Убийца Гоблинов | Том 1

Скачать

Работа над томом

Перевод с английского: Red Crow

Редактура: Wisenheimer

Вычитка: TiKi 

Работа с иллюстрациями: TiKi

Начальные иллюстрации

Пролог

Давным-давно, в те дни, когда звёзд на небе было меньше нынешнего…

Боги света, порядка и судьбы состязались с богами тьмы, хаоса и случайности, дабы понять, кто же из них будет править миром. Но, исход борьбы решался не тяжёлой битвой, а простым броском кубика.

Или же, если быть точнее, сотней и тысячей бросков. Снова и снова, они бросали кости.

Были как победы, так и поражения, но окончание этой борьбы было все еще далеким.

Наконец, Боги устали сами бросать кубики. И создали вскоре они множество существ, которым было суждено стать их фишками в мире, что был полем их игры. Люди, эльфы, дворфы и людоящеры, гоблины, огры, тролли и демоны.

В своих приключениях, они иногда совершали великие победы, а иногда становились жертвами ужасных поражений. Они находили сокровища, обретали своё счастье и, в конце концов, умирали.

И появился в этом мире один особенный авантюрист.

Ему не суждено спасти мир.

Он ничего не изменит в этом мире.

В конце концов, он всего лишь очередная пешка, коих можно найти где угодно…

Глава 1. Судьба Нескольких Авантюристов

001Безжалостная битва была окончена, он раздавил своей ногой труп убитого гоблина.

Он был полностью покрыт тёмно-красными пятнами крови монстров от своего грязного стального шлема и кожаной брони, вплоть до кольчуги, состоящей из сцепленных вместе металлических колец, покрывавших всё его тело.

Небольшой изношенный щит был прикреплён к его левой руке, в другой руке он держал ярко горящий факел.

Вонзив свою пяту в труп чудища, он наклонился к нему своей свободной рукой и легким движением вытащил меч из черепа монстра. Меч выглядел дешёвым на вид, определить его длину было довольно тяжело, а теперь он целиком был покрыт мозгами гоблинов.

Лёжа на земле, с пронзившей её плечо стрелой, молодая худенькая девушка тряслась от страха. Её миловидное, стандартно красивое лицо, обрамлённое длинными волосами, цвета полупрозрачного золота, было покрыто смесью из пота и слёз.

Её тонкие руки и ноги — всё её великолепное тело было облачено в одеяние жрицы. (Red: В данном случае и дальше по сюжету все имена персонажей будут состоять из их классов, прозвищ и расовой принадлежности. В данном случае жрица подразумевает хилера, саппорта и, конечно же, приста.) Громогласный посох звенел в её руках из-за колец на нём, бьющихся друг об друга благодаря дрожи издаваемой её руками.

Что за человек стоял перед ней?

Его внешний вид и окружающая его аура были такими странными, что она даже представила, что он сам является гоблином или, возможно, чем-то гораздо хуже, чем-то, о чём она не имела ни малейшего представления.

­— К-кто вы?.. — спросила она, пытаясь сдержать свои страх и боль.

После небольшой паузы мужчина ответил:

— Убийца Гоблинов. (Red: Убийца Гоблинов — это прозвище главного героя, потому будет писаться с большой буквы. Да и у всех персонажей их титулы являются именами как в «Герой при заклятом враге».)

Убийца. Не драконов, не вампиров, но низших монстров этого мира — гоблинов.

Обычно, такое имя звучало до смешного просто. Но в данный момент оно не вызвало у Жрицы ни единого смешка.

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c

Ты ведь уже слышала об этом раньше.

В день, когда выросшим в Храме сиротам исполняется пятнадцать, они становятся взрослыми и сами должны выбрать свой путь: останутся ли они в храме и продолжат служить богине, или же покинут, и попытаются встретить свою судьбу в огромном мире?

Жрица выбрала последнее и отправилась в Гильдию Авантюристов, так как сама решила стать авантюристкой.

Гильдия Авантюристов была создана для поддержки храбрецов, в поисках заданий, поговаривают, что она была основана людьми, однажды встретивших друг друга в баре. В отличии от других рабочих ассоциаций, Гильдия Авантюристов, по большей части, была агентством по найму, чем профсоюзом. В непрерывной войне между монстрами и «теми, кто обладает речью», авантюристы в большинстве своем были наемниками. Никто бы не смог принять существование этих «вооружённых бандитов», если бы ими не управляло внимательное руководство.

Жрица остановилась возле дороги, которая проходила рядом с огромным отделением гильдии, расположившимся прямо в городских вратах, от вида которой у неё захватило дыхание. Когда она вошла в главный зал, была ошеломлена, увидев его до отказа заполненным шумными авантюристами, хотя на дворе стояло раннее утро.

Такие строения могут похвастаться огромными гостиницами и тавернами, обычно находящимися рядом, а так же бизнес-офисом, и всё это в одном здании. Строго говоря, весь этот шум являлся естественным результатом объединения этих трёх заведений под одной крышей.

Здесь, на каждого обычного человека облаченного в латы, приходился эльфийский маг в мантии и с посохом. Сидели здесь и вооружённые топорами дворфы-бородачи; также здесь были и представители обитающего на лугах народа — реи. (Red: Рея — жена Кроноса, мать Зевса, Посейдона, Аида и всех греческих богов первого поколения. Или же род птиц Нанду, похожих на страусов, но не являющихся их родственниками.) Жрица проталкивалась сквозь толпу, проходя мимо мужчин и женщин всевозможных рас и возрастов, вооружённых самыми разными видами оружия, направляясь к Регистратору. Очередь всё увеличивалась людьми, пришедшими сюда подать запрос на выполнение квеста или же сдать отчёт о выполненной работе.

Вооружённый копьём авантюрист болтал с другим, облачённым в тяжёлую броню.

— Ну и? Как прошла битва с мантикорой?

— Непыльно. Если хочешь кого-то покрупнее, советую тебе лучше пойти в руины или что-то вроде того.

— Справедливо, но на пропитание добывать таким способом явно не стоит.

— Эй, я слышал, что возле Столицы злой дух доставляет всем неприятности. Кто-нибудь хочет пойти туда за хорошую плату, а?

— Может, я смогу справиться с ним, если только это низкоуровневый демон…

Жрица, трижды пыталась подойти к ним, слушая их обычный разговор, и каждый раз она всё сильнее прижимала к себе свой шумный посох, пытаясь взять в руки свою решимость.

— …Скоро я тоже!..

У неё не было иллюзий о том, что жизнь авантюриста легка и приятна. Жрица своими глазами видела возвращавшихся из подземелий авантюристов, покрытых страшными ранами, приходивших в Храм, в мольбах о лечебном чуде. Лечение таких людей было заложено в основах веры Матери Земли.

Как же тогда, она могла увиливать от опасности, как могла не использовать всё то, чему её обучили, ради помощи людям? Она была сиротой, а Храм приютил её. И теперь настал её черед вернуть этот долг…

— Что привело вас сюда сегодня?

Пока Жрица была погружена в свои мысли, очередь неуклонно продолжала двигаться, и теперь она была первой в очереди.

Привлёкшая её внимание своим нежным выражением лица девушка — Регистраторша, также была молоденькой, но старше Жрицы. На ней было одето безупречно чистое и безукоризненное одеяние, а её каштановые волосы свисали, заплетены в косу. Беглый взгляд по залу подтвердил, что гильдейская стойка регистрации, без сомнения является очень требовательным местом к работе. Тот факт, что в поведении Регистраторши не имелось даже проблеска напряжения, был простым знаком в среде молодых девушек-профессионалов, показывающий, насколько хорошо она разбирается в своей работе.

Жрица почувствовала, как её нервозность слегка улеглась. Она сглотнула и заговорила.

— Ух, я…я хочу стать а…авантюристом.

— Вы…уверены? — спросила её Регистраторша, и в ту же секунду её милое выражение лица исчезло без следа, а сама она поколебалась на секунду и, похоже, лишилась дара речи. Жрица почувствовала, что глаза Регистратора осматривают её с головы до пят, и, ощутив странную неловкость, она кивнула.

Это ощущение исчезло, как только Регистраторша вновь натянула на себя улыбку и сказала:

— Ясно. Вы умеете читать и писать?

— Ам, да, немножко. Меня учили этому в Храме…

— Тогда, пожалуйста, заполните это. Если вам здесь будет что-то непонятно, спрашивайте.

Это была Таблица Авантюриста. Золотые письмена красовались на светло-коричневом листе пергамента.

Имя, пол, возраст, класс, цвет волос, цвет глаз, телосложение, навыки, заклинания, чудеса… Довольно поверхностная информация. Настолько поверхностная, что нечто в ней казалось неправильным.

— Ох, — прервала её Регистраторша. — вы можете оставить графы ‘Способности’ и ‘История Приключений’ пустыми. Гильдия сама заполнит их спустя некоторое время.

— Д-да, мадам. — Жрица кивнула, а затем дрожащей рукой она взяла перо, погрузила его в чернильницу и начала аккуратным почерком вырисовывать буквы.

Она передала заполненную таблицу Регистраторше, которая одобрительно осмотрела её, а затем взяла серебряное перо и высекла серию витиеватых письмен на белой фарфоровой плитке. Она передала плитку Жрице, которая обнаружила, что на ней находится та же информация что и в Таблице Авантюриста, только в более кратком изложении.

— Это будет вашим опознавательным символом. Мы называем их «Статусом». Хотя, — добавила она поддразнивающим тоном. — Там нет ничего, что мы могли бы узнать лишь взглянув на тебя.

Затем она спокойно сказала моргающей от удивления Жрице:

— С помощью неё вашу личность смогут опознать, если вдруг с тобой что-то случится, так что постарайся не потерять её.

«Если что-то случится?»

На секунду жрица была застигнута врасплох деловитым тоном Регистраторшы, но ей быстро удалось связать все факты. Единственный раз, когда им может понадобиться «опознать твою личность», будет тогда, когда тебя убьют настолько ужасающим образом, что никто не сможет распознать, кому принадлежало это тело.

— Да, мадам. — сказала Жрица, желая, чтобы её голос перестал дрожать.

— Hо неужели стать авантюристом настолько легко?..

— Стать им — да.

Выражение её лица невозможно было прочесть. Она переживала или, может, просто смирилась? Жрица не могла этого сказать.

— Тяжелее подняться в ранге. Ваш ранг основывается на убийствах, качестве выполнения заданий и личностном тесте.

— Личностный тест?

— Иногда вы можете превратиться в человека ‘Я-тут-самый-сильный-я-всё-могу-делать-сам’.

Затем, слегка вздохнув, она добавила:

— И здесь полно самых разных чудаков.

Когда она сказала это, её поведение всего на миг изменилось, а на лице появилась мягкая, тёплая, тоскливая улыбка.

«Ого, — подумала Жрица. — Я даже не думала, что она может вот так улыбаться».

Регистраторша заметила, что Жрица смотрит на неё, и торопливо прокашлялась.

— Список квестов развешен там.

Она указала на пробковую доску, занимавшую целую стену.

— Выбирайте любой, который подойдёт вашему уровню, разумеется.

Задания разобрали быстро, так как огромная толпа авантюристов всё утро подходила к доске. Но доска Гильдии не была бы такой большой, не будь в этом необходимости.

— Лично я, — сказала Регистраторша. — Посоветовала бы вам промочить ножки, очищая коллектор. Каламбур вышел случайно. (Red: Суть каламбура в том, что имелось в виду очистить от засевших там монстров, но можно интерпретировать и как очистить от грязи, которой там полно, ведь это, ну, канализация.)

— Очистить коллектор? Я думала, что авантюристы сражаются с монстрами?..

— Убивать гигантских крыс тоже честь. И ты окажешь полезную услугу. — и, слегка вздохнув, добавила: — Новички с маленьким боевым опытом могут также выдвинуться на квест по убийству гоблинов, полагаю.

И её лицо снова надело ту невыразительную маску.

— Ну, вот и вся регистрация. Удачной охоты!

— Ох, спа-спасибо.

Жрица благодарно поклонилась и пошла прочь от стойки. Она повязала фарфоровую плитку вокруг своей шеи и испустила вздох, который сдерживала так долго. Теперь она зарегистрированный авантюрист. Это было даже слишком просто.

«Но что же мне делать теперь?»

У Жрицы с собой имелся лишь посох (символ её принадлежности к церкви), сумка со сменной одеждой и пара монет.

Она услышала, что второй этаж Гильдии предназначен для низкоуровневых авантюристов. Быть может, для начала ей стоить снять себе комнату, а уже потом посмотреть, какие виды квестов ей доступны…

— Эй, с нами в приключение не хочешь?

— Вуаааа?

Неожиданное приглашение пришло от молодого человека с мечом у бедра и сияющим нагрудником. Как и у Жрицы, у него на шее висела новая фарфоровая плитка.

Плитки имеют десять различных вариаций, обозначающих ранг носителя, от высшего — платины, до только что отчеканенного фарфора — для новичков, стоящих в самом низу цепочки.

— Ты ведь жрица, да?

— Ам, да. Да… я жрица.

— Отлично! Как раз та, кто нужен нашей группе.

Прямо за молодым мечником она увидела двух других девушек. Одна была одета в форму мастера боевых искусств, её волосы были собраны в пучок, а взгляд её источал уверенность в себе, в то время, как другая держала в руках посох, а из под очков виднелся этот холодный взор.

Боец и колдунья, решила она.

Воин проследил за её взглядом и повторил:

— Моя группа. — кивая ей.

— У нас срочный квест, но мне бы хотелось взять ещё одного человека. Как насчёт тебя?

— Что вы имеете в виду под «срочный»?..

— Мы должны избавиться от кучки гоблинов!

 

Гоблины.

Гоблины селятся в пещерах, близ городов с незапамятных времён, или, по крайней мере, так говорят. Они всегда значились слабейшими из монстров, имея на своей стороне одно лишь численное преимущество.

Ростом они с ребёнка с соответствующими силой и умом. Единственное различие между ними и детьми — гоблины умеют видеть в темноте. И занимаются они обычными делами монстров: запугивают людей, терроризируют деревни, похищают дев.

Они слабы, это да, но лучше не тормошить спящего гоблина.

Поначалу жители деревень игнорировали гоблинов… но затем всё изменилось. Сперва вплоть до последнего зёрнышка исчезли все запасы урожая на зиму. Разозлённые жители починили заборы, а затем отправили патрули, вооружённые лишь факелами.

Гоблины с лёгкостью проскакивали сквозь них.

Они украли овец, вместе с дочерью пастуха, да ещё и деревенских женщин, вышедших посмотреть, что там за суета творится.

У деревенских быстро закончились варианты. Они собрали все свои скудные ресурсы и отправились в гильдию — Гильдию Авантюристов, в которой собирались авантюристы. Разумеется, после размещения квеста кто-то пришёл им на помощь.

«Ам, и…»

Жрица замерла, приставив палец к губам и потерявшись в своих же мыслях, пока Воин разъяснял суть дела.

Старая-добрая охота на гоблинов в качестве её первого приключения. Множество людей проходили через это. И ей даже не пришлось искать приключение — приключение само нашло её. Должно быть, это судьба.

Что ж, она всё равно никогда не думала, что она будет делать всё в одиночку. Соло-путь для клирика (Red: Клирик — духовное лицо, священник и всё такое, но для сохранения звучания игрового класса была использована транслитерация) был прямой дорогой к самоубийству. В конечном счете, ей всё равно понадобится группа. Она очень переживала о том, что ей придётся объединяться с незнакомцами, но ведь если кто-то сам пригласил её, он же не является «полностью» незнакомцем, разве нет? По правде говоря, ещё ни один парень никуда её не приглашал, но ведь там есть ещё две девушки.

«Так что, всё будет в порядке… да?»

— Тогда, ладно. Раз уж вы пригласили.

Она ответила своим фирменным кивком, а Воин издал радостный возглас.

— Правда?! Шикарно! А теперь, кто готов к приключению?!

— Что, всего вчетвером? — вмешалась Регистраторша. — Я уверена, если вы немного подождёте, то и другие авантюристы появятся…

Непохоже, чтобы Регистраторша почувствовала острую нужду вставить своё слово.

— Это всего лишь кучка гоблинов. Я уверен, там хватит и нас четверых.

Он повернулся к своим девушкам-компаньонам.

— Я прав? — он звучал так уверенно, а на лице его сияла бодрая улыбка. Затем он развернулся к Регистраторше.

— Похищенные девы ждут спасения. Нельзя терять ни секунды!

Увидев это, молодая сотрудница вновь надела ту невыразительную маску, и странное глубокое беспокойство захватило сердце Жрицы.

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c

Обескураживающе мерцал факел под промозглым гнилым ветром.

Существование полуденного солнца было стёрто из реальности тьмой, наводнившей пещеру. Уже в самом её начале, видеть было крайне тяжело, а здесь, на глубине, уже царила почти беспросветная чернота.

Тени выступающих неотёсанных камней под прыгающий свет пламени, скользил по стенам, словно монстры на фресках.

Три девушки и один парень были облачены в самые несносные куски брони, которые они только могли найти. В неоднородной формации они нервно пробирались сквозь толщу тьмы. Воин шёл впереди, держа в руке факел. Их Боец шла прямо за ним. Колдунья прикрывала тыл. И, зажатая между мастером боевых искусств и волшебницей, третьей по счёту шла молодая девушка в одеянии жрицы, тревожно прижимая к себе свой шумный посох всё ближе с каждым сделанным шагом.

Именно Колдунья предложила идти вперёд линией. За весь их путь они не встречали никаких развилок, так что атаки со спины они не боялись. И если впереди идущие искатели приключений будут успешно и быстро продвигаться, те, кто идут позади, будут в безопасности и смогут поддерживать их с задней линии. Ну, таков и был план.

— Э-это и правда хорошая идея? Вот так нестись прямо туда?

Ропот Жрицы едва ли можно было назвать уверенным. Если что, так она вовсе звучала более беспокойной чем в начале пещеры.

— Я хочу сказать, нам ведь ничего не известно об этих гоблинах.

— Боже, какая же ты трусишка. Полагаю, такого поведения и стоит ожидать от жрицы.

Голос Воина слишком дерзко пронзил пустоту пещеры, раздаваясь по ней эхом до полного своего исчезновения.

— Даже дети не боятся гоблинов. Блин, да я сам как-то раз помог прогнать одного из нашей деревни.

— Ой, да прекрати, — сказала Боец. — В убийстве парочки гоблинов нет ничего особенного. Ты сам себя унижаешь. И, — добавила она. — Ты ведь даже не «убивал» их.

— А я и не говорил что убивал, — надувшись ответил ей Воин.

Боец была раздражена, но с чего-то вдруг вздохнула с нежностью.

— Они наверняка покромсают этого неудачника на куски, но я выбью их за пределы пещеры. Так что не беспокойся.

— Неудачника? Бьёшь прямо в сердце!

Факел осветил удручённое лицо Воина, но уже в следующую секунду он восторженно вытащил из ножен свой меч.

— Эй, нас ведь четверо, если понадобится, мы и дракона сможем завалить!

— Боже, а не слишком ли мы энергичные, — пробормотала Колдунья, вызвав у Бойца смешок.

Эхо голосов всей группы смешалось с пустотой пещеры.

Жрица сохраняла тишину, так как боялась, что разговоры могут привлечь нечто из темноты.

— Но, я надеюсь однажды поохотиться на дракона,

сказала Колдунья.

— Правда?

Бессловесная улыбка Жрицы выглядела согласной с Колдуньей и кивающим Воином. Но вот лицо темноты было таким же неопределённым как и лицо Регистраторши.

«А мы и правда сможем?» — спросила она себя, но она не позволила себе озвучить эти мысли, даже если беспокойство уже штормом носилось по её душе.

— Нас четверо, мы сможем… — cказал он, но как он может полностью полагаться на людей, которых он едва узнал за эти дни? Жрица знала, что они не были плохими людьми, но всё же…

— А вы не думаете, что нам стоило подготовиться чуть получше?

настаивала она.

— У нас даже нет з… зелий.

— А ещё у нас нет денег. Или же времени идти в магазин, раз уж пошла такая тема, — ответил ей Воин с бравадой в голосе, совершенно не обращая внимания на дрожь в голосе Жрицы.

— Я переживаю об этих похищенных девах… и, к тому же, если кто-то из нас пострадает, ты ведь сможешь просто вылечить нас, разве нет?

— Это правда, у меня есть чудеса лечения и света… но…

— Тогда всё с нами будет хорошо!

Но никто не заметил, как Жрица незаметно сказала: — Но я могу использовать их лишь три раза… (Red: Тут мир построен по множеству законов старых RPG игр, в частности D&D, а там игроки обладали лишь ограниченным количеством заклинаний одного вида за день, за данж или же за бой.)

— Это хорошо, что ты так уверен в себе, и всё такое, — сказала Боец. — Но ты уверен, что мы не заблудились?

— Тут один длинный туннель. Как тут вообще можно потеряться?

— Ничего не знаю. Ты слишком увлёкся. Вот, ни на секунду с тебя глаз спускать нельзя!

— Кто бы говорил…

Боец и Воин, родившиеся и выросшие в одном городе, вновь устроили одну из своих дружеских перепалок, которые они устраивали с самого начала путешествия.

Жрица, следуя за ними, всё сильнее прижималась к своему посоху обеими руками и с придыханием повторяла имя Матери Земли.

«Прошу, дай нам выбраться целыми и невредимыми отсюда…»

Она молилась так тихо, что даже эху не удавалось подхватить её голос, и он просто погружался в гущу тьмы и растворялся в ней.

Быть может Мать Земля услышала её молитвы, или же, может, Жрица слишком сильно сконцентрировалась на этих словах.

— Давай, поторапливайся. Держи строй. — пожурила её колдунья.

— Ох, точно, простите…

ill001

Первой это обнаружила Жрица.

Она просто шла позади Колдуньи, которая обогнала её, пока та молилась, когда услышала это.

Стремительно нарастающий звук, будто булыжники катились по стенам пещеры.

Жрица встрепенулась.

— Опять? Что на этот раз? — раздражённо спросила Колдунья, снова обогнав Жрицу, которая дрожа застыла на месте.

Колдунья была лучшей выпускницей академии располагавшейся в Столице, в которой она изучала заклинания, и к жрицам у неё были не самые тёплые чувства. Маленькая пугливая девчушка в их группе произвела неизгладимое первое впечатление, и с момента входа в пещеру отношение Колдуньи к ней становилось только хуже.

— Т-только что я слышала, как что-то о-обвалилось…

— Где? Спереди?

— Н-нет, позади нас…

«Да чтоб тебя».

Это не было предупреждением об опасности; всего лишь проявление трусости. Этой жрице, характера не хватало распоряжаться своей жизнью так, как это следует делать авантюристу. Воин и Боец ушли далеко вперёд, пока она застряла тут. Погружённые в свою шуточную перепалку, они ни разу не взглянули назад.

Позади был лишь всё сильнее убывающий свет, а впереди глубокая, беспросветная тьма, Колдунья тяжело вздохнула.

— Слушай. Мы ведь от самого входа в пещеру шли по идеальной прямой, так ведь? Как что-то вообще может оказаться поза… — и её холодный, раздражённый тон…

— Гоблины!!!

…превратился в крик.

Жрица слышала далеко не звуки обвала, нет, это были звуки копания.

Отвратительные существа выпрыгнули из тоннеля и стадом побежали на Колдунью, которой не повезло оказаться последней в линии.

Каждая рука держала грубое орудие, каждое лицо пронзал омерзительный взгляд. Это были обитатели пещер, по росту не выше ребёнка.

Гоблины.

— Г-г-гггг…

Неожиданно потеряв дар речи, Колдунья подняла свой посох с гранатовым наконечником (Red: Имеется в виду камень гранат.), который она получила на выпускном.

Одним лишь чудом, её заплетающийся язык смог произнести формулу заклинания.

«Cагитта… инфламмарае… радиус!» Явись, стрела пламени!

Пока она выпускала из себя каждую частичку заклинания, вырезанного на подкорке её памяти, слова начали бить из неё ключом… слова, сила которых формировала эту реальность.

Светящаяся, подобная стреле Огненная Молния вылетела из граната размером с кулак и поразила гоблина прямо в его лицо. От этого шипящего звука и запаха опалённой плоти выворачивало желудок.

Минус один!

Эта победа принесла с собой волну радости, которая вызвала на её лице нелепую улыбку. Она наполнила Колдунью уверенностью, что сработавший единожды приём сработает и во второй раз.

«Cагитта… инфламмарае… радиааааааррргх»!!!

Но здесь была толпа гоблинов, а в группе было всего четыре члена. До того как она успела закончить заклинание, один из этих мелких врагов схватил её за руку. Она даже отреагировать не успела, а гоблин уже швырнул её об каменный пол.

— Аргх! Ух!..

Её очки слетели с лица и разбились о землю, оставив её зрение размытым. Гоблин тотчас вырвал посох у неё из рук.

— Э-эй! Верни его! Он не для таких как т-ты!

Магический проводник, такой как посох или кольцо, всегда был спасительной ниточкой любого волшебника, но даже более того, он был гордостью Колдуньи.

Будто бы отвечая на её полубезумный крик, гоблин на её глазах поднял посох и с «треском» сломал его.

Лицо колдуньи озарилось яростью, её маска отрешённости исчезла без следа.

— За что, ты!..

Она корчилась на земле, пытаясь бороться захватчиком своими слабыми руками, а её внушительная грудь прыгала от этих движений.

— Ххрррггхх?!

она издала неистовый вопль, когда меч пронзил её внутренности.

Разумеется, компаньоны Колдуньи в это время не стояли без дела, даже Жрица.

— Э-эй, вы все! Отстаньте от неё! Прекратите!.. — она махала посохом из стороны в сторону своими нежными ручками, пытаясь отогнать гоблинов.

Есть клирики, которые довольно хороши в боевых искусствах. Некоторые из них, спустя долгое время приключений, могут даже похвастаться недюжинной физической силой.

Жрица не была одной из них.

Да и всё равно, размахивая своим посохом, она никого не задела.

Каждый раз, когда её шумный посох ударялся о землю или стены, он издавал грохочущий звук.

И, к лучшему это было или же нет, гоблины отступили на шаг.

Может они приняли её за жрицу-воина или, быть может, просто побоялись, что одного из них по чистой случайности она всё же сможет ударить.

Наплевав на причину, Жрица воспользовалась этим преимуществом и оттащила Колдунью подальше от них.

— Будь сильной! — кричала Жрица, уже практически сотрясая Колдунью. — Держись!..

Но ответа не было. Жрица убрала свою руку, насквозь пропитавшуюся кровью.

Ржавый меч всё ещё был воткнут в живот Колдуньи, жестокая рана открывала вид на её изорванные внутренности.

Жрица почувствовала, как к её горлу подступил ком, а её дыхание вырвалось в виде напряжённого писка.

— Ах… агх…

Но Колдунья ещё была жива. Её тело дрожало и билось в конвульсиях, но всё же она была жива.

Время ещё было. Должно было быть. Жрица прикусила свою губу со всей силы.

— «О Мать Земля, полная милосердия, возложи свою почтенную руку на это дитя…»

Магические заклинания могут влиять на рациональные принципы этого мира, но Малое Лечение — это воистину божественное вмешательство.

Как только молитва была завершена, рука Жрицы начала светиться мягким светом, который подлетел к Колдунье. Как только свет начал растворяться, разорванный живот Колдуньи начал постепенно затягиваться.

Разумеется, гоблины не из тех, кто просто стоит на месте и даёт таким вещам спокойно происходить.

— Чтоб вас всех! Вы, грязные гоблины! Как вы посмели сделать это со всеми!!!

Воин наконец-то заметил, что происходит позади него, и пролетел сквозь пещеру, чтобы прикрыть своих компаньонов, отгораживая их от потенциальной угрозы.

Он выбросил факел, и теперь крепко схватился за свой меч обеими руками. Он сделал выпад, пронзив гоблинскую глотку.

— ГУЙЯ?!

— Кто следующий?

Он выдернул меч из своей первой жертвы, моментально развернувшись в другую сторону. Следующего гоблина он разрубил напополам от плеча до бедра.

Проходя сквозь гейзер гоблинской крови, Воин издал пронзительный вой, до отказа наполненный жаждой крови.

— Ну, что-то не так?! Идите и нападайте!

Воин был вторым сыном в семье фермера и с самого детства он мечтал стать рыцарем. Хоть он и собирался стать рыцарем, но он не знал, что его сила была достаточно неплохим зачатком для исполнения этой мечты. В сказках, которые рассказывали ему на ночь, рыцари уничтожали монстров, расстраивали злые козни и спасали мир. И тут, в пещере, убивая гоблинов, спасая беззащитных дев и защищая своих друзей, он наконец-то почувствовал себя рыцарем.

Эта мысль заставила его лицо расплыться в улыбке.

Сила текла по его рукам, кровь била в его ушах, всё в этом мире исчезло кроме врага стоящего перед ним.

— Стой! Ты не справишься со всеми ними в одиночку!

Всё таки он не был настоящим рыцарем.

Когда голос Бойца достиг его, Воин обнаружил, что один из изношенных гоблинских мечей торчит у него в бедре.

— Нгах! Какого, ты!..

Это был гоблин, грудь которого он пронзил. Затупившийся от обилия крови меч Воина не смог нанести смертельный удар.

Нарушив свою боевую стойку, Воин нанёс гоблину второй удар, и на этот раз он умер, не успев издать даже предсмертного бульканья.

Но уже в следующую секунду, другой гоблин запрыгнул ему на спину…

— Получай!

Он встретил его своим мечом, но тот ударился о стену с глухим звуком.

Это стало последним движением в его жизни.

Факел, который он бросил на землю, и тьма поглотила его, оставив его удивляться тому, насколько же громким было эхо от его крика.

Не происходив из знатной семьи и не имевши ни гроша за душой, Воин не мог позволить себе купить меч или щит, единственной его защитой был этот тонкий нагрудник. Он никак не мог защититься от ужасных гоблинских ударов.

— Нет… не может быть!

Боец не успела вовремя настичь врага. Смотря на молодого человека и думая о том, что её любимый умирает, она побледнела и замерла.

Всё что она теперь могла — сжать свои дрожащие руки в кулаки и занять боевую стойку.

— Вы двое, бегите.

— Н-но!..

Жрица едва воспротивилась, но она понимала, что это бесполезно. Несмотря на эффект Малого Лечения, Колдунья в её руках едва была в сознании, дыхание её становилось всё короче, превращаясь в небольшое удушье.

Орда гоблинов подползала всё ближе, фокусируясь на оставшейся жертве. Они всё ещё опасались Бойца, но уже скоро они будут на ней.

Жрица взглянула на Колдунью и Бойца, а затем с ужасом уставилась на гоблинов, которые всё ещё издевались над павшим Воином.

Увидев, что её компаньоны не могут сдвинуться с места, Боец цокнула языком. А затем она издала громкий, пронзительный крик, влетая в толпу монстров.

— Хиияяяяяя!

Её кулаки и ноги были быстры и проворны. До самой смерти отец обучал её, и теперь она показывала всю сущность этого искусства.

Она не может умереть здесь. Искусство её отца не проиграет столь жалким врагам.

«Пока я жива, я никогда не прощу их за его убийство!»

Её сердце и разум подкрепляли результаты тренировок, пока она забивала свои кулаки в гоблинское солнечное сплетение.

Она толкнула своего врага и, пока он изрыгал на землю содержимое своего желудка, вращаясь, ударила его своей острой как нож ладонью прямо в шею.

Критическое попадание.

Столь невероятный удар заставил голову гоблина согнуться под невероятным углом, пока тот падал.

В ту же секунду она встала туда, где только что было его тело, и использовала этот момент, нанося круговые пинки пространству перед ней. Её тщательно контролируемый удар ногой с разворота попал по ещё двум гоблинам, убивая их раньше, чем они касались земли…

— Чт?!..

Но третий гоблин с лёгкостью поймал её ногу, удерживая за лодыжку.

Лицо Бойца стало настолько белым, будто оттуда выжали все соки.

Гоблины ведь должны быть размером с ребёнка…разве нет?

— ХУУАААААРГГХ!

Существо, чьё гнилое дыхание обдало её, будто бы деформируя под себя, было гигантским.

Она не была маленькой девочкой, но даже ей пришлось поднять свою голову чтобы взглянуть врагу прямо в глаза. Боль в её ноге становилась всё сильнее и сильнее, пока не заставила вырваться воплю с её губ.

— Аах… а-аааргггх… от… пуст… ти меня-ааааа!!!

Нога Бойца всё ещё была зажата в его лапе, и гоблин преспокойно размахнулся и ударил её об стену. Лишь сдержанный отдалённый звук чего-то ломающегося издался во тьме.

Боец потеряла сознание, не успев расплакаться, так что она и не знала, что гоблин раскрутил её и швырнул в противоположную стену.

— Хрр, гаааах?!…

Её бросили на землю, и из неё вырвался звук, который вряд ли можно было назвать человеческим, а рвота её отдавала сильным кровяным оттенком. И затем остальные гоблины навалились на неё.

— Агх! Уургх! Яя… яяяяях! Угх!

Гоблины избивали Бойца своими дубинками, не обращая внимания на её вопли, пока её одежда не порвалась в клочья и не спала с неё, беспощадно измолотая в кашу.

Гоблины проявляли столько же милосердия к вторгнувшимся к ним авантюристам, сколько те собирались проявить к ним.

Сломавшись от такого тяжёлого испытания, Боец издала высокий, пронзительный крик, но в душе Жрица понимала, что та пыталась издать эти слова.

«Бегите! Скорее!»

— Мне… Мне жаль!..

Прикрывая уши, чтобы не слышать эхо от криков насилуемой гоблинами компаньонши, Жрица подняла Колдунью и начала спотыкаясь отступать.

«Бежать. Бежать. Бежать. Споткнуться, поймать равновесие и бежать ещё быстрее».

Пробегая сквозь тьму, она поскальзывалась на каждом камне, но не останавливалась ни на миг.

— Мне жаль!.. Мне… жаль! Пожалуйста про… простите меня!.. — прорывались эти слова сквозь её сбитое дыхание.

Света больше не было. Она знала, что их загоняли всё глубже и глубже в пещеру, но что она могла сделать?

— Аах… ах…

Пугающие её до ужаса приближающиеся шаги гоблинов, каждый раз всё громче отдавались эхом пещеры.

Останавливаться сейчас было бы глупо, а вернуться тем же путём, которым она пришла, было невозможно. И даже если бы она могла, она бы всё равно не увидела ничего кроме мрака.

Теперь она поняла, что означало то непонятное выражение лица Регистраторши.

Да, гоблины были слабыми. Их группа начинающих авантюристов — их Воин, их Колдунья и их Боец знали об этом. У гоблинов такие же размеры, сила и ум как у человеческих детей. Всё так, как они слышали.

Но что случится, когда дети возьмутся за оружие, начнут строить злые планы, будут стремиться убивать и станут передвигаться стаей по десять человек?

Они не учитывали такое.

Их группа была слаба, неопытна, незнакома с реальными битвами, у них не было ни денег, ни удачи, и самое главное, их превзошли невероятным численным преимуществом.

Это была типичная ошибка, о коих всегда можно было услышать.

— Ох!

Длинные рукава Жрицы наконец запутались в её ногах, и она непристойно шлёпнулась на землю.

Её руки и лицо покрывали множественные царапины, но что гораздо хуже — Колдунья выскользнула у неё из рук.

Жрица в спешке вновь схватила её — девушку, которую она не знала и пары дней.

— М-мне жаль! Ты в порядке?!

— Ух, ххрррг…

Вместо ответа изо рта Колдуньи вышла лишь вспузырившаяся кровавая пена.

Жрица так сильно сфокусировалась на побеге, что не заметила, как Колдунья начала неистово трястись. Такое чувство, что всё тело Колдуньи горело, а пот пропитал весь её толстый плащ.

— По-почему?..

Жрица задала этот вопрос самой себе. Неужели её молитвы не достигли ушей богини?

Погружённая в свои переживания Жрица использовала своё драгоценное время, чтобы снять с Колдуньи верхнюю одежду и проверить состояние раны.

Но чудо работало так как надо. Живот Колдуньи был весь покрыт кровью, но при этом цел. Рана исчезла.

— У-ух, что же… Что же мне делать в такой ситуации?..

В голове её была лишь пустота.

Она знала основы первой помощи. И она всё ещё могла воспользоваться своими чудесами.

Но другое лечащее чудо точно сможет ей помочь? Было что-то ещё, что она должна была попробовать? И раз такое дело, могла ли она вообще в таком ужасном состоянии достаточно сфокусироваться, чтобы вознести богине надлежащую молитву?

— Аах? Ааааахх!

Но утерянный момент было уже не вернуть. Жрица едва поняла, как вдруг её пронзила невероятная боль.

Она услышала свист… Кто-то бежит?.. А затем в её плече появилась сжигающая боль. Она взглянула на него и обнаружила там стрелу, глубоко вонзившуюся в её плоть. Проступила кровь, и на её одеянии расплылось огромное пятно.

На Жрице не было надето никакой защиты. Стрела варварски прошла сквозь одежду и впилась прямо в её прекрасное плечо. В Заповедях запрещалось чрезмерное наличие брони, да и в любом случае денег у неё не было. Каждое малейшее движение усиливало боль в сотню раз, а жар вызываемый ей создавал такое ощущение, будто её схватили горящими щипцами.

— Аааааггх!..

Она могла лишь покрепче сжать зубы, сдержать слёзы, и посмотреть на гоблинов.

Два вооружённых монстра появились. Их морды озарял плотоядный оскал, нити слюны свисали с уголков их ртов.

Для неё было бы лучше откусить себе язык и умереть. Но её богиня запрещала суицид, так что ей оставалось лишь принять ту же судьбу, что и её друзья.

Будут ли они отрезать от неё по куску? Или же изнасилуют? Или всё вместе?

— Оох…нет…

Она тряслась, а зубы её начали стучать от беспомощности.

Жрица придвинула Колдунью поближе, используя своё тело в качестве щита для своей компаньонши, но неожиданно она почувствовала что-то мокрое и тёплое на своих ногах. Похоже, гоблины учуяли этот запах, и на их лицах всплыло отвращение.

Жрица в отчаянии повторяла имя Матери Земли, пытаясь отвести взгляд от зрелища перед ней.

Надежды не было.

Но затем…

— Чт?..

В глубине этой тьмы возник свет.

Будто бы вечерняя звезда гордо осветила вторгшиеся сумерки.

Маленький, практически незаметный лучик света, и он всё приближался.

Свет сопровождался спокойными, решительными шагами кого-то, у кого не было ни единого сомнения о том, куда он держит путь.

Гоблины оглянулись в замешательстве. Неужели их друзья позволили какой-то жертве ускользнуть?

А затем, прямо за гоблинами она увидела его.

Он был не особо впечатляющим.

Он был одет в грязную кожаную броню и стальной замызганный шлем. К его левой руке был прикреплён щит, а в ней самой он держал факел. Правая его рука держала меч непонятной длины. Жрица не могла не подумать, что её прискорбно неподготовленная группа выглядела более подготовленной, чем он.

«Нет, — хотела крикнуть она, — Убегай!» — Но от ужаса она не могла вымолвить ни слова, а уж тем более крикнуть ему. Глубоко в сердце её кольнул тот факт, что её храбрость даже сравнить нельзя с храбростью Бойца.

Два гоблина развернулись к новоприбывшему, показывая отсутствие любой боязни поворачиваться спиной к Жрице. С ней они смогут разобраться и позже. Один из них вложил стрелу в лук, натянул тетиву и выстрелил.

Это была грубая стрела с каменным наконечником. И, если быть начистоту, стрелок из гоблина был так себе.

Но у гоблина в союзниках была сама тьма.

Никто не мог уклониться от стрелы, неожиданно вылетающей из беспросветной темноты…

— Хмпф.

Иронично фыркнув, мужчина разрубил снаряд прямо в воздухе одним взмахом своего меча.

Совершенно не понимая смысла происходящего, второй гоблин прыгнул на мужчину. В руках у существа был один из типичных для этих монстров ржавых кинжалов.

Его клинок нашёл на плече мужчины прореху в броне и глубоко туда вонзился.

Жрица вскрикнула, но вот другого звука не последовало. От удара гоблина послышался лишь тихий скрежет металла об металл.

Клинок был остановлен кольчугой, находящейся под кожаной бронёй этого мужчины.

Ошарашенный гоблин ещё сильнее надавил на клинок. Новоприбывший же лучше распорядился этим временем.

— ГАЙОУ?! — выкрикнул гоблин, когда щит мужчины с глухим звуком ударил его и впечатал в камень.

— Ты первый…

Сказал мужчина с холодом в голосе.

Смысл его слов стал ясен, когда он взял свой факел и хладнокровно воткнул его гоблину в лицо.

Невыносимый приглушённый визг. Запах горящей плоти наполнил пещеру.

Гоблин боролся почти обезумев от боли, но щит прижимал его так сильно, что тот не мог даже коснуться своего лица.

Наконец, он закончил трепыхаться, его конечности безжизненно упали на землю. Мужчина убедился, что это не изменится, после чего убрал свой щит.

Послышался тяжёлый «Бумпф», гоблин упал на землю, открывая своё сожжённое лицо.

Мужчина обыденно пнул монстра, перекатил его и затем вступил дальше в глубь пещеры.

— Следующий.

Это было странное представление. Теперь не только Жрица пребывала в полном ужасе.

Гоблин с луком неосознанно отступил на шаг, по понятным причинам выглядя готовым в любую секунду бросить своего компаньона и сбежать. «Храбрость», всё таки, является последним из слов, которое можно бы было связать с гоблинами.

Но теперь Жрица была позади него.

Она резко выдохнула. И в этот самый момент она наконец смогла пошевелиться. Может в её плече и была стрела, может перед ней и стоял гоблин, может ноги и не слушались её, а её компаньон без сознания висела на ней тяжким грузом, но она всё же могла двинуться.

Свободной рукой Жрица ударила своим шумным посохом гоблина.

Это был бессмысленный жест. На самом деле она даже не хотела делать этого, всё вышло на одних инстинктах.

Но этого было более чем достаточно чтобы задержать гоблина на мгновение.

И в это мгновение гоблин думал напряжённее, чем за всю свою жизнь. Но до того как он смог прийти к какому-нибудь решению, его наполовину готовый ответ был впечатан в стену мечом бронированного воина, бросившего того со всей силы.

Половина гоблинской головы так и осталась на стене. Другая половина вместе с остальным телом плюхнулась на землю.

— Это два.

Безжалостная битва была окончена, он раздавил своей ногой труп убитого гоблина.

Он был полностью покрыт тёмно-красными пятнами крови монстров от своего грязного стального шлема и кожаной брони вплоть до кольчуги, состоящей из сцепленных вместе металлических колец, покрывающих всё его тело.

Небольшой изношенный щит был прикреплён к его левой руке, в другой, он держал ярко горящий факел.

Вонзив свою пяту в труп чудища, он наклонился к нему своей свободной рукой и обыденным движением вытащил меч из черепа монстра. Меч выглядел дешёвым на вид, определить его длину было довольно тяжело, а теперь он целиком был покрыт гоблинскими мозгами.

Лёжа на земле с пронзившей её плечо стрелой, молодая худенькая девушка тряслась от страха. Её миловидное, стандартно красивое лицо, обрамлённое длинными волосами цвета полупрозрачного золота, было покрыто смесью из пота и слёз.

Её тонкие руки и ноги — всё её великолепное тело было облачено в одеяние жрицы. Её громогласный посох звенел в её руках из-за колец на нём, бьющихся друг об друга благодаря дрожи издаваемой её руками.

Что за человек стоял перед ней?

Его внешний вид и окружающая его аура была такой странной, что она даже представила, будто он сам является гоблином, или, возможно, чем-то гораздо хуже, чем то, о чём она не имела ни малейшего представления.

— К-кто вы?..

Спросила она, пытаясь сдержать свои страх и боль.

После небольшой паузы мужчина ответил:

— Убийца Гоблинов.

Убийца. Не драконов, не вампиров, но низших монстров этого мира — гоблинов.

Обычно, такое имя звучало бы до смешного по-простецки. Но в данный момент оно не вызвало у Жрицы ни единого смешка.

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c

Как должна была она смотреть на этого человека, Убийцу Гоблинов, если она только и могла безмолвно сидеть, забыв даже о боли в плече? Он подошёл так близко, что закрыл её своей тенью, пугая Жрицу и заставляя её дрожать.

Даже сейчас, когда он стоял так близко, а факел освещал его, забрало шлема скрывало его лицо, и она не могла увидеть его глаз. Будто под бронёй бурлила та же тьма, что и в пещере.

— Только зарегистрировалась? — тихо спросил Убийца Гоблинов, заметив ранговый ярлык висящий на её шее.

У него он тоже был. Он нежно раскачивался под светом факела, лежавшего на земле. Цвет тускло отражался в этом маленьком пузырьке света, без сомнения это было серебро.

Жрица испустила небольшой «Ох…» — она знала, что это означает. В десятиуровневой системе Гильдии это был третий по старшинству ранг.

Лишь несколько людей в истории достигали Платинового ранга, а обладатели Золотого ранга обычно работали на национальное правительство, но за ними следует Серебряный, присуждаемый самым опытным независимым авантюристам, гуляющим в свободном плаванье.

— Вы… Серебряного ранга.

Он был закалённым в боях ветераном, стоявшим гораздо выше Жрицы с её Фарфоровым рангом.

«Я уверена, если вы подождёте немного, здесь появятся и другие авантюристы…»

Неужели это и есть тот авантюрист, о котором говорила Регистраторша?

— Так ты можешь говорить.

— А?

— Тебе повезло.

Рука Убийцы Гоблинов двигалась так легко, что Жрица даже не успела отреагировать.

— Чт?.. Аах!

Когда он вытащил из неё стрелу, та прихватила с собой немного плоти, вызвав волну боли лишающую дыхания. Кровь потекла из раны, а на глазах у Жрицы навернулись слёзы.

В своей привычной манере Убийца Гоблинов протянул руку к сумке висящей у него не поясе и вытащил оттуда маленькую бутылочку.

— Выпей это.

Сквозь чистое стекло она увидела зелёную жидкость, излучавшую мягкое сияние.

То, чего Жрица и её группа так сильно хотели, но у них не было ни времени, ни денег на его покупку.

Она могла просто взять его, но вместо этого её глаза начали метаться с бутылочки на раненную Колдунью и обратно.

— С-сэр!

К её удивлению, когда она смогла заставить свой голос работать, слова просто полились из неё.

— Н-не могли бы мы отдать это ей? Моё чудо не смогло…

— Где она пострадала? Что произошло?

— Е-ей вонзили кинжал…в живот…

— Кинжал…

Убийца Гоблинов ощупал живот Колдуньи всё тем же уверенным образом. Когда он ткнул его пальцем, она закашляла кровью. Проводя свой спешный осмотр, он совсем не обращал внимания на Жрицу, которая в попытке защитить прижала Колдунью к себе. Затем он безучастно сказал:

— Сдайся.

Ошалев, Жрица побледнела и с трудом сглотнула. Она ещё сильнее обняла Колдунью.

— Смотри. — Убийца Гоблинов вытащил кинжал, который всё ещё торчал в кольчуге на его плече. Тёмная, грязная жидкость, которую она никак не могла опознать, была размазана по всему клинку.

— Яд.

— Я-яд?..

— Они делают его из смеси своих же слюны и экскрементов, добавляя туда травы, которые они только могут здесь найти.

«Тебе повезло».

Жрица снова сглотнула, начиная осознавать всю суть слов Убийцы Гоблинов.

К счастью, наконечник стрелы не был пропитан ядом, так что она была в безопасности. Ей повезло, что гоблин с кинжалом не напал на неё первым…

— Когда этот яд попадает в твой организм, сначала у тебя возникают проблемы с дыханием. Судорога охватывает твой язык, а затем и всё тело. Потом тебя начинает лихорадить, ты теряешь сознание, а затем умираешь.

Он вытер свой обтёсанный меч о гоблинскую набедренную повязку и повесил его себе за пояс, а затем из под его шлема раздался тихий шёпот: — Это крайне подлые создания.

— Е-если её отравили, то нам ведь всего лишь нужно лекарство, разве нет?..

— Если ты говоришь об антидоте, то у меня есть один, но яд был в ней слишком долго. Уже слишком поздно.

— Ох!..

И в тот момент закатившиеся было глаза Колдуньи на секунду сфокусировались. С булькающей от крови глоткой и дрожащими губами она издала звук без слов, без голоса:

— ..бей…я…

— Понял.

Не успев договорить это, Убийца Гоблинов перерезал Колдунье горло.

Колдунья вздрогнула, издала громкий стон, затем откашлялась ещё одной порцией кровавой пены и умерла.

Осматривая свой меч, Убийца Гоблинов щёлкнул языком, когда увидел, что тот весь затупился от жира.

— Не расстраивайся, — сказал он.

— Как вы можете так говорить?! — воскликнула Жрица.

— Может…может мы ещё могли…помочь ей… — она схватила тело Колдуньи, успевшее обмякнуть и стать безжизненно тяжёлым.

«Но…»

Она не смогла выдавить из себя остальные слова. Колдунью и правда было не спасти? И даже если так, являлось ли её убийство милосердием? Жрица не знала ответа.

Она лишь знала, что ей не было даровано лечебное чудо способное нейтрализовать яд. Антидот был, но он принадлежал человеку идущему перед ней. И не ей было решать, как его использовать. Жрица дрожа села не землю, не сумев выпить зелье или даже встать.

— Послушай, — грубо сказал Убийца Гоблинов. — Эти монстры далеко не гении, но они и не идиоты. По крайней мере им хватило ума сперва разобраться с вашим заклинателем.

Он сделал паузу, а затем подчеркнул одну вещь.

— Взгляни сюда.

На стене висели мёртвая крыса и воронье перо.

— Это гоблинские тотемы. Значит, у них есть шаман.

— Шаман?..

— Ты не знаешь о шаманах?

Жрица беспокойно затрясла головой.

— Это заклинатели. Гораздо сильнее твоей подруги.

Гоблины-заклинатели? Жрица никогда не слышала о чём-то подобном. Будь это так, может, её группа смогла бы выжить…

«Нет».

Она отказалась признавать это даже в глубине своей души. Даже если бы они знали, им бы всё равно не пришла в голову мысль, что этих шаманов стоит бояться. Гоблины были слабой жертвой — отличным способом обточить новичкам свои клыки.

Или в это они верили до сегодняшнего дня.

— Больших встречали?

Убийца Гоблинов снова изучал её лицо, пока она сидела на коленях на земле.

В этот раз, всего на секунду, но она смогла увидеть его глаза. Холодный, почти металлический свет сиял внутри этого грязного шлема.

Жрица затряслась, а потом и вовсе окоченела под взглядом, наблюдавшим за ней изнутри шлема. Она неожиданно вспомнила о том тёплом ощущении влажности на своих ногах.

На неё нападали гоблины, ей пришлось смотреть, как её друзья умирают за секунду, она видела уничтожение всей своей группы, и лишь ей удалось выжить.

Это казалось таким нереальным.

А вот пульсирующая боль в её плече и чувство унижения от того, что она описалась, с другой стороны, были невыносимы.

— Д-да, там был один… мне кажется… я просто бежала на пределе своих сил…

Она слабо потрясла своей головой, пытаясь прояснить мутные воспоминания.

— Это был хобгоблин. Скорее всего они наняли скитальца в качестве охраны.

— Хоб… вы имеете виду домового? (Red: Суть в том, что хобгоблин изначально являлся неким существом вроде домового в фольклоре, а потом Фентезисты и RPG превратили его в следующую ветвь эволюции гоблинов.)

— Дальний родственник.

Убийца Гоблинов проверил своё оружие и броню, а затем встал.

— Я пойду дальше в глубь туннеля. Мне надо разобраться с ними.

Жрица взглянула вверх прямо на него. Он уже не смотрел на неё, вглядываясь в тьму впереди него.

— Сама вернуться сможешь или предпочтёшь подождать?

Обессилевшими руками она схватилась за свой шумный посох, заставляя свои трясущиеся ноги поднимать её вверх, и слёзы наворачивались на её глаза.

— Я… пойду… с вами.

Это был лишь её выбор. Она не смогла бы вернуться в одиночку, а сидеть тут одной и подавно.

Убийца Гоблинов кивнул.

— Тогда выпей зелье.

Жрица проглотила горькое лекарство, жар в её плече начал спадать. Зелье состояло как минимум из 10 различных трав ничего особо впечатляющего не делало, но боль прекратить могло.

Жрица издала вздох облегчения. Она впервые пила зелье.

Убийца Гоблинов смотрел на неё всё это время.

— Ну ладно, — сказал он и отправился во мглу.

В его шагах не было ни капли сомнения; он ни разу не остановился чтобы взглянуть на неё. Чтобы поспеть за ним, ей приходилось бежать, боясь остаться позади.

Пока они шли, она на мгновение обернулась. Назад, на неподвижно лежащую, тихую Колдунью.

Жрице нечего было сказать. Кусая свою губу, она всё сильнее склоняла свою голову, обещая себе обязательно вернуться к своей подруге.

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c

Каким-то образом, за всё короткое путешествие по туннелю, они не встретили ни одного гоблина. Однако, они находили разбросанные повсюду куски мяса. Возможно когда-то они были людьми. Узнать это, способа не было. В пещере было достаточно крови, что ей можно было подавиться, а пахло в ней смесью густого душка и разбросанных внутренностей.

— Эмм, иииууууу…

Жрица узнала тело Воина и рефлекторно упала на колени, начав опустошать желудок. Ей казалось, что последний раз, когда она ела хлеб с вином, был несколько лет назад. При таком раскладе с того момента, когда Воин пригласил её в приключение, прошла целая вечность.

— Девять… — Убийца Гоблинов кивнул.

Он считал количество гоблинских трупов, невозмутимо осматривая этот вид перед его глазами.

— Судя по масштабам гнезда, здесь наверняка осталось не больше половины.

Он забрал меч и кинжал с тела Воина и повесил их себе за пояс. Он проверил и других жертв гоблинов, но по всей видимости не нашёл ничего удовлетворительного.

Вытирая свой рот, Жрица смерила его осуждающим взглядом, но он не остановился.

— Сколько вас здесь было?

— Что?

— Регистраторша лишь сказала, что кучка новичков ушла охотиться на гоблинов.

— Нас было четверо… ох! — неожиданно вскрикнула она, бешено вытирая свой рот обеими руками.

— Е-ещё один член нашей группы!..

Как она могла забыть?

Она не видела тело Бойца. Бойца, что пожертвовала собой, страдая в тот момент от ужасных вещей, её тела нигде не было.

— Девушка?

— Да…

Убийца Гоблинов придвинул факел поближе и начал тщательно обыскивать пол пещеры. Там были свежие следы, кровь и след такой, будто здесь что-то тащили по земле.

— Похоже, они уволокли её ещё глубже. Не могу сказать, жива она до сих пор или нет, — сказал он, касаясь пальцами нескольких прядей волос, на которых виднелись кусочки кожи.

Неподалёку Жрица воспрянула духом.

— Тогда мы должны спасти её…

Но Убийца Гоблинов не ответил ей. Он зажёг новый факел, после чего выбросил старый в боковой туннель.

— У гоблинов отличное ночное зрение. Всегда держи его зажжённым. Тьма наш враг… Слушай.

Она послушалась его, напрягая уши на любой звук.

Из непроглядной тьмы, расположившейся перед светом факела, раздались шаги, «шлёп-шлёп-шлёп».

Гоблин! Наверняка пришёл на разведку увидев свет факела.

Убийца Гоблинов снял с пояса один из кинжалов и швырнул его во тьму.

Послышался неприятный звук, будто бы он что-то проткнул. Тело гоблина прикатилось к тусклому свету факела. Едва увидев его, Убийца Гоблинов прыгнул вперёд и вонзил свой клинок прямо в сердце этой твари. Гоблин умер, не издав ни единого звука, ведь кинжал сразу же прошёлся по его горлу. Всё это произошло настолько быстро, что уследить за этим было попросту невозможно.

— Десять.

Пока Убийца Гоблинов добавлял ещё единицу в свой счёт, Жрица вглядывалась в туннель, а затем застенчиво спросила:

— Вы тоже можете видеть в темноте?

— С трудом.

Убийца Гоблинов не обеспокоил себя попыткой извлечь затупившийся от жира кинжал из тела. Вместо этого он взял меч, который раньше принадлежал Воину, щёлкнул языком увидев, что меч был слишком уж длинным для таких узких туннелей.

Затем, он забрал копьё у только что убитого им гоблина. Оно было грубо высечено из кости животного, да и копьё гоблина было лишь слегка длиннее ножа обычного взрослого человека.

— Всего лишь тренировка. Я уже знаю, где находятся их шеи.

— Тренировка? И сколько же надо тренироваться?..

— Много.

— Много?

— А ты любишь задавать вопросы, не так ли?

Жрица не сказал ни слова. От стыда она схватилась за голову.

— Чем ты умеешь пользоваться?

— Простите?

Наспех она снова подняла свою голову, не понимая, что он имел в виду.

Убийца Гоблинов ни на секунду не спускал глаз с туннеля, даже когда говорил.

— Какие чудеса?

— У меня есть «Малое Лечение» и «Святой Свет», сэр. (Red: Такая вариация перевода термина Holy Light была выбрана из-за того, что это основной вариант перевода данного заклинания в рпг. Взять хотя бы ВоВ)

— Сколько раз можешь воспользоваться?

— Всего три. О… осталось уже два.

В этом не было ничего экстраординарного, но Жрица была одним из самых искусных новичков. Суметь помолиться богине, правильно составить просьбу и получить в награду чудо уже было достижением для многих. И уж тем более не каждый мог вынести неоднократное объединение своей души с богиней. Это требовало опыта.

— Это значительно больше, чем я ожидал, — сказал он.

Это была похвала, как ей показалось, но она всё равно не смогла прочувствовать её. Его тон был наполнен лишь чувством долга и холодом, едва раскрывая какие-либо эмоции.

— Тогда «Святой Свет». «Малое Лечение» нам здесь ничем не поможет. Не трать свои чудеса на него.

— Д-да, сэр…

— Сейчас мы убили разведчика. Мы идём по правильному туннелю.

Наконечником копья он указал в глубь той дыры, из которой пришёл гоблин.

— Но их разведчик не вернётся. Как и те, что убили твою группу. Я прикончил их.

Жрица хранила молчание.

— Что бы ты сделала?

— Что?

— Будь ты гоблином. Что бы ты сделала?

Неожиданный вопрос, Жрица приставила свой худенький палец к подбородку, напряжённо думая. Что бы сделала она, будь она гоблином?

Её рука, которая работала лишь на несении службы в Храме, казалась слишком белой для авантюриста.

— …Устроила бы засаду?

— Именно, — сказал Убийца Гоблинов своим спокойным голосом.

— И мы собираемся пойти прямо к ней. Приготовься.

Жрица побледнела, но всё же кивнула.

Убийца Гоблинов достал катушку с верёвкой, несколько деревянных кольев и установил их возле своих ног.

— У меня есть мантра для тебя, — сказал он не отрывая глаз от своей работы.

— Запомни её. Слова, «вход в туннель». Если забудешь их, умрёшь.

— Д-да, сэр!

Жрица сжала свой шумных посох обеими руками.

«Вход в туннель, вход в туннель», — в отчаянии повторяла она про себя.

Единственным, на кого она могла положиться, был этот мужчина, зовущий себя Убийцей Гоблинов. Брось он её, и тогда ей, Бойцу и похищенным деревенским девушкам пришёл бы конец.

Мгновение спустя Убийца Гоблинов закончил свои приготовления.

— Пошли.

Жрица последовала за ним так быстро как только могла, проходя мимо верёвки прямо в туннель.

Туннель был на удивление крепким и совсем не выглядел как что-то построенное лишь для неожиданных атак. С каждым шагом, грязь опадала с корней деревьев проросших сквозь потолок, но непохоже, что они представляли опасность обвала. Постепенный спуск вниз, заставлял Жрицу чувствовать неудобство. Люди не принадлежали этому месту.

Она должна была заметить это с самого начала, и теперь она наконец-то это осознала: «Гоблины провели всю свою жизнь под землёй». Если начистоту, то они весьма сильно отличались от гномов, но всё таки, почему она и все остальные так сильно недооценивали гоблинов, лишь из-за их слабо развитой физической силы?

«Что ж, уже поздно сожалеть…»

Жрица осторожно шагала за слабым светом факела. Она взглянула на Убийцу Гоблинов. В его движениях не было места нерешительности или страху. Он знал, что ждёт их впереди?

— Мы почти на месте. — Он так неожиданно остановился, что Жрица чуть не врезалась в него. Она выпрямилась быстрее, чем он успел обернуться со своими механическими движениями.

— Давай, «Святой Свет».

— Д-да, сэр.. .я готова… когда скажете.

Она сделала глубокий вдох и выдохнула. Затем, она твёрдо взяла свой посох и заняла стойку. Убийца Гоблинов так же отрегулировал положение факела и копья.

— Вперёд.

«О Мать Земля, полная милосердия, даруй свой священный свет нам, потерянным во тьме…»

Убийца Гоблинов прыгнул, как только Жрица подняла свой посох навстречу мраку. Его макушка начала светиться, и освещение стало таким же ясным как под лучами солнца. Чудо Матери Земли.

Со светом за спиной, Убийца Гоблинов стремглав помчался в зал монстров.

Скорее всего они просто заняли самую большую пещеру во всём этом пещерном комплексе. Гоблины ждали неожиданного гостя в плохо сделанной комнате.

— ГАУИ?

— ГОРР?

Там было шесть гоблинов, а так же один большой и один сидел в кресле, а на голове его красовался череп. От неожиданно возникшего чистого света, гоблины начали щуриться, и завыли от замешательства.

Там же, лёжа, без движений, находилось несколько молодых девушек.

Было ясно, какие тёмные дела происходили в этой комнате.

— Шесть гоблинов, один хоб (Red: Сокращение от хобгоблин) и один шаман, всего восемь.

Убийца Гоблинов подсчитал количество своих противников без единого намёка на дрожь в голосе.

Ну, разумеется, не все гоблины выли закрыв глаза.

— ОГАГО, ГАРОА…

Шаман сидел на троне, размахивая своим посохом, и зачитывал неразборчивое заклинание.

— ГУАИ?

Его прервало копьё Убийцы Гоблинов, пронзившее его прямо в корпус. Он издал посмертный хрип и упал назад со своего трона.

Эта трагедия парализовала гоблинов, и Убийца Гоблинов не упустил этот момент. Меч Воина зазвенел, как только Убийца Гоблинов высвободил его из ножен.

— Отлично, давай убираться отсюда.

— Что?! Д-да, сэр!

Даже не успев договорить, Убийца Гоблинов уже развернулся и понёсся оттуда. Шокированная его скоростью и полным непониманием происходящего, Жрица последовала за ним. Как только свет отступил, к гоблинам вернулось сознание, и вскоре они пустились в погоню.

Всего за долю секунды, Убийца Гоблинов обогнал Жрицу, пока та бежала вверх по склону. Он привык отыгрывать роль как в авангарде, так и в арьергарде, или же это было результатом его настоящих тренировок и опыта? Как бы там ни было, она была поражена тем фактом, что он был столь проворен, хотя на нём была одета броня и кольчуга, а его обзор был ограничен шлемом.

И в тот момент, когда она увидела, как он с лёгкостью прыгнул в отверстие туннеля, слова его мантры хлынули ей в голову.

— О нет!..

Она чуть не налетела на растяжку на земле. Убийца Гоблинов уже прижимался к стене, и она поспешила сделать то же самое на противоположной стороне.

— ГУИИИ!!!

— ГЬЯЯ!!!

Они могли услышать разъярённые голоса и тяжёлую поступь гоблинов, несущихся вверх по склону. Жрица незаметно обернулась и увидела громадную фигуру, несущуюся во главе этой стаи, хобгоблина.

— Сейчас! Воспользуйся им снова! — бросил ей Убийца Гоблинов.

Жрица кивнула и выставила свой посох, украшенный символами её духовного сана, по направлению к туннелю. Она произнесла слова молитвы без единой запинки.

«О Мать Земля, полная милосердия, даруй свой священный свет нам, потерянным во тьме…»

Свет Матери Земли был им приятен, но уж точно не гоблинам, чьи глаза выжгло от такой яркости.

— ГААУ?!

Ослеплённый хобгоблин споткнулся о растяжку и неуклюже грохнулся на землю.

— Одиннадцать. — Убийца Гоблинов нагнулся к нему, и беспощадно вонзил свой меч в мозг существа. Он забулькал один раз, второй, затем забился в конвульсиях и умер.

— С-сюда идут остальные! — окликнула его Жрица.

У неё кончились чудеса, а неоднократное использование воздействующего на душу ритуала оставило её совсем без сил, а от приложенных усилий кровь отлила от её головы.

— Я знаю. — Убийца Гоблинов достал бутылочку из своей сумки и бросил её в тело хобгоблина. Она разбилась, высвобождая жирную чёрную субстанцию. Надоедливый запах заставил Жрицу решить, что это какое-то неизвестное зелье.

— Увидимся в аду.

Убийца Гоблинов пнул промокшее тело прямо в туннель. Несущиеся гоблины были застигнуты врасплох несущейся на них мясной кучей и сразу же ударили её своими мечами.

Это была инстинктивная реакция. Когда они осознали, что сейчас проткнули своего же охранника, они запаниковали. Гоблины изо всех сил пытались извлечь оружие, глубоко застрявшее в плоти хобгоблина и уже пропитавшееся чёрной субстанцией…

— Двенадцать, тринадцать.

Для них было уже слишком поздно.

Без единой капли сожаления, Убийца Гоблинов швырнул факел прямо к ним в туннель. Послышался «вхууушщ», и труп хобгоблина объяло пламенем, прихватив заодно двоих преследователей.

— ГЬЮИЯЯЯАААА!!! — визжащие гоблины катились вниз по склону, сгорая заживо с каждой секундой.

Жрица начала давиться от запаха горящей плоти, подплывшего прямо к ней.

— Чт-что это было?

— Некоторые зовут его Маслом Медеи. (Red: Медея — возлюбленная Ясона и внучка Гелиоса.) Другие, нефтью. Это бензин. — он беспечно сказал что добыл его у алхимика, добавив,

— Ужасно дорогой для такого простого эффекта.

— Н-но внутри… там же похищенные девушки…

— Огонь не распространится далеко от топлива из двух тел. Если те девушки всё ещё живы, он их не убьёт. — он пробормотал. — И мы ещё не разобрались с гоблинами, — заставив Жрицу снова прикусить свою губу.

— Т-тогда вы собираетесь обратно туда?

— Нет. Когда им станет нечем дышать, они выползут сами.

Меч Убийцы Гоблинов был утерян, застряв в трупе горящего хобгоблина в самом низу туннеля. Хотя, ему всё равно было бы не с руки драться покрытым мозгами мечом.

Он поднял обронённый хобгоблином каменный топор. Это был всего лишь привязанный к палке камень, грубо во всех смыслах этого слова. Но и использовать его при этом просто.

Убийца Гоблинов быстро помахал топором по воздуху, проверяя его, и обнаружил что с лёгкостью может управлять им одной рукой.

Удовлетворённый, он залез в свой рюкзак и выудил оттуда ещё один факел.

— Вот, — сказала Жрица, предлагая ему кремень, но Убийца Гоблинов сурово посмотрел на неё.

— Эти звери никогда не подумают, что кто-нибудь устроит засаду на «них», — сказал он.

Она держала тишину.

— Не переживай. — он аккуратно и точно махал топором, нанося каждый удар прямо по кремню.

— Скоро всё это кончится.

И он был прав.

Он разбирался с каждым гоблином, как только они выскакивали из пламени и дыма. Первый споткнулся о растяжку, а потом вдруг почувствовал, что его голова оказалась разрубленной пополам. Второй перепрыгнул через растяжку, но был похоронен поджидающим его топором. С третьим было то же самое. Из скулы четвёртого топор было невозможно вытащить, так что взамен Убийца Гоблинов взял его дубинку.

— Это семнадцать. Теперь пошли.

— Д-да, сэр! — Жрица ускорилась чтобы не отставать от Убийцы Гоблинов, который погрузился в густые клубы дыма.

В зале открывалась ужасная картина. Хобгоблин был сожжён до неузнаваемости, его компаньоны были в чуть лучшем состоянии. Шаман всё ещё лежал пронзённый копьём. А девушки лежали в отбросах на полу.

Как Убийца Гоблинов и задумывал, дым проходил выше них.

Но выживание не всегда являлось благословением — это, Жрица осознала, когда она нашла среди них тело Бойца.

— Уггх… иииуухххххргх…

В животе Жрицы ничего не было. И выйти смогли лишь желчь, горькая, сжигающая её горло, и она снова почувствовала, как на её глазах навернулись слёзы.

— Что ж, тогда.

Пока Жрицу тошнило, Убийца Гоблинов растаптывал все бегущие по ручейкам бензина языки пламени.

Он подошёл к пронзённому шаману. Гоблин выглядел удивлённым от своей собственной смерти. Он лежал абсолютно неподвижно. В его стеклянных глазах отражалось изображение подошедшего к нему Убийцы Гоблинов.

— Так я и думал, — сказал Убийца Гоблинов, тотчас подняв свою дубинку.

— ГУИ?! — Шаман вспрыгнул от страха, и дубинка сразу же полетела на него, а затем он уже окончательно был мёртв.

Стряхивая с дубинки забрызгавшие её мозги, Убийца Гоблинов пробормотал: — Восемнадцать. Высокоуровневые довольно крепкие.

Убийца Гоблинов начал яростно пинать трон, теперь свободный во всех смыслах этого слова. Жрица снова напряглась, стоило лишь ей увидеть, что он был сделан из человеческих костей.

— Типичный гоблинский трюк. Смотри.

— Чт… что? — Жрица вытерла себе глаза и рот и подняла свою голову.

За троном висела одна из тех гнилых деревянных досок, которые служили гоблинам вместо дверей.

Скрытый склад, или что это вообще было? Жрица схватила свой посох, услышав изнутри гремящий звук.

— Тебе повезло.

Как только Убийца Гоблинов убрал доску в сторону, изнутри раздалось несколько пронзительных визгов. Вместе с накопленной добычей от грабежей на коленях сидели четыре испуганных до дикого ужаса детёныша гоблина.

— Эти существа быстро размножаются. Приди твоя группа чуть позже, их было бы уже пятьдесят, и они напали бы все вместе.

Подумав о том, что могло бы произойти с ней и остальными, Жрица содрогнулась. Она представила, как дюжины гоблинов берут её, заставляя производить гоблинов-полукровок…

Глядя на их съёжившиеся позы, Убийца Гоблинов поправил свою хватку на дубинке.

— Вы… детей тоже убьёте? — спросила она, хотя ответ уже был ей известен.

Она удивилась, услышав столь ровный тон своего голоса. Неужели её сердце и её эмоции были поражены суровым натиском реальности? Она хотела, что бы это было правдой. Хотя бы в этот раз.

— Конечно убью, — сказал он холодно кивая.

Наверняка он видел это множество и множество раз.

Она знала, что он не без причины звал себя «Убийцей Гоблинов».

— Мы уничтожили их гнездо. Они никогда не забудут этого, не говоря уж о прощении. А выжившие обучатся, станут умнее.

Говоря всё это, он обыденно поднял дубинку, всё ещё покрытую мозгами шамана.

— Нет причин оставлять их в живых.

— Даже если тут есть… хороший гоблин?

— Хороший гоблин? — он выдохнул так, что было ясно, что он и правда озадачился этой идеей.

— Может быть… Если бы мы поискали, но…

Долгое время он держал молчание. А затем произнёс.

— Хорошими гоблинами могут быть лишь те, что никогда не выползают из своих нор.

Он шагнул вперёд.

— Это будет двадцать два.

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c

Это крайне типичная история, которую можно было услышать во все времена.

На деревню нападают гоблины. Некоторых девушек похищают.

Некоторые авантюристы-новички решают выбрать избавление от этих гоблинов в качестве своего первого квеста.

Но гоблинов оказывается слишком много, и вся их группа погибает.

Или, быть может, один из них выживает и спасает девушек.

В этом плену девушек заставляют служить гоблинам в качестве игрушек.

В отчаянии они ищут прибежища в Храме.

А выживший одиночка отстраняется от этого мира и больше никогда не покидает своего дома.

В этом мире такие вещи являются каждодневными случаями, которые встречаются не реже восхода.

Или же нет? Жрица не была уверена. Неужели такие разбивающие жизнь вдребезги события происходят постоянно?

А если всё так, могла ли она, увидев всё это из первого ряда, продолжать верить в Мать Землю?

И всё же, остались две вещи, в которых она была уверена на все сто.

Что она продолжит свою жизнь в качестве авантюриста.

И что Убийца Гоблинов уничтожил всех до единого гоблинов в том гнезде.

Но и это тоже не более чем обычная распространённая история.

Интерлюдия. Боги

i_001

Где-то не здесь. В месте безмерно далёком, но на удивление близком.

Грохот, грохот, некое божество кидает кости. (Red: Кости в значении игральные кубики)

Она выглядит как миленькая маленькая девочка, а имя ей — Иллюзия.

Она кидает снова и снова. Сегодня у неё хороший день, и улыбка не сходит с её губ.

Но костям всё равно на волю богов.

С милым маленьким вздохом Иллюзия прячет своё лицо.

Ох! Какой ужасный бросок. Она даже не может посмотреть на это.

Но какой бы милой или прекрасной она не была, даже Иллюзия не может изменить числа на кубиках.

Тут никакая стратегия и никакое снаряжение не помогут.

Зовите это шансом или же судьбой, но такие вещи случаются.

Иллюзия разочарованно падает на стул, а другой бог смеётся и тычет в неё пальцем.

Его имя Правдивость. (Red: Вообще его зовут Правда, но для точности гендерной формулировки (иж какие слова умные знаю) имя было изменено).

— Я же тебе говорил, — произносит он, наполненный весельем настолько, что хлопает в ладоши.

Правдивость он такой, ни капли сдержанности. Жестоко.

Он говорит ей, что с её стороны было глупо ставить на такой рискованный квест.

Иллюзия ворчит про себя, но она ничего не может с этим поделать.

Выбирая ведомых судьбой авантюристов, она не сдерживается.

Как она может жаловаться, что её авантюристы погибли?

Так всё и работает.

Услышав это, многие могут возразить, что боги похоже используют людей в качестве своих игрушек.

Ну, а какой путь не подвержен влиянию шанса или судьбы?

Хотя, когда все твои авантюристы мертвы, уже ничего нельзя поделать.

К несчастью, но это приключение окончено.

Готовь новых авантюристов и попробуй снова.

В этот раз всё будет в порядке. Уж новые-то точно…

В этот момент два божества заметили, как на доске появился новый авантюрист.

Правдивость ворчит от отвращения.

Иллюзия нежно трепещет.

«Он» пришёл.

 

Глава 2. День из жизни Пастушки

002

Ей снился уже привычный сон.

Ей снился летний денёк тех времён, когда она ещё была ребёнком. Возможно, лет восьми. Она сама пришла на ферму к своему дяде, чтобы помочь с рождением телёнка. В столь нежном возрасте она ещё не осознавала, что это было лишь предлогом, дать ей поиграть.

Она собиралась помогать на родах. Это была важная работа.

И, что гораздо лучше, она собиралась отправиться из деревни в город самостоятельно!

Разумеется, она похвасталась насчёт этого перед ним. Она помнила, как его лицо угрюмо надулось. Он был на два года старше нее, но не имел ни малейшего понятия о жизни за пределами деревни. Он с трудом мог представить себе город, не говоря уж о Столице.

По правде говоря, в этом отношении, она была такой же, но всё же…

Она уже не могла вспомнить, как это началось.

Он разозлился, они подрались, и под конец у них обоих ручьём текли слёзы. Вспоминая об этом, она думала что скорее всего, зашла слишком далеко, веря, что ей можно говорить всё что угодно, ведь он всё-таки был парнем.

Сказав слишком много, она обидела его, и он не на шутку разозлился. Она и подумать не могла, что так выйдет. Все-таки она была ребёнком.

В итоге, его старшая сестра пришла за ним и отвела его домой, держа за руку.

Честно говоря, она хотела позвать его, пойти с ней.

Сев в экипаж, едущий до города, она оглянулась на свою деревню сквозь занавес на окне.

Её мама с папой пришли проводить её. «Его» нигде не было видно, так что она помахала своим родителям на прощание.

Отправившись в путь в грохочущем экипаже, она почувствовала колющее сожаление. Ей не выдалось шанса извиниться.

Когда она вернётся, она обязательно помирится с ним…

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c

День пастушки начался рано.

Всё потому, что «он» встал рано, раньше даже самых первых петухов.

После пробуждения, первым делом он обошел ферму. Он никогда не забывал этого сделать.

Когда однажды она спросила его об этом, он сказал ей, что ищет следы.

— Гоблины передвигаются по ночам, — сказал он. — С первыми лучами солнца они возвращаются в свои гнёзда, но перед атакой всегда проводят разведку.

Как и было сказано, он проверял местность на наличие следов, дабы убедиться, что он не пропустил ни единого признака появления гоблинов.

Закончив свой первый обход, он сразу же зашёл на второй круг. На этот раз он искал на заборе любые повреждения. И если находил таковые, он самолично брал несколько досок, кольев и чинил его.

Пастушка проснулась от звуков его шагов, звучащих под её окном. А петух наконец завёл свою утреннюю песнь.

Услышав эту привычную хладнокровную поступь, она подняла своё голое тело с соломенной кровати, хорошенько потянулась и зевнула. Затем она накинула нижнее бельё на свои роскошные формы, после чего открыла окно.

Прохладный бодрящий утренний ветер обдул её.

— Доброе утро! Всё такая же ранняя пташка, я погляжу! — Пастушка облокотилась своей роскошной грудью на оконную раму и высунулась из окна, крича ему в спину, пока он осматривал забор.

— Ага, — сказал он попутно оборачиваясь.

Он был одет в грязную броню с кожаными вставками и стальной шлем; щит был прикреплён к его левой руке, а меч висел на талии.

Он выглядел так же как и всегда. Щурясь от лучей солнца, Пастушка сказала:

— Хорошая сегодня погодка. Мистер Солнце сегодня светит ярко!

— И правда.

— Дядя уже встал?

— Не знаю.

— Хмм. Ну, думаю, скоро он уже проснётся.

— Думаешь?

— Ты, должно быть, голоден. Давай позавтракаем. Я приготовлю буквально за один миг.

— Хорошо.

Он медленно кивнул.

«Он остался всё таким же немногословным», — с улыбкой подумала Пастушка.

В детстве он не был таким. По крайней мере, не должен был.

Их разговор был одним и тем же каждое утро, менялись лишь детали погоды.

Но он был авантюристом, а это являлось крайне рискованным занятием. И если она могла поговорить с ним утром, это означало, что он выжил на день больше, так что она не была против этого, сколько бы слов не было произнесено.

Продолжая улыбаться, Пастушка втиснулась в свою рабочую одежду и лёгкой походкой направилась на кухню.

Они должны были готовить по очереди, но лишь Пастушка здесь готовила по-настоящему. За все эти прожитые вместе годы он едва научился готовить.

«Два, может три раза? Точно, когда я в тот раз простудилась…»

Она не сказала ему, что приготовленный им суп был жидким и водянистым, боясь, что он может расстроиться.

Иногда она думала, что раз уж он всё равно встаёт так рано, он мог бы хоть изредка готовить завтрак. Но жизнь авантюристов довольно непредсказуема. Она ничего не могла с этим поделать, так что особо не ворчала по этому поводу.

— Утречка, Дядя! Завтрак скоро будет готов, понял?

— Ага, утра. Сегодня он пахнет весьма хорошо. У меня уже живот урчит.

Её дядя, владелец фермы, проснулся в тот самый момент, когда «он»вернулся со своего обхода.

— Доброе утро, сэр.

— Мм-хм… Утро. — её дядя ответил на его почтительное приветствие коротко, с резким кивком.

%d1%83%d0%b1%d0%b8%d0%b8%cc%86%d1%86%d0%b0-%d0%b3%d0%be%d0%b1%d0%bb%d0%b8%d0%bd%d0%be%d0%b2-2%d0%bb%d0%be%d0%b3%d0%be

На столе располагались сыр, хлеб и кремовый суп, приготовленные на этой ферме.

Он протолкнул еду сквозь отверстие забрала и приступил к завтраку. Пастушка восхищённо наблюдала за ним.

— Здесь, за этот месяц, —  сказал он, будто бы случайно вспомнив кое-что. Он достал из висящей на его бедре сумки кожаный мешочек и положил его на стол. Приземлившись, тот издал тяжёлый звук, а сквозь его открытую щель сверкали золотые монеты.

— …

Её дядя тихо взглянул на них, будто бы ему не хотелось их брать.

И его едва ли можно было винить за это. Мужчине в броне не нужно было снимать себе место на конюшнях в какой-то ферме Захолустинска (Red: Так как захолустье было написано с большой буквы, следовательно, это название населённого пункта. И вот как-то так.). Он мог остановиться где-нибудь в Королевских Апартаментах.

Наконец, издав слабый капитулирующий вздох, её дядя пододвинул мешочек к себе.

— Ужасно выгодно быть авантюристом.

— В последнее время дела идут хорошо.

— Вот как? Хочешь сказать, ты… Ты?..

Её дядюшка обычно хорошо ладил с людьми, но рядом с ним у него всегда заплетался язык. Пастушка никак не могла понять этого…

Со смесью страха и смирения на лице дядя наконец-то продолжил:

— …Ты сегодня снова уходишь?

— Да, сэр, — спокойно ответил он. Как и всегда, медленно кивая при этом. — Я пойду в Гильдию. Ещё много работы не сделано.

— Ясно. — её дядя сделал паузу. — Ты уж не увлекайся там.

— Хорошо, сэр.

Её дядя выглядел сконфуженным от беспристрастного голоса мужчины, а потому сделал глоток тёплого молока из своего стакана.

Их утренние разговоры всегда заканчивались таким образом. Пастушка пыталась поднять настроение, сказав натянуто бодрым голосом:

— Что ж, мне надо кое-что доставить, так что мы можем пойти вместе!

— Хорошо, — он кивнул, но в этот момент лицо её дядюшки стало ещё более суровым. — …Тогда, раз такое дело, я пойду выкачу телегу, — быстро поправил авантюриста.

— Ох, Дядя ведёт себя как наседка, — сказала Пастушка. — Со мной всё будет в порядке. Ты же знаешь, я гораздо сильнее чем кажется!

Она закатала рукав и напрягла бицепс ему в назидание.

По правде говоря, её руки были больше чем у городской девушки её возраста, но мускулистой её назвать было сложно.

— Ну ладно, — сказал он, закончив свой завтрак.

Он встал из-за стола, даже не поблагодарив её за еду.

— Э-эй, подожди-ка минутку, притормози! — сказала она. — Мне ведь тоже надо собраться! Притормози!

Но и это тоже стало уже привычным делом. Пастушка умяла остатки своего завтрака самым не женственным способом из всех возможных.

Она запила свой огромный завтрак… который был необходим ей из-за кучи работы, которую ей надо было выполнять …молоком, а затем положила всю посуду в раковину.

— Ну ладно, Дядя, мы пошли!

— Возвращайся скорее. Невредимой. Пожалуйста.

— Дядя, со мной всё будет в порядке. Мы ведь идём вместе.

Всё ещё сидя за столом, её дядя смотрел подавленным взглядом, будто бы говоря: «Именно этого я и боюсь». Дядя Пастушки был хорошим, добросердечным фермером, она сама знала об этом. Похоже, он просто никак не мог поладить с авантюристом. Или даже… Скорее всего её дядя боялся его. Хотя здесь и нечего было бояться…

…Она точно была уверена в этом.

Когда она вышла наружу, он уже пересёк границу забора и шёл по дороге. Она пошла за дом, туда, где стояла телега, торопясь, но не в большой спешке.

Продукты она погрузила ещё вчера, так что ей оставалось лишь схватиться за ручки и начать тянуть. И пока колёса скрипя катились, продукты и вино в телеге начали громыхать.

Он шагал по трёхполосной дороге в город, а Пастушка следовала за ним, таща с собой телегу. Каждый раз, когда телегу трясло на гравии, её грудь прыгала ей в такт.

Эту работу едва ли можно было назвать выматывающей, но пока они шли вместе, она начала слегка запотевать, а дышать стало чуть труднее.

— …

Неожиданно, не проронив ни слова, он сбавил темп. Он не остановился, но идти стал медленнее. В то же время Пастушка, почувствовав прилив сил, ускорилась пока не нагнала его.

— Спасибо.

— …Не стоит. — сказав лишь пару слов, он покачал головой. Может дело было в шлеме, но жесты его выглядели крайне размашистыми.

— Поменяемся?

— Да нет, я в порядке.

— Ясно.

Гильдия Авантюристов также содержала в одном здании гостиницу и таверну, как раз туда Пастушка доставляла продукты — в этом состояла её работа. А он шёл туда получить квест на сегодня — в этом состояла его работа.

Она никак не могла помочь ему с его работой, так что ей было как-то неловко получать от него помощь с её работой.

— Как идут дела? — её голос пробился сквозь грохот телеги, пока она смотрела на него боковым зрением.

Не то чтобы там можно было многое увидеть. Каждый день с самого момента пробуждения он всегда был одет в свой шлем. И какие бы эмоции не светились на его лице, она никак не могла их увидеть.

— Стало больше гоблинов.

Его ответы всегда были коротки. Коротки, но каким-то образом всегда содержательны. Пастушка живо кивнула.

— Правда?

— Больше чем обычно.

— Так ты занят?

— Ага.

— Ну да, в последние дни тебя почти и не видно.

— Ага.

— Хорошо иметь кучу работы, а?

– Нет, — сказал он, тихо тряся своей головой. — это не так.

— Почему нет? — спросила она, на что он ответил ей:

— Я бы предпочёл, чтобы гоблинов не было.

— Ага… — сказала она, согласно кивая.

«Всё было бы гораздо лучше, не существуй на свете гоблинов».

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c

Дорога постепенно становилась лучше, и они уже могли увидеть на горизонте здания, а городская суматоха уже застилала им глаза. Здесь, как и в большинстве городов, Зал Гильдии примыкал непосредственно к городским вратам. Так же это было самым большим зданием в городе, возвышающимся над своим окружением, даже больше Храма Матери Земли, и это ведь с приставленным к тому лазаретом. По всей видимости, всё это было сделано для того, чтобы люди, ищущие Зал Гильдии, всегда могли с лёгкостью найти его.

Пастушка, кстати, была рада, что её можно было так легко найти.

Также, Гильдия утверждала, что они хотят иметь возможность как можно скорее арестовывать любых бездельников, которые шлялись по округе и звали себя авантюристами.

Всё-таки было довольно тяжело с первого взгляда отличить авантюристов от обычных бандитов.

Она смотрела всевозможные вариации кричащей брони, в которой люди ходили по улице, и на «него», всё ещё одетым в свой стальной шлем, хоть они и находились в центре города, на лице её всплыла сдержанная улыбка.

— Подожди меня, ладно? Я только доставлю груз.

— Конечно.

Пастушка быстро оставила продукты у служебного входа, располагавшегося сзади здания, а затем испустила усталый вздох и вытерла пот со своего лба. Она позвонила в колокольчик, чтобы позвать повара, показала ему учётный лист, чтобы тот подтвердил, что она принесла ему всё требуемое, и взяла его подпись. Теперь ей оставалось получить лишь подпись Регистраторши, и её работа будет завершена.

— Прости за ожидание.

— Да ничего.

Когда она вышла с переднего входа, он стоял там, будто бы зная, что она выйдет именно отсюда.

Как только они вдвоём прошли сквозь распахнутую дверь Зала Гильдии, мимолётное облегчение от исчезновения солнца, было стёрто жаром тел, забившихся сюда людей. В Зале Гильдии было как всегда, оживлённо.

— Я пойду возьму ту подпись.

— Конечно.

Снаружи он бы подождал её, но внутри их пути разделились.

Он направился к ряду сидений у стены и сел на одно из них с таким видом, будто бы думая, что оно закреплено за ним. Пастушка слегка помахала ему, а затем направилась к стойке регистрации, где уже ожидала очередь из посетителей. Здесь были и авантюристы, и люди подающие на квест, и прихлебатели всех видов и мастей. Всевозможные торговцы: от кузнецов до ростовщиков, от купцов, и до уличных аптекарей. Ей в голову пришла мысль, что жизнь авантюриста гораздо более затратна, чем кажется на первый взгляд.

— Так вот, эй. Этот тролль такой подошёл ко мне, понял? Ну а я ему такой — «Не сегодня!» — и проскочил мимо него как пёрышко.

— О боже, звучит довольно изматывающе. Может, вам лучше выпить зелье Выносливости (Red:Stamina — игровая шкала, показывающая определённый запас сил персонажа, которые тратятся на особые умения, ходы или же заклятья (некоторые заклинания кроме маны жрут и стамину).

Пастушка увидела вооружённого копьём авантюриста, страстно рассказывающего о своих подвигах девушке за стойкой. Его впечатляюще стройное тело, которое, как могло показаться, состояло из сплошных мускулов, говорило о его силе. Ярлык вокруг его шеи показывал, что он авантюрист Серебряного ранга.

Пастушка знала, что это третий по старшинству ранг в Гильдейской иерархии. Она знала об этом, потому что у «него» был такой же ранг.

— Зелье Выносливости? Да кому оно нужно? Детка, я только что смахнулся с троллем одним лишь копьём в руках.Что ты думаешь об этом?

— Ох, я слышала, что тролли крайне ужасающие…

Как только она начала чувствовать беспокойство, пытаясь найти нужные слова, взгляд Регистраторши упал на «него», сидящего возле стены.

— Ох! — её лицо моментально посветлело.

— Угх. Убийца Гоблинов. — проследив за взглядом Регистраторши, Копейщик цокнул языком.

Может он сказал это слишком громко. В Зале Гильдии поднялся гам всего от одного посетителя, а затем другой посмотрел в «его» направлении.

— Поверить не могу, что он тоже Серебряного ранга. — изысканный рыцарь трясла своей головой в полнейшем отвращении. Рытвины на её платиновой броне служили доказательством множества битв, отчего она выглядела ещё более поразительной.  — Кто знает, он вообще может сражаться с кем-нибудь покрупнее гоблинов? «Специалист»? Пфф! Нынче уже любой может достичь Серебряного ранга!

— Да ладно тебе. Он всё равно ничего не может нам противопоставить. Кому какое дело, чем он там занимается? — Воин, одетый во внушительную броню, пренебрежительно махнул рукой в сторону Рыцаря.

Было это глупостью или же храбростью, что позволяли ему выглядеть столь прилично в этой броне, будто бы снятой с какого-нибудь злодея? Он и Рыцарь оба носили серебряные пластинки, так что это явно была не первая их встреча.

Два парня в тонкой кожаной броне стоя болтали. У каждого из них было по кинжалу, посоху и мантии.

— Взгляни-ка на него! — сказал один из них. — Никогда не видел настолько грязной брони.

— Ага, даже у нас двоих снаряжение получше будет…

Их снаряжение было таким же дешёвым как и у него, но их «лучше» заключалось в том, что у них на нём не было ни царапинки.

— Прекратите, — укоризненно сказала парням девушка-паладин, выглядящая как их ровесница. — Что если он услышит вас? Я уверена, что он такой же новичок как и мы.

Насмешка в их голосе была слегка разбавлена облегчением от нахождения того, кто выглядит столь же жалко как и они. И не было никаких признаков того, что они заметили серебряный ярлык висящий на его шее.

— Хех-хех-хех… — колдунья в остроконечной шляпе и откровенной мантии выглядела так, будто этот разговор приносил ей наслаждение. Её называли ведьмой, а сама она была волшебницей Серебряного ранга. Она соблазнительно прижималась к своему посоху и опиралась о стену, отстраняясь от происходящего вокруг.

По всему залу пошли шушуканья. Те, кто знали его, и те, кто понятия о нём не имел, перешёптывались друг с другом.

И в центре всего этого, «он» тихо сидел на своём месте, не обращая внимания ни на кого.

«Ему всё равно. Он не притворяется — ему действительно всё равно. Так что, думаю, нет смысла злиться из-за всего этого…»

Пастушка попридержала свой язык, но она явно не была этому рада.

И в этот самый момент, пока лицо её хмурилось от происходящего, она встретилась глазами с Регистраторшой. За её извечной улыбкой она прятала тот же взгляд что и у Пастушки.

Смирение. Злость. Отвращение. И… Осознавание того факта, что она ничего не может с этим поделать.

«Я понимаю твои чувства».

Регистраторша закрыла свои глаза на секунду и вздохнула.

— Пожалуйста, простите меня. Я скоро вернусь.

— Да, эээ, кхем, прошу… Я подожду. Я ещё не закончил рассказывать тебе о своих бравых подвигах… Эмм, то есть не закончил свой отчёт!

— Да, я понимаю.

И Регистраторша исчезла в служебном помещении.

Спустя миг она высунула свою голову в зал. В руках она держала тяжело выглядящую кипу бумаг, которая была настолько тяжела, что ей приходилось держать её обеими руками. Вздыхая с каждым шагом, она принесла их к висящей на стене пробковой доске (Red: Такие доски зачастую вешают в офисах. Они выглядят так, будто сделаны из ДСП, но на самом деле это самое дешёвое дерево, которое даже дешевле ДСП. Почему я знаю об этом).

— Ну ладно, народ! Пришло время развесить утренние квесты!

Голос Регистраторши пронёсся по всему залу, заставив все шушуканья моментально замолкнуть. Её коса весело тряслась ей в такт, пока она пыталась махая рукой привлечь внимание толпы.

— Наконец-то!

Глаза авантюристов загорелись, и они начали толпиться возле Регистраторши, в спешке толкая стулья. Всё-таки, если они не возьмут квест, поесть им сегодня не удастся. Такой уж была жизнь авантюристов. По сути дела вместе с предлагаемой наградой, квесты могли также повлиять на репутацию авантюристов. И то, как сильно они помогали простому люду, отражалось на их «очках опыта», которые и определяли их ранг. А подняться в ранге хотели все.

В конце концов, ранг авантюриста определяет степень доверия к нему. Никто не доверит важный квест авантюристу Фарфорового или Обсидианового рангов, и плевать, насколько он там силён и опытен.

Пока Регистраторша наблюдала, собравшиеся авантюристы вздорили и бранились в попытках урвать себе квест.

— Снаряжение Фарфорового ранга такое… дешёвое. Я не хочу потратить всю свою жизнь преследуя крыс в канализации.

— Ну, на крупное дело мы пойти не можем. Как насчёт этого?

— Охота на гоблинов? Отлично. И в самом деле, я же слышал, что эта работа для новичков.

— Ооох, это неплохо. Я хочу завалить парочку гоблинов…

— Нет! Вы ведь слышали Регистраторшу… Нам надо начать с канализации!

— Как насчёт драконов? Есть драконы? Что-нибудь для мастера боевых искусств!

— Ой, да прекрати ты, тебе снаряги для такого не хватит! Выбери шляющихся в округе бандитов. За них и платят неплохо.

— Эй, я хотел взять этот квест!

— Ну, я взял его первым. Думаю, тебе стоит поискать другой.

Копейщик уже упустил момент и пытался силой воткнуться в толпу пока не шлёпнулся на свой зад. Он вспрыгнул и с рёвом влетел в эту кучу-малу.

— Ну ладно вам, народ, нет нужды драться, — примирительным тоном сказала Регистраторша, на лице которой всё так же находилась застывшая улыбка.

— Хммф.

Наконец, Пастушка отошла подальше от Регистраторши. Она не хотела оказаться втянутой в этот хаос, и не было похоже, что ей в скорейшем времени удастся получить эту подпись.

Со скучающим видом Пастушка позволила своему взгляду скользнуть к стене. «Он» всё ещё сидел там.

Она даже как-то раз сказала: «Нам надо поторопиться, иначе всю работу разберут», — но он ответил ей: «Охота на гоблинов — дело непопулярное. Такую работу предлагают фермеры, так что награда довольно скудна, а так как они обычно считаются квестами низкого уровня, опытные авантюристы обходят их стороной».

Так что он ждал, пока толпа рассосётся. Ему некуда было торопиться.

И… Он никогда не говорил этого, но Пастушке казалось, что он ждёт, пока авантюристы-новички не выберут свои квесты. Но об этом она не могла с ним поговорить. Он бы просто сказал: «Вот как?» — как он делал всегда.

— Хм…

Раз уж она всё равно здесь застряла, может, ей стоит пойти и подождать вместе с ним?

Он ведь не должен застесняться от такого.

— Ах…

Перед тем, как она сделала это, кто-то ещё появился перед ним.

Молодая авантюристка. Её нежное тело было облачено в одеяния жрицы, а символ Матери Земли свисал с её шумящего посоха.

— …Здравствуйте, — коротко сказала она, встав перед ним.

Слегка поклонившись, она выглядела так, будто ей крайне неуютно.

— Ага.

Вот и всё что он сказал. И что бы он там не думал, шлем скрывал это. Наверняка он даже не заметил, что Жрицу очень волновал тот факт, что она не смогла вытянуть из него надлежащего ответа.

— Я купила снаряжение. Как вы мне и говорили. — она закатала рукава своего одеяния.

Комплект совершенно новой кольчуги обволакивал её худое тело, сцепленные кольца тускло блестели на свету.

— Неплохо.

Кто-нибудь, кто ничего не понимал, мог бы неправильно воспринять происходящее, но в его словах не было никакого пошлого намёка.

Наконец он повернулся к Жрице, осмотрел её с ног до головы и кивнул.

— Кольца больно широкие, но и этого вполне хватит, чтобы остановить их мечи.

— Мать Настоятельница была крайне недовольна мной. Она хотела знать, с чего это служительница Матери Земли решила надеть броню.

— Наверняка она не много знает о гоблинах.

— Всё не так. Это нарушение Заповедей…

— Если это помешает тебе пользоваться чудесами, может, тебе лучше будет сменить веру.

— Мои молитвы достигнут Матери Земли!

— Тогда проблем нет.

Жрица яростно надула свои щёки. Оба они погрязли в молчании на какой-то момент.

— Не сядешь?

— Ох, я-я сяду! Я сяду!

Покраснев, она торопливо села на стул рядом с ним. Когда она садилась, её маленькая попка сделала милый «бумф».

Жрица положила посох себе на колени и сжала свои руки будто пытаясь втиснуться на место. Вероятно, она довольно нервничала.

— Хммф, — Пастушка неосознанно заворчала, но дело не обстояло так, что он никогда не упоминал о ней. Она была авантюристкой, с которой он был в одной группе уже около месяца. По сути он не говорил что нашёл её во время её первого приключения и взял под своё крыло, но Пастушка сама смогла сложить общую картину из тех разрозненных кусочков, которые она умудрилась вытянуть из него.

С одной стороны, она всегда беспокоилась, что он ходит в одиночку, так что она была рада, что теперь рядом с ним кто-то есть. С другой же стороны… Ей обязательно быть настолько «юной»?

Пастушка приходила с ним в Зал Гильдии каждый день, но сегодня она впервые увидела Жрицу лично. Она была настолько худой, что казалось, что от сильных объятий её может переломить пополам. Пастушка взглянула на своё обширное тело и испустила небольшой вздох.

Жрица даже не заметила, что Пастушка смотрит на неё. Вместо этого, хоть и до сих пор краснея, но набравшись храбрости, она открыла свой рот.

— Н-насчёт того дня… — высокий тон и невероятно быстрая скорость её речи могла действовать на нервы, да точно действовала. — Я-я думаю, что уничтожение всей пещеры той огненной смесью было… Это было слишком!

— Почему это? — он продолжал звучать так, будто ничто из этого его совсем не удивляло. — Вряд ли мы должны были позволить этим гоблинам жить дальше.

— Д-да, но что…что насчёт последствий? А что если бы вся г-гора обрушилась?

— Я больше беспокоился о гоблинах.

— Я знаю! Я-я пытаюсь сказать вам, что ваше неумение думать широко является проблемой!

— …Ясно.

— И-и ещё кое-что. Я думаю, что вам следует избавляться от… от запаха слегка… слегка тщательнее!.. — говоря всё это, она начала падать со стула.

Его тон говорил о том, что он начал злиться.

— Итак, ты выучила, когда надо атаковать?

Жрица сглотнула, сбитая с толку неожиданной сменой темы.

Невинно подслушивающая их Пастушка про себя захихикала.

«А он совсем не изменился с тех пор, когда мы были детьми».

— Это…  Рано утром или вечером, — ответила Жрица, пытаясь в это же время всем своим видом показать, что она не даст ему так легко уйти от разговора.

— Почему?

— П-потому что для гоблинов это вечер и утро соответственно.

— Именно. Полдень для них полночь. Тогда их охрана работает на пределе. Следующий вопрос: Как ты будешь нападать на гнездо?

— Ну… Если это возможно, надо организовать огонь, чтобы выкурить их оттуда. Потому что, довольно… Опасно… Внутри гнезда.

— Правильно. Входи, когда у тебя нет времени или другого выхода. Или когда захочешь убедиться, что ты убила их всех до последнего.

Он допрашивал её, пока она пыталась найти подходящие ответы.

— Вещи?

— В о-основном зелья и факелы.

— Это всё?

— И-и верёвка. Для верёвки всегда найдётся применение… Мне так кажется. (Red: Не знаю, умышленная это шутка, или так вышло случайно. Но данная фраза является локальным мемом всех игр жанра квест. Дело в том, что во всех старых квестах обязательно была верёвка. Вот ОБЯЗАТЕЛЬНО. И многие квесты того и нашего времени не упускали возможность пошутить над этим этой фразой. Иногда шутка может обернуться тем, что верёвка оказывается не нужна, или же её используют абсолютно глупым образом. Ну а с вами был Red и рубрика «Факты, которые вам никогда не были нужны, но теперь они вытолкнули из вашей памяти что-то действительно важное…)

— Не забывай об этом. Заклинания и чудеса.

— В-вещи зачастую могут послужить заменой заклинаниям и чудесам, так что магию стоит беречь до того момента, когда она действительно может понадобиться.

— Оружие.

— Ам, с собой надо брать…

— Нет, ничего не нужно. Надо забирать у врагов. У них есть мечи, копья, топоры, пики, луки. Мне не нужны особые инструменты. Я воин.

— …Да, сэр. — она кивнула словно ребёнок, которого отчитывает учитель.

— Меняй оружие, меняй тактику. Повторение одних и тех же действий раз за разом — хороший способ поскорее умереть.

— Ам, могу я… Записать это?

— Нет. Если они отберут у тебя записи, они будут учиться по ним. Ты должна запомнить всё это всем сердцем. — он говорил спокойно, пока Жрица с трудом пыталась закрепить эти слова в своей памяти. Это действительно выглядело как диалог между учителем и учеником.

«Он вообще говорил так много?» — Пастушка беспокойно елозила на месте, когда в её голове возник этот вопрос.

Она никак не могла понять, почему её это беспокоило. Она просто хотела получить эту подпись поскорее и уйти домой.

— Ну ладно, — сказал он, неожиданно вставая с места.

Оглянувшись он понял, что толпа авантюристов уже разошлась по своим делам. Дел у всех было много: подготовить снаряжение, запастись припасами, собрать информацию.

Жрица поспешила, чтобы не отставать от него, пока он направлялся к Регистраторше едва посматривая на отбывающих подавателей на квесты.

— Ах… — Пастушка снова упустила свой шанс. Её голос, как и её протянутая рука, завис в воздухе.

— Ох, мистер Убийца Гоблинов! Доброе утро! Приятно видеть вас вновь! — лицо и голос Регистраторши показывали всю радость, которой у Пастушки сейчас явно не было.

— Гоблины есть?

— Конечно же да! Боюсь, сегодня не так много, но три квеста с гоблинами точно есть!

И пока он спокойно стоял, Регистраторша умелыми движениями достала несколько листов. Казалось, что она подготовила их заранее.

— У деревни близ западных гор гнездо среднего размера. У деревни возле северной реки маленькое гнездо. И маленькое гнездо в южных лесах.

— Снова деревни?

— Да. Как обычно — все они фермеры. Сдаётся мне, гоблины нацелились на них.

— Может быть. — Он принял её шутливые слова со смертельной серьёзностью.

— Кто-нибудь ещё брался за эти квесты?

— Да. Группа новичков отправилась в южные леса. Квест подали из деревни близ этих лесов.

— Новички, — пробормотал он. — Кто был в этой группе?

— Дайте-ка подумать… — сказала Регистраторша. Она облизнула свой большой палец и начала перелистывать кипу бумаг.

— Один воин, один маг и один паладин. Все Фарфорового ранга.

— Хмм. Довольно сбалансированная группа.

— Они были здесь раньше… Их всего трое? Им ни за что не выжить! — паникующий писк Жрицы сильно контрастировал с его сдержанным состоянием. — В смысле, нас было четверо, и…

Она побледнела и начала слегка трястись. Она покрепче схватилась за свой шумный посох.

Пастушка отвернулась, тревожное чувство всё сильнее росло в её груди.

Почему она не поняла этого раньше?

«Он встретил авантюристку во время её первого квеста… Авантюристку…»

Теперь она поняла, что крылось за этими словами.

— Я пыталась им объяснить… Правда пыталась. Но они настаивали на своём и говорили, что с ними всё будет в порядке, — стеснённо сказала Регистраторша.

Естественно она знала историю Жрицы.

Но в конце концов за авантюристов в ответе были лишь они сами.

Жрица посмотрела на него с мольбой в глазах.

— Мы не можем их оставить! Если мы им не поможем…

Его ответ последовал незамедлительно.

— Иди, если хочешь.

— Что?..

— Я берусь за гнездо в горах. Там должен быть по крайней мере хоб или шаман. Жрица рассеянно посмотрела на него. Она даже предположить не могла, какие эмоции скрывались за этим шлемом.

— Скоро это гнездо разрастётся, и тогда всё станет хуже. Я должен задушить это в зародыше.

— Так… Так вы просто собираетесь бросить их?!

— Не знаю, что я по твоему должен делать, — ответил он, неуклонно качая своей головой. — но об этом гнезде надо позаботиться. Как я уже сказал, если хочешь, можешь пойти в лес.

— Н-но тогда вам придётся пойти в горное гнездо в одиночку, разве нет?!

— Я делал так и раньше.

— Аааааах! — издала Жрица, яростно прикусив свою губу.

Даже со своего места Пастушка могла разглядеть, что Жрица вся трясётся. Но на её лице не было ни единого признака страха.

— Вы просто невыносимы!

— Ты идёшь?

— Ну конечно же я иду!

— Ты её слышала.

— Ох, спасибо вам большое! — сказала Регистраторша, благодарно склоняя свою голову. — Другие опытные авантюристы не хотят брать квесты на гоблинов…

— Опытные, ну да, — угрюмо пробормотала Жрица, глядя вниз на свой Фарфоровый ярлык. Она выглядела как надувшийся ребёнок.

— Ха-ха-ха… Ну, знаете… Итак, вы оба идёте?

— Да, — сказала жрица неохотно кивая, — несмотря на мои возражения!

Он всегда был подготовлен, так что покончив с административной работой они немедля начали отправляться.

По пути к выходу они проходили мимо Пастушки. Другого выхода из здания не было. Что же она должна…  или же «не должна» …сказать? Абсолютно запутавшись, она несколько раз пыталась открыть свой рот, будто бы желая сказать что-то.

Но в конечном счёте не сказала ничего.

— Я отправляюсь. — Именно он, как и всегда, остановился прямо перед ней.

— Что? Ох… Ага. — Она уверенно кивнула.

Прошло время, прежде чем она смогла выдавить из себя всего два слова:

— Будь осторожен.

— И ты тоже, по пути домой.

Пока они проходили мимо, Жрица кивнула, и Пастушка ответила ей какой-то сомнительной улыбкой.

«Он» ни разу не оглянулся.

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c

Пастушка совсем одна вернулась в деревню, таща за собой телегу, и пасла животных без единого слова.

Солнце хоть и медленно, но довольно уверенно взобралось на небеса, она обедала сэндвичем пока вела скот на выгон. А когда солнце начало соскальзывать к линии горизонта, она поужинала со своим дядей за одним столом. Ей никак не удавалось ощутить вкус еды.

После ужина она вышла на улицу. Рождённый в ночи холодный ветер коснулся её щёк. Когда она взглянула наверх, её взору предстало всё это бескрайнее небо со множеством звёзд и двумя лунами.

Она немного знала об авантюристах или гоблинах. Её не было в деревне тогда, десять лет назад, когда на неё напали гоблины.

Она была на ферме у дядюшки, помогала с рождением телёнка. В столь нежном возрасте она ещё не осознавала, что это было лишь предлогом дать ей поиграть.

По счастливой случайности ей удалось избежать катастрофы. Всего лишь удача.

Она не знала, что произошло с её родителями. Она лишь помнила, как закапывали два пустых гроба. Она помнила, что священник что-то говорил, но она знала только одну вещь — её мамы с папой больше не было.

Она помнила, как было одиноко поначалу, но теперь этого чувства больше нет.

И всегда было рядом это «если». Если бы она не подралась с ним в тот день. Если бы попросила его поехать вместе с ней…

«Может, всё было бы совершенно иначе. Может».

— Не будешь ложиться допоздна, и завтра тебя будет ждать тяжёлое утро, — шершавый голос перебил звук шагов по поросли.

Она обернулась и увидела своего дядю, у которого был такой же обеспокоенный вид как и этим утром.

—Я знаю. Я лягу спать, чуть позже, — пообещала она, но её дядя хмуро покачал своей головой.

— Он позаботится о себе сам, но ты не забывай о себе. Я позволяю ему оставаться здесь, потому что он платит мне, но было бы гораздо лучше, если бы ты держалась от него подальше.

От неё не исходило ни звука.

— Я знаю, вы старые друзья, но иногда прошлое — это всего лишь прошлое, — сказал он. — Он уже не тот, что прежде. Ты не сможешь его контролировать.

«Уж ты-то должна это понимать».

Пастушка лишь улыбнулась в ответ на его предостережение.

— Может. Но всё же… — она посмотрела на звёзды. На две луны и дорогу, что простиралась вниз по склону. Не было никаких признаков его появления.

— Я подожду ещё немного.

Той ночью он не вернулся.

Вернулся же, он в полдень следующего дня. После чего спал до рассвета.

Спустя день, не показывая ни единого признака усталости, он отправился вместе с  Жрицей в глубины южных лесов. Позже Пастушка услышала, что те новички так и не вернулись из леса.

Той ночью у неё был всё тот же знакомый сон.

А ведь она так и не извинилась.

Глава 3. Размышления Регистраторши

003

— Пмагити! Пмагити! Там гобвины якшаются к нашой деревеньке! (Red:Когда ты пытаешься в деревенский акцент, но выходит как выходит.)

— Подаёте на квест? Прошу, заполните эту форму, сэр.

Фермер настолько сильно схватился за лист, что тот весь смялся, и Регистраторше пришлось достать новый. Для Гильдии Авантюристов это не было чем-то необычным. Она успевала принимать полдюжины таких людей ещё до завтрака.

Днём, авантюристы были постоянно заняты, так что, в Зале Гильдии их, в основном можно было видеть по утрам или вечерам. Однако, подающие на квесты не были столь предсказуемы.

Битвы между богами окончились так давно(Red: Скорее всего, несмотря на интерлюдию, люди всё ещё не в курсе этих игр с кубиками), что монстры уже стали привычной частью этого мира. Когда на деревню нападали, в руинах неподалёку или ещё где-нибудь, неизбежно находили гнездо ужасных созданий. Человек, стоящий перед ним в этот полдень, был лишь одним из бесконечной вереницы людей, которые появлялись здесь, как только у них кончались свои идеи.

— В таком духе-то, тока божнька знает, шо будет с нашими бедными коровеньками! И таки шо с нашими, мать их, полями? Гобвины же пожигают их…

Пока фермер писал, его рука тряслась как заведённая. Каждый раз, когда он делал ошибку, Регистраторша уже была наготове с новым бланком квеста.

Да, каждый раз… Каждый раз, когда появлялись монстры, каждый раз, когда они нападали на деревни, приходили авантюристы. Будь то драконы, демоны, гигантские глаза с их порочными именами, или иногда, даже шайка бессердечных разбойников.

И все они являлись вековыми врагами тех, кого называли Нечестивыми.

Являясь служителями Тёмных Богов, они и получили это сомнительное прозвище. И самыми бесчисленными среди нечестивых были — как вы могли уже понять — гоблины.

— У нас же даже молодух-то нет, шоб им красти!

Регистраторша прищурилась, пытаясь разобрать слова, которые словно змеи извивались на бланке. Их едва можно было разобрать. И это самый талантливый писарь, которого только смогли найти в той деревне?

По каким-то причинам гоблины всегда целились на маленькие приграничные посёлки. Гоблины и правда специально целились на деревни? Это происходило из-за того, что вокруг было много деревень… Или же много гоблинов? И хоть Регистраторшу всё это и беспокоило, такие вопросы были за пределами её зарплаты(Red: Тут скорее всего имеется в виду, что она просто мелкая сошка, и в детали устройства мира её никто посвящать не будет.).

— Похоже, с документацией всё в порядке. Награда у вас с собой?

— Кнешна. Скажи-кась, а правда, шо гобвины иногда тырят девах чтобы, так сказать, «узнать их получше», а затем схрумкивают их?

— Такие случаи имели место быть, сэр.

Заметно побледнев фермер достал мешочек. Регистраторша приняла его без единого колебания в её безупречной улыбке. Он был ужасно тяжёлым…

Мешочек был полон медных монет, среди которых лишь парочка серебряных ярко сверкала на фоне. Но ни одной золотой монеты там не было.

Регистраторша достала из под прилавка весы. Стоимость этих монет можно было узнать с помощью измерения их веса(Red: Общий вес поделить на известный вес одной монеты, получится количество. А так как тут все монеты (одного вида металла) имеют одну и ту же стоимость, то количество = сумма. Даже в ранобе математика настигнет вас.).

— Хорошо, я подтвердила сумму, — сказала она через минуту. — Вы набрали достаточную сумму.

Она думала, что награда наверняка и до десяти золотых не дотянет. По гильдейским нормам этого едва хватит, чтобы нанять парочку авантюристов Фарфорового ранга. А если ещё принять во внимание счёт Гильдии, который та выставляет за своё посредничество, то фермеры уже наверняка на грани банкротства.

Но этот холмик из монет… какие-то были в грязи, некоторые насквозь проржавели, новые и старые монеты валялись вместе  …был важен.

Тот, кто не понимал этой важности, никогда бы не смог стоять у гильдейской стойки регистрации.

— Не переживайте, сэр. Несколько авантюристов прибудут через пару дней и уничтожат ваших гоблинов.

Какие бы чувства не бушевали внутри неё, её улыбка была неизменна. Фермер кивнул с облегчением.

Наверняка он рисовал в своей голове образ охотника на монстров в сияющих доспехах, галантно выгоняющего гоблинов. Но Регистраторша знала. Знала, что появится далеко не он. Авантюристы, что решат отправиться в эту деревню, будут Фарфорового ранга. Ещё совсем зелёные.

Многих из них ранят в этой битве. При худшем раскладе они и вовсе умрут. Также был шанс того, что… но это по самым худшим прикидкам …деревня будет уничтожена.

Так что, для того, чтобы упростить всё и сделать лучше для всех, награды выплачивались «по итогам» квеста.

Гоблинам не было конца и края. Одна пословица гласила: «Каждый раз, когда человек терпит неудачу, в мире рождается один гоблин». За ними стояло одно лишь численное преимущество. Они были самыми слабыми из монстров, которые нападали на деревни. Даже тролли не шли ни в какое сравнение с ними.

Все показатели гоблинов: ум, физическая сила и размеры — всё было на уровне маленьких детей. И вот опять, это было лишь иным способом сказать, что гоблины так же умны, сильны и сообразительны как и дети.

За убийство гоблинов платили гроши. А опытные авантюристы избегали их как чумы.

Послать к ним можно было лишь новичков.

Их могут ранить, их могут убить, но они уничтожат гоблинов. Даже если первая группа провалится, вторая или третья смогут завершить дело.

Да, гоблинов прогонят. И тогда государству не придётся вмешиваться. У государства есть проблемы и поважнее: демоны, всемирный хаос.

— Ну, мысс, я таки надеюсь. Я таки надеюсь, шо вы нам помогёте. (Red: Я не знаю, почему мой деревенский акцент похож на быдло-украино-бабуляче-еврейский. Так получилось.)

Бюрократические процедуры были окончены, и фермер покинул здание Гильдии, постоянно кланяясь в знак благодарности. Регистраторша наблюдала за ним с улыбкой, едва сдерживая вздох.

— Это уже третий за сегодня…

Послать три группы неоперившихся авантюристов на верную смерть или позволить трём деревням быть уничтоженными? От одних лишь мыслей об этом ей скрутило живот. Этот выбор навис над ней как туча.

Разумеется, Регистраторша пыталась разъяснить всё новичкам. Она говорила им об опасности и даже рекомендовала им брать другие квесты.

Но никто не хотел, чтобы их «приключением» стало убийство крыс в канализации.

Опытные же авантюристы, с другой стороны, были рады охотиться на существ, что жили в горах, крайне далеко от мест обитания людей.

Лишь немногие авантюристы, что брали квесты по убийству гоблинов, возвращались невредимыми.

В основном такие задания брали лишь мечтательные новички. У остальных же была малая толика опыта. Гильдия всегда была обеспокоена проблемой невозможности создания порядочной силы для борьбы с гоблинами. А среди опытных авантюристов явно не было тех, кто по своей воле отправился бы на чрезвычайно опасных гоблинов.(Red: Хочу напомнить, что даже те авантюристы, что хотят устроить себе «челлендж», не будут ходить на гоблинов из-за низкой платы.)

— Ну, — растягиваясь на стойке сказала она про себя, — это не «совсем» правда. Холодная полированная столешница приятно касалась её лба и щёк. Она понимала, что для воспитанной дочери из порядочной семьи, а также ответственного клерка это было не самым подходящим занятием, но даже ей иногда нужно было расслабляться. И здесь всё равно не было посетителей, которые могли бы увидеть её, так что и плевать.

«Желаю, чтобы он поскорее пришёл сюда…»

И в ту же секунду дверной колокольчик прозвенел, и дверь Гильдии отворилась. Регистраторша быстро встала и вытянулась.

— Моя дорогая Регистраторша, я победил шайку разбойников!

Вооружённый копьём авантюрист ворвался сквозь дверной проём. Его перекрученное выражение лица, с трудом можно было назвать радостным. За ним, жеманно шагая, вошла ведьма, бёдра её качались из стороны в сторону с каждым шагом. Она встретилась глазами с Регистраторшей.

Ведьма как бы извиняясь подмигнула ей. Регистраторша вновь надела свою извечную улыбку.

— О боже, звучит крайне изматывающе. Не могли бы вы заполнить отчёт, пожалуйста?

— Что ж, позволь мне рассказать тебе, как это было нелегко! Их лагерь располагался прямо возле главной дороги!

— О боже, это звучит крайне изматывающе. Пожалуйста, поведайте об этом в вашем письменном отчёте.

— Там отсиживалось как минимум двадцать бандитов или даже двадцать один, и я завалил их всех до единого!

— О боже, звучит крайне изматывающе. Может, вы хотите зелья Выносливости.

— …Да, пожалуйста.

— Прошу. Спасибо, что покупаете у нас!

Вещи, которые Гильдия продавала от имени торговцев, частенько захаживающих в это место, по понятным причинам были не самого лучшего качества. Зелья Выносливости, например, было никаким не зельем, а простым отваром из некоторых трав.

Но они работали. От держания их в руке и тем более от принятия их внутрь не было никакого вреда. А прибыль, которую Гильдия получала с продажи таких вещей, можно было потратить на полезные цели.

«Ни за что больше не положу своё лицо на это место», — поклялась про себя Регистраторша с умиротворённой улыбкой на лице, наблюдая, как Копейщик облокотился на стойку прямо на том самом месте, где она лежала всего минуту назад.

А затем колокольчик зазвенел во второй раз.

— Ох!

— Агх…

Появившаяся в дверном проёме фигура заставила лицо Регистраторши засиять, а Копейщик неосознанно цокнул языком.

Его походка была наглой и равнодушной, будто бы угрожая в случае чего применить насилие.

Одет он был в запачканную кожаную броню и стальной шлем. Его снаряжение было дешёвым… Даже жалким.

Никому в Зале Гильдии не нужно было смотреть на серебряный ярлык, чтобы понять, кто это был.

Убийца Гоблинов.

— С возвращением! Вы в порядке? Серьёзных увечий нет?

— Ничего особенного.

Её застывшая улыбка раскрылась в пронзительном смехе, будто бы цветок расцветающий в свой сезон. Копейщик стоял с таким выражением на лице, будто он сейчас задохнётся, Убийца Гоблинов же кивнул и сказал: — Гнездо было маленьким, но там оказался хоб(Red: Хобгоблин. Вдруг вы забыли, всякое бывает.). Было хлопотно.

— Я бы хотела послушать об этом. Прошу, присядьте, отдохните… Ох! Я пойду заварю чаю! — Регистраторша убежала в подсобку словно словно восторженный щеночек, а коса её тряслась от радости.

Убийца Гоблинов свободно сел на стоящий рядом стул, и так уж вышло, что он взглянул на Копейщика. Впервые он осознал, что Копейщик уставился на него ледяным взглядом, и тихо фыркнув Убийца Гоблинов сказал:

— Извиняюсь, если помешал.

Пауза после этих слов была долгой. А затем Копейщик ответил:

— Нет, не помешал. Я уже закончил свой отчёт.

— Ясно.

Вооружённый копьём авантюрист со злобным брюзжанием, пнул стул. Ведьма, которая наблюдала за всем этим, с ухмылкой на лице, ждала его на скамейке прямо перед ним.

— Разбойники, говоришь?.. Не пойди мы той дорогой, у нас сегодня и медяка бы в кармане не было.

— Ох, ну прости уж «меня»! И что с того, что мне захотелось немножко похвастаться?

— Хоть вы и говорите так… — сказала Регистраторша, сложив свои красные губки домиком.

— Да ничего. Кажется, я припоминаю, что мои заклинания тоже слегка помогли?..

— …Да знаю я, что помогли.

— Аау, неужели Сильнейший на Пограничье надул губы от злости…

Надувшись, Копейщик скрестил руки на груди. Ведьма, нежно глядящая на него, мило рассмеялась.

Регистраторша фыркнула услышав это и мысленно показала им язык.

Она знала, ну разумеется, что держание разбойничьих шаек под контролем было невероятно достойной работой. И она знала, что Копейщик, боец Серебряного ранга, был известен всем под прозвищем «Сильнейший на Пограничье».

Так что она воспринимала его всерьёз и уж точно не хотела отмахнуться от него да поскорее. Она правда «не хотела» этого. Это было просто… Ну, здесь были авантюристы, чья сила была их единственным путём к славе, а были и те, кто уходил с этого пути чтобы браться за работу, заниматься которой больше не хотел никто.

«Как же я могу не относиться к ним по-разному?»

Всё это было не из личных предпочтений. Точно. Наверное.

 

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c

 

Она поставила милую глиняную кружку с лёгким «пум». От светло-коричневого чая внутри неё поднимался пар.

Пока он пил его, казалось, что Убийца Гоблинов просто заливал жидкость себе в шлем. Он совершенно не обращал внимания ни на вкус, ни на аромат. Или же на тот факт, что листья для этого чая были из её личных запасов, которые она привезла из Столицы и смешала с малой толикой зелья Выносливости дабы создать уникальный настой…

— Ам, ну да ладно, с возвращением! — сказала Регистраторша настолько сладким голосом, насколько могла.

Он был таким всегда и во всём, так что она пыталась не беспокоиться из-за этого.

— Я тут узнала, что в последнее время вы ходите с кем-то в группе. Должно быть, ваш первый одиночный поход за столь долгое время был крайне тяжёлым.

— До этого я всегда работал один. Могу управиться. — он поставил чашку и кивнул.

А она была рада и тому, что там по крайней мере не осталось ни капли.

«Он никогда не отказывается от моего чая, если ситуация не заставляет спешить».

— Ясно, — горячо ответила она.

Ну… Не то, чтобы тут не о чем было беспокоиться.

Она была искренне рада, что он взялся обучать Жрицу, которую даже Регистраторша признала безнадёжной. И ей было легче от одного лишь осознания того, что у него теперь есть товарищ по оружию.

«Но ведь только он и девушка, совсем одни в каком-то подземелье?.. Я не знаю…»

Одна вещь, которая не давала её надежде угаснуть, была в том, что она знала, что он больше заботится о своей работе, чем о женщинах, а подруга его была набожным клириком.

«Составляя свои предположения, я не должна сразу же неправильно их судить».

В любом случае, сейчас уже было слишком поздно переживать. Как долго он уже живёт на той ферме?

По сути, Жрица отбыла в свой Храм на три дня, заявив о каких-то там религиозных обязанностях. Предположительно, она вернётся и объединится с Убийцей Гоблинов сегодня-завтра…

Регистраторша улыбнулась про себя. Тем временем он продолжал брать квесты в одиночку — это было в его духе.

— Что-то не так?

— Ох, нет. Просто… Постарайтесь не попасть в беду, хорошо?

— Если попав в беду я смогу убить несколько гоблинов, я сделаю это и совершенно не буду жалеть о содеянном.

Он был, как обычно, спокоен, и абсолютно сфокусирован на убийстве гоблинов.

Заполняя отчёты, Регистраторша украдкой смотрела на его шлем, прикрываясь предлогом, будто бы она смотрит на бумаги. Разумеется, она не могла увидеть выражение его лица. И всё же…

Сколько времени прошло с их первой встречи? Уже почти пять лет? Она только-только закончила своё обучение в Столице и официально была назначена сюда на работу.

Он неожиданно появился в Гильдии — ещё совсем новичок. Она была совершенно уверена, что в тот раз у неё не возникло о нём ни единой мысли.

Но когда бы она не вывешивала квесты по убийству гоблинов, он был там.

И он всегда возвращался с этих квестов. Он всегда завершал свою работу. Каждый раз.

Он никогда не выпячивал свою силу напоказ и никогда не хвалился своими достижениями. Он просто, делал то, что делал, снова и снова, пока в итоге не добрался до Серебряного ранга.

Он никогда не рисковал лишний раз; он всегда был добрым, если даже не мирным. И его появление всегда стоило всех тех долгих тревожных ожиданий.

«Его экипировка совсем не изменилась со дня нашей первой встречи. Но это лишь иной способ сказать, что он стал уже таким привычным».

Регистраторша осознала, что все эти нежные воспоминания заставили её рот расплыться в улыбке, но она и не пыталась скрыть этого.

— Ох, вы и правда всегда нам так помогаете.

— Я?

— О да!

Затем была пауза.

— Ясно.

Регистраторша облизнула свой палец и начала листать страницы в поисках, как обычно и бывало, квестов на гоблинов.

Вчера он убил гоблинов. Сегодня он убил гоблинов. Было несколько групп новичков, которые тоже хорошо справлялись со своей работой. И всё же квестам на убийство гоблинов не было видно конца. Каждый день появлялся как минимум один. Может, увеличение количества авантюристов увеличило также и количество гнёзд гоблинов. А может рост количества гнёзд гоблинов вызвал рост количества авантюристов.

— Почему гоблины всегда нападают на наши деревни? — лениво спросила Регистраторша.

«Понимаете, было бы легче, будь это людоящеры? Тогда, по крайней мере, разница была бы лишь в культурных различиях».

— Может гоблинам нравится нападать на людей.

Она думала, что просто поддерживает разговор. Гоблины были чем-то обыденным в этом мире. По сути, она говорила это всё полушутливым тоном.

— Причина? — сказал он.

«Всё просто».

Выдержав паузу, он продолжил:

— Представь, что однажды на твой дом неожиданно нападают монстры.

Регистраторша выпрямилась и положила руки на колени. Она была полна внимания. Она была готова слушать. В конце концов, он редко начинал сам вести разговор.

 

Представь, что однажды на твой дом неожиданно нападают монстры.

— Они вламываются в твою деревню, будто бы она принадлежит им. Они убивают твоих друзей, они убивают твою семью, они грабят твой дом.

— Представь, что они нападают на твою сестру. Они пытают её, они насилуют её, убивают её. Они оскверняют тела членов твоей семьи, творят с ними всё что вздумается, при этом постоянно гогоча.

— И ты видишь всё это, с того места, где ты прячешься, пытаясь не дышать.

— Как можешь ты забыть о таком?
— И ты берёшь оружие, тренируешься в одиночестве, ты учишься, растёшь. Делаешь всё, что поможет тебе свершить свою месть.

— Ты выискиваешь их, преследуешь их, ты сражаешься, ты атакуешь, и ты убиваешь их, и убиваешь, и убиваешь.

— Иногда всё идёт хорошо, а иногда нет. Но каждый раз ты спрашиваешь себя… Как мне убить их в следующий раз? Каким способом их лучше убивать? День за днём, месяц за месяцем эта мысль — единственное, что сидит в твоей голове.

— Конечно же, ты пробуешь каждую идею, когда тебе предоставляется возможность.

— А когда ты занимаешься этим достаточно долго…

 

— …ты начинаешь наслаждаться этим.

Регистраторша тяжело сглотнула.

— Ам, это?.. Вы же?..

«Он всё ещё говорил о гоблинах?»

Она не была в этом уверена.

Может — мысль пропорхнула на самой кромке её мыслей — он говорил о себе.

Но перед тем как она успела высказать своё предположение, он продолжил:

— Некоторые дураки, говоря, что они отпустили одного из их отпрысков, думают, что с их стороны это было жестом великодушия.

«Неужели они не осознают, что гоблины крадут у них скот, как раз, чтобы накормить их детей?»

Слегка шатаясь, Регистраторша кивнула. Она прекрасно понимала, о чём он говорил.

Авантюристы Фарфорового ранга и молодые ребята желающие стать авантюристами приходили постоянно, переполненные самоуверенностью.

«Я дрался с кучкой гоблинов, когда они однажды вломились в нашу деревню. Убить их будет легче лёгкого. Со мной всё будет в порядке».

Те гоблины, с которыми «дерутся» эти крутые деревенские ребята, не более чем жалкая кучка, которых выкурили из гнезда и не стали добивать. Произойди такое раз или два, и люди уже начинают думать, что им самая пора подаваться в авантюристы.

А вот гоблины, которые выживают после этих стычек, с другой же стороны, учатся и растут. Они также известны как Скитальцы. Большинство из них оседает в других гнёздах, чаще всего в качестве вождей или охранников.

И вот, после этого, исход битвы с ними уже решает больше удача, чем сила.

— Так всё обычно и происходит, что тут поделать, — сказал он коротко. — Другими словами, я для гоблинов то, чем они являются для нас.

У Регистраторши перехватило дыхание, она потеряла дар речи. Что ей было делать с этим потоком эмоций?  Нет, сперва… Сперва он.

«Печаль, но во благо».

Она выдохнула.

— Что ж, простите меня, но…

— Да?

Превыше сострадания, превыше жалости, превыше симпатии:

— Это мы выдаём вам эти квесты. Так что, следуя вашей логике, кем же тогда являемся мы?

— Эмм.

«Почему я так разозлилась?»

Она вновь надела маску застывшей улыбки и начала стучать пальцем по стойке.

— Вы сравниваете нас с Тёмными Богами? Это просто ужасно. Я и правда такая жуткая?

— …Я не это имел в виду.

— Прозвучало это именно так.

Когда она ударила стойку, он издал испуганный стон.

— Как же Гильдия может сохранять свою репутацию, когда вокруг ходят такие разговоры?

Ещё один стон.

— Я бы хотела избежать этого. Может, было бы лучше, если в будущем я не буду предлагать вам квесты.

Долгая пауза.

— Это стало бы проблемой для меня.

— Всё-таки стало бы, да?

Каким-то образом его искреннее произнесение слова «проблема» прозвучало так по-мальчишечьи.

Её застывшая улыбка почувствовала, что скоро она рассыпется на куски.

— Кто-то ведь должен выполнять эти квесты, и  вы делаете это. Вам стоит гордиться этим.

Она взмахнула своим пальцем, будто бы говоря: «Если вы не будете этого делать, это отразится на Гильдии… И на мне».

goblin-slayer-ill3

Всё же, это было правдой. Она была ответственна за него как за авантюриста. И даже более того…

— Вы ведь авантюрист Серебряного ранга.

На этот раз пришёл черёд Убийцы Гоблинов замолчать.

По правде говоря, она не могла увидеть выражение его лица из-за шлема. Но спустя пять лет, это не означало, что она не может предположить, что он чувствует.

Наконец, он сказал:

— И… Где сегодня гоблины? Насколько велики гнёзда?

— Ну ладно, ладно.

«Думаю, я спущу это ему с рук… В этот раз».

И пока она хихикала про себя, пальцы Регистраторши летали по этой кипе бумаг. Она вытащила три листа, а затем выбрала один. Он лежал здесь уже несколько дней… Квест на убийство гоблинов, естественно.

— Это находится в северных горах. Там рядом деревня… Ну, как бы вроде замка. Горная крепость.

— Они устроили гнездо там?

— Да. И у нас уже есть жертвы. Сестру подавшего на квест уже похитили, и… — она вздохнула переворачивая страницы, хоть и прекрасно знала, что это было плохо для её образа. — Несколько благородных авантюристов ушли спасать её, но они так и не вернулись.

— …Уже слишком поздно, — спокойно, даже холодно сказал Убийца Гоблинов. — Учитывая, сколько времени займёт путь туда, они пропадут прежде, чем я туда доберусь.

И тем не менее, он встал. Как и всегда, в нём не было ни капли нерешительности.

— Мы не можем оставить его. Если мы уничтожим гнездо сейчас, может, количество жертв больше не вырастет.

— …И правда.

«Именно, вот оно».

Вот почему он был самым ценным человеком на пограничье.

Тут были те, кто могли сражаться с могучими монстрами.

Но скольким из них удавалось вернуться в строй?

Многие были спасены им. Он оказывал действительно большую услугу этому миру.

«И, по крайней мере, он спас и меня».

Так что она делала, что должна была. Что она могла сделать.

— Ну ладно. Удачи, мой Убийца Гоблинов!

И она помогала ему идти с высоко поднятой головой.

Глава 4. Горная Крепость Горит

После пира, который длился три дня и три ночи, гоблины были довольны как никогда.

Остатки их жертв были разбросаны по всему полу, а то, что раньше было богатым залом, ныне осквернено экскрементами, зловонием и трупами.

Раньше им едва удавалось поймать одного хиляка, а теперь у них было целых четыре свежих жертвы. Четыре женщины, не меньше. Присутствовали люди, но, также была эльфийка и рея(Red: Смотрите первую главу, я там уже всё объяснял.). Гоблины поистине ликовали из-за этого, а посему во время пира совершенно не сдерживали себя… Будто бы гоблины вообще умели сдерживаться.

Они абсолютно превзошли девушек числом, взяли их в кольцо и полностью окружили… О произошедшем после, едва ли стоит пересказывать.

Но это были не обычные деревенские девчушки.

Их обнажённые тела, с которых грубо сорвали одежду, хоть и были разными, но на всех были видны следы долгих тренировок. Их кожа была загорелой, со шрамами, что говорили о старых ранах, и каждый раз, когда гоблины игрались с ними, мускулы виднелись сквозь тонкий слой жира.

А в углу комнаты, выброшенная как какой-то мусор, валялась куча брони, шлемов, а также мечей и щитов.

Эти женщины были авантюристками восьмого ранга, иначе говоря — Стального.

Теперь ни одна из них уже не дышала.

«Как это произошло?»

Такой была последняя мысль дочери знатной семьи, которая была лидером этой группы.

Неужели они ошиблись, взявшись за это приключение, как только услышали, что деревенскую девочку похитили, в следствии чего преисполнились праведным гневом, сразу же возжелав освободить её?

Явно не гордость привела их к полному уничтожению. Они прокрались туда в полдень, надеясь застать гоблинов, пока те спят.

Горная крепость была построена эльфами из древних деревьев, и она была неизвестным для авантюристов местом — лабиринтом, путей которого они не знали. Так что они не расслабляли свою защиту ни на миг.

Они подготовились так хорошо, насколько это было возможно сделать в деревне, прекрасно зная, что их ожидала целая свора гоблинов. Они прямо осознавали цель — спасти девочку.

Среди них не было зелёных новичков, все они были довольно хорошими авантюристами, у всех присутствовали отличные навыки и годы тренировок за спиной. Будучи ведущим группы, их бронированный лидер держала оружие наготове, а рейнджер(Red: Рейнджер — боец средней дистанции. От игры к игре их способности варьируются, но зачастую они являются средними бойцами, но при этом подходящими для работы на любой дистанции. Владеют как ближним, так и дальним боем. Остальное варьируется так сильно, что лучше мне не трындеть тут лишнего, а то сгрызут.) рея следила за территорией, будто ястреб. Прикрывая их тылы, эльфийская волшебница была готова применить любое из своих заклинаний, а монах(Red: В рпг это не всем известные монахи в рясах, женские варианты которых слишком часто встречаются в порнографии. Монах — это класс, объединяющий в себе рукопашного бойца и клирика. Могут бафать, могут лечить, дебафать, их же физические атаки отличаются от атак простых бойцов рукопашного стиля. Могут быть заряжены силой, обладать стихийным уроном или ещё какой-нибудь вундервафлей. Зачастую не имеют никакой брони или же лишь минимальное её количество. Потому на высоких уровнях с мощными ваншотными боссами дико сосут в неумелых руках. Но это в неумелых.) человек молилась о чудесах.

Они держали строй, не теряли концентрации и проверяли каждый миллиметр дороги под ногами. Они не допускали ошибок.

Холодная и жестокая правда состояла в том, что им всего лишь не повезло.

Во-первых, крепость… что было частым делом для подобных строений …была забита различными ловушками. Ловушки, которые были созданы эльфами для отражения нападок гоблинов, теперь, с тенью иронии, защищали самих гоблинов.

Истощение их Рейнджера из-за постоянного поиска продуманных, чувствительных и смертельных ловушек тоже сыграло свою роль в случившемся. Они достигли внутреннего святилища крепости, и в итоге Рейнджер пропустила устройство предупреждения.

— Встать в строй!

Тревога эхом раздалась по крепости, и группа по команде лидера живо вскочила на свои места. Волшебница встала в центре, а их лидер, Рыцарь, вместе с Рейнджером и Монахом заняли три точки вокруг неё. Она не терпела изменений, а между ними и врагами была довольно мощная стена, но это была хорошая формация.

Однако окружающих их гоблинов было довольно много.

Можно назвать это тиранией большинства.

Навык стрельбы Рейнджера был божьим даром, но даже она не могла выдержать натиск врагов, своим количеством превышающих количество её стрел.

Волшебница воспользовалась четырьмя своими умениями, даже пятью… невероятное число… но, к сожалению, она растратила всю свою силу.

Монах продолжала молиться ради чудес и защиты, пока у неё не кончились силы молиться, и у неё не осталось ничего(Red: Если вы ещё не поняли, на чудеса тоже тратится некая «мана», а так как слова мана тут пока в принципе не было, то использовать я его не могу. И да, почти все скиллы класса монах основаны на духовных атаках, и без маны он начинает дико сосать (опять же, всё разнится от игры к игре).

Их лидер билась, меч её был покрыт кровью, но как только она устала, гоблины взяли над ней верх, а затем охота была окончена.

Все эти тела… а ведь битва не длилась и часа.

И прямо здесь, среди пронзённых стрелами, изувеченными мечом, сожжённых от заклинаний трупов, началось празднование.

— Хр…хррр… — голос эльфийки исказился от ужаса.

— Н-назад… Не подходите!.. — на лице реи не было ни единого признака надежды. Монах беззвучно молилась, а их лидер прикусила губу настолько сильно, что из неё пошла кровь.

Гоблины облизнулись и уставились на свою добычу, которая сжалась в кучку, обнимая друг друга покрепче.

Третьим и последним неудачным фактором для группы стало то, что их врагами были гоблины.

Обычно, пленники гоблинов становятся либо едой, либо машинами для размножения, а иногда их просто оставляют в покое, приберегая их на чёрный день.

Но в этот раз всё было иначе.

Эти авантюристки убили множество их братьев, и никто из них не хотел отпускать это так легко.

Гоблины жили по закону выживания, жертвуя столькими своими сородичами, сколько требуется для победы. Так что из-за смерти своих товарищей они не горевали. Но злость и ненависть от этих смертей глубоко запала в душу.

— ГАРУУУРУ.

— ГАУА.

Гоблины были рады найти вино среди провизии, которую они отобрали у девушек. Их пьяные, мелкие, скупые умишки придумывали одну ужасающую игру со своими пленницами за одной. А деревня находилась как раз у подножья горы — место, где с лёгкостью можно раздобыть ещё игрушек, когда те, что есть у них сейчас, сломаются.

Бедная деревенская девчушка, которая едва смогла прислуживать десяти гоблинам, больше не смогла этого вынести. Они использовали её уже давно.

Надежды не было.

Рыцарь, пока гоблин держал её и рвал на ней одежду, взвыла.

— Вы, сволочи! Хотите поиздеваться над кем-то? Начните с меня!
Она была дочерью благородной семьи. Она стала странствующим рыцарем, служа Верховному Богу, который отвечал за закон и справедливость. Она предполагала любой из худших поворотов судьбы и была готова ко всему.

Но она не была готова жертвовать своими друзьями.

Сперва прямо у неё на глазах Рейнджера использовали как тренировочную мишень. Лидер молила гоблинов сохранить жизнь своей напарнице. Из-за того что Монах попыталась откусить себе язык, пока гоблины жестоко убивали её, они засунули внутренности её товарища ей же в рот. А когда Волшебницу сожгли заживо, сердце Рыцаря разбилось на тысячи кусочков, а душа её сдалась.

Прошло три дня и три ночи, прежде чем гоблины наконец-то исполнили желание лидера.

Что произошло за эти три дня, пока её тело не искромсали так сильно, что оно едва могло напоминать человеческое, и не выбросили его в реку, лучше не описывать.

Тело авантюристки прибило к деревенским жителям, а трещащий смех, эхом раздававшийся по долине, заставил их ноги безумно трястись от страха.

Но в каждом правиле есть исключения.

Например, какой-нибудь гоблин на страже патрулировал стену с грубым копьём в руках.

Не смеялся тут он и только он.

Разумеется, он не чувствовал никакого намёка на симпатию к униженным женщинам. Он просто был огорчён от того, что лишь он один пропускает этот праздник.

Он был на страже, когда напали авантюристки, так что участия в охоте он не принимал. И (как ему было сказано) он — тот, кто не охотился — не имеет права присоединяться к разделу добычи.

Он не мог ответить на такой аргумент, так что ему пришлось тихо вернуться на стену.

Стражник дрожал на своём посту, замерзая от холода, что дул к подножью горы.

Как вообще можно было вытащить короткую соломинку?

Они поделились с ним лишь одним обожжённым пальцем. По крайней мере ему достался кусочек реи. Он нетерпеливо пожёвывал палец, желая чего-то большего, и с каждым укусом он начинал дышать всё тяжелее и тяжелее.

Ему и в голову не пришло, что участвуй он в тот день в битве с авантюристами вместо охраны, его могла бы настигнуть смерть. Каждый гоблин верит, что впереди будет биться другой гоблин, пока он будет атаковать из комфортного местечка в тылу.

Всё-таки, смерть братьев разозлила их, и они никак не могли сдержаться…

— ГУИ…

Да плевать на наблюдение за деревней. Разве стражник для защиты от вторжения так сильно нужен? Эта крепость была построена давным-давном эльфами (не то что бы гоблинов это волновало). Когда они ушли, она оставалась забытой и заброшенной, пока туда не пришли гоблины. Всем гоблинам от гнезда нужно немного — чтобы было крепким, безопасным, и чтобы было место для охоты. Так что они заняли форт со всеми его ловушками, подвохами и стенами, которые их строители оставили позади.

Со всеми этими штуками крепости не нужен был стражник. Застрявший на должности стража гоблин был крайне недоволен.

Так что когда он заметил их, он действительно возбудился.

— ГРРРРР?

Авантюристы. Двое.

Один из них был воином в грязной кожаной броне и стальном шлеме, который даже и не пытался прятаться, спокойно прохаживаясь мимо деревьев. Маленький щит был прикреплён к его руке. На плече его висел колчан, в руке он держал лук, а на бедре крепился меч.

Он выглядел слабаком. И зачем им о нём беспокоиться? Стражник гоблин сфокусировался на человеке, что шёл рядом с воином. Это была безумно красивая девушка в одеяниях жрицы, которая неуклюже стояла, сжимая свой посох, и выглядела довольно напряжённой.

Стражник облизнулся. Они не были особо мясистыми, но по крайней мере это была добыча, с которой он мог справиться.

Он скорчил свою самую уродливую мину и капая слюной изо рта побежал внутрь, чтобы предупредить остальных.

Таков был приказ… но ему явно не стоило отводить взгляд от авантюристов.

Воин вложил стрелу в лук и настолько туго натянул тетиву, насколько только мог. Наконечник стрелы был обмотан тряпкой, которая вся была пропитана Маслом Медеи. Жрица ударила по нему кремнем.

— ГААУ!

— ГОУРР!

Стражник гоблинов бежал по стене, виляя и призывая всех, и даже начал галдеть и тыкать пальцем в авантюристов. Но было уже слишком поздно.

— Целая толпа, — пробормотал Убийца Гоблинов себе под шлем и спустил тетиву.

Стрела вонзилась в деревянные стены, и пламя начало подтягивать свои языки к гоблинам, которые тут же закричали.

Полетел второй горящий стержень. И в мгновение ока огонь охватил всё.

— ГАУАУАААА?!

Одно из существ пытаясь сбежать подскользнулось и полетело прямо в двоих своих напарников, которые упали со стены на столь далёкую землю. Стражник был среди них, но Убийца Гоблинов либо не знал об этом, либо его это не волновало.

— Три.

Спокойно считая он выпустил ещё одну стрелу.

Огонь, разумеется, был великим врагом эльфов. Будь основатели этой крепости всё ещё там, на них с лёгкостью бы можно было напасть с одной лишь горящей ветошью.

Но эльфов, которые могли молитвами просить у духов потушить любое пламя, здесь не было. И любые построенные ими противопожарные конструкции уже давно канули в лету.

Стоящая перед авантюристами крепость была огромной и невероятно крепкой, но всё же это было просто дерево.

— Хватит огненных стрел. Приготовься.

— Ох, п-поняла!

Как только Убийца Гоблинов ещё раз натянул тетиву, Жрица заняла позицию вместе со своим шумным посохом и начала готовить изнуряющую душу молитву богине.

Прикрывая её, Убийца Гоблинов вонзил стрелу прямо между глаз гоблину, что пытался сбежать. Монстр завалился назад прямо на ту крепость, из которой он так отчаянно пытался сбежать.

— Глупец. Это четыре.

В следующую же секунду послышался глухой «тамм» от камня, что отскочил от его шлема.

— О нет! Вы в порядке?! — воскликнула Жрица.

— Не паникуй, — ответил он тряся своей головой, раздражённый тем фактом, что криком она нарушила всю свою концентрацию.

Он цокнул языком, а затем заметил за нагромождением гоблина державшего верёвку.

Праща может быть мощным оружием. Может это и простой кусок верёвки, с помощью которой бросают камень, но сила и скорость снаряда могут быть смертельными. Да и потеря боеприпасов тут практически невозможна… Эту особенность Убийца Гоблинов любил в праще крайне сильно.

Но плевать, пусть гоблину и удалось заиметь себе пращу…

— Это могло бы сработать в пещере. Но не на такой дистанции.

Выходя за пределы ближнего боя в ограниченном пространстве, физическая сила гоблинов едва ли представляла угрозу. Для дальних атак им не хватало координации. Камень, что только что отскочил от его шлема, наверняка был всего лишь случайным попаданием.

И всё же, дела бы обстояли совершенно иначе, будь эти двое самонадеянными новичками. Да и Убийца Гоблинов был бы никем без своей сосредоточенности на всех деталях.

Он запустил стрелу в направлении стрелка, насквозь пронзив его горло. С такими сверкающими языками пламени отсутствие ночного видения особой погоды не делало.

— Пять… Они скоро придут.

Как он и предсказывал, толпа гоблинов появилась у входа, пытаясь сбежать из горящей крепости. Они несли с собой вино, добычу и трофеи и в своих попытках пройти через дверь выползали один за одним,

Пока они, пытаясь спасти свои шкуры, бежали сквозь крепость, в которой прожили большую часть своей жизни, их ужас постепенно превращался в ярость. Их мерзкие лица озаряло страстное желание уничтожить Убийцу Гоблинов и Жрицу. Тьма коварных планов проносилась в их головах. Когда они выберутся из здания, стоит ли им убивать этих авантюристов? Изнасиловать их?

У каждого гоблина в руках было оружие, и все они неслись на Жрицу стоящую прямо возле входа…

«О, Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий».

И неожиданно гоблины осознали что бьются головами о невидимую стену, которая отбрасывает их обратно к крепости. Стена святой силы заблокировала вход и перекрыла гоблинам путь к побегу. Мать Земля, полная милосердия, защитила своего верного последователя чудом Защиты(Red: Звучит как тавталогия, но что поделать, таково название скилла.).

— ГОРРР?!

— ГАРРР?!

В рядах гоблинов начала расти паника, как только они осознали что попали в ловушку. Они визжали и плакали пытаясь сломать своими пиками и кулаками невидимый барьер, понимая, что ничто не сможет сломать его. Дым и пламя постепенно перекрывали гоблинов, пока те совсем не скрылись из виду.

— Я слышал, что тебя одарили новым чудом, — сказал Убийца Гоблинов, обыденно запустив стрелу в гоблина, который пытался покинуть эту зону. — Шесть. Оно облегчило нам работу.

— Но… Использовать Защиту таким образом… — сказала Жрица.

Её голос хрипел, и это не было вызвано дымом, что поднимался от тел некогда живых гоблинов.

Несколько дней до этого она провела в Храме в попытках выучить новые чудеса. Защита была одним из двух чудес, которым её одарили.

Рассчитывая на свою силу и статус, выходящие во внешний мир клирики могут получать новые чудеса, получив Божье откровение. Оказалось, что её вера была сильнее, чем она думала. И каждый раз у неё кололо в груди, когда Мать Настоятельница пожинала плоды её авантюризма…(Red: Если вы упустили детали, то Жрица неоднократно дико нарушала каноны клириков (в угоду логике и самосохранению), так что вполне возможно, что эта Мать Настоятельница брала на себя ответственность за её делишки.)

…Но если это означало получение новых чудес, она могла вытерпеть любую тренировку, от всей души веря, что это поможет Убийце Гоблинов.

И вот к чему это привело.

«Почему Мать Земля одарила меня этим чудом?..»

Она издала долгий несчастный вздох.

— В тоннеле для побега может быть чёрный ход. Не теряй бдительности.

— Как вы до такого додумались?

— Воображение — это тоже оружие, — и с этими словами он вновь натянул тетиву. — Люди без него умирают первыми.

— …Хотите сказать, как люди, что пришли сюда до нас.

— Вот именно.

Горная крепость горела.

Вместе с тем деревня у подножья была спасена от угрозы нападения гоблинов. И души всех усопших авантюристов могли спокойно лететь в руки всем тем богам, в которых они верили.

Тела гоблинов горели. Тела авантюристов горели. И тело похищенной девушки тоже горело, пуская дым высоко в небеса.

— Мы должны ограничить пламя. Когда оно иссякнет, нам нужно будет поискать выживших и разобраться с ними, — сказал Убийца Гоблинов без единой эмоции в голосе, подняв свою голову ввысь и глядя на дым. Затем наступила пауза. — …Вести себя в соответствии со своим рангом довольно… Сложно.

Жрица смотрела на него будто бы видя нечто душераздирающее. Она никак не могла понять, какие эмоции бушуют под этим шлемом. Или же не должна была понимать.

Почти потеряв сознание она сложила свои руки, встала на колени и помолилась.

Жар и дым покрыли небо тёмными облаками вплоть до горизонта, чёрный дождь начал капать с небес. Она молилась, пока капли падали на неё, оставляя на её одеянии пепельные полосы.

Она хотела лишь спасения(Red: Дааааа-с, эта тема со спасением гуляла по всему тому, но объяснения ей так и не было. Может речи шла о религиозном понимании этого слова, а может нам это объяснят в следующих томах. Но пока это неизвестная величина.).

Спасения для и от того, о чём она не знала.

 

 

— Глава Гоблинов Короля мечом удара снесена была!

Бард издавал мелодичные бренчания своей лютней.

— Нога Убийцы Гоблинов огнём ведь там прошла!

Звучание нот эхом проносилось по вечерней улице. Люди останавливались послушать, очарованные мощной, но в тоже время такой меланхоличной мелодией.

— Так короля зловещий план, он не достиг конца, принцесса же благодарит героя-молодца.

Молодые и старики, мужчины и женщины, богачи и бедняки — люди всех возможных стезей смотрели на барда. Успех его своеобразного эпоса зависел лишь от его собственных навыков.

— Но Гоблинов Убийца он! Здесь места нет ему, бродить обещано ему по свету одному.

Девушка в переднем ряду издала тёплый тоскливый вздох. Бард еле сдержал улыбку, что начала тянуть его губы вверх, и спокойно продолжил:

— А дева лишь вздохнуть могла, печальный сея взгляд — герой отправился вперёд, он не глядел назад.

(Red: Те, кто читали анлейт, наверняка сейчас дико бомбанули, ибо я абсолютно перековеркал перевод. Но мне захотелось сделать текст поэтичнее (анлейт сделал то же самое. Я в жизни не поверю, что можно точно перевести в стихах с японского на инглиш). Но для любителей точного перевода в этом примечании я оставлю чисто технический перевод (но тот всё равно будет основным, потому что я так хочу).

Король Гоблинов потерял голову от страшнейшего удара!

Синим полыхая, сталь Убийцы Гоблинов мерцала от огня!

Так отвратительный план короля пришёл к надлежащему ему концу, а прекрасная принцесса сжала в объятьях своего спасителя, своего друга.

Но он Убийца Гоблинов! Нет места у него, которого бы он держался, но он поклялся скитаться, идя по этой тропе в одиночку.

Лишь воздух для вздоха смогла найти благодарная дева — герой ушёл уже, айе, не оглядываясь назад.

Нууууу вот как-то так. Мне больше нравится мой вариант (неожиданно, не правда ли?). Да и не люблю я технические переводы стихов, вы уж простите.)

Треньк, треньк, треньк.

— Спасибо вам! Пока жива эта ночь, я буду нести вам историю о горящей горной крепости из повести об Убийце Гоблинов, герое пограничья.

Толпа, что собралась на этой улице Столицы(Red: С большой, ибо их столица называется Столица. А автор не особо долго думает над названиями, да?), ворча рассеялась. Бард элегантно поблагодарил их всех поклоном, пока монеты со звоном падали в его шляпу.

Авантюрист Серебряного ранга, что никогда не терпел поражения, изгоняя гоблинов по всему дикому пограничью. Для жителей деревень, которых постоянно теснили эти монстры, он был будто бы герой Платинового ранга: герой, который появляется словно ветер и исчезает также. Эпос, что барду удалось сформировать из слухов об этом человеке, которые ему посчастливилось услышать, похоже был воспринят на ура. Как он и полагал.

— Сэр?..

Ошарашенный неожиданным чистым голосом, бард взглянул наверх пока собирал с земли монеты(Red: Так как монеты в шляпу кидали, естественно, что попали не все.). Остальная толпа уже разошлась, и лишь один человек стоял здесь скрывая своё лицо под мантией.

— Тот авантюрист, о котором вы пели… Он и правда существует?

— Конечно же он существует. Абсолютно. — Бард нахохлил свою грудь.

Люди «верят» в подвиги, которые им рассказывают поэты и менестрели. Едва ли он мог признаться, что написал песню, основанную на случайно подслушанных кусочках информации.

Ну и всё равно, этот загадочный уничтожитель гоблинов и так помог ему заработать кучу денег. Меньшее, что он мог сделать — не посрамить его репутацию.

— Он в городе в двух-трёх днях отсюда путешествует в направлении западной границы.

— Это правда? — фигура вздохнула и, кивая, сбросила капюшон с плаща.

Её гибкое тело было облачено в наряд охотника. Огромный лук висел за её спиной. Она была стройной и невероятно прекрасной.

Бард никак не мог заставить себя перестать таращиться… И не только из-за её красоты.

Он был ошарашен её длинными, листообразными ушами.

— Оркболг… — сказала она, звуча мелодично, но так странно. Эльфийка-авантюристка.

Интерлюдия. Регистраторша

Да, здравствуйте. Добро пожаловать в Гильдию Авантюристов! Подаёте на квест? Тогда, пожалуйста…

Ч-что? Интервью? Ам… Это официально? Вы уверены, что всё в порядке. Фууф.

Кхем.

Гильдия Авантюристов; хи-хи, я знаю, о чём вы думаете. Странно иметь агентство по найму для сборища головорезов.

На самом деле, в самом своём начале Гильдия не была гильдией… Это была простая таверна, где собирались авантюристы. Король Времени официально поддерживал этих героев… Людей, которые позже стали авантюристами Платинового ранга. Но нынче это настоящее ведомство! Знаете ли вы, что я прошла официальный экзамен и ещё кучу всего, чтобы стоять у этой стойки регистрации?

Женщины-профессионалы… Хи-хи, все мои коллеги тоже талантливые женщины, так что хвастаться я не хочу. Но мне крайне повезло заполучить эту работу.

Авантюристы тяжело трудятся над завоеванием народного доверия, ведь доверие превращается в более перспективную работу. Наши ценные подаватели на квесты судят о способностях по вашему рангу, так что вам никогда не выставят не соответствующе низкую награду.

А затем, ну вы знаете, это… Вы ведь слышали об этом, да?

Вы можете встретить этих путешествующих хвастунов, которые с ходу заявляют: «Я был «одарён» легендарным оружием!» — или же: «Боги лично защищают меня!» (Red: Тонкая шутка над гг жанра «попаданцы»? Совпадение? Я так не думаю.). Как же с ними тяжело. О них нет никаких записей, и мы не можем рекомендовать нашим посетителям доверять людям, которые делают всё что им заблагорассудится. Мы ведь не можем просто взглянуть на лист с удобными для подсчёта числами и узнать, насколько сильны эти бродяги.

Вот почему Гильдия установила три базиса, по которым оценивает своих членов. А именно: сколько хорошего они сделали для этого мира, совокупная цена наград, которые они получают, и личностная оценка, которая проводится с помощью интервью один на один. Некоторые собирают все свои результаты в «очках опыта».

Вот так выглядит наша система рангов, с высшим рангом на первом месте и с низшим на последнем.

 

1. Платиновый. Невероятно редкий. Лишь несколько людей за всю историю достигали этого ранга. Лучше даже не думать о его достижении.

2. Золотой

3. Серебряный

4. Медный. Этим рангом обладают наши самые талантливые члены, присуждение же ранга основывалось на их способностях и степени доверия, которую они заработали. Они правда что-то с чем-то!

5. Рубиновый

6. Изумрудный

7. Сапфировый. Это средний ранг. Немногие достигают его в наши дни.

8. Стальной

9. Обсидиановый

10. Фарфоровый. Это наши новички. Им невероятно приятно быть в самой гуще опасности.

 

Как вы могли заметить, здесь отчётливо видны нижний, средний и верхний ярусы. Можете считать это нашим мерилом.

Что? Бывали ли случаи, когда никто в итоге так и не принимал квест? Ну, не могу… сказать, что такого никогда не бывало…

Чаще всего это случается с квестами по убийству гоблинов. Их так много, а подаватели на квесты зачастую приходят из фермерских деревень, так что… Ну, они не популярны. Они бывают довольно тяжёлыми, а награда за них слишком мала. Вы знаете, что гоблинов просто невероятно много?

Полагаю, вы хотите сказать, что это отличные квесты для новичков, но… Нууу…

Ох, простите, кто-то только что пришёл. Не могли бы мы позже закончить с этим?

Кхем!

Да, здравствуйте! Могу я вам помочь?

— Дайте мне гоблинов.

Глава 5. Неожиданные Посетители

— Оркболг, — без каких-либо вступлений сказала эльфийка. Её голос раздавался так звонко, будто бы она распевала заклинание.

Произошло всё перед полуднем, когда поздно вставшие авантюристы приходили посмотреть, какие ещё квесты остались. В Зале Гильдии было гораздо тише чем утром, но шум и гам всё ещё наполняли его, и каждая пара глаз уставилась на эльфийку.

— Огого… Вы только гляньте на неё! — совсем ещё зелёный парнишка воин оценивающе присвистнул.

— Эй! — огрызнулась на него девушка клирик, ещё ученица — член его группы.

— Прости, — сказал парень с успокаивающей улыбкой на лице, но вот глаза его так и продолжали любоваться эльфийкой.

Тяжело было винить его. Эльфы от природы были награждены какой-то неземной красотой, но даже среди них эта девушка была просто поразительной.

Возраст для эльфов не играл особой роли, но на вид ей наверняка можно было дать лет семнадцать-восемнадцать. Она была стройной и высокой, облачённая в обтягивающий охотничий наряд, а двигалась изящно словно лань.

Огромный лук висел за её спиной как бы говоря, что она рейнджер или, возможно, лучник. Ранговый ярлык висящий на её шее был сделан из серебра.

— Она из высших эльфов… Они же прямые потомки фей…

— Их уши и правда длиннее чем у обычных эльфов…

Друид и девушка рея перешёптывались с воином полуэльфом в лёгкой броне(Red: Там было написано light warrior, и определить, было ли это воин света или же воин в лёгкой броне, возможности нет. Боже, зачем я всё это пишу, они же массовка на 2 предложения, они больше никогда тут не появятся, а я ради них распинаюсь.), пока другой член их команды, воин в тяжёлой броне, наблюдал за ней. Сидевший рядом и подслушивающий их разговор скаут(Red: Чаще всего подкласс (или изменённый под реалии игры класс) рейнджера. Делает упор на скрытность, маскировку, распознавание ловушек, их обезвреживание и тд. В битвах является очень середнячковым классом, который не имеет каких-либо нормальных плюсов и минусов. Больше внебоевой класс. Даааа, раньше в рпг твой класс мог быть крут и вне боёв, эх, ностальгия.) со знанием дела сказал:

— Ну конечно же у них длиннее.

Регистраторша ранее уже имела дело с высшими эльфами и особо не нервничала от встречи с этой особой, но она была совершенно сбита с толку словами, что вылетали изо рта этой девушки.

— Простите, мадам. Вы имели в виду «рок»(Red: Тут в анлейте было слово Oak — дуб, но при переводе суть схожести терялась, так что я заменил это слово.), то есть судьбу?

Она уже привыкла к людям, что просто подходили к стойке и говорили название монстра, но это слово она никогда раньше не слышала. Всё-таки в мире было пятьдесят тысяч различных видов монстров (без преувеличений!), так что вполне мог существовать вид, о котором она и знать не могла.

Или, быть может, это было имя этой эльфийки? Эльфийский язык обладал ритмом заклинания или даже песни.

— Нет. «Орк». «Оркболг, — повторяя эти слова, Высшая Эльфийка Лучница качала головой будто бы говоря: «Поняла?» Понизив свой голос она добавила:

— Странно…

— Я слышала, что он был здесь.

— Ам, ясненько. Так вы ищете авантюриста?

У Регистраторши было множество талантов, но даже она не могла помнить наизусть полные имена всех авантюристов. Она развернулась, чтобы достать каталог с полки позади неё, но затем она услышала:

— Идиотка. Вот почему вам, длинноухим, надо сползти с пьедестала, на который вы сами себя же и водрузили.

Эти слова были произнесены полным, коренастым дворфом, стоящим рядом с эльфийкой. Единственной его частью, которую можно было увидеть над уровнем стойки, был его блестящий лысый лоб. Он тщательно разглаживал свою длинную белую бороду.

Его наряд был оформлен в необычном восточном стиле, а на талии у него висела всякая всячина, которая выглядела как груда хлама. Регистраторша сказала бы, что он заклинатель… шаман дворф. На его шее тоже висел серебряный ярлык.

— Это место принадлежит важным людям, — сказал он. — Тем глупее ты, если решила, что твои длинноухие слова помогут тебе добиться хоть чего-нибудь.

— Боже, ты-то у нас такой полезный. Тогда как же, по вашему мудрейшему мнению, я «должна» называть его? — фыркнув сказала эльфийка с каким-то уж совсем не эльфийским выражением лица.

В ответ Дворф Шаман горделиво закрутил свой ус и сказал:

— Брадорез, конечно же!

— Ам, простите, сэр, но с таким именем здесь тоже никого нет, — извиняясь сказала Регистраторша.

— Что, никого?! — сказал дворф.

— Нет, сэр. Мне очень жаль.

Высшая эльфийка затрясла своей головой в наигранно преувеличенном жесте отвращения, сопровождая это потряхиваниями плеч и тяжёлым вздохом.

— Слишком тяжёлая ноша для гномьей мудрости. Упёртые как камни, с которыми они работают, и всегда уверены в своей правоте.

— А ну спустись сюда и повтори! — воскликнул Дворф Шаман.

Он бы начал драку прямо здесь и сейчас, не будь эльфийка выше его в два раза. Даже подпрыгни он, едва бы смог до неё достать. А самодовольство эльфийки только росло.

Дворф скрежетал своими зубами. Затем, неожиданно, что-то пришло ему в голову, и его лицо расплылось в неожиданной улыбке.

— …Хех. Вы, эльфы… Сердца жестки как наковальни(Red: Для тех, кто не в курсе, что такое наковальня. Замените на доску и всё поймёте.) и столь же плоски. «Это» всё объясняет.

— Что?!

На этот раз пришёл черёд эльфийки краснеть. Она уставилась на дворфа и неосознанно прикрыла свою грудь.

— С-с этим ничего нельзя поделать! С-смешно слышать это от тебя, когда все дочери дворфов похожи на бочки!

— Мы зовём их «пухленькими», длинноухая, и это гораздо лучше чем быть наковальней!

Их голоса становились всё громче и громче.

Вражда между эльфами и дворфами была стара как боги. Однако, никто не знал, как она началась… Даже вечные эльфы(Red: Вечные эльфы — эльфы, которые практически отринули свой облик, полностью слились с природой и теперь живут дохрениллион лет. Правда, скучно.) не могли сказать наверняка. Может, дело было в старой как мир несовместимости: эльфы почитали деревья и ненавидели огонь, а дворфы в то же время рубили деревья, чтобы разжигать очаги.

И в чём бы ни была причина ненависти, эти двое явно не были теми избранными, что превзойдут её, а они всё стояли и спорили возле Регистраторши, на лице которой медленно возникала улыбка полная отчаяния.

— Ам, давайте… Давайте жить дружно, хорошо?..

— Вы двое, простите меня, но если вам так хочется ругаться, пожалуйста, делайте это в другом месте и не тревожьте остальных. — длинная тень нависла над ними, прерывая спор.

Над ними возвышался людоящер, тело которого сплошь было покрыто чешуйками, слегка шипя, а изо рта его расплывалось зловонное дыхание. Даже Регистраторша едва не взвизгнула «Ойой…» при виде него.

Она никогда не видела традиционного наряда, в который он был одет. На его шее наряду с подозрительным амулетом висел серебряный ярлык.

Ящер Жрец сложил свои руки в необычном жесте и поклонился Регистраторше. — Примите мои искренние извинения. Кажется, мои компаньоны причиняют вам массу проблем.

— Ох, с-совсем нет! Все наши авантюристы довольно пылкие люди, я-я уже привыкла к таким вещам!

Даже так, группа перед её глазами пестрила своей необычностью. И дело было не в том, что все они относились к разным расам.

Высшие эльфы довольно редки, но история полна случаев, когда юные дети леса выходили в мир, чтобы утолить жажду своего любопытства о нём. Дворфы же своей любовью к сокровищам и безрассудствам походили на людей, так что они частенько становились авантюристами. И людоящеры, которых иногда считали даже родственниками монстров, хоть некоторые из их племён и были дружелюбны, но авантюристами людоящеры становились чрезвычайно редко.

Но все трое сразу… И все Серебряного ранга. Чтобы три авантюриста с таким разным происхождением образовали одну группу — такого Регистраторша никогда не видела прежде.

— Ам… — взгляд Регистраторши скользил от эльфийки и дворфа, спор которых даже и не думал стихать, на людоящера. Внешне казалось, что он был готов обнажить свои клыки и наброситься на неё в любую секунду…

— Итак… Кого же «вы» ищете, сэр?

Даже если так, всё равно из этой троицы он выглядел тем, с кем легче всего было вести разговор.

— Хмм. Печально, мне моему не хватает познаний в языках человеков…(Red: Ящер сказал, что у него не очень с людским языком. Чего вы ждали — нормальной речи? Пфффф.)

Регистраторша размашисто кивнула.

— Оркболг и Брадорез — это то, что вы, человеки, звать прозвищами. На вашем языке вы говорить это как…

Он тяжело кивнул и, как она каким-то образом ожидала, сказал:

— …Убийца Гоблинов.

— Ох! — её лицо засияло и она начала хлопать в ладоши прежде чем успела это осознать. Она с трудом подавила желание крикнуть от восторга.

Другие авантюристы пришли сюда в поисках него. Его репутация распространялась.

«Я никак не могу дать этой возможности ускользнуть, ради него же самого!»

— Я знаю его, сэр! И очень даже хорошо!

— Ах, вы знать?! — Глаза людоящера расширилсь, а его язык высунулся изо рта, что наверняка было людоящерским эквивалентом улыбки. Регистраторша даже вздрогнуть не успела от такого свирепого лица.

— Ох, не желаете ли чаю?

— Я не хочу тревожить вас так, — он позвал своих компаньонов. — Вы, двое, видимо тот, кто был иском нами, есть тут.

— Видите? Я же вам говорила.

— Аах, но им-то ты сказать не смогла, не так ли, девчонка?

— Вы только посмотрите, кто заговорил.

— Что такое?!

Ящер Жрец зашипел. Эльфийка и дворф тихо уставились друг на друга.

— Ну а теперь, миледи Регистраторша. Где же милорд Убийца Гоблинов?

— Ам… Он ушёл охотиться на гоблинов около трёх дней назад.

— Ох-хо. Ясно. Ну разумеется.

— Я думаю, он вернётся уже скоро, сэр. — Регистраторша с надеждой посмотрела на дверь Зала Гильдии. Она беспокоилась о нём, но, естественно, была уверена в его возвращении.

Уж обычным гоблинам его-то точно не одолеть.

— Там! — сказала Регистраторша, как только дверной колокольчик зазвенел, и вошли два авантюриста.

Там стояла прекрасная девушка в святом одеянии, держа в своих руках шумный посох. Жрица. Превосходная.

Проблема была в мужчине, что нагло шагал перед ней. Он был одет в грязную кожаную броню и стальной шлем и нёс у бедра меч, который выглядел больно длинным для нормального владения им, а на руке крепился маленький круглый щит. Он выглядел жалко. Любой новичок во время своего первого квеста был бы более подготовлен.

Он без промедления подошёл к стойке. Жрица поспешила, чтобы не отставать от него, но как только его шаг замедлился, ей наконец удалось нагнать его.

— С возвращением, мой дорогой Убийца Гоблинов! По вам двоим сразу видно, что вы в отличной форме. — Регистраторша широко махала им рукой, а её коса тряслась в такт руке.

— Мы благополучно завершили работу.

— Да, одним лишь чудом.

В противовес спокойному отчёту Убийцы Гоблинов Жрица показывала предательские признаки усталости. Она храбро улыбалась, но… Регистраторша кивнула. Она могла это понять. Убийца Гоблинов брал квесты день за днём, ночь за ночью, почти не делая перерывов. Поспевать за ним, должно быть тяжело.

— Ну ладно. Сообщите мне детали позже. Сейчас это не так важно.

— Ох?

— Да. Тут несколько посетителей пришли увидеть вас, Мистер Убийца Гоблинов.

Он развернулся к группе стоящей прямо возле него, впервые замечая их: высшую эльфийку лучницу, заклинателя дворфа и ящера жреца.

Жрица издала тихий удивлённый писк, а затем быстро закрыла свой рот.

— Вы гоблины?

— Едва ли! — Высшая Эльфийка Лучница с подозрением смотрела на него, будто бы она никак не могла поверить в услышанное, но он просто ответил:

— Ясно.

— Так ты Оркболг? А ты не выглядишь…

— Потому что я не он. Меня никогда не называли этим именем.

На лице эльфийки отразилось смущение, пока дворф, поглаживая свою бороду, тихо посмеивался. Ящер Жрец хоть и выглядел довольно обеспокоенным, похоже уже привык к такому. Он сложил свои руки в странном жесте, а затем вежливо поклонился Убийце Гоблинов.

— У нас, смиренных посетителей, иметься дело к Убийце Гоблинов. Можем мы просить немного кусочков вашего времени?

— Как хотите.

— Если вы хотите устроить встречу, у нас есть комнаты вверху…

Людоящер сделал жест благодарности по отношению к Регистраторше за её предложение.

— Тогда пошли.

Жрица тихо стояла во время всего этого разговора, но, как только Убийца Гоблинов начал уходить, слегка испуганно глядя на него сказала:

— А-ам, д-должна я?.. Должна я п-присоединиться к вам?

Он оглядел её худое тело сверху донизу, а затем покачал своей головой.

— Отдыхай.

Он не выглядел так, будто ожидал хоть каких-либо доводов против этого. Жрица слегка кивнула.

И не оборачиваясь в ее сторону Убийца Гоблинов спокойно поднялся по лестнице.

— Не переживай. Он вернётся, ты и глазом моргнуть не успеешь.

Уходя, Высшая Эльфийка Лучница слегка поклонилась Жрице. Дворф и людоящер последовали за ней.

Жрица стояла там, совсем одна.

§

— Эээх..

Совсем одна. Она сидела в углу возле стены в кресле, которое выглядело так, будто его надо было приберечь для него. Её ладони обвивали чашку чая, которую ей принесла Регистраторша.

Наверняка он просто хотел сделать как лучше для неё. Она подняла чашку к губам.

— Аах… — она вздохнула, как только тепло распространилось по её телу. Жрица узнала это ощущение — таким же был эффект от зелья Выносливости.

Со стороны Регистраторши добавить его в чай было крайне добрым поступком. Уставшее тело Жрицы почувствовало себя прекрасно.

«Я его сдерживаю?»

Он был Серебряного ранга, она едва ли могла причислить себя к Фарфоровому. Но даже несмотря на такую разницу, она не чувствовала себя обузой для него, однако всё же…

Жрица потёрла свои глаза. Её веки были так тяжелы.

Она могла услышать болтовню авантюристов со всего Зала Гильдии. Тут было так же многолюдно, как и в любой другой день. За пределами её слуха что-то прозвучало, но она не могла разобрать слова. Она зевнула.

— Эй! Эй ты!

— Чтооо?..

Когда она во второй раз услышала голос, Жрица вскочив проснулась, моментально выпрямляясь в стойку «смирно».

Перед ней стоял молодой паренёк, который выглядел как-то нервозно… Тоже Фарфорового ранга.

Это был совсем ещё зелёный воин, которого она уже видела раньше. Рядом с ним стояла девушка, ученица клирик. На её шее висели меч и весы — символы Верховного Бога, который отвечал за закон и порядок.

— Ты… В смысле, ты ведь та девушка, что работает с ним, да?

— С… Кем?

— Ну, знаешь, с тем парнем. Он всегда носит этот шлем? — сказала клирик пронзительным голоском.

— Ох, — сказала Жрица, её озадаченность испарилась. — Вы имеете в виду мистера Убийцу Гоблинов?

— Да, его! Эй… — Воин неожиданно понизил голос и боязливо огляделся вокруг. — Ты ведь тоже Фарфорового ранга. Как насчёт объединиться с нами?

У Жрицы тихо перехватило дыхание. Безудержный поток эмоций бушевал внутри неё, разрывая её сердце на две части.

Он сжала свои кулачки и оттолкнула натиск эмоций. Прошла всего секунда, прежде чем она медленно покачала своей головой.

— Нет. Спасибо вам, но нет.

— Но он же чудила! Да какой вообще человек Серебряного ранга будет охотиться на одних лишь гоблинов? — хмуро спросил Воин.

«Любой нормальный авантюрист Серебряного ранга пошёл бы за добычей покрупнее».

— Ага, — сказала Клирик, окидывая комнату беспокойным взглядом. — И таскать с собой новичка тоже. Ты в курсе, что некоторые люди думают, что ты его пленница.

«С тобой всё в порядке?»

— Я даже слышала, что причина, по которой он охотится на одних лишь гоблинов, в том, что он сам нечто… «Странное». Понимаешь о чём я?

— Да нет, всё не так!.. — голос Жрицы рефлекторно стал громче.

— Ну, ну. Хватит издеваться.

Их общие разгорячённые эмоции были потушены нежным, сладким голосом, что неожиданно ворвался к ним. Когда она здесь оказалась? Как долго она тут стояла? Ведьма с её чувственным телом и серебряным ярлыком на шее стояла прямо рядом с ними.

— Н-но мы не…

— Этого, будет достаточно. Идите, отсюда, хорошо?(Red: Объясню. Ведьма говорит крайне странно, прерывисто, любит делать паузы, которые будут выделяться тоннами запятых.)

Воин выглядел готовым к продолжению жаркого спора, но Клирик схватила его за рукав и увела прочь.

Ведьма дружелюбно посмотрела на Жрицу и с улыбкой сказала: — Позволь мне, разобраться с ними, да?

И этого вполне хватило. Клирик и Воин сказали:

— Погнали отсюда!

Практически одновременно, и тревожно глядя на Жрицу они ушли.

Жрица сидела в кресле с чашкой чая в руках. Ведьма проскользнула в кресло рядом с ней, будто бы практически наливая себя в сиденье(Red: Тут как бы такой эротичный намёк, что Ведьма очень плавная и изящная, а потому её движения будто движения жидкости.).

— Так, вот. Это же «ты», та девушка, что плетётся, за ним, да?

— О да, мадам, мне выпала честь сопровождать его. — Жрица твёрдо кивнула, опуская свои руки вместе с чашкой себе на колени.

— «Сопровождать», э? — выразительно сказала Ведьма.

Жрица озадаченно посмотрела на неё. Ведьма отмахнулась.

— Это, должно быть, довольно, тяжело. Он многого «не замечает», не так ли?..

Жрица снова озадаченно посмотрела на неё.

— Ам, я… Он…

— Вот только, кажется, ты тоже недалеко ушла.

Жрица изобразила извиняющийся жест неловкости, а Ведьма нежно посмотрела на неё. Она достала длинную металлическую трубку и элегантной рукой бросила туда немного листьев.

— Могу я? «…Инфламмарае».

Не дожидаясь ответа, Ведьма приложила свой палец к трубке. Вскоре оттуда начал виться ароматный розовый дым.

— Я знаю. Глупая трата силы слова, не так ли?

Ведьма неожиданно рассмеялась над ошарашенной Жрицей.

— А ты… Сколько чудес, можешь использовать?..

— Ам, недавно у меня было два; теперь у меня их четыре. А молиться я могу всего три раза…

— Фарфоровый ранг, с четырьмя чудесами. Божечки, а ты довольно искусна.

— Ох, с-спасибо вам… — Жрица склонила свою голову, заставляя своё и так маленькое тельце выглядеть ещё меньше.

Улыбка Ведьмы не дрогнула ни на миг.

— Знаешь, однажды он, и меня, попросил об одной странной вещи.

— Что?.. — Жрица неожиданно взглянула Ведьме прямо в лицо.

Ведьма соблазнительно наклонила свою голову.

— Я знаю, о чём ты думаешь, — издевательски сказала она.

— Н-нет, я не!..

— Он попросил о небольшой помощи, со свитком. Так что я знаю, как сложно… «Сопровождать» его.

— Нет, я… Он… Ну, разве что слегка. Всё-таки он Серебряного ранга.

На её лице едва виднелся усталый хмурый взгляд. Кивая, она заметила, что чашка с чаем всё ещё была в её руках. Глядя на дно чашки сквозь полупрозрачную коричневую жидкость, она поняла, что слова готовы литься из неё подобно воде:

— Я-я едва ли могу поспевать за ним… И я-я причиняю ему одни лишь проблемы…

— И ещё он так, хорош в том, что он делает, не так ли? — Ведьма глубоко вздохнула и выдохнула кольцо дыма. Оно лениво подлетело к Жрице и растворилось ударившись об её щёку. Она сильно закашляла. Ведьма извинилась, всё время смеясь.

— Это то, что приходит с многими годами, охоты на гоблинов, без отдыха.

«Он в гораздо более высшей лиге чем девчушка Фарфорового ранга».

Ведьма тщательно вытряхнула свою трубку.

— Убийство гоблинов определённо, приносит миру больше пользы, чем кто-то, кто охотится на добычу покрупнее… Но миру от этого нет никаких благ.

Её трубка указывала на толпящихся по всему Залу гильдии авантюристов.

Где-то в этом зале уши Копейщика покраснели. Ведьма прищурила глаза и взглянула на толпу.

— И не стоит говорить, что зацикленность, на гоблинах… Полностью, безопасна.

Жрица хранила молчание.

— В Столице, например, не видно конца демонам. Эти монстры, повсюду, в этом мире.

Ну, это очевидно. Не будь это так, авантюристы бы не были столь вездесущи, и плевать, сколько заброшенных руин было бы в этом мире. Но с угрозами всех возможных видов, появляющихся тут и там, армия не могла справиться в одиночку. Их роль заключалась в налаживании контактов с соседними странами или Тёмными Богами, или же некромантами. Разумеется, гоблины точно были угрозой. Но далеко не единственной.

— Если хочешь… Помочь кому-то ещё. Ты можешь сделать это, даже с теми, двумя детишками, например.

— Это… Я могу, но…

Волнение Жрицы опять начало расти. Она выдвинулась вперёд в своём кресле, но ей никак не удавалось проронить ни слова. Она затихла, бормоча себе под нос что-то бессвязное.

— Хии-хии. Есть, множество путей, да? И нет, верных. Разумеется это сложно… — она погладила сжавшуюся в комочек Жрицу по голове. — Прости.

Жрица обнаружила, что этот сладко пахнущий дым был на удивление успокаивающим.

— По крайней мере… Если ты собираешься, «сопровождать» его, пусть это будет, твоим собственным решением.

«Если ты простишь меня за такие слова».

И на этой фразе Ведьма встала с таким же крадущимся движением, с каким садилась.

— Ох…

— Тогда, увидимся. Я верю, что у вас выйдет хорошее, свидание… Прошу прощения, то есть приключение… С ним.

Слегка помахивая рукой, она ушла покачивая бёдрами и растворяясь в толпе.

— Моим собственным решением?..

Снова в полном одиночестве Жрица крутила чашку чая в своих руках.

Тепло, которое она чувствовала минуту назад, исчезло.

§

Как только они вошли комнату для собраний, эльфийка сняла лук со своего плеча и спросила: — А ты точно Серебряного ранга?

Кресла в комнате были покрыты тканью бронзового цвета и стояли вокруг стола, который был отполирован до блеска. Шкафы были наполнены черепами и клыками монстров, а так же трофеями авантюристов прошлых лет.

— Так было решено Гильдией.

Грязные броня и шлем Убийцы Гоблинов едва ли могли заявлять о его ранге. Он тяжело сел в кресло.

— Честно говоря, я всё же не могу в это поверить, — сказала эльфийка. Она села напротив него на расстоянии всего одной поступи и трясла своей головой в подозрении. — В смысле, ты только взгляни на себя. Я видела жуков, которые выглядели более устрашающе.

— Не глупи, длинноухая! — Дворф, счастливо усевшийся на полу скрестив ноги, издал ироничный смешок.

Хоть люди и относились деликатно к другим расам, их кресла всё же были слишком велики для рей и дворфов.

— До полировки все драгоценные камни и металлы — всего лишь обычные куски камней. Ни один дворф не будет судить о чём-либо по одному лишь внешнему виду.
— Ох, правда?

— Да, правда! Кожаная броня нужна для лёгкости движений. Кольчуга остановит клинок в ночи, — Дворф Шаман говорил с важным видом, оценивая Убийцу Гоблинов беглым взглядом. Хоть основной вид его деятельности и был связан с духовным просвещением, когда дело касалось оружия и экипировки, даже ребёнок дворфов знал гораздо больше чем живущий не один десяток лет на свете продавец. — …То же касается и его шлема. А маленькие меч и щит отлично подходят для битвы в тесных пространствах.

Убийца Гоблинов ничего не говорил.

Эльфийка с подозрением смотрела на него.

— По крайней мере его экипировка могла бы выглядеть и получше.

— От чистых вещей воняет металлом, — сказал Убийца Гоблинов, в голосе которого присутствовали нотки раздражения.

«У гоблинов превосходное обоняние».

— О боги. Вы, лесные жители, так сильно любите свои луки, что ни за что не узнаете меч, даже если он вонзится вам прямо в шею.

— Ииргх…

От колкостей дворфа эльфийка скрежетала зубами. Он был несносен, но всё-таки прав. Охота для эльфов была так же привычна как и дыхание. Эта лучница в свою очередь знала кое-что о подавлении запахов. Но по меркам высших эльфов она была ещё молода и покинула свой родной лес лишь недавно. Она провела во внешнем мире несколько лет, но для эльфов это было лишь мгновением. Ей ещё не хватало опыта.

Дворф гладил свою бороду с самодовольным видом.

— Моя жизнь явно была подлиннее твоих ушей, девчонка. Почему бы тебе не поучиться кой-чему у достопочтенных старших?

— Хммф.

Но затем эльфийка прищурила глаза словно кошка играющая с мышью.

— Мне две тысячи лет, — сказала она. — А сколько тебе там, можешь напомнить?

Дворф очень долго хранил тишину. А затем неохотно произнёс:

— Сто и семь.

— О боже, божечки.

Эльфийка расхохоталась, а дворф начал удручённо поглаживать свою бороду.

По ним было видно, что они всегда вели себя так. И как только Убийца Гоблинов начал было подумывать, что уже пришло время спускаться отсюда обратно на первый этаж, Ящер Жрец взволнованно взмахнул своей рукой.

— Вы, двое, достаточно разговоров о вашей древности. Вы — позор для тех, кто из нас не измеряет свои жизни веками или тысячелетиями.

Он стоял напротив стены. Людоящеры не садились в людские кресла в основном из-за того, что, похоже, их хвосты в таком случае только мешали.

— Итак, чего вам от меня надо? Квест?

Убийца Гоблинов как всегда бил прямо в цель.

— Да, именно так, — сказала эльфийка. Выглядела она мрачно. — Количество демонов вокруг Столицы возросло, и, я уверена, ты знаешь…

— Нет, не знаю.

— Это может быть связано с возрождением злых духов. Они желают использовать армию для уничтожения мира!

— Ясно.

— …И мы надеялись на твою помощь…

— Найдите кого-нибудь другого, — резко сказал он. — Если дело не в гоблинах, то мне плевать.

Эльфийка остолбенела.

— Ты вообще понимаешь, что я только что сказала? — спросила она, скрежеща зубами, с нескрываемой злостью в голосе. Её характерно листоподобные уши тряслись. — «Армия демонов» приближается. Мы сейчас говорим о судьбе всего мира.

— Да, я слышал тебя.

— Тогда почему?..

— Пока не наступит конец света, гоблины успеют уничтожить ещё множество деревень, — сказал Убийца Гоблинов своим практически металлическим голосом. Будто бы говоря ей: «Это моё всё, моя истина». — Мы не можем игнорировать гоблинов лишь потому, что мир в опасности.

— Да как ты смеешь?!..

Эльфийка пнула своё кресло, её бледное лицо покраснело. Она протянулась над столом, чтобы схватить Убийцу Гоблинов. Дворф еле успел остановить её.

— Ну-ну, осади-ка, длинноухая, подумай что ты творишь.

— Что ты имеешь в виду, дворф?

— Мы не можем просто врываться сюда и начать заставлять его делать что-то против его воли. Платиновому это бы сошло с рук, но не нам.

— Д… Ну, да, но…

— Никаких но. Успокойся. Давайте спокойно и цивилизованно всё обсудим.

Он упрекал эльфийку, помахивая ей своей маленькой грубой рукой.

— …Ладно, — обиженно ответила она и нехотя села обратно в кресло.

Увидев это и то, что Убийца Гоблинов не выглядел даже на йоту расстроенным этим инцидентом, дворф довольно рассмеялся.

— Может он и молод, но всё-таки это «Брадорез»! Он спокоен как скала!

— Тогда, — сказал Ящер Жрец. — Вы не будете возражать, если я продолжу обговаривать детали квеста?

— Я только за, — сказал дворф, прохаживаясь рукой по своей бороде. — Уж явно лучше, чем сделала бы эта трусишка.

— Милорд Убийца Гоблинов, прошу, не поймите нас неправильно. В действительности мы пришли попросить вас помочь нам уничтожить малых дьяволов.

— Ясно. Так вы говорили о гоблинах, — сказал Убийца Гоблинов. — В таком случае я согласен.

Повисла тишина.

— Где они? Сколько их?

Высшая Эльфийка Лучница выглядела слегка ошарашенной; глаза Ящера Жреца расширились. Дворф расхохотался со всех сил.

— Ну-ну, паренёк, куда спешить? Неужто не хочешь услышать оставшуюся часть истори Чешуйчатого?

— Разумеется, — сказал Убийца Гоблинов, решительно кивая. — Информация решает многое. Я должен знать размер гнезда, есть ли там шаман. И что насчёт хобов?

— Я ожидал, что вначале вы спросите о вознаграждении, — сказал Ящер Жрец, пока его язык высунулся изо рта и касался его носа. Должно быть, это было его попыткой прикрыть лицо чтобы скрыть своё смущение. — …Для начала, как уже говорила моя скромная напарница, армия демонов готовится к вторжению.

Тишина.

— Один из Лордов Демонов, ранее запечатанный, пробудился и теперь стремится уничтожить нас…

— Не заинтересован, — сказал Убийца Гоблинов. — То же самое произошло десять лет назад.

— Мм. Я тоже думал, что это не моя забота. — людоящер закатил свои глаза в странной гримасе.

Множество различных эмоций сменялись на лице эльфийки, пока он говорил, в основном они говорили: «Я не могу поверить этому парню». Она сердито смотрела на Убийцу Гоблинов, но его лицо, а также все его эмоции, были спрятаны под шлемом.

— После этого вожди наших племён, все короли человеков, а также лидеры эльфов и дворфов собрались на великом совещании.

— Реи не так хороши в битве, так что одного из нас здесь нет… Но мы являемся посланными ими представителями, — сказал дворф похлопывая себя по животу.

— Всё-таки мы авантюристы. Помогаем миру, а наши ранги растут — довольно выгодная сделка!

— Похоже, впереди нас ждёт крупная битва.

«Будто бы тебя это волнует». — Эльфийка выглядела сдавшейся.

Поглаживая свою бороду дворф продолжил.

— Видишь ли, проблема в том, что эти гадкие мелкие шельмецы начали проявлять высокую активность в эльфийских землях.

— Чемпионы или лорды появлялись? — практически шёпотом спросил Убийца Гоблинов.

Дворф ответил:

— Возможно.

Услышав непонятные слова, уши эльфийки навострились.

— Чемпионы? Лорды? Что это такое?

— Герои гоблинов. Короли гоблинов. Думай о них как о гоблинах Платинового ранга, если говорить нашими терминами.

Убийца Гоблинов скрестил с руки, издав протяжное «Хммм». Он выглядел крайне серьёзным. Эльфийка подумала, что он что-то подсчитывает. Выдержав долгую паузу, он сказал:

— Забудьте. Всё равно информации мало. Выдвигаемся.

— Во время наших исследований мы обнаружили одно крайне крупное гнездо. Но… Ну, политики, вы понимаете.

— Армия не пойдёт биться с гоблинами. Как всегда.

Подхватив мысль людоящера, Убийца Гоблинов выглядел вопрошающим и утверждающим одновременно.

— Людские короли видят в нас союзников, но отнюдь не равных себе, — сказала эльфийка, а плечи её напряглись. — Если бы мы попытались выдвинуть туда наших солдат, они бы подумали, что мы что-то замышляем.

— Отсюда и группа авантюристов… Но мы одни вряд ли сможем сравниться с людской армией.

— Итак, Оркболг… Из множества мы выбрали именно тебя.

— У длинноухой и правда отлично получается вертеть словами, не так ли? — сказал дворф, приправив свои слова сухим смешком. Эльфийка уставилась на него, но её взгляд быстро рассеялся.

— У вас есть карта? — спокойно спросил Убийца Гоблинов.

— Вот.

Людоящер достал из рукава свиток и передал его Убийце Гоблинов. Убийца Гоблинов грубым движением развернул его. Карта была нарисована красками на коре дерева. Её абстрактный, но всё же аккуратный стиль был крайне типичен для эльфийской картографии.

На ней было изображено бесплодное поле со старинно выглядящим строением. Убийца Гоблинов указал на здание.

— Руины?

— Скорее всего.

— Количество?

— Мы лишь знаем, что гнездо огромно.

— Я немедленно отправляюсь. Заплатите как захотите.

Убийца Гоблинов кивнул, привычным движением свернул карту и мощно вскочил. Запихнув карту подальше, он беглым взглядом осмотрел своё снаряжение, а затем начал идти по направлению к двери.

Эльфийка начала нервничать.

— П-подожди-ка минутку!

Её уши встрепенулись, и она как и в прошлый раз пнула кресло и вытянула свою руку. — Звучит так, будто ты собираешься пойти туда в одиночку.

— Так и есть.

Хмурое лицо эльфийки как бы говорило: «Да ты, должно быть, издеваешься».

Людоящер издал заинтригованный звук.

— Это всего лишь моё скромное наблюдение, но разве та достопочтимая служительница Матери Земли не член вашей группы, милорд Убийца Гоблинов?

— Ты собираешься пойти на них совсем один? — сказала эльфийка. — Ты что, псих?

Убийца Гоблинов остановился и медленно выдохнул.

— Да.

Они так и не могли сказать, на какой же из вопросов он ответил.

Да они и не могли знать.

§

Вдох-выдох. Он остановился всего на секунду. Затем Убийца Гоблинов оживлённо спустился по лестнице и пошёл к стойке регистрации. Сказанное им слово было тем же, что всегда срывалось с его губ: — Гоблины.

— Так они приходили предложить вам квест!

Регистраторша с радостью оторвалась от своей работы.

Рядом щёлкнул языком Копейщик. Просто он пытался поговорить с Регистраторшей.

— И что это за квест? Я запишу.

— Тот людоящер расскажет детали. Я выдвигаюсь. Но мне нужны деньги. Дай мне награду за прошлый квест.

— Хмм… Но вы ведь ещё не сдали свой отчёт… Ну, полагаю, для вас мы можем сделать исключение, мистер Убийца Гоблинов.

Она добавила: — Но это только между нами.

Она расписалась на листе бумаги и достала из сейфа кожаный мешочек. Награда, который бы не хватило на покрытие расходов даже для группы Фарфорового ранга, была вполне приличной суммой, если ты ходил на это приключение в одиночку. Убийца Гоблинов мог поддерживать себя наградами с квестов по убийству гоблинов именного из-за того, что он работал один.

Он взял груду грязных монет… кропотливо собранных жителями некоторых бедных деревень …и запихнул половину из них себе в кошелёк.

— Остальное отдай ей.

— Конечно. П-постойте, вы идёте один? А разве она не?..

— Я дам ей отдохнуть.

Вот и всё что он сказал озадаченной Регистраторше попутно уходя.

— Да что он вообще собирается делать?

Но Убийца Гоблинов не слышал этих насмешливых перешёптываний. Они не имели значения. Его ждало большое дело, с которым обязательно нужно разобраться.

Идя к выходу, он в уме подсчитывал оставшиеся запасы. Ему надо было купить верёвку, клинья, масло, антидоты, зелья и кучу других мелких расходников. Как только он выйдет из Зала Гильдии, ему надо пойти куда-нибудь и закупиться провизией. Его энергия требовалась ему как никогда. Снаряжение для обустройства лагеря было не проблемой. Пока он один, вполне сойдёт и самый минимальный комфорт. Предположив, что свиток работает верно…

— Мистер Убийца Гоблинов!

Собираясь уже выйти через дверь, он услышал несущиеся к нему шаги. Он фыркнул.

— Ам, это… Это же был квест, да?

Это была Жрица.

От кресла, на котором она сидела, до двери было недалеко, но похоже бег успел измотать её. Она с трудом дышала, а её лицо было красным.

— Да, — сказал он. — Убийство гоблинов.

— Так… Я и думала.

На лице Жрицы сияла покорная улыбка. У неё едва получалось поспевать за его непредсказуемыми отправками и возвращениями. Тем не менее, она восторженно держала свой посох.

— Тогда просто позволь мне…

— Нет. — Убийца Гоблинов прервал её с холодом в голосе. — Я пойду один.

— Что?!

Голос Жрицы усилился в ответ на спокойные слова Убийцы Гоблинов.

От её практически крика каждый глаз в зале обернулся на них. Люди бормотали: — О, это ж Убийца Гоблинов. — И сразу же разворачивались обратно.

Но Жрица смотрела прямо на него, бросаясь в него различными словами. Он «не» пойдёт один. Ей всё равно, что он всегда возвращается. Он «не» пойдёт.

— По крайней мере… По крайней мере ты мог бы поговорить со мной перед таким решением…

Убийца Гоблинов задрал голову от полной озадаченности.

— А разве я этого не делаю?

Жрица моргнула.

— Д… Думаю, сейчас мы разговариваем, да…

— Я тоже так думаю.

— Аах…

Ну кто мог винить её за этот вздох, случайно просочившийся в тот момент?

— Но это едва ли что-то значит, раз у меня всё равно нет выбора.

— А его нет?

«Он безнадёжен».

— Я иду с тобой.

Она заявила об этом храбро без единого колебания в голосе.

По ту сторону забрала Убийца Гоблинов смотрел на неё. Его грязный побитый шлем отражался в её пристальном взгляде.

— Я не могу оставить тебя, — сказала она.

Их глаза встретились. Они оба держали паузу уже долгое время.

— …Делай что хочешь.

Наконец, Убийца Гоблинов испустил вздох. Он звучал слегка раздражённо.

Но Жрица держала свой посох обеими руками. Улыбка на её лице была подобна расцветшему цветку.

— Спасибо, так и сделаю.

— Тогда иди сперва забери награду.

— Точно! Только подожди тут немного… Эй, а что насчёт нашего отчёта?

— Мы можем сдать его позже.

— Ладно!

Убийца Гоблинов стоял у двери и ждал убежавшую Жрицу. С лестничной площадки на неё смотрели необычные лица. Высшая Эльфийка Лучница, Дворф Шаман и Ящер Жрец — все они переглядывались между собой. Кто-то издал небольшой вздох.

— Даже мы можем понять, что тут происходит. Эта девчонка заполучила обещание.

Дворф первым спустился с лестницы, поглаживая свою бороду.

— Я вовсе не собираюсь предлагать квест, а потом отказываться следовать по тому же пути.

Следующим спустился людоящер, со строгим кивком протягивая эльфийке руку. Он спускался по лестнице шаг за шагом, а хвост его вилял туда-сюда.

Лучница хранила молчание, у неё не было слов.

Оркболг, уничтожающий гоблинов авантюрист, стоял прямо перед её глазами, вот только он совсем не был похож на того, кого она представляла. Она никак не могла понять его стиль жизни. Он был чужд для неё.

«И что, ты собираешься позволить небольшому потрясению остановить тебя?»

Эльфийка рассмеялась. Разве она не покинула свой лес как раз в поисках такого?

Она проверила свой лук, а затем повесила его себе на плечо.

— Вот беда, тебе не кажется, что ты должен уважать старших?

Сказав это, она лёгким шагом спустилась с лестницы.

Как видите, частенько группы формируются самыми необычными способами.

Интерлюдия. Бронированный Воин

Хмм? Интервью?.. Убийство гоблинов? Какая странная тема для разговора.

Какие-то гоблины нападают на деревню. Деревенские жители приходят к нам.

«Пожалуйста, избавьтесь от гнезда. Помогите нам! Умоляем, о герои!»

Так что мы достаём оружие, идём туда, убиваем кучку гоблинов и получаем деньги. О чём тут говорить? Старое-доброе круши-кромсай.

Быстрая работёнка. Не отрицаю, что нам тоже повезло, но… Ну. В охотах и битвах ты получаешь кое-какой опыт, а Гильдия выдаёт тебе неожиданно огромное количество доверия(Red: помните, что опыт складывается из доверия гильдии к вам? Делаете больше хороших дел — гильдия любит вас больше.) за такую помощь. В смысле, я понимаю. Мой родной город не так давно подвергся атаке гоблинов. И, буду честным, несколько авантюристов выдвинулись туда на помощь.

Ну, просто… Как это сказать? Есть три типа людей охотящихся на гоблинов: люди, которые с лёгкостью побеждают их; люди, которые получают на орехи и извлекают из этого урок; и люди, которые недооценивают гоблинов и помирают.

Какие из них мы? Мы с лёгкостью уничтожаем их! Ну… Во всяком случае, так дела обстоят сейчас. Своё мы уже получили. Мы взяли с собой фонарь, но наш скаут упал и разбил его. А затем всё поглотила кромешная тьма. Позже мы обнаружили, что гоблины установили растяжку(Red: Для фанатов современных военнизированных фантастических романов. Растяжка — просто натянутая верёвка, которую должны задеть. Граната там не обязательна.). Ловушка. Гоблины поставили ловушку!

Свет и шум выдавали нашу позицию, и как только стало темно, гоблины уже были повсюду.

Мальчишка… наш маг …слегка переволновался и попробовал начать колдовать.

«Не делай этого, — говорю я. — Сохрани его ради кого-то покрупнее. У тебя всего одно. Не трать его на всякую мелкоту».

И после этого воцарился ад.

Гоблины окружили нас. Мы бились на пике своих сил, режь, режь, режь. Смерть. Крики. Ты даже не понимал, бьёшь ли ты камень или режешь плоть. И тебя тоже резали. Ты ведь был одет в дешёвую броню. И когда я понял что пытаюсь махать палашом в туннеле, вот тогда ко мне и пришла мысль, что тут я и умру.

Эй, ты чего улыбаешься, мать твою? Величайшие воины в самом начале рискуют своими жизнями в битвах с гоблинами. Хочешь быть паладином, да не смеши.

Простите за это. Та леди — тот рыцарь — в моей группе. Хоть я и лидер, да?

О чём это я? Их вёл один огромный. Мой меч зацепился за что-то. У него был топор, и он размахивал им повсюду. Тогда я подумал, что вот это точно мой конец. А затем «фваам», и его поджаривает Файерболт(Red: Файерболт — магический сгусток огня, имеющий форму стрелы (грубую).).

У нашего рыцаря было несколько чудес; у нас были деньги, было снаряжение и антидоты — да всё. Сама подготовка нам обошлась почти дороже, чем мы получили за выполнение квеста… Но это спасло меня. Это спасло всех нас.

Вот почему я всегда говорю, пока ты подготовлен, гоблины тебе нипочём.

Знаете, говорят, что ты можешь победить в девяносто девяти случаях из ста. Но кто может сказать, что именно этот не станет сотым? Никаких гарантий нет. Ты просто играешь с судьбой.

И если собираешься умереть из-за выпавшего плохого числа, то можешь с таким же успехом сделать это в битве с драконом.

А теперь мы все Серебряного ранга. Ничтожная работёнка вроде гоблинов больше не может содержать нашу группу.

Да и к тому же гоблины ведь слабейшие из монстров, да? Так почему бы не дать новичкам разбираться с ними? Конечно, выйдет далеко не у всех, но… Ведь с драконом им повезёт гораздо лучше, да?

И всё же… Один лишь шанс.

Глава 6. Путешествующие Компаньоны

Три дня прошли в один миг.

Под светом звёзд и двух лун пятеро авантюристов уселись в круг в поле, которое казалось бесконечным. От их лагерного костра в воздух поднималась длинная, тонкая струйка дыма. Далеко позади них в темноте высился лес, в котором жили эльфы.

— Если подумать, почему вы все решили стать авантюристами?

— Ради сытных обедов, естественно! А что насчёт тебя, длинноухая?

— Ну разумеется ты сделал это ради еды. А я… Мне хотелось познать внешний мир.

— Что насчёт меня, я стремлюсь поднять свой статус искореняя ересь, чтобы таким образом я мог стать нагой(Red: Нага — существо с человеческой верхней половиной и змеиной нижней. В Японии более распространено другое название — Ламия.).

— Что-что?

— Я стремлюсь поднять свой статус искореняя ересь, чтобы таким образом я мог стать нагой.

— Ух… Ясно. Полагаю, я могу это понять. Я ведь тоже религиозный человек.

— Я хотел убивать…

— Ага, каким-то образом я уже поняла, что ты хотел сказать, спасибо.

— Не перебивай парня, длинноухая!

Дворф щёлкнул языком, попутно сплетая воедино две сухие травинки.

Огонь горел не слишком сильно. Эльфы ненавидели огонь и поставили стражу следить за тем, что же там горит у запруды. Даже из столь далёкого леса, в котором они обитали, сила костра была всё так же заметна.

Жрица и людоящер приготовили его — последний ужин, который им удастся съесть, прежде чем они достигнут гнезда.

— Ммм, какая вкуснотища! Что это?

К прекрасному мраморному мясу под конец добавили специй, как только оно начало зажариваться. Очарованный ароматным, хрустящим результатом дворф взял два или три вертела.

— Я рад, что вы найти их удовлетворительными. — людоящер ответил на повалу дворфа радостной улыбкой, которая обнажила его длинные зубы. — Это сухая плоть болотной твари. Специи, что входить в ингредиенты здесь, тут не найти, следовательно, именно потому ваш вкус находить их восхитительными.

— Вот поэтому никто и не любит дворфов. Обжоры и мясоеды до мозга костей, — насмехалась эльфийка.

— Бвах! Да как вообще такое травоядное как ты может оценить все достоинства мяса? Передай мне ещё!

— Ик…

Дворф слизал жир со своих пальцев и взял ещё один огромный кусок мяса, будто бы подчеркивая тем самым свою точку зрения. Эльфийка застонала от вида его столь решительно поглощающего нечто, о чём она даже подумать не могла как о чём-то съедобном(Red: Веганы и их вечная боль от того, что люди едят мясо. Какой-то я злой…это всё из-за мяса.).

— Ам, может, вы хотите супа? Тут немного, на таком костре особо не поготовить, но…

— Да, пожалуйста!

Жрица опытным движением налила суп из сушёных бобов. Эльфийка не ела мясо, так что одного предложения блюда, которое она могла съесть, было достаточно, чтобы заставить её уши радостно трепетать.

Наполненная до краёв миска, что передала ей Жрица, источала мягкий аромат, который бесспорно можно было назвать вкусным.

— Хмм. За это я должна дать тебе кое-что…

Эльфийка достала из своего ранца маленькие, тонкие хлебцы, завёрнутые в листья, и разломила их на части. От них шёл слегка сладкий запах, но при этом ни сахара, ни фруктов в них не было.

— Это… Ведь не сухари, да? И не печенье…

— Это консервированная еда, которую готовят лишь эльфы. На самом деле мы практически никогда не делимся ей с кем-либо ещё. Но сегодня — исключение.

— Как вкусно!

Едва она успела сделать маленький укус, мощный вкус заставил губы Жрицы произнести слова признательности этому блюду.

В этом блюде был скрыт небольшой сюрприз. Под хрустящей корочкой была нежная, сочная начинка.

— Ох? Вот и славно.

Эльфийка притворилась равнодушной, но по тому, как она закрыла свои глаза, было слегка видно, как она довольна.

— Хрм! Ну, раз уж эльфийка начала рисоваться, едва ли я могу не предоставить что-то со стороны дворфов, не так ли?

Таким образом, Дворф Шаман достал внушительный туго запечатанный кувшин. Изнутри донёсся звук плещущейся жидкости. Когда он вынул пробку и налил немного в чарку(Red: Не очепятка, а сосуд такой.), пикантный запах алкоголя разнёсся по всему лагерю.

— Хех-хех. Познакомьтесь с нашей особенной гордостью, созданной в глубине наших погребов — огненным вином!

— Огненное… Вино?

Эльфийка с интересом смотрела вглубь чарки, которую протягивал ей дворф.

— Оно самое! Длинноухая, только не говори мне, что это твоя первая выпивка.
— К-конечно же нет, пещерный житель! — сказав это, она вырвала чарку у него из рук.

Она с сомнением глядела на столь обычную чарку.

— Понятненько. Это вино сделано из винограда? Знаешь, я уже пила его раньше. Я не «настолько» молода.

Она запрокинула голову и залпом выпила всю чарку.

После этого последовал приступ неконтролируемого кашля, вызванный жгучей сухостью напитка.

— В-вы в порядке? В-вот, попейте в-водички!

Жрица второпях подала фляжку едва дышащей эльфийке, глаза которой едва ли не вылезали из орбит.

— Ха-ха-ха-ха-ха! Может, это было слишком много для такой нежной девочки, как ты!

— Прошу, умерен будь.От пьяного рейнджера много пользы не будет.

— Чешуйчатый, да знаю я! Я бы не дал ей слишком много.
Дворф весело смеялся над девушкой, пока людоящер осуждающе шипел на него.

— Эхей, Брадорез! Не откажешься от глотка?

Убийца Гоблинов ничего не сказал, но взял предложенную ему чарку и выпил её с необычайной живостью.

За весь ужин он не проронил ни слова, лишь просовывал еду себе в забрало. Вскоре после этого он уже был поглощён своими собственными делами. Он полировал меч, щит и клинок; проверил остроту ножей и рассовал их по ножнам. Он смазал маслом свою кожаную броню и кольчугу.

— Хрм… — эльфийка издала недовольный звук при виде занятого своими делами Убийцы Гоблинов.

Её лицо было красным как варёный помидор.

— …Что?

— …Ты даже во время еды не снимаешь свой шлем. Что с тобой не так?

— Если бы меня ударили в голову неожиданной атакой, я мог бы потерять сознание.

— А т’ прост ешь, ешь и еш. Чёб те уже не пригтоветь для нас чёнить?(Red: Она наклюкалась, такое бывает. Я похуже говорю.)

Он не ответил, даже когда уставилась на него и произнесла ещё одно «Хррммм?»

— Ого, — прошептал дворф, — да у неё ж глаза остекленели…

Наблюдая за этой сценой, Жрица слегка втянула щёки.

«Он думает». Она всё ещё не могла видеть его лицо, но она уже достаточно знала его.

Спустя какое-то время, Убийца Гоблинов начал рыскать в своём рюкзаке с лёгкой примесью озлобленности. Он вытащил оттуда сухой, твёрдый круг сыра.

— Это пойдёт?

«Ох-хо», — Людоящер лизнул кончик своего носа языком. Он вытянул свою шею в сторону сыра, хотя прежде никогда его не видел.

— Что за род у этой вещи?

— Это сыр. Его делают взбивая коровье или овечье масло.

— Да ты, должно быть, шутишь, Чешуйчатый, — сказал дворф. — Ты никогда до этого не видел сыра?

— Я крайне искренен. Эта вещица нова мне.

— Людоящеры не держат скот? — спросила Жрица.

Он кивнул.

— В нашем обществе животные для охоты. Не для выращивания.

— Сьда дал. Ща разрэжу.

Эльфийка выкрала у Убийцы Гоблинов сыр и разрезала его на пять частей движением столь молниеносным, что глаз не смог его уловить, с помощью ножа, который она точила о камень.

— Небольшая поджарочка может сотворить тут чудеса. У нас есть хорошие палки?

В ответ на предложение дворфа Жрица сказала:

— У меня есть вертела, если вы не против.

Она достала несколько металлических прутьев из сумки.

— Ах, девочка моя, а ты знаешь как правильно собираться в путешествие! В отличии от «некоторых» моих знакомых.

— Если хочешь что-то сказать — иди сюда и скажи.

Похоже, злость эльфийки вернула ясность её голосу.

— Почему тебе не спросить своё сердце?

Дворф посмеивался поглаживая свою бороду.

— Своё сердце «в форме наковальни».

Затем он сказал:

— Ну, во всяком случае, давайте я первый. Мой народ в огне дока!

Он насадил куски сыра на вертела и положил их в огонь. Он жарил их быстрыми, уверенными движениями, будто волшебник творящий заклинание. Сладкий запах смешался с поднимающимся дымом.

Не успели они осознать этого, как сыр начал таять и стекать с вертелов. Дворф передал вертела своим товарищам-авантюристам, и каждый из них засунул по куску себе в рот.

— Он сладкий словно нектар!
Ящер Жрец издал восторженный вопль и забил хвостом по земле.

— Точно, будто нектар!

— Я рад, что первый сыр в твоей жизни не разочаровал тебя, — сказал дворф, делая большой укус со своего ломтя сыра и смывая его в горло глотком огненного вина. — Аах, огненное вино и сыр — ну что за чудесная пара!

Он так сильно приложился к вину, что оно начало капать на его бороду, и довольно вздохнул. Эльфийка хмурилась. Выглядя уже более похоже на обычную, надменную себя, она изящно несколько раз откусила о своей порции.

— Хмм. Он довольно кислый, но… Сладкий, — сказала она. — Чем-то напоминает банан.

Её уши размашисто качались вверх и вниз. Её глаза сузились как у кошки, готовой откашлять комок шерсти.

— Он с той фермы? — спросила Жрица с яркой улыбкой на лице, съев уже половину порции своего куска сыра.

— Да.

— Он такой вкусный!

— Да?

Убийца Гоблинов тихо кивнул и спокойно положил кусок сыра себе в рот. Он прожевал, проглотил его, глотнул огненного вина, а затем пододвинул свой рюкзак поближе. Уже на следующий день им придётся войти в гнездо гоблинов. Нужно проверить снаряжение во второй раз.

Рюкзак был полон различными бутылками, верёвками, цепями и всякими непонятными предметами. Эльфийка, чей ступор был снят резким, сладким сыром, с интересом рассматривала эту коллекцию.

Убийца Гоблинов проверял свиток, что был крепко связан своеобразным способом. Видимо, довольная этими узлами эльфийка было протянула руку, но Убийца Гоблинов положил свиток обратно в свой рюкзак.

— Не трогай его, — сказал он без единой тени эмоций. Эльфийка торопливо отдёрнула руку. — Это опасно.

— Д-да не собиралась я его трогать. Я просто смотрела.

— Не смотри на него. Это опасно.

Эльфийка испустила лёгкую усмешку в его направлении. Убийца Гоблинов был невозмутим.

Не желая принимать «нет» в качестве ответа, эльфийка уголком глаза взглянула на него. — Разве это не магический свиток? —  спросила она. — Я их прежде никогда не видела.

От её слов не только Жрица, но и дворф с людоящером обернулись, чтобы посмотреть.

Магический свиток. Вещь, которую иногда находят в древних руинах, хотя шанс этого крайне мал. Стоит лишь раскрыть его, и даже младенец сможет наколдовать написанное там заклинание. Знание их изготовления было утеряно давным-давно, даже до рождения старейших высших эльфов. Магические вещи и так были редки, но даже среди них свитки были редчайшими.

Но при всём этом для авантюристов они были весьма неудобными вещами. На них могло быть написано любое из воистину бесчисленных заклинаний — от самых полезных, до абсолютно бессмысленных, да и воспользоваться ими можно было лишь единожды. Многие авантюристы просто продавали их… за довольно неплохую сумму …исследователям или коллекционерам антиквариата. Магии волшебника в их группах было вполне достаточно. И деньги им были гораздо нужнее свитков.

Убийца Гоблинов был одним из тех немногих, кто оставили свой свиток. Даже Жрица не знала, что у него есть такой.

— Ну ладно, ладно. Не буду я его трогать, даже смотреть не буду, но можешь по крайней мере сказать нам, какое заклинание там написано?

— Нет.

Он отвлёкся от дел и теперь смотрел на неё.

— Если тебя схватят гоблины, и ты всё им расскажешь, что тогда? Узнаешь что там, когда я им воспользуюсь.

— …Я тебе не нравлюсь, да?

— Я не говорил конкретно о тебе.

— А разве это не просто способ сказать, что тебе всё равно?

— Я имел в виду лишь то, что сказал.

Эльфийка заскрежетала зубами, а её уши яростно захлопали.

— Сдавайся уже, длинноухая. Он даже поупрямее меня будет, — дворф весело рассмеялся. — В конце концов, он же Брадорез.

— Ты хотел сказать Оркболг.

— Я Убийца Гоблинов, — пробормотал он.

— Ам, простите, — вмешалась Жрица. — Но что вообще значит это ваше «Оркболг»?

— Это имя меча из наших легенд, — сказала эльфийка.

Она горделиво подняла свой палец, будто бы учительница обучающая своих учеников. — Это убивающий гоблинов меч, который начинал светиться синим, как только «орк»… гоблин …приближался к нему(Red: Если вы не увидели тут жирнющую отсылку к Хоббиту, то идите читать его, пока делается новая глава.).

— Так говорят, хотя на самом деле именно мы, дворфы, выковали его, — внёс свою лепту Дворф Шаман.

Эльфийка фыркнула.

— И назвали его ‘Брадорезом’. Какое ужасное имя. Может дворфы и хороши в ремёслах, но больше ни в чём другом.

— Так, длинноухая, ты всё-таки признаёшь, что твой народ не так подкован в ремесле как мой!

Неимоверный смех пронёсся от его живота. Эльфийка надула свои щёки.

Людоящер сильно закатил глаза, будто бы не веря в происходящее здесь, и обменялся взглядами со Жрицей. Она начала понимать, что таким образом он пытался пошутить.

Ей пришлось принять и дружелюбные аргументы. Такими уж были эльфы и дворфы. Жрица, впервые встретившись с представителями других рас, понимала что ни за что не сможет доверять членам своей группы, если ей не удастся узнать их поближе. Так что она нашла силы преодолеть себя и заговорить с ними, и в мгновение ока они стали друзьями.

Вера людоящера в силу предков не противоречила вере в сочувствующую всем и каждому Мать Землю. А ещё в группе появилась девушка, которая как раз была ровесницей Жрицы… Или, по крайней мере, выглядела так. Всё это облегчило ей задачу.

Убийца Гоблинов в свою очередь не выглядел особо старающимся расположить к себе или оттолкнуть кого-либо из них. Но это почему-то довольно таки нравилось дворфу. Что бы Убийца Гоблинов не сказал, если это раздражало эльфийку, он с радостью вторил этому.

Эта странная маленькая группа образовалась самым неожиданным образом, и всё же было такое чувство, что все они уже были связаны друг с другом.

Жрица почувствовала, как по её телу прошла необычная волна тепла.

«Эй, не хотите ли ходить в приключения с нами?»

Но ей не хватало решимости сказать это, и от того её сердце будто бы кололо…

— Ах да, есть одна вещь, которой интересовался я, — людоящер сказал это раскрыв челюсть во всю силу, пока его хвост шумел от ударов о землю.

Блики огня танцевали. Перед тем как задать вопрос, он сложил руки в странном жесте. Он сказал, что так обычно благодарят за еду.

— Откуда плодятся гоблины? Мой дед однажды рассказывал мне о королевстве, что под твердью…

— Я — дворф рыгнул — слышал, что они происходят от падших рей или эльфов.
— Что за предрассудки!

Высшая Эльфийка Лучница уставилась на Дворфа Шамана.

— Меня учили, что гоблинами становятся одержимые золотом дворфы.

— Вот это предрассудки!

Дворф с триумфом смотрел на эльфийку, которая слегка качала своей головой.

— Ну-ну, а разве наш жрец не сказал, что они приходят из под земли? И разве не оттуда же появляются дворфы?

— Гррр!..

В ответ на это дворф лишь заскрежетал зубами. Эльфийка удовлетворённо рассмеялась. Людоящер, разумеется, лизнул свой нос языком.

— Я сказал под землёй, но вряд ли это эльфы или дворфы. А какие истории рассказывают люди, Жрица?

— Ох, ам…

Жрица как раз в этот момент собирала у всех посуду и вытирала её начисто. Она отложила свою работу и выпрямилась, положив руки на колени.

— У нас есть поговорка, которая гласит, что когда кто-то терпит неудачу в чём-либо, появляется гоблин.

— Что?! — эльфийка захихикала.

Жрица с улыбкой кивнула.

— Это лишь способ научить ребёнка манерам. «Если не сделаешь так и эдак, за тобой придёт гоблин»!

— Девчушка, похоже у нас плохие новости! — сказал дворф. — Потому что длинноухая в одиночку уже наверняка создала целую армию гоблинов!

— Эй! — уши эльфийки оттопырились. — Как грубо. Вот дождись завтрашнего дня. Там и посмотришь, промажут ли мои стрелы мимо своей цели.

— Ох, куда-нибудь они да попадут, разумеется… Вот только боюсь я, что попадут они мне прямо в спину!

— Отлично. Маленькие дворфы могут прятаться за моей спиной.

— Так и сделаю, чёрт возьми! Ты ведь рейнджер, не так ли? Небольшая помощь с разведкой нам явно не помешает, — сказал дворф, с ухмылкой поглаживая свою бороду.

Эльфийка уже было подняла руку, чтобы ответить на это, как вдруг одинокое, едва слышное слово пронеслось меж ними.

— Я…

Естественно, внимание группы переключилось на источник этого звука.

— Я слышал, они пришли с луны, — сказал Убийца Гоблинов.

— Под ‘луной’ вы ведь иметь в виду одну из двух, что в небе? — спросил людоящер.

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул. — С зелёной. Зелёные камни, зелёные монстры.

— Что ж, никогда бы не подумал, что они могли прийти сверху, — сказал дворф, сопровождая свои слова долгим задумчивым вздохом.

С необычайным интересом эльфийка спросила: — Так падающие звёзды — это спускающиеся к нам гоблины?

— Не знаю. Но там на луне нет ни травы, ни деревьев, ни воды. Одни лишь камни. Это одинокое место, — рассудительно сказал он. — Им там не нравится. Они хотят жить в месте получше. Они завидуют нам, завидуют так сильно, что спускаются сюда.

— Сюда?

— Да. — Он кивнул. — Так что, когда вы завидуете, вы становитесь как гоблины.

— Я поняла, — сказала эльфийка слегка разочарованно выдохнув. — Ещё одна сказочка, чтобы обучить детишек манерам.

— Ам, а кто рассказал тебе эту историю? — спросила Жрица, слегка пододвигаясь вперёд к нему.

Он всегда мыслил здраво и трезво. Такая история была совсем не в его стиле.

— Моя старшая сестра.

— Ох, так у тебя есть старшая сестра?

Он кивнул.

— Была.

Жрица нежно рассмеялась. Одна мысль о том, как этого сурового авантюриста отчитывала сестра, почему-то согревала сердце.

— Итак, — надавила эльфийка. — Ты и правда веришь, что гоблины пришли с луны?

Убийца Гоблинов слегка кивнул.

— Насколько я знаю, — сказал он глядя на две парящих в небе сферы. — Моя сестра никогда не ошибалась. Ни в чём.

Сказав это он затих. Дрова в костре потрескивали. Своими длинными ушами эльфийка уловила едва слышимый вздох.

Она тихо придвинула своё лицо к шлему Убийцы Гоблинов. Она до сих пор не могла понять его эмоций. Озорная улыбка расплылась по всему её лицу.

— Пффф. Он уснул!

— Ох-хо, так огненное вино всё же сразило его, а?

Дворф как раз вытряхивал последние капли из кувшина.

— Если подумать, он ведь изрядно к нему прикладывался, не так ли?

Жрица взяла лежавшее на их снаряжении одеяло и аккуратно укрыла его. Очень нежно она коснулась кожаной брони на его груди. Она тоже устала, но отдых был нужен именно ему.

— Нам тоже пора на покой, — торжественно заявил людоящер. — И давайте выберем патруль. Хороший ночной сон тоже станет хорошим оружием в нашем арсенале.

Жрица, эльфийка и дворф вызвались в караул.

Укутываясь в своё одеяло эльфийка украдкой взглянула на Убийцу Гоблинов.

— Хмм, — пробормотала она про себя. — Поговаривают, что дикий зверь ни за что не уснёт перед тем, кому он не доверяет…

К своей собственной досаде она обнаружила, что эта мысль разожгла в ней слабый лучик счастья.

Глава 7. Убийца Гоблинов

Гнездо располагалось посреди огромного поля.

Может, «гнездо» было не самым подходящим словом для этого. Это был квадратный вход из белого камня, вздымающийся над поверхностью и наполовину закопанный в землю. Не было пещеры. Это совершенно точно было построено человеком: древние руины.

Бледный камень поймал лучи уходящего солнца, сияющего кроваво-красным цветом.

Два гоблина стояли на страже. Они располагались по обе стороны входа, копья торчали в их руках, а тела их покрывали жалкие кожаные пластины. С ними была собака — нет, волк.

— ГУРУУ…

— ГАУ!

Один из гоблинов зевая присел и сразу же начал получать нагоняй от второго. Первый монстр широко зевая заставил себя встать и с неприкрытой ненавистью посмотрел на солнце. Волк лежал на земле позади них. Его уши подрагивали. Дикие животные даже во время отдыха не расслабляют внимание.

Эльфийка увидела всё это из кустов, расположенных неподалёку.

— Гоблины со сторожевым псом? Да вы, должно быть, шутите.

— Это доказывает, что у этой стаи есть время и свободные ресурсы.

Стоящий рядом с ней Убийца Гоблинов прижимался к земле. Он привязывал кусок верёвки к небольшому камню, а взгляд его ни на секунду не отходил от гоблинов.

— Будьте начеку. Внутри их полно.

— Чисто из любопытства, а что если у этой стаи нет никаких лишних ресурсов?

— Тогда они не стали бы держать пса. Они бы съели его.

Эльфийка затрясла головой. Не стоило ей спрашивать. Ящер Жрец беззвучно рассмеялся.

— А это безопасно? — спросила эльфийка. — Ночь почти наступила. Не лучше ли подождать и выдвинуться завтрашним днём?

— Сейчас у них раннее утро. Самое время.

— …Тогда ладно. Вперёд.

Эльфийка достала стрелу с легкостью вздоха. (Red: Тут была крайне непереводимая игра слов. Где у достать стрелу и перевести дыхание один и тот же глагол, но на русском дела обстоят иначе. Так что вот как-то так.)

Эльфы не пользовались железом. Древки(Red: Сам в шоке, что у этого слова есть множественное число.) их стрел были сделаны из древесных веток, которые от природы имели правильную форму и размеры; наконечниками служили зубы животных, а вместо перьев они использовали листья.

Лук Высшей Эльфийки Лучницы был сделан из веток великого букового дерева, тетива была сплетена из паучьего шёлка, а сам он был длиннее её самой. Но она с лёгкостью держала его присев у подлеска, вкладывая стрелу в лук и натягивая тетиву.

Паучий шёлк издал свистящий звук, как только она крепко натянула его.

— Скажите мне, что эта штука работает лучше чем выглядит, — в отчаянии сказал дворф. Он едва ли мог доверять кучке листьев и палок. — Прошу, только не промахнись! У тебя колчан полон стрел, а вот в заклинаниях мы ограничены.

— Цыц, — лукаво скомандовала эльфийка.

Дворф послушно закрыл свой рот. После этого никто не проронил ни слова.

Лук согнулся с типичным звуком напряжённой древесины. Ветер свистел. Эльфийка слегка шевелила ушами.

Гоблин справа зевнул. Эльфийка выпустила стрелу.

Она беззвучно покинула лук. Но так вышло, стремилась она не в гоблина, а в место в паре шагов справа от него.

Дворф Шаман не стесняясь цокнул языком. Хотя эльфийка при этом улыбалась. В её руке уже была вторая стрела.

В мгновение ока тяжёлая стрела описала в воздухе дугу и пронзила правого гоблина насквозь, забирая с собой часть его спины. Полёт свой она продолжила прямо в щёку левого гоблина; она прошла сквозь его глазницу и вылетела прямо из неё.

Волк вскочил не понимая, что тут происходит, но он уже был готов издать предупредительный вой…

— Слишком поздно!

Эльфийка выпустила вторую стрелу так быстро, что заметить её глазом было невозможно. Волк отлетел назад. И только тогда те два гоблина плюхнулись на землю, словно мешки с картошкой, жизни в них уже не было.

Это был довольно эффектный показ навыка, который выходил далеко за рамки человеческих возможностей.

— Это было потрясающе!

Жрица восхищённо смотрела на эльфийку.

— Разумеется, — сказал Ящер Жрец, а его и так большие глаза стали ещё больше. — Но что ты сделала? Это какая-то вид магии?

Эльфийка горделиво хихикнула и покачала головой.

— Любая достаточно продвинутая технология неотличима от магии.

Её уши умело подпрыгивали.

— Это довольно дерзкое заявление, учитывая, что я стою здесь, — сказал Дворф Шаман, который отлично был подкован как в технологиях, так и в магии.

— Двое… Странно.

Убийца Гоблинов встал из кустов. Когда стрела эльфийки полетела не туда, он собирался запустить во врага камень вместо неё.

— Что? Какие-то проблемы? — сказала эльфийка, думая, что он так отзывался о её стрельбе.

Он покачал своей головой с лёгким оттенком раздражения.

— Они боялись. Ты когда-нибудь видела настолько прилежных гоблинов?

— А тебе не кажется, что они беспокоились из-за того, что по соседству с ними раскинулся эльфийский лес?

— Будем надеяться, — сказал он и с таким равнодушным ответом подошёл к гоблинам, присел и начал обыскивать их трупы.

— Ох, ам…

По Жрице было видно, что она поняла, чем он сейчас занимался.

— М-могу я п-помочь?.. — спросила она тонким голоском и натянутой улыбкой на лице.

— Не стоит, — резко ответил Убийца Гоблинов.

Жрица вздохнула с облегчением. Её лицо слегка побледнело.

— Что ты делаешь?

Эльфийка, чьё любопытство всколыхнулось от этой сцены, подошла к Убийце Гоблинов и взглянула вниз.

В его руке появился нож. Он вонзил его в труп гоблина и привычными движениями вырезал его кишки.

Эльфийка напряглась и потянула его за руку.

— К-как ты можешь творить такое с ними? Я знаю, ты ненавидишь гоблинов, но тебе нельзя так…

— У них превосходное обоняние.

— …А?

Убийца Гоблинов был спокоен, ответив ей тем, что ответом и вовсе не являлось. Он обмазал свои перчатки кровью, а затем вырвал печень у одного из трупов.

— Особенно на запахи детей, женщин и эльфов.

— По… Погоди-ка секундочку! Ты ведь не имеешь в виду…

В ответ же, Убийца Гоблинов завернул печень в ткань и сжал её.

Высшая Эльфийка Лучница наконец поняла, откуда взялись пятна на его броне, и стала белее даже тех камней, что возвышались перед ними.

 

Через несколько минут трупы были надёжно спрятаны в кустах, а группа направилась в руины. Бледные стены окружали узкий проход, который, как можно было заметить, плавно уходил вниз.

Убийца Гоблинов шёл впереди. Своим мечом он постоянно касался то стен, то пола. Затем он бросил свой камень на верёвке, увидел, что тот спокойно приземлился, и вернул его назад.

— Ловушек нет.

— Хмм. Это всего лишь размышления, но это место выглядит как башня.

— Похоже, это место было полем битвы во время Эры Богов, — сказала Жрица. Она провела своей рукой по резьбе на стенах. — Быть может, это крепость или другое наследие тех времён… Хотя конструкция определённо выглядит как сделанная человеком…

— Раньше дом для солдат, теперь для гоблинов. И кто же жестчее? — мрачно размышлял Ящер Жрец соединив свои руки.

— Кстати о жестокости, —  вклинился дворф, — с тобой всё в порядке, длинноухая?

— Ииуугх… Думаю, меня сейчас стошнит, — ныла Высшая Эльфийка Лучница.

Её традиционный наряд охотника был весь покрыт засохшей кровью. Жидкость, которую выдавили из гоблинской печени, была размазана по её волосам и стекала вниз по всему её телу. Даже дворфу не хватило наглости издеваться над ней в такой момент.

— Привыкай, — сказал Убийца Гоблинов идущий рядом с эльфикой.

Его щит был прикреплён к левой руке, в самой же руке был факел. В правой его руке сверкал меч. Эльфийка украдкой буравила его взглядом, ей пришлось сменить свой великий лук на лук поменьше, но вот еле сдерживаемые слёзы в уголках её глаз и жалостно поникшие уши пугающей её явно не делали.

— Когда мы вернёмся, я надеюсь, ты вспомнишь об этом!

— Я вспомню, — коротко сказал он.

Огонь факела трепетал. Эльфийские палаты дотягивались даже досюда. Или, быть может, много-много лун тому назад здесь жили эльфы.

Для Убийцы Гоблинов же настоящей проблемой было ограничение его боевых возможностей из-за факела.

— Вы, люди, совершенно не приспособлены, — сказал дворф, закручивая свой ус.

Из всех членов группы лишь Убийца Гоблинов нёс факел. Дворф, эльфийка, людоящер — у всех них в той или иной степени присутствовало ночное зрение.

— Я знаю. Вот почему у нас есть свои трюки.

— Что ж, надеюсь, ты придумаешь трюки получше, — подавленно сказала Высшая Эльфийка Лучница.

Жрица, чувствуя к ней жалость, заговорила с целью хоть как-то утешить её.

— Ам, она сойдёт, когда ты помоешься… В основном.

— Ты понимаешь мою боль.

— Я уже привыкла, — сказала она со слабой улыбкой на лице.

Её одеяния в который раз были покрыты гоблинскими соками. Жрица находилась в центре их формации, слегка держась за свой шумный посох. Тропа была достаточно широкой, чтобы двое могли идти по ней в одном ряду, так что Высшая Эльфийка Лучница и Убийца Гоблинов шли рука об руку прямо перед жрицей, пока Дворф Шаман и Ящер Жрец шагали позади. Всё-таки она была Фарфорового ранга. Она была самым слабым и хрупким членом их группы. Они должны были защищать её.

Несмотря на это и на комплекс неполноценности Жрицы, больше никто не видел в ней обузу. Каждый заклинатель мог использовать ограниченное число заклинаний, ограниченное количество раз. И далеко не каждый авантюрист Платинового ранга мог использовать магию дюжину раз на дню. Иметь в группе хилера означало иметь в группе кого-то, у кого останется заклинание в самый подходящий момент.

Или, скорее, тот, кто сможет сохранить свои заклинания, сможет и выжить…

Жрица осматривала своих компаньонов внимательно в полной тишине. Она довольно свободно держала свой посох.

«Я почти как любой другой авантюрист…»

Неожиданно, она снова шагала прямо перед Колдуньей.

«Прямо как в первый раз…»

Дрожащими губами Жрица несколько раз произнесла имя Матери Земли. Она надеялась, что во время этого квеста ничего не случится. Но это было лишь тщетное желание.

Шаги авантюристов странным эхом отдавались от известняка на тропе. Не было ни единого признака гоблинов. Пока.

— Мы с подземельями давние друзья, но здесь мне не нравится, — сказал дворф вытирая пот со своего лба.

С самого вхождения в руины они продвигались вниз по едва заметной диагонали. На первый взгляд тропа выглядела прямой, но на самом деле она слегка искривлялась, образовывая кривую. Закрученная и уходящая всё дальше вниз пустошь руин игралась с чувством баланса авантюристов.

— Мне почти кажется, что мы в башне, — сказала Жрица выдыхая.

— Множество старых крепостей, что есть естественно, были строены в такой форме, — сказал людоящер.

Пока он шёл в тылу группы, его хвост развевался туда-сюда.

— Хотела бы я, чтобы мы пришли в это место тогда, когда оно «не было» заражено гоблинами, — прошептала эльфийка. — Я бы хотела как следует тут осмотреться.

Некоторое время спустя склон кончился, и дорога разделилась на два пути: налево и направо. Обе тропы выглядели одинаково.

— Стоять, — резко сказала эльфийка.

— Что такое?

— Не двигайся, — сказала она Убийце Гоблинов.

Она поползла по земле. Её пальцы достигли места, что располагалось между камнями этой мощёной тропы, пытаясь найти там что-то.

— Сигнал тревоги? — спросил он.

— Возможно. Я смогла заметить его, потому что он новый, но пропустить его можно было очень даже легко. Народ, будьте осторожны.

Место, на которое указывала эльфийка, слегка приподнималось. Только наступи на него, и расположенная где-то шумелка сразу же заверещит, предупреждая гоблинов о вторженцах.

Жрица тяжело сглотнула. Длинный, закрученный наклон сбил её концентрацию и расслабил чувства. Теперь она могла видеть ловушку, когда на неё уже указали, но если бы не предупреждение эльфийки, она бы точно не заметила её.

— Гоблины. Дерзкие твари, — ругнулся дворф поглаживая свою бороду.

Не произнеся ни слова, Убийца Гоблинов бросил факел на землю, затем подошёл к каждому из проходов, правому и левому, внимательно осматривая стены. Там ничего не было, лишь сажа, оставшаяся от ламп давным-давно почивших жителей.

— Что-то не так? — спросила Жрица.

— Нет тотемов.

— Ох, ты прав…

Лишь Жрица поняла замечание Убийцы Гоблинов. Другие же члены группы слушали их в замешательстве. Но Убийца Гоблинов больше ничего не сказал.

«Он думает».

Жрица взглянула на группу и поняла, что объяснять всё придётся именно ей.

— Ам, другими словами, это означает, что здесь нет, ам, гоблинских шаманов.

— Нет заклинателя? — сказала эльфийка, радостно хлопнув в ладоши. — Вот удача.

— Нет.

Людоящер издал шипящий вздох.

— Тогда вы… Обеспокоены неприсутствием здесь заклинателей, милорд Убийца Гоблинов?

— Да, — он кивнул, затем проверил сигнал тревоги кончиком своего меча. — Обычный гоблин никогда бы не догадался до чего-то такого.

— Длинноухая сказала, что эта штука новая. Значит, она не является частью изначальной охранной системы форта.

— Я подумывал заставить её сработать чтобы выманить их, — пробормотал Убийца Гоблинов. — Но, кажется, лучше нам этого не делать.

— Милорд Убийца Гоблинов, ранее вы говорили о вашем опыте с такими пространным гнездовьями, — сказал людоящер, попутно заботясь о том, чтобы его хвост не задел сигнал тревоги. — Как вы разбировывались с ними?

— Я выкуривал обитателей и разбирался с ними по одному. Иногда использовал огонь. Иногда направлял реку прямо в гнездо. Способов много.

Стоящая рядом с ним эльфийка выглядела ошеломлённой.

— Но здесь это не сработает, — он повернулся к Высшей Эльфийке Лучнице. — Сможешь найти тут следы?

— Прости. В пещере может и вышло бы, но на таком камне…

— Дайте-ка дворфу взглянуть, — сказал Дворф Шаман подходя к ним.

— Ладно, но будь осторожен с сигналом тревоги.

— Я коренаст, а не глуп. Уж буду осторожен.

Эльфийка любезно пропустила его. Он вышел вперёд всей группы и наклонился к земле. Он ходил туда-сюда по длинной полосе этого Т-образного перекрёстка. Он пнул каменный пол, внимательно глядя на него. Минуту спустя он уверенно погладил свою бороду.

— Ясно. Их ничтожная спаленка слева.

Жрица была в шоке.

— Как вы узнали?

— По изношенности пола. Они выходили слева и возвращались вправо, либо же выходили слева и поворачивали на выход.

— Ты уверен? — сказал Убийца Гоблинов.

— Конечно же я уверен. Я ведь дворф, — ответил Дворф Шаман похлопывая свой живот.

— Ясно, — пробормотал Убийца Гоблинов затихая.

— Что-то не так, милорд Убийца Гоблинов? — сказал людоящер.

— Мы пойдём туда, — сказал Убийца Гоблинов и указал своим мечом… Направо.

— Разве Пенёк(Red: Видимо выдала дворфу кличку. Маленький, толстенький, наверно, я так и не понял с чего вдруг.) прямо сейчас не сказал, что гоблины слева? — сказала эльфийка.

— Да. Но если пойдём туда, то будет уже слишком поздно.

— Поздно для чего?

— Увидишь, — сказал он, добавив к своим словам спокойный кивок.

После не особо продолжительного пути по правому коридору, они подверглись нападению удушающего зловония. Воздух был плотен и приторен. Едкий вкус задерживался в их ртах с каждым вдохом.

— Хрк… — дворф зажал свой нос.

— Ургх… — глаза людоящера мрачно закатились.

Да и эльфийка неосознанно убрала руку с лука и прикрыла ей рот.

— Чт… Что это? Этим вообще безопасно дышать? — стонала она.

Жрица застучала зубами. Она узнала этот запах.

— Не сражайтесь с ним. Дышите через нос. Скоро привыкнете.

Убийца Гоблинов не оглядывался, лишь решительно шёл вперёд по этому пути.

Группа поспешила, чтобы не отставать. Даже Жрице каким-то образом удалось продолжить движение.

Источник этого смрада был близко. Они подошли к подгнивающей деревянной двери, которая, похоже, была здесь, чтобы разделять различные участки руин.

— Хмпф.

Убийца Гоблинов мощно пнул её. С предсмертным скрипом дверь покинула свой пост и рухнула навзничь. Мерзкая жидкость, что покрывала пол, расплескалась, как только дверь упала на неё.

Здесь гоблины хранили свои отходы всех видов и мастей. Остатки еды, включающие в себя даже кости с прилипнувшими к ним ошмётками плоти. Экскременты. Трупы. Ранее белые стены стали серовато-красными от всех этих куч мусора.

Среди всего этого они смогли найти прядь волос цвета льна и ногу, прикованную цепью. На четырёх измождённых конечностях виднелись ужасные шрамы. Сухожилия были перерезаны.

Это была эльфийка.

Истощённая, покрытая различной мерзостью, левая её сторона тем не менее показывала всю ту красоту, которой славился её народ.

А вот с правой её частью всё было иначе.

Жрица подумала, что эльфийка выглядела так, будто вся она была покрыта виноградом. Её нежную бледную кожу невозможно было различить под синеватыми отёками. Её глаз и грудь(Red: В количестве одной сиськи. Ну не мог же я такое слово в тексте написать.) были практически уничтожены.

Цель была ясна как день: пытка ради самой пытки.

«Ох, только не снова…» — эта мысль родилась в голове Жрицы и застряла там.

— Хюеех… Ииуурггхх…

Рядом со Жрицей… но казавшаяся так далеко …Высшая Эльфийка Лучница добавляла содержимое своего желудка к лежащему на полу мусору.

— Что это?

Дворф поглаживал свою бороду, но ему не удалось скрыть ужас на своём лице.

— Милорд Убийца Гоблинов?

Даже на лице обычно столь непроницаемого Ящера Жреца явно виднелось отвращение.

— Никогда такого раньше не видели?

В ответ на этот вопрос эльфийка кивнула, даже не побеспокоившись о том, чтобы вытереть свой рот. Слёзы текли по её щекам, а уши практически припали к голове.

— Ясно, — он кивнул.

— …еееейте… …уб… …убеееейте…

Жрица неожиданно посмотрела на этот жалобный стон. Пленённая эльфийка. Она всё ещё была жива! Жрица поспешила к ней и подпёрла её своими руками, совершенно не обращая внимания на всю мерзость, которая тотчас же покрыла её руки.

— Дай мне зелье.

— Нет, она слишком ослабла. Оно лишь застрянет у неё в горле, — ящер следовал за Жрицей к пленнице, а теперь осматривал её раны своими чешуйчатыми когтями. — Её раны не смертельны, но ей грозит опасность умереть от истощения. Ей нужно чудо.

— Точно!

Одной рукой Жрица приставила посох к груди эльфийки, а другую положила ей на грудь.

«О Мать Земля, полная милосердия, возложи свои почтенные руки на раны своего дитя».

Уголком глаза наблюдая, как их хилер дарует божье чудо, Убийца Гоблинов подошёл к Высшей Эльфийке Лучнице.

— Ты её знаешь?

Сидя и беспомощно трясясь, эльфийка покачала своей головой.

— Скорее… Скорее всего она такая же как я… «Бескорневая»(Red: Не шибко-то благородного происхождения. Но эльфы любят всему давать «деревянные» термины) эльфийка, которая… стала авантюристкой.

— Ясно, — Убийца Гоблинов кивнул, а затем своей храброй походкой пошёл прямо к пленнице.

Меч был у него в руках. Людоящер неоднозначно посмотрел на него.

— Ох!..

«У нас мало времени».

Жрица побелела и встала.

— С-стой на месте! — она расставила свои руки прямо перед ушедшей в другую реальность эльфийкой.

Убийца Гоблинов не останавливался.

— Отойди.

— Нет! Н… Ни за что!

— Не знаю, какие иллюзии сейчас питают твою голову, — раздражённо сказал Убийца Гоблинов. Его тон не изменился. Он был спокоен и безжалостен. — Но я пришёл сюда с одной целью — убивать гоблинов.

Его меч опустился.

Послышался крик, и поднялся гейзер крови.

— Три.

Глухой звук от упавшего тела. Это был гоблин. Меч прошёл сквозь его мозг. Он уронил отравленный кинжал, который держал до самой смерти. Никто и не заметил его, прячущегося в груде мусора позади пленённой эльфийки.

«Нет», — подумала Жрица, качая своей головой. Это была неправда. «Он» заметил. И пленница тоже.

— У… Убей их… Всех…

От этих слов у эльфийки-авантюристки изо рта пошла кровь.

Убийца Гоблинов упёрся ногой в труп и вытащил из него свой меч. Он использовал гоблинскую тунику, чтобы стереть блестящий жир с меча.

— Это моя цель, — спокойно ответил он.

Больше никто не проронил ни слова.

Что этот мужчина видел в своей жизни? Каким он был? У стоящих в этой наполненной мерзостью людей, наконец, начали появляться слабые проблески понимания.

Жрица вспомнила мнение Ведьмы об Убийце Гоблинов. И её слова: «Пусть это будет твоим собственным решением».

Теперь она ясно поняла, что тогда имелось в виду. Каждый авантюрист, и даже те, которым не удалось выжить во время своего первого квеста, должен испытать убийство и смерть. Ведь им придётся встречаться с отвратительными и ужасными вещами. Разорённые монстрами города и деревни больше не будут для них чем-то необычным.

Но за всем этим всегда стояла логика. От бандитов и прочего хулиганья, до тёмных эльфов, драконов и даже слизней… У них всех была причина вести себя так.

И только гоблины отличались. У них не было причины. Одно зло. Они держали зло на людей, на других существ. Чтобы охотиться на гоблинов, нужно было сталкиваться с этим злом вновь и вновь.

Тут не было приключения. И те, кто решили пойти этой тропой — они уже не были авантюристами. Они были «им».

Человеком в запачканной кожаной броне и грязном шлеме, держащим меч, который почти казался слишком длинным для обращения с ним.

 

— Убийца Гоблинов…
Средь мрака и зловония кто-то прошептал его имя.

Глава 8. Убийство Гоблинов

Ответственность сопроводить пленницу-эльфийку обратно в лес легла на Ящера Жреца.

Он достал несколько маленьких клыков из своего мешочка и разбросал их на полу.

«О когти и рога отца нашего, Игуанодона, —  распевал он, — пусть четыре конечности твои обернутся двумя ногами и пройдутся по этой земле».

Как только он произнёс это, клыки на земле загрохотали и стали увеличиваться в размере. Минуту спустя они образовали скелет людоящера, который поклонился Ящеру Жрецу и преклонил пред ним колени.

— Это Воин Драконьего Клыка (Red: Так, есть древнегреческая серия мифов о Кадме — основателе Фив. Он победил дракона, а там пророчество, пришлось посадить драконьи клыки в землю, а оттуда выросло войско. Вроде даже советский мультик был об этом.) — чудо, что получено мной от отца, — объяснил он.

— Насколько он хорош в битве? — спросил Убийца Гоблинов.

— Он могуч столько же как я, он может разбираться с одним или двоими гоблинами, если будет необходимо.

Людоящер написал письмо, объясняющее ситуацию, и отдал его Воину Драконьего Клыка, после чего существо закинуло эльфийку себе на плечи и унеслось вдаль.

Учитывая это и Малое Лечение, группа потратила на ней два чуда из всех доступных. Никто не возражал.

— Какого чёрта?.. Что здесь происходит? — заскулила Высшая Эльфийка Лучница, покрытая грязью.

Жрица погладила её по спине.

Как ни странно, хоть они всё ещё находились в этой наполненной всякой мерзостью комнате, запаха они уже не замечали.

«Полагаю, мы уже должны были привыкнуть к нему».

Жрица печально улыбнулась. Её ноги и руки слегка дрожали.

Дворф Шаман насупившись грубо подёргивал свою бороду. Подтверждая тот факт, что ему нехорошо, он встал в проходе в комнату. Воин Драконьего Клыка с эльфийкой проскочили мимо него.

Убийца Гоблинов осмотрелся вокруг. Он рылся в этих отходах, раскидывая вещи по сторонам, бросая их назад, пока в итоге не вытащил что-то из мусора.

Это был брезентовый рюкзак, явно предназначенный для авантюриста. Гоблины затащили его с собой но потом просто выкинули. Может, он им надоел. Он был ужасно грязен. Убийца Гоблинов тоже начал рыскать в нём.

— Ах, так и знал, что она должна здесь быть

Он достал свёрнутый лист бумаги, пожелтевший от прошедших лет.

— Что это? — мягко спросила Жрица всё ещё поглаживая эльфийку по спине.

— Она, должно быть, принадлежала этой пленнице, — сказал Убийца Гоблинов, спокойно разворачивая бумагу… Нет, это был высушенный лист.

Своим пальцем он провёл по линиям, начерченным на нём, а затем кивнул, как бы говоря, что он нашёл желаемое.

— Это карта этих руин.

— Должно быть, эта эльфийка использовала её для навигации…

Возможность этого была велика, но к несчастью эти руины стали гнездом гоблинов. Поскольку направляться в такие руины было приключением, судьба заставила её страдать, выдав ей один из возможных исходов.

Тот факт, что они прибыли вовремя и успели спасти её, был тупой чистой удачей. И Жрице крайне не хотелось это признавать.

— Левая тропа ведёт к балкону, — сказал Убийца Гоблинов, пристально изучая карту, — который граничит с атриумом. Я почти полностью гарантирую, что основная масса орды там. Это единственное достаточно большое место, где они все могут спать.

Он сложил карту и положил её в свой мешок.

— Похоже, лево всё же было правильным выбором.

— Хмпф. — Дворф оскорблённо фыркнул.

Убийца Гоблинов также взял несколько бутылочек с мазью и другую мелочёвку из рюкзака.

А затем без предупреждения он швырнул рюкзак Высшей Эльфийке Лучнице.

Она была озадачена.

— Ты возьмёшь его.

Пока Высшая Эльфийка Лучница надевала рюкзак и глядела наверх. Уголки её глаз покраснели и раздулись от постоянного вытирания слёз; она выглядела крайне неспокойной.

— Пошли.

— Стой, ты не можешь так говорить с…

— Всё в порядке. — эльфийка прервала гневную тираду Жрицы.

— Мы… Мы должны торопиться.

— Вот именно, — спокойно сказал Убийца Гоблинов. — Мы должны убить этих гоблинов.

Он шёл своей обычной походкой, но каким-то образом его шаги отдавали неистовством. Он перешагнул через поваленную дверь, оставив полную мусора комнату позади.

Он не оглядывался.

— Э-эй, постой!..

Эльфийка позвала его и поспешила за ним, пока Жрица шла рядом не произнося ни звука.

Оставшиеся два авантюриста посмотрели друг на друга.

— …О боги, — вздохнул дворф подкручивая свою бороду. — А этот парень и правда зациклен на работе. Не удивлюсь, если он вообще не человек.

— Я слышал, что Эотираннус, Титан Рассвета, был таким же. Похоже, не все истории бывают вымышленными. — людоящер сильно закатил глаза.

— Может, нужно быть слегка не в себе чтобы преуспевать в этом деле.

— Будь как будет, нам надо идти. Я же, со своего лица, не прощу этих созданий.

— Как и я, Чешуйчатый. Гоблины — стародавние враги дворфов, когда дело касается подземных обиталищ.

Дворф Шаман и Ящер Жрец взглянули друг на друга, а затем пошли за Убийцей Гоблинов.

Левая тропа виляла как лабиринт. Это было вполне естественно для крепости.

Но у них была карта, оставленная эльфийкой, а два человека аккуратно выискивали ловушки. За это время им несколько раз попадались гоблинские патрули, но в этом не было ничего неожиданного. Высшая Эльфийка Лучница стреляла в них из короткого лука, если не получалось их остановить, а в это время Убийца Гоблинов подскакивал к ним и добивал.

В итоге, во время сражений с группой выжить ни одном гоблину не удалось.

Жрица незаметно следила за лицом эльфийки, натянутым как тетива её лука.

Она видела практически волшебную стрельбу эльфийки ещё возле входа в руины. Сама идея того, что остановить её стрелы в принципе возможно, казалась просто невообразимой…

Хотя Убийцу Гоблинов это не беспокоило. Он шел впереди, со своей типично спокойной походкой.

Наконец, они достигли места последнего привала перед балконом.

— Сколько магии у нас осталось? — тихо спросил Убийца Гоблинов. Он стоял неподалёку от стены меняя своё оружие.

Высшая Эльфийка Лучница сидела в уголке, Жрица подошла к ней и продолжала стоять рядом, поглаживая её плечо.

— Ам, я один раз воспользовалась Малым Лечением, так что… У меня осталось два чуда, — сказала она.

— Я лишь одноразно призвал Воина Драконьего Клыка, — сказал людоящер. — Я тоже могу использовать всего три чуда, но…

Его хвост качался туда-сюда, а сам он залез в свою сумку и достал оттуда горсть клыков.

— Чуду Воина Драконьего Клыка необходимы материальные компоненты. Я смогу совершить этот ритуал лишь один раз.

— Понял. — Убийца Гоблинов кивнул.

Его взгляд упал на дворфа.

— А что насчёт тебя?

— Ну, дай-ка подумать…

Дворф начал считать на своих маленьких пальцах, бормоча при этом:

— Один, два… — и придыхая. — Это зависит от заклинания, — подвёл он, — но примерно четыре раза, может пять. Ну, четыре уж точно. Не переживай.

— Ясно.

Количество используемой заклинателем магии растёт вместе с его рангом… Но не особо сильно. Настоящая сила заклинателя зависела от разнообразия и сложности доступных им заклинаний. Если они не были авантюристами Платинового ранга… да, и то, даже среди них, это считалось даром свыше …количество используемых ими в день заклинаний было ограничено.

Это значило, что каждое заклинание было бесценно. Растратишь их и умрёшь.

— Ам, не желаете ли попить? Хотите пить?

— Спасибо, — Высшая Эльфийка Лучница взяла предложенную Жрицей фляжку и приложила её к своим губам.

До этого момента она держала одно лишь молчание. Всё это время эльфийка принимала заботы Жрицы с невероятно тусклой улыбкой, качая головой.

«Кто бы смог винить её? — подумала Жрица. — После того, как она увидела, что стало с такой же эльфийкой…»

Жрице самой иногда снилось всё случившееся с её бывшими компаньонами.

Они с Убийцей Гоблинов постоянно брали один квест за другим без перерыва. Оглядываясь в прошлое, она была рада, что у неё не было времени остановиться и подумать.

— Не набивай живот. Это замедлит движение крови, — спокойно сказал Убийца Гоблинов. — Не сможешь быстро среагировать.

Он сказал это не ради эльфийки. Это была чистая практичность. Он лишь хотел убедиться, что все в курсе этого.

Жрица встала, неосознанно прикрывая эльфийку.

— Убийца Гоблинов, сэр! — сказала она. — Не могли бы вы быть… Чуть более?..

— Не хочу вводить вас в заблуждение, — сказал он медленно качая головой. — Если вы можете идти со мной — идите. Если нет, то уходите. Всё просто.

— Не неси ерунды, — сказала эльфийка, вытирая капли воды со своего рта. — Я ведь рейнджер. Оркболг… Ты, даже ты не сможешь справиться с разведкой, поиском ловушек и битвами в одиночку.

— Каждый должен делать то, на что он способен.

— Я тебе говорю, что нам не хватает силы. Нас всего пятеро.

— Количество неважно. Гораздо хуже будет оставить это место как есть.

— Ой, да ради бога! — эльфийка дёрнула себя за волосы. Её уши рьяно вскочили. — Что здесь «происходит»? Я уже ничего не понимаю…

— …Тогда, ты уходишь?

— Да как я могу?! После того как я увидела, что они сделали с той пленницей?! И мой дом… Мой дом не так далеко отсюда…

— Ясно, — это было его единственной реакцией на волнения лучницы. — В таком случае, пошли.

Сказав это, он встал, будто бы заявляя, что их краткая передышка окончена.

Убийца Гоблинов пошёл вперёд без единого слова. Эльфийка уставилась на висящие у него на поясе кинжалы, скрежеща зубами.

— Успокойся, длинноухая. Вражеская территория — не место для драк.

Возникла пауза.

— Ты прав, — сказала эльфийка.

Дворф нежно погладил её по спине. Уши эльфийки поникли.

— Прости. Ненавижу соглашаться с дворфом. Даже если он прав.

— Ах, вот эту длинноухую я узнаю!
Эльфийка ушла с коротким луком в своей руке. Уходя, Жрица слегка поклонилась дворфу. Дворф, последовав за ними, рылся в своём узелке. А людоящер опять подобрал хвост с пути.

— Нельзя быть слишком осторожным, — сказал дворф.

— Разумеется. Я даже приготовился молиться в любой момент. — Людоящер сложил руки в этом своём странном жесте.

§

Идя по карте, группа вскоре нашла балкон.

Эльфийка вышла вперёд на цыпочках, словно крадущаяся кошка. Она жестами показывала остальным как продвигаться.

А, потому, она первой увидела этот обширный зал.

Как было показано на карте, балкон граничил с огромным атриумом. Потолок был настолько высок, что доставал до уровня земли(Red: Они же под землёй, не забывайте.). Эльфы жили тысячи лет, и всё же, вряд ли существовал обитатель леса, столь древний как эта комната.

Несмотря на свой возраст, на белых каменных стенах, всё ещё отчётливо были видны иллюстрации битв времён Эры Богов. Прекрасные боги сражались с ужасными, мечи искрили, сверкали молнии, пока в итоге они не дошли до игральных костей.

Тут было изображено сотворение мира. Если это место когда-то было крепостью, что же чувствовали её солдаты, видя всё это? Будь обстоятельства иными, Высшая Эльфийка Лучница восхищённо бы вздохнула.

Но обстоятельства были именно такими, какие есть, и она держала свой рот закрытым.

Она облокотилась на перила галереи и заглянула в атриум. Возле стены, отвесной как скала, она увидела гоблинов.

И не одного, и не двух. Даже не десять или двадцать.

Тьма тьмущая. Даже суммы всех пальцев пяти авантюристов не хватило бы, чтобы их всех сосчитать.

Эльфийка сглотнула. Клокочущая ярость в её груди неожиданно потухла.

Та пленница наверняка была игрушкой для каждого гоблина в этой комнате. Эльфийка вдруг подметила, что при малейшей оплошности с ней тоже может произойти такое.

Ей не хватало храбрости столкнуться с этим в одиночку. Она прикусила губу, чтобы её зубы перестали стучать.

— Как обстановка?

Стоявшая рядом эльфийка подпрыгнула от удивления. Её уши дёрнулись назад.

Как Убийце Гоблинов удалось подобраться к ней, чтобы она этого не заметила?

Отчасти, дело было в том, что эльфийка была сосредоточена на других вещах. Но сейчас Убийца Гоблинов двигался с такой осторожностью, которую она бы ни в коем случае не ожидала от него, учитывая его обычную яростную походку. От него не исходило ни звука.

— Н-не пугай меня так…

— Я не хотел.

Эльфийка злобно уставилась на стальной шлем. Она вытерла пот, который появился у неё на лбу.

— Да всё равно, за собой следи. Их тут туча.

— Это не будет проблемой, — спокойно сказал Убийца Гоблинов.

Он жестами позвал оставшуюся часть группы к ним, после чего быстро изложил им свой план.

Никто не возразил.

§

Первым заметил что-то необычное гоблин, решивший выбраться из своей кровати. Уже почти пришло время смены караула, но последний дозорный так и не вернулся.

Ну, может ему захотелось ещё помучить ту эльфийку. По правде говоря, как только её крики стали ослабевать, это перестало быть настолько весёлым делом. Он надеялся, что в ближайшее время им удастся поймать ещё одну.

Но он и не знал, что эта возможность была прямо под носом.

Гоблин хорошенько потянулся, растягивая своё худощавое тельце и позволяя своему выпяченному животу повиснуть. Как только потягивания обернулись мощным зёвом, он увидел нечто странное на балконе.

Дворфа.

Дворфа выливающего содержание красного кувшина.

— ГУИ?..

В этот момент дворф посмотрел вниз на ошарашенного гоблина и плюнул в него. Падая, слюна превратилась в туман.

Гоблин чихнул. Это был ликёр! Этот дворф плюнул в него алкоголем!

«Пей побольше, пой погромче, духам дай вести себя! Пой погромче, ступай быстрее, как ты уснёшь, они увидят, и может быть, вина кувшинчик, во сне том встретится тебе!»

А затем дворф ещё раз вылил несколько капель на одурманенного монстра.

Гоблин был крайне озадачен всем этим, но он уже знал достаточно много, чтобы предупредить своих соратников. Он открыл свой рот и…

…не произнёс ни звука.

Его язык двигался, а сам он дышал, а вот голос никак не выходил изо рта.

А теперь, как по-вашему, что это было?

Приглядевшись, гоблин увидел обворожительную человеческую девушку стоящую рядом с дворфом и машущую своим шумным посохом.

«О Мать Земля, полная милосердия, даруй нам мир, дабы принять это всё…»

Гоблин выглядел так, будто не понимал смысла сказанных тонким голоском слов. Ржавые шестерёнки крутились в его маленькой голове на пределе своих возможностей, но почему-то он почувствовал в себе лёгкость, и это было вроде как… Приятно.

Последний дозорный ещё не вернулся. Почему бы не вздремнуть на пару минуточек, пока он не возвратился?

Он хорошенько зевнул и забрался обратно в свою постель.

А затем он умер.

Он никогда не узнает что стал жертвой Тишины и Ступора. Убийца Гоблинов кинжалом перерезал ему глотку, прежде чем тому выпал шанс что-либо понять. Гоблин открыл свои глаза, кровь резкой струёй хлынула из раны, но Убийца Гоблинов вонзил кинжал до упора и прикончил его.

Высшая Эльфийка Лучница и Ящер Жрец бесшумно спустились с балкона и начали работать своим оружием по всему залу. Им нужно было действовать быстро, чтобы успеть закончить дело, пока заклинания Жрицы и дворфа всё ещё были активны.

Они должны были действовать тихо, безжалостно. Перерезал горло спящему гоблину, давил, пока он не прекратил двигаться, а затем к следующему. Это была не битва. Это была всего лишь работа.

Но не особо лёгкая работа. Эльфийка издала безмолвный звук усталости. Перерезая горло третьему или четвёртому гоблину, она больше не могла скрывать свалившееся на неё бремя потерь.

Пот капал с её лба. Лезвие её каменного меча(Red: Как уже говорилось, эльфы не пользуются железом, ибо нужен огонь, а он им не нравится и всё такое.) было покрыто пятнами жира, которые никак не хотели сходить, как бы она его не вытирала.

Она оглянулась пытаясь увидеть, чем заняты её компаньоны. У людоящера был меч, сделанный из полированного клыка какого-то зверя. Белый меч уже полностью покраснел, но режущая его сторона не выглядела затупившейся. Должно быть, на самом деле он был выкован с помощью какой-то удивительной силы.

Убийца Гоблинов, естественно, с лёгкостью двигался от одной глотки к другой.

«А у него ведь даже нет специального оружия».

Высшая Эльфийка Лучница следила за его руками настолько ясным взором, на которой только эльфийские охотники и были способны. Убивая очередного гоблина, он отрубал ему несколько пальцев, чтобы забрать кинжал из его рук и менял свой затупившийся клинок на новый.

«Ясно».

Эльфийка убрала свой кинжал в ножны и стала повторять за ним.

Она думала лишь о том, как убить ещё больше монстров. Каждый из них умирал даже не зная, что он был не первым и далеко не последним.

И в пылу резни эльфийка осознала, что вся её злость улетучилась.

Не то, чтобы она забыла тот ужасный вид другой эльфийки. И всё же…

— …

В её сердце образовалось механическое хладнокровие, странное и совершенно новое.

Она неосознанно сглотнула. Её глаза начали блуждать… в поисках человека в его дешёвой кожаной броне и стальном шлеме, который с полным равнодушием резал глотки гоблинам. Делая свою работу, он улучал момент и пронзал каждое тело дважды дабы убедиться, что враг точно умер.

«Как он собирался провернуть всё это в одиночку?.. Ну, полагаю, раньше он ведь всегда работал один».

И что ей с ним нужно было делать? Эльфийка не знала, но даже в тот момент, когда она задавала себе этот вопрос, её руки вырывали нож из гоблинских пальцев.

Они закончили убивать всех гоблинов в этом огромном зале чуть менее, чем за полчаса.

Прекрасный белый камень, чарующие рисунки на стенах… Всё это было покрыто внутренностями гоблинов.

«Когда поле битвы называют морем крови, они не шутят», — подумала эльфийка.

Наконец, дворф и Жрица, запыхавшись, спустились с балкона. Убийца Гоблинов взглянул на собравшихся авантюристов, а затем указал вглубь своим мечом. Он был покрыт кровью с головы до пят, но… для эльфийки это особой роли не играло. На карте ясно было указано, что дальше есть ещё одна комната. Они должны были пойти на поиски выживших и убить их.

Её глаза встретились с его глазами… По крайней мере ей так показалось, хоть она и не могла видеть происходящее под его шлемом. Кивнув, Убийца Гоблинов выступил со своей обычной храброй походкой. Как и всегда, он не оглядывался назад.

Мир был погружён в тишину. Что бы он делал, если бы никто не заметил его ухода?

«Печаль во благо».

Члены группы взглянули друг на друга и беззвучно улыбнулись.

Первой за ним последовала Жрица. Следом шла эльфийка, чей короткий лук по весу ощущался как кусок свинца в её руках. И, наконец, людоящер и дворф присоединились к ним, и вот, вся группа была готова отправиться в зал… Тогда это и произошло.

В воздухе послышался глухой удар. В такой тишине его было почти достаточно, чтобы сбить их всех с ног.

Все они стояли неподвижно, глядя в ту сторону, в которую они хотели направиться.

Убийца Гоблинов быстро поднял свой щит и вытащил меч из ножен… одно из тех лезвий, которое он отобрал у гоблинов …он никогда не расслаблял своё внимание.

Ещё один глухой удар, но уже ближе чем предыдущий. Нечто приближалось.

А затем оно явилось из темноты.

У него было огромное иссиня-чёрное тело. Из его лба росли рога, и гнилой смрад атаковал их при каждом выдохе этого существа. В его руках был огромный боевой молот.

Глаза эльфийки расширились от шока, её голос с трудом прошептал:

— Огр!..

Первой вещью, которую они услышали, как только звук вернулся в этот мир, стало эхо этого слова.

Глава 9. Сильнейшие

— А я «думал», чего гоблины такие тихие. Тяжело найти хороших помощников в наши дни… — Рот огра был похож на трещину в его лице; его дыхание вылетало изо рта. Его голос напоминал рёв. — Вы не похожи на тех лесных жителей, что приходили сюда раньше. Вы пришли сюда зная, что это наша крепость, стремясь расправиться с нами.

Жажда крови огра была практически осязаема, гипнотизируя авантюристов своей силой. В его голове горели золотые глаза.

Члены группы держали оружие наизготовку, заняв низкую стойку и готовясь к битве. Из их рядов донёсся спокойный голос Убийцы Гоблинов:

— Что? Так ты не гоблин?

— Я огр! Только не говори мне, что ты не знал этого?! — взревел он.

Высшая Эльфийка Лучница воспользовалась этим моментом, вложила стрелу и натянула тетиву своего короткого лука.

Огр. Людоед.

Если гоблинами двигала лишь ненависть ко всем, кто мог говорить, огры же были движимы их жаждой охоты на добычу.

Поговаривают, что рыцарь с крепким щитом при попытке заблокировать удар огра смогла лишь обнаружить свой щит, вонзённый ей в голову.

Поговаривают, что великий воин сражался с огром в стодневной битве, но на монстре так не появилось ни царапинки, и вот, спустя месяцы долгой битвы, Воин упал от потери сил.

Поговаривают, что колдун, знавший множество заклинаний, пытался сразить огра остротой своего ума, но был сожжён заживо, когда оказалось, что огр знает даже больше заклинаний чем он сам.

Этих историй достаточно, чтобы понять, что огры были серьёзными противниками даже для авантюристов Серебряного ранга. Авантюристов же Фарфорового ранга они могли раздавить как жуков.

Лица всех членов группы были искажены страхом. Руки Жрицы тряслись, заставляя её и без того шумных посох дребезжать в её руках.

Но наполненный раздражением Убийца Гоблинов сказал: — Нет. Не знал.

Раздался ужасный трещащий звук…  Это огр скрежетал своими зубами. Он взглянул на воина, стоящего перед ним в этой его дешёвой кожаной броне и стальном шлеме, будто бы он никак не мог поверить в увиденное.

— Ничтожество! Ты смеешь насмехаться надо мной?! Мне была дарована армия самими Демонами Генералами…

— Хмм… Так и знал, что за этим кто-то стоит, — сказал Убийца Гоблинов покачивая головой. — Но я ничего не знаю ни об ограх, ни о Демонах Генералах, ни о другой ерунде.

От переизбытка ярости огр издал целую вереницу неразборчивых рычаний. С каждым рёвом он ударял своим боевым молотом по стенам, сотрясая руины и заставляя белый камень крошиться.

— Тогда позволь мне научить тебя, неотёсанный чурбан!

Монстр поднял вверх свою огромную мертвецки-бледную левую руку и начал зачитывать:

«Карбункулус… Крескунт…» (Red: Транслит с латыни был сделан с помощью гугл-бабы, так что не обессудьте.)

Тусклый свет появился в его ладони и начал вертеться пока не превратился в пламя. Пламя горело красным, затем постепенно стало белым и, наконец, синим…

— Он призывает Файербол! (Red:Да, такие чисто игровые заклинания я буду просто подвергать транслиту, ибо файербол всем привычнее шара огня. И пишу я его именно так. Смиритесь.)

«Иякта»!

Дворф Шаман выкрикнул своё предупреждение как раз в тот момент, когда огр закончил заклинание. Сфера смертельно горячего огня понеслась по воздуху, оставляя за собой хвост словно комета.

— Врассыпную! — взвизгнула Высшая Эльфийка Лучница.

Самое очевидное действие при встрече с заклинанием, обладающим уроном по площади, вроде этого — разделиться, чтобы всю группу не вынесло с одного удара. Пока члены группы убегали во всех направлениях, один из них застыл на месте, вытянувшись во весь рост.

«О Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий…»

Жрица стояла там, такая крошечная, перед лицом огромного шара пламени, её посох тянулся вверх, а голос становился всё громче.

И Мать Земля в своём милосердии услышала её искренние мольбы. Она одарила её чудом Защиты.

Файербол столкнулся с невидимой стеной и завис в воздухе, сгорая и рыча.

— Хрк!!!..

Давление и жар наступали на Жрицу, обжигая её кожу и руки и опаляя плоть. Её посох забренчал. Пот выступил у неё на лбу.

— О… О Мать… «О Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий!»

Её губы высохли, её лёгкие горели, а Жрица всё продолжала молиться. Но ужасающий жар постепенно плавил невидимый барьер…

— Ааах!

Файербол наконец-то пробил Защиту. Жар, который частично лишился сил от долгой битвы заклинаний с чудом Жрицы, но всё-таки мощный горячий ветер ворвался в атриум и напал на авантюристов. Воздушная влага моментально испарялась, а кровь гоблинских трупов закипала.

Но для нанесения урона этого было недостаточно.

— Хаа… Аах…

Жрица упала на колени, высунув язык и судорожно глотая воздух.

Она была в состоянии Оверкаста(Red: Неее, я не буду это переводить. Всё равно все ругаться будут. Оставлю как есть, тем более на нашем языке даже надмозгового перевода нет. Только то, что это слово означает фаната Fall Out Boy…это как-то странно.)… Она зачитала больше молитв чем могла себе позволить. Этот ритуал напрямую связывал её с небесами, но при этом стирал её собственную душу, и теперь её лицо было белее снега, а сама она была до невозможного холодной.

— М-м-мне та-та-так жаль!..

— Нет, — сказал Убийца Гоблинов, делая шаг вперёд и выставляя свой щит в оборонительную стойку. — Ты спасла нас.

Скрючившаяся пополам Жрица решительно кивнула и прижалась к своему посоху.

— Отличная работа, — сказала Высшая Эльфийка Лучница придерживая её. — С тобой всё будет хорошо. А теперь доверь остальное нам.

— Мерзкая девчонка! — сказал огр. — Даже не думай, что твой конец будет таким же приятным как у той эльфийки!

— Думаешь тебе удастся справиться со всеми нами? Тогда иди сюда и попробуй забрать её! — Высшая Эльфийка Лучница выскочила перед Жрицей и выпустила стрелу из своего всё ещё натянутого лука(Red: Видимо в её луке была какая-то система от случайных выстрелов как в арбалетах…или же она всё время держала его натянутым.).

Огр взмахнул своим молотом и издал громогласный боевой клич.

— Призови Воина Драконьего Клыка, — сказал Убийца Гоблинов, но его внимание ни капли не отвлеклось, и он всё так же держал свой щит в защитной стойке. — Нам нужно больше союзников.

Стальной шлем ни на миг не отворачивался от огра, а меч, до неудобного короткая штука, которую он забрал у гоблина, был направлен прямо к врагу.

— Отлично сказано, милорд Убийца Гоблинов.

Ящер Жрец сложил свои руки в странном жесте, после чего разбросал маленькие клыки по земле.

«О когти и рога отца нашего, Игуанодона, пусть четыре конечности твои обернутся двумя ногами и пройдутся по этой земле!»

В ту же секунду клыки стали расти в скелетного воина.

Ящер Жрец немедля добавил к этому молитву Когтемеча:

«О серповидные крылья Велоцираптора, режьте и рвите, летите и травите(Red: В значении «охотиться», да, такое значение есть.)

Клык, который он держал в своей руке, вырос и заострился прямо на их глазах, пока не достиг размера ятагана(Red: Изогнутая сабля, в основном встречалась у воинов ближнего востока…Монголия тоже ведь ближний восток, да? Короче, ближний и Монголия.). Людоящер кинул только что созданное орудие призванному воину и вытащил свой короткий меч из ножен.

— Мы с Воином Драконьего Клыка пойдём впереди вместе с милордом Убийцей Гоблинов! Помогайте нам сзади!

— Ясно как камень! — ответ дворфа был твёрд как удар молота.

Он достал глинистую пыль из кармана и подбросил её в воздух.

— «Вперёд, гномьё, пора пахать, не смейте вы балду пинать… щепотка пыли столь ничтожна, но камнем тысяча взрастёт!»

— Думаешь, я позволю тебе сделать это, ты, мелкий смутьян? — Огр побежал вперёд размахивая своим молотом.

Может он собирался пробиться сквозь авангард чтобы достичь защитника в тылу. У него была сила для такого.

Но лучница не дала ему сделать этого, выпуская одну стрелу с почкообразным наконечником за другой.

— Дворфы могут выучить заклинания, а вот как двигать своими коротенькими ножками — нет, а?

— Ураааааагх! — каждая стрела нашла свою цель, и одной из этих целей стал правый глаз огра. От шока он остановился и отступил, прикрывая руками своё лицо.

— Уж простите меня, ваша длинноногая светлость! Нам всем приходится сражаться тем, что даровали нам боги!

В этот момент пыль, что летала по воздуху, превратилась в рой мелких камешков, которые полетели прямо в огромное тело огра. Это было заклинание Каменный Взрыв.

— Хрргх! Думаешь, столь жалкий трюк остановит меня? — огр слегка пошатывался от череды повторяющихся ударов. Но не более.

Людоед отмахивался от камней рукой и продолжал двигаться к авантюристам.

Убийца Гоблинов противостоял ему в одиночку.

Будто бы танцуя с щитом в своей руке, он быстро ударил своим мечом монстра по ногам.

Его движения были тонкими, быстрыми, точными и безжалостными, как и всегда…

— Хрк!..

…и тут же отскочили от огра с металлическим звуком. Кожа монстра даже на ногах была тверда как камень.

— Неслыханная дерзость!

— Хах?!..

Боевой молот пронёсся по воздуху и ударил пошатывающегося воина. Его броня смялась, и Убийца Гоблинов пролетел по воздуху приземлившись в какую-то груду на земле.

— Оркболг!!!

— Убийца Гоблинов, сэр! — Жрица и эльфийка одновременно позвали его, а лица их были одинаково бледны.

— Я тебе не простой гоблин! — вопил огр, вырывая стрелу из своего глаза и бросая её прочь.

Глаз должен был быть уничтоженным, но вместо этого он покрылся пузырями, исцелился и вскоре сиял с ещё пущей злобой.

Так огры были не только невероятно сильны, они ещё могли лечить сами себя. Зубы эльфийки начали стучать.

— Вы остановили моё заклинание. Вы уничтожили мой глаз. Я сполна расплачусь с вами за это унижение! — он вновь поднял свой молот, целясь прямо в Убийцу Гоблинов. — Сперва я оторву тебе конечности. А затем я займусь делом с твоей эльфийкой и твоей маленькой Жрицей, пока ты будешь смотреть!

— Будто бы это так легко, людоед! — спасение Убийцы Гоблинов пришло в форме Воина Драконьего Клыка призванного людоящером.

Скелетный слуга оттащил Убийцу Гоблинов от места удара крайне вовремя.

— Убийца Гоблинов, сэр!!!.. — покачивающимися шажками Жрица дошла до места, куда эвакуировали воина.

— Позаботьтесь о нём, миледи Жрица! — людоящер и остальные побежали чтобы задержать приближающегося огра.

— С дороги, ты, скользкая болотная тварь!

Монстр обрушил свой молот вниз, но людоящер аккуратно оттолкнул его в сторону своим хвостом.

— Мастер дворф, миледи Рейнджер… Ваша помощь, пожалуйста!

— Читай заклинание, дворф!

— Да я уже!

Пробегая по расколовшемуся полу, эльфийка нескончаемым потоком выпускала стрелы. Одна ветка за другой пролетали по воздуху и вонзались в бледную плоть огра.

— Ты раздражаешь словно муха, девчонка!

— Чт?.. А?!

Но это всё, что они сделали. Огр не показывал ни единого признака повреждений и продолжал бить своим боевым молотом по стене. Эльфийка потеряла равновесие на трясущемся полу и была подброшена в воздух.

Создание без крыльев в воздухе особой подвижностью не отличается, а этот огр явно не был тем, кто упускает такие шансы. Он подошёл поближе и взмахнул своим оружием.

— Чтооо?!

Но эльфийка тоже не хотела упускать возможность. Она изогнула своё тело словно акробатка и проскочила рядом с приближающимся молотом.

Движение огра, однако, было предназначено не только для уничтожения эльфийки. Будто бы исполняя клятву мести этого монстра, от импульса удара с потолка посыпались булыжники.

— Хргх!

— Воаа!

Людоящер отполз с их пути, а дворф перекатывался чтобы избежать падающих обломков. Но бесплотный Воин Драконьего Клыка не мог передвигаться достаточно быстро для побега из зоны поражения. Камни дождём упали прямо на него, а за ними последовал и молот. Воин Драконьего Клыка был раздроблен и стал тем, чем был до этого — грудой костей.

Он определённо выполнил свою роль как дополнительная цель, и всё же…

— Так не пойдёт! — завопил людоящер.

— Вы правда думаете остановить меня с помощью костей, веток и камней?! — взревел огр, ломая торчащие в его теле стрелы широкими взмахами молота.

Эльфийка отступила от груды булыжников, которые принёс туда предыдущий удар, дабы избежать повторения такой ситуации.

— В таком случае мы закончили! — закричала она подпрыгнув в воздух, зарядив и выпустив очередной шквал стрел.

У неё не было иного выбора, хотя, похоже, стрелы не наносили никакого урона… А у неё были лишь они.

— У меня тоже последнее заклинание! — сказал дворф запуская ещё один Каменный Взрыв.

Град камешков заставил огра вздрогнуть, но в остальном не нанёс никаких повреждений.

— И это всё, на что вы способны, жалкие феи?

— Хрммф, так и знал, что вместо этого надо было изучить Файерболт(Red: Сгусток огня, похожий на файербол, но имеющий стрелоподобную форму, наносит более точечный и пробивающий урон. Зачастую не имеет последствий в виде поджога противника. Огненное заклинание, направленное в основном на нанесение урона моментального, а не постепенного. И нет, это не огненная стрела.)! — дворф тряс своей пустой рукой с хмурой миной на лице. — Или, может, я должен был затормозить его Ступором.

— Время для переживаний таких уже прошло, — безразлично сказал людоящер закатывая глаза. — Стоит ли бежать?

— Даже не думай об этом, — весело ответил дворф. — Мой прапапенька за такое мне бороду вырвет!

— Согласен. Наги не убегают.

Пока они подшучивали друг над другом, неуёмный Ящер Жрец приготовил свой короткий меч, а дворф вытащил пращу.

— Ха-ха-ха-ха-хааа! Что, трюки закончились, авантюристишки?

Комната затряслась от ещё одного удара молота этого монстра. Удар размозжил несколько гоблинских трупов, отправляя их ошмётки в полёт. Кусочек гоблина приземлился рядом с Убийцей Гоблинов, забрызгав его кровью. Он застонал и зашевелился.

— Убийца Гоблинов, сэр!.. — Жрица звала его со слезами на глазах, поддерживая его голову своими руками. С её помощью он смог хотя бы поднять голову.

— Не могу… Нормально видеть… Что проис…ходит?..

— Все до сих пор сражаются!..

— Ясно… Дай мне Лечебное зелье. И зелье Выносливости, — сказал Убийца Гоблинов, взглянув на их запасы. Он крепко сидел на земле.

Часть его щита и брони в районе груди были разрушены. Голове его было как-то дурно, а когда он пытался дотронуться до неё, осознал, что в его шлеме была вмятина. Всё его тело было в агонии; каждый раз, когда он пытался дышать, его тело пронзала боль…

Но боль означала, что он всё ещё жив. Уже неплохо.

Ему определённо были нанесены крайне серьёзные травмы. Но эта дешёвая броня спасла ему жизнь.

— Поняла!

— Спасибо.

Жрица отыскала бутылочки в их рюкзаках, вытащила пробки и отдала их ему. Убийца Гоблинов стоически принял их и осушил одну, а затем и другую. Он бросил бутылки в сторону; разбившись, они оставили новые отметины на почерневшем камне.

В отличии от божественных чудес, у зелий были относительно слабые эффекты. Боль Убийцы Гоблинов слегка ослабла, но от тела всё ещё шли ощущения, будто бы оно было отлито из свинца. Но он мог двигаться. Уже неплохо.

— Вперёд.

Убийца Гоблинов пытался стоять опираясь на свой же сломанный меч.

— Где… Мой рюкзак?

— Ам, вот он…

Её измотанные конечности тряслись так же сильно как и его руки. Но она не пыталась скрыть это или же жаловаться. Она просто подвинула его вещи.

— …Отлично.

Убийца Гоблинов порыскал в закромах своего рюкзака и, наконец, выудил оттуда свиток.

Жрица побледнела. Она глядела на Убийцу Гоблинов; в её глазах он расплывался из-за слёз.

— Ты не можешь…

— Определённо могу, если это поможет победить. — он нежно покачал своей головой. — И если он сработает… Всё равно дела сложатся не так плохо.

Он оттолкнул её руку, встал, а затем пошёл вперёд.

Он слышал, как из какой-то раны капала кровь, окрашивая пол под его ногами в красный цвет. Но ему было всё равно, пока это не было поводом для потери равновесия.

— Оркболг! — крикнула Высшая Эльфийка Лучница едва увидев его.

— У меня есть план. Начали.

— Конечно! Давай! — Высшая Эльфийка Лучница не спрашивала, в чём состоял план, лишь выпустила из своего лука очередную стрелу.

— Отлично, Брадорез! Я верю в тебя!

— К сожалению, нам тут крайне тяжело.

Дворф Шаман и Ящер Жрец кивнули друг другу, после чего вышли из боя под прикрытием стрел эльфийки.

Но…

— Ох!.. — Высшая Эльфийка Лучница прикусила губу.

Убийца Гоблинов встал перед всеми ними, поднял свой сломанный щит и занял низкую стойку. Очевидно, что его раны были серьёзны. Один удар мог с лёгкостью отделить его плоть от костей, мог убить его.

«Нет, хватит… — Высшая Эльфийка Лучница затрясла головой. — Он искал подходящего шанса…»

Он точно сделает что-нибудь. Если что-то ещё можно сделать, он найдёт способ как.

«Так что дай мне тоже сделать свою часть…»

Дворф поднял булыжники с земли и запустил их из пращи. Людоящер рывком понёсся к огру, полоснув его своими когтями. И, конечно же, эльфийка выпускала чуть ли не дождь из стрел.

— Вы насекомые! Жалкая надоедливая мошкара!

Огр, тело которого сплошь покрывали стрелы, был просто в бешенстве. Его молот летал и звучал словно шторм. Каждый удар вызывал новый обвал булыжников и заставлял трупы плясать на полу.

Идя сквозь это, Убийца Гоблинов держался на расстоянии, ни разу не вздрогнув.

Огр с отвращением посмотрел вниз на полумёртвого воина, а затем рассмеялся, скорчив своё лицо в страшной гримасе.

— Если подумать, я припоминаю, что у твоей маленькой подружки иссякли все чудеса… Иссякла сила… — он поднял свою огромную ладонь. — «Карбункулус… Крескунт…»

Знакомый белый шар начал формироваться в его ладони, пока он распевал эти слова.

Кто-то сглотнул.

— Ах… Ох! — Жрица попыталась встать, но упала обратно на землю. Её шумный посох выпал из её трясущихся рук.

— Не волнуйся. Если она случайно выживет, я обещаю не убивать её… Пока что.

Огонь в руке огра сиял белым, затем, наконец, синим, грозя сжечь авантюристов. И не было способа остановить его.

— Всё же еда у меня есть. Сейчас мне нужен кто-то, кто поможет мне восстановить ряды моих гоблинов.

В этот момент Убийца Гоблинов словно выпущенная стрела понёсся к растущему шару пламени.

Огр фыркнул. Что мог этот воин сделать ему? Этот умирающий авантюрист?

— Позволь мне исполнить твоё желание, мальчишка! Я сожгу тебя так, что даже пепла не останется! — последние слова силы — слова, которые могут изменить саму суть мира полились из его рта прямо на бушующее пламя.

«Иякта»!

Файербол оторвался от ладони огра. Казалось, будто бы сам воздух был охвачен огнём.

Смерть стремилась прямо к ним.

Жрица… Или же это была Высшая Эльфийка Лучница? — закричала.

Ящер Жрец и Дворф Шаман прикрыли своими телами женщин.

А затем:

— Глупец.

Одинокое спокойное слово человека, противостоящего своему врагу.

Рёв.

Вспышка.

И, наконец, тишина.

— Хмм… Хрр? — огр не мог понять, что произошло.

Ему казалось, будто он парит. А затем его массивное тело рухнуло на груду булыжников.

Возможно он сделал файербол слишком мощным, и его слегка задело отдачей. Или же это была уловка его маленьких противников?

На самом деле это не было ни тем, ни другим.

— Хргх?!.. — от импульса у огра перехватило дыхание. Он не мог увидеть своих собственных ног.

Но лишь потому, что они больше не были соединены с его телом.

Убийца Гоблинов шёл к огру, от него в воздух поднимался дым. До огра наконец дошло, что его разрубило пополам.

— Грр… Хррргхх! — как только он открыл свой рот чтобы заговорить, его в ту же секунду начало рвать кровью.

В тот же момент его нос заполнился запахом железа и каким-то другим странным запахом.

Соль.

Комната была заполнена морской водой.

Вода была красной от крови: огра и Убийцы Гоблинов.

«Почему?! Что произошло?! Что… Что ты сделал со мной?!»

Пока огр корчился от боли, а его внутренности вываливались наружу, ледяной голос ответил ему:

— В свитке содержалось заклинание Врата.

Убийца Гоблинов развязал свиток и показал, что магический свиток сгорает в языках сверхъестественного пламени. Огонь продолжал пожирать страницу, хоть она и была насквозь пропитана водой, пока свиток полностью не исчез без следа.

— Он ведёт на дно моря.

Пока Убийца Гоблинов говорил это, эльфийка… да и все остальные …потеряла дар речи.

Свитки можно продать за неплохую сумму, и крайне редко встречается авантюрист, который не захочет расставаться с таким.

Древний артефакт, этот свиток содержал утерянное заклинание Врата. Напишите на нём точку назначения словами силы, и он откроет проход в это место. Для авантюриста это может быть мощным оружием или же спасительной тропой для побега. Но шансы того, что такая вещь может появиться в магазине, были практически равны нулю. Если вам хотелось заполучить такой, то нужно было самому обыскивать глубокие подземелья и древние руины…

…и даже так, для нахождения такого вам бы понадобился Платиновый ярлык или же тонна удачи. Убийца Гоблинов воспользовался своим свитком без малейшего колебания… Да и не для побега, а для атаки. И это после того, как он заплатил Колдунье в Гильдии Авантюристов неплохую сумму чтобы соединить свиток с морским дном.

Вылетевшая под давлением вода струилась с такой силой, что мгновенно потушила файербол и разрезала огра напополам.

— Хрг! Яарр! Граааа!!!

Огр безмолвно смотрел, как его ноги падают на пол. Он вертелся в бассейне, полном воды, разбрызгивая и откашливая кровь. Он не показывал ни единого признака самолечения. У огров потрясающая сила регенерации, но даже она не может спасти их, когда те уже на грани смерти.

«Я сейчас… Умру? Я? Умру?!»

— Грааавооооооооооооооххх!!!

Быть может, дело было в недостатке крови в голове, но огра охватил непонятный ужас. Он издал громкий жалкий вопль.

Он не мог этого понять.

— А теперь… Что ты тогда сказал? — Мужчина подошёл к огру и стоял прямо над ним.

«Не гоблин, да?»

Эти слова влетели в голову огра подобно эху.

Это значит… Это значит…

«Он приготовил это заклинание… всего лишь для убийства гоблинов!»

— Забудь. Это уже неважно.

Огр попытался заговорить… Собирался ли он молить о пощаде или же в последний раз насмехнуться над ними, он и сам не знал. Но его последние слова так и не покинули границ его рта. Убийца Гоблинов пяткой размозжил огру горло. У огра в последний раз беззвучно перехватило дыхание, пока он рассеянным взглядом смотрел вверх на безжалостный стальной шлем.

— Ты даже близко не так ужасен…

Мужчина поднял свой меч. Вот и всё. Конец. Огр увидел сияющие внутри темноты стального шлема ледяные глаза.

— …как гоблины, которых я встречал.

Сознание огра было поглощено болью и унижением, страхом и отчаянием; затем всё погрузилось в темноту; а затем всё угасло.

§

Когда они вышли из руин, то обнаружили, что снаружи их ждала эльфийская повозка. Воин Драконьего Клыка успешно доставил пленницу домой, и её люди в спешке отправили группу к руинам. Воины, что сопровождали повозку, несли эльфийке нетронутое снаряжение. Всё оно было сделано из даров земли: дерева, кожи и камня.

— Рад встрече! Что было в тех руинах? А гоблины?..

Но авантюристы сразу же забрались в повозку. Даже дворф, у которого обычно всегда была парочка хороших слов для эльфов, ничего не сказал.

Они были полностью истощены.

— …В любом случае мы поищем внутри, — грубо сказал один из воинов. — Прошу, наслаждайтесь  приятной поездкой до города.

Сказав это, они исчезли в руинах.

Кучер прикрикнул на лошадей, и повозка начала катиться под звук копыт.

Солнце зашло, даже не дав группе этого заметить, и теперь луна освещала их курс. Вскоре солнце поднялось вновь. Лучи рассвета сияли в бледном небе по всему горизонту. Должно быть, путь до города занял всю ночь.

Путешествующие компаньоны оставили своё оружие в чехлах. Все были абсолютно спокойны; никто не шевелился. Ну, почти никто.

Высшая Эльфийка Лучница ёрзала, пока её рот не оказался возле уха Жрицы.

— Эй… — сказала она.

— Да?.. — Жрица лениво посмотрела наверх. Она была чертовски уставшей, истощённой от стирающих душу молитв, и всё же на её лице красовалась храбрая улыбка.

— Он всегда такой? В смысле, он всегда проворачивает такие трюки? — эльфийка выглядела ничем не лучше Жрицы, вся чёрная и красная от внутренностей, едва нашедшая силы чтобы держать глаза открытыми.

Она показала на Убийцу Гоблинов, бессильно облокотившегося на деревянный ящик. Он всё ещё был одет в свою помятую броню и держал свой сломанный меч… Но он наконец уснул. Все следы его ран были стёрты заклинанием Ящера Жреца — Оживление. Неудивительно, что оно было гораздо сильнее чем Малое Лечение Жрицы. Это была очевидная разница между Фарфоровым и Серебряным рангами.

«Проблема… — размышлял он шурша хвостом, — Проблема в накопившейся усталости».

Покончив с огром, Убийца Гоблинов хотел зачистить любых выживших гоблинов. Хотя было ясно, что из всех истощённых членов группы он был самым обессиленным. И он сильно старался не показывать этого…

— Да… — сказала Жрица с напряжённым выражением лица. — Он всегда такой.

— Хмм…

— Но ты… Удивишься, как сильно он заботится об окружающих его людях, — она дотронулась до его брони своим тонким пальчиком. Он не шевелился. Она нежно погладила грязную кожаную броню. — Он не должен помогать нам. Или учить нас. Но он делает это.

— Хмм, — опять пробормотала эльфийка.

Она была зла.

Она никак не могла смириться с произошедшим. Это не было приключением. Как кто-либо вообще мог это так назвать?

— Ничего не могу поделать. Терпеть не могу Оркболга.

Так всё и было.

«Я думала, что приключения должны быть весёлыми».

Это не было приключением.

Не было никакого чувства удовлетворения от открытия новых вещей, от познания неизвестного.

Она осталась лишь с пустой усталостью.

Итак, в этом мире существовали люди, которые охотились на одних лишь гоблинов, никогда не испытывавшие и доли удовольствия от своих «приключений».

Для неё это было непростительно.

Она была авантюристкой. Она покинула свой лес, потому что ей нравились приключения.

Эльфийка уверенно кивнула. Да. Однажды она покажет ему. Быть может не сейчас, наверно, но однажды.

— Я покажу ему, каким бывает настоящее приключение.

Ведь если она не сделает этого, он — да и все они — может быть потерян…

Интерлюдия. Герой

Прив(Red: Тут было Heyo, которое объединяет слова «привет» и «йоу», нооо на нашем это никак не сделать. Так что вот так.)! Мне тут гоблинов завалить удалось! Теперь хочу сдать отчёт.

А? Почему вы так удивлены? Я знаю, что в одиночку. Что, один человек не может сам справиться с шайкой гоблинов?

Хмм?.. Кто это? Они выглядят довольно важными.

Заклинатели из Столицы? Но они же такие низенькие!
Воаа, простите, простите! Не злитесь. Мне показалось, что это даже круто.

Мой отчёт? Ах да. Ам… Дайте-ка подумать. Полагаю, лучше начать с самого начала.

Меня растили в Храме, но потом мне стукнуло пятнадцать, так что пришлось его покинуть. И мне захотелось пойти в авантюристы…

И вот появился квест на убийство гоблинов в старой пещере близ деревушки. В смысле, все ведь начинают с гоблинов, да?

Ну да ладно, это была не совсем пещера, скорее какие-то древние руины. Они выглядели точь-точь как во всех историях. Внутри они выглядели… Ну, они вроде как были похожи на городской Храм.

А? Гоблины? Ах да, там была кучка гоблинов. На самом деле даже целая орда. Они всё продолжали наступать, так что мне пришлось продолжать рубить их. Их кровь покрывала меня целиком, а сами они воняли. Как же это бесило.

Яд? Так ведь для этого и существуют антидоты, разве нет? Шлем? В этих штуках слишком жарко. Плюс, мои волосы слишком длинные для шлема.

А затем, ам… О чём это я? Ах да. Говорю же, внутри они выглядели прямо как Храм. А в глубине там стоял пьедестал, и вот как только мне захотелось забраться на него, мне повстречался старый-добрый босс. И он такой: «Я один из шестнадцати Генералов Ада!»  или типа того.

Он был так горд собой. Хотя он был всего лишь каким-то там гоблином. Он ведь был гоблином, да?

Что ж, думаю, бывают и сильные гоблины. На самом деле он даже применял на меня магию! Но у меня тоже была парочка заклинаний. И вот я бью его Файерболтом. Может… Пять или шесть раз пришлось ударить? Было не до счёта. У меня кончались силы, так что я как говорю ему: «Пришло время покончить с этим!» — но как только я пытаюсь пронзить его своим мечом, меч берёт и ломается!

Затем он подошёл ко мне!

«Я сожру тебя заживо!»говорит он.

Не хочу этого признавать, но… Ну, давайте скажем, что при входе в руины мои трусы были чистыми.

Н-неважно, мне стало страшно, так как у меня больше не было меча, но мне повезло добежать до пьедестала. Почему? Ну, потому что в него был воткнут меч. Как тот, что на символе Верховного Бога. Мне было плевать, даже если бы он оказался старым; мне просто нужно было оружие. Меч с лёгкостью выскочил оттуда, и угадайте что? Он всё ещё сиял так, будто его выковали лишь недавно!

После этого всё прошло быстро. Босс издал мерзкий крик, когда мой меч разрубил его пополам.

«Ты можешь убить меня, — говорит он, — но оставшиеся пятнадцать придут за тобой! Не видать тебе больше покоя, они будут преследовать тебя до самого края света!»

В смысле, «да и фиг с ним», да? Пятнадцать гоблинов это всё равно пятнадцать гоблинов, кому ли не всё равно?

Что вы имеете в виду, собираюсь ли я сражаться с ними?

…А? Древние духи зла возродились? Убитый мной парень был одним из их генералов? А это меч света?

Пффф. Ну прям. Не могу же я быть легендарным героем, ведь так?

В смысле, я же девушка!

Red: Заранее скажу всем «я читал анлейт, тут всё не так»-менам. Да, я всё профукал, но мне пришлось. Вы не должны были понять, что это тян до этих слов. Так что мне пришлось коверкать времена, глаголы и прочее. Простите, но так надо было.

Глава 10. Дремлющий

Даже сейчас он помнил тот раз, когда его сестра серьёзно отругала его.

Это было тогда, когда он заставил ту девочку, свою давнюю подругу, плакать.

Почему? Точно… Потому что она уезжала в город. Она собиралась остаться на ферме близ него.

Она рассказала ему всё об этом. Ему стало завидно. Он ничего не мог с собой поделать.

Он ничего не знал о жизни за пределами своей деревни. Он даже не знал названия гор, что высились вдали, или о том, что скрывалось за ними.

Он знал, что если идти достаточно долго по дороге, то ты придёшь в город, но что это значило, и какой это был город, он не знал.

В детстве он подумывал стать авантюристом. Он бы покинул деревню, может убил бы одного-двух драконов, а затем стал бы героем… Авантюристом Платинового ранга.

Конечно, спустя несколько дней своего рождения он осознал, что это невозможно.

Нет… Не невозможно.

Но ему бы пришлось оставить свою сестру. Сестру, которая растила его, после того как их мама с папой скончались.

Он «мог бы» стать авантюристом. Но он решил не идти этой тропой.

Вот почему он злился на свою подругу.

Как только сестра за руку привела его домой, она отругала его.

— Когда ты злишься на кого-то, ты становишься гоблином! — и, — Ты должен защищать девочек!

Его сестра была мудрой.

Не то чтобы она обладала обширными знаниями, но она была остроумной. Быть может, даже самой остроумной в деревне. На самом деле она зарабатывала на еду обучая местных детишек чтению и письму. Детям надо было работать на фермах их родителей, но грамотность тоже была важна.

Из всех возможных вариантов она пыталась передать своему брату всю важность использования своей головы.

— Если ты просто продолжишь думать, — говорила она ему, — в итоге точно что-нибудь придумаешь.

Его сестра мечтала отправиться учиться в город. Но она осталась в деревне ради него. Так что он тоже остался. Ради неё.

Когда они пришли домой, его сестра накормила его молочным рагу с курицей. Он любил рагу своей сестры. Он мог попросить ещё одну миску, а затем ещё одну, но сейчас он даже не мог вспомнить, каким оно было на вкус.

Сомнений нет, всё это из-за того, что тогда он ел его в последний раз, перед тем как пришли «они»…

§

Он медленно открыл глаза.

Он поднялся с камышовой подстилки и посмотрел вверх на знакомый потолок.

Его тело всё ещё болело. Он постепенно потянулся всеми своими конечностями, после чего, спокойно взял в руки свою одежду. Однотонная конопляная рубаха. Она выцвела от постоянных стирок и слегка отдавала запахом мыла. Рубаха прикрывала его от палящего солнца. А так же скрывала шрамы, что покрывали всё его тело.

Он надел обычную конопляную рубаху, а затем хлопковую стёганку(Red: Старый аналог кофт и пальтишек.).

Он уже было собирался надеть свои шлем и броню, а затем вспомнил что отдал их в лавку на починку.

Щита у него тоже больше не было. Он принял на себя критический удар того огра.

— …Хммф.

С этим ничего нельзя было поделать. Он прикрепил меч к бедру дабы обеспечить хотя бы минимальную безопасность. Его поле зрения было крайне широким и светлым, а голове было так легко, и это тревожило его.

— Доброе утро! А ты хорошенько отоспался! — этот голос ворвался к нему словно неожиданная атака.

Та девушка, его давняя подруга, заглянула к нему в комнату, опираясь своей грудью на подоконник открытого окна.

Прохладный ветерок залетел в комнату. Он не ощущал голой кожей ветер раннего лета уже так давно.

Его подруга уже была в рабочей одежде. Капельки пота проступали на её лбу. Исходя из льющегося внутрь света, он предположил, что солнце уже довольно высоко поднялось на небо.

— Прости, — сказал он, лаконично извиняясь за свой пересып.

Похоже, она уже начала ухаживать за животными. Он полностью упустил шанс помочь ей.

Она отмахнулась от этого без единой нотки раздражения в голосе.

— О нет, всё в порядке. Тебе больше всего нужен был отдых. Я это знаю, ведь в ином случае ты бы ни за что не пропустил свой утренний обход. Хорошо спалось?

— Да.

— Похоже, денёк сегодня будет жарким. Уверен что не перегреешься в этой одежде?

— …Может ты и права, — сказал он медленно кивая.

Она была права. По правде говоря, грузный хлопок мешал бы ему во время работы. Так что он сорвал с себя стёганку, которую одел только что, и бросил её на кровать.

— Боже, не надо делать это так грубо. Порвёшь ведь.

— Мне всё равно.

— Конечно же тебе всё… — она глубоко пожала плечами и сузила глаза будто бы сейчас нянчилась с мальчишкой. — Ладно, забыли. Я голодна. Дядюшка тоже скоро встанет. Давай поскорее приготовим завтрак.

— Хорошо, — спокойно ответил он и покинул свою комнату. Он шагал вниз по коридору.

Хозяин дома уже сидел за столом в обеденной зоне, широко выпучив глаза при виде фигуры в дверном проёме.

— Доброе утро, сэр.

— А… Ага. Доброе.

«Он» не обратил внимания на реакцию Дядюшки, лишь учтиво кивнул и сел прямо напротив него. Дядюшка заёрзал от дискомфорта.

— Ты, уух, ты сегодня довольно поздно встал…

— Да, — он твёрдо кивнул. — Я проспал. Обход проведу позже.

— Ясно… — эти слова подтверждения почти напоминали стон. Он открыл свой рот, затем снова закрыл его, после чего нахмурил брови. — Тебе стоит… Отдыхать иногда. Нельзя работать, если у тебя нет сил, разве нет?

Минуту он не издавал ни звука, а затем кивнул.

— Ваша правда.

Настолько близко они смогли приблизиться к нормальному разговору.

Он знал, что владелец этой фермы был хорошим человеком. Он относился к девушке, его племяннице, как к собственной дочери. Но так же он понимал, что владелец его невзлюбил или, по крайней мере, находил его присутствие некомфортным.

Любить человека или же не любить — это было личным выбором каждого человека. «Он» явно ни в чём не собирался убеждать Дядюшку, тем или иным способом.

— Фууф! Простите, что так долго! Я сейчас накрою на стол, так что налетайте! — его старая подруга вбежала через несколько минут и сразу же начала расставлять тарелки.

Хлеб, сыр и сливочный суп. Всё было свежим и сделанным на этой же ферме. Он жадно съел еду, как и всегда. Закончив есть он сложил стопкой тарелки, шумно отодвинул свой стул назад и встал.

— Я пошёл.

— Что? Оу, вот зараза, уже время отправляться доставлять?

В ответ на его слова она второпях начала прибираться. Она затолкала кусок хлеба себе в рот довольно неприличным способом. Наблюдая за ней, владелец фермы неохотно сжал губы.

— Снова телега?

— Ох, Дядюшка, какой же ты беспокойный. Я ведь уже говорила, я сильнее чем выгляжу…

— Я всё отнесу, — коротко сказал он.

Девушка и её дядя переглянулись. Он неясно выразился?

— Я всё отнесу, — повторил он.

Она выглядела ошарашенной и смотрела едва ли не сквозь него, а затем она затрясла своей головой.

— Нет, тебе… Тебе не стоит этого делать. Тебе нужен отдых.

— У меня тело размякнет, — спокойно сказал он. — Кроме того, у меня дела в Гильдии.

Он знал что не сказал многого. Он не мог вспомнить, всегда ли он был таким. Но он знал, что каким бы лаконичным он не был, она всегда искала способы позаботиться о нём.

Ещё больше причин ясно сказать то, что он сказал.

— Всё в порядке, — сказал он и покинул обеденную зону.

Он услышал её торопливые шаги спешащие за ним.

Телега просто ждала снаружи. Продукты для Гильдии Авантюристов уже были погружены прошлой ночью. Он потянул тросы дабы убедиться, что всё закреплено, после чего схватился за перекладину и начал тянуть.

Колёса скрипели грохоча по гравийной тропе. Он мог почувствовать вес в своих руках.

— Ты уверен, что с тобой всё хорошо? — на подходе к воротам она уже бежала едва дыша. Она всматривалась в его лицо.

— Да, — он коротко кивнул, после чего вновь начал тянуть телегу.

Трёхполосная дорога простиралась до самого города. Он медленно шёл, шаг за шагом чувствуя землю под своими ногами.

Как она и говорила, день выдался горячим. Полдень ещё не наступил, а лучи солнца уже яростно били вниз. Пот с него шёл ручьями. Ему стоило взять с собой полотенце.

— И что же вызвало такой длительный отдых? — её щёки раздражённо надулись, пока она вытирала его лоб своим носовым платком. —Ты отключился как только пришёл, а потом беспробудно спал несколько дней. Ты хоть знаешь, как я волновалась?

Он притворился что задумался на минуту, после чего покачал головой. Конечно, это было не так важно.

— Это случилось уже три дня назад.

— Это случилось «всего» три дня назад! Вот почему я сказала тебе не перенапрягаться, — сказала она протягивая руку и протирая его лицо. — Ты стоишь-то едва! Тебе нужен отдых.

Всё ещё толкая телегу он вздохнул.

— Ты…

— А?

— …крайне похожа на своего дядю.

Она выглядела так, будто никак не могла решить, радоваться ей этим словам или же злиться. Иначе говоря, она не выглядела готовой отвечать на эти слова.

— Я лишь слегка перетрудился. Не стоит обо мне беспокоиться, — объяснил он с примесью раздражения в голосе.

Нет. Это было не раздражение. Он просто ненавидел напоминать, что он сам в состоянии следить за своим здоровьем.

«Но мне нужно напоминать. Так я не сделаю одну и ту же ошибку дважды».

— Это твоя Жрица сказала тебе? — Её голос был уже на грани.

Уголком глаза он взглянул на неё и увидел, что её щёки всё ещё были сердито надуты.

— Нет.

Он снова устремил свой взгляд вперёд и сделал ещё рывок телегой.

— Другой член группы сказал это.

— Хмм, — сказала она уже смягчившимся голосом. — В последнее время ты ходишь в приключения с кучей новых людей.

— Мы ходили всего на один квест.

— Тогда, звучит так, будто ты планируешь это повторить?

Он не смог ответить. Он не знал что сказать.

Было бы ложью сказать, что у него нет намерений делать это. Могли существовать ситуации и похуже той. Но смог ли он сам пригласить их на следующий квест?..

И в этот момент поднялся ветер. Он закрыл свои глаза, услышал шум шелестящих веток и насладился теплом лучей, что пробивались сквозь фильтр густой листвы.

Они прекратили говорить.

Прохладный ветерок. Их шаги. Их дыхание. Грохот катящихся колёс.

Где-то пела птица. Ребёнок кричал во время игры. Суматоха города была ещё так далеко.

— Это прекрасно, — это бормотание случайно сорвалось с его губ.

— Что?..

— Это прекраснее охоты на гоблинов.

— Боже, а ты знаешь как соблазнить девушку.

— Ясно…

По всей видимости, его навыки общения были крайне далеки от идеальных.

Если не знаешь что сказать, лучше вообще ничего не говорить. Уголком глаза он увидел её смущённое лицо. Он в полной тишине продолжал катить телегу.

— Хех-хех! — она неожиданно рассмеялась. Будто бы она сама не ожидала этого.

— Что?

— Ничего!

— Правда?

— Правда.

Она шла рядом, напевая песню, которую он не знал. Да ему и не нужно было её знать. Она была счастлива. Этого было вполне достаточно.

Они поставили телегу у чёрного входа и зашли в фойе Гильдии. Всё было так тихо. Полдень почти наступил, разумеется, многие авантюристы разошлись по делам. Или же они все отправились в Столицу, в которой в последнее время довольно много хлопот. Он не знал. В Зале Гильдии находилось несколько подавателей на квесты, заполнявших бумаги и несколько знакомых ему авантюристов, которые просто прохлаждались там, но всё же они были. Несколько людей выглядели так, будто они сидят и ждут кого-то, а очередь к Регистраторше была весьма короткой.

— Идеально, — сказала его давняя подруга, счастливо хлопая в ладоши. — Мне не придётся ждать целую вечность чтобы получить нужную мне подпись. Я разберусь с этим и скоро вернусь, но… Ты ведь говорил, что у тебя тоже есть какие-то дела, не так ли?

— Да.

— Ладно. Ну, когда закончишь, можем встретиться здесь и вместе пойти домой!

— Хорошо.

Он увидел, как она убежала с улыбкой на лице, после чего окинул взглядом всё фойе.

Он не увидел того, кого искал. Может, он рановато пришёл.

В таком случае ему стоить подождать в своём привычном месте у стены. Он направился туда своей типичной храброй походкой…

— Хрм?..

…и почти сразу же врезался в сидящего в кресле человека. Этот человек с подозрением посмотрел на него. Это был авантюрист вооружённый копьём.

Копейщик плюхнулся в кресло, подбоченился и открыто пялился на него.

— Никогда не видел кого-то столь подтянутого, но при этом столь бледного. Не узнаю твоё лицо. Ты новенький?

— Нет, — он качал своей головой говоря это.

Конечно, мужчина узнал его. И разумеется, новеньким здесь он явно не был.

Но, похоже, Копейщик отказывался верить, что перед ним действительно стоит он без своей привычной брони. Копейщик говорил с ним таким тоном, которым скорее всего пользовался при общении с незнакомыми коллегами.

— Думаю, и правда не новичок. В наши дни желающие подзаработать авантюристы стремятся в Столицу, а? — сказал он. — Должно быть, ты решил передохнуть тут или вроде того.

Незнакомец кивнул в ответ на «вроде того», и Копейщик рассмеялся.

— Столица — жестокое местечко. Могу понять, почему ты решил передохнуть, — проворным движением он вытянулся и отрегулировал крепление на своём копье. — Я слышал, все тут психуют из-за битв со злыми духами или чем-то там ещё. Сражаться за спасение мира? Звучит как чертовски тяжёлый способ заработать себе имя.

— А ты туда не собираешься?

— Я? Да не смеши. Я сражаюсь только ради себя. Не ради денег и явно не ради судьбы этого мира.

— Ну, — поправился Копейщик, — ради себя и… — он со значительным взглядом посмотрел на Регистраторшу.

Когда незнакомец позволил своему взгляду скользнуть к стойке регистрации, он увидел бегающую за ней Регистраторшу, выглядящую как восторженный щенок. Разумеется, Гильдия была занята не только делами с кучей авантюристов.

— …по личным причинам, — закончил Копейщик. — Мне не нужен какой-то лозунг или клич.

— Действительно не нужен?

— Абсолютно, — сказав это, Копейщик откинулся в кресле.

Оба они увидели эстетически подкрадывающуюся к ним Ведьму.

— Ну, ещё увидимся, — сказал Копейщик. — У меня свидание с…  или лучше сказать «в» …руинами. Пожелай мне удачи!

— Пожелаю, — он тихо кивнул.

— А ты общительный паренёк, — смеясь сказал Копейщик и: — Это не так уж и плохо.

Пока эти двое покидали зал, Ведьма обернулась посмотреть на этого «общительного паренька» и явно, и многозначительно подмигнула ему, при этом смеясь.

— Береги себя, — сказала она.

— Хорошо.

А затем он сел на недавно освободившееся кресло.

Рассеянным взглядом он смотрел вверх на высокий потолок Зала Гильдии. До него только сейчас дошло, что Копейщик и Ведьма были в одной группе. А он ведь думал что довольно неплохо знает их.

— Ам, Убийца Гоблинов, сэр! Убийца Гоблинов, вы здесь, сэр?!

В этот раз голос прозвучал нерешительно. Он переметнул свой взгляд к источнику звука, но при этом не шевеля головой — привычка от долгого ношения шлема.

Он увидел стоящего там подмастерья из лавки в заметно жирном от масла кожаном фартуке.

— Это я.

— Ох, слава богине. Я не знал, что это вы. Босс искал вас. Он сказал, что работа закончена.

— Хорошо. Скоро буду.

Гильдия Авантюристов не только выдавала квесты; она занималась всевозможными видами предпринимательской деятельности. Помимо офисов здесь были гостиница, таверна, лавка расходных материалов и лавка со снаряжением. Разумеется, не было особой необходимости делать все эти заведения частью здания Гильдии, это так. Но пока государство беспокоилось из-за них, было удобнее держать всех этих головорезов под одной крышей, чем дать им слоняться по всему городу.

Когда он встал и вышел из фойе, путь его лёг к одной из лавок Гильдии. Сквозь здание, в комнату в глубине. Перед сияющей кузней старик неустанно размахивал своим молотом, придавая только что вышедшему из литейной мечу форму настоящего закалённого оружия.

Естественно, этот меч был массовым продуктом, над которым особо не надо было корпеть в кузне; практически ничто по сравнению с легендарными мечами. Но при этом умение ковать один и тот же меч раз за разом, без каких-либо существенных изменений, тоже было выдающимся талантом.

— …Ты здесь, — старик пристально посмотрел на него.

Борода кузнеца была настолько пышной, что его можно было принять за дворфа. Должно быть, долгие часы в кузне заставили один его глаз смотреть в практически закрытом состоянии украдкой, а другой открыться до невозможного широко. Не самое прекрасное зрелище.

— Ты всё продолжаешь и продолжаешь делать заказы, но только на самые дешёвые безделушки. Ну скажи мне, как же я при таком раскладе должен набивать свои сундуки?

— Простите.

— Да не извиняйся. Просто будь поаккуратнее с моими товарами.

— Я постараюсь.

— Хрмф, — пробормотал старик, — не узнает шутку, даже если она укусит его за… Хммф. Иди сюда, — подзывал он. Когда Убийца Гоблинов подошёл, кузнец бросил ему броню и меч.

— Вроде всё в порядке, но примерь на всякий случай. Отрегулирую, если понадобится. Денег за это не возьму.

— Спасибо.

Его грязная, погнутая, разрушенная броня теперь была хороша как… Ну, не как новенькая, но так же хороша, как до битвы с огром. По крайней он мог доверить ей свою жизнь ещё раз.

— А свиток? Вы смогли добыть ещё один?

— Ты дал мне денег, так что я даю тебе снаряжение. Но свитки очень редки. И дороги. — старик злобно фыркнул и отвернулся к кузнице. Он вытащил сделанный им же простой железный меч, осмотрел его, после чего положил его обратно в огонь, цокнув при этом языком. — Когда какой-нибудь авантюрист отыщет такой и придёт сюда продать его, я приберегу его для тебя, но это всё, что я могу.

— Я знаю. Этого достаточно, — он передал мешочек золотых монет подмастерью, после чего встал в угол лавки чтобы не мешаться на пути.

Кузнец даже прикрепил к броне мягкую хлопковую стёганку для усиления защиты(Red: Мягкая внутрянка снижает силу импульса при ударе. В шлемах тоже существует мягкая прокладка. Хз из чего она, но она есть.). Как приятно с его стороны.

Перчатки, кольчуга, броня, нагрудник, ну и, конечно же, шлем. Он автоматическими движениями надел снаряжение в привычном для него порядке. Одеваясь, он услышал озадаченный голос подмастерья.

— Эй, босс. Этот парень ведь авантюрист Серебряного ранга, да?

— Насколько я знаю.

— Почему он пользуется этой бронёй? Если ему хочется бесшумно передвигаться, у нас есть мифриловая кольчуга или…

— А ты не понимаешь, малой?

— Нет, сэр. Почему бы вместо свитка не использовать хороший магический меч или…

— Потому что лишь манчкину(Red: Манчкин — игра-пародия на многие настольные рпг (я знаю, что есть и другие значения). Конкретно в данном случае использовано прозвище персонажей этой игры, которые выглядели как дети с оружием и в броне, которые глупо на них смотрелись. И тут кузнец хотел сказать, что лишь глупый новичок так поступит. Но это классная отсылочка, так что к чёрту синонимы. Я. Знаю. О. Других. Значениях. Не выносите мне мозг опять.) хватит глупости взять с собой какой-нибудь зачарованный меч на битву с гоблинами!

Кузнец ударил по железу со всей силы, и как только молот встретился с мечом, чистый звук звоном раздался по стенам.

— Этот парень знает своё дело.

§

«Я сегодня не слишком популярен?» — подумал он.

Возвращаясь из лавки в фойе, он увидел кое-кого спешащего прямо к нему. Топ-топ-топ звуки лёгких шагов сопровождались подпрыгиваниями восхитительной груди и лицом, покрытым улыбкой.

— Убийца Гоблинов, сэр! — Жрица помахала рукой и поравнялась с ним.

— Да, что?

— Вот, взгляни!

Она бездыханно засунула руку в рукав и достала оттуда свой ярлык ранга. Он больше не был сделан из белого фарфора, но из блестящего обсидиана.

«Ох. Так вот о чём она?»

Он кивнул своей сияющей от радости напарнице.

— Ты поднялась с десятого ранга на девятый.

— Да, сэр! Меня повысили!

Система рангов, которой придерживались авантюристы, базировалась на количестве совершённых авантюристом хороших для этого мира дел… Некоторые относились к этому, как к «очкам опыта» или вроде того, но по сути всё базировалось на наградах, которые они получали за охоту. Заполучившие определённое количество могли быть повышены в ранге после краткой оценки личности. Едва ли с личностью Жриц были какие-то проблемы, так что это повышение было отличным подтверждением её растущей силы.

— Я не была уверена, что они дадут его мне, но, думаю, за ту битву с огром мне причислили много очков… — она почесала пальцем свою красную щёку.

— Ясно.

«А что за огр?»

Ах да… Это же то существо, с которым они столкнулись в руинах, не так ли? Он кивнул. Так их небольшая экспедиция в итоге оказалась довольно важным делом. Минуту спустя он коротко добавил:

— Молодец.

— Всё благодаря тебе, сэр!(Red: Я буду писать, что Жрица обращается к нему на ты, ибо мне кажется, что после нескольких вылазок в данжи на вы с ним говорить уже как-тоглупо, а сэр — часть монашеского воспитания и нервозности.) — её взгляд, её прекрасные глаза буравили его.

У него перехватило дыхание. Что же ему сказать? Эта пауза была слишком уж долгой.

— Совсем нет, — наконец-то проскрипел он. — Я ничего не сделал.

— Ты так много сделал! — ответила она с улыбкой. — Ты спас меня в день нашей встречи.

— Но я не смог спасти твоих компаньонов.

— Это правда, но… — её лицо на секунду окоченело. Она никак не могла закончить предложение… по крайней мере понятно.

Даже он всё ещё слишком ясно помнил ту сцену. Воин, Волшебница, Боец, потерявшие в той битве всё. Её группа была стёрта в порошок.

Жрица сглотнула, но решительно продолжила.

— Но ты спас меня. И я хочу хотя бы поблагодарить тебя за это.

Затем она улыбнулась. Улыбка на её лице была подобна распустившемуся цветку.

— Так что спасибо тебе! — сказала она и низко поклонилась. Убийца Гоблинов, как и ожидалось, потерял дар речи.

Жрица сказала, что она собирается пойти в Храм и рассказать Матери Настоятельнице о своём повышении. Он стоял, наблюдая за тем, как она уходила своими нежными шажками, а руки её крепко обвивали всё тот же шумный посох.

От него не исходило ни звука.

Он посмотрел на стойку регистрации, где его давняя подруга, похоже, была занята бумажной работой.

— Я пойду разгружу телегу, — сказал он, и она в ответ помахала ему.

Он покинул фойе и направился ко входу в Зал Гильдии. Один за одним, он доставал различные овощи и продукты из телеги и складывал их возле входа на кухню. Из-за работы под палящим солнцем, в кратчайшие сроки, у него под шлемом, прямо на лбу начал проступать пот.

Но очень важно было защищать свою голову. Он не мог расслабляться. Вот о чём он думал в тот момент, когда:

— Эй… Есть минутка? — прохладный голос неожиданно окликнул его сзади.

Он поставил груз и медленно развернулся.

— Оркболг? Ты чем занимаешься?..

Это была Высшая Эльфийка Лучница. Её длинные уши приподнято торчали.

— Что, Брадорез, здесь? Да вот же он! Неужто ты уже на ногах?

— Я слышал, ты пролежал во сне три дня… Но ныне ты похож на полностью здорового.

— Вот только шаги выдают его, не так ли? — ответила эльфийка дворфу и людоящеру, которые поравнялись с ней. Похоже, эти трое засели в этом городе после того задания по убийству гоблинов.

По традиции все авантюристы являются скитальцами, меняющими свою рабочую базу, когда им это удобно или необходимо.

— Неплохое местечко, — сказала эльфийка,  —невероятно комфортное. Но чем «ты» занимаешься? — она приблизилась с жгучим интересом.

— Я разгружаю эту телегу.

— Хмм… Стоп, только не говори мне… Ты на мели, а потому решил взять работу мальчика на побегушках.

— Нет, — раздражённо сказал он. — Вам что-то нужно?

— Ах да. Этот парень, ух… — эльфийка выразительно отступила и подёргивающимся пальцем указала на Ящера Жреца.

Язык людоящера подскочил к его носу и вернулся на место. Его руки беспокойно ёрзали без перерыва.

— Милорд Убийца Гоблинов, я… Хрм…

— Что?

— Я смиренно прошу у вас… Хаа…

— Да что? — спросил Убийца Гоблинов.

Дворф Шаман с ухмылкой вмешался.

— Чешуйчатому хочется сырка.

— Ему надо было просто подойти и сказать об этом, — посоветовала эльфийка, сузив свои глаза словно кошка.

Людоящер зашипел на них, но эти двое, похоже, не обращали на него внимания. Возможно, им нравилось наблюдать за другой стороной их обычно невозмутимого напарника. Ведь в обычных ситуациях именно людоящер был посредником и примирителем в их группе.

Убийца Гоблинов видел, что он совсем не понимал всего этого. Они были вместе лишь на одном квесте. Он ещё слишком многого не знал о них.

— Этот сойдёт?

Он открыл одну из лежащих в телеге посылок, достал оттуда круглую головку сыра и бросил её им.

— Ох-хо! — людоящер поймал её, а глаза его закатились вверх так сильно, будто бы хотели увидеть содержимое его черепа.

— Можешь заплатить Гильдии за него.

— Да, да, вас понял, милорд Убийца Гоблинов! Ох, сладостный нектар! Он ценен как злато!

Он практически танцевал. Он открыл свой рот и откусил от сыра большой кусок.

Эльфийка беспомощно улыбнулась.

— Полагаю, даже самым серьёзным парням хотя бы иногда надо расслабляться, — сказала она.

— Ясно, — Убийца Гоблинов кивнул. Он не был против данного зрелища. Он полез в телегу за следующей вещью.

Он хватал деревянный ящик, доставал его и клал на землю. А потом ещё один и ещё. Эта работа была простой, но нелюбви он к ней не испытывал. Чуть позже, когда он оторвал свой взгляд от ящиков, эльфийка всё ещё была там, стояла выжидая.

Она беспокойно елозила наблюдая за его постоянно повторяющейся работой.

— Ч-что? Мне нельзя здесь быть?

— Нет, — он едва-едва покачал своей головой. — Но сегодня крайне жарко.

— По… Послушай! — её голос был больно громок. Её уши подпрыгивали вверх и вниз, вверх и вниз.

— Что теперь? — спросил он вздыхая.

— Ам, мы… Мы тут собираемся в руины…

— Руины.

— Ага, вроде тех, что были в прошлом квесте. Пытаемся выяснить, что злые духи замышляют и всё такое…

— Ясно.

— Но нашей группе не хватает хорошего бойца авангарда, ведь так?

«В смысле, я ведь рейнджер; он жрец. Коротышка — вообще заклинатель».

Говоря всё это она теребила свои волосы и старалась не смотреть прямо на него.

— Верно, — согласился он.

— Так что, я хочу сказать… — она отошла и уставилась на землю. Он ждал, пока она продолжит. — Я подумала, может… Может нам стоит поговорить с тобой…

Он был тих.

«Что такое?»

Он без единого слова поднял ещё один ящик.

Как только он поставил ящик на землю, уши эльфийки поникли.

— Я подумаю об этом.

Он практически мог услышать, как её уши подпрыгнули.

— Точно! Именно! Так и сделай! — слегка махнув рукой, она унеслась к фасаду Зала Гильдии. Дворф последовал за ней, поглаживая свою бороду одной рукой и подталкивая людоящера… который всё ещё был заворожён столь вкусной наградой …другой.

— Ну и как тебе это, Брадорез? Жизнь длинноухих далеко не сахар. Но она всё же смогла спросить тебя!

— А ну тихо, дворф. В моём колчане ещё полно стрел.

— Мои коленки прямо задрожали, девчонка, — похоже, эльфийка уже покинула то расстояние, на котором могла услышать эти слова.

Убийца Гоблинов наблюдал, как эти двое уходили громко споря.

Даже не заметив этого он уже почти закончил разгружать телегу. Он немного попыхтел и покачал своим шлемом. Солнце сияло высоко в небе. Лето было уже не за горами.

А затем…

— Яяяяяяя!

— Хиииииииия!

Неожиданно возникли крики сопровождающиеся звуками ударов металла о металл.

«Звуки битвы на мечах».

И они не были неожиданными. Просто он не обращал на них внимания.

Он вертел своей головой в поисках источника беспорядка. Они шли с площади, находящейся позади здания Гильдии… прямо перед ним.

— Ха-ха-ха, и ты зовёшь это ударом? Да тебе так даже гоблина не убить!

— Чёрт! Он слишком большой; он проходит сквозь мою защиту! Обходи его справа!

— Ну ладно, понеслась!

Воин в массивной броне отбивался от выпадов двух молодых парней. держа в своих руках огромный меч так, словно он был не тяжелее спички. Один из этих парней был разведчиком в группе бронированного воина, а второй… Он был новичком, который направлялся на квест в канализацию. Его движения в полной мере показывали всю неопытность бойца Фарфорового ранга, но своих попытках прочувствовать течение и ритм битвы он показывал успехи.

— Неплохой план, — откликнулся слишком уж сильно покрытый бронёй воин, — но он не сработает, если ты будешь выкрикивать его прямо в лицо своему врагу.

— Ираааааах?

— Вааааагх!

Разница в силе и опыте была слишком уж велика. Воин с лёгкостью справлялся с ними.

Похоже, стоящий и наблюдающий за их тренировками Убийца Гоблинов оказался слишком заметен.

— Да неужели это сам Убийца Гоблинов, — сказал низкий голос с явной ноткой подозрения. Это была девушка в рыцарской броне.

Насколько он помнил, она тоже состояла в группе бронированного воина.

— Несколько дней тебя не видела, — сказала она. — Я уже было начала думать, что тот огр покончил с тобой. Но ты здесь, живой и здоровый.

— Да.

— …Это ты со всеми так разговариваешь?

— Да.

— …Ясно… — Рыцарь нахмурила брови, будто бы у неё заболела голова, и размеренно покачала своей головой.

Ему это совсем не показалось странным, но он решил отложить этот момент себе в память. Однако она всё же сказал:

— Я не знал, что тот воин в твоей группе.

— Ох. А он и не в ней. Мы просто проводим спарринги со здешними детишками…

Видимо они заметили ещё одного юного воина, тренирующего свою работу с мечом неподалёку, и пригласили его присоединиться к ним.

Многие из так называемых воинов, приходящих сюда из своих деревень лишь с мечом и надеждами за душой, в вопросах владения своим оружием были полнейшими самоучками. И даже если шанс потренироваться с настоящим авантюристом всего один, когда-нибудь он наверняка спасёт этому пареньку жизнь.

— А теперь мне пора обучить этих девушек тому, как должны вести себя леди…

Прямо напротив разведчика и юного мечника, храбро сражавшихся с Воином в тяжёлой броне, облокотившись на стену стояли клирик и девушка-друид, с нескрываемым восторгом наблюдавшие за битвой.

— Этот дуболом наверняка начинает уставать. Может, пора и мне вступить в бой, — сказала Рыцарь с неестественной ухмылкой на лице.

Она подняла свой огромный щит и свой меч… её гордость и радость …и перепрыгнула через стену прямо в гущу сражения.

— Ну ладненько, теперь вам хана! Мне-то казалось, я слышала, что здесь есть парочка могучих воинов, вот только вижу я кучку слабаков!

— Чтооо? Да как ты можешь быть паладином с такой-то речью?

— Вот мой ответ!

— Тренировки! — прокряхтел Воин, на которого всегда нападали спереди… Вот почему люди любили его.

Его огромный меч кружился словно ураган, а его колоссальный щит останавливал один удар за другим. Он уворачивался от каждого острого выпада и всегда находил брешь для ответного удара. Клирик и девушка-друид только что подоспели на помощь юношам, когда…

— А эта рыцарша не может спокойно заниматься своим делом, не так ли?

Раздался чистый, словно звон колоколов, смех. Когда этот некто успел подобраться к нему сзади?

— Простите за вторжение, мой дорогой Убийца Гоблинов, но не желаете ли выпить этого? Снаружи довольно жарковато… — она вышла сквозь кухонную дверь. А теперь протягивала ему чашку.

— Спасибо, — сказал он принимая её. Он проглотил всё за раз, залив содержимое внутрь своего шлема. Напиток был холоден и сладок.

— В нём есть немного лимона и мёда, — сказала Регистраторша. — Он должен помочь справиться с усталостью.

Он согласно кивнул. Это может стать неплохим дополнением к провизии. Надо бы запомнить это.

— В последнее время ходят слухи о строительстве нового здания, которое как раз будет сделано для таких вот тренировок, — сказала она кивая сторону спаррингующей группы.

— Ох? — он слизал капельки жидкости со своих губ.

— Мы сможем нанять ушедших в отставку авантюристов в качестве учителей. Так много новичков вообще ничего не знают.

«И если мы сможем научить их хотя бы мелочам, гораздо больше их сможет вернуться домой».

Она посмотрела вдаль и улыбнулась. Регистраторша видела, как много авантюристов приходили… и уходили. Да и всё это бумажная работа, с которой ей приходилось разбираться, легче всё это не делала. Так что несложно было понять, почему она так хотела помочь новичкам.

— И… — добавила она. — Даже после отставки тебе придётся как-то жить. Всем нужно хоть на что-то тратить своё время.

— Это правда? — он отдал пустую чашку обратно ей.

— Да, именно так, — настаивала она, сопровождая всё это своими обычными энергичными кивками, а её коса всё так же тряслась. — Так что лучше вам тоже о себе позаботиться, ладно?

Минуту он держал тишину.

— Кажется, в последнее время мне слишком много советуют.

— Я собираюсь подождать, пока вы полностью не выздоровеете, перед тем как вновь начать выдавать вам квесты. Думаю, месяца хватит.

— Эрк… — застонал он.

— А если в следующий раз будете работать до потери сознания — шесть месяцев.

— Это будет… проблемно.

— Ещё как будет, не так ли? Так что попрошу вас выучить на сей раз этот урок, — она рассмеялась. Затем она сказал ему что закончила возиться с бумажной работой по поводу его доставки.

Он развернулся и пошёл обратно в Зал Гильдии, а крики и звоны молодых авантюристов, сражающихся со своим наставником, всё так же раздавались позади него.

Девушка, его давняя подруга, нетерпеливо ждала возле телеги. Когда она увидела Убийцу Гоблинов, её лицо засияло. Он тихо сказал ей:

— Пошли домой?

— Ага, пошли!

Телега была гораздо легче чем утром.

Вернувшись на ферму, он нашёл несколько нагревшихся под солнцем камней и начал строить каменную стену. Основание стены уже занимало своё место, но с гоблинами невозможно быть слишком осторожным. Даже Дядюшка с неохотой признавал ценность стены, только по его логике она должна была держать диких животных подальше отсюда.

Убийца Гоблинов тихо работал, и как только солнце прошло свой зенит, его давняя подруга вышла с корзинкой в руке. Они вместе посидели на траве, поели сендвичей и попили прохладного вина на ланч. Время шло крайне неспешно.

Когда стена была уже практически закончена, а посылки на следующий день были подготовлены, солнце начало опускаться за горизонт. Его подруга сказала, что ей надо приготовить еды, и ушла, оставив его бесцельно скитаться по пастбищам. Трава нежно шелестела от раннего летнего бриза.

Над его головой сияли две луны и небо полное звёзд. Звёзды уже наверняка заняли новые места на этот сезон(Red: Минутка астрономии. Звёзды не всегда находятся на одном и том же месте. Формально да, но так как движется земля, то расположение звёзд (которое мы видим, а не реальное их расположение) меняется. Кардинальныц изменения происходят каждый 2/4 сезона. У кого как. Сейчас в основном делят по двум.), но он не мог с точностью сказать об этом. Для него звёзды были лишь способом ориентироваться. Когда он был моложе, а сердце его страстно пылало от историй о древних героях, ему наверняка стоило бы выучить парочку историй о созвездиях. Но сейчас…

— Что такое? — он ясно услышал звуки шагов на траве позади него. Он не оборачивался.

— Хммм? Ужин готов. Но можно и не торопиться. О чём думаешь? — пока он глядел на звёздное небо, она так легко села рядом с ним, будто в этом не было ничего такого.

Он задумался на секунду, а потом тоже сел. Его кольчуга слегка звякнула.

— О будущем.

— Будущем?

— Да.

— А…

Разговор окончился, и они просто без единого слова смотрели на небо. Это не была неприятная тишина. Такая тишина им нравилась; она была спокойной. Единственными звуками были лишь шум ветра, издали доносящаяся болтовня города, насекомые и их собственное дыхание. Каждый из них понимал, что хотел сказать другой.

Всё-таки он был простым человеком. Он мог вырасти, мог пострадать. От изнеможения он мог потерять сознание. Однажды он достигнет своего лимита. И если он не умрёт раньше этого, день, когда он больше не сможет убивать гоблинов, неизбежно настанет.

И что он будет делать потом? Он не знал.

«Он слабее, чем мне казалось», — думала она наблюдая за ним уголком глаза.

— Прости.

Эти слова так неожиданно, подсознательно слетели с её губ.

— За что? — он довольно необычно покачал своей головой. Может, дело было в шлеме, но жест этот выглядел каким-то широким, даже детским.

— Ни… ничего. Ничего.

— А ты странная, — пробормотал он, и она рассмеялась.

«Он накуксился?» — эта была мелочь, но она совсем не изменилась с тех пор, когда он был ребёнком. С такой мыслью в голове она потянула его за руку.

— Эрк… — он понял, что вид перед ним движется, а затем его затылок улёгся на что-то мягкое. Посмотрев наверх он увидел звёзды, две луны… И её глаза.

— Маслом запачкаешься.

— Я не против. Всё равно скоро надо было стирать одежду, а сама я могу ванну принять.

— Правда?

— Она самая. — она положила его голову себе на колени. Приблизившись, она поглаживала его по шлему и насвистывала: — Давай просто подумаем. Насладимся моментом.

— Насладимся моментом, а?..

— Именно. У нас есть время всего мира.

Он вдруг почувствовал странную лёгкость, будто бы туго натянутая струна вдруг расслабилась. Закрыв глаза он знал, что она всё ещё смотрит на него, хоть и не мог этого увидеть. Так же как и она знала, что он смотрит на неё, хоть его лицо и было скрыто под шлемом.

Этой ночью на ужин было рагу.

§

Почти целый месяц, один ленивый денёк следовал за другим.

В это время, где-то там битва между авантюристами и злыми духами разгоралась не на шутку…

А затем, вдруг, она закончилась.

Поговаривали, что один-единственный новичок, ведомый легендарным мечом, к концу их приключения убил короля демонов. Совсем ещё зелёный… та молодая девушка(Red: Я знаю, что это довольно косячный момент, но автор хотел соранить половую интригу, а на япе и инглише это было сделать легко. У нас нет. Простите.), и как только это случилось …сразу же стала шестнадцатым авантюристом Платинового ранга за всю историю.

В Столице было объявлено великое торжество, и даже живущий за пределами города Убийца Гоблинов смог увидеть некоторые празднования.

Не то чтобы это имело к нему хоть какое-то отношение.

Его интересовали лишь погода, животные, урожай и окружающие его люди. Время шло крайне неспешно. Дни напоминали послеобеденный сон.

Но всё обязательно заканчивается… Чаще всего, даже слишком быстро.

Конец этой идиллии положили омерзительные чёрные пятна на пропитанных росой утренних пастбищах. Следы грязи и экскрементов по всем полям, их ни с чем нельзя было спутать: маленькие следы.

Глава 11. Группа Авантюристов

— Мне надо бежать? Что? — стоящую на кухне и готовящую завтрак девушку — Пастушку — ошарашили эти слова. — Зачем?

— Я нашёл следы.

Она понимала, пусть и смутно, что это значит. Некто, кому в голову не пришло мысли получше, мог предположить, что это были детские следы или какая-то уловка фей.

Это были маленькие следы голых ног, покрытых грязью и экскрементами. Ноги тех, кто без зазрения совести вытоптал траву на пастбище.

Она знала. Она всецело доверяла его знаниям о том, кто это был. Они оба понимали, что этот момент всё же наступил… однако им так сильно хотелось, чтобы всего этого не было.

— Гоблины.

Он — Убийца Гоблинов — всегда разбирался с гоблинами. Он стоял перед столом с накрытым завтраком, в своей броне и шлеме. Это было довольно странно, но он каждый день делал практически то же самое.

А вот что он «не» делал каждый день, так это не бросал свой обход вокруг фермы, не приходил и не говорил ей, что она должна спасаться бегством.

Она прекратила готовить и посмотрела на свои руки. Что она должна сказать? Она пыталась подобрать правильные слова.

— Но… Ты ведь сможешь остановить их, не так ли? — она хотела услышать от него в ответ что-нибудь нормальное.

«Да», или «Я смогу», или же «Такова моя цель».

Ей нужно было услышать этот спокойный тон.

— Нет, — сказал он, — не смогу, — его голос звучал так слабо. Он будто бы выдавливал из себя эти слова.

«Что?» — Выражение замешательства и удивления покинуло её губы. Она неожиданно развернулась и увидела, как он слегка двигался, будто бы он трясся.

— В пещере я могу сразиться с сотней гоблинов и победить. Каким-то образом.

Он что, боялся?

Он?

Глаза Пастушки расширились от удивления.

Их ферма была окружена забором, каменной стеной, барьерами, которые он сам же и возвёл. Также тут было установлено несколько ловушек для поимки вторгнувшихся сюда животных.

Эта защита была далеко не идеальной. Но она знала, что он сделал всё, чтобы защитить их.

Пока она смотрела на него, он один раз кинул взгляд в пол, будто бы сомневаясь, но с другой стороны, он смотрел ей прямо в глаза. По крайней мере он пытался это сделать.

— Наш враг — лорд, — коротко сказал он.

Там было десять различных цепочек следов. У орды, которая может решиться атаковать столь хорошо защищённое строение… а потом выслать десять гоблинов для разведки местности …должен быть лидер. Возможно хоб или шаман, но нет. С такими масштабами это явно был…

Гоблин лорд.

Некто, не разбирающийся в ситуации мог бы усмехнуться над этой идеей. Но «он» разбирался. Он прекрасно знал, что всё это означало. Скорее всего, эта орда насчитывала порядком ста голов. Если разведчики уже побывали здесь, сами они нападут сегодня, самое позднее — завтра. Не было времени просить помощи у градоправителей или государства. А даже если бы и было… простые гоблины не заставили бы дворян забеспокоиться хоть на секунду.

Убийца Гоблинов знал всё это. Знала и Пастушка.

Потому что то же самое случилось и десять лет назад.

— Орда гоблинов?..

Сотня или даже больше порочных, злобных созданий идут за ними?

— У меня не Платиновый ранг… Я не герой.

У них нет численной поддержки.

У них нет необходимой силы.

А это значит…

— Я не смогу.

Вот почему.

«Тебе надо бежать».

«Сейчас, пока ещё есть время».

Пастушка встала прямо перед ним. Она смотрела внутрь его шлема. Когда она убедилась, что ему больше нечего сказать, она пробормотала:

— Ну ладно.

— Ты решила?

— Да.

Она сделала глубокий вдох и выдох. В её сердце было всего три фразы, три фразы, для произнесения которых ей нужна была недюжинная храбрость.

— …Прости.

Теперь, когда она сказала первую из них, с остальными будет полегче.

— Я не уйду, — она заставила свою сжавшуюся челюсть превратиться в улыбку. Она не даст ему спросить почему. Он знал почему. — Потому что ты собираешься остаться, не так ли?

Он ничего не сказал.

— Видишь? Так я и знала. Стоит припереть тебя к стенке, и ты сразу замолкаешь. Ты всегда был таким.

— Они не просто убьют тебя.

— Ага. Я знаю, — сказала она нарушая спокойствие.

От его голоса веяло льдом. Он пытался оставаться спокойным даже сильнее чем она.

— Я видел это.

— …Я знаю.

Она прекрасно понимала, о чём он. Зачем он боролся, зачем продолжал сражаться. Она знала всё это.

— Однажды эту орду выгонят отсюда, — сказал он, будто бы ведя разговор с ребёнком. — Но я не думаю, что тебя спасут. Если тебе удастся прожить так долго, твой дух будет уничтожен.

Намерение в его словах — его попытка этими словами донести смысл: «Я не смогу спасти тебя» — была настолько очевидной, что она почти засмеялась.

Конечно, не то чтобы он был неправ. Он был прав, и всё же…

— Я сказала нет.

Несмотря на обстоятельства, она была рада знать, что он так о ней беспокоится. И она беспокоилась о нём. Она должна заставить его понять это.

— Я не хочу, что бы это случилось вновь, — эти слова вышли с полного её согласия. — Тогда у тебя больше не будет дома, в который можно вернуться…

И в сердцах добавила — или «у меня».

У неё больше не было места, которое она могла бы назвать домом. Прошло уже десять лет, а она так и не была уверена, может ли она называть это место своим домом.

Он сдержанно смотрел на неё, не произнося ни слова. Откуда-то из тёмных глубин своего шлема он смотрел на неё. От его взгляда она почувствовала, как в ней неожиданно начало полыхать смущение. Она отвернулась и покраснела; она смотрела прямо в пол. Хоть она и упрекала себя за такую глупость, слова продолжали выходить, пытаясь найти хоть какое-то оправдание.

— В-в смысле, подумай об этом. Даже если мы сбежим, животные… Коровы, овцы. Им всем придёт конец.

Он был всё так же тих.

— А после, в смысле…

Тишина.

— Ясно, — одно слово шёпотом пронеслось.

— Ага, — пробормотала она в ответ.

— Мне… Правда жаль. Я знаю что веду себя упрямо.

— …Не делай такое лицо. Расслабься.

Она улыбнулась. Это была слабая улыбка, в уголках её глаз проступали слёзы. Должно быть, она выглядела так плохо, что ему пришлось это сказать.

— Я сделаю всё что смогу, — сказал он.

А затем он… Убийца Гоблинов …отвернулся от неё.

Он закрыл дверь, прошёл по коридору и вышел наружу. Он осмотрел глазами всю ферму, выжигая её образ в своей памяти, после чего пошёл по дороге прямо в город.

Это было глупо.

Она могла сбежать в город.

Или же он мог вырубить её, связать и отнести в безопасное место.

Почему он этого не сделал? Почему не заставил её уйти?

Этому была всего одна причина. Он не хотел.

Он не хотел вновь доводить её до слёз.

— Я должен защищать девочек…

— …Ты.

Убийца Гоблинов говорил сам с собой, и всё же ответ на вопрос пришёл. Рядом с ним со скрещенными руками стоял владелец фермы. Он услышал их… или же, возможно, просто подслушивал.

— Тебе стоит хотя бы попрощаться перед уходом, — выпалил он глядя на Убийцу Гоблинов, который по сути был согласен с ним. Дядюшка взял все обязанности и тревоги на себя, поделился с ними всем, что у него было.

— Простите. Я…

Владелец резко перебил Убийцу Гоблинов, как только тот начал извиняться.

— Она хорошая девочка, — он выдавливал слова из сжатого рта на полном боли лице. — Она выросла в славную девушку.

— …Да.

— Так что не смей заставлять её плакать.

Убийца Гоблинов молчал, не зная, как на это ответить. Если бы дело было только в произнесении слов, каких-угодно, хоть чего-нибудь, он бы заставил свой язык двигаться, а губы говорить.

Но после долгих раздумий он решил сказать чистую правду.

— Я… Постараюсь.

Иногда он ненавидел себя за то, что не умеет лгать. Бормоча эти висящие над ним слова, он пошёл в город.

§

Гильдия Авантюристов вновь была насыщена шумом. Полная звуков толпы, снаряжением, которое готовили для битвы, смехом.

Ушедшие биться с силами хаоса вернулись. Разумеется, вернуться удалось не всем. Но никто не заострял на этом внимание.

Некоторые из тех, кого здесь больше никогда не увидят, пали от лап монстров в пещерах или руинах, или на равнинах, или же в горах. Другие ушли в новые земли или разбогатели и покинули тропу авантюристов или, иначе говоря, ушли в отставку. Никто не собирался исследовать их дальнейшие судьбы. Те, кто не вернулся, будут постепенно исчезать из общих воспоминаний, пока их существование не будет стёрто. Таков конец авантюриста.

Так что, почти никто не оглянулся, когда прозвенел колокольчик и вошёл он в своей дешёвой кожаной броне и шлеме с маленьким щитом, прикреплённым к его руке, и нелепым мечом на бедре.

— О, Убийца Гоблинов, — едко сказал Копейщик. — Рад, что ты всё ещё жив.

Остальные отреагировали в том же духе. Они поняли, что он ушёл на долгий квест или, возможно, взял длительный перерыв. Мужчина, который каждый день приходил и просил квесты на гоблинов, по сути стал частью интерьера Гильдии.

Убийца Гоблинов вошёл своей обычной храброй походкой, но он не направился к своему месту у стены. Он даже не пошёл к стойке регистрации, нет, он направился прямо в центр фойе. Сидящие рядом авантюристы с удивлением смотрели на него. Они не могли видеть эмоций, что скрывались под этим шлемом.

— Простите. Пожалуйста, выслушайте меня, — его голос был низок и мягок, но он заметно пронёсся сквозь гам Зала Гильдии.

Впервые в жизни большинство людей в зале смотрело прямо на него.

— У меня есть просьба.

Тут же разразилась суматоха.

— У «Убийцы Гоблинов» есть просьба?

— Я никогда не слышал, чтоб он говорил.

— А разве он не вечный одиночка?

— Нее, с ним в последнее время какая-то девка бродит.

— Ах да, та мелкая стройняха… А разве у него сейчас нет своей группы?

— Людоящер и дворф или типа того. А мне казалось, что его только гоблины и парят.

— Эта его эльфийская подружка почти такая же милая, как и Жрица!

— Да господи, может мне тоже стоит поохотиться на гоблинов!

Убийца Гоблинов один за другим смотрел на всех болтающих авантюристов. Некоторых он знал по имени. Других нет. Но он узнавал здесь каждое лицо.

— Приближается орда гоблинов. Собираются напасть на ферму за городом. Наверняка этой ночью. Я не знаю сколько их, — он спокойно говорил им, людям, которых он знал. Фурор в рядах авантюристов всё нарастал. — Но исходя из числа разведчиков, я предполагаю, что среди них есть лорд. Иначе говоря, там как минимум сто гоблинов.

«Сотня гоблинов! Ведомых лордом?»

Это была не шутка. Многие авантюристы брали в качестве своих первых квестов убийство гоблинов. Некоторые из них проваливались и платили за ошибки своими же жизнями. Другим же удавалось… будь это благодаря удаче, силе или чёрт знает чем ещё …выжить. Многие из них стояли здесь в этот самый момент. Они на своей шкуре прочувствовали весь ужас… или, скорее, если быть откровенным, сложность …гоблинов. Да кто в здравом уме захочет биться с хозяином этих тварей? Да и само присутствие лорда… гоблина, что преуспел не в силе или магии, но в лидерских качествах.

Это была не простая орда. Это была армия гоблинов.

Даже невежественный новичок отказался бы помочь. Лишь Убийце Гоблинов удавалось успешно справляться с ними всеми. А теперь даже Убийца Гоблинов, это очевидно, не желал биться с ними в одиночку…

— Нет времени. Пещера — это одно дело, но в битве на равнине одному мне не справиться, — Убийца Гоблинов повернулся, забирая внимание всей комнаты. — Мне нужна ваша помощь. Пожалуйста. — А затем он склонил свою голову.

В ту же секунду всевозможные перешёптывания заполнили холл.

— Что будешь делать?

— Что думаешь?

— Гоблины, а?..

— Он с ними и сам справится.

— Я пас!

— Я тоже. Эти твари такие мерзкие.

Никто ничего не сказал Убийце Гоблинов лично. Он без движения стоял склонив свою голову.

— …Эй, — когда другой низкий голос прорезался сквозь толпу, авантюристы вернулись к своей обычной суматохе. — Откуда нам знать, что это правда?

Это был вооружённый копьём авантюрист. Он пристально и решительно смотрел на Убийцу Гоблинов.

Убийца Гоблинов тихо поднял свою голову.

— Это Гильдия Авантюристов, — сказал Копейщик, — а мы и есть авантюристы.

Убийца Гоблинов ничего не сказал.

— Нам нет нужды слушать тебя. Нужна помощь — подай на квест. Предложи награду, понимаешь о чём я? — Копейщик глядел на своих товарищей-авантюристов в поисках поддержки.

— Он прав! — воскликнул кто-то.

— Ага, мы ж авантюристы!

— Хочешь, чтоб мы просто так жизнями рисковали?

Насмешки набирали оборот.

Убийца Гоблинов стоял на месте и осматривался. Нет, не в поисках поддержки.

За столом в глубине комнаты Высшая Эльфийка Лучница с красным от гнева лицом пыталась встать, но Дворф Шаман и Ящер Жрец останавливали её. Ведьма сидела на скамейке, а на лице её всплывала скользкая улыбочка. Он кинул взгляд на стойку регистрации чтобы увидеть, как Регистраторша в панике убегала в служебное помещение. Ему пришло в голову, что он пытался отыскать Жрицу. Внутри своего шлема он закрыл глаза.

— Ага, этот парень прав!

— Ну и как насчёт сказать, что же ты заплатишь нам за сотню гоблинов?

Нерешительности здесь не было места. Он распрощался с ней десять лет назад. Убийца Гоблинов ответил спокойно и ясно:

— Всё.

В Зале Гильдии повисла тишина.

Все знали, что означают эти слова.

— Всё, что у меня есть, — спокойно сказал он.

«Если любой авантюрист поможет мне в этой битве с гоблинами, он или она сможет попросить у меня абсолютно что угодно«.

Копейщик выпрямил плечи.

— Итак, а что если я скажу тебе отстать от Регистраторши и отдать её мне? — фыркая спросил он.

— Она не принадлежит мне, — ответил Убийца Гоблинов с полной серьёзностью.

Он проигнорировал перешёптывания, что бродили по толпе, говорящие, что шутку он не понял.

— Всё, что есть у меня, — сказал он, — чем я могу распоряжаться. Моё снаряжение, моё богатство, мои знания, моё время. И…

— Твою жизнь?

Убийца Гоблинов согласно кивнул.

— Даже мою жизнь.

— И если я скажу тебе «умри», что ты сделаешь? — спросил Копейщик. В его голосе отчётливо звучало раздражение, будто бы он никак не мог поверить в происходящее.

Им казалось, что они уже знали его ответ. Но после большой паузы он сказал:

— Нет. Этого я сделать не могу.

Нет, ну конечно же нет. Напряжение в воздухе улетучилось. Может с головой этого парня не всё в порядке, но даже такой как он боится смерти.

— Если я умру, кое-кто будет очень сильно горевать о моей смерти. А я обещал не заставлять этого человека плакать.

Авантюристы, слушавшие его затаив дыхание, переглянулись.

— Так что моя жизнь тоже принадлежит не мне.

Копейщик тяжело сглотнул. Он уставился на Убийцу Гоблинов. Лишь металлический шлем стоял между прячущимся за ним лицом и им. Но несмотря на эту маску, он встретился взглядом с Убийцей Гоблинов.

— Не знаю, о чём ты, чёрт тебя дери, думаешь.

Убийца Гоблинов не произнёс ни слова.

— Надеюсь, ты это серьёзно.

— Да, — он тихо кивнул. — Так и есть.

— Да чтоб вас всех! — сказал Копейщик вырывая волосы.

Он начал шагать взад и вперёд перед Убийцей Гоблинов, стуча по полу задней частью своего копья. Этот мучительный момент всё длился и длился. Наконец, Копейщик тяжело вздохнул и сказал тяжелым от смирения голосом:

— Да пофигу, на кой ляд мне сдалась твоя жизнь?.. Но теперь ты чертовски так должен купить мне выпивку.

Он один раз ударил своим кулаком прямо по кожаной броне Убийцы Гоблинов.

Убийца Гоблинов пошатнулся. Стальной шлем рассеянно смотрел на Копейщика.

Копейщик уставился на него в ответ.

«Какие-то проблемы?»

Авантюрист Серебряного ранга только что принял твой квест по уничтожению гоблинов. По рыночной цене, не меньше. Ты должен быть благодарен мне.

— …Так и есть, — Убийца Гоблинов кивнул в своём стиле. — Простите. Спасибо.

— Оставь это на тот момент, когда мы завалим тех гоблинов, — глаза Копейщика слегка расширились, и от дискомфорта он начал почёсывать свою щёку. Он бы ни за что не поверил, что однажды наступит день, когда он услышит «спасибо» от этого человека.

— Я-я тоже с вами! — чистый голос прозвенел на весь Зал Гильдии.

Все обратили свой взгляд на эльфийскую лучницу, которая вставая пнула свой стул. Она слегка трусила от их взглядов, уши её дрожали.

— Я… Я тоже пойду с тобой убивать гоблинов, — похоже, храбрость вновь вернулась к ней, она прошла прямо через всю комнату к Убийце Гоблинов и ткнула ему пальцем в грудь. — Так что… Так что в следующий раз ты должен отправиться со мной в приключение. Я нашла ещё… Другие руины.

— Отлично, — Убийца Гоблинов немедленно кивнул. Уши эльфийки вздёрнулись. — Если я выживу, то присоединюсь к тебе.

— Боже, не надо такое говорить, — надулась эльфийка глядя на шлем. Она развернулась. — Вы ведь тоже идёте, не так ли?
Вздыхая и поглаживая свою бороду дворф ответил первым с лёгким налётом раздражения в голосе.

— Полагаю, у меня нет выбора. Но чёрта с два ты купишь меня всего одним напитком, Брадорез. Уж лучше бы тебе принести мне целый бочонок.

— Ты получишь его, — сказал Убийца Гоблинов.

— Тогда ладно! — счастливо воскликнул дворф. — И… Полагаю, я тоже смогу присоединиться к вам в том приключении, длинноухая?
— Ну конечно! Мы ведь одна группа, не так ли? — эльфийка засмеялась, а секунду спустя к ней присоединился и дворф.

— Никогда не говорят, что я бросаю товарищей в беде, — людоящер медленно встал. Он языком коснулся кончика своего носа. — Не то чтобы я имел нечестье отказывать другу в беде. Но раз уж наградный разговор пошёл…

— Сыр?

— Именно. Ах, я хочу вкусить его уже сейчас!

— Он не мой. Но его делают на ферме, которая является целью гоблинов.

— В самом деле? Ещё больше причин изничтожить этих прожорловатых тварей, — глаза людоящера закатились, а сам он сложил руки по направлению к Убийце Гоблинов. Последний понял, что это была некая форма юмора людоящеров.

Итак, уже четверо авантюристов собралось вокруг Убийцы Гоблинов.

Он нигде не мог найти Жрицу.

— Итак, у нас уже есть пять…

— Нет. Шесть, — Ведьма встала с шелестящим звуком.

Она прошлась, покачивая бёдрами всю дорогу, и встала позади Копейщика.

— Может быть и семь… Хотя, я не могу, быть уверенной(Red: Не забывайте. Все запятые специальны, чтобы, у, вас, в мыслях, делались, паузы.), — многозначительно сказала она; затем она достала из недр своей груди длинную трубку.

«Инфламмарае». — Она развернула трубку, набила её табаком, затем слегка коснулась её пальцем и сделала глубокий вдох. Сладко пахнущий дым разнёсся по всему Залу Гильдии.

Остальные авантюристы возбуждённо болтали. Не то, чтобы им так хотелось бросать ферму на произвол судьбы. Многие из них просто не хотели рисковать своими жизнями за гроши. И кто мог винить их за это? Все ценили свою жизнь.

Им нужен был всего лишь ещё один толчок…

— Гильдия… Гильдия тоже выдвигает квест.

Толчком стал этот энергичный голос. Регистраторша выскочила из служебного помещения держа в руках кипу бумаг. Она тяжело дышала, её лицо было красным, а коса её бешено скакала вверх и вниз.

Она начала раскладывать эти бумаги на стойке регистрации.

— Объявляется награда в одну золотую монету за каждого убитого вами гоблина. Вот он ваш шанс, авантюристы!

Толпа коллективно зашевелилась. Разумеется, это Гильдия предоставляла деньги для награды. Возможность работать в таких больших масштабах была одним из преимуществ такой организации.

Невозможно описать, как сильно Регистраторша старалась убедить своё начальство, что это была хорошая идея.

— Фех. Полагаю, тогда я тоже в деле, — авантюрист… воин в тяжёлой броне …вставая, слегка пнул своё кресло, и взял один из листов. Сидящая позади него Рыцарь удивлённо на него смотрела.

— Ты идёшь?

— Я не фанат Убийцы Гоблинов, но, эй… Деньги есть деньги.

На нежном лице Рыцаря выступил дьявольский оскал.

— Терпеть не могу лжецов. Ты должен признать что делаешь это потому, что это именно он вышвырнул гоблинов из твоего родного города.

— Эй, попридержи-ка свои мыслишки при себе, женщина! Да и плевать, всё равно я получу золотой за каждого гоблина.

Я тоже. Ага, и меня посчитайте. Задолжал я этому парню. — один за одним все начали бормотать это; люди начали вставать из-за столов.

— А что насчёт тебя? Мне казалось, его характер тебя выбешивает.

— Я ведь стремлюсь стать паладином. Когда кто-то просит о помощи, я просто обязана откликнуться, — сказала Рыцарь с ухмылкой, на которую Воин в броне лишь пожал плечами и рассмеялся в ответ.

— Оу, ну. Если уж вы двое идёте, полагаю, и мы тоже пойдём.

— Мы пойдём?

— Ну-ну, разумеется, мы же должны помогать!

Несмотря на незначительные споры, оставшаяся часть группы бронированного воина встала со своих мест.

— Эй…

— Что?

Наблюдая за ними воин-новичок, с которым они устраивали спарринг много дней назад, позвал молодую девушку Клирика.

— Я никогда не убивал гоблинов.

— …Думаю нет. Они говорят, что это опасно.

— Но… Я ведь должен когда-нибудь да попробовать, верно?

— …Ты безнадёжен, —  сказала она.

«Но… Если ты должен».

И парень протянул ей свою руку.

Кое-кто, наблюдавший за ними, коротко вздохнул.

— Мы с ним стали авантюристами в один и тот же день. Думаю, это и зовётся судьбой.

— Если я не слышал этот каждодневный просящий квесты на гоблинов голос, день шёл насмарку.

— Согласен. Он вроде как… Часть этого места…  будто бы часть интерьера, понимаешь?

— Ненавижу, когда он тут шляется. Но… Я сильнее возненавижу это, если он не будет здесь шляться.

— Я просто искал способа неплохо подзаработать. Один гоблин — один золотой, а? Неплохо.

— За всю свою жизнь я никогда не видела более странного подавателя на квест, — пробормотал кто-то. Ещё кто-то кивнул. Авантюристы вставали один за другим.

Да, они были авантюристами.

У них были мечты в глубине их душ. У них были принципы. У них были амбиции. Они хотели сражаться ради людей.

Может им и не хватало храбрости сделать шаг вперёд. Но их слегка подтолкнули. И теперь больше не было причин колебаться.

Убийство гоблинов? Ладно. Будь это квестом, они бы приняли его.

Кто-то поднял свой меч в воздух воскликнул:

— Мы не члены одной группы, мы и не друзья… но мы авантюристы!

Остальные присоединились к этому крику. Те, у кого не было мечей, поднимали шесты, копья, топоры, луки, кулаки.

Тут были новички. Ветераны. Воины, волшебники, клирики и воры(Red: На самом деле не воры, а жулики и негодяи. Но такого класса не существует. А класс Rogue чаще всего переводят как «вор».). Здесь были люди, эльфы, дворфы, людоящеры и реи. Авантюристы собрались в Зале Гильдии, наполняя воздух своими голосами и сотрясая пол своими ногами.

Охваченный со всех сторон их криками Убийца Гоблинов взглядом осматривал комнату. Его глаза встретились с Регистраторшей. Она слегка вспотела, но всё же умудрилась проказливо подмигнуть ему. Убийца Гоблинов поклонился ей. Ему казалось, это меньшее, что он мог сделать.

— Всё хорошо сработало, — раздался смешок.

Он обернулся и увидел стоящую практически в тени Жрицу.

Ну конечно же она была здесь. Как она могла не быть?

— …Да. Сработало, — Убийца Гоблинов кивнул.

Возможно, в тот день впервые в истории не было недостатка в авантюристах желавших принять квест на гоблинов.

Глава 12. Над Гоблинским Холмом

Ночь обещала быть долгой.

— ГРАРАРАРАРАРА! ГРАРАРАРА!!!

Видя луну на вершине небес… «полдень» для его народа …гоблин лорд отдавал приказы.

Его слова мгновенно передавались гулом рычащих голосов, и армия гоблинов начала наступление. До этого прячась благодаря своему росту в поле травы, они вставали и сразу же поднимали свои щиты. Гоблины называли их «мясными щитами»: доски, к которым были привязаны похищенные женщины и дети. В целом, армия была покрыта телами десяти узников. Они периодически стонали или же страдали от судорог, или же, непонятно почему, начинали подёргиваться.

Гоблины же, в свою очередь уже успели вдоволь позабавиться с этими заключёнными. Им не было никакой разницы, был ли мясной щит живым или мёртвым. Значение имел лишь тот факт, что такие действия заставят противостоящих им авантюристов колебаться перед тем как пустить стрелу или заклинание. И наоборот, если бы авантюрист схватил гоблина и сделал бы с ним то же самое, ни один гоблин не засомневался и выстрелил бы прямо сквозь него. По правде говоря, он был бы крайне зол от того, что ему пришлось убить своего собрата-гоблина, но это бы только послужило ещё большей мотивацией разорвать врага на кусочки.

Гоблин-лорд загоготал от мыслей о том, какими же глупцами были эти авантюристы.

На горизонте они могли увидеть огни фермы. Город можно было увидеть лишь преодолев его.

В том городе были авантюристы.

«Авантюристы!»

Мерзкое слово для мерзких созданий.

Гоблину-лорду в голову пришло мгновенное решение. Он мог взять всех авантюристов и набивать их кольями, пока те не помрут. Может, под конец они раскаются во всех грехах, что совершили по отношению к его народу.

Как те авантюристы, что напали на его гнездо… его дом …и просто бросили его в дикой местности, потому что он был так юн.

Они начнут с этой фермы. Украдут скот и овец чтобы набить себе желудки. Заберут девушку чтобы увеличить численность.

Эта ферма станет подходящим плацдармом для нападения на город, убийства авантюристов и поддержки численности. Затем, наконец, они нацелятся на человеческую Столицу, сровняют её с землёй, а на её месте возведут королевство гоблинов!

Этот день всё ещё оставался мечтой, но вот сам план в голове гоблина-лорда был вполне реален.

Стоящая перед ним масса простых гоблинов не могла прочувствовать всего этого. Но у них была их ярость, их ненависть и их страсть, что бушевала глубоко внутри. Разведкой было выявлено, что на ферме есть не только свежее мясо, но и молодая девушка.

Они страстно продвигались сквозь траву, которая шуршала от их движений. Наконец, огни фермы были так близко. Атака начнётся с минуты на минуту.

А затем случилось это.

— ГРУУУ?

Сладко пахнущий туман плыл по полю. Один из щитоносцев в авангарде армии был толкнут прямо в него и спустя секунду он появился вновь, только вот вышел он совершенно в другом направлении и сразу же без сознания повалилися на землю. Другие щитоносцы начали падать один за другим. В тот миг, пока гоблин-лорд моргал, тёмные фигуры появились из теней, падающих со стен фермы.

«Авантюристы! Это магия!»

— ГАААУУ!!! — лорд издал пронзительно-высокий визг.

— ГАУГАРРР!!! — гоблин шаман что-то прокричал и взмахнул своим посохом.

Стрелоподобная молния вылетела и ударила авантюриста прямо в грудь. Но пока этот авантюрист падал, остальные авантюристы быстро сокращали дистанцию и отнимали у гоблинов мясные щиты. Они полностью игнорировали врага, отступая вместо этого так быстро, как и появились. Шаман вновь взмахнул посохом и начал распевать, надеясь ударить хотя бы одного из убегающих авантюристов.

— ГААА?!

Сделанная из ветки стрела пронзила его грудь. Его уже было открытый рот моментально закрылся, а затем он замертво рухнул лицом на землю.

Благодаря их превосходному ночному зрению гоблины вскоре обнаружили позицию стрелка.

На одном из деревьев на ферме… эльфийка. Эльфийка стреляла в них!

Гоблинские лучники поспешили дать ответный огонь из своих коротких луков, но эльфийка лишь фыркнула и спрыгнула в кусты.

Несущие мясные щиты авантюристы передали их через стену, и будто бы в обмен появилась группа их бронированных компаньонов. Пригибаясь, они неслись прямо к гоблинам, сопровождаемые одним лишь лязгом своей брони.

— ГОРРРРР!!!

Гоблин лорд торопливым криком приказал своим войскам контратаковать, но им не хватало наличия сознания чтобы подчиниться. Заклинание Ступор отлично сработало на них, и с затуманенным разумом, они, один за другим, падали, пронзённые стрелами.

— Так это и есть их ‘щиты’. Отвратительные создания, — сказала эльфийка с явным отвращением на лице.

Она носилась по полю, стреляя стрелами так быстро, будто они являлись простым ветром. Стрельба была для неё таким же лёгким делом как и дыхание. Она смогла бы попасть в эти цели даже с закрытыми глазами. Её стрелы пожинали гоблинов, словно коса пожинает пшеницу.

На самом деле она убила не так много врагов. Но она явно не могла заниматься этим вечно.

— Я вынесла их заклинателя.

— Ну ладно, деревенщины! Пришло время заработать свою награду!

— Ха-хаа! Смотрите-ка, да наше золото само марширует к нам!

Авантюристы столкнулись с ошарашенной армией гоблинов, прежде чем те успели перегруппироваться.

И теперь, какая бы сторона не воспользовалась заклинанием, они могли случайно задеть своих союзников… C авантюристами всё было понятно, но и у гоблинов было некое чувство риска и награды. Они без зазрения совести могли воспользоваться своими товарищами как щитами, но даже им нужно было быть осторожными, чтобы количество доступных щитов не становилось слишком маленьким. Да и к тому же, когда дело касалось заклинаний, гоблины так и оставались гоблинами. Они были трусливы и жестоки.

Таким образом битва началась.

Раздались звоны от битвы на мечах. Запах крови был везде на этой укутанной ночью равнине. Крики, вопли, боевые кличи. Посреди шума возникали силуэты… авантюристы, гоблины …и исчезали один за другим, как только бойцы падали.

— О боги, да тут столько гоблинов, что разбираться с ними придётся всю жизнь! — смеясь прорычал Копейщик, валя одного врага за другим.

Пока все эти монстры падали на землю, Ящер Жрец вскакивал на них и наносил добивающие удары.

— Ну конечно, даже милорд Убийца Гоблинов почти растратил всю свою выносливость… — он сложил руки вместе в странном жесте и достал свой меч из клыка. Ещё стольких гоблинов нужно было убить.

— Не то чтобы, я беспокоилась, но ради своей же безопасности… оставайся под, моим заклинанием Отклонения Метательных Снарядов, ясно? — Ведьма стояла неподалёку с посохом в руках, выпуская заклинания чуть ли не очередью, а её массивная грудь колыхалась, пока она жадно глотала воздух.

Совсем рядом Дворф Шаман воспользовался Ступором столько раз, насколько только был способен, и сразу же прибегнул к помощи своей пращи.

— Закопайте меня, да Брадорез был прав говоря, что никому не под силам справиться со всем этим в одиночку! — он запустил камень, который по идеальной траектории пролетел от пращи прямо в голову гоблина.

— О Богиня, — сказал он, — да здесь даже целиться не ну… Что?!..

Дворф Шаман прищурился. Высшая Эльфийка Лучница в ту же секунду заметила это и прокричала:

— Что такое, дворф?

— Всадники, длинноухая! Впереди гоблины-наездники!

Вой эхом пронёсся по залитому лунным светом полю. Гоблины мча на огромных серых волках и размахивая мечами пробивались сквозь темноту.

— Я застрелю их отсюда! Задержите их!

— Точно! Стена копий, не дайте им пройти! — следуя приказу Копейщика, находившиеся неподалёку авантюристы, встали плечом к плечу и выставили свои орудия вперёд.

Волки неслись, будто бы забыв о проливающемся на них граде стрел. Авантюристы с радостью вонзали свои лезвия в животы этих зверей.

Там были и вой, и плач, и пронзительный крик.

— Ирррагггхх!

Один из авантюристов был сражён напавшим на него наездником, а волк вонзился ему в глотку. Многие животные, поддавшись атакам авантюристов, сбрасывали гоблинов со своих спин.

— В атакууууууу! — людоящер издал могучий рёв и понёсся, чтобы покончить с упавшими наездниками. Он был воином, был и жрецом, так что время, от времени, он хрипло выкрикивал то, что наверняка было молитвой людоящеров.

В целом, авантюристы довольно легко побеждали. Вообще, в открытом состязании между авантюристом и гоблином, авантюрист обычно оказывался победителем всегда, когда не вмешивалась госпожа безумная удача. И даже более того…

Убийца Гоблинов сказал:

— Устройте засаду. Они специализируются на неожиданных атаках, но сами никогда не ожидают таковых.

Он сказал:

— Занимайте низкую стойку. Цельтесь по ногам. Они малы, но летать не могут.

Он сказал:

— У них наверняка будут мясные щиты. Наколдуйте усыпляющие заклинания, затем воспользуйтесь этим моментом и спасите заложников.

Он сказал:

— Даже если вы думаете, что вам удастся убить их во время спасения щитов, не делайте этого. Если они очнутся, быть беде.

Он сказал:

— Не пользуйтесь атакующей магией. Сохраните заклинания для других дел.

Он сказал:

— Мечи, копья, стрелы, топоры — любое оружие может убить их. Чего не можете добиться оружием, делайте с помощью магии.

Он сказал:

— Сперва выносите их заклинателей.

Он сказал:

— Не позволяйте им оказаться у вас за спиной. Всегда продолжайте двигаться. Не делайте размашистые движения оружием. Сберегайте свои силы.

Он сказал…

Остальные авантюристы, откровенно говоря, были поражены количеством знаний, которые передавал им Убийца Гоблинов.

Авантюристы не были солдатами, но со стратегией были знакомы довольно неплохо. Да, они всё ещё не привыкли так сильно печься о гоблинах. Как опытные, так и совсем ещё неоперившиеся авантюристы видели в гоблинах несущественных врагов.

— Боже! На что только не пойдёшь, чтобы нехило так подзаработать; Я должен впечатлить свою девушку!

С такой тактикой, с гоблинами было довольно легко разбираться, пока удавалось выводить их в битвы один на один. Копейщик и остальные воины махали оружием налево и направо, пытаясь найти гоблина, которого можно убить.

Однако глубоко во вражеских рядах возвышалась огромная фигура, вырисовывающаяся на фоне луны тёмным силуэтом.

— Вот он! Хоб… Стоп, это?

— ГУРАУРАУРАУРАУРАУУУУ!!!

Мощный рёв прокатился по окровавленному полю битвы.

Существо было настолько большим, что его можно было принять за огра. В руках оно держало дубину, всю покрытую кровью и мозгами. Гоблин чемпион.

Да, это был гоблин, но настолько могучий, что он один мог повернуть исход всей битвы.

Далеко не каждому авантюристу удалось избежать этого испытания, ведь он был в два раза больше их и к тому же был вооружён огромной дубиной.

— Ааах, а вот и большой! Эта мелкота уже начала мне надоедать! — воин в тяжёлой броне первым понёсся на чемпиона со своим оружием на плече и диким хохотом на губах. Закатив глаза, Рыцарь последовала за ним, подняв свой щит.

— Прямо в тот момент, когда я подсчитывала количество собранных мною гоблинских голов, — сказала она.

— Потом посчитаешь! Сейчас надо биться!

— У вас, воинов, явно всего одна извилина, — с такой шуткой она радостно вступила в битву против нового врага.

По всему полю орудия бились друг о друга, кровь летала в воздухе.

— Ну и где же наш бесстрашный лидер? — спросил Копейщик, остановившись чтобы снять с наконечника копья налипший волчий мех. Его дыхание становилось всё прерывистее.

На той стороне поля, появилась новая тёмная масса.

Подкрепление гоблинов. Времени отдыхать не было. Он придвинул копьё поближе и приготовился.

— Ох, думаю, ты знаешь, ответ, на это, — медовым голосом прошептала Ведьма делая из трубки большую затяжку и медленно выдыхая. Сладко пахнущий розовый пар был подхвачен ветром, и каждый вдохнувший его гоблин обнаружил, что его чувства притупились. То подкрепление вдали, начало двигаться медленнее.

— Очевидно же, — со смехом в голосе сказала Высшая Эльфийка Лучница, стреляя в отупевших врагов. — Он пошёл убивать гоблинов.

§

«Как это могло случиться?!»

Гоблин лорд бежал, чуть ли не спотыкаясь. Как только он осознал, что у них нет ни шанса на победу, он сбежал с поля боя. Позади он мог услышать звуки скрещивающегося оружия, крики, звуки эха от заклинаний.

Некоторые из этих криков точно принадлежали авантюристам. Но в основном это были гоблины.

Это должна была быть неожиданная атака дабы занять подходящий плацдарм в этом районе. И всё же…

«Это мы должны забирать! Как такое произошло?!»

Его орда была потеряна. И пока его силы сдерживали всех, ему не было никакого смысла оставаться здесь.

Пока он жив, всё остальное не имеет значения.

Ему надо было лишь вернуться в гнездо, воспользоваться пленёнными женщинами и восстановить свои ряды.

Прямо как в прошлый раз.

Гоблин лорд был Скитальцем, единственным выжившим обитателем гнезда, которое уничтожили авантюристы. Теперь он жил лишь чтобы убивать авантюристов.

«Это не так уж и сложно».

Его первой жертвой стала женщина, которая пощадила его «потому что он был лишь дитём». Она стала его едой, стоило ей только обернуться.

Он запомнил, что когда ты достаточно сильно ударяешь авантюриста камнем по голове, они становятся крайне податливыми. Когда он нашёл дубину, которая была поэффективнее камня, он начал пользоваться ей. Затем он узнал как пользоваться оружием и носить броню. Наблюдая за тем, как авантюристы формируют свои группы, он подобрал наилучшие способы управления ордой.

Долгие дни скитаний натренировали его разум и тело настолько, что теперь он мог даже потягаться с человеческим воином.

Всё повторится вновь.

Под светом двух лун, лорд отвернулся от битвы и побежал, чтобы спасти свою шкуру.

Сквозь траву, поднимая комья земли, прямо в лес. В лес. Там есть пещера. Его гнездо.

Он провалился. Но пока он жив, шанс ещё сможет выпасть.

Ему следует обучиться, восстановить свои ряды и к следующему разу стать лучше. Следующий раз…

— Я знал, что ты придёшь сюда.

Спокойный, холодный, практически механический голос застал его. Даже не задумываясь, гоблин лорд прекратил движение. Он приготовился сражаться боевым топором, что лежал в его руках.

Его глаза смогли обнаружить стоящую перед ним в темноте фигуру. Это был авантюрист в дешёвой кожаной броне и стальном шлеме. Маленький щит был прикреплён к его левой руке, а в правой он держал меч, который был слишком уж длинным для нормального пользования. Кровь убитых стекала с него, а он всё стоял в этой тошнотворной красной луже.

— Глупец. Я вижу, мы оба использовали наши армии в качестве приманки.

Лорд умел говорить на обычном языке, хоть и презирал это. Он не знал, кем был этот авантюрист. Но было ясно, что должно произойти.

— ОРГРРРРРР!!!

Лорд издал оглушительный вопль и набросился на Убийцу Гоблинов. Лорд ударил топором по дуге, желая расколоть надвое череп авантюриста, но Убийца Гоблинов заблокировал удар своим щитом. Послышался звук разрывающегося металла.

Убийца Гоблинов хорошенько потряс щитом и оттолкнул топор в сторону, после чего сделал выпад своим мечом.

— Хрм! — пробормотал он.

Кончик его меча застрял в груди лорда, но вот от удара послышался лишь глухой звук. Гоблин носил нагрудник.

Убийца Гоблинов был невозмутим, но всё же замешкался на секунду, и в этот самый момент топор прилетел к нему с другой стороны.

Мгновенное решение. Он отскочил в сторону, перекатываясь и желая избежать удара. Запыхавшись, он встал на одно колено.

— …

Убийца Гоблинов стоял и медленно вертел мечом в своих руках, держа щит впереди.

— ГРРРР…

Лорд издал звук отвращения и схватился за боевой топор обеими руками.

Пропасть в силе и вооружении между ними была просто необъятна.

Полученные ранее шрамы. Месяцы на восстановление. Ему нужно было время чтобы вылечиться, и всё же…

Убийца Гоблинов прекрасно знал, что его навыки притупились. Однако это не было проблемой. Он не позволил этому стать проблемой. Прямо перед ним стоял гоблин. Больше ему ничего не было нужно.

— !..

Убийца Гоблинов словно стрела понёсся на врага.

Он двигался в низкой стойке; своей левой рукой он схватил пучок травы, отрезал его от земли и бросил в гоблина лорда.

За ту секунду, которая понадобилась гоблину лорду, чтобы избавиться от травяного облака(Red: Если вы не верите в такое сравнение, пересмотрите короля льва.), Убийца Гоблинов успел взмахнуть своим мечом.

Взмыла кровь, крик.

— ГАРУАРААРАРАА?! — лорд в бешенстве взмахнул своим боевым топором, кровь текла с его лба. Прежде чем зритель мог бы цокнуть своим языком, этот удар попал по Убийце Гоблинов.

Он осознал что летит по воздуху… а потом болезненно приземляется на землю.

— Ууф! Агх… — земля довольно жёстко встретила его спину, выбив весь воздух из его лёгких. Он увидел, что его щит почти разрубило напополам.

Может его навыки и проржавели, но вот мускулы всё ещё отлично выполняли своё дело. Они инстинктивно подняли щит, что и спасло ему жизнь снова.

— В лобовых атаках они весьма плохи… — пробормотал он вставая, поддерживая себя мечом.

— ГАРОООО!!!

Гоблин лорд не собирался упускать этот шанс. Он побежал сквозь траву, атакуя.

Убийца Гоблинов едва кивнул. Он высоко держал свой меч, поднял разбитый щит и встретился с лордом лицом к лицу.

Мгновение спустя, уже он стремился навстречу врагу.

Боевой топор гоблина лорда просвистел в воздухе. Убийца Гоблинов приготовился встретить щитом этот удар и сделал выпад мечом.

Удар.

Топор окончательно разломал щит надвое и глубоко вонзился в руку Убийцы Гоблинов. Авантюрист снова отправился в полёт.

Но в тот же самый момент, его меч прорезал врагу живот, и кровь его теперь ручьём лилась на тёмное поле.

— ГАУ…

Но это ранение едва ли можно было назвать фатальным. Лорд злобно нахмурился.

— Угх, хрк?!.. — Убийца Гоблинов пытался подняться с земли. Но он не мог встать. Он пытался воспользоваться мечом в качестве опоры, но тот был сломан.

— ГУРРР… — гоблин звучал так, будто чуть ли не помирал от скуки.

По крайней мере, ему удастся отомстить за своё павшее войско. Он может отрезать этому человеку руки и ноги, привязать его к столбу и пытать до смерти. Представляя его мрачное будущее, гоблин лорд начал гоготать, затем начал медленно подкрадываться к своей жертве.

Он злобно пнул неподвижный шлем Убийцы Гоблинов.

Тишина.

Лорд не был доволен. Добыча должна была съёживаться от страха в момент своей смерти.

Но и так сойдёт.

Смерть положит этому конец. Всему этому. Быть может, именно этой ночью такой исход его удовлетворит.

Гоблин лорд медленно занёс свой боевой топор.

Треск.

В следующую секунду топор отбросило назад.

— ГАУ?..

Он задел корень дерева или ещё что? Лорд расстроенно смотрел назад, но там ничего не было. Ближайшие деревья находились крайне далеко.

— ГА, РРР?!..

Попытавшись на этот раз обрушить своё оружие, лорд понял, что топор не двигался с места. Нет… Это его собственное тело не подчинялось командам. Его кости скрипели, будто бы что-то преграждало им путь. Будто бы он был зажат между двумя невидимыми стенами.

— ГА, ГАО?!..

Глаза лорда метались туда-сюда; он даже слегка поёрзать не смог.

— Что это?.. Что произошло?!..

«О, Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий…»

Ответ на его вопрос пришёл в виде чудесно ясного голоса, зачитывающего молитву.

Прекрасная девушка вышла из-за ближайшего трупа. Пот стекал с её лба, а своими трясущимися руками она держала свой шумный посох.

Юная жрица пылко молилась Матери Земле.

«Это её рук дело!»

— ГААААУУАУАУАУАУААА!!!

Гоблин лорд завывал ей все самые гнусные угрозы, которые только знал. Он оторвёт ей все конечности и заставит её же их сожрать! Нет, он запихнёт ей кол в жопу(Red: Простите за мой французский, но мне показалось, что тут это в тему. А ещё, формально говоря, речь могла идти не о коле, а о булаве, но мне кажется, что булава — слишком сложное оружие для гоблинов.) настолько глубоко, что он вылезет через рот! Он будет ломать её пальцы на маленькие кусочки один за другим, сожжёт ей лицо так, что больше никто не сможет её узнать…

Она выглядела такой хилой. Разумеется, небольшое запугивание сможет напугать её…

— !..
Но он ошибался.

С бледным лицом и прикусив губу Жрица всё ещё держала свой трясущийся посох.

Лорд начал беспокоиться.

— ГА… РО?..

Возможно, эта девушка внутри не совсем соответствовала своему виду.

Тогда надо менять тактику. Лорд принял самое жалостливое выражение лица и начал молить о прощении. Он больше никогда так не поступит. Он ошибался, он так ошибался. Он уйдёт и тихо проживёт остаток жизни в лесу больше никогда не приближаясь к людским деревням. Пожалуйста, простите его. Пожалуйста.

Он лепетал на своей жалкой интерпретации простого языка. Будь это возможно, он точно бы бросился ей в ноги.

Ему не впервые приходилось убеждать авантюриста пощадить его, показывая всё своё раскаяние.

Впервые это случилось до того, как он стал лордом… по сути, тогда он был ещё дитём. Если подумать, тот авантюрист тоже был девушкой(Red: Чёртовы японо-английский бесполовые глаголы! Из-за них вечно чувствуешь себя дебилом.).

«Ну ладно, — сказала она тогда, — но ты должен больше никогда не творить всего этого».

Он горячо согласился с этим. А затем, конечно же, убил её, как только она отвернулась.

Волна чёрной радости накрыла его, когда он вспомнил, как та девушка звала на помощь, пока он закалывал её до смерти. А ведь ей казалось, что она довольно сильна.

Если он выживет, всегда будет время для плана мести.

«И первым делом я захвачу эту девчонку!»

— Будто бы я тебе позволю.

Раздался ледяной голос, вгрызаясь ему прямо в голову.

— ГА, РР?!..

Этот голос льдом пронёсся по его телу будто ветер из недр земли.

Убийца Гоблинов медленно поднялся на ноги.

Его левая рука истекала кровью. В левой руке он держал свой расколотый щит, а в правой — сломанный меч.

Он храбро зашагал прямо к гоблину лорду. Он надавил своим мечом на боковую сторону парализованной гоблинской шеи.

— ГА… ГО?!..

Сломанное оружие не может ни резать, ни пронзать.

Но вот давить оно всё ещё может. Существо начало нести бессмысленный бред, пока лезвие пережимало его трахею.

— Лорд? Смешно, — от отчаяния лорд попытался сопротивляться.

— Ты гоблин.

Гоблин открыл свой рот, пытаясь сделать вдох.

— Всего лишь грязный…

Но он ничего не мог сделать.

— …ничтожный гоблин.

Лицо лорда изменило цвет, а его язык вывалился изо рта. Слюна вспенилась у края его рта; его глаза закатились вверх.

— А я…

Пока лорд осознавал, что его сознание угасает, в затухающем разуме возник вопрос.

«Что? Что ты такое?»

— …Убийца Гоблинов!

Глаза существа закатились вверх до упора. Гоблин, что совсем недавно был королём, скорчился раз, второй, а потом умер. Повисла долгая тишина.

— Это одна… голова гоблина…

Меч Убийцы Гоблинов выпал из его рук, пока эти слова срывались с его губ. Затем он плюхнулся вперёд, будто бы струны его тела резко перерезали.

Жрица отбросила свой посох в сторону, побежала вперёд и поймала его.

— Убийца Гоблинов, сэр!

В её тонких руках он казался таким тяжёлым, весь покрытый кожей и металлом, грязью и кровью.

Минуту спустя заклинание Защита спало, и тело гоблина лорда шлёпнулось рядом с Убийцей Гоблинов. Жрица даже не взглянула на него, она осматривала раны Убийцы Гоблинов. На его левой руке был большой глубокий порез. В худшем случае он мог доходить до кости.

— Прошу… Не делай таких глупостей…

— …Ургх…

Она отгоняла его стоны из своих мыслей и давила ладонями на его раны, игнорируя окрашивающую его руки кровь.

«О Мать Земля, полная милосердия, возложи свою почтенную руку на раны своего дитяти…»

В источающей душу молитве, были видны решимость и искренность.

«Случившееся во время первого приключения?.. Я не хочу, чтобы это случилось вновь…»

Мать Земля любезно услышала её мольбу и коснулась руки Убийцы Гоблинов своим сияющим пальцем. Так Жрица израсходовала своё последнее чудо.

Он сказал ей, что отвлечёт гоблина, пока она создаст Защиту.

Её больше не смущало использование двух Защит в тандеме не для защиты своей цели, а для её пленения. Но она не добавляла третье чудо Защиты, как он и приказывал. Ведь если бы она сделала это, жизнь этого человека… этого странного, упрямого, серьёзного человека …здесь бы и оборвалась.

— …Вот беда. Говорил же тебе…

— Убийца Гоблинов, сэр!

Грубый голос достиг её, и она отвечала ему со слезами на глазах.

— …Не глупость побеждает в битвах.

Убийца Гоблинов болезненно сел. Жрица помогала ему как могла, становясь упором для его руки. Он был слишком тяжёл для неё. Теперь она пыталась помочь ему подняться на ноги. Изо всех сил пытаясь схватить его своими тонкими, прекрасными руками, Жрица поддерживала его своим плечом и вставала сама.

— Можешь… Сказать это…

— …

— …Но я думаю… Тебе стоит быть более осторожной!..

— Я ведь думаю?

Она хранила молчание.

— Прости.

С всхлипами и сопениями Жрица яро качала своей головой.

Один пропитанный слезами шаг за другим, она начала медленно идти продвигаясь вперёд.

Стараясь распределить свой вес, чтобы облегчить её ношу, насколько это только было возможно, Убийца Гоблинов спокойно сказал:

— Это потому что я тебе доверяю.

Жрица улыбнулась сквозь слёзы, что стекали по её щекам.

— …Ты и правда безнадёжен, не так ли?

Она думала о своих компаньонах, которые умерли во время их первого совместного приключения. Она думала об авантюристах, которые прямо сейчас истекали кровью и умирали. Она думала об убитых гоблинах. Она думала о гоблине лорде, который умер прямо у неё на глазах.

Пока все эти мысли кружились в её голове, что всё больший вес этого мужчины падает переходит на её плечи. Это всё, чем она могла поддержать его своим истощённым телом.

Она делала один утомительный шаг за другим, едва продвигаясь. Звуки битвы были так далеко, а огни города и того дальше.

Но с каждым шагом её сердцу становилось всё радостнее.

Глава 13. Судьба Авантюриста

— За нашу победу, за ферму, за наш город, за нас — авантюристов…

Высшая Эльфийка Лучница окинула взглядом всех собравшихся в Зале Гильдии союзников, каждый из которых стоял там со своего вида ранениями.

— …и за чудилу, которого интересуют только гоблины! Выпьем же!

Из толпы вырвался огромный крик, и все осушили свои кружки. Это был уже пятый или шестой тост, но никто не был против. По сути, они пришли в Зал Гильдии прежде, чем кровь с битвы успела просохнуть, и все они легкомысленно радовались победе.

А что это была за победа.

Сотня гоблинов уничтожена. На стороне гоблинов были шаманы, чемпионы и множество других существ, но всё же им не удалось сравниться с авантюристами.

Конечно, выйти невредимыми из той битвы авантюристам не удалось. Были мёртвые, были и раненые. Всегда были те, кого настигала неудача. Так что, вся эта заварушка проводилась не только ради празднования победы, но и чтобы почтить павших товарищей. Каждый ступивший на путь авантюриста знал, что завтра может наступить и его очередь.

Когда битва закончилась, Пастушка и её дядя тоже пришли на празднование, а пирушка быстро начала набирать обороты.

«Он» — как всегда — сидел на скамейке в углу возле стены.

Его левая рука была забинтована и прикреплена к груди, но боль похоже прошла. Он наблюдал за вечеринкой через отражение на сияющей поверхности единственной золотой монеты(Red: Ха, а ведь и правда. Там же не было разделения на уровень гоблинов. 1 гоблин = 1 золотой. Да ещё и со жрицей напополам делить. Зато какая битва была.).

Дворф Шаман достал из тайника своего огненного вина и делился им со всеми. Далеко не одного новичка унесло в царство зелёного змия(Red: Выражение было совсем другим, но аналогов ему я найти не смог. Эх, сам алкаш, а в красивых определениях опьянения не шарю. Даже стыдно.), прежде чем он успевал прикончить хотя бы одну кружку. Рядом с дворфом Воин Драконьего Клыка под управлением Ящера Жреца исполнял причудливый танец под шум аплодисментов.

Регистраторша бегала повсюду как восторженный щенок. Когда Копейщик было схватил её рукой, Ведьма резко стукнула его своей трубкой.

— Бармен! Я сегодня богатая женщина! Наливай давай!

— Мяса! Мяса несите! И чтоб аж сверкало!

— Разве ты не говорил что встречаешься со мной? А? Как насчёт съездить ко мне на родину и навестить родителей?..

— Йау! Да сколько ж ты выпил?

— Ну ладнооооо! Пейте со мной… сегодня как за всю жизнь!

— Ох, не желаете ли купить антидот против похмелья(Red: Shut up and take my money!!!)?

— …Один, пожалуйста.

Он слегка щурился.

Он зачистил целое гнездо гоблинов, но из настоящей армии гоблинов он убил лишь лорда.

Отсюда и награда: одна золотая монета.

Он вложил монету в ладонь Жрицы, сидевшей рядом с ним. Ранее, она счастливо улыбалась, но как только вечеринка набрала обороты, она положила голову ему на плечо, а теперь и вовсе спала неглубоко дыша.

— Должно быть она сражалась изо всех сил.

Сидя по другую сторону от девушки, она… Пастушка …гладила волосы Жрицы. Она пальцем стёрла грязь с щеки Жрицы жестом, который напомнил ему о старшей сестре, что заботилась о своём младшем брате.

— Она всего лишь девочка. Не заставляй её перенапрягаться, хорошо?

— Да, — он спокойно кивнул. Пастушка сжала губы.

— Не особо хорошее у тебя настроение, — она сделала паузу. — Что-то случилось?

— Ничего, — сказал он слегка качая головой.

— Как всегда.

— …Правда?

Они оба замолчали, наблюдая за авантюристами. Собравшиеся победители пили, веселились и пировали. Раненые вместе с невредимыми. Те, кто особенно выделялся, и те, кто нет. Все выжившие наслаждались тем, что они получили за это приключение.

— …Спасибо тебе, — прошептала она ему.

— За что?

— За наше спасение.

— …Я ничего не сделал, — грубо сказал он.

И вновь между ними воцарилась тишина. Она не причиняла дискомфорт. Каждый из них знал, о чём думал другой.

— Это не…

— Хмм? — она подняла голову услышав его ослабленный шёпот.

— Это ещё не конец…

— Может быть. Но это уже что-то.

Она ждала его ответа.

Он думал и думал, а затем медленно и нерешительно сказал:

— Полагаю… Думаю, я хочу… Стать авантюристом.

— Да?

Для неё он звучал так же, как и в десять лет. Но в отличии от восьмилетней себя на этот раз она могла ответить ему с улыбкой и воодушевляющим кивком.

— Уверена, у тебя получится.

— Правда?

— Ага, так и будет.

Этого может и не случится до того крайне далёкого дня, когда на свете больше не останется гоблинов, но…

— Мм… Ха… Аах? — в этот момент Жрица зашевелилась.

Её веки с дрожанием открылись.

— А, чт?!.. Я-я уснула?.. — спросила она, а лицо её было таким красным. По другую сторону от неё она — Пастушка— хихикнула.

— Ха-ха-ха. Сегодня все бились изо всех сил. Нельзя же тебя винить за то, что тебе захотелось чутка вздремнуть.

— Ох, аах, ам… п-прости…

— Да ничего.

— Ладненько. Пойду и поблагодарю народ, — в последний раз нежно погладив волосы Жрицы Пастушка встала.

Шутливо провоцируя их, перед уходом она бросила:

— Давайте «сегодня» расслабимся, — на что получила кивок от него и взгляд в пол от красной смущённой Жрицы.

— …Ты в порядке, не хочешь присоединиться ко всем?

Жрица затрясла головой.

— Я в порядке, — она запнулась. — Мне… И тут хорошо.

«Нет, это неправильно… Не знаю почему, но так больше продолжаться не может…»

Вдруг, Жрица захлопала в ладоши. Этому она тоже научилась у Убийцы Гоблинов: лучше действовать в данный момент, чем придумывать идеальную стратегию уже пост-фактум.

— Ч-что насчёт тебя, Убийца Гоблинов, сэр? Ты в порядке?

— Насчёт чего?

— Насчёт… денег или… ещё чего-то?

— Никаких проблем, — это была очень глупая смена темы, и понимал это Убийца Гоблинов или нет, он всё же кивнул. — Я всё всем возместил, как мы и договаривались.

Она вопрошающе на него посмотрела.

— Я купил всем выпивки.

— Ах, — Жрица неосознанно приложила ладонь ко рту. После чего её взгляд переметнулся на Копейщика, который откупоривал очередную бутыль хорошего вина.

Сидящая рядом с ним Ведьма смаковала свою первую кружку вина высочайшего качества.

«Он ведь должен знать об этом, да? Точно. Наверное».

— …А ты довольно проницательна, не так ли?

— Рынок определил, что за убийство гоблинов платят не особо много.

— И это нормально?

— Думаю да.

— Ну да ладно, — пробормотал он, — настоящую награду выдала Гильдия.

Ему это ничего не стоило.

Она глядела на него полуоткрытыми глазами. Он и правда не выглядел обеспокоенным. Разумеется, Жрица ведь тоже была не особо серьёзна. Это была лишь шутка. Ей показалось, что её тело парит. Её сердце начало сильно биться. Кровь стремительно пульсировала по всему её телу.

— Убийца Гоблинов, сэр?..

— Да?

— Почему ты не?.. В смысле, почему нельзя было подать обычный квест?

«Неужели весь этот спектакль в Гильдии был так необходим? Разве простой подачи на квест не было бы достаточно?» такие вопросы крутились в её голове.

Убийца Гоблинов молчал.

— Если не хочешь отвечать, то… то ладно… — второпях добавила она.

Тишина держалась ещё минуту.

— Не было особой причины, — сказал он качая головой. — Просто… Когда это произошло со мной, никто не пришёл.

Он окинул взглядом толпу изрядно надравшихся авантюристов. Тех, кто поспешил ему на помощь, тех, кто рискуя своими жизнями убивал гоблинов.

И тех, кто не вернулся, кто погиб в той битве.

— Была возможность, что и на этот раз никто не придёт. Никаких гарантий нет. Только удача.
Это и было его единственной причиной. Он пробормотал:

— И потому что, как я слышал, меня считают ‘чудилой’.

Затем стальной шлем вновь замолчал. Жрица вздохнула.

Этот парень и правда безнадёжен.

Так что она сказала ему:

— Ты ошибаешься. Попроси ты моей помощи, и я бы пришла.

— Не глупи.

— Да и не только я. Все авантюристы в этом городе…. все они.
В глубине души она вздохнула. Он и правда был абсолютно безнадёжен.

— И в следующий раз тоже. И после этого. Когда бы тебе не понадобилась помощь, я буду здесь. Мы будем здесь.

И в глубине же своей души ей удалось найти следующие за этим слова.

— Так что… Так что удача здесь не причём, — затем она улыбнулась, и робкая её улыбка напоминала распустившийся цветок.

— Вот как, — пробормотал он, а она сказала:

— Да, именно так, — слегка выпятив грудь.

Теперь… Теперь она могла сказать это, да?

Её сердце забилось в груди. Она сжала кулаки и глубоко выдохнула.

— Послушай, Убийца Гоблинов, сэр…

Она должно быть пьяна. Это выпивка заставила её сделать это. Да, это сойдёт за оправдание.

— Я знаю, уже поздно, но… Могу я тоже попросить о награде?

— Какой именно награде?

«Прошу, о Мать Земля, прошу, дай мне храбрости…»

Храбрости сказать те слова, что заставят его поведать то, что ей нужно.

Она вдохнула, выдохнула. Она смотрела прямо на него.

— Пожалуйста, позволь мне увидеть твоё лицо. Твоё настоящее лицо.

Долгое время он ничего не говорил.

Но потом он почти что смирившись вздохнул и положил руки на свой шлем.

Он расстегнул защёлки и снял шлем, и вот, после долгой битвы он стоял под светом этого зала.

Жрица тихо рассмеялась и кивнула, ни капли не пытаясь скрыть свои покрасневшие щёки.

— Я думаю, так ты выглядишь… даже отважнее.

— Правда?

И в тот самый момент, пока она кивала, воздух пронзил крик.

— Аааах!!! Оркболг, ты снял свой шлем?! Нечестно! Мне никогда не выпадало шанса увидеть твоё лицо! — лицо Высшей Эльфийки Лучницы сияло красным цветом. Она указывала пальцем на него, а уши её бешено тряслись.

— Что?!

— Что ты сказала?!

Разумеется, ни один из авантюристов не пропустил произошедшее мимо ушей. В конце концов, острая перцепция(Red: Умение слышать, видеть и ощущать мир посредством чувств.) была ключом к их выживанию.

Естественно, все кутилы вытянулись чтобы увидеть его, всё ещё держа в руках еду и выпивку.

— Чт-чт-чтооооо?.. Шикарно! Вот это возможность!

— Думаешь? Полагаю, именно так. Наверняка он снимает шлем только во время сна, или когда тот ломается.

— Ох-хо! Теперь так и должен выглядывать воин!

— Меньшего от тебя и не ожидал, Брадорез. Неплохо так выглядишь.

— А?.. У меня такое чувство, что я его уже где-то видел… пффф! Ну и ладно. Терпеть не могу это лицо.

— Хии-хии. Я знала, что ты, должно быть… довольно симпатичный, под этой бронёй.

— Стоп, это лицо Убийцы Гоблинов?!

— Эй, принесите ту книгу, в которой мы делали ставки на это!

— …Это значит, что завтра злые духи вернутся вновь?

— Бляха, а я ведь там поставил всё на то, что под бронёй женщина!

— Я думал, что он сам является гоблином…

— Ээээээй, хоть кто-нибудь правильно-то угадал? Идите сюда и забирайте свой выигрыш!

Все толкались возле него: его названная семья, друзья и братья по оружию… люди, которых он знал и которых никогда не встречал …все они пытались получше разглядеть его.

Жрица, которую прижало к нему напором тел, была в шоке. Она смотрела на него ища помощи.

Здесь было громко, оживлённо, безудержно.

Завтра всё наверняка вернётся в норму.

Ничего не изменилось. Совсем ничего.

Кроме…

«И в следующий раз тоже. И после этого. Когда бы тебе не понадобилась помощь, я буду здесь. Мы будем здесь».

— Вот как?..

«Так что… Так что удача здесь не причём».

— Надеюсь… Это правда.

И с этими словами, пусть и совсем капельку, он улыбнулся.

§

Давным-давно, в те дни, когда звёзд на небе было меньше нынешнего…

Боги света, порядка и судьбы состязались с богами тьмы, хаоса и случайности, дабы понять, кто же из них будет править миром. Но, исход борьбы решался не тяжёлой битвой, а простым броском кубика.

Или же, если быть точнее, сотней и тысячей бросков. Снова и снова, они бросали кости.

Были как победы, так и поражения, но окончание этой борьбы было все еще далёким.

Наконец, Боги устали сами бросать кубики. И создали вскоре они множество существ, которым было суждено стать их фишками в мире, что был полем их игры. Люди, эльфы, дворфы и людоящеры; гоблины, огры, тролли и демоны.

В своих приключениях, они иногда совершали великие победы, а иногда становились жертвами ужасных поражений. Они находили сокровища, обретали своё счастье и, в конце концов, умирали.

Боги же, наблюдая за ними, радовались и грустили; они смеялись и они же плакали.

Время от времени боги наслаждались деяниями своих фишек и по-настоящему любили созданный ими мир. Именно их преданность этому миру, впервые показала богам, что у них есть сердца.

Конечно, иногда кости выдавали не то, и случались поражения, но таким был ход вещей.

И появился в этом мире один особенный авантюрист.

Это был необычный молодой человек. Он не выделялся ни остротой ума, ни талантом, ни происхождением, ни своим снаряжением — да попросту ничем.

Он был обычным человеческим воином, которых пруд пруди.

Все боги любили его, но не предвещали ему никаких великих свершений.

Ему не суждено спасти мир.

Он ничего не изменит в этом мире.

В конце концов, он всего лишь очередная пешка, коих можно найти где угодно…

 

Но этот авантюрист слегка отличался от остальных.

Он был до невозможного осторожен, всегда придумывал планы, тренировался и не упускал ни единой возможности.

Он не позволял богам кидать кости.

Ему не нужны были ни происхождение, ни талант, ни читы(Red: Ну вы поняли, автор очень сильно любит тут потроллить всякие произведения про попаданцев, которые дно и хиккизадроты, но с читами и всякими финтифлюшками (вроде сраных саошных «яумирнониумирващеявыиграл») начинают тащить. Автор любит поиздеваться над клише.).

Всё это было лишь хламом для него.

 

Даже боги в его глазах были несущественны.

Но однажды боги кое-что осознали.

 

Ему не суждено спасти этот мир.

Он ничего не изменит в этом мире.

В конце концов, он всего лишь очередная пешка, коих можно найти где угодно.

Но он не позволял богам кидать кубики.

Таким образом, даже боги не знали, какая судьба ждёт этого авантюриста.

Даже сейчас он продолжает сражаться где-то там.

Послесловие автора

Привет, народ. С вами Кумо Кагю.

Эта книга едва ли идеальна, но я вложил в неё всё, что у меня было. Если вам понравилось читать её, я буду крайне рад.

Хочу начать с чего-то крайне важного:

Изображённый в этой книге авантюрист прошёл через множество тренировок. Пожалуйста, не пытайтесь повторить это дома (без разрешения вашего Гейм Мастера(Red: Термин из D&D, обозначающий человека, который будет богом, рассказчиком и самой главной сволочью вашей сегодняшней игры.).

Этот «чудила», также известный как Убийца Гоблинов, родился из простого вопроса: на что был бы похож фентезийный мир, если бы он был домом для авантюриста, который охотится только на гоблинов? Из этого вопроса появилось семечко, и я продолжал писать отталкиваясь от этого семечка, пока на руках у меня не оказалось целое произведение, а теперь это произведение превратилось в новеллу…

У этой книги ушло два года на то, чтобы увидеть свою публикацию, моя жизнь наполнилась людьми, с которыми меня свела либо судьба, либо невероятная удача.

Все те, кто был заинтересован семечком, появившимся из первого вопроса.

Все те, кто подстрекал меня превратить эту идею в новеллу.

Все те, кто оценивал новеллу.

Без всех вас, я бы ни за что не оказался там, где я сейчас. Спасибо вам. Благодарю вас от всего сердца.

Я даже мечтать не мог, что по этой книге решат сделать манга-версию ещё до того, как она сама будет опубликована. Будто бы жизнь стала коробкой, наполненной шоколадом, я точно никогда бы не подумал, что добьюсь всего этого.

Кстати говоря о важных вещах:

Здесь многое отсылается к настольным ролевым играм (РПГ) или же «РПГ ручки и бумаги», потому что вы играете в них с помощью ручки, бумаги и кубиков. Я играл в настольные РПГ более 10 лет и собираюсь продолжить играть в них в ближайшем будущем… и вот я решил написать о них новеллу. Мою дебютную новеллу, не меньше. Если бы я мог вернуться в прошлое и рассказать молодому себе, что всё так обернётся, он бы ни за что мне не поверил.

Всем тем Игровым Персонажам(Red: Персонажи игроков в настолки. Не думаю, что это надо было объяснять.), которые жили и умирали, ходили в приключения и отправлялись на покой: я бы не смог ничего этого сделать без всего того, чему я научился у вас. Примите мою искреннюю благодарность.

До этого момента мне не выпадало шанса написать слова своей благодарности, а ведь этих людей так много, что я едва ли могу их всех сосчитать…

Сперва — всех читателей веб-версии этой книги. Вы были здесь ради меня, когда всё только начиналось.

Всем друзьям, что принимали участие в создании этой книги, спасибо за ваши похвалу и критику. Ваши старания помогли этой книге стать такой, какая она сейчас.

Все те, кто играл со мной последние десять лет, спасибо вам. Давайте как-нибудь вновь пойдём убивать зомби.

Нобору Каннатуки, моему невероятно талантливому иллюстратору: все персонажи просто восхитительны. Вухууу!

Кёске Куросе, который ответственен за манга-версию этой книги: большое спасибо, что решил взяться за этот проект.

Редактору, который дал мне столько советов, и всему редакторскому отделу GA Bunko(Red: Выпускающий ранобки лейбл. Под их эгидой вышли «в подземелье я пойду, там красавицу найду» или как там это название переводят (кстати, наша команда его тоже переводит), ранобка про Няруко (лавкрафт для извращенцев — заверните мне 3 штуки) и прочие.).

Всем тем, кого я никогда не встречал, но они всё равно работали над публикацией и продвижением этой книги, спасибо вам.

Стиву Джексону(Red: Ребята, вас будет ждать сейчас мноооого примечаний. Стив Джексон — создатель GURPS, Манчкина и TFT. Внесён в Зал Славы Приключенческих Игр.), Яну Ливингстону(Red: работал над D&D, автор серии Fighting Fantasy (вместе со Стивом Джексоном), с тем же Стивом основал Games Workshop — компанию, которая является богом настолок. Вк, Ваха, диэндишки (многие версии) — всё от них.), Гари Гайгэксу(Red: Создатель D&D, основатель первой игровой конвенции, остальной же список его работ огромен как китовые причиндалы, так что гуглите и играйте во всё, к чему он приложил руку.), Дейву Арнесону(Red: создал D&D вместе с Гэри, а так же написал «Блэкмур» — самый жирнющий сеттинг к подземельям. Серьёзно, этой штуке почти 50 лет, а она всё продолжается. Скажем так, его можно назвать воистину первым создателем настоящего и жирного лора в рпг. Подробный, чёткий, с кучей сюжетов и персонажей. Надо передёрнуть от этих имён потом.), Укё Кодачи(Red: это автор Боруто и новелки про Боруто. Пошёл вон, не смей стоять с легендами, ты, челядь!), Киёмуне Миву(Red: автор Врат Штейна, «Кабанери из стальной крепости» и «Войны красного дракона».). «Магия!»(Red: Серия книг под авторством Стива Джексона.)!,  «Подземелья и Драконы»(Red: Если я начну расписывать вам про D&D, то шестой том успеет выйти, прежде чем я напишу и треть.) и «Chaos Flare»(Red: Японская многожанровая рпгшка. Реально крута, жаль достать её очень тяжело.) изменили мою жизнь.

И, наконец, всем тем, кто сейчас читает эту книгу. Спасибо вам большое. Надеюсь однажды встретиться с вами… Жду не дождусь.

До новых встреч!

Кумо Кагю

Послесловие команды

 

Переводчик — Red

Всем, привет, мои хорошие и дорогие читатели. Как же я задолбался.

Хочу сказать вам все большое спасибо, что прочли эту ранобку в моём переводе, и пусть это не тот перевод, который вы хотели, но это явно тот, который вы заслуживали (отсылочкииииии!). На самом деле мне действительно было тяжело работать над гоблином. Это первое моё ранобе, и до этого я работал только над мангой. И это просто невозможно сравнить. Ранобе оказалось гораздо тяжелее, раз эдак в сто. Тут и надо работать над большими объёмами текста, и стиль автора надо стараться сохранить, и денег никто почти не слал, и душу, вот же зараза, как я делаю в манге, не выльешь.

 

Минутка предыстории.

Как вообще так вышло, что я оказался здесь. Да на самом деле всё было просто. Как-то мне дали под редактору мангу по этому ранобе (ищите на минте), а через пару глав переводчик исчез, и в итоге вся манга повисла на моих плечах. Ну да ладно, проект оказался невероятно интересным. Необычный герой, необычная подача сюжета, да и довольно необычный мир. Это не история о попаданце, но и не совсем стандартное фентези. Это действительно оживший мир настольных рпг, и это прекрасно. Так что над мангой я работал и работаю с превеликим удовольствием. И вот мне сообщают, что вышел официальный анлейт ранобки гобса и предлагают взять. Я долго думал над этим. Честно, я не дурак и прекрасно понимал, что это шило из моей задницы вылезет ой как нескоро. Но взялся. И начался хаос.

 

Жизнь — боль.

Проблемы начались с самого начала. Перевод гобса уже лежал на рулете, но он был не закончен, с пиратского анлейта и всё такое. Потому набирать читателей было очень тяжело. Ибо зачем перечитывать старые главы? А потому пришлось уделять ранобе тонны, нет, даже мегатонны времени, но обогнать так и не вышло. Зато успели к выходу второго тома, что уже неплохо. Переводить было крайне тяжело. Я постоянно думал, правильно ли я делаю тут, оставить ли тут буквальность или заменить подходящими синонимами. А так как автор сам является новичком, его стиль ещё нуждается в доработке, так что мне постоянно приходилось думать, менять ли текст под правила языка или же оставлять по стилю автора. Решил оставить. Думайте на этот счёт всё, что хотите, но я просто не мог, пусть даже и в своём воображении, предать автора и всю вложенную в произведение любовь. Просто не мог. Да и сам я вряд ли являюсь лучшим переводчиком, так что были и ошибки, были промахи, было множество споров с редактором и эдитором насчёт тех или иных вопросов. Много всего было. Но вот, прошло практически 4 месяца, и вот он том. Я даже не знаю, много это или мало. Приходилось разрываться, недосыпать, прогуливать универ, брать ноут с собой в туалет (привет, приятные подробности), жрать всякое полуфабрикатное дерьмо, ибо готовка отнимает время, а его нет. Ведь ранобка ранобкой, а мои другие проекты по манге никто не отменял. Но всё же мы закончили этот том. И успели мы это сделать ровно в срок.

 

О комментариях.

Как вы могли заметить, я не скуплюсь на комментарии. Где-то они были логичны и уместны, ведь надо же объяснить молодому или несведущему читателю, откуда всё растёт. Некоторые просто отражали мои эмоции в данный момент, ведь я так же как и вы читал всё это в первый раз. А были и мои тупые шутеечки, которые вообще тут не нужны, но мне просто хотелось высказаться. Знаете, иногда это просто нужно хоть для какого-то отклика. Показать читателю, что за этим текстом стоят люди, живые люди со своими эмоциями, проблемами и своим отношением к героям. В манге это сделать легко (что я и делаю). Но в ранобе я ведь не мог делать полуторастраничное примечание каждую главу. Это глупо. Так что вот, наконец-то мне удалось высказаться.

 

В итоге я хочу просто поблагодарить вас всех. Спасибо, что были с нами, за ваши комментарии (я ожидал полного разгрома своего перевода), за тёплые слова. За всё, ребята, благодарю вас от всей души. Спасибо. И ещё раз.

 

Немного открытия завесы будущего.

2 том выйдет 18 апреля, и на днях же мы выложим пролог. 3 том будет где-то в августе, так что опять будем стараться до него успеть перевести всё.

А теперь поговорим о кое-чём важном. Ребятки, мы делаем платные подписки. Не ругайтесь, бесплатный перевод всё так же будет, мы не твари, просто выходить он будет на неделю позже. Так как в самом начале я был довольно несведущ в ранобе, а за моими плечами был лишь герой щита, да и то, мне просто нужно было шарить в лоре и терминах чтобы редактировать мангу по нему, а потому я подумал и вломил цену в 1000р за том, что практически никого не соблазнило. Признаю, это было глупо, мы сами поняли это чуть позже, а потому все купившие по той цене подписку получат бесплатную подписку и на второй том. Теперь она стоит 300р за том и рублей по 30 за главу (если вы не можете купить всё сразу). Объясняю — народ, мы тоже люди, и мы не можем разрываться между всем. У нас есть работа, учёба, другие проекты и куча разных дел. И ваши подписки помогут нам меньше времени тратить на всякие отвлекающие факторы. Я никого не обязываю и не угрожаю, но нам было бы очень приятно. Все условия подписки, как это работает и прочие финтифлюшки вы можете увидеть в нашей группе в вк Ссылка Но если вам очень-очень лени копировать и вставлять эти буквы, то придерживайтесь дальнейших действий:

 

Надеемся на вашу поддержку, ведь ранобе жрёт просто тонны сил, времени и ещё больше сил и времени. Опять же, никого не заставляем, но будем вам крайне признательны.

 

Всем большущее спасибо за внимание. Увидимся во втором томе, и если меня не исключат из универа, то и в третьем.

Ну а с вами был Red Crow, человек, Хесус, мастер переводить одну главу две недели, а потом 3 штуки за 4 дня, человек, который настолько не умеет в оформление ранобе, что всё это за него оформлял эдитор, и просто алкоголик. До новых встреч, ребята. До новых встреч.

 


Главная | Том 2

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий