолжаться вечно.

— ГОРОРОБ!

— ГОРРБ! ГОРБ! ГОБ!

Чемпион и его свора гоблинов нацелились на них и захихикали так громко, что даже мёртвый проснулся бы. Такой была судьба любого проигравшего гоблинам, будь то авантюрист или простой деревенский житель.

Его судьба, его предназначение. Всё из-за шанса. Простого броска кубика.

«Вот же срань».

— ______

Всё это срезонировало с чем-то в глубине его души.

Когда он облокотился одной рукой об землю чтобы подняться, он обнаружил лестницу, ведущую ещё глубже под землю.

Кто-то мог бы назвать невероятной удачей тот факт, что каменный гроб был пуст и на самом деле скрывал потайную лестницу. Что внутри него не было тела или погребальных реликвий как в остальных гробах.

Будь они там, ему бы не удалось смягчить удар, и он уже был бы мёртв.

Но сейчас он игнорировал всё это. Значение имело лишь одно — он был жив. А раз он был жив, он мог и сражаться.

Он засунул руку в свою сумку с вещами и достал оттуда потрескавшуюся бутыль с зельем. Он приложил все свои силы, чтобы вытащить из бутылки пробку своим запястьем, которое было согнуто под странным углом, после чего выпил содержимое бутыли. Лечащие эффекты этого лекарства были довольно слабыми. Это было не божественное чудо, которое могло мгновенно закрыть все раны.

Но если боль станет полегче, он сможет двигаться. А если он сможет двигаться, сможет и сражаться.

Ничто не преграждало его путь.

Своей правой рукой он ощупывал территорию в поисках чего-либо, что могло бы сойти за оружие. Его рука схватила найденное, а затем он силой воли заставил свои израненные бёдра поднять его.

Несколько гоблинов заметили, что он всё ещё жив, и уже направлялись к нему. У каждого в руке было по орудию, а в глотках их клокотал жестокий смех; сомнений не было, они пришли с целью добить его.

— Но что с того?

— !..

Он взмахнул щитом, что был в его левой руке, и со всей своей мощью забил гоблинов до смерти.

— ГОРАРО?!

Полированный край круглого щита вполне сходил за оружие.

Он разбил их черепа, кровь и мозги разлетелись повсюду. Вперёд. Вперёд. Он бы не закричал до самого последнего момента своей жизни. Он не мог. Прямо как тогда. Его не должны были заметить.

Гоблин-чемпион был занят пытками своей новой добычи. Кажется, он забыл о том факте, что тот вечно мешающий человечишка, которого он совсем недавно размазал, находился позади него. Жрица обмякла в крепкой хватке демона, лишь подёргиваясь вновь и вновь. Её губы, ставшие ещё краснее от крови, что стекала вниз по её белой шее, шевельнулись два или три раза.

Шевеление было беззвучным.

Это было Спаси меня?

Или О боже?

Или Мать? Или Отец?

Явно не Убегай. Это бы отогнало его.

Его… его…

Убийцу Гоблинов…

— Ииияяяяяя!

Убийца Гоблинов прыгнул на чемпиона сзади.

Поначалу чемпион явно не понимал, что тут происходит.

Что-то обвилось вокруг его шеи — хребет и кожа женщины, которая шлёпнулась на землю во время битвы.

Существо раздражённо вытянуло руку, пытаясь смахнуть то, что там было, лишь попадаясь на крючок…

— !..

Но в следующее мгновение какая-то штука стянула его горло.

— ГО-ОРРРРББББ?!

Крик не смог вырваться из его глотки.

Чемпион скрёбся по костям, не имея возможности дышать. Несколько волос порвались, но это ничего меняло. Он больше не мог видеть жрицу, с которой игрался до этого. Она опрокинулась на землю словно брошенная игрушка.

— Аах…

Тончайший голоск. Она всё ещё была жива.

И это всё, что Убийце Гоблинов нужно было знать.

— Хаа… хааааааа!

В его правой руке находились кости женщины, а вокруг левой были обмотаны её волосы. Он тянул так сильно, как только мог; волосы слегка врезались в его плоть сквозь кожаные перчатки.

Но то же самое происходило и с чемпионом гоблинов.

Поговаривали, что ассасины(Red: Мне кажется, что перевод данного класса полностью как «Убийцы» вышел бы довольно слабым. Звучит как просто какие-то убийцы, а тут конкретно речь идёт об ассасинах. Так что не обессудьте.) изготавливали проволоку из человеческих волос и использовали её для убийств; тут работал тот же принцип. Выпутаться из них было крайне нелегко.

Чемпион отчаянно вертелся. Он мощно приложился спиной об стену.

— Хрк!..

Из шлема Убийцы Гоблинов вновь потекла кровь. Его внутренности размазало, и он завопил. И даже так, хватка его не ослабла.

— ГОРОРОБ?! ГРООРБ?!

Чемпион впал в ужас.

Естественно, другие гоблины не стояли на месте без дела, наблюдая за тем, как задыхается их лидер. Некоторые из них подняли своё оружие и начали продвигаться вперёд дабы убить воскресшего врага.

Пока, вдруг, их головы не отлетели, оставляя не своём месте струйки крови.

Они были убиты дубиной чемпиона, отчаянно размахивающего ей повсюду. Безголовые трупы гоблинов плюхнулись на землю.

Это был перебор, даже для них.

Гоблины не боялись смерти пока верили в свою победу. А если за победой ещё стояли добыча и разврат, так даже лучше.

Но здесь… могли ли они победить?

Яяяяяяяяяяяяяяях!

Мощный рёв.

Секундная нерешительность, мельчайшее колебание — всё это ознаменовало собой поражение гоблинов.
Взревев и воздав тем самым честь своим предкам, Ящер Жрец, освободившийся ещё раз, набросился на монстров. Его клыкоподобный меч, весь покрытый гоблинской кровью, кружился подобно смерчу в его чешуйчатых руках.

— ГРРБ?!

— ГОРОРБ?!

С каждой вспышкой лезвия, рука или нога отправлялась в полёт. Своим хвостом он валил тех, кто пытался сбежать, а своим клыком он добивал их.

Впав в замешательство, гоблины поспешили окружить Ящера Жреца — лишь чтобы встретить дождь деревянных стрел.

— Вперёд!

Раздался знакомый голос.

Она прикрывала свою оголённую грудь и вся была покрыта гоблинской кровью, но она была там. И пока она стреляла из своего лука, стоя на коленях, Высшая Эльфийка Лучница прокричала:

— Я разберусь с этими гадами!

— Благодарствую! — крикнул Ящер Жрец и начал прокладывать свой путь сквозь толпу нападавших.

Он пытался дойти до того места, где на земле лежала Жрица. У него ещё оставалось несколько заклинаний.

Это означало, что с девушкой всё было хорошо — подумала Высшая Эльфийка лучница и вздохнула с облегчением.

— …Спасибо.

— Чего это ты вдруг?

Стоящий позади неё Дворф Шаман ответил на её бормотание.

Покрытый брызгами крови, с трудом дышавший и всё ещё державший свой топор, он проворно расправлялся с любыми гоблинами, которые подходили к ним в надежде убить вражеского лучника.

— Поверить не могу что задолжала жизнь дворфу. Мне никогда не искупить этот долг. — Она развернулась, пытаясь скрыть свою маленькую грудь. — Лишь не поблагодарить тебя за это, для эльфа может быть ещё постыднее случившегося.

— Переход от криков о помощи к задиранию носа до уровня выше гор лучше оставить эльфам, — сказал Дворф Шаман с едва сдерживаемым смешком.

Она подмигнула ему.

— Ну это лучше чем опускать его ниже их подножий, верно?

Пытаясь поддеть равнодушного дворфа, она запустила стрелу в гоблина-чемпиона и выкрикнула.

— Вали его, Оркболг!

— Хррр!

Убийца Гоблинов держал пучок волос так, словно это были лошадиные поводья. Он цеплялся за спину чемпиона, который размахивал им влево-вправо словно строптивый жеребец. Поначалу каждый взмах приносил ему столько боли, что ему казалось, что тело его вот-вот разлетится. Но сейчас он не чувствовал боли, он ничего не чувствовал. Всё это оставило за собой лишь странную лёгкость, будто бы он дрейфовал на поверхности воды.

Какая-то беспристрастная часть его разума издавала предупреждение. Боль всегда была доказательством того, что ты жив. А сейчас он не чувствовал боли. Возможно, его нервы защемило.

Он сделал неверный выбор?

Он почти представил как слышит шёпот:

«Шагай вперёд к смерти. Вбей гвоздь в крышку собственного гроба».

Но так вышло, что отсутствие боли в данный момент хорошенько ему помогало.

«Какую бы глупую или безрассудную вещь мне не пришлось бы сделать ради победы… я это сделаю».

— Эй!..

Его голос выдавило сквозь щель между губами.

Быть может, слова, что эхом раздались в его разуме, достигли и разума гоблина-чемпиона?

Тварь отчаянно пыталась повернуть свою голову и увидеть врага, что вцепился ей в спину. Грязный, весь в запёкшейся крови металлический шлем отразился в её мерзких жёлтых глазах.

— Смотри внимательно, гоблин.

Убийца Гоблинов поднял свою сломанную руку и воткнул её монстру прямо в глаз. Он схватил нечто мерзопакостно мягкое и вырвал это.

— ГРОРАРАРАБ?! ГРООРОРОРОБ?!

Чемпион бессвязно завыл от агонии, заваливаясь назад.

Убийца Гоблинов полетел вместе с ним, перекатываясь на каменный пол. Ему едва удалось избежать участи стать раздавленным гигантской тушей, рухнувшей на землю со звучным грохотом.

Прерывисто дыша, Убийца Гоблинов воспользовался лежащими рядом костями чтобы приподняться. Воин был покрыт кровью и ранами и был уже на пороге смерти, но гоблины просто смотрели на него издалека.

У них не было никакой адекватной причины просто стоять на месте. Его можно было с лёгкостью прикончить в любую секунду.

И всё же, они несомненно боялись его.

— Кто следующий?.. — Голос был бесстрастным, невыразительным и холодным словно ветер, дующий в долине. — Может ты?..

Убийца Гоблинов бросил кусок плоти, что находился в его правой руке. Глаз чемпиона шлёпнулся на землю и лопнул с мокрым звуком.

— ГОРБ!.. ГАРАРАРАБ!!!

Чемпион пошатывался и начал что-то лепетать. Кровь и гной водопадом стекали по его лицу оттуда, где некогда был глаз.

— ГОБ…

Гоблины застыли. Один из них уронил своё копьё. Его глаза метались между гоблином-чемпионом и Убийцей Гоблинов, оба они с ног до головы были покрыты кровью.

Тварь сделала свой ход.

— ГОРРОРОРОБ!!!

Чемпион гоблинов издал рёв, который мог быть только приказом к отступлению.

— ГОРАРАБ! ГОРАБ!

— ГРООБ! ГРОБ!

Крича, гоблины позабыли обо всём на свете и начали спасаться бегством.

В этом деле, как и во всём другом, возглавлял их чемпион-гоблин. Чемпионом он был, но был он ещё и гоблином.

Каждого гоблина больше всего волновало своё собственное выживание; все они  хотели покинуть это место. Таким образом, идея не изменять своим привычкам при невозможных шансах на победу ещё никогда так сильно не заседала в их головах, и их хаотичное бегство быстро набирало обороты. Сперва сбежали двое, затем четверо, а там и восемь…

Один за другим гоблины мчались к выходу, хныча и крича. Наконец, в комнате остались лишь кучки гоблинских трупов и с трудом дышащие авантюристы.

Никто и не думал, что им стоит преследовать врага. Все они были ранены и истощены; они едва могли думать о том, чтобы просто шевельнуться.

Лишь Убийца Гоблинов был не таким.

Он пошатываясь рылся в костях и использовал совсем недавно найденное копьё в качестве трости, чтобы ковылять по комнате. Жалостно волоча свои ноги во время движения, он начал проверять каждое тело.

Во время ходьбы он оставлял за собой кровавый след, словно он был кистью, которой водят по мольберту.

— …хрр…

Один шаг. Два. Мощная дрожь, и тело Убийцы Гоблинов наклонилось под неестественным углом.

— Оркболг!..

Высшая Эльфийка Лучница подобралась к нему и помогла ему не упасть, придержав его сбоку. Она не ворчала о том, что его кровь стекала на её порванную одежду и оголённую кожу.

Ужасно тонким голосом Убийца Гоблинов спросил:

— Ты… в порядке?..

— Чудом… но… — Голос Высшей Эльфийки Лучницы тоже был напряжён. — Я не уверена насчёт тебя…

По ощущениям, в её руках он больше напоминал мешок с костями.

И даже так ему удавалось бормотать.

— Возможно, — и кивок. — Что насчёт девочки?..

— …Сюда. Можешь идти?

— Попробую.

Высшая Эльфийка Лучница изо всех сил старалась поддерживать Убийцу Гоблинов, который, казалось, потеряет сознание в любую секунду. Она почувствовала тепло на своих щеках и осознала, что это слёзы ручьями текли из её глаз.

Она прикусила губу.

— Вам обоим не помешало бы… больше достоинства.

Пока они буквально ползли вместе, они поняли, что Дворф Шаман поддержал их обоих своими руками.

Его состояние было не лучше их. Кровь пропитала его от макушки и до кончика его любимой бороды, а его мешочек с катализаторами, также как и его пояс, был практически разодран в клочья.

Даже так, дворф умудрялся придерживать Убийцу Гоблинов своими могучими руками.

— В конце концов, нам всё ещё… надо вернуться домой…

— …Верно.

Затем они вместе прошли казавшееся столь огромным, но на деле ужасно короткое расстояние. Вскоре они были в центре комнаты, рядом с разбитым гробом. Сломанный клыкоподобный меч покоился здесь, Ящер Жрец сидел прямо возле него.

— Ну что ж. Смертия была крайне близка, но, думается мне, она справнётся.

Жрица лежала у его ног, укутанная его хвостом.

Огни сломанного фонаря были единственным освещением, свет играл на её фигуре.

Её измазанное кровью одеяние и кольчуга были сняты и отложены в сторону; бинты были обмотаны вокруг её бледных плеч и груди. Её волосы налипли к запотевшим щекам, а глаза были до сих пор закрыты. Единственным признаком того, что она жива, была её едва вздымающаяся и опускающаяся грудь.

 

 

— Как она?

Ящер Жрец прищурил глаза нежно приподнял голову Жрицы своим хвостом.

— Мм. Жизнь её вне опасности. Хотя, окажись рана глубоче, и мои способностности уже ничего не смогли бы поделовать.

— Ясно.

— Вот, держись. Я помогу тебе сесть. Так будет легче всего держаться, верно? — сказала Высшая Эльфийка Лучница, чуть ли не шепча, пока Убийца Гоблинов изо всех сил старался дышать. — Дворф, придерживай с этой стороны.

— Конеш.(Red: в анлейте тут было » ‘Course» — сокращение от «Of course». Так что…вот как-то так. Я перевёль.)

Вместе они прислонили его к каменному гробу, рядом со Жрицей.

Казалось, что как только они уберут свои руки, он в любой момент может рухнуть. Даже то, как он сидел, больше походило на то, если бы он просто упал на спину.

— М… мне… ж-ж… ал…

— Не переживай об этом.

Убийца Гоблинов протянул свою руку, облачённую в разорванную перчатку, грязную и в целом находившуюся в ужасном состоянии. Он положил её на землю рядом с ней. Жрица слабо взяла её своей маленькой ручкой.

— Уби… Г… нов… сэр…

Наконец, он пробормотал:

— Такое случается.

— Пора возвращаться на поверхность, — сказала Высшая Эльфийка Лучница. — Мы ведь не хотим быть здесь, когда они вернутся. Оркболг, стоять можешь?

— Аах, пойди найди себе пальтишко или ещё что-нибудь, девчушка. Я могу помочь Брадорезу.

— Похоже, мне придётся пронестись его на своих плечах, — сказал Ящер Жрец. — Соберитесь. Вскоре мы будем в безопасенности…

Кто-что что-то говорил.

Но Убийца Гоблинов почувствовал, как его сознание ускользнает, а затем всё окутала тьма.

Глава 6. Загадки

— И как долго ты планируешь спать, дубина стоеросовая?

Голос, что с грохотом пронёсся в его разуме, решил наказать его пронизывающей болью дабы разбудить его.

Он вскочил, занял стойку, огляделся. Ледяной холод вгрызся в его кожу.

«Белое».

Всё вокруг было белым.

Это была белая тьма, такая же как и всегда. Этот мир был ему более знаком, чем свет солнца.

Он был в пещере — наверняка в глубокой её части — окружённый водой и льдом.

Не раньше, чем он осознал где находится, ещё один звучный удар пришёлся на его голову. Удар был горячим и болезненным, будто бы его сжали щипцами, и его невероятный контраст с холодом полностью сбил его с толку.

— На что уставился? Раз проснулся, так поприветствуй меня!

Гнусавый, злобный и лекторский голос эхом пронёсся по пещере, но он никак не мог увидеть источник этого голоса.

Он даже не пытался обнаружить, откуда идёт голос. Если бы он пристально осматривал пещеру, то наверняка бы напросился на очередной удар.

Ну, а в первую очередь, всё равно сквозь невидимость Взломщика ничего нельзя было увидеть.

За эти месяцы — или годы? — тренировок он понял этот факт очень даже хорошо. В столь тусклом месте его ощущение времени шалило изо всех сил. Оно напоминало хлопья снега, заносимые сюда ветром, отказывающиеся попадать ему в руку.

Старик был известен под многими именами, включая Путешественника, но он предпочитал, чтобы его звали Взломщиком или Мастером.

— Разумеется, мастер. Благодарю вас за ваше присутствие.

Он поклонился, хотя и не знал, куда ему стоило кланяться.

Он услышал тихое фырканье и моментально почувствовал, как его пробила нервная дрожь. Если бы он разозлил мастера, простым нагоняем он явно бы не отделался. Мастер мог даже перестать тренировать его.

А это было вопросом жизни и смерти.

— Хрм. Неплохо.

Мастер казался удовлетворённым, по крайней мере сейчас.

Он всё ещё был в прострации, стараясь не издать вздох облегчения. Он позволил снегу осесть на его рту, после чего сомкнул губы. Выдох, который ему пришлось испустить столь беспечно, был тёплым, и образовавшийся в воздухе туман выдавал его. Это будет далеко не первый раз, когда его отругают за это упущение.

— Мастер, чем я сегодня займусь?

— Чем ты сегодня займёшься? — Взломщик издал слабое издевательское фуканье. —Это самый глупый вопрос, который я когда-либо слышал! Да что ж ты за идиот-то такой?

Вдруг, что-то прилетело в него из темноты.

Он попался, ведь совершенно не подозревал об этом, и снежок хорошенько ударил его в лицо. Мокрое ощущение быстро сменилось в неприятный стук зубов.

Взломщик сознательно смял снежок не слишком сильно, чтобы после удара холодный снег разлетелся по всему лицу. Как же это было по-злобному умно.

— Попал! Так что теперь пошли валить их! Гоблинов!

— Да, сэр.

Он смотрел прямо вперёд, даже не побеспокоившись о том, чтобы вытереть лёд со своего лица. Мысль о том, что это может грозить ему обморожением, даже на секунду не посетила его разум. Боль, горечь, гоблины. Всё это было лишь частью его повседневной жизни. И едва ли стоили упоминания.

Но он услышал бормотание Взломщика:

— Как насчёт такого? Они умны, они жестоки, и их много. И они подлые. Ты сможешь убить гоблинов?

— Я убью их.

— Хотя, когда они веселились с твоей сестрой, ты лишь беспомощно смотрел?

Взломщик довольно странно и скрипуче рассмеялся.

Он почувствовал, как огонь испарился из его живота вместе с горящими эмоциями, что камнем лежали у него на душе.

— Я знаю, что ты собираешься сказать. Тогда у тебя не было силы, не так ли?

Он закусил губу.

— Да, сэр.

— Неверно! Это неверно!

На этот раз мокрое ощущение смешалось с тупой болью. Взломщик был умён и жесток. К несильно примятому снежку он добавил ещё и гальку.

Его лоб болел; ему казалось, что он набухает с каждым ударом его сердца. Он почувствовал, как из раны закапала кровь, растапливая прилипший к лицу снег на своём пути.

Это не было серьёзным ударом.

Череп является одной из самых твёрдых костей в теле человека, и сломать его не так уж и просто. Ещё один урок, который он хорошенько выучил. Он не делал никаких движений чтобы вытереть кровь, лишь глядел в направлении, где по его мнению находился Взломщик.

— Всё потому, что ты выбрал бездействие!

Это ранило его сердце.

Его кулак уже больше напоминал камень, чем руку, но он сжимал его всё сильнее и сильнее.

— Что такое? Почему ты не сразился с этими гоблинами? Почему ты не сбежал вместе со своей сестрой?

Воздух слегка шевельнулся. Взломщик наверняка подобрался достаточно близко, чтобы смотреть ему прямо в лицо, дабы доказать свою точку зрения. Он уже мог почуять винный перегар, что исходил изо рта Взломщика, но он всё так же не мог увидеть ни его, ни даже его тени.

— Всё потому, что ты отказался спасать её. Вопросы о победе или поражении, жизни или смерти — всё это приходит потом!

 

У меняяяяя нет силы! Я ничего не моооогуууууу!

Ох! Боги дали мне силу! Теперь я могу убить всех гоблинов!

Ох! Легендарный герой обучил меня! Теперь я могу убить всех гоблинов!

Ох! Посмотрите на священный меч, что я нашёл! Берегитесь, гоблины!

Теперь у меня есть сила сделать всё что угодноооооо!

Red: Нет, я не забил болт и не профукал рифму. Её тут не было изначально.

 

Глумливая и кривая песенка Взломщика эхом раздалась по заледенелой комнате.

— Ты думаешь, что мальчишка, который ничего не сделал, когда у него не было силы, сделает хоть что-нибудь, стоит лишь ему её заполучить?

— …

— А даже если и сделает, это будет всего лишь шоу! А любое шоу рано или поздно кончается.

Вшух. Воздух снова разорвало. Он не шевелил глазами, но пытался проследить за ощущением.

— Слушай, — сказал Взломщик. — Ты у нас не гений. Таланта у тебя нет. Ты один из тех безымянных бродяг, которых и выделить среди общей массы не за что.

Тумс. Что-то совсем слабо ударило его в грудь.

Он в спешке поднял глаза чтобы увидеть следящий за ним глаз. Маленькая сверкающая сфера была странного жёлтого цвета, будто горящий факел.

— Но ты тот, кто может выбирать.

Он тяжело сглотнул.

— Когда ты решишься действовать, твоя победа будет определена. Не то, чтобы ты не станешь всеобщим посмешищем, если попробуешь и облажаешься.

Голос Взломщика неожиданно затих. Он щёлкнул пальцами, и костёр, который он, должно быть, соорудил здесь в какой-то момент, вспыхнул жизнью.

Белые стены пещеры переняли цвет пламени.

Разумеется, ледяные расщелины, окружавшие его льдом, снегом и морозным воздухом, никуда не делись.

Но на мгновение эта мысль отвлекла его, Взломщик испарился, оставив от себя лишь тень.

— Тебе нужна удача, ум… и нутро! — проревел Взломщик голосом, отдающим тревогой.

Он попытался нормализовать своё дыхание и медленно встал.

Он занял свою стойку: руки повыше, ноги слегка врозь, бёдра пониже.

— Сперва прими решение, собираешься ли ты сделать это… а затем делай!

— Да, сэр.

Когда он кивнул, несколько капель крови слетели с его лица, оставив несколько красных точек между его ногами. Он не обратил на это внимания.

«Сфокусируйся на том, чтобы не упасть».

— С удачей у тебя туго, и ты не особо умён. Но есть ли у тебя сила воли? Я собираюсь натренировать все эти качества сразу… гляди!

Он послушно посмотрел. Ослепительный, опасно яркий свет ударил по его глазам.

Это было поле сосулек, растущих из потолка снежной пещеры. С их заострёнными концами, нацеленными прямо на него, они больше напоминали армию рыцарей.

Жар огня потихоньку начал оказывать свой эффект. Одинокая капелька упала прямо на него.

— Пора поиграть в загадки. И загадка для тебя у меня как раз имеется! Если хочешь жить, лучше тебе отвечать побыстрее!

— Да, мастер.

— Славненько, славненько!

Он услышал причмокивающий звук — это Взломщик облизывал свои губы. Загадки были разновидностью битвы столь же старой как и боги — священные, нерушимые, абсолютные. Поговаривают, что они были в ходу ещё до того, как боги начали кидать кости.

Разумеется, ничто из этого не имело для него значения. Ему надо было ответить на них. И всё.

 

Я небо пересекаю.

Мой клюв пронзает твою плоть.

Я твой кошмар! Твой злейший враг!

Но лишь убей меня, прольётся твоя кровь.

Так кто же я?

 

Первым делом он подумал о гоблине.

Но гоблины не летали, да и клювов у них не было.

Только он собрался скрестить руки чтобы подумать, очередной снежок врезался в него.

Он проскользил вбок по льду дабы уклониться от него. Несколько капель крови отлетели от его лица и приземлились на лёд, смешиваясь с растаявшей водой, окрашивая её в розовый цвет.

Ответ пришёл к нему мгновенно.

— Комар.

— Верно! — Взломщик хмыкнул, что означало его недовольство. — Но это была лишь разминка. Следующая!

 

Моря здесь сухи.

И реки не бегут.

Деревья здесь голы.

И в городах нет зданий.

А в замках ни души!

Так где же мы?

 

Он не имел ни малейшего понятия.

Названия разорённых королевств, как исторических, так и мифических, всплывали в его голове, а затем ускользали. Обо всех этих местах он слышал из историй, которые рассказывала ему сестра. Никто из них ведь не встречал судьбу столь ужасную, какая была описана в загадке?

— Бхааааа, да что не так? — спросил Взломщик. — Хватит витать в облаках! Пошевеливайся! Или тебе настанет конец!

Прежде чем он успел даже подумать об этом, он рефлекторно перекатился в сторону.

Сосулька упала на пол и разбилась.

На нём не было шлема. Ему надо было сконцентрироваться на защите своей головы.

Затем, вдруг, он вспомнил ответ на игру в загадки, в которую они с сестрой играли давным-давно. Хотя, в то время ему никогда не удавалось превзойти её.

— Должно быть, мы на карте.

— Ха-ха! Вот именно! Но чего ж ты так долго думал?

Он услышал саркастичные хлопки. Они эхом отражались от стен до сих пор, пока он совершенно не запутался, пытаясь понять, откуда исходит звук.

Он перекрыл шум в ушах, и вместо внимания к слуху он смотрел то вдаль, то вперёд, из стороны в сторону, а затем вверх, на потолок. Он не мог расслабляться ни на минуту. Его мышление должно было быть чисто.

«Контролируй своё дыхание».

Комната была ужасно холодной, и всё же, по какой-то причине он начал потеть. Он пытался вытереть пот и кровь одной рукой, чтобы те не попали ему в глаза, но это лишь заставило его раны отозваться острой болью.

— Ну давайте, продолжаем!

 

Больше чем боги.

И злее Тёмных Богов.

Богатому я крайне нужен.

Бедняку же от меня никакого проку.

Кто же я?

 

Для него это была особенно сложная загадка. А Взломщик явно не собирался давать ему шанс просто постоять на месте и спокойно подумать. Снежки летели изо всех направлений; он перекатывался по льду дабы уклониться от них.

Он терял чувствительность конечностей; они уже прошли стадию посинения и начинали окрашиваться в фиолетовый цвет.

Но времени беспокоиться об этом не было. Скрипучий звук раздался над его головой.

— Берегись! На очереди ещё одна!

Ещё одна подтаявшая сосулька отломилась от потолка и стремительно летела вниз прямо на него.

— !..

Взломщик не собирался давать ему шанс безопасно уклониться. Очередной снежок ударил его в плечо; снег разлетелся повсюду, а камешки впились в его плоть. Он изо всех сил старался подавить болезненный стон.

Времени не было. Он не мог думать. У него не было ответа. У него ничего не было. Это его разозлило… а затем до него дошло.

Он поднял глаза и закричал:

Ничего! — Он топнул по земле обеими ногами, восстанавливая свою стойку, и добавил: — Ответ — ничего!

— Да! Но есть ещё кое-кто позлее Тёмных Богов, да и ум у него более безжалостный!

Взломщик не собирался давать ему передышку, лишь швыряться в него загадками так быстро, как только он мог на них ответить.

В этой белой тьме он стоял и был готов к новым вопросам, и кровь стекала с его плеча и лба.

 

Чёрное

Да в чёрном,

Да в чёрном,

Да в чёрном.

 

Он немедленно выкрикнул в ответ:

— Гоблин… в чреве пленённой женщины, в гоблинской клетке, в гоблинской пещере!

Он никогда не забывал о гоблинах, ни на одну секунду. Этот ответ не требовал размышлений. Он ухмыльнулся своему невидимому учителю и сказал:

— Легкотня.

— Ох, вот оно как? Тогда ответь-ка на это!

 

В любой момент, секунду любую

Ты можешь случайно встретиться с ней,

И тебе от неё сбежать не удастся!

И с ней ты не сможешь поговорить!

Вон там она, за твоею спиною!

Ох, жаль тебя! Твоей песне конец!

 

Последняя загадка должна была стать лишь способом выиграть себе время и подобраться поближе. Взломщик был полон дешёвых трюков. Они служили ему отличным подспорьем.

Но ответ на эту загадку полностью ускользал от него.

Прерывисто дыша, он скользил мимо снежков и уклонялся от сосулек. Снег рвал его кожу, а лёд бил по ней так долго, пока всё его тело не стало одной большой кровоточащей ссадиной. Кровь и пот стекали с бровей прямо ему в глаза, замутняя его зрение, пока рана на его плече пульсировала.

И даже со всем этим, он яростно сражался. Шестерёнки в его голове вертелись; он моргнул несколько раз, приводя в порядок весь свой ум в поисках ответа.

Не так много времени ушло, чтобы понять, что ответ был совсем рядом.

Он слегка облизнул свои губы и проговорил ответ так ясно как только мог.

— Она — это смерть.

— Ха-хаааа! Хороший ответ!

Раскатистый смех Взломщика скакал по всей пещере. Грозди водных капель опадали вниз, сотрясаемые эхом.

— Удачи у тебя нет. Да и ума тоже. Всё, что у тебя есть — нутро. Так что думай! Думай всем своим нутром!

— Да, мастер.

Он послушно кивнул. Он понятия не имел, почему Взломщик приглядывал за ним, но он был один, его деревня сгинула, и всё, что у него осталось — одна-единственная цель. Старик давал ему учения и стратегии, необходимые для достижения этой цели. Он никогда даже и не думал ставить слова мастера под вопрос.

— Будь решителен и прямолинеен… да, ты стал хорош в этом. Ну, для такого мальчишки как ты вполне неплохо. Последняя загадка!

Взломщик появился перед ним, будто бы материализовался из воздуха. Это был маленький мужчина, ростом меньше даже половины его роста, и тёмный как тень.

Старик рея держал в руке короткий мерцающий меч и был облачён в платиновую кольчугу. Он уставился на него двумя своими сияющими глазами и улыбнулся, раскрыв свои неровные зубы.

— А что у меня в кармане?

Это был ужасный трюк, технически, он нарушал правила самой игры в загадки.

Он отчаянно пытался ответить, но ничего не смог придумать.

Он открыл свой рот чтобы вымолить себе хотя бы три попытки, но уже в следующее мгновение тупая боль вновь поразила его разум, и он почувствовал, как его сознание ускользает.

И по сей день он так и не знал ответа на ту загадку.

Red: Итак, для тех, кто находится в танке с бронёй толщиной с экватор. Этот мастер — отсылка на Бильбо Беггинса пожирнее твоей мамки (не баян, а классика). Итак, неачнём. 1) Реи, если вы ещё не поняли по главе про повышение ранга, где Убийца Гоблинов был одним из «жюри», реи — это хоббиты. Я не знаю, почему их так назвали, просто вот так вот. Нет, я не буду переводить их как хоббитов. Хоббиты — это халфлинги, так что увольте уж. 2) Его имя — Взломщик является далеко не самым точным, но самым верным переводом слова Burglar в данном контексте. Почему? Да потому что это опять отсылка к «Хоббиту», а конкретно к словам, которые Гендальф написал у Бильбо на двери: «Опытный взломщик возьмется за хорошую работу, предпочтительно рискованную, оплата по соглашению.» Где слово Burglar как раз таки и перевели как «взломщик». А отсылки терять нельзя. Претензии по переводу самого слова в Хоббите предъявлять стоит уж явно не мне. 3) Ну, думаю, момент про невидимость вы и так уже поняли. Колечко, оно такое. 4) Последняя фраза реи является конкретно дословным копированием фразы из главы Хоббита «Загадки в темноте». Но об этом уже читайте сами в самом Хоббите. С вами был Ред с рубрикой «объясняю людям то, о чём все и так знают, но я настолько паникёр, что решил им это объяснить на всякий случай».

Глава 7. Шептания, молитвы и воспевания

Когда он очнулся, ему снова пришлось столкнуться с миром белого.

Он лежал на мягкой постели с чистыми простынями. Комната была приятно тёплой, а потолок был столь высок. Между белокаменными колоннами, очерчивающих эту комнату, распологалось бодрящее голубое небо. Лучи солнца проскальзывали сквозь ветки деревьев, что росли в саду, и падали ему прямо на глаза.

— …Хмм.

Убийца Гоблинов медленно сел. Голове его было легко, а зрение слегка расплывалось. Он повертел головой два-три раза. Шлема на нём не было. Должно быть, его с него сняли в какой-то момент. Другого его снаряжения и одежды тоже не было.

Где он? Должно быть, это была какая-то комната в Храме водного города.

По крайней мере он не оказался в подземном гнезде гоблинов. А это значило, что он он наверняка мог предположить, что остальным удалось безопасно выбраться оттуда.

— …

Подтвердив это самому себе, он слегка кивнул. Терять сознание от ран явно было не в его стиле.

Но он был жив, а это значило, что будет и следующий раз. И если в итоге он одержит победу, этого будет вполне достаточно. Никаких проблем.

«И всё же… какой знакомый сон…»

Мастер принял его под своё крыло, когда ему было десять, а пути их разошлись, когда ему стукнуло пятнадцать. Всё это случилось более пяти лет назад. Он даже не мог представить себе, что хитрый старик рея мог умереть за это время. Что же он делал сейчас?

Однажды утром мастер просто сказал: — Я отправляюсь в путешествие, — и мгновенно скрылся из виду — так всё и закончилось.

— …Сейчас.

Закончив изучение окружения, он осторожно вытянул свою правую руку.

Кости, которые по его мнению были разбиты вдребезги, были сращены вновь; чуть ли не как новенькие. Начиная с большого пальца, он начал загибать пальцы один за одним, проверяя работу суставов. Он сжал ладонь в кулак, после чего разжал её.

Он повторил этот процесс и со своей левой рукой. Ничего не болело; всё работало исправно, как и ожидалось. Даже для исцеляющего чуда это был впечатляющий эффект.

— …Хмм.

Далее рёбра. Но когда он потянулся вниз чтобы осмотреть их, то почувствовал что-то странное у себя на талии.

Он посмотрел вниз и увидел юную девушку, облачённую лишь в костюм Евы.

— Эм… хмм.

Во сне лицо Жрицы выглядело столь невинным. Её элегантные руки, столь тонкие, что казалось, будто они могут сломаться в любой момент, были обёрнуты вокруг его талии, крепко держась за него.

— …

Убийца Гоблинов вздохнул.

Она была крайне худенькой и столь хрупкой, что казалась сделанной из стекла. И всё же, как ему казалось, он мог представить, как она стала авантюристкой.

Крайне бережно он отодвинул простыню на расстояние, достаточное для проверки её шеи и плеча. Кожа там казалась ещё более белого, чем её привычный, оттенка, но на ней не было ни единого признака раны.

— Нн… ох.

Она слегка пошевельнулась. Её лицо было столь спокойным.

Убийца Гоблинов сдвинул простыню на исходное положение.

— …

Должно быть, он был крайне плохим учеником. Прошло уже пять лет с тех пор, как их пути с мастером разошлись, а он так и не смог убить всех гоблинов.

И посмотрите теперь на него.

Его личная ошибка больше не затрагивала лишь его. В группе было пять человек, включая его самого. Низкий стон соскочил с его губ.

— Он никогда не учил меня этому…

— Ох-хо, так ты очнулся. — Мощный голос раздался из ниоткуда.

Как долго она была здесь — бледная женщина стояла прямо рядом с кроватью? Она была облачена лишь в какую-то ткань, сквозь которую её было отлично видно; увидев её красоту, любой бы мог принять её за ожившую статую богини.

— И? Как оно? — прошептала Дева Меча своими сочными губами, положив одну руку на кровать и прильнув к нему. Одета она была лишь в одну ткань; в руках её был посох с мечом и весами на конце. Она была святой, что правила законом. — Разделять ложе со мной… и с ней?

— Было неплохо. — Он кивнул ей. Она приложила руку к его щеке. Её пальцы были холодны.

Голос Убийцы Гоблинов был как всегда бесстрастен.

— Так это и есть чудо Восстановления… которое можно заслужить, разделив постель с девственницей.

— Божечки, ты слышал о нём?

— В слухах.

Дева Меча надуто посмотрела на него и отодвинулась, будто бы разочаровавшись.

Восстановление: чудо исцеления, что превосходило по силе Малое Лечение и Оживление. Оно могло согреть старого чемпиона, испытывающего муки холода, или же охладить пыл разбушевавшегося героя. Когда король варваров был смертельно ранен, оно защитило его от духов смерти.

И оно нисходило лишь на тех, кто делил своё ложе с невинными девами, служащими богам. Или так говорилось в легендах.

Но это были не просто истории. Они были правдой. Если служащая богам дева будет молиться всем своим естеством, тогда боги услышат её мольбу.

Разумеется, конечно же это не означало, что можно было вернуть кого-либо из мёртвых. Людям было попросту не по силам противостоять законам природы. Если человек не принадлежал к числу тех храбрецов, избранных богами, он бы просто стал пылью, или его душа испарилась бы. Даже некроманты со всеми их познаниями не могли по-настоящему вернуть кого-либо из мёртвых.

Восстановление скорее было чудом для тех, кто балансировал на грани жизни и смерти, перетягивая их на нашу сторону, сторону живых.

Хотя, по трём вполне очевидным причинам лишь нескольким авантюристам удавалось получить от него пользу.

Во-первых, обряд чуда должен был исполняться в пределах храма, и провести его во время приключения было попросту невозможно. Во-вторых, довольно распутная репутация авантюристов заставляла тех, кто мог исполнить это чудо, избегать их, дабы их самих не приняли за блудниц. И, наконец, за этим чудом, как и ожидалось, следовала мощная компенсация.

Это было настоящим божественным вмешательством, чудом, исполнить которое в одиночку жрице Обсидианового ранга было не под силу. В свете всего этого лишь немногие помимо Девы Меча могли хотя бы попробовать донести до богов такую мольбу.

Возможно, она заметила взгляд Убийцы Гоблинов, так как мягкий смех сорвался с её губ.

— Я так понимаю, что взять свою компенсацию из ваших наград будет вполне типичным делом для авантюриста.

— Кажется мне, приключение это типичным явно нельзя назвать.

— Вы никогда не перестаёте меня удивлять. Разве вы не Серебряный? Третий ранг?

— …Мм.

На минуту Убийца Гоблинов не нашёл что ответить. Ему говорили «вести себя подобающе рангу» больше раз, чем он собирался запоминать.

Увидев его ступор, Дева Меча удовлетворённо кивнула, после чего слегка захихикала.

— Не думаю, что меня можно посчитать невинной…

Архиепископ со своими улыбающимися глазами звучала так, словно чуть ли не говорила о ком-то другом.

Её привычная полоска чёрной ткани, что прикрывала её глаза, исчезла, и Убийца Гоблинов впервые смог разглядеть их. Они выглядели какими-то отдалёнными, будто не были ни на чём сфокусированы. Это было единственным несовершенством в без этого безупречном существе, служившем богу верой и правдой.

Её красота была изуродована особо жестоким способом.

— Гоблины?

— Да. — Дева Меча кивнула, и не было похоже, что этот ответ особо ужасно встревожил её. — Уже десять лет минуло с того происшествия. Тогда я тоже была авантюристкой…

Наконец, её глаза зашевелились, бросая косой взгляд на Убийцу Гоблинов.

— Хотите услышать, что они сотворили со мной в своей пещере когда поймали меня?

— Я уже знаю, — коротко ответил он.

В ответ из неё вырвался смешок.

— Я плакала от той боли. Хныкала как маленькая девочка.

Она положила свою бледную, покрытую шрамами руку на своё внушительное бедро и провела по нему своими стройными пальцами, будто бы ставя точку.

— Но, — сказала она. Её пухлые губы превратили её шёпот в лепет невинной девчушки. — Я могу видеть. Очень слабо, но я вас вижу словно какую-то тень.

Её рука оторвалась от бедра и медленно начала двигаться в поисках чего-то. Пальцы цвета фарфора обводили в воздухе его контур.

— Я вижу их повсюду. Но мне всегда кажется, что если я отведу взгляд хотя бы на секунду, они попросту исчезнут…

— …

— …словно люди теперь не более чем тени.

Убийца Гоблинов всё так же не издал ни звука.

Он огляделся в поисках своего снаряжения. Он увидел свои шлем и броню вместе с мечом, щитом и сумкой с вещами нагромождёнными на конце кровати. Они как всегда были перепачканы кровью и грязью, но он заметил, что броня его была серьёзно повреждена. Он подлатал её перед отправкой на это приключение, но теперь она выглядела так, что, похоже, ему понадобится полная её замена.

— Я хочу починить своё снаряжение. Здесь поблизости есть лавка или магазин снаряжения?

Дева Меча не ответила. Своими слепыми глазами она смотрела на человека, который казался для неё тенью.

— Люди… женщины… такие слабые.

Мягкая кровать слегка скрипнула. Дева Меча соскользнула вниз и легла рядом с Убийцей Гоблинов. Её внушительная грудь тряслась.

— Когда я думаю об этом и думаю о том, сколь велико зло в этом мире, я начинаю бояться, что всех нас пересилят… — Он почувствовал её мягкую, пышную плоть. Её тепло. — …Я беспокоюсь. Я боюсь. Должно быть, это выглядит странно.

От неё пахло розами? Слегка сладковатый аромат.

— Может я и Дева Меча, но каждую, каждую ночь я трясусь от страха. Я в ужасе. Я не могу вынести этого!

Сказав это, она сжала свои плечи, свою грудь. Ткань порвалась, раскрывая её покрытое шрамами тело. Едва ли кто-либо удивился, если в такой ситуации любой мужчина потерял бы всякий здравый смысл.

Это была Дева Меча.

Женщина, что сражалась с Демонами Богами и спасла мир десять лет назад.

Если подумать, она осталась прекрасной даже после того, как гоблины выжгли ей глаза… если бы она посмотрела на любого мужчину со слезами на глазах, кто бы вообще смог противостоять ей?

— Это мир, в котором мы живём. И неважно, сколько у тебя поддержки…

— …

— Я не предполагаю, я ведь могу ожидать, что кто-то ещё понимает это, могу ведь?

— Вот как?

Таким был короткий ответ Убийцы Гоблинов, бесстрастный как и всегда.

— «Вот как?» — сказал он. Хи-хи.

Дева Меча разочарованно и слегка недоверчиво рассмеялась.

— Что-то… не так?

— А сам как думаешь? Я женщина, что победила Демонов Богов. И вот она я, боюсь каких-то гоблинов, — сказав это, она отпрянула от него, поправив своё одеяние.

Она взяла посох в руки и прикрыла свои глаза чёрной тканью. Когда она встала ещё раз, на этот раз уже крепко и твёрдо, все признаки соблазнительницы, что выпирали из неё до этого, исчезли.

— Ты. — Её скрытые глаза умоляюще развернулись к Убийце Гоблинов. — Ты ведь поможешь мне?

Он ничего не сказал. Или, скорее, не смог ничего сказать.

И вот когда он открыл свой рот чтобы ответить, она исчезла в тени колонны. Он слышал, как её шуршащие шаги всё отдалялись и отдалялись. Минуту спустя раздался звук открытия тяжёлой двери и сразу же… её закрытия.

Убийца Гоблинов глубоко вздохнул.

Он аккуратно выпутался из хватки Жрицы и встал с кровати. И пока он растягивал и расслаблял свои напряжённые мускулы, её глаза с трепетанием открылись.

— Хррм… ох… а?

Она вяло села, потирая глаза. Она рассеянно оглянулась вокруг, но когда её глаза обрели фокус зрения, её лицо в ту же секунду залилось красным цветом.

— Ох! Ух! Ох… Уух… — В суматохе закуталась в простыни дабы прикрыть свою оголённую грудь.

Убийца Гоблинов взял свою одежду в руку, не одаряя её даже самым коротким взглядом.

— Ты что-нибудь видел?

— Да.

Лицо Жрицы жалостливо сморщилось.

Столкнувшись с девушкой, которая была готова вот-вот удариться в слёзы, Убийца Гоблинов немного подумал прежде чем открыть свой рот.

— Успокойся.

Её плечи слегка дёрнулись.

— Твои раны исчезли.

Теперь Жрица сконфуженно смотрела вниз.

Не зная что и сказать, Убийца Гоблинов молча оделся.

Сперва его нижнее бельё, затем его броня, а потом его кольчуга. Слава богу, она не была повреждена.

Однако кожаной броне было уже не помочь. Не то, чтобы он был так привязан к ней. Но чтобы хорошенько разносить новую, нужно было время, и это было проблемой.

— А… а твои раны тоже поправились?..

Похоже, Жрица наконец-то смогла собраться. Она тоже встала с кровати, всё ещё прикрывая свой перед простынями.

— Да. — Он кивнул.

Встав рядом с Убийцей Гоблинов спиной к спине, Жрица начала одеваться. Простенькое нижнеё бельё прикрывало её низ и маленькую грудь, поверх них была накинута майка. Она с сожалением посмотрела на свою кольчугу, которой не хватало одного большого куска в районе плеча, после чего надела свои одеяния. Они были простыми, отражавшими преданность аскезе, которой следовали все последователи Матери Земли, но каждый разодранный кусочек был аккуратно зашит.

Она не наносила никакого макияжа. По сравнению с Убийцей Гоблинов и его тяжёлой бронёй, ей для одевания хватило всего пары минут.

— Убийца Гоблинов, сэр…

— Что?

Он повернулся к источнику нерешительного голоса. Пока она шуршала своей одеждой, он надел гамаши(Red: Длинные, толстые чулки (не слишком длинные вверх, но вниз). Прикрывают всю ладыжку полностью. А так как старые гамаши делались из плотной шерсти (считай почти что валенки), то они были довольно плотными. Стрелу не остановят, но от зубов и случайных рикошетов защитят.) и ножные латы. Гоблины были низкими, и защитой ног явно не стоило пренебрегать.

— Ты же не делал ничего… опрометчивого… или… или ещё чего-нибудь, не так ли?

— С чего ты решила, что я совершил нечто такое?

— Ты выглядишь… как-то иначе.

В этот момент его рука всего на секунду прекратила движение.

— …Нет, — решительно сказал он после минутной тишины.

Он взял свой шлем, на котором появилось несколько вмятин, и твёрдо надел его себе на голову. Он вдохнул и выдохнул.

— Совсем ничего не изменилось.

Он мог почувствовать, как глаза Жрицы сверлят его спину, будто бы пытаясь что-то сказать, но Убийца Гоблинов выдержал это.

Ему нужно было достать новое оружие, новою экипировку, провизию, лекарства и ещё много всего. Самым важным в убийстве гоблинов была подготовка.

— Ам, Убийца Гоблинов, сэр?..

— Что?

И вот, когда он медленно повернулся к тоненькому голоску, случилось это.

— Вот ты где!

Тяжёлая дверь резко открылась с мощным ударом, который ясно говорил о мощных эмоциях входящего.

— Я слышала, что вы двое очнулись! Как вы? Всё хорошо?

Владелица освежающе-прохладного голоса вошла внутрь. Это была, естественно, Высшая Эльфийка Лучница.

С развевающимися позади волосами и скачущими длинными ушами она была словно олицетворением самой радости. Она улыбалась как дитя, а за ней следовали Дворф Шаман и Ящер Жрец, которые не проявляли такого же как у неё энтузиазма.

— Брадорез и юная леди, да вы у нас, кажись, вновь как огурчики.

— Аах, и это самое важнественное. Вижу, заклятье сработало вовременисто.

Все улыбались, и в голосах их было полно веселья.

Тихо поворчав, Убийца Гоблинов посмотрел каждому из них в лицо и кивнул.

— Вы все в порядке?

— Это ты у нас спрашиваешь, Оркболг?

— Как канарейка?

— Да тоже в норме! Оркболг, мне кажется, это ты пострадал тут больше чем любой из нас. — Высшая Эльфийка Лучница сморщила губы и лёгким движением прыгнула на кровать, погружаясь в неё. — Что за кровать! Ты знаешь, она была вся из себя такая: «Убийца Гоблинов, сэр?!» — в ту же секунду как вошла сюда? Хныкала, ревела и всё такое!

— Ч-ч-чтоо?!.. Ты ведь обещала что не!..

От издевательств Высшей Эльфийки Лучницы лицо Жрицы вновь залилось краской, а её руки энергично тряслись в знак протеста.

Высшая Эльфийка Лучница едва ли заметила это.

— Если бы я не рассказала ему, то как бы он узнал?

Ящер Жрец радостно коснулся своего носа кончиком языка.

— Что ж, как бы то ни бывало, теперь ничто не мешает нам продолжить наше ииследованительство.

Ведь там, помимо всего прочего, оставались гоблины, которым удалось сбежать от них в прошлый раз. Убийца Гоблинов кивнул, и его потрёпанный шлем слегка скрипнул.

— Хмм, — вздохнул Ящер Жрец и закатил глаза. — Или, быть можется, сперва нам стоит заняться своим экипированием…

— Да что с тобой не так, Чешуйчатый? Первым делом нам надо подкрепиться! Мой желудок вот-вот переварит сам себя!

— Ах, о чём же я думал? — Ящер Жрец хлопнул себе по лбу, насмешливо тревожась над издёвкой Дворфа Шамана.

Жрица рассмеялась при виде столь комичного жеста, от чего Высшая Эльфийка Лучница сузила зрачки словно кошка.

— Может ты и голоден, дворф, но если ты не сбросишь вес, мне кажется, твой пояс взорвётся от напряжения!

— Говори что хочешь, моя наковальногрудая подруга, но я известен как мужчина в самом расцвете сил и лет!

— Как ты меня назвал? — Уши Высшей Эльфийки Лучницы встопорщились, и эти двое перешли к одному из своих типичных неистовых споров.

Убийца Гоблинов внимательно смотрел на эту знакомую сцену. Он выглядел как путешественник, что увидел призрака и пытался понять, было ли увиденное сейчас реальностью.

— …Никто ещё не ел?

Этот вопрос пришёл к нему в голову через какое-то время и не был направлен к кому-то конкретному.

— Пока нет, — ответила Жрица. — Частично потому, что я помогала с Восстановлением.

— Почему?

— Мы ведь дали обещание, разве не так?

Было видно, что он не понимал, о чём она.

Она продолжила так, словно это было самым обычным делом:

— Когда мы пройдём всё это, то хорошенько поедим все вместе.

— Хрм…

— А ты ведь держишь свои обещания, верно?

Затем она улыбнулась, словно распустившийся на солнце цветок.

Интерлюдия. Об авантюристе, что крайне надоедал другим авантюристам

Аах, чёрт подери! Вся задница болит! Не люблю я повозки.

Мы с моим другом кучу приключений прошли на этих землях, и позволь мне сказать, если бы боги хотели, чтобы авантюристы катались, они бы приделали к нам колёса.

Мы? Мы… ну, мы как бы возим посылки. Занимаемся этим иногда. Иногда… кто-нибудь просит нас о таком.

А что насчёт вас, девчат? В смысле, у группы из одних девчуль явно куча своих проблем.

Это в смысле «каких»? Это, вы не можете скакать верхом, а раз в месяц вы… ну, вы поняли. Да вам постоянно нужно отдых… Грах!

Тьфуа! Ты что творишь? Кто ж вдруг колдует на парня Паутину?

— Прошу прощения за мою бестактную спутницу…

…Да, да. Простите за… ну, вы поняли…

Но серьёзно. Группа из трёх девчуль? Вы бы побереглись. Да и не только монстров и бандитов. Тут ещё полно всяких жуликоватых авантюристов.

«Новички, да? — говорят они. — Помощь нужна? Ну, кажись, приключение прошло неплохо! Мы просто возьмём небольшую плату за то, что показали вам что да как!»

А если не сможете заплатить, ну, считайте себя везунчиками, если они просто отберут вашу снарягу. А если не повезёт, окажетесь в долгах как в шелках.

Всегда найдётся кучка опытных ребят, которым охота взять своё с неопытной зелени. Хотя, всё не так плохо, как было раньше. Раньше они тупо выбивали дерьмо из новичков возле бара и оставляли их вообще голыми.

— Это было лет двадцать-тридцать назад, да вроде?
Что, не хочешь, чтоб я пугал их старыми страшилками? Да всё нормально. Немножко страха, и вы уже начеку. Не все мы уроды до мозга костей, но и не все мы святоши.

В смысле… вы ж все имеющие слово. И молимся одинаково, разве нет?

Иногда мы спорим, сражаемся, недолюбливаем друг друга. Такова жизнь.

Ах да. Иногда можно встретить группы типа, ну там все девушки кроме одного парня. Шикарная вещь. Если б не было слегка подло.

Хотя, лично я в этом не заинтересован. Я думаю лишь о любви, ясно вам? Любовь должна быть свободной!

— …

Эй, да что я сказал чтоб заслужить такой взгляд?

Ладно, девчули, главное — будьте осторожны.

Я слышал, что в последнее время в этом «водном городе» творится какая-то странная фигня. А раз он здесь, это явно значит, что тут замешаны гоблины.

Можете взять самый большой меч, какой только сможете достать, но если они прыгнут прежде, чем вы его достанете, то всё, считайте, было зря.

Глава 8. Мимолётный отдых

Тёплые лучи солнца поливали землю с небес, а прохладный бриз обдувал воду. Люди перебалтывались на оживлённой рыночной площади, наслаждаясь всем этим.

В месте, где собрались люди стольких рас и верований, авантюристы едва ли были чем-то необычным. Но большинство авантюристов не были юной жрицей и мужчиной, носившем стальной шлем на своей голове в центре города и при свете дня.

— Я так рада, что нам повезло с хорошей погодой!

— Да.

Жрица семенила за Убийцей Гоблинов, её губы были слегка раскрыты. Она осторожно шла, бережно неся что-то в своих руках.

— …Помочь понести?

— Нет, я в порядке, — с улыбкой ответила она.

— Ясно, — кивнув, сказал Убийца Гоблинов, расслабляя свою походку.

Вскоре его плечи оказались на одном уровне с головой Жрицы, и она взглянула на его шлем. Её поза напоминала щеночка, наслаждающегося своей первой прогулкой.

Прохожие смотрели на них, проходя мимо; торговцы выглядывали из-за своих прилавков. Жрица открыла свой рот чтобы спросить его об этом, но в итоге вновь закрыла его, так ничего и не сказав. Это ведь был Убийца Гоблинов. Он без сомнения не обращал на это никакого внимания.

Что бы сказали их друзья, увидь они это? Она даже представить не могла.

Однако, она знала, что Высшая Эльфийка Лучница, Дворф Шаман и Ящер Жрец окажутся рядом с ними в этот самый момент.

— Ладно, Оркболг! Давай полегче!

— У нас не будет одного бойца авангардности и одного заклинателя. Мы не будем рисковывать почём зря.

— Но я скажу тебе, что такое риск: воин без брони!

Во время приёма пищи трём авантюристам пришла в голову идея. Жрица, которая до сих пор чувствовала себя как-то не так, могла лишь кланяться и извиняться.

А вот что удивило их, так это то, что даже ответ Убийцы Гоблинов был предельно искренен:
— Спасибо. Я дам вам разобраться с этим.

Жрица всё ещё не могла понять, что же творилось в глубине его души, но сейчас его мысли привели его к весьма хорошей идее.

Гоблины использовали ту погребальную залу как место для засады, а это значило, что она явно являлась частью их территории. А это означало, что авантюристам надо было обыскать потайную лестницу, что они нашли в каменном гробу, если не по одной причине, так по той, что чемпион всё ещё был жив.

Скорее всего, эта битва существенно ослабила гоблинов, но и группе авантюристов тоже пришлось немало заплатить.

А время было на стороне гоблинов.

У группы были вполне способные рейнджер, монах и заклинатель, и они явно не могли себе позволить слоняться без дела. В это же время воин и жрица должны были остаться на поверхности и починить своё снаряжение, а так же подготовиться к следующей вылазке.

Однако тут была одна проблема.

Возможно, это было из-за огромного наплыва посетителей, но мастерская в здешней Гильдии Авантюристов не принимала особых заказов. Когда Убийца Гоблинов попросил у них кожаную броню, щит и меч, ему отказали, медленно покачав головой.

Наконец, он решился сходить купить необходимое, а Жрица сказала что пойдёт с ним. Она упорно допрашивала его, и хоть он и давал честные ответы…

— Я знаю, что все беспокоятся о тебе. Ты точно в порядке?

— Да.

— Твои раны зажили?

— Твои раны ведь были похуже моих.

— Да.

— Ты ведь знаешь, что не стоит делать ничего глупого, верно?

— Да.

— Хрм. — Жрица надула щёчки и прекратила идти.

Убийца Гоблинов прошёл ещё несколько шагов прежде чем заметил это. Он остановился и посмотрел назад; она лишь смотрела на него. Он задрал голову, совершенно не подозревая ни о какой проблеме.

— Что-то не так?

— …О господи! Что ты имеешь в виду под этим «Что-то не так»? — Жрица показа своим пальцем прямо на него. — Я в ярости! — Она нахмурила брови так сильно, как только могла, но её запугивание провалилось.

Частично, так вышло из-за взглядов других людей. Должно быть, они думали, что у двоих авантюристов тут любовная ссора в самом разгаре или, может, брат и сестра что-то не поделили. Кто знает? Сперва прохожие смотрели на них с подозрением, но вскоре на их лицах начали возникать улыбки.

— Убийца Гоблинов…  сэр! Да — это всё, что ты произнёс за весь наш разговор!

— Разве?

— Ещё как!

— Разве?..

— А ещё ты слишком часто говоришь «разве»!

— …Хрм.

Убийца Гоблинов скрестил руки и проворчал.

Эта пара тихо стояла, окружённая трескотнёй улицы. Несколько птиц лениво пролетели над ними по голубому небу, пока он некоторое время обдумывал что-то. Наконец, он медленно кивнул.

— …Я изменюсь.

— Уж постарайся! — сказала Жрица и рассмеялась.

Когда столь серьёзный авантюрист говорит, что он изменится, он определённо так и сделает. Они знали друг друга всего несколько месяцев, но это она уже знала точно.

Она вновь начала движение, но на этот раз пружинистой походкой, и Убийца Гоблинов быстро поравнялся с ней. Вскоре, они вновь шли рука об руку, а Жрица снова оказалась на уровне его плечей. Почему-то это делало её крайне счастливой.

— Ты что-то говорил о походе по магазинам?..

— Да, — ответил он, а затем поднял руку, будто бы говоря подожди. Скорее всего он хотел что-то добавить.

Маленький щелчок слетел с языка Жрицы в ответ на его неопытные раздумья.

— Я собираюсь поискать себе броню и оружие. Мои сломались.

Шлем Убийцы Гоблинов развернулся к ней. Он скрывал его лицо и любое выражение на нём, но внутри слабо сияли красные глаза.

— Что ты будешь делать?

— Хмм… — Жрица приложила свой тонкий пальчик к губам и наклонила голову. Бриз поднял её волосы, сдувая их назад.

Она поняла, что ответ, который она чуть было не произнесла, был очевиден, но…

— Тебе правда хочется узнать моё мнение?

— Думаю да.

— Боже…

Похоже, Убийца Гоблинов думал, что его ответ вполне нормален. Жрица вздохнула. Пока что ей стоило отпустить этот вопрос.

— Моя кольчуга тоже была сломана, — покорно ответила она, скрывая свои истинные эмоции. — Я подумала, что, может, найду, где её смогут починить.

— Наверняка быстрее будет купить новую.

Убийца Гоблинов явно ответил с каменным лицом.

«Он и правда не понимает». — Жрица поссмотрела на него полуоткрытыми глазами.

— Я не хочу.

— Почему?

В этот раз пришёл черёд Убийцы Гоблинов недоумевать.

Жрица сжала свёрток, в котором лежала её кольчуга, и пробормотала:

— Потому что… это первая сделанная мной вещь, за которую ты меня похвалил.

Убийца Гоблинов остановился и посмотрел на неё.

Жрица развернула свёрток в своих руках, будто бы показывая ему сокровище. Стесняясь, она отвела глаза.

— Ты разве не помнишь? Ты сказал, что она слегка грубовата, но лезвие остановить сможет.

— Разве? — Его голос казался каким-то натянутым, а затем он прошептал: — Полагаю, так и было.

 

§

 

Они вошли в лавку снаряжения, выглядевшую довольно процветающей.

Лязг ударяющего по металлу молота раздался из глубины этой лавки. Оружие и броня были расставлены по всему тусклому интерьеру. Отсюда веяло энергией, которой не хватало в гильдейской лавке.

— Вау… — Жрица моргнула несколько раз, ошеломлённая по вполне ясным причинам.

Тут было полно оружия, которого она никогда не видела, брони, по виду которой она даже и представить себе не могла, как её надевать, а также одна редкостная вещица за другой.

— У них даже цепы есть. — Это были две палки с тяжёлым металлом на концах, соединённые вместе цепью; можно сказать, что это была эволюционировавшая молотилка. Послушники Матери Земли знали как ими пользоваться, и Жрица гордо надула свою маленькую грудь от своих небольших познаний.

— Собираешься купить?

— Нет… — Из-за грубого вопроса Убийцы Гоблинов она начала обследовать помещение. Ей не хватало храбрости, чтобы стоять в авангарде, а для личной защиты у неё был шумный посох. — …думаю, нет.

Жрица осторожно вернула цеп на полку, а затем вздрогнула, заметив человека, который скорее всего и был владельцем этой лавки.

— Ам, простите…

— Хмм? — Мужчина осмотрел её, и Жрица уткнулась взглядом в пол.

Он был молод, примерно лет двадцати, но от него так и веяло аурой только-только выросшего подростка.

Не то, чтобы он выглядел неопрятно. Его одежда была опрятной, а волосы и борода были прекрасно подстрижены. Но его не заинтересованный ответ заставил его выглядеть до странного холодным.

— Хрм. Добро пожаловать, добро пожаловать. Что я могу для вас сделать?

— Ах, кхе… не могли бы вы… починить эту кольчугу?

Жрица нерешительно протянула свою броню, и хозяин лавки беглым взглядом осмотрел её. Затем он протянул руку к дыре в районе плеча, разложил броню и выдохнул.

— Нехилая дыра. Не думаете, что лучше бы было купить новую?

— Я бы предпочла… починку…

— Починка, конечно. Клиент всегда прав…

Взгляд мужчины пробежался по худеньким рукам Жрицы. Несдержанно, похотливо он осмотрел её с ног до головы, будто бы жадно упиваясь зрелищем.

— Макияж не требуется, мисс?

— Н-нет, спасибо!.. — Жрица покачала головой, чувствуя, как горячая краска хлынула к её щекам.

Такое отношение лавочников к посетителям в городе было в порядке вещей? На границе такое было попросту немыслимо.

Или же он попросту так издевался над ней лишь потому, что она явно была новичком? Эта мысль жгла её разум.

— Мне тоже нужна починка.

Это был Убийца Гоблинов. Когда Жрица вновь подняла свои глаза, они натолкнулись на облачённую в кольчугу спину.

Встретившись взглядом с грязным шлемом, лавочник издал странный булькающий звук.

— С-серебряный ранг… — голос хозяина лавки дрожал. Скорее всего, он заметил серебряный ярлык, что висел на шее Убийцы Гоблинов. — Ах, д-да, сэр.Починка. Разумеется, сэр.

— Мои кожаная броня и круглый щит. Побыстрее, если не возражаете. Вместе с этой кольчугой.

— Ж-желаете, чтобы я их почистил? Кажется, у вашего щита пропала рукоять…

— Не чистить. Рукоять я снял сам.

— Кхе, насчёт платы, учитывая надбавку за скорость…

— Не беспокойтесь.

Не отступая ни на шаг, Убийца Гоблингов порылся в своей сумке, достал оттуда кожаный кошелёк и положил его на прилавок. Шлёпнувшись, он сделал мощный глухой удар и перевернулся. Золотые монеты высыпались оттуда.

— С-спасибо, сэр!..
— Ещё мне нужно взглянуть на ваши мечи.

— Ох, ам, у меня в данный момент имеется мифриловый меч.

— Он мне не нужен.

Его храбрая, безразличная походка привела его туда, где на стене висело великое множество мечей. Он взял один меч с совершенно средним лезвием, заточенным с двух сторон. У него была длинная рукоять: «полутораручный» меч.

— Аах, если вы предпочитаете такие мечи, сэр, у меня есть выкованный дворфами…

— Слишком длинный.

Он поставил меч обратно на стойку, после чего начал расхаживать мимо товаров, пока в итоге не набрёл на маленький меч, заточенный с одной стороны.

— Предпочитаете короткие мечи, сэр? У меня есть один зачарованный, его нашли в каких-то древних руинах…

— Зачарованный?

— Да, сэр! Голос лавочника подскочил на целую октаву. — Разумеется, оно предохраняет меч от затупления, но ещё издаёт сигнал тревоги, когда враг оказывается поблизости.

— Мне такое не нужно. — Его голос был достаточно резким, чтобы самому служить оружием. — Я возьму этот. Он слегка длинноват, но я сам смогу его отшлифовать. Я одолжу у вас точильный камень, пока мы ждём починки наших вещей.

— Н-но, сэр… с таким мечом лучшее, на что вы можете надеяться, это охота на… гоблинов…

— Этим я и собираюсь заняться.

У лавочника просто не было слов.

Но, кажется, Убийца гоблинов как всегда не заметил этого. Возможно он  пытался сказать ей: «Не принимай это близко к сердцу».

Тяжело было понять ход его мыслей.

Жрица слегка покраснела и испустила мягкий, тихий вздох.

 

§

 

— Хи-хи… ах-ха-ха-ха-ха-ха!

— Что?

— Из-за тебя… Он…

Как только с ремонтом было покончено, а сами они выходили из лавки, полуденный бриз закружился вокруг них. Голубое небо сияло ранним летним солнцем, а болтовня находящейся неподалёку толпы ласкала слух.

— Я… Я знаю, мне не стоит смеяться, но…

Жрица вытерла слёзы с уголков своих глаз, а её смех был звонче колокольчика.

Смутившийся лавчоник пытался сказать что-то Убийце Гоблинов, пока тот делал меч всё короче и короче, но…

— «Я всё равно собирался его выбросить; это неважно»!

— Это правда, не так ли?

— Но какое лицо он сделал! Это было невероятно!

— Разве?

— Да, ещё как! — Жрице наконец удалось вставить слово между раскатами хохота.

Она предполагала, что такое поведение не подобало служительнице Матери Земли, но ей определённо было хорошо от этого. Её сознание ругало её за это, так что она ещё и немного помолилась.

«Маленькая капелька ведь не навредит, верно?»

И вот тогда…

— Не проходите мимо! Вкусное, тающее во рту «ice crème»(Red: В анлейте это слово было на французком. И да, это мороженое.)! Невероятное ощущение!

Голос звучал крайне громко, да и сопровождался звоном колокольчика.

— Ice crème?..

Любопытство заставило жрицу остановиться возле небольшого прилавка. Дети галдели и неслись к нему по мощёной улице чтобы отдать владельцу всю свою мелочь.

— Интересно, что продаётся в этом месте.

С их расстояния тяжело было сказать, но судя по лицам детей, это была какая-то сладость.

Жрица украдкой посмотрела на Убийцу Гоблинов, который кивнул и сказал:

— Иди.

— Да, сэр! Спасибо!

Жрица низко поклонилась ему и с улыбкой на лице убежала, а волосы её развевались на ветру.

Ей было слегка стыдно стоять в одной очереди с детьми, но…

«Мне самой ещё всего лишь пятнадцать».

Между ней и ими разница всего в два-три года, говорила она себе. И, наконец, ей удалось заполучить себе эту сладость.

Оказалось, что это ice crème выглядело как горка тающего белого льда. На верхушке её находилась красная вишня, возможно, необходимая для придания блюду хоть какого-то цвета. Жрица зачерпнула ложку сладости из хрустящей, поджаренной миски(Red: Вафля — это жареный продукт. Технология чутка другая, но это жарка.) и положила себе в рот.

— В-вау!

Её щёки мгновенно залились краской а на лице её расцвела улыбка. Она повернулась к Убийце Гоблинов, и на лице её была смесь восторга и удивления.

— Это невероятно! Оно холодное и сладкое!..

— Тебе нравится?

— Да, ещё как! В Храме нам не особо часто удавалось поесть сладостей… — Она застенчиво улыбнулась с небольшим смешком. — Такое чувство, будто я совсем немного… нарушаю правила.

— Ясно. Хмм. Ледяная сладость.

Убийца Гоблинов осмотрел прилавок с некоторым оттенком очарования.

Ice crème хранилось в крайне холодном металлическом сосуде. Оттуда его вычерпывали и раскладывали по мискам. Насколько он мог судить, признаков наличия магии тут не было.

Так что можно было сказать, что загорелый лавочник не являлся каким-нибудь магом.

— …Это не заклинание. Как вы это делаете?

— Нуууууу, должен признаться, для меня принцип работы этой штуки — загадка. — Похоже, этот вопрос не особо заинтересовал лавочника; он продолжил улыбаться, накрывая сосуд крышкой. — Какой-то профессор открыл, что вода будет быстрее охлаждаться, если положить внутрь некие примеси.

— Хмм?

— А если добавить каких-то штуковин ко льду, он станет ещё более ледяным!

— Ясно.

— Не желаете ли мороженного вина? С этой штукой всё легко, уж поверьте мне… она даже с фруктами работает.

— Хмм.

— Так что он подумал, а что если опробовать его на коровьем молоке? И вот он результат!

— Ясно. Очень интересно. — Он звучал как заинтригованный мальчишка, который только что узнал секрет магического фокуса. Этот тон был настолько не в его духе, что Жрица поморгала несколько раз.

Убийца Гоблинов достал из своего кошелька большую золотую монету и отдал её лавочнику.

— Одно, пожалуйста. Сдачу оставьте себе.

— Разумеется, сэр!

Восторженный лавочник опытным движением зачерпнул ice crème. Убийца Гоблинов заворожённо смотрел за ним.

— …Хи-хи.

Убийца Гоблинов обернулся, озадаченный хихиканием Жрицы.

— Что?

— Ничего. Просто я наконец-то поняла, откуда ты так много знаешь, сэр.

— …Ясно.

Возможно, было бы лучше спокойно сесть вместо того чтобы есть стоя. После предложения Жрицы, эти двое уселись на придорожной скамейке.

Они сидели бок о бок, поглощая ложками сладость и наслаждаясь прохладой и сладостью на их языках, попутно наблюдая за проходящей мимо толпой.

Когда Жрица украдкой посмотрела вбок, то увидела, что он как всегда ел через щели в своём забрале.

Тёплые лучи солнца пробивались сквозь деревья. Прохладный бриз обдувал воду. Люди оживлённо перебалтывались. Мимо прошли нарядные женщина и мужчина, а дети носились вокруг с широкими улыбками на лицах. Повозки, ведомые лошадьми, с грохотом катились по аккуратно вымощенным плитам.

— Это странно, разве нет? — прошептала Жрица, хмуря брови от этого вида. — Никто из этих людей даже не представляет, что прямо под их ногами копошится свора гоблинов…

— …Да.

— Некоторые люди пострадали, и я уверена… они наверняка боятся всего этого, но…

Похоже, никто особо не волновался. Ни клерк из магазина снаряжения. Ни продавец ice crème. Ни один коротающий здесь часы человек.

А что насчёт пограничного города? Ей казалось, что угроза монстров была реальна и близка, но…

— …Когда я был маленьким… — пробормотал он.

— Что?..

— Было время, когда я думал, что если сделаю хотя бы один шаг, земля подо мной разверзнется, и я умру.

— А?..

Ложка застыла в руке Жрицы, пока Убийца Гоблинов говорил.

— Я совершенно боялся ходить.

Вишенка упала с верхушки её подтаявшего ice crème и укатилась на дно миски. Она проигнорировала это и сфокусировалась на лице Убийцы Гоблинов, хоть она и не могла увидеть эмоции, что скрывались за его шлемом.

— Такое ведь не было невозможным. Но никого это не беспокоило. Я считал это странным.

Но казалось, что он тихо смеялся.

— Моя сестра смеялась надо мной — и она тоже — но прошло какое-то время, прежде чем я осознал, боюсь я этого или нет, мне придётся ходить.

— Это?.. Это правда?

— Это правда.

Ветер проскользнул между ними, принеся с собой шелест листвы.

— Но даже сейчас я ужасно боюсь.

Он не сказал чего и почему. А Жрица и не собиралась спрашивать.

С момента их знакомства прошло всего несколько месяцев, но она была с ним постоянно всё это время. Она ни за что не могла понять всё не так.

— Я ценю твою помощь, — сказал Убийца Гоблинов, заставляя себя звучать холодно и обособленно, как он всегда и звучал. — Но твоя помощь не столь необходима.

Жрица не ответила.

Она посмотрела вниз и бесцельно помешала ложкой своё подтаявшее ice crème. Наконец, она взяла вишенку и положила её себе в рот. Посреди горьковато-сладкого вкуса находилась твёрдая косточка.

Она надула свои щёки, показывая, как она куксится.

— Ты ведь сказал мне делать то, что мне хочется самой, ведь так?

— Разве?

— Да, так и сказал.

— …

— …Тебе и правда никак не помочь.

Убийца Гоблинов поднял взгляд на голубое небо, будто не зная, стоит ли ему отвечать на это.

Жрица поигрывала вишнёвым стебельком между своими губами, совершенно не волнуясь об этикете.

— Прости.

— Я не хочу слышать это.

— …Прости.

— …Не то, чтобы меня это действительно волновало.

— В смысле, есть вещи, которые пугают и меня, — прошептала она.

Она не была уверена, достигли ли её слова его ушей или же нет.

— …Холодно!

Капелька подтаявшего ice crème упала ей на руку, заставив её удивлённо воскликнуть. Она неловко посмотрела на Убийцу Гоблинов и вытерла каплю своим платком.

Хрустящее угощение, служившее миской, уже промокло насквозь.

— …Хрк.

Она набила остатками десерта свой рот, и от холода у неё заболела голова. Она осторожно вытерла слёзы, что выступили у неё на глазах, притворяясь, что их там и не было; после чего она встала.

— Ладно! Пора отправляться, Убийца Гоблинов, сэ…

— Убийца Гоблинов! Вот ты где!

Жрица встала как вкопанная. Она определённо узнала этот энергичный голос, но она никак не ожидала услышать его здесь.

Она посмотрела наверх и увидела крепко выглядящего авантюриста в синей броне, держащего копьё — это был Копейщик.

— Да что же это такое, вызывать человека через письмо?.. Я всё расскажу Регистраторше!

— Расскажешь что?

— Что вы тут с этой девчушкой решили устроить себе небольшое свиданьице!

— Мы закупаемся.

Убийца Гоблинов задел Копейщика, который шёл непробиваемой стеной, как он делал это дома.

Сидевшая рядом Жрица слегка покраснела и торопливо заняла позу прилежной ученицы, хотя смысла в этом не было.

— Хех, хех, хех-хех.

Ведьма как всегда была превосходна, и стояла рядом с Копейщиком настолько близко, что казалась его тенью. Её глаза пробежались по Жрице, после чего заманчиво закрылись. Жрица осознала, что ком подступил к её горлу.

— Ах, ам…

— Выглядишь, прекрасно. Это, хорошо.

— Ах да, мадам…

Жрица быстро встала со скамейки и поклонилась, поcле чего поправила свою шапочку.

Она считала Ведьму крайне впечатляющей женщиной и не желала опозориться на глазах заклинательницы. Она тихо прочистила своё горло.

— Кхе… И… Что же привело вас сюда? У вас здесь тоже задание?

— Да, задание. Это, вполне верно.

Хихикание. Казалось, что её ответ, как и её смех, скрывался за кромкой дыма. Жрица не была полностью уверена, издевалась ли заклинательница над ней или же нет.

Ведьма достала неизвестно откуда длинную трубку, взмахнула рукой и едва слышно пробормотала:

«Инфламмарае».

Оттуда пошёл сладкий аромат. Скрытая за запахом, Ведьма сказала:

— Давай, — и коснулась локтя Копейщика.

— …Фех.

Копейщик продолжал смотреть на Убийцу Гоблинов, и, спустя минуту, он звучно щёлкнул языком.

— Слушай.

— Хмм.

— О господи. Я тебе не мальчик на побегушках, ясно? Ты заставил меня протащиться весь этот путь чтобы принести тебе это…

Он отдал ему пеньковый мешочек, до отвала набитый чем-то. Он выглядел тяжёлым.

Рука Убийцы Гоблинов аккуратно полезла в мешочек. Его шлем повернулся к Копейщику, и он бесстрастно сказал:

— Прости. Спасибо за помощь.

— …Хрг.

— Я попросил тебя, потому что ты самый добродушный и заслуживающий доверия авантюрист из знакомых мне.

— …Хрррррррг!!!..

— Хех, хех, хех-хех.

По Ведьме было видно, что она не смогла сдержать свой смех, и Копейщик пронзал её взглядом.

Естественно, Ведьма не обратила на это внимание, и взгляд ушёл вникуда.

 

 

— …Лишние руки не нужны? Мы могли бы помочь вам… за вознаграждение, конечно же.

— Нет. Мы справимся.

Жрица посмотрела на Ведьму и слегка покраснела.

После той битвы с гоблинами эти две заклинательницы, похоже, начали понимать друг друга на каком-то особом уровне.

— И всё же, разве здесь этих штук нет? Купил бы местные!

— Не могу использовать местный вариант. — Было ли это смущение или сожаление, или вообще всё вместе? Убийца Гоблинов покачал своей головой в ответ на недовольство Копейщика. — Они недостаточно хороши.

— Да плевать. — Копейщик пожал плечами, изо всех сил стараясь показать одновременно раздражение и незаинтересованность. — Кстати, для чего хоть они тебе нужны?

— Думаю, ты знаешь.

Улыбка Жрицы стала ещё шире. Ну, разумеется. У него в голове всего одна мысль. По правде, это и было тем, что заставляло её иногда переживать, тем, что не давало ей оставить его одного…

 

§

 

На том Жрица и Убийца Гоблинов распрощались с Копейщиком и Ведьмой, закончили закупаться и пошли обратно к Храму. Длинный летний день уже переходил в сумерки, и красное вечернее солнце отбрасывало длинные тени. И даже растянутый силуэт Жрицы мог достать лишь до его плечей.

— …

Она рассеянно посмотрела на него… или на шлем, что скрывал его эмоции.

«Смогу ли я когда-нибудь сравняться с ним?»

Её ранг, обозначенный висевшим на шее ярлыком, был Обсидиановым. Девятый ранг. До Серебряного ей предстояла долгая дорога.

Его прозвали Убийцей Гоблинов, потому что он сражался с одними лишь гоблинами. С их встречи прошли уже месяцы. Были вещи, которые она сейчас уже понимала, но были и те, понять которые ей так и не удавалось. Были вещи, которым он обучил её, а были и те, которым не обучил.

— …Ох.

Оторвавшись от своих раздумий, она поняла, что они уже достигли пункта назначения.

Шум воды стал довольно громким, и когда она подняла глаза, её взгляду предстал Храм Закона.

И три авантюриста в полном облачении.

На лице Жрицы появилась улыбка. При свете вечернего солнца она выглядела словно распускающаяся роза.

— Народ! Вы вернулись.

— Уж лучше тебе в это поверить! Боже, как же было тяжело! — Высшая Эльфийка Лучница махала рукой, выглядя устало, но беззаботно. — Когда мы вернулись на поверхность, вы ещё не успели вернуться. Так что…

— Разумеется, мы сейчас говорили о том, чтобы пойти встретить вас… — Стоявший позади неё Дворф Шаман поглаживал свою бороду и похлопывал свой торчащий живот. — Ну, пару раз мы оказывались на грани. Давайте обсудим это за ужином.

— Постой-ка, дворф! Разговаривать о работе во время еды запрещено! Запрещено!

— Ой, да у тебя всё «запрещено»! Как ты вообще собираешься найти себе парня с таким отношением?

— Хрн!..

Высшая Эльфийка Лучница спросила, что он имел под этим ввиду, уши её вяло висели.

Дворф Шаман, разумеется, уже держал ответ наготове, и вскоре они вновь принялись за старое.

— Боже. Приятно видеть, как вы оба столь прекрасно ладите.

Когда они только познакомились, Жрица пыталась остановить эти споры, но сейчас она уже привыкла к ним.

Убийца Гоблинов взглянул на их оживлённое взаимное подтрунивание, но вскоре отвёл взгляд.

— Расскажите. На какой грани?.. Там были замешаны гоблины?

— Боюсь, сию историю лучше будет рассказовать не здесь и явно не стоя. — Ящер Жрец поурчал своей глоткой и шлёпнул хвостом по земле. — Лучше провести сие совещатевание внутри Храма.

— Что ж, в таком случае… — вмешалась Жрица со своей идеей. Она передала свёрток, что держала в руках до этого, Ящеру Жрецу, который протянул к нему руки. Там лежало её личное снаряжение вместе с провизией для всей группы. Им всем надо было приглядывать за ним. — Сегодня ужин буду готовить я. Давайте поговорим после него.

— Возраженичаний не имею. Милорд Убийца Гоблинов?

— Я тоже не против, — прозвучал бесстрастный ответ.

Жрица наморщила губы. Наступил момент истины.

— Хорошо, Убийца Гоблинов, сэр. Во время ужина тебе придётся говорить о чём-то помимо гоблинов.

— Хр…

— Ха! Ха! Ха! Ха! — Глаза Ящера Жреца весело закатились наверх, и он коснулся языком своего носа. — Всегда следует уважать просьбы путешествованных с вами товарищей. Вы двое, прекратительствуйте, мы уходим.

Когда он зашипел на них, Высшая Эльфийка Лучница и Дворф Шаман сразу же затихли — как всегда.

Ящер Жрец заявил им, что лучше бы им поскорее пойти внутрь. Жрица уже было собиралась последовать за ними, но:

— ?..

— ________

Вдруг она осознала, что Убийца Гоблинов так и остался стоять возле неё, не сходя с места.

Он стоял один в длинных тенях, призванных багряным солнцем. Он выглядел словно ребёнок, друзья которого разбежались по домам, пока он был увлечён играми.

Жрица не была уверена, что же навеяло его на раздумья.

— Убийца Гоблинов, сэр? Пойдёмте?

— …Да… — пробормотал он, когда она позвала его. — Хмм. Товарищи. — Он будто бы обсасывал во рту незнакомое слово. — …Полагаю, это они и есть.

Затем Убийца Гоблинов и Жрица медленно последовали за ними — своими товарищами.

Интерлюдия. Об убийстве Секты Зла

Нет! Чёрт подери! Чёртчёртчёрт, гайгэкс(Red: Серьёзно, от количества отсылочек автора можно словить гикгазм. Вы вряд ли помните, хоть я это уже и рассказывал в примечании послесловия автора к первому тому, но повторю. Гери, господь всех прыщавых олдфагов, Гагэкс, один из создателей пресвятой D&D — Dungeons & Dragons. Интересно, а что из тебя должно вытекать при гикгазме? Камео Стена Ли?) их всех!

Как он мог так сильно облажаться? Как это могло случиться?!

Подумать только, место проведения ритуала было обнаружено!..

Мы обосновались глубоко под городом, вторгшись сюда тихо, заманивали жертв для гоблинов, пока обряд воскрешения не был готов. Нам ведь всего лишь нужно было слегка спустить поводок гоблинам, дать им похитить парочку женщин.

Если бы у нас только был тот амулет, та магическая вещь, мы бы смогли призвать нашего лорда, Тёмного Бога…

Я знал, что нам стоило избавиться от того коварного архиепископа — занозы в наших задницах.

Первой наш гнев прочувствует эта проклятая Дева Меча, которая помешала нашему чуду десять лет назад. Как она вообще смеет звать себя Девой после того, как мы осквернили все её сокровенные места? Вот почему… Аргх!

Почему все гоблины убиты?! Где я просчитался?! Наши планы были идеальны! Непоколебимы!

«Нет. Твои планы не были таковыми».

— Э-э-э-этот голос! Мой высочайший лорд! Сжальтесь над вашим скромным слугой! Благословите меня жалкой каплей своей силы!

«Нет. Но смотри внимательно».

Хрр?!..

Ни с места, злодей! Хах! Всегда хотелось сказать это!

— Почему ты специально порушила весь элемент неожиданности?

— Оу, тебе тоже надо представиться. Если тебе удастся спровоцировать другого парня, то ты сможешь заставить его атаковать лишь тебя.

Женщины с чёрными волосами — двое… Авантюристы?!

Почему?! Как?! Как вы обнаружили тайное местоположение нашей секты?!

— Чертовски хорошая удача!

Чт?!..

— Мы знаем всё о твоих планах!

— Знай же: бежать тебе некуда!

Нет… невозможно! Волшебница и мастер меча? Ну конечно же… конечно!..

Теперь мне ясно. Это ты! Чтоб тебя… заклятый враг моего лорда, Тёмного Бога! Получи же то, что уже идёт за тобой… здесь и сейчас!

— Герои на страже долга!!!

Глава 9. Монстр, которого нельзя называть

— Когда я говорил о затруднении, я имел в виду… ту штуку, — сказал Дворф Шаман, когда исследователи воссоединились на следующий день.

В самых глубинах катакомб они обнаружили комнату, похожую на молельню. Вырезанные из камня скамьи заполняли маленькую комнатёнку, в конце которой виднелся алтарь. На стене висело зеркало в полный рост, поверхность его казалась на удивление жидкой. Оно было огромным, размером практически с большой боевой щит(Red: Такие щиты были довольно большими. Размером примерно метра 2 или даже больше. Такое было нужно для защиты не только себя но и задних рядов от стрел лучников. Но если они перелетали, ну, за тебя молились…за упокой.). Возможно, оно и было объектом поклонения.

А раз так, то эта комната была храмом или по крайней мере каким-нибудь священным местом.

Они начали спускаться по потайной лестнице, которая тянулась всё ниже и ниже, пока, наконец, не начала вновь идти наверх. И в самом её конце находилась эта зала.

А проблема — то самое затруднение — покоилась здесь.

— Ч-что… это?.. — спросила Жрица тоненьким голосом, выглядывая из тени коридора.

Высшая Эльфийка лучница с поникшими ушами помотала головой.

— Мы не знаем. Но, я думаю… это глаз.

На первый взгляд это можно было описать как летающий глаз.

Массивный глаз был практически ростом с человека. Он парил над полом, ожидая авантюристов в центре комнаты.

Воспалённый зрачок монстра идеально круглой формы метался туда-сюда. Из его века — если это можно было так назвать — росли без конца шевелящиеся щупальца. На конце каждого располагалось по глазу, и было их великое множество. Каждый из них выглядел как миниатюрная копия основного глаза, вот только довольно неописуемой манерой, и походил на мерцающий огонёк. Его рот был полон острых зубов, размером напоминающих большого кота. И выглядело оно явно недружелюбно.

Чудище наверняка заметило, что они наблюдали за ним из коридора, но никак на это не реагировало. Да чтобы он не заметил их — это казалось невозможным. Скорее всего он попросту не видел в них угрозу.

Это была воистину грешная тварь не от мира сего, яд для этого священного места.

— Судя по одному лишь его облику, я бы предположивал, что это агент хаоса, — сказал Ящер Жрец, сузив глаза от недовольства. — По краевой мере, оно явно не было созданисто ни одним из богов порядка.

— Его убийство даст нам много чести, но мы не уверены, что это такое, — проворчал Дворф Шаман, пожав плечами.

— Это один из тех монстров, которых… которых нельзя называть, — подрагивая ответила Жрица.

Во время приключения лишь немногие вещи могут оказаться опаснее сражения с врагом, о котором ты ничего не знаешь. А если неправильно расставить войска авангарда и арьергарда, то так даже хуже.

Трём исследователям не повезло натолкнуться на это странное существо, пока они изучали руины днём ранее. И именно Ящер Жрец, их лучший боец, вчера приказал им избежать драки и совершить тактическое отступление.

Разве это слегка не выходило за пределы убийства гоблинов? И разве не стоило им попросить у подавшей на квест Девы Меча каких-либо инструкций на этот счёт?

— Это неважно, — уверенно сказал Убийца Гоблинов. — Это всё ещё убийство гоблинов.

После этого никто не вступил с ним в спор. Группа с самого начала не хотела спускаться сюда.

Но где же оказывались авантюристы, хотя бы изредка не дающие бой неизвестной опасности? В безопасности, конечно же(Red: Первый каламбур, с которым я не пролажался. Это победа. Победа над дегенерацией. Теперь я просто отстаю в развитии…ну, зато назад больше не двигаюсь.).

А сейчас, видя существо в молельне, Убийца Гоблинов сказал:

— Гигантский Глаз сойдёт за имя.

— Никогда не перебарщиваешь с фантазией, да? — сказал Дворф Шаман с ноткой сарказма.

— Назовывая его Гигантским Глазом, ты отсылаешься к Пучеглазым Монстрам(Red: Автор, а можно не делать отсылочки в предложении со словом отсылка? Короче, эти монстры отсылают нас научной фантастике 30-х годов, где любых пришельцев рисовали как хренпоймический, пучеглазых тварей. Огромные глаза, глаза-щупальца и тд и тп. Минутка уже не нужных фактов. Примером такого монстра из более-менее современного сайфая можно считать всю расу Зима из мульта «Захватчик Зим». Топ мульт, смотрите все. А ещё создатель Доктора Кто (классического) во время интервью ВВС сказал, что, мол, у нас тут крутой сайфай, и такого дерьма здесь не будет.), — сказал Ящер Жрец, закатив глаза от удовольствия.

— Неплохо. Я согласна, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, а уши её подпрыгивали. Она вложила стрелу в лук и нежно натянула тетиву.

— И, — сказала Жрица, поближе прижимая свой шумный посох, — что ты собираешься сделать с этим… Гигантским Глазом? Полагаю, нам стоит начать с Защиты?

Никто не возразил против этой идеи.

— Тогда, исходствуя из нашего обычая, позволь мне биться впереди. Чем больше танков(Red: Я не знаю, как адаптировать танков. Это уже не класс, это роль. Да, для тех кто в танке (ХА, КАЛАМБУРЧИК), танки — бойцы авангарда, обладающие мощной защитой и кучей здоровья. Где-то туда же добавляются провокация противника, щиты и прочее.) у нас будет, тем хорошее.

— Я, как всегда, останусь позади и буду стрелять, хорошо?

— Ну же, а что насчёт твоей истинной?.. — Дворф Шаман погладил свою бороду и посмотрел на потолок. Несколько древесных корней проросли сквозь старые камни. Группа наверняка уже находилась за городской чертой и больше не стояла под улицами водного города. Растительная жизнь росла в этой местности, неизвестно сколько лет пробираясь сюда. Прошло не так много веков, а эти руины уже наверняка полностью находились во власти растений.

Это было простое напоминание: лучшие времена имеют свойство заканчиваться.

— Как на него не смотри, а это всё-таки Гигантский Глаз.

— Пытаешься быть смешным, дворф?

— Попридержи язычок, длинноухая. Я смертельно серьёзен.

Дворф Шаман мрачно отмахнулся от издёвки эльфийки(Red: Мне кажется, вы не поняли, что тут произошло. Шутка про месячные. Да, это была очень тонкая и длинная шутка про месячные. Боже, оставьте это Саре, у неё это лучше выходит.).

Драконы дышали огнём, гарпии пели, у змей был их яд…а Гигантские Глаза могли видеть.

Никто бы не выжил, если бы недооценил эти извивающиеся щупальца или же зловещий глаз, что скрывался за ними.

— Нам надо отнять у него зрение, — пробормотал Убийца Гоблинов. — Мне неважно как. Справитесь?

— Каменно уверяю тебя. — Кивнув, Дворф Шаман полез в свой мешочек с катализаторами, после чего начал проводить рукой по земле у себя под ногами. — Гномы хороши и способны. Но что если я воздвигну Стену Духа?

— Хорошо.

Дворф Шаман уверенно кивнул и шлёпнул себя по животу.

Разговор был окончен, и Убийца Гоблинов начал проверять своё оружие и снаряжение.

Всё выглядело так, будто бы готово было работать как новенькое, но внутри была встроена его старая-добрая кожаная броня, и это радовало его. Он уверенно прикрепил свой маленький щит к левой руке; меч, который он укоротил шлифовкой, отлично подходил для битвы в ограниченном пространстве. Всё в его сумке с вещами было готово к использованию. Последним был, как и всегда, его грязный шлем.

Для авантюриста он был ужасно плохой вещью. Даже снаряжение новичков выглядело получше.

Но те, кто знал этого человека, ни за что бы не принизили его за это. У Убийцы Гоблинов было лишь то, что ему было нужно.

— Не мог бы ты попробовать выглядеть хоть чуточку покруче? — сказала Высшая Эльфийка Лучница, щёлкнув языком.

— Ага… — сказала Жрица, задумчиво напрягая своё лицо, после чего слегка хлопнула в ладоши. — Я поняла! Как насчёт пера в твоём шлеме, Убийца Гоблинов, сэр?..

— Не заинтересован.

Высшая Эльфийка Лучница с удивлением посмотрела на болтающийся у него на бедре фонарь.

— Эй, Оркболг. Сегодня без факела?

— Я хочу кое-что попробовать. Огонь будет только мешаться, — и осторожно закрыл окошко фонаря. — Вперёд.

По его сигналу авантюристы ворвались в комнату и заняли свою стандартную боевую формацию. Дворф и жрица стояли сзади, фокусируясь лишь на себе, чтобы у них без проблем вышло создавать заклинания и читать молитвы.

Сначала Гигантский Глаз лишь вытаращился на них от столь грубого вторжения.

Именно Жрица первой осознала, что таким и был способ его атаки.

«О Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — сла…» аах!

— БЕББЕБЕБЕБЕХОООО!!!(Red: Кстати да, скорее всего кто-то запатентовал название бехолдер, иначе я не понимаю, зачем автор добавил бехолдера и не назвал его таковым.)

Её глаза расширились, когда её отбросило в воздух невидимой ударной волной.

Высшая Эльфийка Лучница вскрикнула, пока Жрицу молотило, после чего та смялась и упала.

— Ты в порядке? — громко выкрикнула она, пытаясь подбежать к ней даже при том, что она не забывала при этом не выпускать его из линии зрения. Жрица села, и одышка её была глубокой.

— Д… да… — Стоя на коленях и бледная как снег, она кивнула.

Безжалостный взгляд разорвал духовную нить, соединявшую её с господствующими в вышине богами. Ей показалось, будто бы её душа приняла на себя удар, и дух её болел крайне горько.

Но когда она встала, держась за свой посох, не это привлекло её внимание.

— Я не могу… не могу использовать заклинания!..

Крик пробежался по группе прежде, чем кто-либо успел хоть что-то наколдовать. У них было два жреца и шаман. Более половины их группы были заклинателями. И способность использовать магию буквально была для них вопросом жизни и смерти.

— Это всё глаз! — заявил Дворф Шаман, скрежеща зубами. — Брадорез, задай ему жару!

— Несомненно.

Говоря это, Убийца Гоблинов достал яйцо из своей сумки с вещами и запустил его в существо. Оно попало прямо в цель, а разбившись стало облаком чёрно-красного дыма — слезоточивым газом.

— ОООООДЕЕАРАРАРА?!

Жалящая дрянь залетела во всё великое множество глаз монстра, заставив того реветь от испуга. Разумеется, Гигантский Глаз был на совершенно ином уровне по сравнению с гоблинами, и этого трюка не было достаточно для нанесения ему урона.

Однако…

— Нуууууу ладно, я иду!

…этого было более чем достаточно, чтобы они начали действовать.

Ввалился Дворф Шаман, хватая пригоршню грязи из своего мешочка и швыряя её в воздух одним плавным движением.

«Вперёд, гномьё, пора пахать! Землёю всё здесь заполнять! Боюсь не бури и не ветра — ведь я воздвигнул стену крепкой!»

Колдуя, он разбрасывал грязь.

Затем Дворф Шаман бросил на пол то, что по виду напоминало игрушечную версию каменной стены.

Она росла прямо на глазах, пока перед ними не появилась полноразмерная и готовая земляная бойница.

Стена Духа была похожа на Защиту, но её форма скорее была физической чем нематериальной. И в отличии от барьера Защиты, сквозь Стену Духа нельзя было ничего увидеть.

— Что думаете об этом?

Но похоже он привлёк внимание Гигантского Глаза, который как раз успел очиститься от слезоточивого газа.

Его извивающиеся щупальца повернулись к Стене Духа и злонамеренно сверкнули.

— БЕЕЕХООООЛЛЛЛ!!!

В следующее мгновение ослепляющий свет заполонил священное помещение.

— Хррг!..

— Так не пойдёт!

— А… что?!..

Убийца Гоблинов и Ящер Жрец закричали и отпрыгнули назад. Дворф Шаман заворчал.

Единственная красная линия пробежала по Стене Духа, заставляя её пузыриться и пробираясь сквозь неё у них на глазах…

— Горячо!..

— Аах, нет!

Жрица закричала, когда осколки взорванной стены настигли её. Дворф Шаман изо всех сил помогал ей выбраться из под обломков. Не раньше, чем линия успела пробраться сквозь барьер, свет испарился, оставив лишь подгоревшие отметины на полу молельни.

Тепловое зрение? Нет…

Это была мощная форма Дезинтеграции, выпущенной одним из маленьких глаз на щупальцах Гигантского Глаза.

— Эти злые глаза способенны на Рассеивание и Дезинтеграцию! — Даже их крайне сильный ближний боец, Ящер Жрец, мог лишь держаться от него на расстоянии. Ведь как бы не была крепка его чешуя, отразить Дезинтеграцию ей было не по силам. Он хотел призвать Воина Драконьего Клыка как некую стену для самого себя, но для него было вполне очевидно, что Гигантский Глаз мог бы просто посмотреть на него и рассеять заклинание.

Но затем можно наброситься на него своими когтями и клыками, становясь орудием самому, рискуя попасть под прицел теплового луча.

— И-и что же нам делать с этой штукой?

— Пока что отступим!

Пока Высшая Эльфийка Лучница пыталась скоординировать свою атаку, ответ Убийцы Гоблинов был резким и уверенным. Он вложил меч в свою правую руку и держал левой щит, прикрывая находящихся сзади Жрицу и Дворфа Шамана.

— Поняла!..

Эльфийка тоже пыталась достичь безопасного места, прыгнув назад несколько раз.

— БЕБЕБЕБЕБЕЕЕЕХОО!!!

— Хува?!

Она подскочила чтобы избежать импульса, чуть было не ударившего её по ногам. Тепловой луч прошёлся чуть ли на нить от её волос, и она один или даже два раза ругнулась на эльфийском. Она случайно свалилась, но обнаружила себя рядом с Убийцей Гоблинов.

— Ты в порядке?

— А?! — Высшая Эльфийка Лучница отпрыгнула назад, а её длинные уши удивлённо дрожали. — Всё хорошо… Спасибо.

— Ясно.

— Теперь это определённисто проблема… — Ящер Жрец, приползший сюда так, чтобы не попасть под тепловой луч, вымученно вздохнул.

— БЕЕХОХОХО…

Гигантский Глаз не показал ни единого признака скорейшего нападения, наверняка удовлетворённый тем, что выгнал авантюристов из молельни. Он приплыл на то место, где они увидели его впервые, вновь начав наблюдать за входом.

— Похоже… пока мы не будем… входить в комнату… он не нападёт на нас, — сказала Жрица, прерывисто дыша и облокотившись об стену. — Должно быть, оно… защищает это место.

— Пока что это неважно. Отдыхай… Вот, вода.

— Ох, с-спасибо…

Высшая Эльфийка Лучница промочила губы двумя глотками из своей фляжки, после чего передала её Жрице. Юная девушка взяла её обеими руками, а затем начала деликатно пить, глотая почти беззвучно.

— Думаю… если бы он не смог увидеть меня, мне бы удалось призвать чудо…

— Но как только подойдёшь на расстояние плевка, он точно тебя увидит. — Дворф Шаман не пытался скрыть своего расстройства и тяжело плюхнулся на землю. — Заклинания мы использовать не можем, а у него есть тепловой луч, который по силе превосходит нас всех. Нам не победить!

— Нет, — сказал Убийца Гоблинов, копошась в своей сумке с вещами. — Я хочу кое-что попробовать.

— Я просто напоминаю тебе, что огонь, вода и газ запрещены.

— Я помню, — спокойно сказал Убийца Гоблинов Высшей Эльфийке Лучнице, смотрящей на него с прищуром. — Я не взял с собой никаких инструментов для создания огня или воды. И я сомневаюсь, что яд сработает на нём.

Высшая Эльфийка Лучница лишь слегка фыркнула и пробормотала:

— Ладно, — осознанно встряхнув своими ушами.

— На всякий случай, мы ведь за пределами города, верно?

— Мне кажется да, — сказал Дворф Шаман, задрав голову и уши. — Мы прошли многими тропами, и ощущения здесь определённо отличаются.

— Тогда никаких проблем.

— Так решено, —  сказал Ящер Жрец, хлопнув в ладоши. — Раз у нас нет других гениальнистых идей, а сего треклятого врага мы уничтожить обязательны, нам стоит покласться на тактику милорда Убийцы Гоблинов.

— Спасибо, — сказал Убийца Гоблинов, кивая. Его шлем повернулся к Высшей Эльфийке Лучнице. — Мне нужно отвлечь это существо всего на секунду. Мне нужно, чтобы кто-то вошёл внутрь и начал там бегать. Справишься?

— Оставь это мне! — Высшая Эльфийка Лучница кивнула с энтузиазмом, а её уши подпрыгнули вверх и вниз.

— Сможешь наколдовать Ступор? Не хочу, чтобы ему удалось воспользоваться этим тепловым лучом.

— Отсюда? — Дворф Шаман погладил свою бороду, после чего поднял вверх большой палец и прикрыл один глаз.

Он вытянул свою руку прямо по направлению к Гигантскому Глазу, что парил в молельне, будто бы прицеливаясь и вычисляя дистанцию.

— Судя по количеству каменных плит, могу сказать… Да. Думаю, всё получится! — Он нелепо улыбнулся и хлопнул себя по животу дабы подчеркнуть своё хвастовство.

«Хорошо». — Убийца Гоблинов кивнул и повернулся уже к Ящеру Жрецу.

— Нам нужен Воин  Драконьего Клыка. Одного хватит. Справишься?

— Как-то я беспокоиваюсь о сим Рассеивании…

— Я точно сделаю так, чтобы он не смог видеть.

— Без сего злого глаза, думовничается мне, это получится. Можешь считать на меня. — Он закатил свои глаза от восторга.

— Наконец, — сказал Убийца Гоблинов, глядя на Жрицу, — я хочу, чтобы, когда я подал сигнал, ты призвала Защиту на вход.

Она тяжело сглотнула и посмотрела ему в лицо настолько прямо и открыто, как только могла.

— Ты сможешь сделать это?

— …Да, сэр! Всё будет в порядке! — Она уверенно держала свой шумный посох обеими руками и низко кивнула. — Сделаем это!
Так и началась эта битва.

— Ну, если от меня требуется лишь не стать поджаренной…

Гигантский Глаз начал вертеться, пытаясь уследить за Высшей Эльфийкой Лучницей, носящейся по комнате словно быстроногий заяц. Она передвигала свои стройные ноги, бегая по всей зале по спинкам скамеек.

Гигантский Глаз парил в воздухе, и его взгляд следовал за ней в самом буквальном значении этого слова. А его отростки, полные глаз, начали сверкать опасным светом.

— БЕБЕБЕБЕБЕХОХОООООЛ!!!

— Ооооо боже, начинается, начинается…

Выкрикнув это голосом слишком высоким для игривого и слишком мягким для крика, Высшая Эльфийка Лучница отскочила с пути. Естественно, ни один эльф не мог двигаться быстрее скорости света. А что насчёт уклонения от глаза, пока тот пытается взять тебя на прицел? Это уже был другой вопрос.

Луч выстрелил беззвучно, выжигая силуэт Высшей Эльфийки Лучницы на древних стенах и полу.

«А в этом есть некая доля удовлетворения», — подумала она, улыбаясь и проворно улепётывая словно в танце.

Её старшая сестра или её кузина — обе они были гораздо опытнее её и могли бы сделать даже больше. Наверняка они бы с лёгкостью смогли ещё и отстреливаться, бросаясь из стороны в сторону от его Дезинтеграции.

Ей предстояло ещё многому научиться. Она она была далеко не первой из своего рода, кто решил последовать этой тропой.

Она знала, что времени у неё было в избытке. Время всегда было на стороне эльфов. По крайне мере до тех пор, пока она сама не решит убить себя.

Это значило, что будущее было менее важным чем концентрация на том, что происходило с ней в данный момент. Высшая Эльфийка Лучница скакала по комнате без сожалений, без страха.

И ничто иное не могло так сильно взбесить Гигантский Глаз.

— ОООООЛЛДЕР!!!

Огромный основной глаз начал вертеться быстрее, пытаясь атаковать как можно чаще и точнее.

— Ох-хо! Вот это моя длинноухая! Кажись, она отлично справляется.

Это означало, что существо отвело взгляд своего глаза — всех их — от Дворфа Шамана, который весело смеялся рядом со входом в молельню.

Он залез к себе в сумку и достал оттуда красный кувшин, наполненный вином. Изысканный аромат разнёсся повсюду, как только он вытащил пробку и выкинул её так быстро, что даже пара капель успела пролиться на его длинную бороду.

Он будто бы ополоснул им свой рот, после чего радостно брызнул им в воздух.

— «Пей побольше, пой погромче, духам дай вести себя! Пой погромче, ступай быстрее, как ты уснёшь, они увидят, и может быть, вина кувшинчик, во сне том встретится тебе!»

И, разумеется, брызги, состоящие из духов, прокатились по всей комнате и облепили Гигантский Глаз.

— БЕ… ДЕРРРР?..

Он начал покачиваться в воздухе, и казалось, что он сейчас упадёт на землю.

Никто не знал, что снилось агенту хаоса, когда тот наконец отправился в царство Морфея.

— Аах, — радостно сказал Дворф Шаман, — ты только посмотри, на что способен человек, когда за ним не следит парящий глаз смерти. — Он вытер свой рот перчаткой.

— …Хорошо. — От кивка Дворфа Шамана Убийца Гоблинов прыжками добрался до молельни. Лёгкость его движений нельзя было сравнивать с Высшей Эльфийкой Лучницей, но он всё равно показывал недюжиную ловкость для того, кто полностью был облачён в броню.

Носясь по комнате, он разбрасывал что-то из мешочка, который он достал из своей сумки с вещами. Вскоре, за ним начал развеваться след из белого порошка.

— Что это, Оркболг? — спросила Высшая Эльфийка Лучница.

— Пшеничная мука. Не вдыхай её.

— Уверена, я понятия не имею, что у тебя на уме, но тебе стоило сказать это раньше.

Она нахмурилась и прикрыла свой рот, но он проигнорировал её и продолжил разбрасывать повсюду пшеничную муку.

Прошло не так много времени, прежде чем тесная молельня была заполнена ею.

И теперь находящийся в ступоре Гигантский Глаз — вместе со всем остальным, что находилось на расстоянии дольше одного дюйма от их лиц — скрылся из виду.

— Хо, Брадорез, длинноухая! Заклинание долго не продержится!

Перед тем как Убийца Гоблинов успел ответить Дворфу Шаману, Высшая Эльфийка Лучница начала двигаться.

— Сюда, Оркболг!

Усиленные чувства эльфийки позволили пройти и без помощи зрения. Убийца Гоблинов последовал за чистым голосом к выходу из молельни.

— Хррах!

Пока Убийца Гоблинов убирался оттуда, Ящер Жрец сделал шаг вперёд и бросил целую кучу клыков ко входу. Кости быстро начали набухать и срастаться, принимая форму воина, вооружённого мечом и щитом. Сейчас авантюристы уже вполне привыкли к этим ужасающим скелетам, а этот уже беззвучно направлялся в залу.

Наблюдая за тем, как он исчезает в известняковом дыму, Ящер Жрец открыл свой рот.

— Милорд Убийца Гоблинов, Я довереваю своему Воину Драконьего Клыка, но даже ему не выстоять противовес Дезинтеграции.

— Не проблема, — сказал Убийца Гоблинов и повернулся к Высшей Эльфийке Лучнице и Жрице. — Выпусти стрелу. Вполне достаточно, если она просто попадёт в этого монстра.

— Это ведь развеет эффект Ступора.
— Неважно. После этого ты незамедлительно призываешь Защиту на вход. — Он спокойно продолжил: — У тебя ключевая роль. Если ты замешкаешься, мы все умрём.

— Д-да, сэр! — Она кивнула настолько уверенно, как только могла, сжимая свой посох обеими руками.

— Ты и правда не смог придумать способа сказать это получше? — проворчала Высшая Эльфийка Лучница, но она всё же вложила стрелу в лук и натянула тетиву. При натяжении тетива из паучьего шёлка будто шептала, а древко из древесной ветки зафиксировалось на цели.

Эльфийские лучники целятся не глазами, но разумом.

— !..

Стрела полетела; они даже не услышали, как она прорезала воздух, лишь увидели, как тонкий силует пронзил облако пыли.

Но ей и не надо было видеть, чтобы знать, что сейчас произойдёт.

— Попала!

«О Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий!..»

На этот раз Матери Земле удалось даровать чудо, о котором молила её скромная послушница.

Невидимая стена заполонила всё входное пространство. Дворф Шаман моргнул несколько раз.

— Порох… запечатанная комната… постой, ты же не…

Убийца Гоблинов закричал:

— Закройте уши, откройте рты… и быстро на пол!

 

§

 

— БЕ… ХООЛЛЛООХОХОХО!!!

Гигантский Глаз вышел из ступора от внезапно пронзившей его боли.

Он заметил, что в его глаз вонзилась стрела с наконечником из древесной почки. Повсюду была пыль; он едва мог видеть.

Но ему удалось различить человекоподобный силуэт, направляющийся прямо к нему, держа оружие в руке. Эти нарушители ничему не учатся? Если существо имело то, что мы считаем чувствами, оно в данный момент наверняка было раздражено.

Оно развернулось на месте, открыв свой глаз пошире и целясь в силуэт своими глазами на щупальцах. Его ужасная Дезинтеграция нагревалась до степени достаточной для нанесения критического урона, и свет его глаз уже тихо начал светиться всё ярче…

— ЛДЕЕЕРРРРРРРР!!!

Сначала Жрица не поняла, что произошло.

Ей показалось, что, возможно, в это место ударила молния.

 

§

 

Это был взрыв.

 

§

 

Она услышала череду звучных хлопков; затем комнату заполнил шар огня. Расширяясь, он уничтожал в молельне всё, превосходя каждый предмет своим рёвом и яростью жара.

— Ху… ах!

Жрица прикрыла лицо; даже вдали от самого барьера Защиты было достаточно жарко, чтобы опалить.

На границе своего сузившегося зрения она увидела, как Высшая Эльфийка Лучница свернулась в калачик и отчаянно закрывала уши. Пыль сверху падала на них всех, а руины тряслись так неистово, что она задавалась вопросом, не обрушится ли на них всё это строение.

Наконец, клубы дыма рассеялись.

— …Смотрите, — коротко сказал Убийца Гоблинов. Он присел, но выглядел совершенно невозмутимым.

Высшая Эльфийка Лучница покорно заглянула в молельню и увидела, что Гигантский Глаз так и остался там.

Наверху.

Должно быть, взрыв швырнул его наверх и впечатал в потолок. Почерневшие щупальца монстра жалко извивались. Один за одним они неуклонно отпадали, будто бы их отталкивало оттуда…

Чвеньк.

Упав на пол в середине залы, они издали отвратительный мясной звук. Сейчас существо было лишь хрустящим куском плоти. Оно несколько раз встрепенулось, стошнило какой-то жидкостью, после чего оно, наконец, прекратило двигаться.

Так Наблюдатель, монстр хаоса, призванный из другого мира, встретил свою кончину.

— …Кажись, твой трюк сработал, — решительно сказал Дворф Шаман. Он начал медленно вставать на ноги.

Ящер Жрец протянул руку и высунул язык.

— Мучная пшеница, милорд УБийца Гоблинов? Что вы сделовали на самом деле?

— То, что я услышал от одного шахтёра. — Убийца Гоблинов вошёл в молельню своей обычной храброй и беззаботной походкой. — Он говорил, что если в комнате, наполненной порохом, возникнет искра, огонь моментально распространится по ней, а затем произойдёт взрыв.

Он вытащил свой меч из ножен и вонзил его в лежавшее на земле существо, желая убедиться в отсутствии реакции.

— Но его приготовления оказались более проблемными, чем я ожидал. Ещё был большой риск бесконтрольного распространения огня. Всё это слишком опасно. — Убийца Гоблинов покачал своей головой и продолжил: — Против гоблинов от этого способа нет никакой пользы.

И это был взрыв! — Высшая Эльфийка Лучница оттопырила уши и устроила Убийце Гоблинов словесную взбучку.

Разумеется, ей стоило сделать это. Разве он не обещал? Но он просто стоял, и её обвинения никак его не трогали.

— Я не атаковал с помощью огня, воды или ядовитого газа.

— Ты упускаешь смысл! Ты…  аааах, ладно, забудь.

Вздыхая, Высшая Эльфийка Лучница в изумлении вошла в зал поклонения.

«Я знаю, что его душа на правильной стороне, но он не очень хорош в соблюдении духа своих обещаний».

К счастью для них, вместе с почившим Гигантским Глазом в этой зале, похоже, больше не было ни единого признака жизни. Кажется, этот агент хаоса был единственным боссом этого подземелья.

Может, тот аллигатор, что плавал здесь так, словно это место принадлежит ему, и был предыдущим хозяином этих руин. Как бы то ни было, владелец явно сменился.

— Амм… А что ты собирался делать, если бы взрыва не было? — спросила Жрица, стараясь поспевать за Убийцей Гоблинов своими топающими шажками.

— Как говорил один из вас, это существо явно было заинтересовано лишь в защите этого места, — ответил он, толкнув существо носком своего ботинка. — Мы могли бы пускать в него стрелы из коридора, а затем убежать, пока он не понял происходящее. Мы могли бы повторять это до его смерти.

Убийца Гоблинов кивнул так, будто бы это было самым обычным делом на свете.

— Это заняло бы время, но это надёжно.

— Оюшки. Разве тогда не мне бы пришлось делать всю работу? Дай же ты мне передохнуть! — Высшая Эльфийка Лучница закончила осмотр территории, удовлетворённая тем, что они были в безопасности.

Рядом поглаживал бороду Дворф Шаман, пытавшийся не засмеяться от её смирившегося тона.

— Это ведь для тебя будет проблемкой, не так ли? Тебе ж со всеми этими нагрузками никогда не поднабрать жирка, и ты навсегда останешься наковальней!

— Уж кто бы говорил. Будто бы ты стоять не сможешь, если потеряешь пару килограммов.

— Не глупи. Дворфы являются ярчайшим примером прекрасного телосложения!

Ящер Жрец радостно пожал плечами и закатил глаза; Жрица приложила руку ко рту и захихикала.

Даже Высшая Эльфийка Лучница заметила, как из неё вырвался смешок, а Дворф Шаман, последовав её примеру, так и вовсе разразился хохотом.

Убийца Гоблинов не смеялся, но…

— Фууф… — вздохнув, он вложил меч, что до этого момента держал наготове в своей правой руке, обратно в ножны.

Напряжённая атмосфера, что царила во время их исследований, испарилась, освободив место неожиданному чувству комфорта.

Они победили.

 

§

 

— А теперь… Самое интригованное.

Последний смешок эхом раздался по тесной молельне.

Ящер Жрец тихо указал на штуку, которая до сих пор висела над алтарём — гигантское зеркало в полный рост. Его поверхность дрожала как вода, по ней ходила странная рябь.

Зеркало и манящая, сложная металлическая рама, что обрамляла его, умудрились особо не получить урона от взрыва. Более очевидного факта того, что там было не простое стекло, просто не было.

— Неужели это… объект поклонения? — Жрица слегка придвинулась к нему, подойдя к алтарю.

— Лучше тебе воздержаться от бездумных прикосновений к нему.

— Да, но… Мы ведь не можем не исследовать его, верно?

— Нам в группе явно не хватает скаута или вора, — сказал Дворф Шаман.

Жрица протянула вперёд свой бледный пальчик и нежно прикоснулась к поверхности зеркала.

Пуньк. Её палец погрузился в него.

— ?!..

Она инстинктивно одёрнула палец назад, и поверхность зеркала словно пруд покрылась рябью. Маленькие волны пошли от того места, где она коснулась его, проносясь по всей его площади.

— Ох! Ух, это…

— Занять позиции, — приказал Убийца Гоблинов, сменяя Жрицу на месте в авангарде, пока та торопливо спешила назад.

Каждый член группы достал своё оружие и приготовился к битве, пока зеркало всё продолжало изменяться. Покрытая рябью поверхность искривилась и бешено завертелась, а спустя какое-то время начала сиять странным светом.

Они увидели неизвестную им пустыню; она была покрыта специфическим зелёным песком. Солнце сверкало в отвратительно мёртвом сумеречном небе.

Но больше всего их внимание привлекло огромное и причудливое механическое устройство. Маленькие человеческие силуэты изо всех сил стараясь продвинуться вперёд; и пока они шли, оно медленно покачивалось, звуча как мортира на колее.

Нет… они не были людьми. Убийца Гоблинов знал, кто это был.

— …Гоблины.

Это была целая свора чертят с безжалостными лицами. Ещё один гоблин держал в руках кнут, а его рот был широко раскрыт — сомнений не было, он кричал от ярости — пытаясь ускорить их работу.  Что они делали, и какова была их цель? Это даже представить было страшно.

Сама машина и её огромные механизмы несомненно были сделаны из человеческих костей.

— Какого чёрта?..

— Дом гоблинов, полагаю.

Стоящей за трясущейся от страха Жрицей, Ящер Жрец медленно кивнул. Он не спеша прошёл вперёд и вновь дотронулся до зеркала когтем своей чешуйчатой руки…

Вдруг, изображение на зеркале искривилось.

Оно сжалось само в себя, перебежало на одну сторону, развернулось и начало рассеиваться, будто бы его засосало в песчаную бурю.

— Ох!..

Высшая Эльфийка Лучница воскликнула от вида едва заметной завихрённой картины. Её уши вздёрнулись, и она указала своей прекрасной рукой и прокричала:

— Глядите! — Все начали смотреть. — Я только что видела…  Я увидела те руины в джунглях! В которых мы были в тот раз!

— В джунглях? — пробормотал Убийца Гоблинов. — В тех, где были на удивление хорошо оснащённые гоблины?

— И это всё, что ты запомнил о них? Но да. Те самые. — Высшая Эльфийка Лучница кивнула Убийце Гоблинов, а уши её затрепетали от восторга. — Как думаешь, каковы шансы, что те гоблины были присланы оттуда?

— Думаешь, это древняя реликвия, которая может создавать заклинание Врат? — прошептал это Дворф Шаман так, будто бы сам не мог в это поверить.

И у него была хорошая причина для этого. Врата, заклинание, что могло соединять два места, были утеряны давным-давно.

Свитки, вроде того, что использовал Убийца Гоблинов, можно было привязать лишь к одному месту, а использовать их можно было лишь единожды. И даже они были крайне дорогими вещами, которые сначала надо было добыть в старых руинах.

Сама идея о магическом предмете, который мог бы создавать столь неуловимое заклинание, казалась бредом. Естественно, авантюристы не знали, как ею пользоваться, но если бы они разобрались…

Просто представьте, сколько денег это могло бы им принести. Больше, чем они могли сосчитать.

— Так кто-то призывал гоблинов с помощью этой штуки…

Высшая Эльфийка Лучница медленно отошла от зеркала, будто бы оно могло напасть на неё.

— …выдавал им оружие и заставлял их жить здесь…

Дворф Шаман подхватил эту мысль, прикрывая один глаз и показывая стеклу гримасы.

— …а затем поставил эту мерзотную тварь защищенать проход.

Ящер Жрец закончил предложение, шлёпнув по полу своим хвостом.

— Что же нам делать, Убийца Гоблинов, сэр?..

Жрица горестно посмотрела на него.

Убийца Гоблинов не ответил.

— Нет… — Он медленно покачал своей головой из стороны в сторону, после чего отошёл своей храброй, решительной походкой.

Он перевернул труп Гигантского Глаза своей ногой и вытащил из под него, брезент, который, как оказалось, лежал под ним.

Наверняка его принесло сюда взрывом. Он был опалён, покрыт сажей и прочей гадостью, но когда он развернул его, показался отвратительный флаг. На нём был нанесён грубый рисунок, сделанный с помощью чёрно-красного пигмента, добытого из высохшей крови.

Знамя на нём означало, что за похищенный глаз их ждёт кара. Это был гоблинский символ, доказательство того, что авантюристы нашли их цитадель.

— Я знал, что это были гоблины, — пробормотал Убийца Гоблинов.

И будто бы в ответ на его слова, воющие голоса донеслись из под глубин земли.

Голоса необъятной ненависти. Голоса зависти и похоти. Голоса, что желали грабить, насиловать, убивать. Безжалостные крики изобиловали жадностью.

Из далёких глубин своей грязной дыры голоса поднимались из темноты, казавшейся владениями кошмара.

— …Ии…

Жрица сжала свой посох обеими руками и задрожала. Она знала эти звуки, знала их по причине, которая вызывала отвращение. Эти голоса… эти гоблины!..

—Ах-ха… Наш взрыв эхом долетывал до них. — Ящер Жрец пронзительно вдохнул, вытягивая шею.

Казалось, что голоса доносились одновременно отовсюду, из каждого коридора, которым не было конца, ведущих из молельни. Шаги и эхо от звенящего оружия и снаряжения накладывались друг на друга, всё приближаясь и приближаясь.

Времени у них было мало.

— Если маленькие дьяволы приходят отсюда, мы никак не можем это проигнорировать.

— Итак, ты говоришь…

Дворф шаман достал свою бутыль огненного вина и сделал из неё хороший глоток.

Его лицо напряглось и слегка покраснело, а затем расплылось в странной улыбке, будто бы призванной для того чтобы отогнать испуг.

— …они идут вернуть это место себе?

— Эй… О боже… А мы не можем сделать передышку? — Высшая Эльфийка Лучница слабо села на землю. Её уши жалко повисли, вся её энергия, что струилась совсем недавно, исчезла. Её утончённое лицо поникло, и казалось, что она вот-вот расплачется.

Жрица села рядом с ней, практически с таким же выражением лица, дрожащими от страха и напряжёнными руками она держалась за свой шумный посох так крепко, что её кожа побелела, и даже глаза её дрожали.

Но она смотрела на Убийцу Гоблинов, и во взгляде этом не было ни мольбы, ни отчаяния. Она просто смотрела на него.

— Убийца Гоблинов, сэр.

Её тихий шёпот заставил их всех сфокусировать свой взгляд на нём. Как они делали с огром, как они делали с гоблином-лордом, так они делали и сейчас. В самые ужасные моменты их приключений именно этому человеку удавалось что-нибудь придумать. Могло показаться, что они уже сдались, но это было не так… не совсем.

Ведь если бы они сдались, кто бы сделал Убийцу Гоблинов лидером?

Если говорить достаточно пространно, это было неким видом доверия.

— …

Убийца Гоблинов молча осмотрел всю комнату.

Осыпающаяся часовня. Зеркало, содержащее в себе невероятную силу Врат. Гоблины, приближающиеся отовсюду. Четыре измотанных авантюриста.

Их целиком и полностью загнали в угол… но так ли это было?

— Что у меня в кармане?..

Он не искал ответа, а лишь говорил сам с собой. Это была загадка, которую он никогда не понимал. Даже сейчас он не был уверен, что ухватил её суть.

Там не было ничего… кроме его руки.

Руки, которая ничего не могла. Или могла всё.

А разве так не было всегда?

А раз так, то…

— …

Он посмотрел на Высшую Эльфийку Лучницу, которая даже не пыталась сбежать, несмотря на свой очевидный страх.

На Дворфа Шамана, подкрепляющего храбрость вином.

На Ящера Жреца, яростно жаждущего приближающейся битвы.

На Жрицу, которая смотрела прямо на него.

Затем он кивнул и тихо сказал:

— Не волнуйтесь.

Понять, что за выражение лица скрывалось за этим шлемом, было невозможно.

Но для Жрицы… нет, им всем, его единственным товарищам в этом мире…

— Это не будет проблемой.

…показалось, что пусть и крайне слабо и тихо, но он смеялся.

Глава 10. Городские руины и магические ловушки

Если у Смерти есть шаги, то звучать они должны именно так.

Боевые барабаны грохотали из глубин ада. Оружие и броня громыхали в руках приближающихся монстров, а их зловонное дыхание оскверняло воздух в руинах; их слюна текла по каменным полам.

Они были полны беспорядочного ропота и рычания. Каждый звук был до отвала забит жадностью и самоуверенной яростью. Они обсуждали то, как им лучше разорвать дерзких авантюристов, как станцевать на их покорёженных телах, унизить их.

Бумпф. Во главе их группы звучали шаги гоблина-гиганта, чемпиона.

Сперва он возьмёт око за око — у каждого из них. С этого всё и начнётся, до любого убийства, до пожирания, до унижения…

— Оох…

Чувствительные уши Высшей Эльфийки Лучницы с лёгкостью уловили всё это. Голос сорвался с её губ, пока сама она дрожала, а кровь капала с её лица.

Она натянула тетиву из паучьего шёлка с неким пэум, проверила наличие стрел и сделала глубокий вдох.

— Справишься?

— …Ну, разумеется!

Она решительно ответила на вопрос Убийцы Гоблинов, бесстрастный как и всегда.

Она пыталась притворяться радостной изо всех своих сил. Чем хуже становились дела, тем больше она говорила. Если бы у неё не было возможности пошутить, она бы точно умерла.

— Просто постарайся на этот раз избежать почти полного нашего уничтожения от взрыва.

— К этому и стремлюсь.

Она прищурила глаза, но он лишь кивнул, как всегда молчаливо.

Он поджёг четыре факела и бросил по одному в каждую сторону света; теперь он изучал святилище с помощью их света. Кроме пути, по которому в эту комнату пришли они, отсюда вело множество коридоров, ведущих неизвестно куда.

— Можешь сказать, откуда они идут?

— Отовсюду, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, пожав плечами. — И даже не спрашивай, сколько их.

— Милорд Убийца Гоблинов, я приподготовил барьер.

Естественно, остальные авантюристы не сидели без дела.

Ящер Жрец ходил вокруг алтаря и собирал в кучки различные обломки, появившиеся тут от взрыва. Траншеи, пусть даже самые простые, всегда определяли разницу между победой и поражением в оборонительной битве. Пытаясь перебраться через них, враги становились уязвимыми, а ещё это замедляло скорость их продвижения.

Дворф Шаман, управлявший ходом всех этих стараний, вытер пыль с рук и сказал:

— Это лучшее, что мы можем сделать за столь короткое время, но не ожидайте от этого слишком многого.

— Пойдёт. Что насчёт тебя?

— Да, сэр, я готова! — храбро ответила Жрица.

Своей маленькой фигуркой она забралась на алтарь. Её делом был сбор валяющихся неподалёку на земле камней для пращи, стрел и коротких мечей в рабочем состоянии. Это было важно, ведь новое оружие всегда должно было быть под рукой на случай, если оно понадобится.

— Ладно. — Убийца Гоблинов кивнул.

Теперь он тоже мог отчётливо слышать гоблинскую армию.

Ожидание почти закончилось. Времени на долгие объяснения не было. Убийца Гоблинов даже не вздрогнул.

— Сколько у тебя осталось заклинаний?

— У меня, ам… — Жрица приставила палец к губам и задумалась.

Сколько ещё раз её душа могла выдержать мольбу сидящим в вышине богам.

Опыт подсказал ей…

— Я один раз провалилась, и один раз у меня вышло, так что… осталось ещё одно.

— Прибереги его, — коротко сказал Убийца Гоблинов. — Оно понадобится нам позже.

— Да, сэр!

Таковыми были его инструкции, и Жрица без колебания кивнула. Она уверенно схватилась за свой посох обеими руками и начала вглядываться во тьму с вершины алтаря. Раз она не собиралась использовать своё чудо, ей стоило взять ответственность за слежением за всей ситуации целиком.

Для неё одной это была огромная ноша… но она не была одна. Они были здесь все вместе.

— Я постараюсь!..

— Ха-ха-ха-ха! Боже, наша смиренная храмовняя дева выросла такой храброй.

Стоявший за алтарём Ящер Жрец взмахнул своим хвостом и весело коснулся носа языком.

— К-кто, я?

Он повернулся к Жрице, которая выглядела слегка смущённой, держа свой катализатор — клык.

— У меня осталось два. Хотя, если я воздержствуюсь от призывания Воина Драконьего Клыка, их будет три. Полагательствую, мне ждать не стоит? — Ящер Жрец обнажил зубы, показывая свою невероятно широкую улыбку.

— Делай, — тотчас ответил Убийца Гоблинов. — Прикажи ему взять щит. — Он дёрнул головой в направлении Жрицы. — Я хочу, чтобы он защищал её.

— Славнисто, славнисто! Стоит ли мне следить за зеркалом?

— Да.

Ящер ответил медленным кивком головы из стороны в сторону и соединил свои руки в странном жесте. Он взошёл на алтарь, после чего бросил клык на пол и начал концентрироваться.

Поговаривали, что в этом мире не было племени более подкованного в битвах, чем людоящеры. Поскольку он был весьма внимательным, жрец уже наверняка догадался, что задумал Убийца Гоблинов.

«О когти и рога отца нашего, Игуанодона, пусть четыре конечности твои обернутся двумя ногами и пройдутся по этой земле».

Дворф Шаман мельком взглянул на Ящера Жреца и созданного им воина и пробежался пальцем по своей бороде.

— Я тогда поставил Стену Духа и использовал Ступор… Я бы сказал, что у меня осталось ещё два.

— Прибереги их. Они станут нашими козырями.

— Ох-хо! Какую важную роль я получил. Тогда, пока они нам не понадобятся, могу ли я помогать тебе, Брадорез?

Дворф Шаман хлопнул себя по животу, уже успев вернуться в своё обычное расположение духа. Без него группе было бы гораздо сложнее вернуть правильный настрой. Смех Высшей Эльфийки Лучники звучал как колокольчик.

— Боги и правда благословили нас, не так ли? Иметь целых трёх заклинателей в команде.

— Что такое? А я и не догадывался, что ты умеешь быть вежливой, длинноухая.

— Я тебя умоляю! Я всегда вежлива.

Кто-то засмеялся. Потом засмеялись все они. После чего они кивнули друг другу. Этого было достаточно.

Сейчас они уже могли видеть сверкающие глаза гоблинов и услышать ревущий голос чемпиона.

Высшая Эльфийка Лучница прикрыла один глаз, а уши её трепетали, пока она пыталась определить дистанцию до врага.

— …И? Чего ты хочешь от меня?

— Отвлеки их, затем убей их. Понизь их численность, избавься от как можно большего количества.

— И почему у меня такое чувство, что это полнейшее безумие?

— Разве?

Убийца Гоблинов взял пращу своей свободной рукой и швырнул с помощью неё камень. В то же время он передал Дворфу Шаману ещё одну пращу из своей сумки, собирающемуся подготовить ещё одно заграждение.

Высшая Эльфийка Лучница издала «хммф», после чего выпустила стрелу из своего лука и вновь зарядила его.

— Готовы? Я начинаю.

Она издала напряжённый, но почему-то милый смешок. Но в ту же секунду…

— ГОРООРОРРРРРБ!!!

Это был рёв чемпиона гоблинов.

Одноглазый монстр тряс своей дубиной(Red: В анлейте тут почему-то был посох, но (как вы увидите чуть позже) у него дубина. Да и в прошлую битву он был вооружён дубиной. Хз. Превратности анлейта.) и рычал, пытаясь заставить гоблинов, лидером которых он и являлся, раскочегарить всю свою ярость.

Его войска были вооружены копьями, дубинами, топорами и ржавыми клинками.

И пока эта толпа неслась вперёд, одна из тварей, бегущих впереди…

— Один.

— ГРОБ?!

…стала жертвой точного попадания камня, выпущенного из пращи Убийцы Гоблинов.

За всю историю этого мира сложилось так, что именно люди лучше всех подходили для бросания различных вещей. Даже дракон не мог швырнуть объект дальше, чем это мог сделать человек.

Гоблинам не хватало силы, эльфы слишком сильно любили свои луки, а дворфы и реи находили бросание простой забавой. Лишь люди могли запустить камень со скоростью лошади, на всех парах несущейся к своей цели(Red: Что, кстати, крайне реалистично. Мяч в бейсболе может лететь со скоростью около 170км/ч, в гандболе — 120км/ч. Блин, ребят, люблю этого автора. Реализм во всей его сути. Можем ведь.).

— ГОРОБ?!

— ГРОООРРБ?!

А пока на земле валялись камни, праща не испытывала недостатка в боеприпасах.

— Хо! Да тут и целиться почти не надо! Мне нравится!

Толстые пальцы Дворфа Шамана сверкали как магия, закидывая камни в пращу один за другим и швыряя их в гоблинов.

— Брадорез, пли! Никаких промашек!

— В этом мой план… Теперь три.

Камень со свистом пролетел по воздуху, расколов череп очередному гоблину. Два попадания подряд, три. Убийца Гоблинов мог с тем же успехом стрелять в застрявших в бочке гоблинов.

Маленькие монстры перебирались через трупы своих падших, украшенных каменными коронами братьев.

— ГРОБ! ГОООРОББ!!!

Гоблины ни на долю секунды не думали, что это они нападают на авантюристов.

Это на них постоянно нападали. Гоблины всегда считали себя жертвами, и если гоблины давали отпор, вина за это лежала на всех вокруг. Смерть их товарищей лишь подбросила дров в пылающий в них огонь мстительной ярости. Разве могла их остановить маленькая стена из всякого мусора?

Их глаза-бусинки сфокусировались на одном из защищающихся авантюристов, девчонке, стоявшей на алтаре…

— Приближаются, справа!

— Поняла!

Голоса девушек перекрикивали друг друга, а мгновение спустя наступающие гоблины были нашпигованы стрелами.

Жрица осматривала округу, и пот стекал с её лба, а когда она показывала цель, Высшая Эльфийка Лучница стреляла в том направлении.

Прыньг, прыньг. Каждый взмах её ушей сопровождался смертоносным древком, летевшем на крыльях подземного ветра.

Ни один гоблин не смог ускользнуть от неё.

— А их тут явно слишком много!..

— Трое слева! Четверо спереди!

— Ага, действую.

Высшая Эльфийка Лучница будто танцевала от одной стороны алтаря к другой, выпуская стрелы так быстро, насколько только могла вкладывать их в лук.

Потеть её заставила вовсе не усталость; это были нервозность и напряжение. Ей ещё долго можно было выпускать одну стрелу за другой прежде чем устать; теперь она брала всё лежащее неподалёку, выпуская по три снаряда за раз. Разумеется, её колчан был пуст; её снарядами служило всё, что она могла найти на полу.

И пока на полу оставалось хоть что-то, гоблинам не удавалось подобраться к ней, а лишь стать ещё одним дополнением к растущей горе трупов.

— ГОРОРОРОБ! ГРОБ! ГООРБ!

Сейчас не было времени ворчать о сложившейся ситуации.

Гоблин-чемпион отдал приказ и сделал глоток из кувшина, который бережно нёс один из его лакеев.

Гоблины с помощью своих грешных жалких умишек умудрились изобрести липкую и ядовитую жидкость.

Лучники в рядах гоблинов были вооружены грубыми луками и перед выстрелом погружали каменные наконечники своих стрел в яд.

— ГООРБ?!

Однако, у них была привычка стрелять от бедра, и в результате несколько гоблинов отравляли сами себя(Red: При стрельбе от бедра рука находится очень близко к наконечнику (Поэтому современные лучники носят перчатки). А если ещё и поднять лук, то яд может капнуть на самого стрелка.).

И даже если сами попадания не оказывались критическими, жертву сначала начинало трясти, затем у неё шла пена изо рта, и в итоге она умирала.

Хотя, сейчас им было важно достать ту эльфийку, что стреляла в них с тыла, и девчонку, что говорила ей направление.

Если бы они только могли подбить две эти цели, яд бы сделал всё остальное. Если бы он только парализовал их, было бы неплохо. Или они могли умереть. Гоблины всё равно бы насладились ими тем или иным способом.

— _________

Но никому из них не удавалось забыть о преданном Воине Драконьего Клыка. Скелетный солдат держал щит, что был дан ему, тихо отражая все стрелы, летевшие в девушек. Стрелы всё пронзали и пронзали его, но для того, кто не имел ни плоти, ни крови, они не были угрозой.

— А. — Высшая Эльфийка Лучница вытерла пот со своего лба и взяла лежавшую под ногами стрелу, после чего похлопала воина по спине. — А эта штука довольно милая.

— Д-думаешь? — Жрица нахмурилась и пригнулась чтобы уклониться от стрелы. Она отчаянно держалась за свою шапку, пытаясь контролировать своё дыхание. Она вытерла пот, пока тот не успел попасть ей в глаза, а затем уставилась в темноту.

Стоявший рядом с ней Ящер Жрец вальяжно расположился перед зеркалом.

— Ха! Ха! Ха! Я весьма рад получить вашу искреннейшую похвалу…

Священное зеркало было вставлено в стену с помощью какой-то древней техники. Ящер Жрец царапнул когтем по узорчатой раме, окружавшей покрытую рябью поверхность зеркала.

— …Должен сказать, что способ закрепления этого зеркала востину сбивает меня с толковости!

Он издал шипящий вздох, и чешуя на его руках вздулась, так как мускулы его напряглись до предела.

— «О гордые и чуждые бронтозавры, даруйте мне силу десяти тысяч!»

Это было чудо Парциального Дракона(Red: Ред, почему ты выбрал такой странный перевод этого термина? Потому что я могу, хочу, и это больше всего подходит персонажу. Все жалобы можете отправить по адресу Кчёртувсёяустал дом мояфантазиякончиласьнастихах квартира дайтемнеумереть.), которое молило о благословении его великого предка, ужасающую нагу.

Его разросшиеся мускулы теперь могли похвастаться силой ужасающего ящера, давным-давно бродившего по этой земле. Сейчас его коготь ломал камень, увеличивая трещину между зеркалом и стеной, не нанося вреда самому зеркалу.

Но это потребует чего-то посильнее простой царапины. Времени не было.

— ГОРООООББ! ГООРООРОБ!!!

Дальний барьер был сметён с одного удара, и обломки превратились в пыль. С грохотом сделав шаг вперёд, одноглазый гоблин-чемпион высоко поднял свою дубину и начал свой штурм.

— ГОРРБ!

— ГОРБ! ГООРБ!!!

Визги гоблинов до краёв наполнились радостью.

Среди них был герой, чемпион, и это давало им в веру в свою собственную победу. В этом отношении они ничем не отличались от людей.

Жрица дрожала, пока ужасные голоса звучали в её ушах. Она закусила губу, покрепче схватила свой посох и закричала так громко, как только могла:

— Гигант, он приближается!..

— Я справлюсь с ним. — Убийца Гоблинов не колебался. В следующее мгновение он схватил с пола кинжал и прыгнул через барьер.

— Оставайтесь у алтаря!

— Да, разумеется! — сказал Дворф Шаман, поймав пращу, которую ему кинул Убийца Гоблинов, и швырнув камень.

С помощью поддержки Дворфа Шамана Убийца Гоблинов нёсся как стрела на — а затем и сквозь — своих врагов.

Три гоблина стояли перед ним, держа оружие в руках. Но что с того?

— Восемнадцать, девятнадцать… двадцать!

— ГРООБ?!

Мечом, что находился в его правой руке, он нанёс фатальный удар, разрывая глотку гоблину, что стоял прямо перед ним.

Из пасти существа пошла кровавая пена; Убийца Гоблинов пнул его в сторону, вытаскивая из него свой меч, которым он после этого воспользовался, чтобы раздробить череп твари, приближавшейся к нему справа.

С монстром, приближающимся слева, ему самому было не справится, так что он прикрылся щитом и обогнул его. Не успел он закончить своё действие, как камень Дворфа Шамана отправился в полёт.

— ГОР?!

Гоблин оступился, как только камень поразил его прямо в грудь, а Убийца Гоблинов не задумываясь проткнул его насмерть. Он попал монстру в горло; гоблин рухнул на землю, не успев даже дёрнуться от случившегося. Убийца Гоблинов отпустил свой меч и позволил ему упасть вместе с телом.

 

 

— ГОРООБ!!!

— Двадцать один!..

Он швырнул клинок от бедра дабы защитить свой тыл. Он попал прямо в глотку гоблину, собиравшемуся напасть на него. Пока существо хватало воздух, Убийца Гоблинов прыгнул на него и схватил его оружие.

Дубина. Возможно, первым оружием человека была именно она. Неплохо.

Удар тупым инструментом сокрушил череп очередного гоблина, после чего Убийца Гоблинов нацелился на прятавшегося в тылу стрелка и швырнул дубину прямо в него.

— ГОРАРА?!

Разумеется, до фатального этому удару было далеко. Гоблинского лучника прикончил выстрел Высшей Эльфийки Лучницы.

— Попала! — воскликнула Высшая Эльфийка Лучница. Убийца Гоблинов даже не глядя на неё знал, что уши её скакали вверх и вниз. — Оркболг, стрелы!

— Хмм!..

Хоть в группе и не было ни одного телепата, понимали они друг друга весьма хорошо.

Носясь по полю боя, Убийца Гоблинов распинывал врагов по пути дабы схватить колчан вражеского лучника. После чего он резко развернулся, доверив центробежной силе доставку посылки Высшей Эльфийке Лучнице.

Но груз был слишком тяжёл, а на разворот у него была всего секунда, так что вряд ли бы он достиг её.

— Ловлю!

Дворф Шаман прыгнул чтобы схватить колчан и бросил его назад.

— Готово! — прокричал он.

— …Иип!

Жрица схватила колчан своими руками и передала его Высшей Эльфийке Лучнице, возвращая эльфийку в её родную стихию(Red: Для тех, кто не понял. До этого она стреляла всяким мусором, что лучнику не особо удобно. А теперь у неё появились стрелы. Я даже не знаю, стоило ли это объяснять. Ну, лучше перебдеть, как говорится.).

Пошёл град из стрел. Огневая мощь эльфа с хорошим луком и стрелами была практически равна мощи заклинателя. Как она сама часто говорила, достаточно разработанная технология (вкупе с навыком) была неотличима от магии.

Хотя, были некоторые дураки, которым — как говорил Дворф Шаман — казалось, что «заклинатели тупо швыряются болтами молний».

— ГРООРБ!!!

Несколько гоблинов собирались сделать из Дворфа Шамана грушу для битья, и теперь они выползали из-за барьера.

— Ты там как, Чешуйчатый? Ещё не закончил?

Для дальних атак они находились слишком уж близко. Дворф Шаман отбросил в сторону свою пращу и достал топор.

Всё-таки дворфы были созданы крепкими как камни. Бешено размахивая своими руками и ногами Дворф Шаман вкатился в построение гоблинов, ударяя топором и пиная всё, что только попадалось.

— Ещё… совсем… нем… ножество!

Алтарь, о который упирался Ящер Жрец, начал трескаться под когтями его ног, несколько обломков разбились на маленькие кусочки.

Людоящер не потел, но человек, окажись он на его месте, был бы уже насквозь мокрым.

Зеркало медленно отходило от стены с мощным звуком, но было явно видно, что Ящеру Жрецу было нужно ещё время.

— !.. Я помогу!..

— Благо… дарильствую!

Жрица быстро оглянулась, после чего спустилась с алтаря и встала на колени рядом с Ящером Жрецом.

Их превосходили числом в невиданных масштабах.

Количество всегда было главной силой гоблинов и главной слабостью авантюристов.

Монстры медленно продвигались к алтарю, а размеры орды лишь росли и росли. Жрица решила, что время сейчас было более ценно чем осмотр битвы с высоты. Но могли ли её тонкие ручки сделать хоть что-то? Должны были.

Быстрым движением она воткнула свой шумный посох в щель между зеркалом и стеной и начала использовать его как рычаг.

— Хр… ааах…

— …Им нужно больше времени, да? — пробормотал Убийца Гоблинов, доверивший все дела своим товарищам.

Сейчас он и только он был единственной авангардной линией защиты.

Пока толпа гоблинов обрушивалась на него, Убийца Гоблинов успел схватить у одного из них меч. Это была палка с прикреплённым к ней каменным лезвием; едва ли это можно было назвать мечом.

Но Убийца Гоблинов никогда не был придирчив в плане выбора оружия.

— ГОРАРАБ!..

— Хммф.

А затем огромная фигура замаячила перед ним — одноглазый гоблин-чемпион.

Отвратительная пустая глазница. Его оставшийся угрожающий глаз сиял как блуждающий огонёк(Red: По поверью многих культур в ночи появляются огоньки, которые приманивают путников, а потом те либо пропадают, либо умирают, либо сами становятся огоньками. Опасная штука короче. Не ходите по лесам поздней ночью…по крайней мере без человека, которого можно сделать жертвой, чтобы спастись самому. Мда, вот поэтому у меня и нет друзей.). Его мерзкая улыбка. Его ярость.

— ГОРАРАРАБООБОБОРИИИИН!!!

В следующую секунду Убийца Гоблинов отскочил назад так, будто бы он падал.

— ГОРАБ?!
Он проигнорировал крик гоблина, которого он прихватил с собой, скоординировался и приземлился на колено.

Оттуда он наблюдал за тем, как барахтающийся гоблин получил сокрушительный удар от дубины чемпиона.

— ГОРАРАРАБ!!!

Рычащий чемпион гоблинов был сконцентрирован лишь на Убийце Гоблинов. Его дубина раскалывала каменный пол, издавая мощные звуки и поднимая клубы пыли.

— Слишком силён, себе во вред, — сказал в пространство Убийца Гоблинов, оставались лишь считанные секунды до следующего удара.

Силы у чемпиона была не меньше чем у огра (не то, чтобы Убийца Гоблинов запомнил это слово), с которым они уже сражались до этого.

Убийца Гоблинов хотел избежать критических попаданий и захватов. Он держал свой щит приподнятым, пробираясь сквозь толпу гоблинов.

— ГОРАБ?!
Крики и визги смешались со звуками рвущейся плоти и ломающихся костей; повсюду начинали бурлить маленькие мерзкие гейзеры крови.

А виной всему был гоблин-чемпион и его дубина.

Он размахивал своим оружием туда-сюда, отчаянно желая размазать Убийцу Гоблинов, но попадал лишь по своим союзникам. Невезучие монстры становились щитом Убийцы Гоблинов, с горестью расставаясь со своими жизнями в процессе.

— Идиот.

— ГОРАБ?!

Убийца Гоблинов вонзил свой меч в череп(Red: Тут небольшая поправочка. В анлейте имелся в виду не просто череп, а конкретная его часть, обволакивающая мозг. Не лицевая часть черепа. На нашем лангуаге я таких слов не знаю. Но если тут есть медик или биолог, я готов услышать термин.) съёжившейся твари, отпуская рукоятку своего оружия и меняя его на оружие монстра.

Это был ржавый меч, который наверняка был украден у авантюриста; теперь же, много дней спустя, он вернулся к такому же авантюристу.

Убийца Гоблинов перерезал глотку ближайшему гоблину, будто бы проверяя лезвие, вызвав очередные брызги крови. Существо давилось, будто захлёбываясь водой. С жертвой, насаженной на своё же орудие, Убийца Гоблинов развернулся и пнул её назад.

— ГООРОРОРБ!!!

Гоблин-чемпион добил своего подчинённого со звучным хрясь. Наверняка эта смерть была лучше смерти от удушения своей же кровью.

— Для такого конца гоблину нужно много везения.

— ГОРАРАРАБ!!! ГОРАРАРА!!!

Удар — гоблин сокрушён. С потолка посыпалась пыль.

Удар — гоблина отбросило в воздух. Пыль с потолка.

Удар. Удар. Удар. И каждый раз Убийца Гоблинов ускользал.

Слова саморефлексия (Red: Размышления о себе и своих поступках посредством представления себя с точки зрения других.) не было в гоблинском словаре.

Да, чемпион продолжал убивать свои же войска, но это была их вина или, по крайней мере, вина того человека, что использовал их в качестве щита.

Что за ужасный человек! Даже вырвать его глаз, раскрошить ему все конечности и убить всех его товарищей у него на глазах будет мало!

Впавший в ярость чемпион весьма вовремя забыл, что он и сам пользовался своими союзниками как щитом. Его планы нарушало то, что авантюрист не желал стоять на месте и драться в открытую, умудрившись даже повернуть в свою сторону ту ситуацию с гоблинским ядовитым газом.

«Гоблины глупы, — повторял самому себе Убийца Гоблинов, — но далеко не идиоты».

Иначе говоря, они не были полными дураками, но и особо вдумчивыми тоже не были. А получить преимущество над врагом, бездумно размахивающим повсюду своим мечом, довольно легко.

В конце концов, им так и не удалось использовать своё величайшее оружие.

Итак, Убийца Гоблинов стремительно нёсся по полю боя, а чемпион гоблинов следовал за ним.

— Оркболг отвлекает его!..

Высшая Эльфийка Лучница не просто так стояла и наблюдала.

Она забралась на алтарь, пропинав себе туда дорогу сквозь гоблинов своими длинными, прекрасными ногами. Она щёлкнула языком.

Как же она ненавидела использовать гоблинские стрелы.

— Боже, поверить в это не могу! — сказала она полуяростным тоном. Её уши трепетали, пока она прислушивалась к воздуху и отправляла стрелы в полёт.

Разумеется, она не целилась в чемпиона, лишь в массу гоблинов.

— ГРОБ?! ГООРБ?!

Даже самая грубая стрела могла пронзить тело, забрать жизнь. Гоблины падали словно капли дождя в ливень, но конца-края им видно не было.

Дворф Шаман вонзил свой топор в голову ещё одного, его столь любимая борода вся была покрыта брызгами крови.

— Хо, длинноухая! А побольше стрелять нельзя?

— А ну тихо, дворф! Хочешь результата — найди мне стрелы получше!

— Могу я заинтересовать вас парочкой прекрасных камней?

— Да ни в жизнь!

И вновь они спорили. Была ли это их обычная перепалка, или же они делали это специально? Когда они не смогут наносить друг другу словесные тычки, тогда действительно наступит конец. Так было с большинством авантюристов.

Даже Жрица со своим ярко-красным лицом изо всех сил давила на посох.

— Хн… Хнннн!..

Её руки бешено дрожали, и она закусила губу, бросив весь вес своего тела на борьбу с зеркалом. Это было всё, что могла сделать маленькая человеческая девушка своей хрупкой фигуркой.

Бесстрашный людоящер в свою очередь галантно вкладывал всю свою силу, вплоть до последнего её миллиграмма.

— Давай… ещё… всего един… толчок!…

Всё ещё переполненный благословением своего предка, ужасающей наги, он прикладывал лихорадочные попытки. Дыхание с шипением прорывалось сквозь его клыки, каждый дюйм его тела: от когтей и вплоть до хвоста, стал самим воплощением силы.

Скрииииииииииип!

С мощным звуком священное зеркало наконец-то поддалось под напором чистой силы.

Огромная вещь оказалась в руках Ящера Жреца вместе с куском стены.

— Убийца… Гоблинов… сэр!

Жрица позвала его. Её дыхание прерывалось от сильной одышки; её голос был слаб и измотан.

Убийца Гоблинов мельком взглянул назад, пнул наступающего чемпиона и бросился туда.

— Положите зеркало стеклом наверх! Затем заберитесь под него!

— Поняла!

Постанывая, Ящер Жрец водрузил зеркало на вершину алтаря, сделав из него некое подобие крыши. Он знал, что от этого момента зависело всё.

Он встал на колено и упёрся своими плечами в зеркало, не дрогнув ни на миг.

— Он идёт!

С другой стороны его поддерживал всё так же верный Воин Драконьего Клыка.

— ОРАРАРАГ!!!

Гоблин-чемпион нанёс один могучий удар.

Хоть от гоблинов никто и не ожидал понимания того, что тут происходит на самом деле, для них было очевидно одно — что-то происходит.

Дубина чемпиона попала по нескольким гоблинам, у которых не было даже секунды на то, чтобы уклониться, и им оставалось лишь разбрызгивать свои мозги по всей зале.

Отпрыгивая назад, Убийца Гоблинов отбивался ручным копьём(Red: тупо маленькое копьё. Ну, гоблины же мелкие, всё логично.), отнятым у врага. Лезвие отправило несколько пальцев чемпиона кружиться в воздухе, что незамедлительно вызвало звучный рёв.

— ГАРАОР?!

— Каменный взрыв! Большой, наверх!

— Наверх?!.. Принято!

Дворф Шаман удивился всего на мгновение, но свое дело он знал лучше, чем искусство сомнения.

Он взял пригоршню глины из своего мешочка. Подышав на неё и скрутив в шарик, он начал кричать.

— «Вперёд, гномьё, пора пахать, не смейте вы балду пинать… щепотка пыли столь ничтожна, но камнем тысяча взрастёт!»

Он швырнул ком грязи в воздух изо всех сил, и на их глазах он превратился в громадный булыжник…

— Свет!

— Хорошо!

Ни на секунду не отвлекаясь от происходящего, Жрица тотчас же ответила — на его слова, на его доверие.

Она знала что находилась здесь именно по этой причине, и это заставляло её гордиться собой так сильно, что ей казалось, что её маленькая грудь может взорваться.

Она вложила всю себя в молитву, что соединила её душу с обитающими на небесах богами.

— «О Мать Земля, полная милосердия, даруй свой священный свет нам, потерянным во тьме!..»

Эта молитва шла от всего сердца, и хрупкая дева просила ценой энергии своей собственной души.

Как могла всесострадательная Мать Земля сделать нечто иное, кроме как одарить её Священным Светом?

— ГОРОРБ?!

Взрыв солнца!

Из посоха Жрицы (совсем недавно поработавшего рычагом) вырвался опаляющий свет и заполнил всё пространство залы. Наверняка этого света было гораздо больше, чем видели эти руины за всю свою многовековую жизнь.

Гоблины визжали, будто бы их сжигало заживо, прикрывая лица и пятясь назад. Их сетчатка была сожжена. И Убийца Гоблинов, хоть ему и удалось тотчас же прикрыть лицо, испытал то же самое.

— …Хр…

— Оркболг, сюда!

Но тем не менее он смог услышать чистый голос, несмотря на окружившую его белую тьму.

Высшая Эльфийка Лучница — та, кто обладала навыками, превосходящими силу любого рейнджера — схватила его за руку.

— Прости.

— Неважно! Не то чтобы я хотя бы на йоту понимаю, о чём ты думаешь.

Ведомый ею, он сделал последние один, два, три шага.

Она изящно прыгнула, и Убийца Гоблинов забрался на алтарь.

Хвост Ящера Жреца вытянулся, бережно затаскивая Убийцу Гоблинов под зеркало.

Убийца Гоблинов прокричал:

— Контроль Падения — обрушь его!

— Хррф, да раз плюнуть! «Вперёд, гномьё, мы отпускаем! Вот и оно, вверх-вниз пускаем! Мы вёдра все перевернём — всё сразу плюхнется на пол!»

— …Теперь это… — пробормотал Убийца Гоблинов. Он развернулся, поддерживаемый хвостом Ящера Жреца.

Своей правой рукой он крепко взял за руку Жрицу. Её рука тихо подрагивала.

Высшая Эльфийка Лучница всё ещё цеплялась за него своей левой рукой с такой силой, что даже сквозь кожаную перчатку можно было сделать больно.

Дворф Шаман сердечно похлопал его по спине. Даже сейчас, когда дух его был выжат как губка, он как всегда был полон радости.

Убийца Гоблинов посмотрел на гоблинов своими выжженными светом глазами. Они орали от замешательства, страха, боли, жадности и ненависти; они бессмысленно барахтались.

— ГО?! ГРОБ?!

— ГРАРООРОРОРОРБ?!

Как только Дворф Шаман закончил своё сложное заклинание, булыжник ударил прямо в потолок.

Потолок трещал от взрыва и застрявшего до этого на нём глазастого монстра, а от рёва гоблина-чемпиона его невероятно сильно трясло.

Потолок, камни которого выдержали бесчисленные века нападений древесных корней.

Но лучшие времена имеют свойство заканчиваться.

А здесь время слегка подсобило этому с помощью тяжёлой груды и силы духов.

Гномы, правители земли,направили всю свою силу прямо вниз.

Сперва по потолку пробежала маленькая трещина. После, она начала раскалываться, а затем небольшие его куски, слишком тяжёлые, чтобы корни могли удержать их, поддались силе падения.

А затем…

— …Пятьдесят и…три.

Мгновения спустя, ревущее лицо чемпиона-гоблина было похоронено под лавиной земли и исчезло.

Это был конец.

 

§

 

Всё кончилось довольно быстро, словно всё вокруг умерло.

Это место, где сейчас в воздухе парила мелкая коричневая пыль — оно и правда было молельней всего несколько минут назад?

Теперь же любой признак этого был скрыт под толщей грязи, булыжников, камней и обломков. На месте, где должен был быть потолок, находилось лишь гнездо сплетённых корней. Слабые лучи солнца — или, скорее, сейчас это был свет луны и звёзд — просачивались сквозь них.

Это была ночь только начавшегося лета. Они смотрели на это место, но сейчас здесь ничего не говорило о его прошлых обитателях.

Кроме, возможно — только возможно — ужасных гоблинских тел, едва видневшихся среди обломков.

…Нет.

Тут было зеркало.

В центре опустошённой святыни на месте алтаря находилась лишь груда булыжников. А на её верхушке располагалось огромное зеркало, оторажавшее свет звёзд обратно небесам.

А затем раздался грохот.

— Фуах!

Раздался сладостный голос, и гора гальки слегка осыпалась.

Камень был отодвинут в сторону, и через созданный узкий туннель, сквозь грязь на свет выползла… эльфийка.

Это была Высшая Эльфийка Лучница, и лицо её было чумазым от грязи.

— О с-славные боги, Орк-Оркболг! О чём ты думал?

Она корчилась словно кошка, упавшая в воду, её уши висели. Похоже, тонкий слой пыли был худшим для неё последствием. Жрица, выползшая сразу после неё, мягко вздохнула. Она покашляла несколько раз, выплёвывая попавшую в рот грязь.

— Это было неожиданно…

Неожиданно? Так ты это называешь?

— Полагаю, я вроде как… уже привыкла к такому.

— Ох, да ради!..

Высшая Эльфийка Лучница протянула руку чтобы помочь Жрице встать, всё ещё злясь.

Глаза Ящера Жреца закатились от представшего перед ними вида, пока он сам выползал из под горы; после чего он грузно сел.

— О святые небесья… Как же нам повезло иметь зеркалие Врат под рукой в такой момент.

Пока он вздыхал, стоявший рядом с ним Воин Драконьего Клыка с завидным артистизмом покачал своей головой.

Алтарь всё ещё стоял. Вот почему они до сих пор были живы… Но была одна странность.

Грязь и пыль грудами валялись вокруг, но стоящий в центре алтарь был абсолютно чист.

Причина крылась в зеркале, которое Воин Драконьего Клыка теперь поддерживал самостоятельно. Поддерживаемое воином и Ящером Жрецом, оно транспортировало падающие обломки сквозь свои Врата. Не сделай оно этого, и авантюристы были бы мертвы как те гоблины, что валялись здесь под обломками.

— Оно поглотило все булыжникования. Жалостно, что оно такое тяжёлое, — сказал Ящер Жрец.

— Ну, большую часть работы выполнил ты, Чешуйчатый. — Следующим выбрался Дворф Шаман и гогоча плюхнулся рядом с Ящером Жрецом. — Полагаю, для щита оно чутка великовато, а!

Наконец-то он мог выпить безо всяких вмешательств. Он не теряя времени достал свой бурдюк с вином и сделал добротный глоток. Его щёки были бледны от того, что заклинания неслабо иссушили его дух, но поглощение нескольких духов алкоголя быстро вернуло ему здоровый румянец.

— Хотя, должен сказать, что мне чутка жалко тех, кто на другой стороне.

Лишь древние знали как пользоваться артефактом с возрастом им подстать. Нельзя было с уверенностью сказать, кто принёс сюда эту вещь, но это было явно неправильное обращение с Вратами.

Зеркало соединяло гнездо гоблинов с подземельем водного города… почему оно вело именно в эти руины?

— Может, так люди передвигались в тем времена. А, Брадорез?

— Не заинтересован.

Это был Убийца Гоблинов.

Выбравшийся последним из под горы булыжников, он не показывал ни единого признака усталости, говорил спокойно и бесстрастно. Он был покрыт пылью и брызгами крови, но его дёшево выглядящий шлем и чумазая кожаная броня выглядели как и всегда.

Жрица, наконец умудрившаяся встать на ноги с помощью своего посоха, поджала губы при виде него.

— Нам очень повезло, что мы не находились в пределах города.

— Будь мы там, я бы придумал что-нибудь ещё.

Ворча, она надула свои щёчки. Естественно, его это не тронуло.

Шлем Убийцы Гоблинов вертелся туда-сюда, осматривая территорию.

Он увидел раздражённый взгляд Жрицы, выглядящего радостным Ящера Жреца и Дворфа Шамана, лицо которого сияло всё более сочными оттенками красного с каждым глотком.

И, наконец, он подошёл к Высшей Эльфийке Лучнице, которая метала в него кинжалы — или, может, даже стрелы — своими прищуренными глазами.

— Эй, — сказал он.

— …Что?

— Никакого огня, никакой воды, никакого яда, никаких взрывов.

Он звучал так, словно его самого впечатлили его же слова.

При свете луны лицо Высшей Эльфийки Лучницы озарила улыбка. Улыбка столь полупрозрачная и столь прекрасная, будто бы она была сделана из стекла.

— Окрболг?

— Что?

— Ты идиот. — И она пнула его так, что он плюхнулся назад прямо на булыжники.

Глава 11. Туда и Обратно

Для неё этот мир казался абсолютно белым, пустым пространством, до краёв залитым светом(Red: Название главы опять же отсылает нас к Хоббиту. Многовато отсылок к хоббиту в этом томе, однако. Интересно, что будет в следующем.).

Тёплый воздух, освежающий бриз, шелест листьев, трава, трущаяся о её оголённую кожу. Всё это.

Всё это оживляло, наполняло светом, не оставляя места хаосу. Она чинно шла по всему этому, чувствуя слабую лёгкость в своём сердце.

Да — на душе было легко. Это удивило её.

За прошедшие несколько дней она начала чувствовать непривычное тепло в своём сердце. Она не могла понять, что это было, но она примерно представляла, откуда оно взялось.

Всё началось, когда она провела ночь с израненным человеком — или же так ей казалось.

Он был самым обычным воином, не обладавшим никаким гением, чьё тело говорило об исключительной преданности тренировкам. Причин, по которым она ценила его больше любого героя, становилось всё больше и больше. Она даже увидела цену каждому шраму на его и её коже, когда прижималась к нему.

Вдруг она остановилась.

Мягкие шаги прокладывали свой путь по траве Храмового сада.

Что-то чёрное средь белого. Смутный, мрачный силуэт.

Её губы слегка приоткрылись, и тонкая улыбка незаметно возникла у неё на лице.

Как она могла забыть эту фигуру?

— Приятно видеть вас в здравии.

Силуэт — он  — коротко кивнул.

Он был одет в кожаную броню и стальной шлем; на бедре его висел меч весьма странной длины. Много раз ей снился он и плавающая тьма, скрывавшая его фигуру воина.

— Я пришёл с вопросом, — сказал он и бодро подошёл прямо к ней.

Она тотчас растерялась, не зная, как ей себя повести. Стоило ли ей оставаться отчуждённо-равнодушной, или же честная улыбка была лучшим вариантом? Смотреть на него с таким восторгом было так стыдно и так по-детски.

— Да, что такое? Если в моих силах дать ответ…

В итоге она выбрала свою обычную спокойную улыбку. Ей казалось, что она подходит ей лучше всего. Она надеялась, что он тоже так считал.

Ей было интересно, какое же у него сейчас было выражение лица. Туманная фигура, которую она видела, ничего не показывала. Хотя, даже если бы она и могла видеть, его шлем всё равно скрыл бы от неё его эмоции.

И это было слегка досадно.

Мягким голосом он сказал:

— Вы всё знали, верно?

Она почувствовала, как сердце её замерло, а щёки запылали. Она придвинула поближе к себе свой посох с мечом и весами, после чего подбадривающе потянула спину.

Как же она надеялась на то, что голос её не задрожит.

— …Да. Знала.

Она могла услышать, как он тихо, чуть ли не просто дыша, произнёс:

— Ясно.

Это был всё тот же бесстрастный тон, которым он говорил во время их первой встречи, и когда они разговаривали в кровати.

Она нашла это до странного невероятно опечаливающим.

Только сейчас она осознала что ждала хоть каких-то перемен. В её груди прежде никогда не возникало столь неутихающего чувства.

— Но… как вы это поняли?

— Никак.

Она с любопытством склонила голову набок.

— Я собирался спросить у всех, кто имел возможность знать об этом.

— У всех… — пробормотала Дева Меча. — Хех. Вот как?..

Она заметила что разочарованно надула щёки.

«Это позорно. Хватит вести себя как ребёнок», — ругала она себя.

— Возможно, мне стоило быть менее предсказуемой… — Она слегка вздохнула и посмотрела на него — на его тень. — И всё же… Не могу не радоваться тому, что вы спросили меня первой.

Уголки её губ слегка приподнялись, образовывая полукруг. Это она сделала? Или это случилось само по себе? Она и сама не была уверена.

— Могу я спросить, почему у вас возникли подозрения?

— По многим причинам.

Её глаза увидели, как тёмная тень слегка прошлась. Это была храбрая, беззаботная походка. И всё же, звука при этом совсем не было.

Ей нравилось, как он ходил.

— Это белое… Как там его?

— Аллигатор?

— Да. — Он кивнул. — Как-то так. Я не верю, что это была случайная стычка.

— Так вы думаете, что ваша с ним встреча была спланирована.

— По крайней мере из-за того, что оно пыталось лишь прогнать нас, а нападало только на гоблинов.

— Вы понимаете, что это звучит как детская паранойя?

В ответ он покачал своей головой.

— Под вами такие огромные руины, и при этом у вас нет их карт и нет квестов на убийство крыс. Авантюристы их избегают. Там даже патрулей нет. Это невозможно.

— Не слишком ли вы осведомлены.

— …Да, — сказал Убийца Гоблинов. — Когда дело касается авантюристов, я такой.

— Хи-хи. — От его невероятно прямого ответа из глубин её горла вырвался смешок.

— Иначе говоря, что-то должно стоять там на страже… Фамильяр.

— …

Она ничего не сказала, лишь смотрела на него с застывшей на лице улыбкой.

Она не хотела этого признавать — но и отрицать это было крайне постыдно. Он был прав: аллигатор был стражем порядка на службе у Верховного Бога, защитником городских подземелий.

Холод дождя, пыл битвы, вонь гоблинов, ржавые лезвия, пронзаюшие его чешую и кожу.

Она пошла в ванную чтобы ослабить те чувства, что разделяла с аллигатором.

Мысль о том, насколько открыто она показывала себя находившейся там жрице, заставляла её щёки пылать таким мощным жаром, что она едва чувствовала их.

— Иронично, не правда ли? — прошептала она. — Посланница Верховного Бога должна защищать город и только его.

— Тогда вы знаете.

«Теми, кто убил ту женщину, вытащил из неё все внутренности и оставил её труп…»

— Это были не гоблины.

Он снова был прав.

Гоблины трусливы, безжалостны, жестоки и не особо умны. Им наверняка даже в голову не пришла бы идея прокрасться на людскую территорию чтобы расчленить и сожрать свою добычу.

Их невезучих пленников всегда утаскивали в гнездо дабы старательно лишить невинности. Или, если пленников было достаточно много, гоблины могли просто играться с ними, пока те не умрут.

Какой бы вариант им не выпал, смерть их лёгкой не была никогда.

Она всё это знала.

— …Нет, это были не они.

Эта сцена была выжжена в её памяти — чуть ли не буквально.

Она была заперта в тёмной каменной темнице, покрытая с ног до головы своими выделениями и выделениями взявших её в плен тварей, и ей оставалось лишь жалобно плакать…

Они выжгли оба её глаза факелом. Это случилось более десяти лет назад.

— Они замышляли сделать что-то с этим зеркалом… Приверженцы печально известного Демона Бога. Их вдохновителя…

«Больше не было в этом мире».

Где-то совсем далеко от них всё завершилось.

Она облокотилась на колонну, устремив свои незрячие глаза на располагавшийся за ней пейзаж.

— В конце концов…

Белый мир проплывал перед её глазами. Она посмотрела на эту бесконечную пустоту и вздохнула. Это было то, что могла сделать какая-нибудь деревенская девчонка, уставшая от разговора.

— В конце концов, если бы гоблины напали, я бы просто… сломалась и начала бы хныкать от страха.

Дева Меча была довольно неплохо осведомлена о передвижениях Злой Секты, против которой она сама когда-то билась. Когда она узнала о проводимых ими ужасных ритуалах, требующих живой жертвы, она прекрасно поняла, чего они собирались этим добиться.

Отомстить ей. Большинством видов возмездия, которые она смогла бы выдержать.

Но гоблины.

Её ноги дрожали. Схватившись за меч и весы, она наконец встала. Она была рада, что её глаза были скрыты за повязкой.

Кому она могла сказать?

Кому она могла сказать, что героиню, прозванной Девой Меча, нужно было спасать от каких-то жалких гоблинов.

— Кто бы мне поверил?

Говоря всё это, она слегка бесстыже оттянула вниз своё одеяние и начала массировать свои плечи. Её губы скривились, и она спросила ухмыляющимся тоном:

— И что вы собираетесь со мной сделать?

— Ничего. — Он звучал так же, как и всегда: почтительно, больше даже механически и холодно. — Потому что вы не гоблин.

Она сморщила губы, будто бы дуясь — нет, на самом деле она как раз таки дулась.

— Вот почему вы не спросили о причине моих действий, да?

— Если хотите поговорить, я выслушаю вас.

— Ох-хо, — безжизненный вздох вылетел из неё. — Я хотела, чтобы кто-нибудь понял.

Долгий порыв ветра шелестел ветками, листьями и травой.

Страх, печаль, боль, ужас, беспомощность — всё это существовало в этом мире, а ещё в этом мире существовали люди, чьи действия вселяли в тебя все эти чувства.

— …Я просто хотела, чтобы кто-нибудь понял.

Гоблины жили под городом.

По ночам они выползали из канализации и нападали на людей. Посланные уничтожить их авантюристы не возвращались обратно; никто не знал, кто и когда мог стать их следующей жертвой. Гоблины могли прятаться под кроватью, в дверной тени. Усни, и они напали бы на тебя. Она была уверена, что все разделяли с ней этот страх.

— Но в итоге… никто не…

В итоге никто так и не начал жить в страхе того, что гоблины могут убить их. В их мыслях всегда умирал кто-то другой. Но не они. Ни за что.

— …Я могу отдать тебе то зеркало Врат.

Он бесцеремонно прервал её:
— Я избавился от него.

— Что?.. — Впервые за этот разговор она почувствовала, как на её лице возникло что-то помимо улыбки. Удивление и нотка ошарашенности. — Это ведь была древняя реликвия. Артефакт, стоивший тысячи золотых монет.

— Другие гоблины могли понять как пользоваться им. — Он говорил холодно и прямо, будто бы сознательно подчёркивая свою незаинтересованность. — Мы заключили его в бетон и отправили на дно канала. Оно станет отличной кроватью для вашего белого… как там его.

Его силуэт не сдвинулся ни на миллиметр. Он звучал так, словно это было самой обыденной вещью на свете.

— Хех-хех. Ты действительно… весьма и весьма интересен.

Чрезмерно зашкаливающая будничность его речи заставила её почувствовать себя совершенно чужой. Ей казалось, что она парит; на сердце была необычная лёгкость.

— Таких как ты явно немного.

— Возможно.

— Скажи. Могу я спросить тебя кое о чём?

— Не могу обещать что знаю ответ, — пробормотал он.

— Теперь, когда ты убил гоблинов… хоть что-нибудь изменилось? — Спрашивая, она развела свои руки словно невинная девочка, раскрывающая свою тайну.

Герои… герои были разными.

Когда герой уничтожал Секту Зла, он тем самым спасал справедливость, мир и покой. Но что насчёт того человека, что помог жалкой девчонке, до смерти боявшейся гоблинов? Люди бы и дальше жили в спокойствии; реки и дальше бы продолжили течь. Ничего бы не изменилось. Ничего.

Вот почему никто не помог ей.

Даже когда безымянную жрицу схватили гоблины в момент её беспечности и унизили. Даже когда пятнадцатилетняя девушка, находившаяся внутри женщины, известной как Дева Меча, крича молила о спасении.

Да кто бы соизволил заметить такую мелочь?

С другой стороны, как она могла подать квест на убийство гоблинов(Red: Да, для тех, кто забыл. Они не взяли квест, гобсу его прислали лично, это важная разница.)?

— Конечно, ничего… ничего не изменится.

— Мне всё равно, — ответил он, не колебаясь ни секунды. — Вы сказали что прошли сквозь ужасные вещи, верно?

Она согласно кивнула.

— Я же видел их. От начала и до конца. Так что мне не понять ваших чувств. — В словах Убийцы Гоблинов не было никакого двойного дна.

— ___________________________

Дева Меча отрешённо встала.

Она нежно, умоляюще протянула руку к смутной тени, что парила в её белом мире.

— …Так ты не поможешь мне?

— Нет.

Он не взял её за руку, лишь быстро повернулся к ней спиной.

Её голова повисла так, словно она уже падала в пучины ада, и она грустно рассмеялась. В этом смехе даже была какая-то частичка смирения. Чувство, с которым она была слишком уж знакома.

«Так всё всегда и бывает».

Её душа, когда-то принадлежавшая невинной деве, ныне была изранена во всех возможных местах.

Даже сейчас та ужасная сцена, последнее, что она видела в этом мире, была клеймом выжжена у неё на глазах. И по ночам она приходила пытать её. Орда гоблинов, растлевающая её, насилующая её, оскверняющая её, забирающая у неё всё.

И никто не мог спасти её от этого. Оно всё продолжалось и продолжалось, и продолжалось…

Никто не помог ей.

Ни тогда. Ни сейчас.

— Но.

Она с удивлением посмотрела наверх, услышав одно слово, раздавшееся эхом.

— Если гоблины появятся вновь, позовите меня.

Тёмная тень, его спина, была уже далеко от неё. Но его бесстрастный, механический голос с лёгкостью достиг её.

Я убью их для вас.

— Ох…

Она рухнула на колени, словно силы покинули её. Её утончённая фигура сжалась, и всхлип сорвался с её губ; она не могла сдержать слёзы, что ручьём лились из её глаз.

Когда она в последний раз плакала сильнее, чем ей приходилось после очередного своего сна?

— Даже… Даже в моих… моих снах?

— Да.

— Ты… правда… Правда придёшь?..

— Да.

— Почему? — Её голос дрожал так сильно, что она и слова не могла произнести; это слово словно недоделанным соскользнуло с её рта.

Но он ответил ей крайне очевидно:

— Потому что я Убийца Гоблинов.

Тот, кто убивает маленьких дьяволов.

Тёмная тень, зовущаяся Убийцей Гоблинов, покинула её.

Ушла уничтожать гоблинов.

— Ох…

Дева Меча осознала что отчаянно скрестила руки на груди, обжимая свои плечи.

Слова эти не были безупречны или же особо подходящими.

Но она никогда даже представить себе не могла, что этот день наступит. Она представить себе не могла, что однажды ей вновь удастся испытать эти чувства. Ей казалось, что они навеки ускользнули от неё, но сейчас она крепко держалась за них.

Это было ничего.

Сломленная женщина поговорила со сломленным мужчиной. И ничего более.

Но теперь она осознала истинную природу тепла, что расцвело в её груди. Это была давно тлеющая искра, неожиданно ставшая бушующим пламенем. Возможно, это можно было сравнить с очагом, который можно было разделить с другим человеком: всё хорошо, никаких забот, спокойный сон.

 

 

Ни тревоги, ни страха.

Ни дрожания, ни хныкания по ночам, никаких пробуждений от криков, вызванных кошмаром.

Как же она тосковала по безмятежному ночному сну.

— Я… Я… Я…

Её голос стал выше, пока сама она всхлипывала и сопела.

Своими руками она отчаянно вытерла слёзы, что текли из её незрячих глаз.

И пока пронзающая радость била ключом из её сердца, она закричала:

— Моя любовь защитит тебя!..

И лишь одним богам было известно, достигли ли её слова его ушей или же нет.

 

Дождь кончился, но облака всё ещё загромождали небо.

Повозка стучала по прямой как стрела дороге, идущей по равнине от глуби страны к границе, с запада на восток.

Кто-то ехал туда торговать. Другие хотели повидать родню. Другие же — сбежать от своих родных.

Кто-то был первопроходцем. Некоторые двигались с печальными лицами, скорее всего они были изгнаны.

И как часто бывало с общими повозками, выражения радости и печали свободно смешивались в пространстве.

Среди всего этого можно было заметить несколько дружных пассажиров, которые, похоже, совсем недавно говорили о работе и вот уже закончили. Однако, никто и предположить не мог, с какого приключения возвращалась эта компания.

Хотя, это всё равно никого не волновало.

Убийство дракона могло бы быть интересным, но это были просто легенды, и никто даже и не подумывал о том, что на них мог напасть дракон.

Часто именно такой и была работа авантюриста.

— Мм… Аах! Это было весело!..

Высшая Эльфийка Лучница потянулась, отодвигаясь от багажа, на котором только что чуть ли не лежала, пытаясь размять свои затёкшие плечи. Её длинные уши радостно торчали, а лицо её было расслаблено.

Дворф Шаман, сидевший скрестив ноги и упиравшийся подбородком о ладони, раздражённо сказал:

— Даже в тот момент, когда гоблины навалились на тебя всей гурьбой, и ты плакала как дитя?

— Ну, мы же выиграли в той битве, верно? И вот мы здесь. Да и награду получили неплохую! — Она на глазок взвесила кожаный мешочек, что лежал у неё на ладони. Вес ему придавали до отвала набитые в нём золотые монеты.

Не то, чтобы награда особо волновала её. Это был просто приятный бонус.

— Должен признательствоваться, чувствую я погрызения совести за то зеркало Врат, — сказал Ящер Жрец, пока его хвост лежал на полу свёрнутым в кольцо. Он коснулся языком своего носа, листая какую-то тетрадь. Перед тем, как они утопили зеркало, он сделал столько записей о его уникальных свойствах, насколько ему хватило сил. — Но мы собрали ценную информативность, уничтожили ересь и совершили доблестноватые подвиги. Я более чем удовлетворибелен.

— Вы не услышите от меня ни одной жалобы, пока это золотишко может обеспечить меня хорошенькой пищей!

— Вы, дворфы — всегда думаете только своими животами.

— Ну, всё-таки, это самая бóльшая наша часть!

Словесная перепалка между лучницей и шаманом была как всегда оживлённой.

Рядом сидела Жрица и радостно наблюдала за ними.

«Всё кончено? Думаю…»

Ей было интересно, кто воспользовался Вратами и создал угрозу нашествия гоблинов… Но это была уже совсем другая история, никак не связанная с приключением, в которое ходила она вместе со всеми остальными.

— …

Она мельком отвела взгляд в сторону.

Он был там, слегка сжавшийся возле багажа и занавеси, всё ещё держал свой меч в руке и склонял к полу голову, до сих пор облачённую в шлем.

Вскоре после того, как повозка покинула водный город, он отошёл в объятья сна.

— …Ох, что ж.

Жрица захихикала и достала из своей сумки небольшое одеяло.

Неужели ему станет больно, если он снимет свои шлем и броню хотя бы во время отдыха?

Она нежно накинула одеяло ему на плечи, после чего тихо села рядом с ним. Она сложила свои руки в маленькие кулачки и положила их на колени, вытягивая ровно свою спину и откладывая в сторону свой шумный посох.

И правда: это ведь был Убийца Гоблинов. Так что ничего нельзя было с этим поделать.

Пока гоблины оставались его врагами, он ни на единую секунду не снижал бдительности.

Вот почему она даже не пыталась спросить  у него хоть что-нибудь. Когда он вернулся к ним, доложив о проделанной работе Деве Меча, он лишь сказал: — Готово.

И этого было достаточно. Теперь, когда всё кончилось, она могла дать ему отдохнуть.

— Ох?
Она заметила, что он держал ещё что-то помимо меча.

Маленькая птичья клетка — канарейка.

Птица, как и её хозяин, спала, закрыв глаза и сидя на жёрдочке.

Похоже, он внимательно кормил и заботился о животном. Такая внимательность к делу была как раз в его духе.

— Интересно, он уже дал ей имя.
Она его знала. Он прилежно заботился о ней и наверняка никогда не переставал раздумывать об имени для неё.

Когда они вернутся в своё пограничный город, когда он проснётся, она определённо спросит у него.

Она чуть ли не слышала его: «Канарейка вполне хороша».

— Хи-хи.

Она протянула руки, стараясь не рабудить ни птицу, ни его самого. Своими тонкими ручками она взяла опавшее с птицы перо. Она тихо вытащила его сквозь прутья клетки и осмотрела его на свету, что пробивался сквозь занавес.

Оно сияло бледно-зелёным светом. Всё так же нежно и аккуратно она вставила его в щель в его шлеме.

Бледно-зелёное перо на вид не особо подходило запачканному шлему, но ей было всё равно.

Она не переживала об этом малюсеньком проявлении позёрства.

— Ты хорошо поработал, Убийца Гоблинов, сэр…

— Когда мы вернёмся домой…

Вдруг, из под шлема раздался голос.

Жрица несколько раз моргнула, после чего сморщила губы и сказала:

— Да господи. Если проснулся, то так и говори.

— Я проснулся только что. — Пока он медленно садился, его голос звучал чуть мягче обычного.

Жрица верила, что он спал, но всё же проворчала:

— Под этим шлемом и не разглядишь толком.

— Ясно.

Убийца Гоблинов достал флягу из своей сумки и сделал оттуда большой глоток, а затем и второй.

Как всегда, он пил через забрало своего шлема, скорее всего просто игнорируя её.

«Или, быть может, он ничего не поймёт, пока я прямо не скажу ему снять эту штуку».

Он мельком взглянул на Жрицу, которая задумчиво приложила палец к губе, и сказал:

— Когда мы вернёмся домой… — Те же слова, что и раньше. — Я хочу попробовать кое-что.

— И что же?

— Ледяную сладость.

— Ох… — сказала Жрица с понимающей улыбкой. Ящер Жрец мгновенно отреагировал:

— Ледяновая сладость! Могу ли я присовместиться к вашей дегустации?

— Если хочешь, я не против, — сказал Убийца Гоблинов и, спустя пару задумчивых минут, добавил: — Она делается из молока.

— Ох-хо! Сладостный нектар!

Его хвост выпрямился сам по себе и от восторга шлёпнул по дну кареты, притягивая обеспокоенный взгляд извозчика, выглянувшего из-за занавеси.

— П-простите, н-ничего особенного. Простите за это! — Жрица быстро поклонилась ему и заставила своих компаньонов утихомириться.

Она возложила руки себе на грудь и вздохнула. Слава богу, что им не сказали выбираться из повозки.

Слегка проигнорировав её, Дворф Шаман звучно рассмеялся и хлопнул себя по животу.

— Хо, Брадорез! Собираешься устроить пир и не пригласить туда дворфа?

— А должен?

— Уверен, ещё как должен!

Убийца Гоблинов повернулся к пустому пространству, издал тихий звук, после чего кивнул.

— В таком случае, прошу, присоединяйся.

Дворф Шаман спросил, как он собирается приготовить ледяную сладость, на что Убийца Гоблинов всё объяснил, дополняя свою речь жестикуляцией. Ящер Жрец поднял когтистый палец чтобы предложить свою идею, на что Убийца Гоблинов ответил:

— Тогда нам стоит…

Обычно, Убийца Гоблинов был весьма скрытным, и заставить его открыться было тяжело. Но…

— Боже…

…прямо сейчас он явно был в центре внимания.

Эта мысль расплылась приятным теплом по маленькой груди Жрицы.

— Ладно! — решительно сказала она, легонько подняв свою руку. — Убийца Гоблинов, сэр, я ведь тоже могу попробовать, да?

— Я не против.

«Он не против».

Она хихикнула и мельком посмотрела на Высшую Эльфийку Лучницу.

Высшая Эльфийка Лучница сидела прямо напротив него, намеренно смотря в другую сторону, пока уши её трепетали.

Хоть это и не было обязательно, в знак того, что он заметил это, Убийца Гоблинов сказал:
— Что насчёт тебя?

— … — Её уши вновь подскочили. — Ага. И меня угости.

— Ясно, — сказал Убийца Гоблинов, а затем резко добавил: — Если выйдет не очень хорошо, не пинай меня.

— Экх…

Он затаил обиду?

Нет, быть такого не могло. Высшая Эльфийка слегка фыркнула.

Конечно. Ну, разумеется. Он явно был не из тех, кто разозлился бы, даже если бы его и пнула перевозбудившаяся эльфийка. Даже если любой другой нормальный человек расстроился бы.

Спустя какое-то время Высшая Эльфийка Лучница протяжно вздохнула и развернулась дабы посмотреть ему прямо в глаза.

— Ладно, хорошо. Никаких пинков. Так что… пожалуйста?

— Да.
Стальной шлем кивнул один раз.

Жрице было интересно, когда же он заметит лёгкое зелёное пёрышко на своём шлеме.

Может, пока они ещё будут ехать в повозке, может после того как вернутся в город, а может даже и не будет замечать до того момента, как снимет его.

А что  он будет делать, когда заметит? Разозлится или рассмеётся, или, быть может, не обратит на это внимания?

Высшая Эльфийка Лучница, не зная о нежных раздумьях Жрицы, сузила свои глаза словно кошка.

— Я не знаю, что такого можно найти в убийстве гоблинов.

Она нарисовала своим пальцем в воздухе круг, её длинные уши скакали вверх и вниз.

Им пришлось исследовать какие-то подземные руины, они попали в ловушку и вновь выбрались из неё. Они сразились с диковинным монстром и победили его, да ещё и обнаружили бесценный артефакт. А теперь они все вместе ехали в этой повозке.

Из глуби страны к границе. С востока на запад.

Все они могли вернуться домой, ведь приключение было окончено.

— …Но, думаю, было не так уж и плохо.

Может, ей так и не удалось до конца сказать то, что действительно лежало у неё на душе. Канарейка открыла трепещущие глаза и весело зачирикала.(Red: Мы искренне просим вас прочесть наше послесловие.)

 

Послесловие

Привет, с вами Кумо Кагю.

Большое спасибо, что купили копию 2 тома Убийцы Гоблинов.

Я крайне признателен всем тем, кто прочёл и насладился первым томом. Я и представить себе не мог, что мой маленький чудаковатый авантюрист, родившийся во время несерьёзной беседы, сможет так преуспеть. И всё это благодаря вам, всем тем, кто отплатил ему и его компаньонам, да так, что я даже и не ожидал. Надеюсь, вы продолжите следовать за ним в его приключениях по убийству гоблинов.

Итак. Что вы думаете о 2 томе?

В этой истории Убийца Гоблинов убил всех появившихся там гоблинов. Гоблины. Если 1 том состоял из нескольких самостоятельных приключений, то здесь была история одного огромного подземелья. Весь смак любой компании в подземелье — по крайней мере в настольных рпг. Вы с вашими друзьями пробираетесь сквозь лабиринты, придумываете различные планы, сражаетесь с монстрами и находите сокровища — есть ли в мире что-то лучше этого?

Вот о чём я думал пока работал над этой книгой; я думал, что мне удастся написать что-то, чем я смогу насладиться. И если вы хотя бы частично испытали ту радость или заинтересованность, то это введёт меня в радостную дрожь.

А теперь переходим к части, где я извиняюсь, а ещё благодарю людей.

Сперва моих читателей веб версии 1 и 2 томов, спасибо вам за ваше ободрение. Я буду стараться изо всех сил, так что, надеюсь, вы останетесь со мной.

Мистеру Нобору Каннатуки, который предоставил прекрасные иллюстрации для прошлого тома, а теперь ещё и для этого, спасибо вам! Я один из тех авторов, что пляшут от радости перед своим компьютером каждый раз, когда ваши рисунки появляются на экране моего монитора.

Мистеру Кёске Куросе, который взялся работать над манга версией этой серии, я с таким нетерпением жду шанса поработать с вами. Комиксная версия начинает выходить в журнале Big Gangan в тот же месяц, в который выходит и этот том. Невероятно! Жду не дождусь! Урааа!

Спасибо всем моим креативным друзьям и моим друзьям по играм; вы помогаете мне продолжать двигаться вперёд.

Моему координатору, редактору и всем тем, кто помог выпустить эти книги в продажу; большое вам спасибо!

И особенно yaruok’у, админу сайта, на котором я изначально выкладывал эту историю: ты поддерживал меня с тех самых пор. Ты точно являешься связью между тем периодом и нынешним временем, где я уже опубликовал свою работу, так что прими мою бесконечную благодарность.

Всем тем, для кого мне не хватило здесь места, но кто поддерживал меня от всей души — спасибо вам.

В 3 томе я планирую подробно рассказать о фестивале урожая, который будет проходить в приграничном городе.

В этой истории Убийца Гоблинов будет убивать всех тех гоблинов, которые гоблин, гоблин(Red: Самый антиспойлерный спойлер, который я когда-либо видел.И да, тут всё нормально, специально автор порофлил).

Я буду стараться на пределе своих сил чтобы доставить вам всем удовольствие. Ещё увидимся!

Кумо Кагю

Послесловие команды

Переводчик — Red Crow

Господи Иисусе, оно готово, халлилуйя!

Привет, мои дорогие, с вами снова Red, великий и задолбавшийся.

Первое — я сразу хотел бы извиниться за столь жирную задержку. Из-за личных проблем я дико прогуливал пары в том семестре, а потому сессия для меня вышла сложной и дико затратной по времени. Я извиняюсь и надеюсь, что с 3 томом. Такой фигни не будет. Третий том выйдет очень скоро, а потому ждите пролог и иллюстрации уже на этой неделе.

 

Минутка просьб.

Ребят, работать всегда очень тяжело, особенно на ранобе, когда ты по 10 часов тщательно переводишь 8 страниц, а в глазах уже всё болит от букв, всегда хочется мотивации и энергетиков (их особенно).

А потому мы сердечно просим вас подкинуть деньжат.

Можете подкинуть их просто так, кинув любую сумму на эти кошельки:

Сбебранк (Мастер Кард): 5469 4100 1192 9233

Сбербанк (Виза): 4276 4100 1172 0604

Киви: +79673450621

Webmoney (рубли): R385290203813

Яндекс.Деньги: https://money.yandex.ru/to/410012661450820

PayPal: PayPal.Me/RedCrowInHell

 

Можете сделать профит себе, купив подписку на гобса за 350 рублей. Просто кидаете на те же кошельки, а главы будете получать на неделю раньше всех. Как это работает? Вы кидаете денежку, потом пишете нам в вк или в дискорде: https://discord.gg/Am8ZDE4, и там же будете получать ссылку на главу с паролем.

А если вы очень любите нашу команду и следите за большинством наших манга и ранобе проектов, то помочь вы нам можете с помощью патреона. Там уже есть всякие плюшки по определённым суммам (которые ещё будут фикситься и дополняться), а с 5 баксов вы автоматом подписываетесь на убийцу гоблинов. Сылка: https://www.patreon.com/AkaiYuhiMun

Ну а так же наша группа вк, где всё это тоже есть: vk.com/a_y_mu_team

И наш сайт: akaiyuhimun.ru

 

А ещё, дружище, если ты японист или японистка, то всегда рады предложить тебе работу над другими ранобе и мангой за денежку (по этой причине тоже донаты нужны всегда). Поняли да — НАМ НУЖНЫ ЯПОНИСТЫ, МЫ ГОТОВЫ ДАЖЕ ПЛАТИТЬ. Обращаться по этому вопросу всё так же в группу вк или в дискорд.

 

Ладно, с тщетными попытками получить за работу хоть что-нибудь закончили, поговорим о самом томе.

Мне было крайне приятно (и тяжело, куда ж без этого) пахать над этим томиком. История из разрозненных и особо сильно не связанных история превратилась в нечто общее. По сути дела, первый том был слайсухой, а второй уже стал действительно сюжетным произведением. И это было прекрасно.

Авторский стиль всё так же был местами кривоват (от чего у редактора пару раз воспламенился участок ниже спины), но я уже говорил, что автор новичок, и со временем всё это пройдёт.

И я опять должен сказать, как же сильно я люблю здешнюю обстановку роялей. То есть да, по сути у гобса всегда было 2-3 эффективных способа зачистить данж, но мы ведь все понимаем, что читать 6 томов (на японском вышло именно столько) об одном и том же невероятно скучно. И вот персонажи делают ему ограничения, заставляя показывать нам всё новые и новые способы. И всё это выглядит адекватно в рамках характеров самих персонажей, это не выползает из ниоткуда, и никто не говорит противоречащего своему же характеру фуфла — нет, персонажи действуют в рамках своих характеров, и даже во время рояльных моментов смотрятся живыми. Это круто и приятно.

Отсылочки, срань господня, как же их было много. У автора прям целый культ отсылочек, да такой сильный, что она даже сделал Бильбо, мать его, Беггинса учителем гобса! Вы ожидали такого? Я точно нет.

Отдельно порадовал момент, что из нашего гг не делают уберспасителя мира. Как бы да, они убили гоблинов и зеркало утопили, но всё-таки с боссом всего подземелья бились не они, да и не их это было дело. Как уже говорилось в самом начале первого тома ранобе — он не герой, он — Убийца Гоблинов. И этим всё сказано.

Чего ждать от будущего? Думаю, увеличения команды, более близкого знакомства с второстепенными персонажами и, естественно, раскрытия самих персонажей и их отношений.

Ах да, и ещё кое-что…Убийца Гоблинов — это гаремник. Да, я сам оказался в шоке, когда мне в голову пришла эта мысль. Посудите сами: тонна тян, вьющихся вокруг гг, деревянный гг, который вообще не понимает их чувств, нотка фансервиса и юмора вокруг отношений. Да, осмыслите это. Но даже если это труЪ гаремник, то, знаете, это самый, мать его, очешуительный гаремник на свете, и почитать такой ой как не зазорно.

 

Я опять повторю, что мы всегда будем рады хоть какой денежке, ибо кушать хочется, да и работать веселее с коньячком и кексиками, чем с хлебом, дошиками и водой.

Вот, пожалуй, и всё, что я хотел сказать. Спасибо вам всем за прочтение второго тома Убийцы Гоблинов, скоро третий, а это значит, что наше приключение только начинается. Бросай кубик и вперёд! Ждёт тебя впереди, приключений каскад. Ты готов? ТАК ДАВАЙ ЖЕ ЧИТААААААТЬ!!!..

Август / 2017 год


Том 1 | Главная | Том 3

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий