Danmachi | Том 3

Скачать

РАБОТА НАД ТОМОМ

Перевод с английского: Kristonel

Работа с иллюстрациями: TiKi

Аннотация

Я за тобой слежу…

Благодаря поддержке своей новой помощницы Лилируки, авантюрист-новичок Белл Кранелл забирается в Подземелье всё дальше. Он думает, что с новой экипировкой и союзниками дела наконец пойдут в гору… но он ошибается! Белл в панике, Лилирука так и осталось скрытной, а Гестия напивается! Похоже, что проблемы никогда не закончатся, читайте об этом в третьем томе этой известной комедийно-фэнтезийной серии!

НАЧАЛЬНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ

Пролог. «Alea Jacta Est»

— Оттар, тот мальчик стал сильнее.

— Этого вы и желали, госпожа?

— Что же, да.

В комнате было темно. Слабый закатный свет просачивался в комнату сквозь окно.

В свете одиноко стоящей на столе лампы с магическим камнем было видно, что уголки губ Фреи направлены вверх.

Верхний этаж Башни Вавил, построенной над Подземельем.

В комнате очень мало мебели. Несмотря на то, что для высококлассного жилья башни эта комната выглядит скудно, каждая часть мебели на своём месте. Каждый предмет установлен так, чтобы идеально вписываться в обстановку и подчёркивать остальные.

Интерьер включает в себя: огромный книжный шкаф, кровать, такую огромную, что нормальному человеку в голову бы не пришло себе такую установить и элегантный, тёмно-красный ковёр. Мебель обрамляют огромные вырезанные изображения солнца и луны.

В этой комнате, серебряноволосая богиня Фрея, держа в руках бокал вина, наслаждалась разговором с одним из своих последователей.

— Я его недооценила. Дело не только в статусе. После получения магии его душа засияла ещё ярче… для моих глаз он будто очистился.

Она подняла бокал, наблюдая как луч холодного, лунного света отражается от плещущейся внутри жидкости.

Молодое белое вино было кристально чистым, даже прозрачным. Разумеется, вкуса в таком напитке тоже не было.

Но серебряные глаза Фреи блеснули от радости, когда она поднесла к губам бокал, будто богиня считала, что прозрачность, сама по себе, высшее качество.

— Рост его души… так заметен?

— Может и так. сама не знаю — ответила богиня, стоявшему в углу комнаты с каменным лицом, Оттару.

Он был весь во внимании, он не сводил взгляд со своей богини.

Её серебряные глаза встретились с взглядом рыжих глаз зверочеловека, и Фрея, медленно и задумчиво, опустила взгляд.

— Вот только есть что-то… всего одна вещь, которая мешает ему сиять. Она его сдерживает, словно путы на его душе.

— …

— Конечно, у него достаточно силы духа, чтобы засиять. Но его душе будто не хватает прочного ядра. Хотя нет, он достаточно силён, но что-то будто скрывается от меня… будто чего-то не хватает или что-то его блокирует. Есть идеи, Оттар? — спросила Фрея, заглядывая через плечо, будто нуждаясь в мнении другого мужчины.

Зверочеловек, огромный как скала, разжал свои губы чтобы ответить своей госпоже:

— Может, дело в его скованности.

— Его скованности?..

— Да, всё как вы и сказали, Госпожа Фрея: мальчика сковывает его связь с Минотавром… Возможно, он сам об этом не подозревает, но часть его прошлого стала шипом, который разрывает его изнутри.

Оттар знал о встрече Белла с Минотавром в подземелье. Несмотря на то, что Фрея ничего не слышала лично от Белла, она собрала достаточно информации, чтобы собрать историю воедино.

Это всего лишь предположение, но богиня была уверена, что Белл был слаб и поэтому проиграл Минотавру.

Фрея провела своим указательным пальцем с щеки к подбородку.

— Значит, у него есть травма… Дети такие нежные. Может, у нас есть свои привязанности, но богов никогда не сдерживает прошлое. Очень интересно… впрочем, возможно, тебе кажется, что мы просто чудаки?

— Не несите ерунды.

— Если бы ты хоть разок меня подколол, мне было бы не так скучно…

Лицо Оттара осталось неизменно.

— Ну ладно… — пробормотала сама себе Фрея, возвращая взгляд к окну и Беллу.

— Скажи мне, что мы можем сделать, чтобы освободить его от оков?

Фрея нахмурилась, снова посмотрев на своего слугу и задав ему вопрос.

— Человек может освободиться от цепей прошлого только своими собственными силами. Другого пути нет. — Вечно серьёзный Оттар ответил на вопрос своей богини.

— …Это из личного опыта?

— Я верю, что мужчина умирает, когда повторяет свои собственные ошибки.

Фрея тихонько рассмеялась, прежде чем отвести взгляд.

Причина сомнений наконец стала ясна. Отличное настроение Фреи ушло, и она погрузилась в размышления.

«Если тень того Минотавра действительно является причиной, ответ прост: мне ничего не нужно делать, всего лишь подождать. Мальчик станет сильнее и преодолеет эту преграду…»

Со временем, Белл станет достаточно силён для победы над Минотавром.

Всё что ему нужно сделать, это сбежать от прошлого, которое до сих пор за ним следует. Нет никакой проблемы, которую нужно было бы решать.

«В тот момент, когда он убьёт Минотавра он засияет ярче, чем когда-либо…»

Когда это случится, мальчик предстанет перед ней, как распустившийся цветок; его сияния хватит, чтобы богиня обожала его ещё сильнее.

Она может ждать, решила богиня. Сейчас Белл для неё центр всего мира; он привлекает её сильнее, чем что бы то ни было.

Она хочет его, очень сильно.

Она хочет, чтобы он всегда был рядом, на расстоянии прикосновения.

Когда мысли богини привели её к такому выводу, Фрея задала Оттару ещё один вопрос:

— Оттар.

— Чего изволите, госпожа?

— Ты ничего не чувствуешь? Я так увлечена этим мальчиком, что игнорирую всех, кто уже попал в мою Паству.

Лицо Оттара осталось неизменным, когда Фрея продолжила:

— Что если этот мальчик станет сильнее, чем ты?

— …

— Может, я дорожу им больше, чем тобой. Место, которое ты сейчас занимаешь может перейти ему.

— Как того пожелает ваше сердце, Госпожа Фрея.

— Ты не будешь ревновать?

Оттар ответил с покорностью и доверием, не проявив ни одной эмоции, которая бы его предала:

— Ваша любовь озаряет всех нас. Несмотря на то, что есть особые люди, никто без неё не останется.

— …

— Даже если вы сместите меня с занимаемого поста, я всем сердцем верю, что ваша любовь ко мне не исчезнет.

Взгляд серебряных глаз снова встретился со взглядом рыжих.

После последовавшего неловкого молчания, Оттар склонил своё огромное тело и слегка наклонил голову.

— Я слишком увлёкся.

— Не важно. На самом деле, это было неплохо. Ты стал мне даже дороже.

— Ваши слова очень сильно меня радуют.

Они обменивались обыденными фразами, будто проверяя друг друга.

Фрея слегка рассмеялась, и как только её великолепный голос смолк, не замедлила с ответом:

— Всё же, какая жалость. Ты всегда так беспристрастен. Мне бы хотелось хоть разок увидеть, как ты зеленеешь от зависти.

— Если вы так пожелаете.

— …Ха. Ах-ха! Ха-ха-ха! Не соблаговолишь ли, Оттар? Не смеши меня, пожалуйста! Если я увижу, как на твоём серьёзном лице будет ревность, не думаю, что у меня получится сдержаться.

— …

Фрея разразилась смехом, словно нашла замечание невероятно смешным. Одной рукой она прикрыла рот, а вторую положила на живот, будто изображая молодую девушку, пытающуюся удержать себя от смеха.

Оттар наконец отреагировал на поведение богини, непроизвольным подёргиванием уха. Одно из звероподобных ушей на его голове неожиданно повернулось в неожиданном направлении.

Вдоволь посмеявшись, Фрея вытерла глаза и повернулась к своему смущённому подчинённому, меняя тему разговора.

— Итак, Оттар, что ты думаешь?

— …Что вы имеете в виду?

— Насчёт мальчика. Я переживаю из-за пустяка?

Оттар немедленно вернулся к своей непоколебимости.

— Скоро он станет достаточно силён, чтобы мне сопротивляться. Достаточно силён, чтобы сбросить те «оковы», о которых ты говорил.

— …

— Но, часть меня сомневается, что этого будет достаточно. Не могу объяснить словами… разумеется, придётся потерпеть, прежде чем я увижу всё своими глазами… В моей голове смешиваются все эти слова, и я будто пугаюсь. Я знаю, что это не может быть правдой, но мне кажется, будто я ошибаюсь. — Фрея вдруг перешла на шёпот. — Может, я просто слишком много об этом думаю.

Фрея могла только размышлять и, разумеется, не видела никаких ошибок, она не сделала ничего неправильно.

Для этого нет совершенно никаких предпосылок. К тому же, Фрея наблюдала за ростом множества талантливых детей своей Паствы, и все они становились сильнее, получив достаточное время. Разумеется, и этот мальчик следует тому же пути.

В этот момент, Оттар впервые нахмурился.

— Оттар, думаешь время решит и его проблему?

— Да, бесспорно. Если он получит достаточно времени, это произойдёт. Вот только… — Оттар на мгновенье прервался, но после заговорил с полной уверенностью: — Те, кто никогда не пускается в авантюры, никогда не вырываются из своих раковин. Таковы факты.

Он умолк.

Его истинные чувства наконец открылись.

Где-то в Орарио была полуэльфийка, которая считала совершенно иначе.

Впрочем, сказанные слова принадлежали мужчине, пережившему множество вызовов — закалённому в боях ветерану. Он считал, что тот, кто никогда не идёт на риск не преодолеет определённый уровень.

Оттар указал на возможности неожиданностей, которые даже Фрея не может предугадать.

Именно так, не Фрея, а Оттар увидел, чем может стать этот мальчик.

— …Оставляю его развитие в твои руки, Оттар.

Богиня Красоты поставила бокал белого вина на стол.

Закрыв глаза, она повернулась к зверочеловеку спиной.

После такого Оттар не смог скрыть подозрительность, появившуюся на его лице.

— …Что вызвало такую неожиданную перемену?

— Разве не ясно? Ты понимаешь мальчика куда лучше, чем я.

Голова Фреи была опущена, её голос звучал будто голос разозлившегося ребёнка.

Она подняла голову и очень элегантно рассмеялась.

— Настолько, что я начала ревновать.

Глава 1. Появление Кенки

Солнце сияло высоко в небе.

Его свет освещал главную улицу к северу от Башни Вавил.

На этой улице было очень мало авантюристов; зато на ней было много простых городских жителей и открытых кафе. Сидящие в кафе люди смеялись и наслаждались теплотой светящего солнца.

Белл и Лили сидели за столом друг напротив друга, их окружало множество посетителей кафе, поедавших свой поздний завтрак на воздухе.

— Значит ты больше не имеешь дел с Паствой Сомы?

— Да. Потому что Лили не сомневается, что в Пастве её считают мёртвой.

С момента воссоединения группы Белла и Лили прошёл день.

Белл хотел узнать что сейчас происходит в жизни Лили и слушал её рассказ.

— Поскольку Лили мертва, нет никаких причин продолжать работу с Паствой Сомы. К тому же, Паства Сомы искать Лили не будет. С чего бы им этим заниматься? Лили ведь мертва.

Лили продолжила, объясняя Беллу причину, по которой её Паства не причинит Беллу проблем.

Белл слегка помрачнел, взглянув на лицо Лили, её ясные глаза и привлекательные черты были отлично видны, поскольку после отмены превращения с её лица исчезла шерсть.

— Обо мне не беспокойся… Ты уверена, что то, что тебя считают мёртвой не принесёт проблем тебе самой?

— Спасибо за вашу заботу, Сударь Белл. Но будет лучше оборвать все связи. У Лили всё равно не было никого, на кого можно положиться… и, как вы знаете, Сударь Белл, это полностью удовлетворяет Лили.

Лили говорила от всего сердца. Белл всё понял и решил больше не вдаваться в расспросы.

Он не хотел бередить старые раны девушки, так что пришёл к заключению, что всё решено.

— Я верю тебе на слово, Лили. Но что будет, если Паства Сомы узнает о тебе? О том, что ты жива, я имею в виду.

— Лили не может гарантировать, что этого не выяснится, но она потратила последние два дня на уничтожение всех следов, которые могли бы к ней привести. Не нужно об этом беспокоиться. К тому же, у Лили есть это.

Лили положила руки на голову с лёгким стуком и взъерошила себе волосы. Её ореховые волосы неожиданно стали тёмно-коричневыми, и из-под капюшона выглянули кошачьи уши. Её глаза также приобрели золотистый оттенок.

Золушка.

Благодаря этой магии у Лили всегда есть туз в рукаве. Кто бы сейчас не смотрел на эту девушку, видел бы ребёнка зверолюда. Несмотря на то, что черты лица Лили, по большей части, остались неизменны, сейчас она нисколько не была похожа на полурослика.

Пока этот её «туз» никому не известен, шансы на то, что кто-то узнает в этой девушке Лилируку Арде один к миллиону. Белл и сам был поражён, когда узнал о заклинании Лили.

— М-м-м-м, ну что же…

— Да, никаких неприятностей не будет. Даже если кто-то узнает о том, что Лили жива, они не причинят вам, Сударь Белл, никаких проблем.

Белл скривился и кивнул, не беспокоясь о своей собственной безопасности. Но всё же, ему действительно стало легче.

Если так всё и будет, нет практически никаких шансов, что Лили окажется в другой опасной ситуации. А даже если окажется, Белл сможет помочь.

По правде говоря, Белл был зол и опечален, услышав рассказ Лили — зол на тех, кто обращается с другими не как с людьми, а расстраивал его тот факт, что эти люди останутся безнаказанны.

Однако, если подумать с точки зрения Лили, ей и не стоит связываться с Паствой Сомы. Попытка что-то сделать только спустит на Лили и Белла волчью стаю.

Пока Лили в безопасности, ничто другое не важно. Белл прогнал своё недовольство из головы, придя к такому заключению.

Они похоронили топор войны.

Расстояние между Беллом и Лили не исчезло полностью, но уже почти растворилось. Им было достаточно комфортно друг с другом, даже на расстоянии рукопожатия.

«Сегодня начинаем с чистого листа», — подумал Белл и на его лице появилась улыбка.

— …Сударь Белл?

— Э? Что такое?

— Вас действительно ничего не смущает, Сударь Белл?

— А?

— Вы действительно прощаете Лили всё?

В этот момент, сидящая напротив Белла, Лили помрачнела.

Она взглянула на Белла глазами преступника, молившего о прощении.

— Лили обманула Сударя Белла. Она воспользовалась добротой Сударя Белла и предала его.

— …

— И Лили никак не сможет вернуть похищенное. Если Лили будет вот так прощена…

Если так продолжится, то дальше рукопожатия эти двое никогда не сблизятся.

Лили чувствовала себя ужасно. Её съедало чувство вины. Она хотела расплаты.

Её тяготели вещи, которые она сделала в прошлом. Белл потерял счёт количеству её извинений.

Во время произошедшего, Лили потеряла всё. Все деньги и предметы, которые были при ней, а также её запас гномьих драгоценных камней был похищен её бывшими «соратниками» из Паствы Сомы. Осознание того, что ей совершенно нечего дать Беллу, чтобы хоть как-то ему отплатить, сводило девушку с ума.

Сколько бы Белл не говорил ей, что ей не о чём беспокоиться, вместо того, чтобы облегчить чувства девушки, это её только больше расстраивало. Она будто хотела получить наказание, нечто большее, чем простой удар по руке.

«Но я же ничего от неё не требую…» — по лицу Белла было заметно, что он потерян и не знает что ответить. Он посмотрел на Лили через стол.

Он плох в подобном — что там определить наказание, даже смотреть на кого-то свысока Беллу неудобно.

До этого момента свысока всегда смотрели на него.

Белл ломал голову, пытаясь найти способ, который мог бы помочь избавить Лили от чувства вины, когда явилось неожиданное подкрепление.

— Э-э-эй! Белл!

— А! Боженька!

Белл поднялся, услышав как молодая девушка обратилась к нему по имени. Как и было назначено, богиня Гестия явилась в кафе.

Гестия не очень высокая девушка. На самом деле, ростом она не слишком отличается от Лили. Богиня пробралась через столу посетителей к столу, за которым сидели Белл и Лили.

— Прости, что заставила ждать. Ты здесь уже долго?

— Вовсе нет. Это я должен извиняться. Тебе пришлось взять отгул с работы, чтобы сюда прийти…

— Об этом не беспокойся. Итак… это та девчонка.

— А, да. Именно о ней я тебе говорил…

— Я-я Лилирука Арде. Приятно с вами познакомиться. — Лили спрыгнула со стула и поклонилась.

Они пришли сегодня в кафе по просьбе Гестии.

Намерения богини были ясны. Она хотела лично взглянуть на помощницу, которая работает с единственным членом её Паствы.

Если Лили не получит разрешение Гестии, их собранная заново группа будет распущена, не успев даже начать совместную работу. Понимая, что такая возможность имеется, Лили переживала, смотря на лицо богини.

Чувствуя напряжение, Белл легонько вздохнул и подскочил с места, вспомнив нечто важное.

— О нет, я забыл, что тебе нужен стул, Боженька…

— !.. Ну уж об этом-то точно можно не беспокоиться! Здесь столько людей, что я сомневаюсь, будто здесь найдётся лишний стул. Садись Белл, я устроюсь у тебя на коленях!

— Ха-ха-ха, ты же шутишь, Боженька, не правда ли? Подожди минутку, я найду кого-нибудь и достану стул.

Белл отошёл с широкой улыбкой на лице. Это была улыбка ребёнка, который ничего не понимает в заговорах и задумках.

Какое-то мгновение Гестия смотрела ему вслед, её хвостики будто опустились от грусти.

Лили озадаченно смотрела на, неожиданно охваченную грустью, Гестию.

— …К-какая удача. Я ведь хотела, чтобы он на минутку отошёл. Так было нужно.

— Д-да.

Гестия опустилась на стул Белла, который был свободен, её лицо слегка покраснело.

Лили также последовала за богиней и вернулась на своё место.

— Что же, перейдём к делу. Кто же знает, через сколько он вернётся. Представления не нужны, так ведь? Уверена, Белл сказал тебе кто я такая.

— Д-да.

Прошло несколько секунд, прежде чем Лили осознала в какое русло Гестия переводит разговор.

Несмотря на то, что Лили молодая девушка-полурослик, её невинность и привлекательность ни в какое сравнение не идут с Гестией. Богиня существует будто на границе между «соблазнительной девушкой» и «очаровательной молодой леди».

Особенно это отличие проявлялась в красивых и привлекательных чертах богини.

Она казалась одновременно озорной и собранной — будто обе этих характеристики сочетались в богине.

Солнечные лучи, пробиваясь сквозь щели между зонтами, падали прямо на чёрные хвостики Гестии, придавая им блеск.

— Спрошу тебя напрямую. Помощница, ты по прежнему собираешься бегать от каких-нибудь подонков?

— …

Слишком прямой вопрос поставил Лили в тупик.

Гестия не моргала, уставившись на девушку через стол. Несмотря на свой молодой вид, Гестия обладала присущим богам достоинством.

Лили неожиданно осознала, что её проверяют. Гестия будто видит её насквозь.

Доказательством можно считать то, что Гестия не назвала Лили по имени. Впрочем, после всего, что Лили сделала Беллу, совершенно естественно что богиня видит в ней не заслуживающего доверия полурослика.

В ответ Лили ответила от всего сердца:

— Вовсе нет. Лили была спасена Сударем Беллом. Лили не хочет его предавать или ранить.

Их глаза встретились, девушки не моргали. Никто не отвёл взгляд. Окружающие звуки будто раздавались где-то очень далеко.

«Никто не может соврать богу». — Лили слышала эти слова раньше, но до этого момента девушка не понимала насколько они правдивы. Гестия видела её насквозь.

Боги и богини могут увидеть любую ложь, произнесённую в Гекае, если захотят.

— …М-м-м-м, ладно. Я поверю тебе на слово.

Этой фразой Гестия окончила минуту молчания, затянувшуюся для Лили на вечность.

К Лили будто вернулась возможность дышать и она наконец смогла расслабить плечи.

— Помощница, Белл для меня очень особенный человек. Он моя гордость и отрада, он центр моего мира. Первый участник моей Паствы, моя первая семья. И я могу сказать тебе честно, что терять его я не хочу. — Гестия сделала небольшую паузу, выдохнула и продолжила. — Белл многое мне рассказал о тебе, включая мотивы твоего воровства.

— …

— Я не собираюсь кормить тебя ложной жалостью. В этом нет никакого смысла. Так что мне нечего сказать о твоём положении… однако.

Богиня выделила последнее слово, чтобы намекнуть Лили, что за ним последует самое важное.

Перед тем, как снова начать говорить, Гестия убедилась, что девушка не сводит с неё взгляд.

— Если ты сделаешь что-то, что угодно, что снова подвергнет опасности этого мальчика… я заставлю тебя заплатить.

…Лили не могла пошевелиться.

На мгновенье, она даже забыла, как дышать.

Очень важная мысль промелькнула в голове Лили. Несмотря на то, что сидевшая напротив неё девушка, казалась такой же, как и все окружающие люди, она из совершенно другого мира. Она богиня.

После этих слов стало ясно, что у Гестии есть сила — как и у всех божеств — способная за считанные мгновения обратить этот город в руины, Лили вспомнила об этом.

Взгляд синих глаз был так холоден, что пробирал Лили до дрожи, только эмоции, испытываемые Лили могли придать ей сил. Чтобы ответить на слова богини Лили пришлось собрать все свои силы.

— …Лили вам клянётся. Она никогда не сделает ничего, что подвергнет опасности Сударя Белла, подвергнет опасности Леди Гестию… или даже саму Лили, больше никогда.

Другие посетители кафе продолжали свои обычные разговоры, даже не представляя, что происходит неподалёку.

Обе девушки какое-то время молчали, прежде чем Гестия закрыла глаза, давая понять, что разговор окончен.

Несколько раз моргнув, Гестия сказала собеседнице «Ладненько». Заметив, что лёд тронулся, тело Лили обмякло. Она чуть не рухнула лицом прямо в стол, но смогла поймать себя в последнее мгновенье.

После предупреждения, Гестия скрестила руки перед своей огромной грудью и молча смотрела на Лили. Богиня начала дуться. Лили заметила, что от богини исходит мрачная аура и вжалась в стул.

— …Помощница. Я буду с тобой честна.

— Д-да?

— Я тебя ненавижу. И не хочу, чтобы ты ошивалась рядом с Беллом.

— !

Глаза Лили округлились, когда Гестия продолжила:

— Ну это же естественно. Я знала, что ты принесёшь неприятности с тех пор как впервые о тебе услышала — пользуешься добротой Белла и делаешь что тебе вздумается. Даже сейчас ты пытаешься получить место рядом с ним, будто за все свои дела уже расплатилась. Что же ты замышляешь, хитрая лисица?!

Кошачьи уши Лили, полученные благодаря «Пепельной Элле», начали дрожать. Девушку пробил холодный пот, она была озадачена словами, подобранными Гестией.

— И вообще, что это с тобой? Ты так расстроена ещё с того момента, как я пришла. У меня от одного взгляда на тебя депрессия начинается!

Богиня, будто заявила, что от одного присутствия Лили портится вкус еды.

Впрочем, указав на это, Гестия не остановилась.

— Наверняка, ты о Белле подумываешь, я ведь не ошиблась?

— !

— Откуда я знаю, спрашиваешь? Потому что такое лицо я постоянно вижу смотрясь в зеркало! Ах-х-х, ненавижу! Я не хочу, чтобы ты проводила время с Беллом!

От богини исходили наводящие жуть волны.

Остальные посетители заметили, что что-то происходит, поэтому скользнули взглядом по девушкам, но тут же отвернулись. Казалось, что Лили вот-вот разрыдается.

— Спасение Беллом стало для тебя началом новой жизни, а? Но ты же теперь не перестаёшь думать, что принесёшь ему только больше проблем, потому что он слишком добр?

— ?!

— Он никак тебе не отомстил, так что ты чувствуешь, как твои плечи тяготит огромная вина. Но при этом, даже я могу сказать, что ты положила на него глаз. Я тебя искренне ненавижу.

Слова Гестии были кинжалами, врезавшимися всё глубже и глубже.

Богиня не сводила взгляд с девушки-полурослика. Лили не могла издать в ответ ни звука.

— Что же. Я накажу тебя вместо Белла. Кстати, чтобы ты знала, у тебя нет права отказываться. Я вынесу «вердикт» здесь и сейчас.

Гестия гневно выдохнула.

Озадаченная Лили могла в ответ только кивнуть. Возможно, какая-то часть девушки хотела принять слова богини Белла и полностью с ними согласиться.

Лили ждала, когда Гестия заговорит снова, она была так напряжена, что, казалось, готова взорваться.

Что же до Гестии, богиня скрипнула зубами, величественно смотря на Лили… и, наконец, начала говорить. Но перед этим Гестия тяжело вздохнула.

— Пожалуйста, присмотри за Беллом.

— …Э?

— Тц. — Гестия будто метнула этот недовольный звук в Лили. — Позволь объяснить: это не ради тебя. После того, как я услышала, как Белл о тебе рассказывает, я начала за него беспокоиться. Можно сказать, что мои страхи подтвердились… Его легко обмануть.

— …

— Вот о чём я тебя прошу. Убедись, что его не обманет какой-нибудь незнакомец. Ты должна его защищать.

Лили была поражена. Она собралась с мыслями, пытаясь подобрать ответ, но слова никак не могли вырваться из её рта.

Взгляд Гестии не позволял ей говорить.

— Ты же не думала, что я буду смотреть на тебя свысока и выносить тебе приговор? Мы, божества, сейчас таким не занимаемся. Ты чувствуешь вину потому, что не можешь простить себя.

Гестия прищурилась, будто пытаясь сказать: «И не пытайся найти прощения у Белла».

— Если хочешь ему отплатить, помогай ему пока не начнёт справляться сам. Это же очевидно. Может, ты слышала, что есть такая штука, которая называется искренность? Может, закончишь, раз начала? Если ты действительно изменилась, докажи это своими действиями.

Наконец поток слов Гестии подошёл к концу.

Возможно, Гестия была немного груба, но Лили могла почувствовать её настоящие чувства.

Богиня Гестия дала ей шанс. Она очень милосердна.

Она великодушна и благородна одновременно.

Вся злоба, которую показала богиня, это её личные чувства. Но, несмотря на них, Гестия позволила Лили быть помощницей Белла.

Она проявляет невероятное милосердие; она защитница тех, кто в нужде.

Благодаря этой неожиданной теплоте, Лили молча посмотрела на Гестию, прежде чем низко той поклониться.

За столиком девушек воцарился мир и покой, будто на освещенной солнцем лесной полянке.

— Простите, что заставил вас ждать!..

— …Я даю тебе моё благословение на работу с ним. Пожалуйста, убедись в том, что он в безопасности. На большее даже не зарься.

— Че?..

Неожиданное предупреждение Гестии разрушило покой. Лили удивлённо открыла глаза.

Прежде, чем девушка-полурослик успела спросить, что это означает, Белл поставил стул и сел за стол. Он уже собирался извиниться ещё раз, но к нему подскочила Гестия, схватила Белла за руку и прижалась к парню.

— А…

— Боженька?..

— Итак, познакомимся снова? Приятно с тобой встретиться, Помощница. Судя по всему, ты будешь усердно помогать моему Беллу в ближайшем будущем.

Гестия очень отчётливо выделила слово «моему». Богиня снова изменилась. Сейчас она была похожа на тигрицу, защищающую свою территорию. Её прежде ледяной взгляд изменился на пылающий, говорящий «руки прочь, или я тебя разорву».

Лили отпрянула, от действий Гестии у девушки задёргалась щека.

Гестия богиня. Её великодушие и праведность заслуживают восхваления и поклонения.

Но ещё она дитя.

Или, точнее — соперница.

Схватив Белла за руку прямо на глазах Лили, Гестия будто попыталась его оградить. Где-то в глубине сознания Лили мелькнула искра гнева.

Только что они пришли к взаимопониманию, но сейчас совсем другое дело.

Вух! Лили протянула вперёд обе руки и схватилась за свободную руку Белла.

Лили встретила испепеляющий взгляд богини с решимостью.

— Нет, нет, это Лили рада с вами встретиться. В конце концов, Сударь Белл всегда был так ужасно добр к Лили.

— !..

Девушка-полурослик с одной стороны, юная богиня с другой.

Впрочем, несмотря на то, что выглядят они очень молодыми девушками, друг на друга они уставились как полноценные женщины.

Даже не достающие ногами со стульев до земли, девушки пытались уничтожить друг друга взглядом.

«Б-боженька?!»

Рука Белла оказалась прижата прямо к роскошным формам Гестии и он в панике уставился на богиню. Он не замечал, проходившую чуть ниже, игру в гляделки.

В женской битве первую победу одержала богиня.

— Чёрт возьми!.. Вот какие богини… Так эти штуки не просто для показухи!..

— Что-то сказала, помощница?..

 

— Эм, Лили. Что ты планируешь делать дальше?.. — когда боевой пыл поутих, Белл начал разговор.

Все присутствующие успокоились и мирно расселись по своим стульям. Коричнево-золотые глаза Лили озадаченно уставились на Белла.

— Ну, у тебя сейчас ведь… нет дома, в который ты могла бы вернуться, так ведь, Лили?

— Нет, у меня нет дома. Но я и раньше говорила правду, Лили всегда остаётся в дешёвых гостиницах.

Лили нервно улыбнулась, а Белл посмотрел на Гестию.

Несмотря на то, что губы Гестии слегка скривились, она кивнула в ответ на взгляд Белла.

— Лили, если тебе будет удобно… почему бы тебе не пожить с нами?

 

 

— ?..

— Я пытаюсь сказать, почему бы тебе не присоединиться к Пастве Гестии? Сейчас в ней состоим только мы с боженькой.

Разумеется, Белл знал, что лили член Паствы Сомы, но также ему было известно, что девушка больше с ними не связана.

Поэтому, он подумал что это предложение уместно. Вместо того, чтобы оставлять девушку на улице, почему бы не пригласить её присоединиться? Беллу и самому этого хотелось.

Гестия не была против, так что осталось только согласие Лили.

— …Леди Гестия, вы действительно не против? Вы не ненавидите Лили?…

— Хе-хе-хе… Не пойми меня неправильно. Несмотря на то, что ты мне не слишком нравишься, игнорировать оказавшееся в твоём положении дитя против моих принципов. Я шла сюда понимая, что возможно нам придётся тебя приютить, пока ты не найдёшь другую работу.

Щёки Гестии покраснели, когда она пыталась произнести эти слова с невозмутимым лицом. Богиня явно что-то от него скрывала, так что Белл нахмурился.

Лили усмехнулась, увидев это общение и, тяжело вздохнув, помотала головой.

— Спасибо вам, Сударь Белл, Леди Гестия. Но Лили достаточно и одиночества.

— Что… П-почему?!

— Лили будет чувствовать себя виновато, если снова воспользуется вашей добротой, и… Лили всё ещё член Паствы Сомы.

Посмеявшись над удивлённым лицом Белла, Лили протянула руку и коснулась своей спины.

Даже Гестия нахмурилась, подумав о характеристиках, записанных под кончиками пальцев Лили.

— Как члену Паствы Сомы Лили нельзя входить в дом Сударя Белла и Леди Гестии. Если кто-то узнает, что Лили осталась у вас, это принесёт проблемы вам обоим. Лили не простит себя, если что-то случится.

— М-меня это не слишком беспокоит… ой… — Белл уже хотел взять на себя ответственность, но неожиданно понял нечто важное и замер.

Дело уже не только в нём. Его семья окажется в опасности.

Белл закрыл глаза, будто его неожиданно поразила головная боль. Заставив себя приоткрыть глаза он посмотрел на Гестию.

— Помощница, каковы условия выхода из Паствы Сомы? Это вообще запрещено? Что об этом говорил ваш бог?

— Сома ничего не говорил напрямую… но Лили кажется, что, скорее всего, требуется большая сумма денег.

— Деньги, да…

Пастве Гестии, как раз-таки недостаёт денег.

Благодаря усилиям Белла в Подземелье, сейчас они живут гораздо лучше, чем месяц назад, но, всё же, экономят на всём, чём только можно. В лучшем случае, на данный момент, они могут предложить около десяти тысяч валис.

И даже если бы Белл и Гестия каким-то чудом нашли деньги, чтобы заплатить за освобождение Лили, она не стала бы эти деньги принимать.

— Неужели так сложно уйти из Паствы?.. Я слышал, что кое-кто…

— Всё зависит от бога. Кто-то отвечает на такие запросы, кто-то нет.

Когда кто-то уходит из Паствы, дело не только в том, что Паства теряет человека; это также подвергает Паству опасности. Самая большая опасность это, разумеется, утечка информации.

Как бы ни были распущены боги и богини, управление Паствой требует очень деликатного отношения. Большая часть божеств предпочитает, чтобы члены их групп их не покидали.

— Человеку, о котором ты говоришь, наверняка, поставили особые условия, о которых этот человек не рассказывает. — Гестия взглянула на Лили и Белла. И Белл и девушка понимали, к чему ведёт богиня.

Лили всё ещё состоит в Пастве, хоть и посещать её не собирается. Сейчас она похожа на уличную кошку, отбившийся от Паствы авантюрист.

Что же до человека, получившего разрешение покинуть Паству — Мамы Мии, владелицы Щедрой Хозяйки — у Белла появилось ощущение, что Гестия права. Учитывая проскальзывающие  в разговорах с Силь Фловер и остальными обстоятельства, очень возможно, что Мия действительно покинула Паству с «особыми условиями».

Даже не спрашивая напрямую, Белл ощущал насколько тяжела жизнь людей, покинувших свою Паству.

— …А что, если человек не выбирал жизнь в Пастве? Неужели к ним никто не прислушивается?

— Ребёнок — это часть семьи. Дети фермеров становятся фермерами. Так устроен мир, Сударь Белл.

Если родители члены Паствы, ребёнок обязан в неё вступить, хочет он этого или нет.

С точки зрения бога или богини, за ребёнка должны отвечать его родители. Боги не просят появления плачущих детей в своих домах, так что заботиться о них не будут.

Грубо говоря, обстоятельства богов не касаются.

В конце концов, разрешение покинуть Паству во власти бога. Будут ли они великодушны или нет?

Потому что, если человек окажется достаточно неудачлив, с него запросят невероятно высокую сумму денег или заставят выполнять невыполнимое задание, а за выполнением будет следить бог и наслаждаться бессмысленными трудами.

Белл смотрел на улыбкуЛили с сомнением на лице.

— Без участия Сомы ты не сможешь обновлять свои характеристики… и, мне кажется, что ты не сможешь от этого скрыться.

— Может и нет…

— Ты же не собираешься вечно оставаться на этом уровне, да? Значит ты собираешься когда-нибудь ему показаться?

— Да. Лили понимает, что сейчас возможности нет, но Лили сходит к Соме в подходящий момент. Впрочем, Лили не уверена, что бог её выслушает…

На этих словах Лили разговор подобрался к неожиданному завершению. Все трое откинулись на своих стульях и погрузились в раздумья.

Несмотря на воцарившуюся задумчивую атмосферу, Белл снова поднял голову и задал Лили вопросы:

— Хорошо, в таком случае, что ты собираешься делать, Лили? Снова снимешь комнату, в которой жила?..

— На самом деле, есть один старый гном, который хорошо знает Лили… Не совсем эту Лили, конечно, но достаточно близко. В общем, он, наверняка, протянет Лили руку помощи. Лили собирается на время остаться в его лавке. Разумеется, Лили будет работать! Она будет очень стараться не использовать свою магию и зарабатывать честным трудом.

Белл не услышал ни нотки сомнения в голосе девушки. Осознание того, что у Лили есть план чуточку облегчило его сомнения.

«Думаю, мне снова стоит поговорить с Эйной…»

Белл поразмыслил и не мог не подумать, что ситуация с Паствой Сомы может быть решена без помощи Эйны Тулле.

Политика Гильдии заключается в том, что Гильдия не вмешивается в дела Паств, если только не происходит чего-то крупного.

Будучи организацией, которая держит в узде весь Орарио, Гильдия не может вмешиваться в личные дела каждого авантюриста и помощника.

Их роль в «поддержке» заключается только в обучении авантюристов и помощников эффективно собирать магические камни. В этой организации даже не слушают личные запросы.

Белл одной рукой потёр виски, понимая, что ему придётся воспользоваться добротой Эйны.

— Эй, ты уверена, что всё в порядке, раз ты собираешься работать на какого-то старика? Знаешь, я могу тебя со своим менеджером познакомить, — вступила в разговор Гестия.

— Нет, нет, Лили не хочет оказаться рядом, когда кто-то забудет, как работает плита с магическими камнями и сжигает целый стенд. Спасибо за предложение, но Лили вежливо отказывается.

— Как ты узнала?!

— История о Лоли-богине, проклятье и бедствии Северной Главной Улицы довольно популярны, так что…

— Э-э-э-э-э-э-э! Только не перед Белло-о-о-ом!!!

— Мф-ф-ф-ф?!

«Как бы там ни было, — подумал Белл, — пока они остаются возле моей беловолосой головы, я буду стараться, чтобы у них в любой день был повод для радости».

Наконец, впервые увидев искренний и заразный смех Лили, Белл и сам улыбнулся.

 

 

Я бодро шагал по Северной Главной Улице: «Пути Авантюристов».

Попрощавшись с боженькой и Лили, я направился к главному офису Гильдии. Никак не мог справиться с ощущением, что мне стоит, по крайней мере, дать Эйне знать о Пастве Сомы и других деталях, прошедшего только что, разговора.

Расположенные на этой улице магазины уже были открыты, в каждом было очень оживлённо.

Поскольку авантюристы ежедневно ходят по этой улице, каждая лавка пытается выделиться своим дизайном. У магазина аксессуаров вход огибает водопад эля, построенный в качестве декорации, а следующий магазин предметов построен из кирпичей пепельного цвета, прочных как сталь. В каждом окне виднеются высококлассные предметы, выставленные напоказ.

Интересно, большинство авантюристов сегодня взяло выходной, поэтому улицу заполонило множество полу-людей боевого вида, занимающихся покупками. Большинство из них ходит небольшими компаниями, наверное, они входят в одну группу, потому что постоянно переговариваются на разные темы и часто смеются.

Как же это здорово. Всегда находиться в группе друзей, которые знают тебя лучше чем кто-либо другой, сражаться плечом к плечу, даже по магазинам вместе ходить… если честно, я немного завидую.

А, вот и он. Огромный храм в стороне от дороги, пантеон.

Я прошёл по небольшому саду и мимо колонн из белого мрамора в Гильдейский главный офис.

Сейчас почти полдень, большая часть авантюристов уже в Подземелье, так что в приёмной пусто. Ослепляющая белизна приёмной бросается в глаза, когда внутри почти никого нет. Поскольку толпы, обычно перекрывающей мне поле зрения не было, я мгновенно нашёл Эйну.

— ?..

У её окна посетитель.

Одинокий авантюрист стоит через стойку от Эйны, протягивая нечто, обёрнутое в белую ткань.

Эйна кивнула. Она выглядит очень обеспокоенно, будто разговор идёт о чём-то серьёзном. Я так засмотрелся на выражение лица Эйны, что даже не взглянул на авантюриста, который стоит ко мне спиной, так что я осторожно направился к стойке, пытаясь на него не пялиться. Краем глаза я заметил длинные светлые волосы и женственную фигуру.

Эйна заметила, что я уже в нескольких метрах. Её изумрудные глаза удивлённо округлились.

Это запустило целую цепную реакцию.

Стоявший у стойки человек медленно повернулся ко мне лицом.

«Че…»

Из под светлых локонов на меня взглянули два золотых глаза.

Мягкий, округлый подбородок и стройная шея. Несмотря на то, что гладкой, молочно-белой кожи я уже заметить не мог, эта девушка поразила меня красотой.

Лёгкое удивление на лице при виде меня, стоявшего посреди приёмной, которое способно посоперничать с красотой самих богинь.

Мисс Айз Валленштайн.

Я забыл как дышать, мы все втроём стояли в удивлённом молчании.

— …

— …

— …

Я смотрел только на Айз, но, краем глаза, заметил, что Эйна переводит взгляд с меня на Айз и обратно.

Ну вот, я совсем дышать не могу. Стоит мне увидеть эти золотые глаза, и разум тут же пустеет.

Молчание продолжалось.

Не меняя лица, я завёл левую ногу назад и медленно от неё отвернулся.

В то мгновенье, когда я услышал, как одна из них сказала «А?», я рванул к двери. Каждая клеточка моего тела хотела убраться отсюда и побыстрее!

— Б-Белл! Подожди!

Я игнорировал голос Эйны, кричавшей мне вслед, и просто бежал, бежал, бежал.

Мои ноги отталкивались от мраморных плиток на полу, руки тёрлись о рубашку с такой скоростью, что, казалось, она может загореться. Я почти у дверей!

…Какого чёрта Эйна разговаривает с ней?!

…Что за чертовщина здесь твориться?!

Это не к добру. Я потряс головой, пытаясь выбросить из неё мысли о разных плохих вещах, которые могли случиться. Мои инстинкты подсказывали мне выбраться из приёмной, уши покраснели, а я всё набирал скорость.

По прежнему находясь в замешательстве, я выбежал из парадной двери и побежал по саду, стремясь к безопасной и людной улице.

Но в этот момент я почувствовал за спиной порыв ветра.

Между мной и улицей неожиданно встала она, её светлые волосы развеяло ветром, который поднялся от погони за мной.

— …ДАААХХ?!

Я её видел, но бежал на полной скорости. Я никак не смог бы увернуться от столкновения с ней, так что мог только отсчитывать каждую ужасающую секунду, которые шли будто в замедлении.

— Белл? Мисс Валленштайн?!

Перед столкновением я закрыл глаза, но слышал шаги Эйны, выходящей из Гильдии… Стоп, а где столкновение?

Осторожно открыв глаза я увидел, что мой живот придерживает тонкая рука. Другая у меня на спине. Она меня поймала…

Я поднял взгляд. Она смотрит на меня сверху вниз, её брови сведены.

— …Прости. Ты в порядке?

— …МНЕ Ж-ЖАЛЬ!!!

Моё лицо стало багровым, я буквально выскочил из её рук.

Ещё несколько секунд я пытался собраться, дрожь от неожиданной встречи с ней начала отступать. Кажется, будто меня… поймали.

— И что ты по твоему творишь?! Убегать от человека, который пытается с тобой поговорить это очень грубо, чтобы ты знал!

— П-простите, Мисс Эйна…

Я рефлекторно извинился перед очень злой Эйной, а сам не мог отвести взгляд от Мисс Валленштайн.

В тот момент, когда наши взгляды встретились я посмотрел в сторону и задал Эйне вопрос:

— Т-так к чему это всё?.. Почему вы… и вы?!..

— А… Мисс Валленштайн хотела с тобой поговорить, Белл.

— А?!

Эйна тяжело вздохнула на моё недопонимание, но больше ничего не сказала.

Я снова вернул взгляд на Мисс Валленштайн, а она убрала ткань с вещи, которую держала в руках.

Изумрудно-зелёный нарукавник.

Кажется, мои глаза не могли раскрыться ещё шире чем в этот момент.

— Она нашла это в Подземелье и хотела отдать его тебе лично. Она пришла ко мне, чтобы договориться о встрече с тобой.

Эйна говорила непререкаемым тоном, будто это было очевидно. А я по прежнему пребывал в ужасе.

Три дня назад я сражался с волнами монстров на десятом этаже Подземелья. В хаосе боя у меня с руки сбили нарукавник, но я был так увлечен попыткой спасти Лили, что у меня не было времени за ним вернуться…

И тут меня озарило. Таинственным авантюристом, открывшим мне путь, защитившим меня… была она.

— …Белл, я оставлю вас двоих наедине, чтобы вы поговорили.

— А?!

Мои плечи вздрогнули, как только слова Эйны достигли моих ушей.

Раскрыв рот, будто пытаясь закричать я взмолился, обращаясь к Эйне.

— П-постойте, Мисс Эйна! Умоляю вас, останьтесь здесь!.. Я-я же так умру!

— Ты же мужчина, не так ли? Тебе нужно многое сказать, так что храбрись и говори, ладно? — Эйна подбодрила меня кивком и сказала: — Удачи.

Наверняка, Эйна просто пыталась быть вежливой и оставить нас наедине, но одна только мысль о том, чтобы остаться с ней наедине могла заставить меня разрыдаться. Эйна повернулась на каблуках и вошла в здание Гильдии. Неожиданно я почувствовал что понимаю как чувствует себя щенок, которого бросают в коробке у края дороги, и который наблюдает как его хозяин уходит вдаль.

— …Эм-м, вот.

— !

Услышав её голос, я повернулся и принял нарукавник от Мисс Валленштайн одним движением.

Она почти с меня ростом; чуть выше, как мне показалось. И она стоит напротив.

Всё моё тело покраснело. А рот никак не хотел открываться.

— Извини.

— А?..

— Это по моей вине Минотавр не был убит, и из-за этого у тебя было столько проблем, и ты был ранен… Я надеялась, что мне представится шанс извиниться. Мне очень жаль.

Я не мог поверить своим ушам и глазам, когда девушка опустила голову. Наконец, осознав, что происходит, я раскрыл рот и выдавил из себя слова:

— Н-нет, нет! В первую очередь, это я виноват в том, что оказался на пятом этаже! Вы не сделали ничего плохого, Мисс Валленштайн! На самом деле, вы моя спасительница! Это я должен перед вами извиняться, это я дурак, который начинает бесстыдно удирать… П-простите!

Дрожа от макушки до кончиков пяток, всё что я хотел сказать вылетело из моего рта на одном дыхании.

В конце концов, всё, о чём я думал — она каждый раз спасала мне жизнь — её извинения заставили меня захотеть исчезнуть с лица земли от смущения.

— Что же, эм, я пытаюсь сказать…

Кажется, моё лицо начало плавиться от того, с какой скоростью я гонял свой мозг в поисках нужных слов, чтобы выразить то, что я хотел сказать очень давно — наконец слова из меня вышли:

— За всё те разы, в которые вы мне помогали… ОГРОМНОЕ ВАМ СПАСИБО!

Я склонился так низко, как мог, чтобы при этом не поцеловать землю.

Я прекрасно видел каменные блоки дорожки и как с моего носа стекают капли крови, падая вниз.

Казалось, что оживлённая улица где-то далеко, её звуки тонули в барабанном бое сердца в моей груди.

Ни один из нас не двигался несколько секунд.

Наконец я собрался с силами и взглянул наверх, выпрямляя спину.

Мисс Валленштайн спокойно стояла напротив, на её губах была лёгкая тень улыбки.

— !..

Фух-х-х-х… Из моих лёгких вышел весь воздух, и на меня нахлынула новая волна смущения.

Я опустил голову, скрывая её улыбку за своими волосами.

Похоже, даже бабочки в моём животе в этот момент покраснели.

— …

— …

Никто из нас не произносил ни слова.

Мы молча стояли друг напротив друга, единственное, что двигалось, это время.

Это мост, который авантюристы должны преодолевать, как нормальные люди. Но всё, что мог сделать, это стоять в саду перед зданием Гильдии, не в силах произнести ни звука.

— У тебя всё хорошо… в Подземелье?

— Д-да!

Она нарушила молчание, и я ответил так быстро, как смог.

Она продолжила говорить, выражение её лица не выражало практически никаких эмоций.

— Кажется, ты смог спуститься до десятого этажа… это впечатляет.

— Нет, вовсе нет! Я смог зайти так далеко только потому, что мне помогли! Мне ещё очень многое предстоит! Я ещё и близко к своей цели не подобрался!..

Похвала от моего идола, это не то, что я могу выдержать. Подкатывает новая волна паники!

Я поднял руки и начал махать ими из стороны в сторону, а мои глаза округлились.

— То есть, когда я сражаюсь с монстрами в Подземелье, я прыгаю, как полнейший новичок. Я уже со счёта сбился, сколько раз монстры почти по мне попадали. Я знаю, что должен стать сильнее, но пока я слишком слаб, и не чувствую, что становлюсь лучше, эм?!

Нервозность вызвала у меня целый поток слов, чего до этого никогда не было. К тому же, я и сам не понимаю, пытаюсь ли я быть скромным, или что это вообще такое.

— …

Мисс Валленштайн молча смотрела на паникующего паренька, который старался поддержать с ней разговор: на меня.

Наконец, она начала двигаться. Её рука медленно легла на подбородок, будто она о чём-то задумалась.

Я заметил это только через несколько секунд, потому что не мог мыслить здраво, но я собрался с мыслями, и этого хватило, чтобы задать ей вопрос.

— А… эм, что-то не так?

Она ответила не сразу. На её лице появилось выражение неуверенности, когда она ударила воздух между нами. Она простояла в этой позе молча ещё несколько секунд.

Судя по выражению на её лице она начала нервничать, прежде чем заговорить.

— Может, мне… тебя поучить?

— …А?

— …Как сражаться. Тебя ведь некому было обучать, я права?

Осознание того, что она сказала заняло у меня некоторое время.

Мои глаза распахнулись от удивления; мне казалось, что я схожу с ума.

— П-почему… почему вы предлагаете нечто подобное?!

— …Потому, что мне кажется, что ты хочешь стать сильнее. Мне знакомо это чувство. — сказала Мисс Валленштайн добавляя что-то о том, что это способ мне отплатить за беспокойство, через которое я прошёл.

Как она может быть так спокойна?! У меня голова готова взорваться!

Я смогу учиться сражаться? У неё? Девушка, которую я хочу догнать хочет меня обучить?

А так можно?

Я всё правильно понял? Точно не ошибся?

Я в сравнении с ней ничто, и у меня будет шанс обучаться под её руководством? Даже коснуться её?

Но проблема в том, что она из другой Паствы.

Мой разум заполнили вопросы, но это всего лишь попытка скрыть мои настоящие чувства.

Я хочу с ней разговаривать, хочу узнать и проводить с ней время.

Мысли о тренировках сводили меня с ума, но в моём сердце, в дальнем его уголке, я видел это просто, как возможность побыть вместе с ней.

Пока все эти мысли разрывали меня на части, я думал над простым ответом и отчаянно пытался сложить слова во фразу.

 

 

— …

Айз молча смотрела, как очень смущённый Белл пытается собраться с мыслями.

В том, что Айз предложила ему секунду назад не было лжи. Она слышала отчаянное желание стать сильнее и действительно его понимала. Такова реальность.

Но, разумеется, это предложение было сделано не только из доброты. Была одна вещь, которую девушке хотелось узнать.

Первым признаком, что всё не так просто, был Сереброгрив.

После, тот факт что парень смог добраться до десятого этажа.

Айз видела, как этот мальчик творит одно чудо за другим, демонстрируя небывалый рост своих навыков и способностей в очень короткие сроки.

Новичок, которого она встретила из-за случая с Минотавром становился сильнее так быстро, что смог привлечь её интерес.

«Как у него получается?..»

Она хотела знать секрет его роста. Изучить его.

Для себя.

Такова основная причина предложенной тренировки.

— Я не знаю, что вы сможете сделать с тем какой я сейчас… но раз вы предложили…

— …

В то же время, она чувствовала себя виноватой.

Мальчик верил, что её предложение было от чистого сердца. То, что она скрывала от него настоящие мотивы, ранило её сердце.

Белл говорил опустив голову, слова вылетали из его рта, а Айз молча смотрела.

Она сжала в руке рукоять меча, висящего у неё на поясе, будто в поисках способа отсечь свои дурные предчувствия.

— …Эм, Мисс Валлен… штайн…

Парень поднял взгляд.

Его лицо по прежнему было красным, отчего его белые волосы казались белее обычного. Но его глаза были полны решимости, он посмотрел ей в глаза и низко поклонился.

— Я выучу всё, чему вы захотите меня научить.

Наконец сильный ответ.

Видя решимость в глазах парня, Айз пообещала себе, что в качестве извинений за сокрытие своей настоящей цели, она приложит всю свою силу, чтобы соответствовать его ожиданиям.

— …Очень хорошо. Я постараюсь тебя обучить.

Глава 2. Бык и особая тренировка кролика

 

Небо покрывала тьма.

Солнце ещё не встало на востоке, но горизонт уже начал окрашиваться в светлые тона. Момент перед рассветом, когда нельзя сказать с уверенностью идёт ли ещё ночь, или уже наступило утро.

«Городская стена… Я никогда не был здесь раньше».

Этим утром я проснулся гораздо раньше обычного и забрался на стену окружающую Орарио.

Я стоял на северо-западном краю городской стены. Вид города, открывающийся с высоты, захватывал дух.

Я видел Пантеон, Колизей, здания, которые возможно принадлежат большим Паствам и просто высокие постройки. Даже с такого расстояния, я мог рассмотреть небольшие детали, созданные мастерами. Просто поразительно!

Но, разумеется, было здание, возвышающееся над всем остальным городом, в самом центре: Башня Вавил. Её величие почти лишало дара речи. А ещё можно добавить, ко всему прочему, небольшие домики, заполняющие город, никогда не устану смотреть на Орарио.

В большинстве зданий, стоящих на главных улицах, разделяющих Орарио на восемь частей, гаснут огни. На город будто опускается тишина и спокойствие. Один за другим, фонари с магическими камнями повсюду гаснут.

Подумать только, я на самом деле живу в метрополисе! Холодок пробегает по спине и сердце начинает биться чаще, когда вспоминаю где я нахожусь.

— Ты готов?

— А, д-да!

Её голос прозвучал в моих ушах будто звон. Я повернулся к Мисс Валленштайн лицом.

Это она, причина, по которой я оказался здесь. Я буду учиться сражаться.

Она сказала, что её Паства, Паства Локи, через несколько дней уходит в экспедицию. Так что у нас не слишком много времени, но она будет меня тренировать, пока есть время. Именно поэтому вчера мы решили, что тренировки начнутся сегодня.

— Прости, что заставила тебя так далеко идти…

— Н-не беспокойтесь! Это совершенно естественно!

Поскольку она член Паствы Локи, она не должна делать чего-то подобного. Если другой член её Паствы узнает, что она тренирует члена другой группы боевым навыкам, у неё определённо будут большие проблемы.

Поэтому мы решили заниматься на вершине стены — чтобы не привлекать внимания.

Учитывая её положение, прятаться и встречаться тайно, это единственное возможное решение.

А так рано мы сюда пришли потому, что мне по прежнему нужно зарабатывать деньги в Подземелье, в обычное время. Лучше заниматься тренировками перед напряжённой работой.

— Итак, эм, Мисс Валленштайн, что мне…

— …Айз.

— А?

— Называй меня Айз.

В ту секунду, когда я понял, что она говорит мне, как мне к ней обращаться, я чуть сознание не потерял.

— Все меня так зовут. Тебе неудобно?

— Э, эм, ум-м-м… Нет, меня это устраивает.

«С чего бы мне отказываться?» — сказал я себе, поднося руку ко рту. Что-то в её голосе подсказывало, что она будет расстроена, если я не буду звать её по имени.

Мои щёки полыхнули. Разумеется, я не так уж много времени смотрел на Мисс Валленштайн… эм, Айз, но не покраснеть…

Впрочем, надеюсь я смогу произвести положительное впечатление, какой странной бы не была эта ситуация.

— …А-Айз, что мне делать?

— …Хороший вопрос.

— А?

В её голосе слышалось напряжение; как мне отреагировать?

Брови Айз опустились, и она положила руку на подбородок. Будто она пыталась ухватиться за какую-то идею в голове.

— Я очень много думала… со вчерашнего дня.

Она резко отвернула голову, будто у неё была какая-то пружина в шее, она походила на ребёнка, которого отругали.

Где её обычная грация и уверенность?

Это… странно.

Мой идол, моя Айз Валленштайн, и настоящая Айз начали расходиться…

— …Можешь показать мне в какой ты форме?

— Д-да, конечно.

Я сделал как она сказала, но меня начал пробивать пот.

Вытащив свой нож я, чувствуя себя смущённо, сделал несколько ударов по воздуху, пока она за мной наблюдала.

Она уставилась на меня, изучая мои движения.

— Ты используешь только свой кинжал?

— Э?..

— Бойцы с кинжалами, которых я знаю, используют навыки рукопашного боя.

Если подумать, она права. Когда я сражаюсь в Подземелье, я полагаюсь только на своё оружие. Я уже со счёта сбился, сколько раз монстры пинали меня и били руками.

Я посмотрел вниз, на свои руки, а в эту секунду Айз сказала: «Дай его мне», — и взяла оружие из моих рук.

Она приняла боевое положение; похоже, она хочет показать мне пример?

— …Вот так.

Заведя кинжал за спину в своей правой руке так, что лезвие оказалось направлено вниз, она выкинула вперёд левое колено, её ступня была в нескольких сантиметрах от земли.

Застыв в такой позе, Айз наклонила голову набок.

Она поставила ногу на землю и снова её подняла… снова наклонив голову набок после этого движения.

— ?..

— …

Айз поднимала и опускала колено снова и снова, каждый раз наклоняя голову.

В этот момент я не мог скрыть своего замешательства. Наблюдать за ней было очень неудобно. Но она старается показать мне пример. Нужно следить за каждым её движением.

«Может она просто… понятия не имеет?..»

— М-м-м…

…Такой была моя последняя мысль.

Тело Айз мелькнуло, будто она наконец решилась, или что-то вроде того.

— …Ха?

Используя правую ногу, она оттолкнулась от земли, её тело начало делать оборот.

Игнорируя озадаченный звук, который вырвался у меня изо рта она вытянула левую ногу, делая в воздухе пируэт.

Её юбка задралась; тёмно-синие гольфы до колен мелькнули у меня перед глазами.

В момент когда я заметил белую полоску… я был отправлен в полёт.

— А…

Скоростной удар разворотом в прыжке.

Я оказался слишком близко для поразительно быстрого удара ногой от высококлассного авантюриста. Я одновременно видел и не видел, как её нога ударила меня прямо в грудь и отправила к краю городской стены.

Я не смог отреагировать, не смог защититься, даже вскрикнуть не смог моё тело с огромной силой врезалось в край городской стены, руки и ноги ударились о неё в следующее мгновение, и я оказался на полу.

«Что это была за чертовщина?»

«Она пнула меня точно в центр тела».

На то, чтобы поднять голову и взглянуть на Айз у меня ушли все оставшиеся силы. Её лицо было как обычно невозмутимым, но, кажется, при взгляде на меня её глаза расширились от удивления.

«…Ага, она растерялась…»

Последние силы оставили меня, и это последнее заключение, к которому я пришёл, прежде чем потерять сознание.

 

— Прости…

Я был без сознания несколько секунд. Я очнулся, и Айз извинилась с грустью на лице.

Я постарался улыбнуться и сказать ей, что ей не о чём беспокоиться, но боль в груди не унималась, и, похоже, что ключица у меня треснула.

В конце концов, мы попробовали ещё несколько раз, путём проб и ошибок, но, казалось, что это не работает.

Я замечал, что она погружается в глубокие раздумья после каждой неудачи, и мне начало казаться, что мне стоит извиниться и уйти.

Прямо перед самым рассветом между нами повисло напряжение.

— …Достаточно. Давай сразимся.

— А?!

Она молчала, не знаю как долго, прежде чем поднять голову и сказать мне это.

Она выпрямилась, её рука легла на рукоять меча.

Я подпрыгнул от удивления, когда она достала свой меч и положила его у края стены. Повернувшись ко мне, она перехватила ножны, как оружие.

— Я не умею учить так же хорошо, как Риверия и остальные… думаю, так будет лучше.

Неожиданно исходящее от неё настроение изменилось.

Она держала ножны одной рукой приняв оборонительную позицию. Однако, её ножны и меч практически одной длины, так что мне не стоит ни на секунду расслабляться.

Моя кожа покрылась мурашками, а спустя мгновение мои мышцы отреагировали сами.

Единым плавным движением я достал кинжал из ножен, поправил броню и приготовился к бою.

— Да… Так лучше.

— ?!

— Я видела, как ты сейчас двигался и хочу, чтобы ты почерпнул как можно больше из того, что случится дальше.

Я буду получать опыт из первых рук благодаря спаррингу, мы будем сражаться. Вот что она пыталась сказать.

Она сказала мне обучаться столкновением мечей, учиться, читая движения противника.

— Н-но… Я использую настоящее оружие, а ты…

— Всё нормально.

Она отвергла мою быстроту так быстро и отрывисто, что у меня пересохло в горле.

Демонстрировать жалость к вооружённому противнику, это всё равно, что быть убитым. Серьёзность в её глазах будто на меня накричала.

Она ошеломила меня одним взглядом, держа в руках тупой кусок дерева.

— …

—…

Воздух между нами начал раскаляться; я практически видел, как летели искры. Ночное небо было всё ещё тёмным; солнце так и не выглянуло из-за горизонта.

Айз не моргала. Не моргал и я.

Впрочем, в моём случае, я не мог пошевелиться даже если бы попытался.

Представляя её атаку, я напрягся. Почти безусловно, что как только она сделает первый шаг, меня ждёт удар, намного превосходящий мою собственную скорость и радиус поражения.

Кинжал в моих потных руках ещё никогда не был так бесполезен.

— …Ты напуган.

— ?!

— Думаю авантюристу-одиночке важно испытывать страх. Но есть что-то, что тебя по-настоящему ужасает.

Я не хотел слышать этого от неё, точнее, именно от неё, слышать подобного мне не хотелось.

С той же серьёзностью на лице Айз сделала шаг вперёд.

— Я не знаю чего именно ты так боишься… но если так будет дальше, с таким лицом ты сможешь только убегать.

Она права. Её слова вонзились глубоко в меня.

Чёрт… У меня всё внутри запылало. Я стыжусь? Сержусь? Надеюсь, всё таки первое.

Не знаю почему, но она будто задела что-то прямо у меня в голове. Нечто запретное. На какое-то мгновенье, во мне взревел мальчишеский рёв, застилая разум.

Несмотря на то, что я знал, что всё это не по настоящему, я ощутил приступ ужаса.

Что это? Почему у меня стучат зубы? Мне нужно стиснуть их и побыстрее.

Сжав кинжал в руке так сильно, как только смог, я сделал шаг в направлении взгляда, который будто сверлил в моей душе дыры.

Времени думать не было, я просто вложил всю силу своих мышц и пошёл! Один шаг, второй… я начал нападать.

— ЙЯ-А-А-А-А-А-А!!!

— Это не сработает.

…Мои ноги оторвались от земли.

Свист ветра раздался в ушах. Следующее, что я помню, я уже на боку, сжимаюсь от боли. Каменный пол казался раскалённым, так что я подскочил.

Мои рёбра… боль была адской.

— А… гх?!

— Никогда не будь безрассуден. Не стоит действовать опрометчиво, особенно в Подземелье.

Думаю, она пыталась сказать мне вежливо, но её слова меня не достигли.

Я замахнулся снова.

Но мой кинжал оказался слишком далеко впереди, и она ударила меня с незащищённой стороны так быстро, что я даже не заметил удара.  

Я видел лишь размытое движение. Точнее, мне показалось, что это размытое движение…

Я знал. Я должен был знать.

Я знал, но…

Она просто слишком… быстрая.

— Можешь встать?

— !..

Этот вопрос был задан свысока, и я медленно, но верно поднимался с пола на ноги.

Я не могу дышать. Мой бок ужасно болит, мне очень сильно захотелось разрыдаться, но нет. Я не заплачу, не сейчас.

Я прикусил губу передними зубами и снова к ней повернулся.

— Ты не привык к боли…

— Гх-х-х?!

— Но ты не должен её бояться.

Очередной удар.

Прямой удар прямо в тело на ошеломляющей скорости. Я видел этот удар, а потом почему-то свои ноги… я снова был отправлен в полёт, не так ли?

Бам! Я ударился затылком о каменный пол. Воздух не мог ни выйти, ни попасть в моих лёгкие.

— Можешь встать? — В её голосе не было жалости. Каким-то чудом мне удалось откатиться в сторону и подняться не задыхаясь.

— То, что ты в Подземелье один, означает, что тебе нельзя расслабляться, никогда. Всегда будь настороже и держи глаза открытыми.

— !

— Лучше.

— Хмф-ф-ф?!

Я думал, что уклонился от удара, но она изменила траекторию.

В этот раз она ударила меня по колену, сбивая меня с ног. В следующий момент я чуть не поцеловался с полом, а моё лицо покраснело.

Кстати, всё это время я дрался в своей броне. И, всё же, как больно!..

— Можешь встать? — Снова эти ледяные слова. Я почувствовал, как у меня из носа потекла кровь, когда я в очередной раз поднялся на ноги.

— Пока просто следи за моими атаками. Научись читать своего противника.

— Тц?!

— Вроде того.

— Бха?!

Удар сверху, потом ещё один сбоку.

Но мой кинжал всегда на шаг позади. Точнее, он оказывается в нужных местах, но её ножны просто на порядок быстрее, так что всегда меня достигают. Кажется, после этого удара, я как минимум один раз крутанулся в воздухе.

— Можешь встать? — Будто заклинание. Я снова на ногах.

— …Аты не слишком хорош в блокировании, да?

— ?!

Удар, удар, удар.

Поток из вспышек, которым я потерял счёт. Им нет конца! Я чувствовал будто меня по всему делу бьют небольшие взрывы, когда её ножны встречались с моим телом.

Бам! Я рухнул на колени, звук удара разнёсся по воздуху, разнося пыль.

Я не мог встать. Чудо уже то, что я не рухнул лицом на каменный пол.

И снова я слышу своё сбитое дыхание, слабое и жалкое…

— Мы, высококлассные авантюристы, обычно говорим, что многие полагаются только на свои характеристики.

— Э…

— Все слишком полагаются на свои благословения. Навыки и техника боя, это другое дело.

Она смотрела на меня сверху вниз. Будто читала мне лекцию. Было больно, но я принудил себя открыть глаза и смотреть на неё.

Она говорила медленно, будто пыталась передать мне знания, которые изучила самостоятельно.

— Техника и стратегия. Тебе не хватает и того, и того.

— !..

— Эти знания останутся, даже если ты потеряешь характеристики. Только этому… я могу тебя научить.

На мгновенье она разорвала со мной зрительный контакт, но в следующую секунду посмотрела мне в глаза снова.

— У тебя проблемы с защитой, так что мы сконцентрируемся на этом. В этой тренировке ты должен научиться читать мои атаки и защищаться. Для тебя это может быть болезненно, но эти знания останутся с тобой, так я думаю. И мне кажется… что ты приблизишься к своей цели.

Она сказала всё разом, глядя прямо в мои удивлённые глаза.

В её золотых глазах светилась искренность, когда она смотрела на меня.

Я попытался хоть как-то ответить — выдавить из себя хоть какой-то звук — но ничего не получалось. Айз сделала шаг назад и встала, ожидая, когда я поднимусь.

— Можешь встать?

— …Спасибо!

Она разглядела мою слабость и приняла меня. Я должен что-нибудь сказать.

Время, которое я проведу, тренируясь с ней, будет недолгим, поэтому я не хочу не терять ни секунды.

Используя все оставшиеся силы, я поднял своё упавшее на колени тело на ноги.

Я продолжал получать удар за ударом от её ножен, пока солнце наконец не выползло из-за горизонта на востоке.

 

 

Сверху, снизу, справа, слева — в какую сторону он бы не посмотрел, его ожидали стены подземелья покрытые разными по размеру скалистыми камнями.

Несмотря на очень высокий потолок, казалось, будто стены постоянно крадутся за тобой. Закреплённые на стенах камни, могли в любой момент свалиться, а их смутные очертания создавали ощущение постоянного давления. Источники света были тусклы и ненадёжны, отчего каждая тень казалось опасной.

Разумеется, сам проход также не был гладким. На пути было множество крупных и мелких камней, само передвижение по этому месту казалось вызовом.

Пещера, шахта, глубокая штольня.

Во время путешествия по этому этажу, наполненному случайным нагромождением скал, могло прийти на ум немало названий.

— Много времени прошло с тех пор, как я охотился на этом этаже…

Семнадцатый этаж подземелья.

Оттар, зверолюд необычных размеров, продолжал свой одинокий поход по этажу, этажу, на котором ведут охоту авантюристы Второго Уровня.

Проходя мимо одной из, похожих на фонарь, светящихся скал, мужчина впечатляющих размеров наконец показался среди теней.

Для защиты он одел только лёгкую броню. Несмотря на то, что он мог бы облачиться в полные латы, он решил одеть лишь необходимые части для защиты жизненно важных органов.

Впрочем, каждая часть его брони была невероятно прочна. Будто он надел на себя не броню, а настоящие щиты. Можно ли отнести его экипировку к «лёгкой» броне, не знал даже он сам.

За его плечами был огромный и прочный рюкзак. Этот рюкзак был забит до отказа, казалось, он в любой момент может порваться.

«Впрочем, я не уверен даже сколько прошло времени с тех пор, как я последний раз был в Подземелье».

Могучие шаги Оттара заставляли подрагивать его тело. Однако, несмотря на то, что мужчина легонько сотрясал землю каждым шагом, его шаги были бесшумны. По странному тихая аура следовала за каждым его движением.

Будто само его присутствие, которое невозможно было бы проигнорировать, оставалось незамеченным.

Ему не встречалось ни единого монстра, будто все они бежали от зверолюда в ужасе.

«…Ревность, да?»

Его глаза и уши напряжённо следили за происходящим вокруг, но разум Оттара был поглощён прошлым разговором с Фреей.

Она спросила его, будет ли он ревновать.

В то время он ответил со всей своей честностью. Что бы ни случилось, он никогда не будет сомневаться в любви Фреи и продолжит служить ей верой и правдой.

Любовь Богини Фреи похожа на ветер, гуляющий по миру.

Если кто-то думает, что её удастся поймать, они ошибаются. Её любовь окутывает человека, словно лёгкий бриз, но стоит кому-то подумать, что любовь богини принадлежит ему, как она утечёт сквозь пальцы.

Ветер невозможно удержать. Им невозможно обладать. Его невозможно остановить.

И, в конце концов, у ветра не может быть компаньона.

Ветер выбирает направление, как ему заблагорассудится и путешествует в небе своим собственным путём. Если ветер встретит одинокого путника в открытом поле, он улыбнётся и окутает его. Но как только путник повернётся к ветру, ветер тут же побежит дальше.

В то же время, ветер беспристрастен.

Он может подарить свою благосклонность и прохладное дуновение любому, кто пройдёт мимо.

Иногда он жесток; иногда приятен. Он может налететь с севера, а может задуть с юга.

Ветер всегда шепчет в уши своим дуновением. Ветер никогда не останавливается. Ветер вечен.

Пока Оттар и другие дети на этой земле, куда бы они не пошли, ветер всегда их достигнет.

«Тот факт, что я сейчас здесь, это ведь и есть ответ?»

Что если ветер улетит домой на небо? В небеса, которых ветер так жаждет?

Как человек, принадлежащий этому миру, он может только смотреть в небеса.

Если наблюдение за чем-то далёким порождает эмоции, то да, это можно назвать завистью.

Зависть и ревность, это стороны одной монеты.

«Ребячество…»

Горестная улыбка показалась на его беспристрастном лице. Это могло бы кого-нибудь удивить, если бы кто-то это видел.

На самом деле, он принял свою судьбу в тот момент, когда согласился подчиняться приказам Фреи. Его обдувает ветер.

Кех! Смешок, насмешка над самим собой разнеслась по пещере.

— …Хмм.

Оттар остановился.

Его свиные уши ударились о чёрный, почти каркасный шлем, который мужчина носил на голове.

Изменив направление, Оттар пошёл в направлении услышанного звука. Вскоре у его ног показалась красно-чёрная бычья голова, вылезшая из дыры в стене, скрытой двумя большими камнями.

— Ммро-о-о!..

— Вот и ты.

Глаза зверя налились кровью, найдя свою добычу: Оттара.

Минотавр. Монстр, относящийся к категории больших, с телом мускулистого мужчины и головой быка. Поднявшись, этот монстр оказался размером с Оттара — может, немного выше. Начиная с роста, между бойцами было много общего.

Ради этого Оттар пошёл охотиться на этаж Подземелья, на котором монстры были куда ниже его собственного уровня.

Он собирался поймать одного из диких зверей.

— М-м-м-мр-р-р-р-ргм!..

Минотавр начал выходить из себя.

В его руках был кусок скалы. Естественное оружие, которым Подземелье его обеспечило, похожее на каменный топор.

Лезвие оружия было покрыто красной жидкостью. Или зверь только что разобрался с авантюристом, или топор был покрыт его собственной кровью. Впрочем, повреждений на монстре Оттар не заметил.

«Этот подойдёт», — подумал Оттар и прищурил глаза.

Оттар взялся за лямку, на которой был подвешен рюкзак и развязал её, отчего тот с грохотом свалился на землю. Среди прочих звуков был различим металлический звон.

Звук падения рюкзака стал для Минотавра сигналом к началу. Монстр посмотрел на Оттара и рванул прямо к нему.

Мро-о-о-о-оа!!!

Копыта зверя били по земле с такой силой, что от бега зверя разлетались куски скал. Минотавр занёс топор над головой, сокращая дистанцию.

Увидев несущегося на него Минотавра, от рёва которого дрожали даже стены, Оттар не повёл и бровью.

Взяв свой рюкзак правой рукой, Оттар выставил левую руку. Он ждал, без оружия, когда к нему подберётся минотавр.

В тот момент, когда Минотавр поставил свою ногу — с такой силой, что оставил в полу небольшое углубление — прямо перед Оттаром и готовился нанести удар, огромный мужчина спокойно поднял левую руку.

— Му-у-у-у… Мура?!

— …Неплохо. Считай ты избран.

Оттар заблокировал движение каменного топора.

На самом деле, каменный топор получил повреждения. Клинок треснул, и его осколки полетели на пол.

Минотавр вложил в этот удар все свои силы, только для того, чтобы быть заблокированным полоской брони на руке Оттара.

Несмотря на то, что хватило бы одной только брони, уровень Защиты Оттара запределен. Оттар встретил удар стоя прямо, но его огромное тело не сдвинулось с места. Он принял атаку Минотавра, даже не встав в защитную стойку.

Оттар казался гигантским деревом, вросшим в это место, когда оценивающе смотрел на Минотавра.

Возможно, у зверя проявились инстинкты, но Минотавр сделал шаг назад, потом другой, в глазах монстра читался страх.

Он слишком поздно понял, что создание, стоящее напротив, куда больший монстр, чем он сам.

— Грох?!

— Ты должен попытаться снова. А если нет…

Пронзительный взгляд Оттара заставил Минотавра застыть от ужаса.

Оттар, увидевший, что остатки каменного топора выпадают из хватки Минотавра, неожиданно кое-что придумал.

Он потянулся рукой к своему поясу. Продолжая смотреть на Минотавра, Оттар взял один из двух мечей, висящих у него на поясе — великих мечей, если точнее — взял его в руки и бросил Минотавру.

— …Увва?

— Ты показал свою технику. Теперь используй это.

С вылетевшим из пасти Минотавра звуком, который любой наблюдающий мог бы принять за удивление, зверь посмотрел на рукоять меча.

Взгляд монстра метался от Оттара к мечу и обратно, Минотавр наконец подошёл и взялся за рукоять.

Пальцы Минотавра обхватили её, поначалу несмело, но вскоре крепкой хваткой.

«В своей жизни, Госпожа Фрея, я не стану сдерживаться».

Фрея сказала это сама. Она передаёт развитие Белла в руки Оттара.

Как он и сам говорил в том разговоре, вырасти парень сможет только в одном случае. Фрея отдала ему приказ, полностью понимая, что произойдёт.

Этот минотавр сразится с Беллом.

Путь, который Оттар готовит для Белла будет жесток и тернист.

«…Я пойду на большее, чем обычная подготовка».

До этого момента Оттар встретил множество Минотавров, но счёл их недостойными.

Всё ради того, чтобы с души мальчика упали цепи. Чтобы он «засиял», как того желает Фрея.

Для авантюристов первого уровня, победа над монстром второго уровня, вроде Минотавра, практически невозможное достижение. Из-за разницы в чистой силе и способностях, авантюриста первого уровня, который попытается сразиться с минотавром, ждёт только смерть. Несмотря на это, Оттар отдал выбранному им Минотавру оружие.

«Обучение» Оттара так жестоко, что граничит с тиранией.

Оттар не принимает глупую эмоцию, которая пустила корни в его сердце. Он принудил себя думать только о мальчике, которого зовут Белл.

Возможно, ему стоило бы обойтись с парнем, на которого упал взгляд Фреи, полегче?

Оттар задал себе этот вопрос и ответом послужило чёткое нет.

Если этот мальчик умрёт, нет никаких сомнений, что Фрея отправится за его душой. Она отправится на небеса, чтобы принять его в свои объятья. Если бы это было не так, она бы не позволила Оттару подвергнуть его такой опасности.

Поэтому совершенно не важно, выживет Белл или умрёт. Не важно, что случится, богиня любви будет его ждать.

Это не ревность.

Это испытание.

«Если ты достоин её любви, выживи».

Оттар хотел получить доказательство, что Белл заслуживает особого обращения.  Доказательство, что у мальчика есть право на Фрею.

Потеря её благожелательности Оттара не заботит. Он принял тот факт, что любовь богини принадлежит одному лишь Беллу.

Однако, он отказывался позволять кому-то недостойному её внимания, порочить имя богини, которой он служит.

«Раз ты привлёк её внимание, твой долг, показать себя достойным». —  Именно эта мысль руководила Оттаром.

— Мро-о-о-о-оа-а-а!

— …Поправка. Я хочу, чтобы ты использовал это оружие правильно.

Оттар с лёгкостью отвёл первый удар Минотавра великим мечом.

Чтобы подготовить зверя для его роли, Оттар подготовился к «тренировке» и полностью себя ей посвятил.

Раздались звуки столкновения мечей, час за часом сыпались искры от столкновения стали со сталью.

Всё ради Фреи.

Оттар следовал её приказу так, как того позволяют его способности.

 

 

— Сударь Белл, почему вы выглядите так побито до того, как мы вошли в Подземелье?

— Ха-ха… Ну, знаешь, всякое случилось.

Я слабо рассмеялся в ответ на вопрос Лили, пытаясь её успокоить.

Каким-то образом мне удалось пережить два дня уничтожения от Айз… Наверное, можно назвать это «интенсивной тренировкой».

Лили одарила меня взглядом, который дал мне понять, что она знает, что я что-то скрываю и винить её в этом я не могу. Из-за того, как сейчас выглядит моё тело, она, должно быть, сейчас думает, что я от орды монстров в одиночку удирал.

Но я не могу сказать ей правду. Я не хочу ей говорить. Я просто не хочу, чтобы она знала насколько я на самом деле не собран.

Я не могу заблокировать ни одного удара. Ни единого. И сейчас я совершенно разбит.

Я понимаю, что рассчитывать на то, что эти тренировочные сессии сделают меня лучше вот так сразу…  Но пока тренировки ничем не отличались от избиения мешка с картошкой, и вся моя уверенность исчезла.

Я знал, что я не слишком силён, но даже подумать не мог, какой путь мне будет нужно пройти.

Есть её уровень, и есть мой. Между нами такая огромная разница, что от одной мысли об этом у меня начинается головокружение.

В башню Вавил, вместе с Лили, я вошёл в подавленном состоянии.

Приёмная комната башни просто огромна. Пол покрыт большими круглыми узорами тёмно-синего и белого цвета. А самым красивым элементом остаются окна из разноцветного стекла, проходя через которые, свет оставляет на стенах похожие на цветы узоры.

Сейчас внутри множество авантюристов, которые ведут свой путь в Подземелье или из него. Впрочем, большая их часть, как и мы, направляется в подземный лабиринт. Однако, были среди авантюристов и те, кто провёл в Подземелье ночь.

Контраст между улыбающимися и довольными группами авантюристов, и теми, чьи битвы не принесли желаемых результатов, был отлично заметен.

Количество добычи, которую авантюристы несли из Подземелья на поверхность говорил о многом. Медленно кивнув самому себе, пока мы с Лили пробирались через толпу, я пообещал себе, что после проведённого в охоте дня, я не буду выглядеть, как эти расстроенные авантюристы.

Такие проблемы бывают у каждого, нет смысла расстраиваться. Совершенно никакого.

— Лили жаль, что Сударю Беллу приходится носить вещи Лили, когда он так устал.

— Да не о чём жалеть, это ведь я виноват, что пришёл уставшим… к тому же, у меня ведь пустой рюкзак.

Когда мы спускались, по ведущей в Подземелье, лестнице, Лили смотрела на меня с сожалением, её плечи были опущены. Я в ответ улыбнулся несколько раз подпрыгнул, говоря: «Видишь? Очень лёгкий!»

Мы поменялись местами, точнее, так можно было подумать по нашей одежде. Вообще, неся за плечами рюкзак Лили я выглядел как помощник.

Лили же, была одета не в свою обычную кремовую робу, а плотный кожаный жакет, надетый поверх лёгкой боевой одежды. Вишенкой на торте был мой нарукавник, который она надела на спину, как ножны, рукоять баселарда торчала у неё из-за спины… в общем, кто бы на неё не взглянул, подумал бы, что это бывалый авантюрист.

Почему мы так маскируемся? Чтобы удержать в секрете от Паствы Сомы существование Лили.

Разумеется, Лили использует свою магию для маскировки, но с её ростом, ношение привычного огромного рюкзака может выдать её любому, чей разум способен проводить параллели.

Полурослики, одна из самых маленьких рас среди разумных, обычно не могут носить рюкзаки, которые превышают их размеры в несколько раз. То же самое можно сказать и о детях других рас.

Мы проявляем осторожность, поэтому идём в подземелье в такой маскировке.

— К тому же мы скоро обменяемся, так что можешь обо мне не беспокоиться.

Поскольку мы поменялись ролями, для начала нам нужно скрыться из вида, чтобы вернуть всё друг другу. Лучшим местом для этого будет место на девятом этаже, перед самым спуском на десятый. Туман десятого этажа послужит нам дополнительной поддержкой; нам не придётся волноваться о группах авантюристов, которые могут случайно нам встретиться.

Перед путешествием обратно мы поделим полученную добычу, чтобы никто из нас не выглядел странно, когда мы будем подниматься.

С момента «смерти» Лили прошло всего несколько дней, так что мне кажется, что сейчас лучше переусердствовать с защитой настоящей личности Лили.

— М-м-м-м… Лили в долгу перед Сударем Беллом и за случившееся. Поэтому Лили неудобно делать такое с Сударем Беллом…

По тону голоса было понятно, что Лили расстроена. Её волчьи ушки на голове поникли.

Я потерянно рассмеялся, взглянув на неё.

Для меня баселард был коротким мечом, но когда он висит на спине Лили кажется куда больше. Это заставило меня улыбнуться. Рукоять Баселарда выглядывала из-за её длинных, пепельно-серых волос. Глаза девушки были жёлтыми, как полная луна, сегодня она решила побыть ликантропом.

Длинные волосы были значительным изменением её обычного образа, так что поначалу я её даже не узнал. Будто она из энергичной, шаловливой девушки неожиданно превратилась в серьёзную, почти величественную особу.

В ней изменилось и кое-что ещё; она совершенно отличалась от Лили, к которой я привык.

— А, эм… Это немного слишком?

Похоже, она заметила мой взгляд. Она посмотрела на меня, будто бы была в себе не уверена, а её голос слегка дрожал.

Не знаю, имеет ли она в виду образ авантюристки или перевоплощение в вервольфа, но я улыбнулся и покачал головой.

Скажу ей, что она выглядит нисколько не странно.

— Ты просто выглядишь немного по-другому… обновлённо, наверное? На самом деле, мне кажется, что ты очень мила.

— П-правда?

— Ага, тебе очень идёт.

Она взглянула на меня снова, с волнением, а потом её глаза заблестели от счастья.

После она снова начала смотреть перед собой, но её волчьи ушки поднялись, и я заметил как хвост, выглядывающий из-под юбки, начал вилять в разные стороны.

Кажется, я к такому ещё не привык, но то, как Лили реагирует на мои комплименты, то, как она счастлива, заставляет меня улыбаться.

Будто у меня появилась милая младшая сестра. И это… здорово.

Я смотрел на проходящих мимо авантюристов… Может, для них мы действительно похожи на брата и сестру.

— Заяц и волк…

— Волк и кролик…

— Ага, кролик-помощник… надеюсь, его не сожрут.

— Экстренный запас провизии для худшего варианта развития событий… как прискорбно!

— Страшно, страшно. Выходит авантюристов нельзя судить ни по виду, ни по характеристикам, да? Надо бы держаться настороже.

…Это странно.

Почему мне кажется, что меня оскорбляют?

Шепчитесь, шепчитесь. Я, вообще-то, здесь, и мне всё слышно, знаете ли!

Ещё никогда я не видел на себе такие взгляды авантюристов — я будто стал центром сочувствия всего мира.

И что с этим замечанием от мужчины эльфа. Что он пытался сказать своим «как прискорбно»?

Впрочем, улыбка на лице помогла мне всё это преодолеть, но неожиданно в моей голове возник новый вопрос и я снова перевёл внимание на «авантюристку» Лили.

Я раскрыл рот, чтобы его задать. По взгляду на часть её лица, можно было сказать, что она по прежнему в приподнятом настроении.

— Эй, Лили. Ты ведь больше не сможешь улучшать свои характеристики, не так ли?

— Что вы хотите сказать, Сударь Белл?

— …Ну, знаешь, ты ведь не можешь вернуться в Паству Сомы, чтобы встретиться со своим богом, верно?

Осторожно, чтобы нас никто не услышал; я приблизился к уху Лили, задавая свой вопрос.

Какое-то время Лили не сможет приближаться к богу Соме. Поэтому характеристики, записанные на её спине, не изменятся.

Не улучшать свои характеристики, будучи авантюристом, подобно смерти. Мне кажется, что такое справедливо и для помощников. Когда я стану спускаться ниже, монстры будут сильнее, а значит мы будем подвергаться большей опасности…

— Тебя это не беспокоит? — спросил я её, устанавливая зрительный контакт.

— Честно говоря, Лили немного беспокоиться… но, наверное, всё будет в порядке. По крайней мере, в ближайшее время.

— П-правда?

— Да, Лили изобретательна, когда дело касается убийства монстров… В конце концов, статус Лили не обновлялся последние полгода и всё было хорошо.

— П-полгода?!

Её слова меня ошарашили.

Наверное, даже рассказывать о таком не стоит, но без улучшения характеристик она не станет сильнее, чем сейчас. Сколько бы она не била монстров, не сражалась с ними — всё будет бесполезно. Высокий риск и никакой награды.

Лили скривилась, видя шок на моём лице и объяснила.

— Чтобы получить улучшение характеристик в Пастве Сомы, Лили нужно было отработать норму.

— Че… это разве?..

— Да, так Сома… постановил.

Если верить Лили, Сома с самого начала никому не улучшает характеристики.

Как по мне, это странно, но похоже, что он улучшает характеристики авантюристов только «по необходимости». Он тратит всё своё время и деньги на своё увлечение, производство вина. Так что, если кто-то, вроде Лили, не приносит ему денег, делать такого человека сильнее — всего лишь трата времени для бога. Без денег, приносимых авантюристами, ему не сделать вина.

К тому же, его Паства достаточно велика. Улучшение характеристик всех её членов, безусловно, заняло бы огромное количество времени и стало бы настоящей головной болью…

Наверняка, с этой мыслью он и объявил: «Когда вы выполните норму, я улучшу ваши характеристики».

— То есть, Лили, ты не улучшала характеристики потому, что у тебя не было денег?

— Вовсе нет, Сударь Белл. Лили просто не хотела выделяться.

— Выделяться?

— Регулярное выполнение нормы означает, что человек обладает определёнными навыками. Лили не может сражаться, это было известно всем. Так что, если бы Лили выполняла норму, кто-то мог бы что-нибудь заподозрить.

— А… — этот звук вылетел из меня прежде, чем я успел его остановить. Вот почему она так долго не улучшала характеристики.

Получается, Лили…

— На самом деле, у Лили всегда было достаточно денег, чтобы платить норму, но Лили никогда их не тратила. Если Лили бы показала деньги, их бы отняли. Отказ от улучшения характеристик — это жертва, на которую Лили пошла, чтобы скрывать то, что она делает.

Даже походы на встречи членов Паствы были простым прикрытием.

Лили добавила, что после того, как получила заклинание, несколько раз улучшала свой статус, но не делала этого последние шесть месяцев.

Не улучшать свои характеристики из страха, что члены твоей Паствы что-то заподозрят?.. С этой Паствой явно что-то не так.

Я знал, что всё это время Лили была одна, но только услышанное позволило мне понять насколько она была одинока.

В таком ужасном положении она должна была выживать в Подземелье день за днём, только потому, что росла в такой жестокой обстановке.

Она столько продержалась только благодаря своему уму и стратегиям. Спуск в Подземелье, будучи вооружённым только этими двумя вещами, осознание, что твои характеристики никогда не станут выше, это и послужило причинами её странного воспитания.

Я осознал, что начал хмуриться.

— Всё-таки вы её презираете?

— А?

— Лили, которая обманывала всех и каждого. Таящегося в Лили монстра…

Будто заранее зная к чему приведёт этот разговор, Лили его ускорила.

Её жёлтые глаза на меня даже не взглянули. Она смотрела только вперёд.

Её голос был тихим. Я не знал, что ответить.

— Лили ненавидит авантюристов. За исключением Сударя Белла, Лили в обиде на всех… они все омерзительны.

— …

— Что бы ни подумал Сударь Белл, Лили не собирается просить прощения за свои поступки… и не чувствует за это вины.

Это ложь.

Что-то внутри меня знало, что она говорит неправду, но, всё же, сказать ей этого я не могу.

Потому, что вижу угрюмость на её лице, слышу жёсткость в её голосе. Сделав небольшую паузу, Лили вернулась к теме разговора.

— Так Сударь Белл презирает Лили за её поступки? — спросила она снова, не сбавляя скорости.

Её голос был обычным. Её глаза смотрели вперёд… но что-то… неужели, она заметила?

Волчьи ушки на её голове никак не могли успокоиться. Они постоянно дрожали, будто от страха.

Несколько раз моргнув, я собрал слова в своей голове в законченную фразу, прежде чем её сказать.

Я знаю, что сейчас не самое время для улыбки, но когда я говорил у меня на лице мелькнуло её подобие.

— …Мне сложно презирать людей, которые не могут быть честны сами с собой, кажется.

— Э?

Она остановилась и посмотрела на меня.

— Всё в порядке, Лили. Мне нравится то, какая ты есть, так что я не могу тебя презирать, что уж говорить о ненависти.

Именно это я чувствую.

Чтобы помочь ей рассеять остатки недопонимания, царящего между нами, я сказал ей правду.

Я и не знал, что у Лили может быть такой решительный взгляд! Она будто посмотрела сквозь меня и покраснела. Волчьи ушки, кончики которых до этого висели, неожиданно поднялись.

Я притих. Хвост Лили метался, как сумасшедший, под юбкой.

Может, снаружи я выглядел спокойно, но внутри был совершенно озадачен. Глаза Лили пронзительно смотрели на меня, её щёки были розовыми, и она наконец отвернулась.

— Спрашивать Сударя Белла, что он имел в виду… будет глупо, не так ли?

— Ха? — Прежде, чем я успел узнать что это за вопрос, Лили пошла дальше.

Со спины выглядело будто она стала ещё довольнее, чем раньше.

Я её подбодрил? Прежде, чем я что-либо обдумал, мне пришлось бежать за ней, чтобы не отстать.

— Голос Сударя Белла достиг сердца Лили.

Её голос был тихим.

Я ещё несколько раз попытался узнать, что такого сказал, но она мне ничего не ответила. Шагая за ней следом, я снова и снова прокручивал в голове наш разговор.

 

 

— Хия-а-а!

— Ги-и-и!

Небольшие демоны монстры — бесы — с визгом налетели на меня.

Их тела были черны от макушки до кончика хвоста. Небольшие рога, насаженные на огромные головы, в сравнении с которыми тела казались мелкими, отчего монстры смотрелись комично. Однако у них высокая подвижность и точные движения, вопреки внешнему виду.

Их хвосты метаются из стороны в сторону, следуя за поворотами и движениями их тел, заставляя крючки на кончиках хвостов появляться с разных сторон.

— !

Окружив меня с разных сторон, они покачиваются в воздухе. Я же, встретил их вооружившись Божественным Кинжалом и Баселардом.

Я шагнул в сторону, к правому бесу.

Так они не смогут напасть на меня одновременно, и передо мной сейчас только один бес, второму придётся подобраться.

Всё равно, что оказаться с противником один на один. Используя свои когти и клыки, первый бес бросился на меня, подняв свою правую руку.

— Ги-и-и!

— Слишком. Медленно!

…Даже не сравнить со скоростью её ударов!

Монстр собирался ударить своими когтями по моему лицу, так что я выставил навстречу Божественный Кинжал.

В тот момент, когда мои глаза уловили фиолетовые следы на клинке, бес не только потерял свои когти, но и несколько пальцев его правой руки оказались в воздухе.

— Ге, Гии?!

Бес пронзительно и удивлённо вскрикнул от боли, а я, продолжая начатое рукой движение, завершил полный оборот.

Я много раз видел перед собой мелькание светлых волос, что это движение плотно засело в моей голове. Самое время попробовать повторить это её движение самостоятельно.

Сделав на правой ноге оборот, я нанёс мощный и быстрый удар по монстру, стоящему напротив.

— Хигя?!

— ?!

Удар моей левой ноги пришёлся лёгкому монстру прямо в грудь и отправил его в полёт.

В полёте бес зацепил, стоявшего позади него, собрата. Второй бес тут же поднялся после получения удара своим беспалым другом, но к этому времени, я уже был готов к следующей атаки.

Заведя правую руку за спину, я нанёс прямой удар баселардом!

— Гиги?!

Мой удар пробил обоих врагов.

Тела монстров забились в предсмертных конвульсиях.

Потоки жидкостей начали вырываться из открывшихся в них ран, а конвульсии заставляли рукоять моего клинка дрожать.

— Сударь Белл! Сзади!

…Я знаю!

Лили не нужно было меня предупреждать. Я смог почувствовать, что на меня нападает очередной монстр.

«Всегда будь настороже и держи глаза открытыми».

Я отпустил рукоять баселарда и развернулся, чтобы встретиться с явившимся новичком, подготавливая для удара свой кинжал.

Перейдя в нападение, я прыгнул на нового беса, нанеся несколько быстрых ударов.

— Гее!..

— Ого… Отличный удар, Сударь Белл.

Ноги. Тело. Голова.

Я перепрыгнул монстра; разделённые части его тела упали на землю, когда я приземлился в метре за его спиной.

Я уже осмотрелся в поиске других монстров. В тумане было ещё множество чёрных теней. Их количество уменьшилось не слишком сильно.

Лили подала мне мой баселард, и я тут же ринулся на тени в тумане.

 

Мы на десятом этаже.

Пол этого этажа покрыт травой, а его комнаты и коридоры гораздо больше, чем на любом этаже, на котором я бывал ранее. Не знаю, откуда здесь туман, но он очень плотный и покрывает всё пространство этажа.

Выбрав своей базой одну из просторных, тупиковых комнат, мы с Лили работали на этом этаже Подземелья.

У меня есть возможность попробовать то, чему меня научила Айз за последние несколько дней тренировок в настоящих боях.

После того, как я пережил несколько смертельных опасностей, мой долг использовать то, чему я у неё научился и стараться сильнее.

— ХИ-И-ИЯ-А-А-А!!!

Мы с Лили сражаемся против орды бесов. Эти небольшие монстры встречаются на этом этаже гораздо чаще, чем орки.

Они используют в качестве своего оружия численность — сколько бы я их не убил, казалось, что их число нисколько не уменьшилось.

Бесы достаточно умны. Выглядят они как гоблины, но между ними есть одно большое отличие: эти мелкие ублюдки соображают. У них есть знание стратегии.

Они никогда не атакуют по одному; они нападают группой. И этим они представляют серьёзную угрозу. В отличии от монстров, с которыми я сражался раньше, у этих есть план. В какой-то мере, это даже впечатляет.

К тому же, этот этаж предоставляет им постоянное прикрытие в виде густого белого тумана, говорят, что группы бесов стоит опасаться даже куда сильнее, чем огромных орков, бродящих по этажу.

— Гии!

— Ммм!

С этим я, определённо, согласен. Бесы так быстры, что когда я блокирую атаку своим нарукавником, они успевают скрыться в тумане к тому времени, как я контратакую. Этого достаточно, чтобы мои губы начали дрожать.

Они используют туман, чтобы нападать на меня с разных сторон. Именно это даёт мне понять, что бесы умны. Они окружают и работают в команде.

Если я встаю куда-то, где они меня окружить не могу, они начинают щёлкать языками и повизгивать, прикрываясь туманом. Сейчас их восемь. Но постоянно подходят новые.

У группы авантюристов не было бы столько проблем, но, поскольку я одиночка, эти ребята чуют во мне добычу.

— Хьяхи-и!

— Хи-и-и…

— …

Стоило мне здесь оказаться, они окружили меня, будто заманив в сети.

Я вижу, как их плечи дрожат от смеха надо мной, даже сквозь туман.

Кольцо бесов начинает сжиматься. Пригибаясь к земле, они ползут через траву, облизывая губы будто вышедшие на охоту волки. Я всё слышу.

Если бы я встретился с ними на прошлой неделе, точно бы запаниковал.

Может, я просто смирился с тем фактом, что придётся получить удар или два, чтобы вырваться из, окружавшей меня, цепи врагов.

Но…

— То, что на сударя Белла смотрят, как на еду… раздражает Лили!

Я больше не один.

Её голос раздался из-за кольца бесов.

Неожиданно в воздухе просвистела стрела.

— Гья-я?!

— ?!

Стрела Лили поразила одного из бесов в затылок. Скрытная атака застала оставшихся монстров врасплох.

Не только монстры могут использовать туман в качестве укрытия. Лили также скрылась и осталась незамеченной бесами.

Они умны, но их уму есть предел. К тому же, мы с Лили заранее всё спланировали, а также сказался опыт совместной работы. Наша группа сильнее.

Вот что такое командная работа. Это приятно.

«Моя очередь!»

У меня есть возможность. Бесы пока пытаются найти откуда в них стреляли.

Я разрубил беса, который уставился на золотую стрелу, пронзившую его собрата.

И на этом я не остановился. Монстры пригнулись к земле — пока они в замешательстве они идеальные цели для пинков. Сейчас не время для милосердия.

— ШЬЯ-Я!

— !.. Лили!

Пока я разбирался с бесами, я увидел их.

Двое оставшихся бесов отбились от своей группы и побежали к Лили.

Конечно, я вскрикнул, но она тоже не так проста. С улыбкой на губах Лили залезла рукой в карман и вынула небольшой мешочек.

— Спасибо за внимание.

Чик! Лили открыла мешочек и поднялось небольшое облако пыли. Забежавшие в него бесы тут же начали кашлять и плеваться.

Кхе! Кхе! Фиолетовая пыль будто впитывалась в тела бесов и они кашляли так сильно, что начали задыхаться.

Пыльца Фиолетовых Мотылей. Добыча.

Лили использовала отравленную гранату, созданную из пыльцы монстров.

Эта граната действует куда быстрее, чем сама пыльца монстров, и она достаточно сильна, чтобы отравить небольших монстров.

…Умница! Судя по всему, она не обманула меня, сказав, что может убивать монстров!

Лили сделала шаг назад, теперь моя очередь действовать.

Я встретился с ней взглядом и легонько кивнул, дав понять, что понимаю, что от меня требуется.

В этот момент я не мог не улыбнуться.

— Итак!

Я задержал дыхание и запрыгнул в фиолетовой облако пыли. После, удар.

Используя оба коротких клинка обеими руками я мгновенно убил обоих бесов.

Теперь остались только…

— …Сударь Белл, идёт что-то большое!

— !

Лёгкое землетрясение заставило комнату дрожать. Я мгновенно понял, что приближается.

Орк. Я уже встречался ранее с этими свиноголовыми монстрами. Почти три метра в высоту, этот монстр подходил к нам безоружным.

Разумеется, помимо него осталось ещё несколько бесов, но теперь они казались лишь подручными, ожидающими распоряжений от главаря, я осмотрелся тщательнее.

Над моей головой летала летучая мышь зла. Это чёрный, похожий на летучую мышь, монстр с острыми когтями и очень пронзительными криками. Настолько пронзительными, что в бою они могут вызывать головокружение.

Оставшиеся в живых бесы, поднялись с земли и, поджав свои хвосты, присоединились к пришедшим монстрам под прикрытием тумана.

— Как много…

— Да, очень редко монстры стольких типов собираются вместе. Что делать Лили? Увести отсюда орка?

Лили сбросила свой рюкзак на траву и зарядила стрелу в арбалет, принимая решение.

Я отвёл взгляд, задумавшись о нашем положении.

В этом тумане я не могу точно определить, сколько монстров нас атакуют. Кроме орка, конечно. Поэтому мне не нравиться говорить Лили уходить от меня, не зная, с чем нам придётся столкнуться…

Я вернул оба клинка в ножны и потряс правой рукой.

— Сударь Белл?

— Хе-хе. Наверное, я полагаюсь на него слишком сильно…

Я улыбнулся и кивнул, давая Лили понять, что сейчас произойдёт. Думаю, она меня поняла, потому что тут же отошла мне за спину.

Теперь мне ничто не помешает.

Моих ушей достигали рёв и визг множества монстров, так что я выставил вперёд правую руку и прицелился.

— ВСПЫШКА!

Снаряды алого пламени понеслись в туман, выжигая всё на своём пути.

 

— Можно у тебя спросить, Лили? Ты не думаешь, что я слишком сильно полагаюсь на свою Магию?

Держа в руках сэндвич, я задал вопрос, чтобы узнать мнение Лили.

После того, как мы избавились от большей части монстров, мы решили отдохнуть, так что вернулись в первую комнату десятого этажа. Лестница, соединяющая этот этаж с девятым прямо за нашими спинами.

Это единственная комната на десятом этаже, в которой нет никакого тумана. Поскольку в других местах шансы на неожиданное нападение монстров гораздо выше, думаю можно сказать, что это наименее опасное место на этаже.

Я ел свой обычный, приготовленный Силь, обед и ждал когда Лили мне ответит.

Кстати, раз уж мне выдалась возможность об этому подумать, приготовленные Силь сэндвичи всегда были немного странными. Чем больше я их жевал, тем новее и изысканнее становились оттенки горечи.

Сегодня она снова попробовала что-то новенькое, но у меня было ощущение, что я жую болото… Как же грубо с моей стороны так думать, надо просто лучше пережёвывать и глотать. Впрочем, если честно, я готов разреветься.

С каждым днём мой обед становился всё страшнее и страшнее.

— М-м-м-м… Это не кажется Лили проблемой… К тому же, Магией Сударя Белла очень легко пользоваться…

Лили покачала головой из стороны в сторону, будто размышляя о том, что приходит ей в голову, держа при этом в руках большой кусок хлеба.

Её губы обхватили хлеб, когда она его укусила; это выглядело мило. Справившись со своим обедом, она вытерла рот и продолжила говорить.

— Из-за того, что её легко использовать, это заклинание могло бы войти в привычку. Дело не в том, что вы полагаетесь на это заклинание, Лили думает, что оно должно стать одними из ваших базовых приёмов.

— Что же, если смотреть на это с такой стороны…

На самом деле, Лили хорошо выразилась.

Вспышка — это Магия Быстрого Действия.

Магия требует заклинания для активации… так что, возможно, её не стоит так хранить.

Для меня, Заклинание, всё равно, что удар или пинок, который нельзя использовать слишком часто. Возможно, это действительно всего лишь техника, которую можно использовать в бою.

— Лили думает так. Заклинание Сударя Белла очень эффективно, но его роль слишком ограничена в сравнении с остальными Заклинаниями.

— Эм… и что это за роль?..

— Завершающий удар.

Когда она это сказала, я тут же вспомнил изображение одного из героев, в книге Повесть о Приключении.

Молодой эльфийский воин призвал ледяную бурю, чтобы справиться с ужасным зверем.

— Магия, это как козырь. Можно назвать её последним средством, потому что Магия достаточно могущественна, чтобы победить врага большего уровня, чем колдующий. Хоть Заклинание Сударя Белла и очень легко использовать, но Лили кажется, что его нужно оставлять только для смертельного удара.

Разумеется, как именно я использую свою магию никого не касается, но это не значит, что она всемогуща.

Лили сейчас говорит о Заклинаниях, которые используются не ради простого удара.

Я сделал покорное лицо и дослушал, что Лили пыталась мне сказать.

— Поскольку заклинания, которые нужно читать дольше, могущественнее, они обладают способностью изменить поражение на победу. В какой-то мере они творят чудеса.

Если смотреть с такой точки зрения…

— Получается моя Магия для этого слишком слаба?..

— Нет, вовсе нет. Это не то, что Лили пыталась сказать. Это всё равно, что выбирать, что лучше, количество или качество. Заклинание Сударя Белла великолепно… По крайней мере, Лили кажется, что магия, которую можно использовать неожиданно, пугает гораздо сильнее, чем то, что бьёт сильнее, но требует времени на подготовку. «Вспышка» Господина Белла потому и страшна, что от неё не уклониться.

Улыбнувшись, закончила Лили.

Думаю, она пыталась мне сказать, что моё Заклинание достаточно сильно в том виде, в котором оно есть.

Вот только каждому его удару недостаёт силы других Заклинаний.

Так что, если я встречусь с сильным монстром — который обладает очень высокой Защитой — то моё Заклинание будет на так эффективно, как другая атакующая магия.

Что же, да, Магия не идеальна. Наверняка, кто-то может найти отрицательные стороны в любом известном Заклинании…

Не знаю, потому ли это, что я фантазировал о Магии с детства, но осознание слабости собственного Заклинания… не знаю, похоже, что мне стало грустно.

Кажется, Лили прочла расстройство на моём лице, потому что, когда я на неё взглянул, она мне улыбнулась.

— Сударь Белл, Сударь Белл? Лили кажется, что Заклинание Сударя Белла одно из лучших, понимаете? Не нужно колдовать, огромная скорость, и оно становится сильнее очень быстро. Это Заклинание точно выделяется среди остальных.

— …

— Магию, которая требует подготовки очень сложно использовать. Сударь Белл, вы же не думаете, что монстры будут ждать пока кто-то завершит чтение заклинания? А поскольку такие Заклинания нельзя использовать часто, их очень сложно сделать сильнее. Чтобы сделать магию сильнее, нужно её использовать; иначе характеристики не изменить.

Получается, если у мага не будет шансов использовать свои Заклинания, они не станут сильнее.

Если так, то я могу, используя своё время и усилия, сделать свою магию во много раз сильнее, чем она есть сейчас. Если будут использовать её достаточно часто.

— Когда поднимается характеристика магии, это оказывает влияние на все заклинания. Лили знает об этом, потому что её Заклинание менялось когда у неё возрастала характеристика магии. В бою, конечно, не менялось ничего, зато это оказывало другое влияние.

Заклинание Лили, «Золушка», ограничено в изменении формы тела. По большей части, Лили может выглядеть только как низкорослые расы или дети других рас. С увеличением параметра магии, она получила возможность копировать различную одежду. Однако, чтобы этот эффект сработал, сначала ей нужно эту одежду примерить.

Изменение одежды — это эффект появившийся благодаря использованию Заклинания. (Как сказала Лили, этот эффект пропадает, как только она получает удар)

Я долго и очень напряжённо смотрел на свою руку.

Если подумать, огненные снаряды стали куда плотнее и мощнее, с того дня, когда я впервые пользовался Вспышкой.

— Вернёмся к вашему вопросу: Полагается ли Сударь Белл на своё Заклинание слишком сильно или нет. Поскольку Заклинание становится сильнее, чем больше используется, Лили кажется, что ничего плохого в этом нет. Заклинание Сударя Белла очень близко к обычной боевой технике, и, возможно, Сударь Белл пользуется Заклинанием чаще, чем остальные, так что всё не так просто… Впрочем, Лили кажется, что Сударь Белл хорошо справляется.

Лили была очень убедительна, так что я ответил кивком.

Это мнение человека, который провёл больше всего времени со мной, как с авантюристом.

— Заклинание Сударя Белла может и простое, а его сила не слишком велика, но потенциал этой магии делает её отличной. Будьте уверены, Сударь Белл.

Я слегка покраснел в ответ на её широкую улыбку.

Благодаря одобрению Лили, теперь мне гораздо легче принять моё Заклинание.

Если честно, я почувствовал облегчение.

Тихонько сказав «спасибо», я поднялся.

— Ну что, продолжим охоту?

— Конечно. Лили поможет Сударю Беллу, куда бы он не отправился.

Она сказала это так уверенно… Я мог в ответ только улыбнуться.

После этого разговора, мы продолжили совместную работу, посвятив себя убийству монстров на десятом этаже.

Глава 3. Чёрный рейд

— …

Мои глаза медленно открылись.

Всё, что я видел, это чистое, голубое небо.

Уставившись наверх, я ощущал, как меня обдувает лёгкий бриз. Похоже, он налетел откуда-то сверху.

Всё моё тело болит. Что я там делал?.. А, точно — неожиданные удары, будто вспышки снова и снова — это всё были её атаки.

Я снова отключился?..

Я потерял счёт пропущенным ударам; если бы я мог пошевелить шеей, я бы опустил голову.

Так проходят мои тренировки с Айз на городской стене.

Эти тренировки становились всё жёстче, день ото дня, так что то, что я в определённый момент потерял сознание, это не просто естественно, а ожидаемо. Скорее всего, именно это и случилось, я растянулся на каменном полу.

Когда я попытался повернуться, чтобы понять сколько я лежу без сознания, я заметил, что мою голову поддерживает что-то мягкое… как так вышло.

Неожиданно в моём поле зрения оказались два золотых глаза, впрочем, сначала я увидел лоб, а лежу я не спине.

— Ты в порядке?

— …Ва-а-а-ай?!

Лицо Айз! Неожиданно очнувшись, я почувствовал неожиданно сильное удивление.

Тут же откатившись, я разорвал между нами дистанцию и поднялся на ноги. Я мгновенно обернулся, и действительно, там где я был, сидела она. Айз спокойно сидела, поджав под себя ноги, её колени были на каменном полу.

…Я лежал на её коленях, снова.

С того случая в Подземелье — когда я использовал Заклинание слишком много раз и отключился — Айз ложила мою голову на свои колени, когда я терял сознание. Интересно, это всё из-за того дня в Подземелье…

Не поймите меня неправильно, мне очень нравиться, что она ложит меня на колени… Но часть меня хочет умереть. Во многих отношениях, это просто жалко.

Айз вопросительно на меня посмотрела и несколько раз хлопнула себя по коленям. Хлоп, хлоп, хлоп. Приглашение вернуться.

В ответ я помотал головой.

— Твоему телу лучше?

— …Да.

Она указала мне сесть рядом с ней. Моё лицо и так в её присутствии краснеет, а садясь с ней рядом, я ощутил, как заливаюсь краской ещё сильнее.

Камни пола были холодными, но я попытался расслабиться и откинуться на часть стены за моей спиной.

Сегодня мне выдалась возможность провести в тренировках с Айз весь день.

Что же до причин — Лили сказала мне, что сегодня ей нужно помочь в лавке, в которой она живёт, поэтому в Подземелье со мной она отправиться не может.

Так что, вместо зачистки Подземелья в одиночку, я сказал Айз, что сегодня свободен. Мне немного неудобно, что наша тренировка продлиться больше обычного, но, вот мы здесь, продолжаем тренироваться под голубым небом.

Почти наступило время сделать перерыв.

— Эм-м, я стал хоть чуточку лучше?

— …Почему ты спрашиваешь?

— Ну, просто, в последнее время я слишком часто теряю сознание…

Я ощущал нервозность от одной только мысли, что мои плечи близки к её плечам, так что я решил начать разговор.

Айз молча посмотрела на сторону моего лица; повернуться и взглянуть ей в глаза мне не хватило смелости.

— Ты становишься лучше и очень быстро… Настолько, что это меня удивляет.

— Э? Н-но…

— Скорее всего, твои обмороки, это моя ошибка… я забываю о собственной силе.

— В-вот как?!

Она прикрыла свои глаза. Я заметил, что она так делает, когда ей становится грустно.

Её плечи поникли, когда её настроение испортилось. Я попытался её подбодрить, но, в то же время, чувствовал себя как-то странно.

Она — это звезда, до которой мне не дотянуться.

Этот факт нисколько не изменился, но такие эмоции делают её гораздо человечнее. Сидящая со мной рядом девушка, не похожа на Кенки.

Не знаю как выразить это словами… всё кажется неестественным.

У великой, возвышенной и прекрасной Айз Валленштайн есть свои странности, как и у любой обычной девушки… и увидеть это мне удавалось только во время наших перерывов.

А думать так я начал после того, как увидел насколько она расстроена, из-за того, что не может сдерживаться на тренировках.

— …Могу я задать тебе вопрос?

— А?

Цепочка моих мыслей, уносящих мой разум куда-то вдаль, была прервана голосом Айз.

Повернув к ней лицо, я заметил, что она скрыла свою грусть за очень серьёзным выражением.

— Как ты так быстро становишься сильным?

— С-сильным?..

От таких слов у меня округлились глаза.

Сильным… Я представить не мог, что кто-то использует это слово по отношению ко мне. Такого никогда раньше не случалось. Как мне реагировать?

Моменты, когда я был жалким пролетели в моей голове. Прямо сейчас мне хотелось провалиться сквозь землю. Но, её взгляд заставил меня задуматься.

Как я стал сильным… Нет, почему я пытаюсь стать сильным всё это время…

— …Знаешь, есть человек которого я хочу догнать. Все свои усилия я вложил в эту погоню и это делает меня таким, какой я есть… Так…

Разум будто убежал вперёд меня; нужные слова никак не хотели подбираться.

К тому же, «человек», за которым я гонюсь сидит прямо передо мной, но не могу же я ей признаться! Это слишком неловко.

Чувствуя себя слегка потерянным, я наконец сумел сложить ещё одну фразу.

— …Думаю, это потому, что у меня есть цель, которой я хочу достичь во что бы то ни стало.

Кажется, я увидел удивление Айз в её глазах, когда она меня услышала.

Она какое-то время сидела молча, прежде чем отвести взгляд.

— Вот как.

Она обхватила руками колени и посмотрела на небо.

Налетел сильный порыв ветра; светлые волосы Айз пощекотали мне нос.

— …Мне знакомо это чувство.

— А? — в ответ на её неожиданное признание из моего рта вылетел непонятный звук.

— Я тоже…

Ещё один порыв ветра подхватил и унёс окончание произнесённой ей фразы. Так что я понятия не имел, что она сказала.

Ветер был достаточно силён, чтобы заставить меня закрыть глаза.

Неожиданно холодный порыв с запада. Поднятый им свист прокатился по широким улицам города.

Когда я наконец открыл глаза вновь, она сидела в том же положении, будто ничего не произошло. Её взгляд был устремлён наверх.

— Э-эм…

— ?

— А, нет, ничего.

Она наклонила голову, на её лице практически не было эмоций. Я не мог ничего понять.

«А стоит ли мне её переспрашивать?» — спросил я себя, сидя перед девушкой с взглядом, который я прежде не видел никогда. Её глаза выражали множество эмоций… но не в этот раз. Они остановили мой вопрос ещё до того, как я его задал.

На этом наш разговор был окончен. После него я начал ощущать беспокойство.

Колокола зазвонили на восточной колокольне Орарио. Полдень.

Звон колоколов заполнил мои уши. Звучат как церковные колокола. Но, вместе с этим я услышал ржание лошадей, движущихся к воротам города из-за стены. Похоже, какие-то торговцы пытаются въехать в городские ворота, а Гильдия проводит досмотр их товаров.

Мы сидели на широком проходе, на городской стене Орарио. С обеих сторон на стене были бойницы, высотой примерно по грудь. Со стены открывался очень красивый вид на величественный город. С другой стороны можно было разглядеть вдалеке горную гряду, окружённую тёмным лесом и широкой полосой равнин.

Вслушиваясь в звон колоколов, перемешанный с городским шумом, меня будто озарило: сегодня исключительная погода.

Я поднял взгляд, наслаждаясь теплотой лучей полуденного солнца и смотря на пушистые облачка вдали.

— Ха-а-а-а-ах…

— ?..

Повернув голову, чтобы найти источник раздавшегося только что звука, я увидел, как Айз прикрывает рот.

Её рот приоткрыт, губы слегка вытянуты… она зевнула.

Она тут же снова обхватила руками колени, будто ничего не было.

А мгновенье спустя…

— Может, попрактикуем сон?

— А?

Я сощурил глаза, обдумывая это странное предложение.

Повернув ко мне голову, Айз неожиданно очень уверенно заговорила.

— Тебе нужно уметь засыпать в любое время и в любом месте, когда ты в Подземелье.

— …

— Очень важно быстро восстанавливать свои силы.

Она отлично подметила.

Обычно охоту в Подземелье я провожу днём, но если я захочу спуститься глубже, мне придётся проводить в Подземелье ещё и ночи. Это значит, что мне нужно будет засыпать, даже зная, что неподалёку от меня монстры, и тёплой, мягкой постели мне тоже не видать. Будучи авантюристом, рано или поздно я столкнусь с такой проблемой.

Айз, со всей серьёзностью, объяснила, что важно привыкнуть засыпать быстро, где бы ты не находился.

Но, во время всех этих объяснений, я не мог не смотреть на неё со своей смущённой улыбкой.

— Эм, может тебе… просто… спать захотелось?

— …

После этого она нависла надо мной и сказала:

— Это тренировка.

— Т-точно.

Её лицо оказалось в нескольких сантиметрах от моего. Изрядно потея, я начал кивать, и не переставал пока она не отдалилась.

Казалось, что она слегка разозлилась. Я её разозлил?.. Но её щёки… совсем немного, но они порозовели.

Я… Я дышать не могу!… Почему я веду себя как дурак?!

— Что же, эм… ты собираешься лечь прямо здесь?

— Да.

Она кивнула и отошла от стены, ложась на каменную поверхность.

Даже не знаю, стоит ли это отмечать, но эти камни очень жёсткие. К достоинству строителей, ступени наверх сделаны очень и очень хорошо, но на самой стене там и тут встречаются небольшие неровности.

Но Айз это нисколько не волновало. Она легла и начала засыпать. Вот какова сила высококлассных авантюристов.

Для кого-то, кто может отдыхать даже на самых низких этажах Подземелья, спать на стене — без каких-либо сложностей, могу заметить — всё равно, что прогулка в парке.

— Ты не собираешься спать?

— А, эм… Нет, я прилягу.

Чувствуя себя неудобно от её взгляда, я сел на стену чуть поодаль от неё.

Лёжа на боку, она казалась совершенно беззащитной. Если я задумаю что-то бесчестное… Да будто я буду!.. Но у меня есть возможность… Клинок сабли Айз неожиданно блеснул в свете послеполуденного солнца. Это быстро положило конец подобным мыслям в моей голове. Любая подобная попытка гарантированно приведёт мою свежесрезанную голову куда-нибудь за стену.

К тому же, наверняка, она как-то понимает, что происходит рядом. Может, это ещё один из навыков, которые мне нужно развить? Может, это какая-то её проверка.

…В конце концов, она же сказала, что это тренировка.

— …Что же…

Осторожно опустив своё тело, я лёг неподалёку от Айз.

И да, спать я совершенно не хочу. Моё сердце бьётся слишком громко, чтобы я мог даже расслабиться.

Я взглянул на Айз уголком глаза. Но когда я заметил, что её глаза закрыты, тут же отвёл взгляд.

Я зажмурился так крепко, что у меня на лбу появились морщины.

«Засни, усни, СПИ!» — скомандовал я себе, лёжа на спине.

— ?..

Уже секунду спустя я услышал: лёгкое посапывание.

Рискнув открыть глаза, я повернул голову и увидел, что Айз заснула, её глаза были закрыты.

Это было… быстро.

Я знаю, что восстанавливать силы в Подземелье очень важно, но как она могла привыкнуть засыпать в подобных местах?

А может, она настолько устала?..

— …ёд, Белл.

…Чего?

Вперёд, Белл.

Мне знаком этот голос. Что он делает в моей голове?

Я никогда не спутаю этот голос с чьим-то ещё… Голос Дедули. Он меня вырастил; я никогда не забуду звук его голоса. А теперь он, почему-то, звучит прямо у меня в голове.

 

 

Голос становится всё громче. Я одержим? Или у меня галлюцинации?..

«…Эй, что происходит?..»

Айз стала ближе?..

Наверняка, это какая-то иллюзия. Я потёр глаза, как я обычно делаю, просыпаясь по утрам.

Между нами достаточно места для одного или двух человек… так почему…

Белл, это твой шанс!

А теперь её лицо совершенно точно стало ближе!

?!

Вот теперь я заметил что что-то не так.

Мы лежим лицом к лицу; расстояние между нами исчезло.

Айз неумолимо приближалась… Стоп, нет! Всё это время она не двигалась ни на сантиметр!

Значит… это значит!..

Сейчас!

Это я к ней приближаюсь?!

Моё сердце колотится так, будто готово взорваться, но когда я заметил, оно будто замерло. Моё тело неожиданно покрыл холодный пот.

Это происходит! Моё тело всё ближе к Айз!

ПОЧЕМУ?! КАК?! Я действительно сделаю нечто… подобное?!

Она же меня убьёт!

Воспользуйся моментом!

«ГАХ-Х-Х?!»

Чуть ближе.

Её лицо становится больше, я уже могу рассмотреть каждый миллиметр её невинного, спящего лица.

Чистая и гладкая белая кожа. Изгибы шеи… мягкие, розовые губы.

Я побагровел, когда её нетронутые губы стали чуть ближе.

«Подожди! Стоп, стоп, стоп!» — кричал я в своей голове.

Я будто подчинялся «наставлениям» своего Дедули, моё тело начало двигаться приближаясь к девушке всё сильнее. И достаточно умело, чтобы Айз даже не понимала, что я к ней приближаюсь. Да что за чертовщина творится?!

Я действительно собираюсь… её?!

Целуй её!

ДА-А-А-А-А-А-А-А-АХ-Х-Х-Х-Х?!

…НЕТ! Стой! Белл!!!

Голос Всевышней Гестии зазвенел в моих ушах, напоминая мне, что я совершаю ошибку.

Ты действительно думаешь, что я позволю тебе покуситься на беззащитную, спящую девушку?! Не помню, чтобы я тебя таким воспитывала!

Холодный пот начал течь по всему моему телу.

Моё тело будто подчинялось невидимым ниточкам, я будто был марионеткой. Но, при этом… всё было будто нормально.

Конечно, боженька ведь совершенно права!..

Если ты поцелуешь её вот так, я тебя никогда не прощу, Белл! Слышишь? НИКОГДА!

В её голосе слышалось отчаяние, а от её тона у меня пробежал по спине холодок. Я попытался отдалиться от Айз.

Моё тело начало отстраняться, хоть и очень медленно. Будто два титана сражались за контроль, а моё тело было для них полем боя.

«Свет» боженьки и «тьма» Дедули сталкивались снова и снова.

А теперь отойди от неё…

Ха, война только начинается!

…Ах. Эй! Что ты дела…  агх-х-х-х!

…Боженька проиграла!

Её голос смолк, а волны тёмной энергии заполонили моё сознание.

Место между мной и Айз снова исчезло, наши носы соприкоснулись.

— !..

Она так прекрасна, так мирно спит с закрытыми глазами.

Она так близко, что я не могу сфокусировать взгляд. И моё тело, и мой разум пылают от её вида.

Под раскатистый смех Дедули я наклонил голову, чтобы поцеловать, коснувшись губами её губ.

— Подо… жди!..

— !!!

Я вернул себе контроль над телом!

Тут же отведя голову от Айз, я от неё откатился.

Сердце бешено колотилось; казалось, оно сейчас разорвётся. Я будто оказался в луже собственного пота.

Оказавшись к Айз спиной, я услышал разочарованный вздох Дедули. Медленно, очень медленно я повернулся, взглянув на девушку через плечо.

— …

Она по прежнему спала.

Её глаза были закрыты, дыхание было тихим и размеренным, чтобы его услышать мне пришлось даже сконцентрироваться.

Неожиданно напряжение ушло из моего тела.

«…Подожди?»

Пока моё сердце бьёт мне по рёбрам изнутри, я заметил, что губы Айз по прежнему что-то шепчут.

Не «остановись»… а «подожди».

Вот, что она сказала, я в этом уверен.

Я начал думать о значении этого слова, когда неожиданно на меня навалилось чувство вины. В агонии я сжал голову руками. Что за фигню я только что чуть не натворил?!

«АГХ-Х-Х-Х-Х…» — лёжа рядом с ней я безмолвно кричал, размышляя о том, какую бесстыдную вещь чуть не сделал.

— …Ха-а-а.

Ешё несколько минут я пролежал в смеси чувств стыда и вины.

Издав тяжёлый вздох, я лёг от Айз ещё дальше. Снова этого не случится. Перевернувшись на спину, я уставился в небо.

Последние несколько минут пронеслись у меня перед глазами, каким-то образом мне удалось слегка остудить своё пылающее лицо.

— …

До моих ушей донеслось ритмичное посапывание. Но даже его я не мог услышать.

«Стоит мне? Или не стоит?» — пообещав самому себе, что больше такого не повториться, я повернул голову и взглянул на Айз, моя щека ощутила холод камней.

— …

Её лицо близко — настолько же близко, насколько оно было до начала нашей «тренировки».

Звук её дыхания наконец был мной услышан. Прядь её светлых волос лежала на щеке.

Я видел нечто подобное в Повести о Приключении… что же это была за героиня?

О, точно, принцесса, которая была проклята столетним сном.

Её пробудил только нашедший её герой, до этого она была заключена в вечном сне.

Персонаж, о котором я читал так давно и девушка, лежащая передо мной, прямо сейчас имеют немало общего, начиная с размеренного дыхания.

— …

Я пролежал ещё немного, смотря на её прекрасное лицо, прежде чем снова посмотреть наверх.

Глядя в лазурное небо я поднял левую руку, поднёс её к щеке и потянул себя за неё.

Да, это больно.

«Я будто во сне…»

Быть рядом с ней, проводить наедине с ней время.

Я вернул левую руку на пол и позволил себе утонуть в синеве неба.

Я отпустил все свои эмоции, моё сердце наконец успокоилось.

Сейчас мы просто два человека, лежащие на вершине городской стены и омываемые тёплыми солнечными лучами. Закрыв глаза я наконец погрузился в глубокую дремоту.

 

 

Городская Стена Орарио не только прочна, но и огромна.

Она кольцом окружает город. Вершина этого кольца похожа на окружающую город дорогу.

Горожанам запрещено использовать это место, так что на стене практически никогда никого не бывает.

Стена возведена не только для сдерживания врагов извне, но и для удерживания их внутри. Поэтому бойницы внутренней части стены также достаточно высоки, чтобы происходящего не было видно даже с самых высоких зданий города. Разумеется, с земли тоже ничего не видно.

Шансы на то, что тех двоих заметят близки к нулевым.

Никто не должен был ни наблюдать за их тренировкой, ни даже увидеть её.

Можно с уверенностью сказать, что Айз решила тренировать Белла на городской стене, чтобы избежать столкновения их Паств и пока всё идёт неплохо.

— Кто бы мог подумать, вы как на ладони.

Однако, есть в городе одно место, с которого тренировки можно увидеть: самая высокая комната в высочайшем здании Орарино — Вавиле.

Сидя в роскошном кресле, лицом к стеклянной стене своей комнаты, Фрея с интересом наблюдала за тренировкой.

Как бы ни была высока городская стена, комната Фреии находилась достаточно высоко, чтобы она могла наблюдать за происходящим сверху сколько ей будет угодно.

— Душа этой девушки… Кенки, ослепительна…

Фрея располагалась на пятнадцатом этаже Башни Вавил в самом центре города. Для людских глаз подобное расстояние было бы непреодолимо, но взгляд Фреи совершенно иной. Она может видеть души, сияющие на вершине стены.

Всеведение богини позволяет ей определять качество души любого человека по её цвету. Она не отрываясь следила за яркой, бесцветной душой и душой чистого, золотого цвета. Глаза Фреии просто не могли такого пропустить.

Она заметила их, тренирующимися ранним утром, и наблюдала за ними весь день.

— К тому же… становится только интереснее.

На губах Фреи царила лёгкая улыбка и она пробежалась пальцами по своим серебряным волосам, заправляя их за ухо.

Пока её последователь подготавливает сцену далеко в Подземелье, звезда представления занимается тренировками с девушкой-воителем в качестве её ученика.

Монстр, натренированный Оттаром сойдется в бою с мальчиком, натренированным Кенки.

Сердце Фреи трепетало, когда она думала о развитии событий. Всё складывается куда интересней, чем она могла себе даже представить.

— …

Взгляд её серебряных глаз на мгновенье остановился на этих людях.

Они лежали, будто решили подремать. Фрея глядела на их души с улыбкой на лице. Стук, стук, стук. Пальцы Фреи били по подлокотнику её кресла снова и снова.

Другая рука богини сама собой поднялась к волосам и начала накручивать их на пальцы. После этого Фрея неожиданно замерла.

Она наконец заметила, что она делает. Фрея скривилась и усмехнулась, прошептав сама себе.

— А-а-а, теперь я ревную к ней

«Самой верится в такое с трудом», — подумала богиня разразившийся смехом.

Богине, вроде неё, чувствовать что-то подобное к одному из детей, это полнейший бред, поэтому Фрея смеялась над собой.

То же чувство она ощущает когда мальчик вместе с Гестией. Впрочем, сейчас это чувство было куда сильнее.

Тот факт, что золотая чистота оказывает влияние на чистый свет души немного — всего лишь немного — выводил богиню из себя.

Небольшой бутон ревности начал расцветать в груди богини.

— …Это раздражает, — пробормотала богиня себе под нос. Она поднялась с кресла и посмотрела на облака через свою стеклянную стену.

Прошло несколько мгновений.

Богиня широко раскрыла свои прикрытые глаза… и залилась смехом.

— Интересно, насколько сильнее ты теперь?

Вернувшись в кресло, Фрея вернула свой взгляд на мальчика.

Её взгляд был наполнен желанием его подразнить… и кое-чем более зловещим: ревностью.

«Может сейчас самое время, чтобы с ним поразвлечься», — подумала богиня с мрачной улыбкой на губах.

Садисткая усмешка отразилась на стеклянной стене комнаты богини в Башне Вавил.

 

 

Пройдя по коридорам и лестницам внутри Стены Орарио, мы наконец вышли к двери, ведущей в город, и открыли её.

Тяжёлая деревянная дверь открываясь скрипнула, открыв, накрытую тенью, аллею.

Сама аллея была очень грязной, разбросанные деревянные коробки, старые строительные материалы и металлические части. Будто кто-то использовал это место в качестве склада, а потом о нём забыл, как и о двери на городскую стену. Мы с Айз прошли через небольшой проход и направились в лабиринт переулков.

Мы продолжили тренироваться после освежающего, на удивление, сна и спустились сюда уже после обеда.

— А-Айз, не волнуйся об этом. Это была случайность, так что…

— Всё в порядке. Я тоже проголодалась.

…Видите ли, прямо во время яростных атак, когда я мог увидеть лишь направление её ударов, мой живот решил… подать голос.

Айз увидела, как я краснею и решила прерваться на небольшой перекус. Поэтому, мы сейчас здесь.

«Знаю, что сегодня я ел только завтрак, но, всё же… эх…»

Сдерживая слёзы стыда, я, опустив плечи до самых рёбер, побрёл следом за Айз.

Незащищённая дверь, ведущая в запретное место, которую нашла Айз, находится на самом краю северо-восточного Орарио. После того, как мы преодолели множество поворотов в переулках, мы вышли на одну из широких улиц, которая близко от Главной улицы, и с которой слышен шум, идущих по своим делам, людей.

В этом месте множество домов, украшенных резными лампами с магическими камнями. Я таких ещё не видел. Поэтому, я крутил головой, пытаясь рассмотреть всё, что только смогу.

— Можно узнать, куда мы идём?

— На Северную Главную. Тиона сказала мне, что здесь продаётся воздушная картошка.

Таков был её ответ. Тиона… наверное, это один из членов Паствы Локи.

Пока мы с Айз ходим боковыми улицами, потому что избегаем посторонних взглядов. Несмотря на то, что проявление осторожности, это здорово, отчего-то мне стало очень неудобно, что сейчас я с Айз наедине.

Воздушная картошка… почему-то мне знакомо это название. Почему у меня такое неприятное предчувствие?

Мои уши улавливали звуки Главной Улицы. Мы пришли.

Солнце высоко в небе, но уже начинает закатываться. Небо уже окрашивается в оранжевые тона. Северная Главная улица заполнена эльфами, дварфами и другими полу-людьми всех рас, которые спешат по домам после работы. Мы очень выделяемся из-за брони и всего такого… А, нет, не я причина. Все просто смотрят на Айз. Я попытался уменьшится, насколько это возможно, пока мы пробираемся через вытаращившую глаза толпу.

Айз не обращала на это никакого внимания: её глаза осматривали здания. Кажется, она нашла, что искала, потому что неожиданно свернула на одну из боковых улиц.

Эта улица не слишком широка, может, её хватит только для того, чтобы уместилась одна карета, но этого достаточно. Всего несколько шагов по этой улице и мы его нашли. Небольшой киоск продающий Воздушную картошку.

…Когда до меня дошло, я застыл на месте.

— Добро пожаловать к нашему… стенду?

Продавщица поприветствовала Айз, отодвигая тканевую «дверь» и показавшись… боженька. Время остановилось.

Лицо боженьки изменилось с приветственной улыбки на раскрытые от шока глаза.

В её глазах отражалась Айз… и я, стоявший рядом.

Моё лицо неожиданно посинело.

— …

— …

— Две воздушных картошки со сладкими бобами, пожалуйста.

Айз радостно заказала воздушную картошку, пока мы с боженькой стояли как статуи рядом.

«Продавщица» медленно начала двигаться, положив две свежих воздушных картошки, покрытые глазурью, в пакет и сказала: «Это стоит восемьдесят валис», — протягивая пакет. Айз положила деньги на стойку, сказала: «Спасибо», — и приняла еду из рук застывшей боженьки.

Продавщица неожиданно потеряла творение, каждый мускул на её лице начал дрожать, и она выбежала из-за стойки, встав прямо перед нами.

Я же, тем временем, ощущал, как капли холодного пота стекают по моей спине.

— …ЧТО ЗА ЧЕРТОВЩИНУ ТЫ ТВОРИ-И-И-И-ИШЬ?!

— П-П-ПРО-ПРО-ПРОСТИ!

Перед пылающей боженькой я мог только во весь голос крикнуть извинения.

Я ни разу не сказал ей о своих тренировках с Айз.

В широком смысле, иметь связь с членом другой Паствы, это не очень хорошо. Мне известно, что моя богиня не в самых лучших отношениях с богиней Айз, Локи. К тому же, то, что боженьке не очень нравится Айз, это факт…

Я знал, что она не позволит мне тренироваться с Айз, если я ей расскажу, так что я принял риск, что может случиться нечто подобное и сохранил тренировки в секрете.

— С Кенки, значит, наедине гуляешь?! Что на тебя нашло, Белл?!

— Н-на это есть причина, так!..

— Никаких отговорок! Выкладывай, сейчас же! И отойди от неё! ОТОЙДИ!!!

Голос боженьки дрогнул, когда она практические влезла между мной и Айз.

Айз смотрела на боженьку слегка озадаченно, получив в ответ взгляд, как на смертельного врага, когда боженька влезла между нами.

— Объясняй! Почему ты с Кенки?!

— Эм, ам, видишь ли, мы случайно друг с другом столкнулись?!

— …НИКТО НЕ МОЖЕТ СОВРАТЬ БОГИНЕ!!!

Она повернулась ко мне лицом, и начала махать руками с криком:  «ГА-А-А-АХ-Х-Х!!!» Я свернулся в небольшой клубочек, из моих глаз потекли слёзы.

Её чёрные хвостики будто ожили и начали слегка бить меня по лицу, когда богиня содрогалась от гнева.

Она осудила меня, за мою маленькую ложь, которую я сказал, чтобы её успокоиться!

— Эм… Я учу его сражаться.

Айз, молчаливо наблюдавшая за происходящим, впервые заговорила.

Наверняка, за этим было сложно наблюдать. Она сказала правду, пытаясь меня защитить.

Боженька повернула голову, её глаза пылали, когда она смотрела на Айз. Когда сказанное светловолосой девушкой до неё дошло, плечи боженьки начали дрожать.

— Белл, ты же не показывал ей свои характеристики, не так ли?

— Разумеется, не показывал. С чего бы мне это делать?

— Значит, скорость твоего роста осталась незамеченной?!

Я мог понять, что именно пытается сказать боженька, но видел, как она свысока (снизу вверх, если точнее) уставилась на Айз, будто та её заклятый враг.

Без предупреждения боженька обхватила меня руками.

Ч-что здесь происходит?!

— Ты же пытаешься забрать себе моего Белла, не так ли! Я такого не допущу. Я его первая нашла, можешь что хочешь говорить!

— Б-Боженька, что ты делаешь?!

— А… А-а-а-а-а?! Б-Белл, ты чего так холоден?!

«Я?!»

— Ох, Гестия, дорогуша, ты слишком шумишь. Я так ничего продать не смогу. Если хочешь покричать, будь добра, делай это подальше!

— А! П-прости, Грам! Вы двое, за мной!

Старший зверочеловек прикрикнул на боженьку из-за стойки. Боженька злобно посмотрела по очереди на Айз и на меня, потом указала рукой на улицу за киоском.

Я был разбит; будто я стал пустой оболочкой прежнего себя. Но боженька схватила моё безжизненное тело за руку и потащила за собой по улице. Айз молча последовала за нами.

Боженька повела нас за киоск, и пройдя ещё несколько поворотов мы оказались в узком переулке. Не думаю, что сюда кто-то заходил и очень давно…

Какое-то мгновенье мы втроём стояли молча, небольшим, тесным кружком.

— …М-м-м-м. Для начала, я хочу знать всё, что произошло до этого момента.

Я был рад, что боженька немного успокоилась. Собравшись с мыслями, я снова извинился и рассказал ей всё, что случилось, начав с нашей случайной встречи в Гильдии.

Каждые несколько фраз я смотрел на Айз, которая кивала в подтверждение, прежде чем продолжить рассказ.

Боженька слушала мои объяснения, скрестив руки на груди, и несколько раз кивнула когда я закончил.

— …Отличненько, всё ясно. А теперь самое время вам двоим закончить.

— Че?!.

— Это плохо?..

— Да, Мисс Валлен-как-то-там. Никогда снова не приближайся к моему Беллу. У тебя есть своё место, так? И, зная богиню твоей Паствы, думаю будет лучше… мфмфм-м-м-м?!

Я собрал всю свою смелость, прежде чем поклониться, извиниться и прыкрыть рот боженьки рукой.

— Пожалуйста, Боженька. Ещё немного. Умоляю, позволь мне продолжить тренировки с Айз ещё чуть-чуть.

— ?..

Айз наклонила голову, когда я отвернулся от неё к богине и сказал это тихим голосом, наклонившись поближе.

— Ещё чуть-чуть, сколько ты просишь?!

— Всего два дня! И всё! Она сказала, что готова работать со мной только до этого времени!

Я объяснил, что через три дня Айз уходит в «экспедицию» с Паствой Локи и кланялся снова и снова, надеясь, что боженька даст своё согласие.

Я от чистого сердца говорил, что мне нужно обучиться у Айз, как можно большему за этот короткий промежуток времени.

— Я не потрачу ни секунды времени тренировок! Это позволит мне зарабатывать в Подземелье больше денег! Пожалуйста, Боженька!..

— Гах-х!..

Я просил снова и снова, будто от нескольких минут тренировок может зависеть моя жизнь, связывая себя словами и обещаниями, будто в последний раз.

Но боженька в ответ только рычала и бросала на меня злобные взгляды, прежде чем, наконец, тяжело вздохнуть.

— Ты слишком наивен; как и я…

— Боженька…

— …Всего два дня. И я не шучу.

Как только я услышал эти слова, моя тело, разум и душа склонились так сильно, как только можно.

Раскаиваясь за все те проблемы, которые мой эгоизм причинил боженьке, я был очень благодарен.

Единственное требование боженьки заключалось в том, что никто другой из Паствы Локи не узнает об этих тренировках. Этого было достаточно, чтобы получить разрешение на двухдневное продолжение тренировок с Айз.

— А этого я не сказать не могу: Как только ты сделаешь с Беллом что-то ещё, я устрою Преисподнюю. Поняла?

— Да.

— И даже не думай начать с ним заигрывать!..

— Да?..

Боженька дала Айз очень странное предупреждение. О чём она говорит?.. Не могу понять… надо вмешаться.

— Что же, остаток вашей сегодняшней тренировочной сессии я посмотрю.

— Хах?!

— Что такое, Белл? Мой долг, как богини и защитницы, убедиться, что моё дражайшее дитя будет в порядке!

— Эм-м-м-м, а ч-что насчёт твоей работы?..

— Возьму отгул на остаток дня.

Она сказала нам подождать, пока она сбегает до киоска с воздушной картошкой. Я смотрел ей вслед, почёсывая щёку, а по моему лицу стекали крупные капли пота.

Я взглянул на Айз, пытаясь убедиться, всё ли в порядке. Она улыбнулась в ответ и кивнула.

— Она замечательная богиня, не так ли…

— …Именно.

 

 

Мы поднялись на городскую стену вместе с боженькой. Чтобы наверстать потерянное время, я и Айз тут же приступили к тренировке.

Не знаю, потому ли это, что мне не хотелось, чтобы боженька видела нечто настолько постыдное, но весь остаток дня я практически не вставал. Я был избит, но, кажется, всё равно неплохо справлялся.

К тому времени, как мы закончили, уже была ночь.

— Эй, Белл, взгляни на себя. Ты совершенно разбит. Тебе стоит прекратить… Айз Валлен-как-там-её использует тебя в качестве персональной боксёрской груши.

— Б-Боженька…

Мы вошли в каменный проход, ведущий к выходу со стены, боженька сокрушала остатки моей гордости.

В этом проходе нет никаких окон, так что в проходе очень темно. Боженька крепко схватила меня за руку, когда мы спускались по лестнице, а я был готов разрыдаться. Похоже, что она в хорошем настроении; я заметил следы широкой улыбки на её лице.

Неужели, унижать меня так весело?

Впрочем, после того, что сегодня чуть не случилось, мне остаётся только выносить унижения…

— Мы на месте…

Шедшая в нескольких ступенях впереди нас, Айз держала в руках переносную лампу с магическим камнем (она сказала, что иметь такую под рукой авантюристу просто необходимо).

Под эхо шагов Айз по каменному полу, мы спустились вниз по лестнице, к выходу со стены. После слегка спёртого воздуха на спуске, поток холодного, ночного ветра окутал моё тело.

Золотой диск луны и сотни звёзд заполняли ночное небо.

— Эм, Боженька? Мы уже вышли, ты можешь больше не держать меня за руку…

— О чём это ты, Белл? Эта дорога не освещается, как Главные Улицы; так что здесь очень темно. Ты должен следить, чтобы я не упала и не поранилась.

Моё лицо запылало ещё сильнее, когда боженька только сильнее обхватила мою ладонь и улыбнулась.

Но она права — на этой улице гораздо темнее, чем на любой из Главных Улиц. Стоит заметить, что луна и звёзды давали достаточно света, чтобы видеть куда наступать…

Улицы стали шире, когда мы наконец вышли из переулков.

«Что об этом думает Айз?..»

Я чувствовал смущение, идя за руку с боженькой всё это время. Всё же, я набрался смелости и взглянул на лицо Айз.

Она была, как обычно, безэмоциональна. Немного грустно, если подумать…

«…А?»

Я смотрел на лицо идущей рядом девушки, и из-за мыслей заметил не сразу.

Её лицо было, как всегда, прекрасно, но её глаза блестели, будто она что-то выслеживала.

Вух.

Голова закружилась, как будто я получил пощёчину.

Широкий переулок соединял эту улицу с соседней. Он был совершенно тёмен, и от царившей там тишины у меня по коже пробежал холодок. Полное отсутствие шума и света казалось неестественным.

В тот момент, когда у меня появилось неприятное ощущение, я заметил осколки лампы с магическим камнем.

«…Кто-то сломал её?»

Поддерживающие части были прикреплены к деревянной витрине, а сам фонарь был разбит чем-то твёрдым.

— …

— !

— Что?!

Айз замерла на месте.

Только она сразу заметила, что что-то не так, но я остановился следом за ней. Боженька чуть не потеряла равновесие от неожиданности.

Золотые глаза Айз даже не пытались скрыть, что она встретилась с опасностью. Я проследил за взглядом девушки.

Вскоре, я заметил огромную тень между двух зданий.

«Коточеловек?..»

Его силуэт сливался с тьмой, из-за использования чёрной брони, чёрных одежд и чёрной маски на лице.

Эта маска была сделана из металла и скрывала верхнюю половину лица человека. Однако я заметил выглядывающие кошачьи уши у него на голове. Я уверен, что это мужчина.

Может, это из-за него в переулке царит такая зловещая атмосфера?

Множество вопросов пронеслось в моей голове, а коточеловек-авантюрист, бывший на голову ниже меня, понёсся к нам.

Когда до нас осталось около двух метров, коточеловек оттолкнулся от земли.

Топ! Лёгкий стук каменной мостовой и силуэт испарился прямо в воздухе.

— …

Меньше, чем вдох спустя, тень появилась прямо у меня перед лицом.

Невероятно близко от меня.

Этот прыжок занял у него всего мгновение. Его Ловкость, должно быть, развита до предела.

Я дрогнул всем телом.

Свет луны отразился от его металлической маски, без единого звука коточеловек направил в меня удар копья.

Время замерло, жизнь пронеслась у меня перед глазами.

— !..

— ?!

Сабля мелькнула у меня прямо перед носом и перехватила удар копья в считанных сантиметрах от моей головы.

Искры блеснули прямо у меня перед глазами, когда сабля на невероятной скорости отбросила копьё.

Ко мне вернулось чувство времени. Холодный пот прошиб моё тело, а мозг наконец смог прийти в норму, и я принял боевую стойку.

Атакующий отпрыгнул, выходя из зоны досягаемости сабли Айз. Но светловолосая девушка молча сделала к нему шаг.

Спустя секунду последовало новое столкновение, вызвавшее новую серию искр.

— Ч-что… что… что происходит?!

Отчаянный крик боженьки смешался со звуками столкновения металла с металлом. Переулок превратился в поле боя.

…Они слишком быстры!

Я видел только следы в воздухе от ударов копья и сабли, когда доносился звук столкновения уже из другого места.

Я не могу за ними уследить. Это невозможно! Я даже движения их не вижу!

Мы с боженькой стояли в стороне, наблюдая, как чёрные и золотые вспышки сталкивались снова и снова.

— …

Тогда я заметил их.

Над Айз, дерущейся с коточеловеком, мелькнуло четыре тени, скрытые тьмой.

Эти тени спрыгнули с крыш домов, направляясь прямо в бой.

Меч, кнут, копьё, топор.

Все они держали оружие наготове, лезвия мелькнули в лунном свете.

— АЙЗ?!

Стоило мне крикнуть, Айз отреагировала на изменения.

Отогнав коточеловека широким ударом, Айз прыгнула, сбивая нападающих на неё сверху одним круговым ударом.

Я восхищённо наблюдал, как звякнула металлическая броня нападавших.

— Монстр… чёртов.

Стоя на безопасном расстоянии от Айз, первый из нападавших бросил эти слова, будто яд.

— …

Сабля Айз легонько свистула, когда девушка молча сделала несколько разминочных взмахов, позволив говорить за себя своему оружию.

Пятеро нападавших окружили девушку, держа наготове оружие и выйдя из тени.

Все они выглядели как полурослики. Помимо этого они были одеты в ту же броню и носили такие же маски, как и коточеловек. Сомнений не было — они работают вместе.

Ловушка захлопнулась, все пятеро безжалостно напали на Айз со всех сторон.

— Б-Белл, давай выбираться. На этой сцене нам не засиять…

Несмотря на то, что слова боженьки больше походили на шутку, учитывая в каком мы оказались положении, они подходят лучше всего.

Мне ни в чём не сравниться с этими пятерыми напавшими — по крайней мере, такому, какой я сейчас. Все они, должно быть, высококлассные авантюристы. Скорость и точность их атак лучшее тому подтверждение.

А посреди этого металлического шторма и хаоса искр стоит светловолосая девушка, отражающая все атаки и не пропустившая ни одной.

У неё нет места для уклонения, но утончённые движения её меча вдохновляют. Танцем одного меча она блокирует все атаки и находит возможность для ответа на них. Её удары бьют в цель куда чаще, чем промахиваются.

Такова Кенки, Принцесса Меча.

Несмотря на то, что я не видел все движения вовремя, призрачные силуэты, остающиеся после, показывают насколько она сильна.

Наши уровни слишком сильно отличаются.

«…Д-дурак!»

Я знал, что вид Айз в действии меня шокирует, но я стою без действия слишком долго.

Что я делаю, почему теряю время! Разве я не должен сейчас хоть что-то предпринять?!

Если у меня есть время стоять и смотреть, я мог бы ей помочь!..

— Че?!. Б-Белл?!

— ?!

Когда я собрался броситься в бой, боженька схватила меня за плечо и завопила изо всех сил.

Я повернул голову, чтобы увидеть, как новые тени спрыгивают с крыши и окружают нас двоих.

Два мужчины, две женщины. Все они в такой же броне и масках, как и другие нападавшие.

Мои глаза округлились.

…Что мне теперь делать?

Новые тени напали, воспользовавшись моим замешательством.

— !!!

Нужно взять их на себя! У меня нет другого выбора!

Вытащив нож и Божественный кинжал, я сделал шаг к новой четвёрке.

— Боженька! Держись за мной!

Прежде, чем я услышал ответ, я бросился на первую цель.

Одна из женщин держала в руках нож, похожий на мой, и в мгновение ока сократила дистанцию.

Её маска скрывала глаза, но я чувствовал исходящую от них ауру. Она собиралась разорвать меня на части. Её клинок начал наносить удар!

…Я всё вижу!

Она открыта с другой стороны! Я сделал шаг заходя с мёртвой для неё стороны.

— Че…

— ХА!

Первый удар за мной.

Прицелившись в её нагрудник, я ударил своим ножом.

Прямое попадание! Мой клинок ударил броню, но сила удара отправила женщину в полёт. Я не стал наблюдать за её приземлением, а сразу обернулся для другой атаки.

Прижав к себе правой рукой ошеломлённую боженьку, я уклонился от неожиданного удара мечом. Перекатившись к месту, с которого я могу атаковать, я пнул мечника по телу.

Поднявшись на ноги, я использовал инерцию своего движения, чтобы левой ногой окончательно сбить сбить мечника с ног вторым пинком, прежде чем повернуться ко второй женщине-авантюристу. Быстрый удар с разворота, и она также отправилась в полёт.

«Все они Первого Уровня!..»

В этом я уверен.

Эти ребята не ровня группе, с которой сейчас сражается Айз; тот факт что я вижу их движения, достаточное этому подтверждение.

Разница в наших характеристиках невелика.

Эта битва будет выиграна техникой и навыками, а не силой!

Прикрывая боженьку своим телом, я увидел, как авантюрист в тяжёлой броне врывается в бой.

— ХЬЯ-А-А!!!

Издав боевой клич, авантюрист направил огромный тесак прямо мне в голову. Я приготовил для защиты Божественный Кинжал.

Прочертив во тьме фиолетовую дугу, Божественный Кинжал с силой ударился в лезвие тесака.

— Чего-о-о?!

Авантюрист выглядел удивлённым. Думаю, он не ожидал, что я смогу отразить его удар коротким кинжалом. Используя инерцию отражённого удара для вращения и прыжка я правой ногой пнул авантюриста прямо в лицо. А я становлюсь неплох в пинках!

— Га-а-а-а-ХРК!

Металлический великан отступил, выронив тесак из рук, прежде чем рухнуть с громким ударом.

— Белл! Остальные!

— !

Голос боженьки прорвался сквозь звук удара металла.

Они рассредоточились треугольником, боженька и я оказались в центре, а после напали на нас одновременно!

Я почти забыл, как дышать, принимая мгновенное решение, и схватил тесак с каменной улицы.

— БОЖЕНЬКА! ЛОЖИСЬ!

Её голова скользнула под тяжёлым клинком, который я со всей силы размахнулся, встречая нападающих.

— ГаХА-А?!

Размашистый удар тяжёлого оружия одновременно ударил всех троих авантюристов, нанося им серьёзные повреждения.

…Я смог его использовать!

Рукоять была неудобна и велика для моих рук; ладони будто пылали, когда я пытался удержать эту штуку.

— Ого-о-о-о! Белл, это было так круто! Я заново в тебя влюбилась!

— Боженька, пожалуйста, успокойся!

Прямо посреди боя я на мгновенье потерял сосредоточенность, потому что боженька прыгнула мне на грудь и обхватила меня руками. Но я заставил себя включиться обратно в сражение почти мгновенно.

Рядом идёт ещё одна битва. Множество искр разлетаются в разные стороны, Айз продолжает свой смертельный танец меча и металла.

Я знаю, что это не сработает. Но от попытки это меня не остановит! Подняв правую руку, я прицелился.

Левой рукой прижав к себе боженьку, я смотрел на свои цели сквозь пальцы напряжённой ладони.

— АЙЗ!!!

Я заметил, как она бросила на меня взгляд после моего крика. Быстрый кивок и девушка отпрыгнула, раскрывая для меня нападающих.

— ВСПЫШКА!!!

Шесть последовательных ударов.

Меньше, чем за время, требующееся, чтобы моргнуть шесть потоков раскалённой плазмы разрезали ночной воздух, направляясь к людям в чёрной броне.

На какое-то мгновенье переулок озарило алое пламя.

Заклинание с хлопком поразило каждого нападающего, вызвав новые потоки искр.

Но, все они, и коточеловек, и четыре полурослика стояли в алом пламени совершенно нетронутыми, прежде чем из него выйти.

— Магия без заклинания…

— Достойные вести. Нет никаких сомнений, что она будет довольна.

Мою голову пронзила острая боль, а рука онемела, однако, после того, как я потратил ментальную энергию на бесполезную атаку чёрные силуэты начали переговариваться.

Я знал, что это не сработает, но того, что это будет совершенно бесполезно… я чувствовал себя таким мелким, что думал, что в любой момент могу сломаться.

Прерывисто дыша я медленно опустил руку.

Я никогда не видел разницу между собой и высококлассными авантюристами так наглядно. Ни малейшего шанса…

— Слишком ярко. Это пламя привлечёт слишком много внимания.

— Сам понял… Достаточно, отступаем!

Коточеловек взглянул наверх, прежде чем отдать приказ. Остальные двинулись одновременно.

Полурослики захватили авантюристов, которых я побил, прежде чем раствориться в ночи.

Всё что осталось от этой битвы, несколько слабых очагов пламени, оставленных моим Заклинанием.

— Белл…

— А! Прости меня, Боженька…

Я отпустил боженьку — которую до этого момента прижимал к себе левой рукой — и быстро извинился.

Вместо того, чтобы отойти, она осталась возле меня и прикоснулась рукой к моей щеке.

— Ты ранен?

— …

В глазах боженьки было волнение, когда она спросила меня в порядке ли я.

Наверняка, она поняла. От этого мне ещё хуже. Скорее всего, она и сама всё это видела.

Но из-за теплоты её мягких пальцев на моей щеке, я смог выдавить из себя улыбку.

— Не ранен?

— А, да, я в порядке. Айз, что насчёт тебя?..

— Я тоже, не ранена.

Айз подошла к нам, на ней не было ни царапины. Даже её лицо вернулось в обычное, безэмоциональное состояние.

Только что она меня спасла… чёрт, она всегда меня спасает. Я прикусил губу, пытаясь привести себя в норму и задать вопрос.

— Так кто они такие? Неожиданно на нас напали…

Их лица были скрыты, и я не видел ни одного символа Паствы на их броне.

Они не только напали на нас пока мы были одни, но и уничтожили фонари с магическими камнями в нужном месте. Если всё это учесть, становится ясно, что они планировали напасть на определённую цель.

Была ли причина, по которой они хотели напасть на нас под покровом тьмы?..

— Засады очень частое явление.

— Правда?!

— Да, однако очень редко такое случается вне Подземелья…

То есть, такие вещи в Подземелье, это норма. У меня пропал дар речи. Я о таком даже не думал.

И напавшие на нас были высокого уровня… Значит, они принадлежать к очень могущественной Пастве авантюристов.

Неужели, они прознали, что Айз сейчас не со своей Паствой и использовали эту возможность, чтобы на неё напасть?..

— Есть кое-что, чего я понять не могу. Если бы они пришли за Валлен-как-её-там, это одна вещь. Но они пришли за нами… нет, за тобой, Белл.

— Что же…

— К тому же, напавшие на тебя, были того же уровня, что и ты сам, будто их специально для тебя отбирали.

…Должен признать, что боженька подметила очень точно.

Напавшие на Айз разделили её со мной, а после я сражался и победил других. Это было специально для меня? Пока мне в голову приходит только то, что меня пытались проверить.

Это, конечно, всего лишь предположение…

— Знаешь кого-нибудь, кто мог бы на тебя вот так напасть, Мисс Валлен-как-тебя-там?

— …Не кого-нибудь. Таких слишком много.

— Ага, ввязывалась значит Локи в опасные делишки.

— Прошу прощения…

— Ох… Л-ладно, не важно. Уходим отсюда и побыстрее. Кто-нибудь точно увидел дым и услышал взрыв.

Разговор Айз и боженьки закончился решением уходить из этого переулка. После того, что произошло, сюда в любой момент могут прийти не только обычные городские жители, но и люди из Гильдии.

Нужно уйти подальше, чтобы нас не поймали и мы не попали в плохую ситуацию. Таков наш текущий план.

Боженька быстрым шагом пошла по узкому переулку. Я последовал за ней.

И тогда я почувствовал это.

— ?!

Дзынь! Моё тело вздрогнуло.

Будто сокол вырвал сердце у меня из груди. Откуда это чувство? За мной наблюдают?

В воображении тут же всплыл странный взгляд и соблазнительная улыбка.

Я рефлекторно обернулся в ту же сторону, в которую удалился коточеловек считанные секунды назад.

Там была только она: огромная белая башня Вавил.

По какой-то причине моё тело дрожало, будто эта башня нависает надо мной.

— …

Боженька что-то объясняла Айз, а светловолосая девушка наклонила в ответ голову. Я остановился.

Что-то приближается. Я уверен. Чёрный посланник идёт за мной.

В небе блестели серебряные звёзды, и я ощутил неожиданный порыв ледяного ветра, налетевшего из ниоткуда.

Глава 4. Значение приключения

Она кивнула сама себе.

Айз сидела в кресле, обняв колени, погружённая в глубокие раздумья.

Комната, в которой она пребывала, была оформлена в светлые тона, и в ней было много круглых столиков и диванчиков. Девушка была не одна; множество других авантюристов садились отдыхать в этом огромном зале.

Приёмный покой Паствы Локи.

— Эй, Айз, о чём задумалась?

Айз приподняла, спрятанное между коленей, лицо, когда к ней подошла смуглая черноволосая девушка.

Лишь полоска ткани прикрывала грудь подошедшей девушки, на её животе виднелся рельеф мышц. На поясе девушки была повязана традиционная племенная ткань. Она выглядела, скорее, как уличный танцор, а не как авантюрист.

Айз посмотрела в глаза молодой девушки-амазонки в длинной парео-юбке.

— Тиона…

— У тебя всю неделю очень странное лицо, Айз. Если тебя что-то беспокоит, я могу тебе помочь!

Щёки Айз слегка порозовели, когда она увидела дружелюбную улыбку на лице девушки.

А когда она открыла рот, чтобы поблагодарить в ответ…

— Даже не думай, Айз. Разговор с Тионой ничего не решит. Ты так на месте будешь кружиться.

— Потеряйся, Бете! Я с Айз разговариваю, так что рот зашей!

— Стоит заметить, что в чём-то Бете прав.

— Нет, и ты тоже, Тионэ?! Никогда не принимай его сторону!

Молодой зверочеловек с пепельно-серой шерстью вступил в разговор вместе с другой девушкой-амазонкой.

— И да, Айз, куда ты пропадать начала? Тебя по утрам не видно, а вчера на весь день свалила!

— Что тут у нас? Слыхала, Тионэ? Кажется, Бете у нас за Айз шпионит. Даже знает, когда её дома нет. Отвратительно!

— А ты язычок проглоти, отморозок Амазонский! Мы в экспедицию через несколько дней уходим, а Айз куда-то сваливает, зная об этом! Вот я к чему!

— Да такое не редкость, в чём проблема? Она не по Подземелью в одиночку ходит, как раньше. А всё остальное в миллион раз безопасней… и кого ты только что отморозком назвал?!

Айз сидела молча, понимая, что она причина этого спора. Но она знала, что если заговорит, то только подольёт масла в огонь, так что держала рот на замке.

Она наблюдала за спором, когда услышала поблизости постукивание. Девушка повернула шею, чтобы увидеть, кто ещё с ней рядом.

Стук, стук. Два человека играли в шахматы за соседним столиком; высокая эльфийская красавица и небольшой полурослик.

Эльфийка была на голову или две выше полурослика и сидела с расслабленным, почти игривым, выражением на лице, которое резко контрастировало с серьёзным выражением противника.

— Шах.

— Ой…

Парень двинул фигуру на позицию, прежде чем это заявить, отчего эльфийка свела брови. Она, однако же, сохраняла своё великолепие, даже слегка задумавшись.

Её глаза скакнули, когда она о чём-то подумала, но её руки легли на колени и она вздохнула.

— Это конец. Я проиграла эту партию.

— Это очень по-спортивному, Риверия. Ты ведь могла бы и время потянуть?

— Я не люблю проигрывать, Финн.

Выражение на лице полурослика отличалось от выражения лица Эльфийки, когда они обратились друг к другу по имени.

Риверия заметила взгляд Айз. Её волосы нефритового цвета скользнули по одежде, когда она повернулась и задала Айз вопрос:

— Что случилось?

— Что-то с чем мы можем тебе помочь? Как-то я сомневаюсь, что тебе захотелось партию провести.

— Ха-ха, Айз-гроссмейстер. Теперь даже увидеть такое хочется.

Издав беззаботный смешок, пришедшийся ни к месту, умудрённый Финн взглянул на девушку тёплым взглядом своих синих глаз.

— Тиона уже спрашивала, но я повторю, что тебя беспокоит, Айз?

— Ого, первый раз такое. Можешь и со мной поговорить; я помогу чем смогу.

Айз сидела какое-то время молча, после того, как «двойка лучших» лидеров Паствы Локи, спросила её всё ли в порядке. Неожиданно девушка начала говорить, у неё на лице осталась та же задумчивость.

— Что бы вы двое сделали, чтобы обучить авантюриста?

— …Снова странные вопросы.

— Хм-м-м. Интересно об этом задуматься, кстати.

— Э? Что это было? Ты что-то спросила, Айз?!

Ругань Амазонок со зверочеловеком приостановилась, когда они присоединилась к разговору.

Обе девушки нашли места поближе к креслу Айз, Бете стоял чуть позади.

— Это очень необычно. Айз, что-то произошло?

— Когда ты сказала «обучить», ты имела в виду обучение авантюриста, который слабее тебя, да?

— К чёрту. На обучение какого-то мусора только время зря потратишь. Не тупи.

Айз продолжала обнимать колени и прижимать их к груди, когда боевые товарищи кружком собрались вокруг. Она решила спросить об этом всех разом.

— Что бы сделал каждый из нас?

— Я бы обучала его медитациями. Никто не может стать сильнее, сначала не познав себя.

— О? Взяла бы в Подземелье, конечно! Только боевое крещение приносит результаты!

— Тренировочные бои, мне кажется. Заставить авантюриста привыкнуть к жестокости и хаосу сражений.

— Тиона, разве тренировочные бои, это не обязательная часть?

Девушки наперебой предлагали свои решения, но Бете прервал всех громко фыркнув.

— Не заставляй меня повторять! Мусор останется мусором. Если он слаб, нахрен его чему-то учить!

— …Бете, такова только твоя философия.

— Хах! Как он выпендриться пытается!

— Я тебя напополам разорву, женщина!..

— Кстати, те, у кого есть сила, на мой взгляд, не слишком много о себе мнят и могут показать техники по просьбе… не думаю, что когда-нибудь могла чему-то у Бете научиться.

— А ты чё встряла, карга старая?..

Айз наблюдала, как разговор разделился на несколько частей. Она повернулась к последнему участнику разговора, который ещё молчал.

— А что насчёт тебя, Финн.

— Хм-м-м, что бы я сделал? Для начала, я бы попытался отыскать слабости своего ученика, а потом попытался обратить их в сильные стороны. Но это очень долгий и сложный путь.

Финн почесал лоб и его небольшое тело всё глубже погружалось в софу.

После, он задал Айз встречный вопрос:

— Почему ты спрашиваешь, Айз? От твоего ответа будет зависеть мой.

— …Я…

Причина её вопроса была проста.

Она пыталась найти лучший способ обучить одного мальчика.

Прошло шесть дней с тех пор, как она стала его учителем. Поначалу, ей хотелось узнать причину его быстрого развития, но теперь ей стало интересно насколько он сможет стать лучше.

Айз и сама не понимала, почему ей так хочется приготовить особое «меню» для следующего урока, но желание Белла стать сильнее было определяющим фактором.

Он открыт и честен, в хорошем смысле.

Скорее всего, он примет всё, что Айз для него приготовит, раз перенёс и обучался всему из строгих уроков Айз, какими жёсткими они бы ни были.

Он никогда не жалуется и встречает любые трудности с готовностью, а также быстро учится.

И дело вовсе не в том, что он хорош в обучении — просто быстро восстанавливается. Каждый раз, когда он ошибается, он встаёт и пробует снова.

Поэтому, Айз ломала голову последние несколько дней. Как лучше всего его обучить, и как вознаградить его за его усилия.

Сейчас, она могла сделать это только на своём примере.

«Если Финн всё поймёт, то могут появиться проблемы…»

Однако, даже если полурослик может подсказать лучшее решение, ей нельзя раскрывать свою связь с Беллом.

К тому же, прошлой ночью произошёл инцидент, когда она была не со своей Паствой — таинственная группа (Айз думала только об одной «группе» чьи члены могут быть настолько сильны) атаковала её под покровом тьмы.

Чтобы скрыть свои разговоры с Беллом, ей приходится также держать в секрете и всё, что касается ночного рейда.

— …Просто об этом задумалась. Да.

— …Тогда ладно. Вот тебе моё заключение.

Светлые волосы Финна слегка дрогнули, когда он наклонил голову.

Он собрался с мыслями, прежде чем сказать.

— Существуют времена, когда авантюристы обязаны пускаться в авантюры. Подготовка силы воли ученика для таких событий — это лучшее обучение, как по мне.

Айз вслушивалась в слова своего союзника, отчётливо их запоминая. Она ответила сердечным «спасибо».

Пожав плечами, Финн медленно поднялся на ноги.

— Несмотря на то, что я стараюсь избегать беспечных поступков, думаю, для тебя это тоже отличная возможность, Айз. С какой группой ты бы не связалась, не останавливайся. Не знаю сколько я смогу играть дурачка, но сохраню это в секрете столько, сколько возможно.

— …

— Однако я не задумываясь расскажу всё, если сочту, что твои действия ставят под угрозу нашу Паству. На этом закончим.

Финн улыбнулся напоследок, прежде чем покинуть приёмный покой. Айз молча смотрела ему вслед.

Теперь она знала, что не может обдурить ни Риверию, ни полурослика, Лидера их Паствы; эти двое, будто видят её насквозь.

— А знаешь, Айз, кажется, ты весело проводишь время.

— …Весело провожу время?

Тиона отбилась от разговора оставшейся части группы и приблизилась к креслу Айз.

Айз выглядела озадаченной. Тиона просто кивнула.

— Когда ты не в Подземелье, раньше проводила всё своё время практикуясь с саблей. Но теперь, ты чем-то увлечена, изо всех сил пытаешься что-то сделать. Это то, что я смогла увидеть.

Похожая на оскал, улыбка Амазонки отразилась в золотых глазах Айз.

— О чём-то думаешь, что-то понимаешь, пытаешься что-то сделать… Выглядит так, будто ты этим наслаждаешься.

— …Возможно, это правда.

— Правда. Тебе весело, Айз.

Девушка попала в самую точку, заявив это Айз, одновременно уверенно кивнув.

Айз счастливо улыбнулась.

 

 

Окружающий меня шум казался далёким.

Волна шока разрывала моё неподвижное тело на части, я не мог отвести взгляд от листа бумаги, на котором держал руку. Этот лист был приколот к стене.

Из моего рта вырвалось:

— Шестой уровень…

На этой бумаге перечислены объявленные уровни всех авантюристов, сильнейшие указаны сверху. Дух покинул моё тело, когда мой взгляд нашёл имя Айз Валленштайн.

— Это случилось недавно. Мы узнали, что Мисс Валленштайн увеличила уровень всего несколько дней назад…

Слова Эйны влетели в одно моё ухо и вылетели из другого.

От шока, что человек, которого я пытаюсь нагнать всеми своими силами, увеличил расстояние между нами, у меня закружилась голова. Будто я остаюсь на земле, а она парит где-то в облаках.

Я зашёл в Главный Офис Гильдии по пути домой из Подземелья.

Обычно я не смотрю на доску объявлений в приёмной Гильдии, но так случилось, что я скользнул по ней взглядом и спросил у Эйны, правда ли это.

— Согласно моим источникам она в одиночку убила Главаря Этажа. Причём не в Нижнем Форте Подземелья, а даже ниже, в Глубокой Зоне…

Главарь Этажа… Монстр Рекс.

Самый могучий монстр на этаже, обычно, чтобы победить такого требуется огромная группа авантюристов.

Он намного превосходит обычных монстров этажа силой и размером, победа над Монстр Рексом считается самой сложной частью покорения этажа.

На самом деле, Паствы разделяются на то, сколько их членов участвовали в успешных убийствах этих монструозных созданий. Немногие авантюристы участвовали даже в одном убийстве…

А она сделала это в одиночку?..

— Эм… Белл, может, тебе это покажется сложной задачей, но ты не должен на этом зацикливаться. Даже я никогда не слышала об убийстве главаря этажа в одиночку. Мисс Валленштайн… особенная.

Наверное, всё так, как она говорит.

И всё равно, это не остановило мой дух от падения в забвение.

То, что она делала в том переулке постоянно прокручивалось в моей памяти.

Я видел, как она столкнулась с пятерыми из сильнейших авантюристов города, даже не отступив, блеск клинка, снопы искр, столкновение стали.

Той ночью, наблюдая за битвой между мастерами, я узнал насколько я незначителен.

Быстры.

Они слишком быстры.

Насколько она сильнее, если сравнивать со мной?

Могу я хотя бы надеяться на достижение такой высоты?.. Могу ли я воспарить в облака?

Холодная и безжалостная правда сжала мою душу и разбила её на мелкие кусочки.

— Белл?..

— …Ой, простите. Всего лишь задумался на минуту. Я пойду домой.

Эйна выглядела взволнованно, так что я улыбнулся, насколько это было возможно, и вежливо поклонился.

Мы обменялись привычными фразами, вроде «Удачного дня» и «Скоро увидимся», прежде чем я вышел из Гильдии.

Эйна смотрела на меня, махая рукой, с неуверенностью на лице.

«Я попытался казаться сильным, но…»

Я раздавлен.

Кажется, с такой подавленной походкой я каждый камень на мостовой соберу.

Испуская вздох за вздохом, я шёл по Главной Улице с опущенной головой, уставившись на свои ноги.

Солнце заходило в западном небе. Чем ниже оно опускалось, тем живее становились улицы. Открылись бары, один за другим завлекая посетителей. До меня донеслись звуки губной гармошки — что-то новенькое. Кажется, какой-то эльф поёт прекрасную балладу о храбрости и силе авантюристов Орарио.

Я остановился, чтобы послушать и он мне улыбнулся. Не зная, что делать я улыбнулся ему в ответ и дал несколько монет из своего кармана, прежде чем поспешно убежать… могучий и отважный авантюрист во всей красе.

Вместо того, чтобы направиться домой я вернулся в Центральный Парк. Потоки авантюристов выходили из Башни Вавил, из Подземелья. А я просто пытался убить время. Просидев в парке какое-то время, я решил вернуться на Западную Главную Улицу.

Я не чувствую, что я часть этого города; шум улицы не производит на меня никакого действия.

— …Белл!

— А?

Я отвёл глаза от улицы и повернул их на владелицу, окрикнувшего меня, голоса.

Ко мне приближались синевато-серые волосы. Силь?

Я что, уже дошёл до Щедрой Хозяйки?

Пока я пытался осмотреться и узнать место, в которое я попал, Силь схватила меня за руку.

— А?..

— …

Она обеими руками обхватила мою правую руку, её гладкая, молочно-белая кожа касалась моей.

Я потерял дар речи, а она подняла мою руку и указала на неё взглядом. Она будто говорила, что поймала меня и довольствовалась теплотой моей руки.

Я начал краснеть. Она посмотрела мне в глаза с довольной улыбкой на лице и сказала:

— Белл, я тебя искала!..

 

— …

Динь, динь. Звуки текущей воды и постукивание блюд были повсюду, пар бил мне в лицо, а впереди ждал бесконечный поток блюд.

Повар коточеловек занято носился по кухне, пока я тихонько, в одиночестве, промывал блюда.

— Я очень признательна, Белл! Подумать только, ты вызвался помочь мне на работе!

— Вообще-то, я не вызывался! Ты меня практически заставила!

Силь остановила свои дрожащие ноги и склонилась в извиняющемся поклоне, когда я ответил ей так громко, что слюна брызнула изо рта.

— Я проигнорировала очень много дел и сбежала утром… Мама Мия очень на меня разозлилась, и теперь мне нужно сделать куда больше, чем раньше!

— Так ведь это на все сто процентов твоя вина!

Разве она только что не сказала, что она «сбежала» и «проигнорировала дела»?!

Впрочем, бегает она, как сумасшедшая, кажется, она действительно загружена работой.

Ловко уворачиваясь от других работниц, Силь занимается делами одновременно и на кухне, и в баре.

Мя, какой сюрприз, Беловолосик.

— Взят в рабство Силь, мя. Обмязан был!

— Угх…

Очень стараясь не поддаваться на поддразнивания работниц-кошкодевушек Ани и Хлои, я продолжил яростно сражаться с горой тарелок рядом с мойкой.

Разумеется, я не очень рад такой работе… Но эти люди часто меня выручали, а Силь всегда готовит мне обед, так почему бы мне не оказать ей услугу?

«Ну почему это должно быть именно мытьё посуды?» — кричал я про себя, продолжая работать вместо Силь.

— …

Впрочем, возможно, монотонная работа сейчас подходит мне лучше всего.

Постоянные движения и шумы тут и там отвлекают мой разум от неё, в конце концов.

— Вы в порядке, Господин Кранелл?

— А?..

— Количество посуды обескураживает. Я помогу.

У меня появилась гостья — другая работница бара встала рядом со мной у мойки.

Тонкие руки, которые, казалось, могут сломаться в любое мгновенье, начали работать рядом с моими. Я заметил длинные, тонкие уши девушки.

Эльфийка со светло-голубыми глазами, безграничными, будто небо, взглянула на меня. Это была Лю.

— П-простите. Я знаю, что вы тоже заняты…

— Нет, в том, что произошло виновата сама Силь. Но вина также лежит на нас, работниках, которые не прикрыли её отгул. Мы задолжали вам извинения. От имени всех работников, позвольте мне попросить у вас прощения.

— Нет-нет-нет, вам не нужно заходить так далеко!

Я на мгновенье перестал мыть тарелки, посмотрев и ответив вечно-серьёзной Лю, которая сейчас была слишком серьёзной. Я и раньше знал, что она очень строго относится к манерам и нормам поведения, но это какой-то новый уровень вежливости.

Похоже, что Лю, это один из лучших примеров эльфийской прямолинейности.

— Что-то случилось?

— Э?

— Не хочу на вас давить, но, кажется, будто вы чем-то расстроены.

Я стоял рядом с ней в ошёломлённом молчании, когда она, опустив руки в мойку, начала отточенными движениями перемывать тарелки.

Эльфы известны своей красотой. Лю не исключение. Даже стоя в профиль, она излучала красоту с ноткой холодности. Этого было достаточно, чтобы я, рядом с ней, начал нервничать.

— Если сочтёте меня достойной, я выслушаю.

— …

— Я считаю себя обязанной за оказываемую вами помощь. Если у вас нет возражений, позвольте мне помочь вам.

Если честно, стоя и смотря на её красоту со стороны, часть меня хотела выложить ей всё разом.

Но нет, я не могу это сделать. Я не хочу.

Я не могу сказать ей, что человек, которого я идеализируют втоптал меня в грязь, показав, как я на самом деле слаб и беспомощен. Где-то внутри ещё есть жалкая часть меня, которая надеется, что я смогу её достигнуть, если продолжу стараться.

Это может показаться трусостью, но я решил задать Лю вопрос на другую тему.

Услышав сегодня, что Айз получила уровень, я захотел кое-что узнать.

— Эм, Лю… Ты была авантюристкой?

— …Да. Было время, когда я была одной из них. Хочешь что-то выяснить?

Я быстро объяснил ей, что не пытаюсь узнать о её прошлом, прежде чем задать вопрос.

— Хочу узнать, как стать сильнее… Как авантюристы поднимают уровень?

Я всегда думал, что если я продолжу сражаться и получать экселию, я подниму себе уровень, но не знаю, так ли это на самом деле.

Разница между Первым и Вторым Уровнями… Между ними будто возведена стена. Очень высокая стена, которую мне нужно преодолеть, если я хочу когда-нибудь заработать уровень.

Лю выслушала мой вопрос, её глаза смотрели на меня. Наконец она ответила:

— Вы должны сделать нечто великое.

— …А?

— Совершить великий поступок, что-то, что даже боги не смогут проигнорировать.

Великое?..

— Победить противника, сильнее, чем вы сами… Получить разом огромное количество экселии. Таковы условия.

Получить много экселии разом… Значит, сколько бы монстров низкого уровня я не убил, я не подниму уровень. Будут улучшаться только мои характеристики.

Если я не одолею кого-то по настоящему могучего, если я не совершу нечто великое, как герои Сказания о Приключении… Я никогда её не достигну?

— Уровень авантюриста — это сила его души, — как «контейнер» внутри. Благословение бога позволяет душам расти, но только тем душам, которые показали себя достойными.

— Ну, а что тогда с моими способностями? С моими характеристиками?..

— Если вкратце, они нужны, чтобы подготовить вас к великим делам. Только и всего.

Но ещё они показывают способности.

Лю пытается сказать, что авантюрист может поднять свой уровень, когда его характеристики становятся выше, чем D.

— Но сражение с монстром во много раз сильнее, чем ты… разве это не означает, что ты проиграешь?

Кажется, именно это означает «сильнее, чем ты», так?

— Превзойти эту разницу отчасти помогает техника, а отчасти стратегия… Назову тебе обычный способ, которым пользуются: формируют боевую группу.

— Группу?

— Да. Использование совместных усилий и стратегии позволяет убивать зверей, которые сильнее, чем любой из членов группы. Авантюристы Орарио повторяют подобное много раз, чтобы стать сильнее.

Кажется, экселия делится на всех членов группы, но это действительно самый действенный способ слабому авантюристу стать сильным.

— Господин Кранелл, если вы на самом деле желаете стать сильнее, боевая группа необходима. Пожалуйста, примите это во внимание.

— Ладно…

Но это означает, что она

Она победила главаря этажа, убила монстра такого размера и силы самостоятельно — подобные высоты, это…

Меня сковала дальность моей цели, и она же напомнила мне насколько далеки от меня высококлассные авантюристы.

— …Я могу предложить вам совет. Вы не против выслушать?

— А, да. Говорите.

Голос Лю отвлёк меня от мыслей. Она продолжила:

— Господин Кранелл. У каждого приключения есть значение.

— …

— Никто не знает, когда его ждёт приключение. Не теряйте из вида значение вашего пути, вашу цель.

Сделав в этот момент паузу, чтобы я задумался над сказанными ей словами, она продолжила:

— Вы — авантюрист.

Её слова достигли моих ушей, и будто проникли мне в душу.

— То, что вы ищите, скорее всего, нельзя получить не попав в опасность.

— Э-эм…

— Впрочем, нет, не стоит слушать меня в таком вопросе. Интуиция часто меня подводит.

Кажется, на какую-то секунду она мне улыбнулась. Я моргнул в ответ, чтобы прочистить глаза, а у Лю было её обычное холодное выражение на лице.

Я протёр глаза, просто, чтобы убедиться. Лю спросила меня, всё ли в порядке; я в ответ махнул рукой и сказал, что ничего не случилось.

После этого мы продолжили битву с горой грязных тарелок.

— Что же, Господин Кранелл. Пожалуйста, посетите нас снова, когда вам представится такая возможность.

— Разумеется, очень скоро я снова сюда приду.

У Лю остались дела, так что она проводила меня с кухни взглядом, когда я вышел в главное помещение Щедрой Хозяйки. В баре слышится множество разговоров, как всегда людно. Пройдя через выход, я оказался на террасе. Мне пора пойти домой.

— Белл.

— …Силь.

Я обернулся на голос, который меня позвал, и увидел её, стоящую прямо за моей спиной.

Её белые щёки были слегка покрыты краской, интересно, связано ли это как-то с завершением работы, в которую она меня сегодня вовлекла.

— Я очень извиняюсь за сегодня… Большое тебе спасибо за помощь.

— А, что же, поначалу я слишком много возражал, но ты уже много раз тоже меня выручала…

Мои слова оборвались поскольку Силь мне поклонилась. Её обычный пучок с конским хвостиком оказался прямо у меня перед лицом.

Не могу сказать, почему она в таком настроении; это похоже на боевое извинение.

Не то, чтобы оно мне было нужно.

— …Белл.

— ?..

Она подняла голову и взглянула на меня пристальным взглядом.

Её губы то открывались, то снова закрывались. Но не произносили ни звука. Она хочет мне что-то сказать? Я озадаченно наклонил голову.

— Я не авантюристка, так что не знаю, как это выразить…

— Силь?

— …Но ты же не станешь искать себе приключений, правда?

Я широко распахнул глаза, когда её мягкий голос достиг моих ушей.

Она отвела взгляд, смотря куда-то через плечо, и выдавила из себя улыбку.

— Пожалуйста, не делай ничего необдуманного. Вот, что я хочу сказать.

 

 

— …

— …Подумать только, я разволновалась, и именно сейчас.

Я никогда её такой не видел. Она прошептала эти слова, будто на её плечах лежит огромный вес.

Она слышала мой разговор с Лю?

Она обычный житель города, так что некоторые вещи в нашем разговоре могли показаться ей шокирующими.

— Прости, наверное, это прозвучало странно.

— Нет, нет…

— У меня всегда будет готов для тебя обед. Пожалуйста, не забывай приходить.

Я нервно улыбнулся и неожиданно понял настоящее значение её слов.

Она хочет убедиться, что день, когда я не приду, никогда не настанет, и это её способ меня предостеречь.

Она одарила меня красивейшей улыбкой, а после развернулась и вернулась к работе.

— …

Я отвернулся от тёплого, оранжевого света, исходящего из окон, и радостных голосов посетителей, доносящихся из дверей, и посмотрел в ночное небо.

Кажется, будто я оказался на перепутье.

С одной стороны, путь, который мне указала Лю. С другой стороны путь, о котором сказала Силь — а до этого и Эйна, если подумать.

«…Ты авантюрист».

«…Авантюристы не должны пускаться в авантюры».

Возможно, да нет, наверняка, они друг другу противоречат.

Я попытался очистить разум и позволил их словам пронестись мимо.

Не в силах выбрать путь, на этом перепутье я продолжал смотреть на ночное небо.

 

 

Первые солнечные лучи утреннего солнца прорвались из-за горизонта, осветив вершину городской стены Орарио.

Горная гряда вдалеке ярко блеснула, я ощутил теплоту солнца на своём лице.

Почти конец.

Я всё ещё в процессе жёсткой тренировки, но всё уже ясно.

Девушка со светлыми волосами продолжает безжалостно меня атаковать.

Вот задание, которое она мне дала: Получая удары ножен один за другим, двигать телом, пытаясь защитить определённый его участок.

Это и ещё блокирование ножен.

Мои глаза следили за её ударами, и я повышал количество заблокированных атак с самого раннего утра.

Я пытаюсь повторить технику, которую видел сотни раз, её защитную козырную карту.

Вместо прямого блока атаки противника, перенаправить удар оружия, ударив его со стороны, тем самым отведя клинок от своего тела.

После всего случившегося, после того, как я старался с самого восхода и до последнего лучика солнца, самое время применить эту технику против неё.

— !..

Я отступил, сделал вдох и приготовился к её атаке.

Сместив вес тела, перемещаясь между ударами, одни из которых я перенаправил, а от других уклонился, я наконец нашёл время и нанёс удар кинжалом в правой руке.

Так.

Я перестал защищаться и впервые перешёл в нападение.

— !..

Раздался звук удара металла о металл.

Её броня с лёгкостью отразила мою атаку. Но я попал.

Я опустил руку, тяжело дыша, пока Айз молча смотрела на меня.

Солнце осветило горы, заливая всё вокруг утренним светом. Я прищурился, потому что свет ударил мне в глаза.

Но в это мгновенье она улыбнулась. Я не мог этого увидеть, потому что стоял лицом к солнцу, но я это почувствовал.

— На этом закончим… — тихо сказала Айз, смотря на меня.

Часть солнца стала видна в восточном небе с вершины городской стены, на которой мы стоим. Это знак, что наша неделя тренировок окончена.

Я посмотрел, как солнечные лучи начали заливать раскинувшийся внизу город. Когда я осознал, что Айз смотрит туда же, куда и я, наши взгляды встретились. Я склонил голову.

— Спасибо тебе, за всё.

После я низко поклонился, перед моими глазами снова был каменный пол.

Если подумать, может, эта неделя и была короткой, но каждое её мгновение было похоже на сон наяву.

Я выпрямил спину и посмотрел Айз в глаза. Она была, как всегда, безэмоциональна, но её взгляд был мягким и она ответила тёплыми словами:

— Спасибо и от меня. Это было… весело.

Яркие солнечные лучи осветили её лицо, заставив её глаза блеснуть, а на губах девушки была первая улыбка, которую я когда либо от неё видел.

Даже сейчас, в самые последние секунды последнего дня, я перед ней краснел. Я попытался ответить, несколько раз открыл и закрыл рот, прежде чем кивнуть и наконец из себя выдавить:

— …Так вот, постарайся в походе.

— …Постараюсь.

Оставив мне напоследок это слово, она развернулась и пошла прочь.

Я наблюдал, как она пропадает в солнечных лучах, а в моём разуме была только одна мысль: Смогу ли я когда-нибудь её достигнуть?

Наступит ли когда-нибудь ещё один момент, как тот, что был раньше, когда я приблизился к ней настолько, что мог её коснуться?

Если я что и понял за эту недель, так это то, что мой путь к ней будет очень долгим.

Достаточно долгим, чтобы заставить меня замереть от восхищения, и даже погрузиться в отчаянье.

Сможет ли кто-нибудь поймать девушку, которая сейчас уходит?

— …

Но я должен попробовать.

Если я не попробую, значит я уже проиграл. Проиграл, не успев начать.

Возможность стоять с ней рядом, достичь её, испарится, если я не попробую.

Может, я сейчас и слаб, но я клянусь перед восходящим солнцем, что настанет день, когда я её достигну.

В последний раз взглянув на удаляющиеся светлые волосы, я обернулся и побежал в противоположном направлении.

 

 

Эйна распределила все документы на своём столе и вздохнула.

Многие её коллеги уже закончили свою работу и собирались уходить.

Часы, висящие под потолком на стене, показывали восемь часов вечера. Эйна была в офисном помещении, в самом углу Гильдейской приёмной. Поскольку сейчас оставались только люди, работавшие сверхурочно, сама Гильдия к этому моменту была пуста.

Как только Эйна подумала о том, чтобы налить себе чашечку кофе, она услышала замученный голос своей подруги и коллеги из того же департамента.

— Хе-е-е-ех, Эйна, помоги немножко!.. Я одна со всем и до утра не справлюсь?!

— …Что посеешь, то и пожнёшь. Ты эти документы до обеда даже не раскрывала, Миша. Сама виновата.

Мольба Мишы нисколько не убедила Эйну передумать со своим отказом.

Миша, работница-человек Гильдии, вернулась к своему столу, гора документов на котором могла сравниться с высотой городской стены Орарио.

Работа собралась в такую огромную кучу из-за постоянного игнорирования запросов на публикацию информации от богов и богинь разных Паств Орарио.

— Какого чёрта так много авантюристов разом подняли уровень?! Соревнование за поднятие уровня в последнюю минуту?! Это безумие! Кто-нибудь объясните мне!..

— Эй, а ну не жаловаться! На твоём столе результаты множества авантюристов, заработанные кровью и по́том, а ты только жалуешься. Если бы ты работала понемногу каждый день, этого ведь не произошло был, да?

— Да, я раскаиваюсь, Эйна, раскаиваюсь!.. Поэтому, пожалуйста, Эйна, помоги?!

— НЕ-А.

Эйна повернулась спиной, чтобы окончательно утвердить своё решение. Она вздохнула, когда Миша заявила своё последнее «Почему ты так бессердечна?!», вместе с этим Эйна подумала, что её коллеге тоже можно принести немного кофе.

— …

Чувствуя эффект долгого рабочего дня, Эйна поднесла ладонь от подбородка ко лбу, смотря на документ, который она только что завершила.

Это запрос разрешения на проведение официального расследования внутренних дел Паствы Сомы.

В нём содержится информация, которую Эйна лично собрала от Белла и Богини Локи.

Однако, Эйна не пытается распустить Паству Сомы. Разумеется, у неё есть собственные мысли о том, как должна работать Паства — множество мыслей.

Если поднимется вопрос о роспуске Паствы, помощница, которую упоминал Белл, Лили, будет наказана, за всё, что она совершила с самого начала. Какими бы смягчающими ни были обстоятельства, её ждёт наказание.  

Эйна не какая-нибудь богиня правосудия; у неё нет ни меча, ни весов.

Она не слишком хочет во всё это вмешиваться; это не её война.

Но для неё этот случай — это нечто большее.

Если она сможет сделать для авантюристов что-то хорошее — что бы это ни было — раскрыв тем самым правду, Эйна может переступить и через свои личные связи.

Эйна желает только безопасного возвращения каждого авантюриста, и даже если в процессе пострадает она сама, это будет не важно, если её цель будет достигнута.

«После того, как я связалась с этой Паствой, пути назад уже нет…»

Эйна знала сколько личной информации было написано на этом листе бумаги, и что, написав этот документ, она компрометирует саму себя.

«Эта Паства… Паства Белла».

В конце концов, её решимость помочь Беллу привела её в Паству Локи и вовлекла в проблемы, касающиеся Паствы Сомы.

Это нечто, что работники Гильдии — кто-то, кто должен поддерживать нейтралитет и находиться в тени — никогда не должен делать. Она не просто дала Беллу совет и оставила всё как есть.

Она воспользовалась своей властью, и этим заслужила исключение из Гильдии.

Однако.

«…Куда хуже было бы просто проигнорировать случившееся».

Несмотря на то, что это означает её провал как работника Гильдии, для неё это значит куда меньше, чем провал как человека, Эйны Тулле. Возможно, в этой логике есть изъян, но девушка уже приняла своё решение.

В ней течёт та же благородная кровь, что и в Риверии. Может, она эльфийка только наполовину, но она не хочет сделать что-то, что отбросит тень на её имя или родню.

«Если меня уволят… может, я просто попытаюсь присоединиться к Пастве Гестии».

Пошутив про себя, чтобы не падать духом, Эйна задумалась о перспективах на новых местах работы.

От усмешки волосы Эйны слегка дёрнулись.

— Что такое Эйна? Ты так неожиданно начала улыбаться.

— Я не улыбаюсь. Не преувеличивай.

— Да, да, а на самом деле? Что-то произошло? Расскажи, расскажи!

— Ничего серьёзного… Просто задумалась о следующем месте работы…

— Следующая работа… Быть не может! Ты уходишь из Гильдии?!

Вжух, топ, вжух.  Когда Миша чуть не вскрикнула от удивления, половина их коллег повскакивала со стульев — мужская половина.

Чувствуя на себе неожиданно много взглядов, Эйна быстро поправила свою подругу.

— Н-нет, вовсе нет. Просто думаю «что было бы, если бы меня уволили», только и всего. Я не собираюсь уходить из Гильдии.

— Не пугай меня так… И быть не может, что тебя уволят, Эйна.

«Ну это не совсем правда…» — подумала Эйна, натягивая улыбку на лице.

Тем временем, поднявшиеся мужчины, с лёгкими вздохами плюхнулись обратно на стулья.

«Как бы там ни было…»

Стоит Эйне передать этот документ, как начнётся расследование политики управления Сомы.

Несмотря на то, что больших проблем с этой группой нет, многие её члены находятся очень близко к темнейшим частям серой зоны. А если принять во внимание предоставленную Беллом информацию, практически гарантированно, что некоторые из членов этой Паствы совершали преступления против обычных жителей.

Бывали случаи, когда целые Паствы изгонялись из Орарио за игнорирование предупреждений со стороны Гильдии.

Для бога, погружённого в своё хобби, такого как Сома, одного предупреждения будет достаточно, чтобы он пересмотрел политику управления.

«И, в конце концов, оказалось, что помощница по фамилии Арде вовсе не плохой полурослик…»

Эйна отследила и посетила супружескую пару, которая упоминала Лили, когда рассказывала о Пастве Сомы. Они рассказали, что произошло после того ужасного дня с явным чувством вины в голосах.

С тех пор, как они выкинули Лили на улицу, у дверей их лавки начали оставлять деньги. Поскольку деньги оставляют на постоянной основе, эта пара никогда не рассказывала о нанесённом уроне в Гильдию.

Они попросили Эйну извиниться перед Лили вместо них, но Эйна отказалась. Долг той супружеской пары принести извинения лично, никто не должен его передавать.

«…Кровью и потом авантюристов, эх».

Эйна вспомнила слова, произнесённые ей минуту назад.

Она подняла взгляд, будто пытаясь посмотреть куда-то вдаль.

«Если авантюристы топчут ногами других людей… то часть этой крови и пота принадлежит вовсе не авантюристам, не так ли?»

«Не всем из них, по крайней мере», — подумала Эйна.

Эйна искренне надеялась, что все авантюристы однажды вернутся домой, и хотела их поддержать. Но была одна вещь, которая заставляла её задаваться вопросами: авантюристы, которые способны на подобные вещи, не поведя при этом бровью.

Её собственный эмоции противоречили друг другу; очень странное чувство. Уже не впервые Эйна задумывалась, правильно ли она поступает, поддерживая авантюристов. Тело Эйны вздрогнуло, когда она поднялась.

Она знала, что, возможно, думает слишком много, но это не облегчало то нелёгкое чувство, которое она испытывала.

— …Тулле.

— А, да?

Один из коллег обратился к девушке, прервав её мысли прежде, чем она смогла найти ответ.

Мужчина, чей стол был ближе всего к стойке, помахал рукой, указывая на приёмный зал.

Эйна посмотрела в указанном направлении и увидела, подходящего к стойке, Белла.

— …Спасибо.

Она быстро поклонилась и вышла из-за своего стола.

Её лицо было довольно мрачным, но сейчас на нём, будто появился лучик света.

Эйна ускорила шаг и встретилась с Беллом в приёмном зале.

«…Есть авантюристы, которые стараются изо всех сил».

Увидев выходящую к нему Эйну, Белл улыбнулся.

Эйна улыбнулась в ответ.

Разумеется, существует множество разных авантюристов, но видя их стремления и способность игнорировать плохие события, Эйна была рада.

Несмотря на то, что существуют авантюристы, которые могут бросить помощника, существуют и те, кто захочет помощника спасти.

Эйна чувствовала, что даже увольнение стоит того, если оно поможет таким авантюристам. Её желание, чтобы авантюристы были живы, было чистым.

Эйна осознала это, когда смотрела на небольшого авантюриста, стоящего перед ней.

Говорят, что хорошие люди умирают рано, а плохие продолжают жить…

Эйна не верила этим словам; она не хотела в них верить. Но она старалась помочь сохранить хорошим людям жизнь.

В этот момент все её «подозрения» закончились.

Это Город Лабиринта, Орарио.

Город,  со своей собственной волей, в котором даже богам неизвестно, что случится дальше.

 

 

Кану замер на месте.

— К-КАНУ?! ПОМОГИ… ГЬЯ!!!

Он мог только стоять и смотреть на кровь, стекающую по телу авантюриста.

— ГУЮ-Ю-ЮА-А-А-А-А-А!..

Окровавленный, сумасшедший бык.

Волна свежей красной жидкости стекает по его тёмному, двухметровому телу, когда зверь поднимает голову вверх и из его пасти вырывается взрывной рёв.

— УВО-О-О-О-ОХ-Х-Х-Х!!!

Монструозный рёв.

Из ушей Кану пошла кровь, его тело замерло на месте от ужаса, когда сокрушительный рёв подошёл к концу.

Из за твёрдых, будто камни мышц, всё тело зверя казалось оружием. Немногое может вселить в сердца множества авантюристов неподдельный ужас.

Минотавр.

Такое название дано этому типу монстров, которые обычно вооружены огромными топорами, рассекающими авантюристов на пути одного за другим.

 

Всё началось, когда Кану столкнулся с группой Амазонок, сражающихся с огромным мужчиной.

Их жаркая битва занимала собой половину огромной комнаты. Битва между мастерами, авантюристами, которые слишком сильны, чтобы охотиться на верхних этажах Подземелья. Битва, происходившая на глазах у Кану, была эпична.

Поначалу Кану и члены его группы не поверили своим глазам, наблюдая за тем, как целая группа дерётся с одним единственным авантюристом, но заметив эмблему на броне зверочеловека — профиль богини, выгравированный на золотом амулете — они осознали, что бой идёт между членами одной Паствы.

Огромный человек состоит в Пастве Фреи. Поскольку Фрея богиня любви и красоты, у неё немало врагов. Сила ревности не знает границ.

Так что совершенно естественно, что её враги пытаются отплатить любым возможным способом. Фрею не слишком беспокоило, что её авантюристы подвергаются нападениям, когда в одиночку ходят по Подземелью.

Несмотря на то, что Кано и его группа ничего не знали, слухи, что этот мужчина, Оттар, в одиночку охотится на семнадцатом этаже последнюю неделю уже какое-то время ходили по городу. Это нападение на Оттара было спланировано богиней, чтобы поддержать интерес.

Бойцы были гораздо сильнее Кану. Он и его соратники могли только наблюдать за боем с безопасного расстояния. И в этот момент, они заметили нечто странное.

Зверочеловека совершенно не волновала разница в числе, он оборонял огромный ящик за своей спиной.

Момент истины.

Кану и его группа зашли сзади и ждали возможности похитить ящик. Когда им это удалось, звуки битвы за их спинами не стихли. Кану был уверен, что Оттар будет слишком занят нападающими, чтобы начать преследование незамедлительно.

Группа Кану бежала по Подземелью с огромным ящиком. Стоит заметить, что из-за веса и размеров ящика, бег был достаточно медленным, но нужно было сбежать от Оттара так далеко и быстро, как это возможно.

Кану решил, что ящик наполнен добычей с нижнего Подземелья — редкие вещи добытые высококлассным авантюристом. Тот магический меч, который кану недавно получил от… бывшего коллеги, всё ещё был свеж в памяти авантюриста, и Кану нисколько не сомневался, что полоса удач продолжается.

После.

Разорвав дистанцию со зверочеловеком, Кану и его боевая группа потеряли терпение и решили распределить добычу прямо здесь и сейчас.

И тогда они увидели, что было внутри.

Огромный и очень злой Минотавр.

Все члены группы без исключения замерли.

Вскоре всё вокруг заполнили красные брызги.

Яростно разрывая сковывающие его цепи, Минотавр превратил в фарш одного из боевых товарищей Кану.

Испустив рёв, возвещающий о конце света, разъярённый Минотавр выбрался из ящика, с рук монстра стекала свежая кровь.

 

— Ху-у-уе-е-е-е… я-а-а-а-ах-х-х?!

Мужчина — один из последних выживших в боевой группе — заорал звуком, похожим на звук сломанного горна, пытаясь бежать со всех ног.

Обычно покрытый травой пол, превратился в кровавое болото. Его группа стала обычным удобрением на ужасающем поле смерти. Комната превратилась в скотобойню.

Однако, этот человек уже потерял способность мыслить рационально и, пытаясь сбежать, загнал сам себя в угол.

Минотавр приближался к человеку вальяжно, его глаза смотрели на раскрытую шею авантюриста. Кану взглянул через плечо, его ждало неестественное зрелище: Минотавр был вооружён огромным тесаком, который оказался в ящике, будто монстр был авантюристом.

— Э-это тупик?!

— Мро-о-о-о-о-о!..

— Я-а-а-а-ах?!

Понимая, что часть его союзник сыграл свою роль в происходящем, Кану лишь улыбнулся.

Ни выражение на его лице, ни его стойка не изменились, изменился лишь цвет лица Кану, когда монстр приближался к члену его группы.

— Хрррнн!..

— Почему, чтоб тебя! Какого хрена ты здесь?! — кричал человек, прижимаясь спиной к стене. Минотавр смотрел на него сверху вниз, плечи монстра поднимались и опускались в такт дыханию.

Минотавр слушал свои инстинкты и поднял тесак, в то время, как сжавшийся человек, рухнул на пол.

Все мускулы зверя разом напряглись, занеся клинок, будто гильотину.

Чёрная тень пала на авантюриста, погрузив его разум в отчаянье.

Нечленораздельные панические крики авантюриста заполнили комнату, когда…

— Му-у-у-у-у-у-ух!!!

Тук. Разрубающий звук раздался комнате, соединяясь с яростным рёвом монстра.

ПЛЕСЬ. Ещё одна волна свежей крови окатила тело монстра.

— …А?

С того места, в котором стоял Кану, он мог видеть только плечи зверя, так что он не знал, что стало с бывшим членом его группы.

Впрочем, ему хватило взгляда на кровавый фонтан и алых брызг на стене, чтобы понять, что именно произошло.

 

 

Кану стоял в ужасе, не в силах даже пошевелиться, но из его рта вырвался тихий звук.

— Мро-о…

Но этого было достаточно, чтобы Минотавр его услышал.

Минотар обернулся, морда монстра исказилась от ярости.

Его глаза, окружённые кровавыми брызгами, вонзились в кану, будто раскалённые ножи в масло.

Тело авантюриста дрогнуло, будто его в это мгновенье сковали цепями. У Кану сбилось дыхание.

— Мро-о-о-о-о-о!!!

Он побежал.

Освободившись от сковывающих его ментальных цепей, он вложил столько силы в бег, что чуть не растянулся на земле с первыми же шагами.

Однако, восстановив равновесие, Кану рванул с такой скоростью, на которую был способен, а рёв зверя только подстёгивал его бежать быстрее.

Он двигался так быстро, что его ботинки издавали свист с каждым шагом, глаза Кану были широко раскрыты. Разум начал его покидать.

«Да вы издеваетесь?!»

Дыхание кану было прерывистым, будто у загнанной собаки. Кану одновременно думал обо всём, но ни одна мысль не могла завершится в его голове.

Разум будто закипел в его голове. Горячо, слишком горячо.

Реки пота стекали по его телу, пока он бежал как сумасшедший.

Кану бежал не задумываясь о том, куда он направляется. Он много раз чуть не падал, концентрируясь только на своём побеге.

Снаружи была ночь. Никто из авантюристов не охотился в этих коридорах. Кану был в Подземелье совсем один. Подземелье для него обратилось бесконечным лабиринтом стен и коридоров, уходящих в вечность.

«Не успокоиться, не успокоиться, не успокоиться?!»

Авантюрист никак не мог избавиться от ошеломляющей ауры за своей спиной.

Это неправильно. Присутствие зверя погрузило его в свой собственный страх.

Минотавры известны за свои лобовые атаки с разгона, или что-то вроде, так что Кану кричал и пытался разорвать дистанцию со зверем.

Половина рогов минотавра пропала, чем-то сломана. И зверь будто стал умнее, пройдя через эту боль.

Минотавр держал в правой руке огромный меч, продолжая погоню на полной скорости.

— Ха-а-а-ха-ха-а-а-а?!

У Кану перехватило дыхание когда он сделал неожиданный поворот, бросившись в небольшой коридор справа.

Безрассудно бежать, отчаянно пытаясь оторваться.

Последние остатки спокойствия исчезли, мужчина желал только избавиться от проглотившего его страха.

Он совершенно не понимал где сейчас находится, и как он сюда попал.

Его ботинки топтали траву, пока он про себя молился о большей скорости, чтобы избежать смерти.

Прежде, чем Кану сам это осознал, он загнал себя в комнату, из которой нет выхода.

— Твою ма?!.

Его глаза чуть не выскочили из орбит.

Голос звучал напряжённо, казалось голосовые связки сейчас лопнут.

Осознав, что произошло, Кану обернулся, его глаза дрожали.

Громоподобные шаги, преследовавшие его, пропали. Мгновение затишья, такого вязкого, что будто удушающего.

В следующее мгновенье, будто из ниоткуда…

Однорогий Минотавр показал свою морду.

— ?!

Крик, будто объединивший в себе все крики мира, раздался изо рта Кану.

Он перешёл от страха к всепоглощающему ужасу. Паника сковала его тело.

Минотавр был наготове, он крепче перехватил тесак своей могучей хваткой. Этот огромный меч требует двуручной хватки и огромной силы от своего владельца. Но в руках минотавра он казался обычным одноручником.

Злобное дыхание вырывалось изо рта монстра.

Обагрённое оружие и налитые кровью глаза были поглощены жаждой убийства.

— У-убирайся!

Кану завёл руку за спину и достал алый кинжал.

Прицелившись магическим клинком в приближающегося монстра, Кану использовал магическую силу.

— ГУВОУУ!..

— Беги! Проваливай! Отвали от меня!

Поток пламени вырвался из магического клинка и ударило прямо в монстра.

Кану использовал магический клинок по полной; один за другим пламенные залпы находили свою цель. Поскольку бежать больше некуда, только эта огненная стена отделяла Кану от неминуемой смерти.

Минотавр защитил себя от летящих в него залпов своими огромными руками. Кану продолжал выпускать снаряд за снарядом… Пока не услышал громкий треск. Прямо в его руках клинок разлетелся на куски.

— Ха-а-а… че-е-е-е?!

Безжизненный, теперь, магический клинок достиг своего предела и начал уменьшатся, рассыпаясь пылью по полу.

Авантюрист как-то смог вскрикнуть от удивления, когда его последняя стена обороны пала.

В конце концов, Кану был предан даже собственным оружием.

— Хнф-ф-ф, хф-ф-ф!!!

— Э-э-э!!!

Пропитанную кровью шкуру Минотавра всё ещё покрывали искры, когда он приблизился к Кану настолько, что последний ощутил на себе влажное дыхание зверя.

Яростные глаза впились в авантюриста.

Мускулы Минотавра напряглись, по его тени было заметно, что он снова высоко поднял свой меч.

— Н-не-е-е-е-е-е-е-ет!..

Сознание Кану погрузилось в небытие, когда он ощутил сокрушающую, нестерпимую боль.

 

 

Треск!

Ручка чашки сломалась.

— …

Гестия замерла, её взгляд впился в одно место.

Белая чашка сломалась сама по себе, отколовшаяся белая ручка лежала на столе, будто детские качели.

Разлом был чистым; чашка превратилась в кубок без рукояти.

— …

Гестия стояла, молча уставившись на бывшую чашку, чувствуя напряжение. Такой скол, это не нормально. Звук торопливых шагов и одевания заставил её повернуть голову, чтобы увидеть, как Белл проходит мимо стола.

Он только что завершил свои тренировки с Айз. Торопился ли он проверить полученные навыки или нет, но он определённо спешил больше, чем обычно, чтобы начать охоту в Подземелье пораньше.

Гестия смотрела на Белла пока он проходил мимо. Парень на мгновенье остановился, проходя мимо сломанной чашки. Неожиданно богиню охватило беспокойство; она обязана его остановить.

— С уборкой я закончил, Боженька! Если выключишь лампы с магическими камнями перед уходом, будет здорово!

— А… Белл!

Слова вырвались изо рта Гестии в тот момент, когда в Белл уже схватил одной рукой мешок со своей лёгкой бронёй, а вторую положил на дверную ручку. Она знала, что ей не убедить парня сегодня остаться только потому, что у неё «плохое предчувствие». Она и сама себя не совсем понимала.

Однако, и ощущение в своей груди богиня проигнорировать не могла. Она чувствовала, что чашка, будто пыталась её предупредить. Наконец Гестия отвела взгляд, посмотрев наверх.

— А, а… Почему… Что там у тебя с характеристиками? Мы ведь не обновляли их последние несколько дней, да?

— И… правда…

— О чём это ты беспокоишься? Это всего минутку займёт, так… давай?

Гестия пыталась скрыть свои нелёгкие чувства, так что криво улыбнулась. Видя странное выражение на лице богини, Белл расслабился и принял её предложение.

Гестия попыталась выбросить произошедшее с чашкой из головы и быстро принялась за работу.

— …Итак, Белл. Как дела у тебя с помощницей?

— Боженька… ты уже десятый раз об этом спрашиваешь.

— В-вот как?

Молчание напрягало Гестию, так что она попыталась завести разговор первой пришедшей ей в голову фразой, но в ответ получила только смущённую улыбку Белла.

У Гестии были свои причины, чтобы знать, как именно проходят дни Белла и Лили в Подземелье, и поэтому она задавала этот вопрос практически ежедневно с тех пор, как позволила им работать вместе.

Её лицо покраснело, когда она села на спину Белла. Проткнув свой палец иглой, она выдавила ихор — содержащуюся в её крови, силу — и начала наносить иероглифы на спину Белла.

— Ого, это всего неделю было, да? Кенки тебя, похоже, целыми днями избивала. Твоя Защита так возросла, что приблизилась к остальным навыкам.

— …Ха-ха-ха.

Пустой смех Белла достиг ушей богини, и она ускорила темп.

Это стало обыденностью. Когда Гестия обновляла Характеристики Белла, её настроение становилось всё хуже и хуже. Причиной таких перемен был, разумеется, навык, являющийся причиной скорости развития Белла: Liaris Freese.

По виду, Гестия была не очень довольна и неожиданно задала мучивший её, с того самого момента, когда она узнала о тренировках с Айз, вопрос:

— Белл. Прости, что ворошу прошлое, но ты и эта Кенки… Вы же ничем… близким не занимались, не так ли? Ну вроде лежания на коленях или чего-то подобного.

Белл, лежащий лицом на кровати, закашлялся. После этого богиня увидела, как его уши покраснели.

«Чтоб тебя, Валлен-что-то-там!!!» — Гестия стиснула зубы.

Характеристики парня почему-то значительно возросли. Судя по реакции Белла на вопрос Гестии, у богини стало куда больше причин предполагать, что их контакт был ближе, чем простое лежание на коленях.

«Вот чертовка!» — Ревность показала своё уродливое лицо в сердце Гестии.

— А-а, Боженька! Ты знаешь, могут ли мои характеристики улучшаться без боёв с монстрами? Например, на тренировках?

«От ответа уходишь, не так ли?» — подумала Гестия, но ничего не сказала. В конце концов, она богиня. На подобное она способна.

Рука с иглой скользнула вниз.

Белл мог только охнуть от боли. Гестия проигнорировала этот звук, отвечая на вопрос:

— Да, они растут. Экселию можно получить сражаясь с монстрами, или тренируясь этому. Однако, игры тебе ничего не дадут. Помни, что только тяжёлый труд заставляет экселию отпечататься внутри тебя, и я могу использовать её, чтобы увеличивать твои характеристики.

— То есть, ты пытаешься сказать…

— Принимаешь ли ты свой опыт со всей серьёзностью или нет. Твоя собранность определяет количество оставшейся в тебе экселии. В конце концов, боги всего лишь ищут в людях экселию, чтобы улучшать характеристики.

Этот поверхностный разговор приблизил Гестию к тому, чтобы объяснить Беллу, как использовать его Навык, но сказать о нём напрямую богиня не может. Она подумала, что такое объяснение парню будет легче понять.

Как только Гестия завершила обновлять характеристики Белла, она взглянула на полученные результаты. Её губы начали дрожать.

— Ах!.. Боженька, ты только глянь на время. Прости, мне нужно бежать!

Белл взглянул на часы и тут же начал подниматься.

Перенеся свой вес в сторону, он убедился, что боженька свалилась на кровать и спрыгнул с кровати сам. Схватив свой рюкзак, Белл был у дверей считанные секунды спустя.

— Б-Белл! Твои характеристики!..

— Прости, расскажешь, когда я вернусь вечером! Увидимся!

Белл очень торопился, когда Гестия смотрела, как парень закрывает за собой дверь.

Оставшись в одиночестве, Гестия опустила поднятую руку и издала тяжёлый вздох.

Она снова взглянула на сломанную чашку, на столе, прежде чем уставиться на место, в котором находился Белл считанные секунды назад.

Она задумалась о том, что увидела у него на спине.

 

Белл Кранелл

Уровень 1

Сила: S 982

Защита: S 900

Проворство: S 988

Ловкость: SS 1049

Магия: B 751

 

— И что должно означать это «SS»…

Гестия положила свою правую руку на щёку, будто пытаясь поддержать голову.

 

 

Солнце начало восходить над горной грядой с восточной стороны городской стены Орарио.

Айз наблюдала за восходом солнца из квадратного окна своей комнаты. Оно расположено достаточно высоко, чтобы можно было взглянуть на природные красоты, расположенные за городской стеной.

Спокойное, красновато-оранжевое утреннее сияние блеснуло на волосах девушки, когда она заправила их за уши.

Пристегнув саблю — своё единственное оружие — к поясу, Айз надела свои наручные щитки. Удовлетворившись тем, как они сидят на руках, девушка взглянула в окно.

Она была вооружена и готова.

Солнечный свет окружил девушку своим оранжевым сиянием, синяя броня, серебряный нагрудник и щитки на ногах сверкнули в утреннем свете.

Она — принцесса меча, Кенки. И сейчас Айз выглядела именно такой девушкой-воином, как того требует её репутация.

— Эй, Айз, ты всё там? Сколько нам ещё тебя ждать?

— …Я уже выхожу.

Отвечая на голос Бете с другой стороны двери, Айз в последний раз взглянула на себя, прежде чем взяться за дверную ручку.

Прошло десять и ещё два дня с тех пор, как она получила Шестой Уровень. Сегодня день, которого она ждала с нетерпением: экспедиция в Подземелье.

Группа авантюристов Паствы Локи планирует изучать этаж под Нижними Фортами, для этого и началась экспедиция.

Айз стала слишком сильна для «обычных» походов в Подземелье. Это её шанс добраться до новых глубин, единственная возможность увидеть, насколько сильнее она стала.

— Айз, идём! Посмотрим, кто из нас больше монстров завалит!

— Вот заноза… Какого хрена ты тут забыла, Тиона?

— Ой, кто бы говорил. Побитой собачке стоит держать свой хвостик между ног!

— Я не собачка, я волк, чёрт бы тебя побрал! И что значит твоё «побитой»?!

— Так тебе же наотрез отказали, забыл? «Мне нечего сказать побитой собаке», не так ли? Хе-хех!

— Гр-р-р-р-р!!!

За дверью стало шумно, но Айз не придала этому значения. Неожиданно, другой звук привлёк её внимание, и она взглянула в окно.

Ушей девушки достиг гул. Колокольни по всему городу возвестили приход утра.

Девушка обратила внимание на ближайшую к её окну колокольню, на востоке, когда колокол прозвенел во второй раз.

 

 

Пинь. Боль неожиданно пронзила мне шею.

— …

— Сударь Белл?

Я потёр место рукой и осмотрелся.

Широкая комната, с заросшим травой, полом и жёлтыми стенами. Мы на девятом этаже, но я не могу скрыть беспокойство.

Лили уставилась на меня, но я никак не могу выразить.

— Вас что-то волнует, Сударь Белл?

— …Кажется, ничего.

…Кто-то за мной наблюдает?

Я не могу избавиться от ощущения, что кто-то следит за мной.

Ощущения, что мне хотят причинить вред или ранить, у меня нет… просто на моих плечах, будто тяжкий груз.

Мы с Лили решили сегодня охотиться на десятом этаже, так что я решил выйти пораньше, чтобы начать раньше всех. Если подумать, я видел нескольких авантюристов на этажах выше, но по большей части в Подземелье пусто.

Я встретил одного зверочеловека пару комнат назад — этот парень был огромен.  

Может, это его взгляд? Впрочем, следовать за нами у него причин нет… но ощущение такое сильное, что я не могу его игнорировать.

— Лили, обменяемся экипировкой тут?

— А, да, конечно.

Слегка покраснев, Лили быстро сняла мой нарукавник с баселардом внутри со своей спины, и протянула мне.

Я вытащил из рюкзака свою броню и надел её на себя, дважды проверив, что каждая её часть сидит на мне удобно.

Я понадеялся, что чувство защищённости, которое даёт мне броня, поможет мне избавиться от нервозности… но тяжесть с моих плечей и шеи никуда не делась.

На моё сердце, будто оказывалось давление. Все мои внутренности кричали.

— Не слишком ли это странно?..

— Странно?

— Монстров очень мало.

Я наконец сказал о том, что всё это время меня беспокоило. После этого даже Лили осмотрелась и прошептала:

— Теперь, когда вы об этом сказали…

В Подземелье было слишком тихо с тех пор, как мы спустились на девятый этаж. Мы здесь уже некоторое время, и лестница, ведущая на десятый этаж, всего в нескольких комнатах от нас, но мы не встретили ни единого монстра.

Впрочем, мимо нас проскочила группа гоблинов, но они не стали нас атаковать. Было больше похоже, что они от чего-то бегут, на самом деле.

Беспокойство проникло ещё глубже; мои поджилки начали трястись.

Я уже ощущал подобное раньше, и это вернуло мне те воспоминания.

Да.

В тот день в Подземелье тоже было тихо.

Я усиленно помотал головой.

— С-Сударь Белл?

— …Идём. На десятый этаж.

Я приложил руку ко рту, чтобы успокоиться, и сказал эти слова через пальцы.

Мне хотелось сказать: «Давай отсюда выбираться», но я просто не могу.

Будто мой дух подгоняет тело вперёд, несмотря на всё остальное.

Мы вошли в следующую комнату. Два выхода. Один, как я помню, ведёт к лестнице… Когда произошло это.

«…А теперь, покажи мне».

Че?..

Голос, неожиданно прозвучал в моей голове. Не мой голос… будто кто-то разговаривает со мной изнутри. Я напрягся.

Спустя секунду…

 

— …МРО-О-О-О-О-О-О…

 

Ноги застыли.

— …

— Ч-Что это было?..

Лили что-то сказала. Я её не слышал.

Мои уши были заняты другим звуком.

Этот звук… он звучит так похоже на тот рёв. Каждая клеточка моего тела пылала, когда тот рёв всплыл в моей памяти.

— …

Будто дверь, которую давно не смазывали, моя шея со скрежетом повернула голову, чтобы я мог посмотреть за спину.

Этот звук исходил из комнаты, из которой мы только что пришли. Что-то перегородило выход.

Я начал часто дышать. Мои пальцы задрожали. Я не мог сжать кулак.

Я не издал ни единого звука, но мой разум не переставал думать: «Это не правда». Моё внутреннее я говорило как плачущий ребёнок.

Лили тоже дрожала, она тоже заметила. Я молился, будто от этого зависела моя жизнь.

После…

— …Ву-у-у-у-у!

Вот и оно.

— …Ха?

— …

Я был прав. Проклятье.

Всё-таки мне никогда не забыть тот рёв.

Я даже не знаю сколько раз я слышал его в кошмарах. Невозможно вспомнить, сколько раз я слышал подобный рёв других монстров, и это сразу переносило меня в тот день.

Я уже сбился со счёта, сколько раз я был этим напуган.

— Ву-у-у-у-уху-у-у-у-уху-у-у-у…

Минотавр.

— П-почему на девятом этаже Минотавр?..

Хотел бы я это узнать.

Зато одно я узнаю наверняка.

Я узнаю это чувство беспомощности.

Отчаяние, которое не описать словами, я знаю его слишком хорошо.

Моё тело пробила бесконтрольная дрожь.

Всё так же.

Всё так же, как в тот прошлый раз.

— Мро-о-о-о-о-о-о!!!

Безумный бык взревел.

Ошеломляющая мощь и сила прошли сквозь моё тело; я не могу сдержаться. Этого рёва достаточно, чтобы сломить боевой дух любого, кто встанет на пути Минотавра.

Мы с Лили не были исключением, волна страха накрыла нас обоих с головой.

Чудовище сделало ещё один шаг в комнату, оно вышло на свет. Его широкое, серебряное оружие было покрыто свежей кровью.

— Д-Давайте убираться отсюда, Сударь Белл! У нас нет ни единого шанса! Быстрее, пока ещё есть время… Сударь Белл?

Мои глаза смотрели в одно место.

Мои ноги не двигались.

Страх парализовал мою спину; я не мог пошевелиться.

Может, моё тело говорит мне сдаться.

Я напоминаю себе пугало, которое Дедуля делал, когда я был ребёнком. Он надевал броню на любой предмет… И сейчас, я этот предмет.

— Сударь Белл? Сударь Белл?!

Страшно, страшно, страшно, страшно, страшно, страшно.

Как же страшно.

Монстр ужасает.

Слёзы полились из моих глаз. Казалось, что лёгкие сейчас выпрыгнут из груди. Я никак не мог сомкнуть челюсти.

Не уверен, что есть подходящее слово, чтобы описать цвет моего лица.

Аура Минотавра становилась тяжелее с каждым шагом его копыта. Он сминал траву, неумолимо приближаясь.

Передо мной явилось физическое воплощение страха. Моё тело было готово взорваться.

— Мро-о-о-о-о-о-о!

Минотавр побежал со скоростью пушечного ядра.

Монстр приблизился к нам с поразительной скоростью.

Нужно вытащить оружие, но мои руки не двигались. Я ничего не могу сделать.

Это конец.

Монстр высоко занёс меч, собираясь отрубить мне голову. И тогда это случилось.

— …А?!

— Что?

Мои глаза неожиданно уставились в потолок, а до моих ушей донёсся тихий плач.

Прежде, чем я успел осознать, что я ещё жив, я ощутил, что тёплое тело Лили ударилось мне в живот.

Опустив взгляд, я увидел её голову, залитую кровью.

— Л-Лили?..

Я оказался брошен на землю. Монстр по мне не попал; я был брошен на землю броском Лили.

Благодаря тому, что она прыгнула на меня со стороны, я не попал под удар оружия. Но взамен, Лили была ранена.

По ней попал меч? Нет… скорее, один из камней, которые минотавр пнул во время удара.

Моё тело ударилось о землю и проскользило. Земля и камешки пола подлетели в воздух, пока я несколько метров пробороздил землю.

Голова Лили уткнулась в меня, а из её рта раздался слабый стон.

Гах… Моё тело вернулось к жизни, загоревшись изнутри.

— !!!

Энергия заструилась по моим трусливым мышцам, и я поднялся на ноги.

Я боюсь. Я очень сильно напуган. Почти в ужасе.

Вид Минотавра прямо передо мной куда страшнее, чем когда он был на другом конце комнаты. Я не могу контролировать свой страх.

Но мысль о смерти Лили пугает меня куда больше!

— МРО-О-О-О-О-О-О-О!!!

«Прости!» — безмолвно крикнул я, изо всех сил откидывая девушку со своих рук в сторону.

Я не стал смотреть, куда приземлится её небольшое тело. Вместо этого я повернулся к огромному, тяжёлому телу лицом.

Я прикусил зубами свои дрожащие губы. Зверь уставился на меня сверху вниз, снова занеся оружие для смертельного удара, а я поднял правую руку и во весь голос крикнул:

— ВСПЫШКА!!!

— Мро-о-о-о?!

Паутина алых вспышек пламени окружила тело минотавра.

Ошеломлённый неожиданной пламенной атакой, монстр отступил, покрытый целым вихрем огоньков.

Насколько я знаю, на то, что моё Заклинание прикончит монстра, надежды мало. Но я должен попробовать.

Борясь с усталостью, я запаустил заклинание снова.

— Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕА-А-А-А-А-АХ-Х-Х-Х!!!

Снова. Снова. Снова.

Вслепую запуская заклинание за заклинанием, я вложил всю свою веру в Магию.

Вспышки пламени продолжали находить свою цель, взрывы поджигали плоть монстра. Новые языки пламени рождались с каждым взрывом.

Тогда у меня не было этой силы. Вспышка — это мой единственный луч надежды….  и я его не отпущу.

Я продолжал повторять заклинание в своей голове.

— Ха-а-а-ха-а-а!..

Когда я пришёл в себя, я видел только чёрный дым.

Трава вокруг сгорела; я чувствую это по запаху. Что же до Минотавра, даже не знаю. Я не могу увидеть или услышать его.

…Я победил?

Единственным звуком, который я слышал, был треск пламени, я опустил руку.

— Мро-о-о-о…

— …

Внезапный, неожиданный звук пронзил молчание и ударил в мои барабанные перепонки.

Неожиданно облако дыма разорвалось; я заметил огромную руку.

Эта рука нанесла молниеносный удар прямо мне в живот.

Нечто, похожее на живую скалу, нанесло удар по моей броне.

Броня треснула, а сила удара прошлась по моему телу.

— ДАХ-Х-Х-Х?!

Мир вокруг начал вращаться. Воздух вышел из моих лёгких — что сейчас произошло? Мой разум вращался, пока я летел спиной вперёд.

Впрочем, одну вещь я осознал: Айз меня спасла.

Раз моё тело сразу же подлетело в воздух, я получил не всю силу прошедшего удара.

Разумеется, это не означает, что я не почувствовал совершенно ничего. Если бы я принял этот удар неподготовленным, не сомневаюсь, что мой разум и внутренние органы бы разорвались. Эта мрачная мысль промелькнула в моей голове и я беспомощно влетел в стену подземелья.

— ?! А, гах?!

От столкновения стена треснула. Новая волна боли, исходящая от моей спины, заполнила мой разум, и я осознал кое-что очень разочаровывающее: я вбит в стену.

Говорить не могу. Возле моей головы раздался треск, и я упал задом на на пол Подземелья, после чего меня слегка присыпало осколками стены.

Моя броня, похоже, сломалась. Совершенно.

Задняя пластина раскололась; её части лежат рядом со мной. Без её поддержки все остальные части слетели с меня, как только моё тело коснулось земли.

А сколько ещё раз он может отправить меня в полёт?!

Оставшись в одной разорванной тканевой одежде, я поднялся на своих дрожащих ногах.

— Хн-н-н-н-н-ф-ф-ф!..

— !..

Морда зверя скривилась. Выглядит злым.

Но целым.

Я запустил в него больше Вспышек, чем могу упомнить, но он на своих ногах, здоровье в его исконном смысле. Я даже раны на его теле не оставил.

Конечно, по всему его телу горелые следы, но ничего, что могло бы угрожать жизни монстр.

Я слишком слаб.

Взглянув на моё поражённое лицо, Минотавр задрал голову взревел.

 

— МРО-О-О-О-О-ОА-А-А-А-АХ-Х-Х-Х!!!

 

Что же, вот что такое приключение.

Первое для авантюриста, Белла Кранелла.

…Безнадёжно. Мне не победить.

Глядя на яростного зверя, стоявшего напротив, я мог увидеть только отчаяние.

Глава 5. Решимость героя

То, что Подземелье становится больше с каждым этажом, известно всем.

Пятый этаж по размеру примерно как Центральный Парк, а вот четырнадцатый, по слухам, может потягаться своими размерами с целым Орарио.

Это вызывает у боевых групп, идущих в экспедицию, необычные сложности. Огромные группы авантюристов идут в экспедиции, чтобы спуститься в Подземелье так глубоко, как получится. На нижних этажах подобные совместные походы сложностей не вызывают, но вблизи от узких верхних этажей Подземелья всё не так просто.

На первых этажах полная экспедиционная группа будет постоянно застревать. Огромное количество грузовых ящиков и большое количество участников делают продвижение вниз практически невозможным.

Дело не только в монстрах, с которыми приходится справляться в очень ограниченных пространствах, но и в других авантюристах, которым такая группа затруднит передвижение.

Поэтому, для ускорения продвижения вниз, было установлено несколько правил. Одно из таких правил заключается в том, что целая экспедиционная группа делится на две или три группы, которые встречаются в определённой точке, внизу.

Паства Локи следует этому правилу.  Они разделились на две группы и начали спуск в Подземелье.

— Эй, эй, Тионэ. Почему с нами люди из другой Паствы? Нам не нужно столько помощников, а на бойцов они не тянут…

— Дура, Тиона. Забыла уже почему нам в прошлый раз пришлось уйти?

— ?

— Это кузнецы, Тиона.

— А-а-а!

Финн Деймне, полурослик и полевой генерал Паствы Локи, возглавляет группу высококлассных авантюристов, идущих по коридорам седьмого этажа.

В их группе пятнадцать человек, среди которых: Тиона, Тионэ и эльфийка Риверия.

— Оружие подвело нас прежде, чем у нас закончились силы в прошлой Экспедиции. Поэтому, генерал нашёл подходящее решение.

— Пока с нами будут кузнецы, у которых есть навык Ковки, у нас всегда будут под рукой острые клинки! Неплохо, Финн!

— Было бы неудобно брать с собой лишний ящик только для вооружения. Поскольку Локи и Богиня Гефест хорошие подруги, без её помощи мы бы подобный поход не организовали.

— Если подумать, разве не странно, что в нашей Пастве нет никого с навыком Ковки. Было бы неплохо обзавестись таким человеком, вам так не кажется?

Так лучшие из авантюристов Паствы Локи вели себя до прибытия на нижние этажи… Помощники разбирались с монстрами на пути, а сильнейшие авантюристы, спускаясь, убивали только время.

Пока они ожидали своей очереди, они казались беззаботными, но в каждом из них горела готовность.

— Айз! Эй, Айз! Слышала? С нами идут Высшие Кузнецы из Паствы Гефест!

— Да… слышала. Это хорошо.

— Ну, конечно, хорошо! Мы ж можем спускаться как ненормальные!  Это будет так весело!

— Просто напомню, что даже Высшие Кузнецы Паствы Гефест не починят расколовшийся клинок. Не забывайтесь.

Тиона подбежала к Айз и обняла её за плечи, продолжая разговор. Айз легонько улыбнулась, повернувшись к Амазонке.

От такой реакции Тиона расплылась в улыбке, обнажив зубы.

Большинство Амазонок не такие, как она. Тиона была бы на своём месте, родись она в какой-нибудь другой расе. Но её теплота и энергичность расплавили даже ледяную стену, имя которой Айз Валленштайн.

Тионэ, старшая сестра Тионы, сделала той предупреждение, но оно прозвучало, скорее, игриво. Несмотря на то, что все три девушки в бою не имеют себе равных, будучи подругами, они любят друг друга подразнить.

— Чёрт с ним. Раз эти ребята из Паствы Гефест, значит под ногами путаться не будут, и из себя не выведут. Какое облегчение.

— Ну это вопрос времени. Твой комплекс мачо никуда не денется, Бете.

Всё ещё держась за плечи Айз, Тиона повернулась и взглянула на одного из своих спутников, с нервным тиком.

— Какие-то проблемы? — ответил Бете, злобно зыркнув в ответ и обнажив клыки.

— Бете, почему ты всегда говоришь нечто подобное? Неужели, смотреть на всех свысока так приятно? Честно, не могу понять эту твою черту.

— Ха, не думай лишнего. Даже я бы постыдился тягаться в силе с такими мелкими сошками! Просто реалистично смотрю на вещи!

Бете скользнул взглядом по Высшим Кузнецам и добавил:

— Я, если что, их похвалил.

— Тебе бы силе слова поучиться. Наверняка, из-за того, как ты это сказал, они тебя не поняли.

— Ох-хо-хо! Пасть закрой! Вертел я твоих эльфов с их вежливостью! Не встревай в чужие разговоры, Риверия!

Жёсткая, пепельно-серая шерсть Бете вздыбилась, когда он мотнул головой и плечами, огрызаясь эльфийке.

Парень расслабил губы, убирая оскал.

— Кто ты такая, чтобы вякать? Все твои высшие могучие эльфы точно так же думают. Можешь глядя в глаза сказать, что тебя не бесит, как какой-то хиляк пытается играть в большого мальчика?

— Тионэ только что у меня всё стащила-а-а-а-а!!!

— Перестань кричать странные вещи, эй…

— Будет ложью, если я скажу, что никогда не смотрела на них с жалостью, не сравнивай моё сострадание и своё презрение.

— А знаешь? То есть, это от жалости к слабакам могучие высшие эльфы и выглядят такими снобами… догоняешь?

Финн издал тяжёлый, протяжный вздох, когда Бете и Риверия продолжили свой спор.

Он понимал, что Бете прав в том, как большинство эльфов относится к другим расам, и не стал задевать Риверию лично. К тому же, и сами вервольфы не славятся своим сочувствием к другим людям, а особенно это относится к Бете.

Споры между этими двоими не редкость; на самом деле, это почти естественно. Обычно их начинает Риверия, когда Бете говорит что-то, с чем эльфийка не согласна.

Финн и остальные прекрасно об этом знают, так что уже не пытаются остановить эти споры. Даже Айз тихонько наблюдает, идя в нескольких шагах позади.

— Я просто презираю слабаков. Они постоянно бахвалятся хотя нихрена не могут! Блевать тянет от одной этой мысли!

— А я слышу только самоуверенность человека, однажды бывшего в том же положении.

— Она права, Бете, разве ты и сам недавно не был слабаком?

— Знай своё место, я только это имею в виду.

Айз тихонько повторила себе под нос: «своё место», Тиона всё ещё обнимала её за плечи.

Какое-то время девушка об этом думала.

У неё не было жалости, сочувствия или отвращения, был только вопрос.

Как мальчик, настолько ненавидящий своё место, мог так сильно вырасти за прошедшее время? Что им движет?

Айз немного могла вспомнить о их первой встрече, только, готовые разрыдаться, рубиново-красные глаза.

И тогда это произошло.

Без предупреждения, Айз навострилась.

— …Четверо, вроде?

— Что-то случилось, может, вы об этом слышали?

Один за другим все члены группы тоже услышали шум и повернулись к его источнику. Тиона перенесла свой вес с одного плеча Айз на другое, чтобы взглянуть, а волчьи уши Бете вытянулись в сторону шума.

Звук быстрых шагов раздавался из-за правого угла перекрёстка. По торопливости можно было понять, что кто-то в ужасе убегает.

Помощники тут же выступили вперёд со щитами, готовясь к засаде, но Финн поднял руку и отозвал помощников. Он приказал всем занять свои места.

Наконец, из-за угла показалась группа авантюристов.

— Кажется, они спешат. Стоит спросить почему?

— Даже не думай. Мы не станем вмешиваться в дела другой группы в Подземелье.

— Эй, ребята! Где пожар?

Игнорируя предостережение сестры, Тиона окликнула появившуюся боевую группу.

Все четверо авантюристов бежали, оглядываясь назад, будто их кто-то преследовал. Голос Тионы заставил авантюристов подпрыгнуть от неожиданности.

— Ч-ч-что за?.. А? Амазонка?!

— Тиона Хайрит?!

— Стоп… Паства Локи?! Экспедиция?!

Бегущие авантюристы остановились, вздрогнув от неожиданности, и уставились, на стоящих напротив, высококлассных авантюристов.

Тиона надулась, когда один из авантюристов завопил, будто убийцу увидел, но Бете это не волновало и он подошёл к авантюристам.

— Ну всё, тихо. Мы задали вопрос, ты ответишь. Какого чёрта вы делаете? На орду муравьёв-убийц набрели или что? Пару помощников им скормили, чтобы удрать?

— Да как ты смеешь?!

— Тише будь.

— …В сравнении с этим, я бы лучше с сотней муравьёв-убийц встретился!

Одного из мужчин будто прорвало. Бете поднял плечи от удивления.

Подозрительно взглянув на каждого, Бете опустил брови, будто спрашивая что случилось. Авантюристы переглянулись, прежде чем человек, скорее всего, лидер группы, начал разговор.

— …Там был Минотавр.

— …Чё?

— Минотавр, говорю! Он бродит по верхним этажам!

Видя бледность лица лидера группы, Бете глянул на своих спутников через плечо.

Финн и остальные не вступали в разговор, но у всех были мрачные лица.

Никто не взглянул на Айз, но правая рука девушки начала дрожать.

— Не думаете… Что это один из тех, что от нас удрал?

— Невозможно. Мы всех до единого убили, разве нет?

— Было бы странно, если это один из тех, даже если мы просмотрели. Прошёл месяц с прошлой экспедиции. Если бы по верхним этажам столько бродил Минотавр, среди авантюристов низкого ранга было бы много потерь. Я бы о таком услышал.

— …Прошу прощения. Не могли бы вы объяснить подробнее, что вы видели?

— А… конечно.

Финн подошёл к лидеру группы и спросил того в лицо. Лидер начал рассказывать, что произошло.

Он сказал, что группа шла своим обычным путём, когда они увидели два силуэта в конце коридора: Минотавра и беловолосого парня.

Крики парня и рёв Минотавра напугали их до смерти. Поэтому, они просто сбежали.

Лидер группы добавил, что у Минотавра был огромный меч.

— Меч?..

— Не оружие Подземелья?

— Д-да… Не сомневаюсь, что меч.

— …Вы слышали что-нибудь о Минотавре до того, как его встретили?

— Ничего не слышали! Думаете мы бы сюда спустились, если бы знали?

— Генерал?..

— Ага… как-то это очень подозрительно.

Когда выяснилось, что за этого Минотавра члены Паствы Локи никакой ответственности не несут, возникло ещё больше вопросов об этом монстре.

Финн, чья интуиция обычно не подводит, решил, что это проделка какого-то божества.

По крайней мере, бог должен быть вовлечён в случившееся. Нет никакого другого логичного объяснения.

Оставшаяся часть экспедиционной группы также услышала разговор и остановилась.

— Где вы видели Минотавра?

Из собравшихся людей вышла светловолосая девушка.

Её голос был мягким, когда она подошла к четвёрке авантюристов.

— А?

— На каком этаже вы видели, как авантюрист сражается с Минотавром?

— Де-девятый… если они никуда не убежали…

Услышав номер этажа, Айз сорвалась и побежала по Подземелью.

— АЙЗ?!

— Ты что творишь?!

— Эй, ребята, мы тут в экспедицию идём, или как?!

— …Финн?

— Да, знаю… Группа, продолжайте движение! Идите самым коротким путём на восемнадцатый этаж! Рауль, ты за главного!

— С-Сэр?

— «За главного»… Собираешься проверить лично?

— За главного, пока я не вернусь. Хочу увидеть своими глазами. Риверия, ты же и сама не собираешься с группой оставаться?

— …Если ощущения подсказывают тебе, что тебе нужно идти, Финн, я пойду за тобой, понравится тебе это или нет.

— Ха-ха-ха!

Члены Паствы Локи и Паствы Гефест погрузились в молчание, когда небольшая группа сильнейших авантюристов отправилась в глубины Подземелья.

У небольшой группы авантюристов появилось новое задание — найти ответы на девятом этаже.

 

 

Лицо Дедули.

Не хочу видеть его лицо.

Мои родители пропали, он был единственным, кто меня растил.

В его глазах всегда были искорки веселья и он говорил что-то вроде «Хотелось бы мне спасти пару милых девочек и заработать очки!» Или «Обхаживание дам — это самая мякотка романтики!» или «В том, чтобы поиграть нет ничего плохого!» и даже «Только не изменяй, понял меня?» Он говорил и многое другое, чего я понять не мог, но это всегда звучало весело и задорно.

Обычно он рассказывал мне истории о героях, причём так живо, будто я и сам оказывался вовлечён в эту историю.

Только после его смерти, я узнал, что это он сам рисовал картинки в книгах, которые дарил мне на дни рожденья, все эти годы.

…Они просто нечто!

…Любой из них может победить врага, который сильнее, чем они сами.

…Куда уж до них мне, чудаку.

Заявляя, что в сравнении с этими героями он ничто, дедушка всегда широко улыбался.

Но то, что он не сделал ничего героического — это большая ложь.

Дедуля легендарен.

Когда я был ребёнком и меня чуть не убил гоблин, дедуля примчался со скоростью молнии, вооружённый садовой лопатой.

Он всегда ходил в мешковатой одежде, но тогда я увидел, как велики его мышцы, насколько он силён. В тот день, он сиял как настоящий воин.

Даже, когда показалось ещё два гоблина, Дедуля не отступил и прикрыл меня. Я помню его руки, толстые как деревья, которыми он держал своё «оружие».

А после он меня обнял. Ещё никогда я не чувствовал себя в такой безопасности, как когда его руки были на моей спине.

Если подумать, то…

Первым героем, которого я идеализировал, был мой дедушка.

Если ты в опасности, беги.

Если ты напуган, отступи.

Если ты можешь умереть, зови на помощь.

Если женщина злится, немедленно проси прощения.

В том, чтобы быть смешным, нет ничего постыдного.

Самое худшее — это невозможность принять решение и действовать.

Дедуля всегда об этом говорил.

Даже после того, как он исчез из моей жизни, его поучения со мной. Дедуля был тем, кто дал мне мотивацию.

Это его слова привели меня в Орарио.

Но я не хочу, чтобы он видел меня таким. Я не могу взглянуть на его лицо.

 

— МРО-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

 

Дедуля.

Сейчас я не могу двинуться.

— …Н… а.

Я поднял голову, и увидел только брызгающую изо рта Минотавра слюну.

Монстр всё ещё далеко от меня, но он рычит и бренчит своим мечом снова и снова, будто назло.

Я не вижу всё его тело, его шкура как тяжёлая броня. Даже после стольких Вспышек, на его огромном теле не осталось ни единого ранения.

Осознание, что моя Магия не работает, сделало меня совершенно беспомощным, у меня слабое и пустое тело.

«Мне не победить». — Уже и не знаю, сколько раз эти слова прозвучали в моей голове.

Руки и ноги будто задубели.

Я поднялся на ноги, но мои колени дрожат. Они в любой момент могут подкоситься.

— Хн-н-н-ф-ф-ф!!!

— ?!

Я ощутил, как холодок пробежал по спине, когда монстр в очередной раз начал безотрывно смотреть на меня.

Леденящий страх окутал моё тело и сменился беспросветным отчаянием, все мышцы в моём теле будто поразила слабость.

Голова работала на полной скорости, но инстинкты подсказывали, что конец близок.

Следующий удар меня сотрёт меня в порошок.

Мы с Лили всё равно, что мертвы.

Нужно двигаться!…

Пальцы начали дрожать.

— МРО-О-О-О-О-О-О-О!

…Я слишком близко к стене!

В ту секунду, когда я увидел, как Минотавр начал нападать, я двинулся.

Этот монстр настолько велик, что стоит мне упереться спиной в стену, мне не уклониться и не убежать.

Первостепенная задача: выбраться на открытое пространство. Отбежав от Лили, я остановился в середине комнаты.

Глаза Минотавра следили за каждым моим движением. Он видел, что я пытаюсь сделать и предвидел это движение, ринувшись на меня с правой стороны на полной скорости.

Он приближается слишком быстро!

Я видел, как его силуэт становился всё больше своими собственными глазами.

— МРО-О-ОНН!!!

— …Гк!!!

Оторвавшись от земли, он подлетел.

Мне осталось только ответить прыжком, иначе я не смогу уклониться от его огромного тесака.

Я отвёл его клинок своим, убирая его с пути своего тела и пролетая за Минотавра.

Удар от столкновения лезвий заставил меня на секунду потерять равновесие, мои руки коснулись пола, а по спине пробежал холодок. Но я опустил голову вниз и несколько раз перекатился, прежде чем снова оказаться на ногах.

Поворот и шаг назад.

Земля под моими ногами треснула, разлом начинался от пропитанного кровью клинка в руках минотавра. Зверь уставился на меня, а я разрывал дистанцию так быстро, как только мог.

— МРО-О-О-О-А-А-АХ-Х-Х!!!

Но стоило монстру пригнуться головой к земле, как он свёл на нет все мои усилия.

У меня округлились от удивления глаза, когда монстр, держа обеими руками меч, готовился нанести размашистый удар.

Я ощутил, как кровь прилила к лицу.

Я услышал, как рассекается воздух, когда упал на колени и пригнулся так сильно, как смог. Я ощутил мощь удара Минотавра, когда лезвие его огромного меча пронеслось над моей головой.

Ощущение было такое, будто мою тень разрубили надвое — удар был близок к тому, чтобы снести мою голову с плеч. Он даже срезал несколько волос у меня с затылка.

— МРО-О-О-О-А-А-А!!!

— М-м-м-м?!

Пока мои волосы ещё падали на землю, Минотавр уже занёс меч над моим телом. Я сделал кувырок вперёд так быстро, будто моим телом выстрелили из пушки. БАХ!

Вот и начался настоящий натиск.

Минотавр наносил удары снова и снова, перепачканный кровью клинок, был направлен в мою шею. В каком направлении я бы не пытался уклониться, уйти из зоны поражения клинка я не мог. Вскоре на моё тело начали сыпаться удары и пинки. Я даже не успеваю увидеть, когда они наносятся, но если перестану кувыркаться, всё будет кончено!

Каждый удар сердца, каждое дыхание вызывали жжение в груди.

Осознание того, что одна ошибка повлечёт за собой неминуемую смерть, зажала мой разум в тиски.

Ощущение опасности, в моей голове никак не унималось.

У меня сейчас уши отвалятся.

— ?! Гух?!

К тому времени, как я это заметил, моё тело было разбито. Впрочем, чего можно было ожидать после того, как я столько катался по полу, избегая одного смертельного удара неистового Минотавра за другим?

У меня нет права на ошибку, как мне ещё быть? Я весь в порезах и синяках, кажется, я уже одной ногой в могиле.

Если так продолжится и дальше…

Мысли о будущем в моей голове оставляли странное ощущение.

Я уклонился от последнего удара на волосок, снова.

Это всего лишь вопрос времени. Даже, если у меня получится избежать следующего, от смерти мне не уйти.

Убегать.

Убираться отсюда, у меня нет ни единого шанса!

Если я не сбегу, никто меня не спасёт!

— Сударь… Белл…

Мои глаза отвлеклись на источник звука. Небольшая кочка на земле вздрогнула.

Это Лили. Её тело дрожит, будто она в любой момент рухнет обратно. Она взглянула на меня, её глаза были блеклыми. У неё всё ещё идёт кровь, небольшая красная струйка стекает по её щеке.

Я крикнул, что есть силы:

— Лили убегай отсюда!

Мой голос практически привёл её в чувство, волна сильной дрожи поразила её тело.

Отпрыгивая от ударов огромного меча, я снова и снова кричал ей разворачиваться и бежать.

Но она не двигалась.  Она стояла и смотрела на меня мокрыми, от слёз, глазами.

Ах-х… Это слишком!

— Беги… Уходи отсюда!

Она замотала головой нет, слёзы потоком полились из её глаз. Она не может ясно мыслить? Сейчас она как испорченный ребёнок, который хочет, чтобы всё было, как он того захочет.

ПОЧЕМУ?!

Пока она здесь, я не могу убежать!

Как только сбежит она, смогу уйти и я!

Ты не понимаешь? Почему ты не бежишь? Умоляю, очнись!!!

— УБИРАЙСЯ!!! СЕЙЧАС ЖЕ!!!

Гнев наполнил мой голос, когда я крикнул на неё в очередной раз.

Слёзы заполнили её окровавленное лицо, когда она поворачивалась ко мне спиной.

Топ, топ, топ. Она побежала прочь из комнаты.

Да! Теперь я могу сбежать!

Наконец, я смогу отсюда выбраться!

Я могу уйти…

«Да чёрта с два я могу уйти…»

Если меня здесь не будет, что остановит этого ублюдка от погони за ней?

Если этот сумасшедший бык пойдёт за ней, Лили… Тогда Лили…

— …ЧТОБ ТЕБЯ!!!

Я скользнул правой рукой к нарукавнику и вытащил баселард.

Сделав последний перекат, я упёрся ногой в землю и оказался с монстром лицом к лицу.

Даже не знаю, хочется ли мне злиться, или мне хочется разрыдаться. Произошедшее повредило мой разум, я не могу мыслить ясно.

От отчаянья, я ввязался в бой с Минотавром.

— МРО-О-О-О-О-ОА-А-АХ-Х-Х!!!

— ?!

Я быстро уклонился от неожиданного удара рукой и ударил баселардом по руке понстра.

Чувствуя, как отдача проходит по моей руке, я отпрыгнул, уклоняясь от удара его меча. Мне бы не удалось заблокировать удар такой силы баселардом.

Приземлившись, я подготовился к следующей атаке.

Мой взгляд встретился с яростным взглядом зверя.

— РОА-А-А-А, ВО-О-О, О-О-ОХ-Х-Х!!!

— Гах!

Я не переставал уклоняться от ударов, продолжая свой танец совершенно без брони. Огромный меч снова и снова ударялся о землю, каждый раз окидывая меня и мои раны грязью и камнями.

Дыхание Минотавра было тяжёлым и прерывистым. Ему не нравится, что он не может по мне попасть?

Моё же дыхание стало размеренным, почти спокойным. Разумеется, вспотел я как в последний раз. Наверное, сейчас я бы целое озеро выпил.

Каждая атака Минотавра снова и снова вызывала волны мощи, но все они не причиняли мне вреда. Каждый звук в Подземелье сейчас исходил только от этой битвы.

Два силуэта сражались в широкой, покрытой травой, комнате под светом потолка высоко над головами.

— ФО-О-О… ВО-О-О-ОХ-Х-Х!!!

Я ощущаю ярость в рёве зверя.

Он будто кричит: «Не трепыхайся!»

Только набравшись смелости встретиться со зверем лицом к лицу с одним баселардом для защиты, я заметил, что моя ловкость на уровне ловкости монстра.

Но я не могу сражаться.

Каждый раз, когда в моей голове возникает мысль об ударе, руки холодеют и я отступаю. Я ещё слишком напуган.

Не нападать.

Сконцентрироваться на отступлении.

Уклоняться, уклоняться, уклоняться. Столько, сколько возможно.

Если я смогу прожить на секунду больше, этого достаточно!…

Правда?..

— Ха-ах-х-х!

Тяжело вдохнув, я наклонился, уходя от очередного мощного бокового удара.

Я уже потерял счёт, сколько раз я ощущал на своём лице дыхание смерти. От постоянных ударов, проходящих на волосок, по моим щекам ручьями стекал пот. Моё сердце будто сковано мощью ауры зверя.

Может, я и дрожу, но я ещё здесь, ещё продолжаю.

Отпрыгнув от очередного вертикального удара тесака зверя, я заметил брешь в нападении Минотавра. Когда всё его тело подаётся вперёд, а меч оказывается перед ним, он не может нанести удар сбоку без моего ведома. Безопасный момент!

Когда я отпрыгнул в место, в котором зверь открыт, глаза Минотавра сузились.

— …

Фу-у-уф-ф-ф. Его тяжёлое дыхание достигло моих ушей, минотавр отвёл взгляд от своего огромного меча и повернул шею, готовясь к другому удару.

— …Дах?!

С этой стороны у него была возможность, о которой я не подумал — удар головой.

Ко мне приближалось оружие с головы монстра, его рог!

И его кончик был направлен прямо мне в грудь!

— Е-е-ей?!

Несмотря на то, что я знал о бесполезности своих намерений, я выставил свой нарукавник для встречи с кончиком рога. Рог вошёл в нарукавник как раскалённый нож в масло.

Благодаря углу атаки я избежал смертельного ударам. Каким-то чудом, несмотря на то, что моя левая рука была в нарукавнике, я отделался лишь лёгким порезом.

Вот только…

Рог застрял в нарукавнике.

Нарукавник пристёгнут к моей руке. Мои ноги оторвались от земли, когда минотавр поднялся вместе со мной, висящем на нём.

— Гехе?!

— О-О-ОуВОУ-У!!!

Он мотал шеей, вертя мной, будто тряпичной куклой.

Когда он менял направление головы, моё тело двигалось вместе с ней.

Всё закружилось; я был в шоке. Я не мог понять, где именно находится земля — знал только, что я в двух метрах над ней.

Ничего не вижу! Слишком быстро!

Я стал двигаться ещё быстрее, воздух вокруг меня начал свистеть.

Левое плечо было на пределе, болело от постоянного дёрганья в разные стороны.

Ещё два или три бешеных рывка зверя, и нарукавник сломался, за секунду до того, как моё плечо бы отказало.

Нарукавник сломан, но рог всё ещё цепляется за обломок.

И в эту секунду, минотавр мотнул рогом вверх. Рука свободна, ничего не остановило меня от полёта.

— УХ-Х-Х-ВА-А-А-А-А-А-А-АЙ!!!!

Я подлетел на расстояние прикосновения до десятиметрового потолка девятого этажа подземелья, прежде чем гравитация сделала своё дело.

Достигнув вершины Подземелья,  я перешёл к падению.

Я не мог перевернуть своё тело перед падением, потолок отдалялся от меня — быстро.

— ГЕХА-А-А-А-АХ!

Я приземлился прямо на спину.

Адская боль разнеслась по моей спине и каждому нерву в моём теле. Перед глазами кружились звёзды.

Я ощущал, как мои руки и ноги бьются в конвульсиях снова и снова.

Если бы не моя Защита, я был бы уже мёртв?!

— Ах… хах?!

Глаза не переставали моргать.

Волна боли криком вырвалась изо рта. Я схватился за лоб и заставил себя закрыть глаза.

Но я ощущал, как от шагов Минотавра дрожит земля, как он приближается.

Это плохо, но больше я ничего не могу сделать. Я не могу двинуться; я могу только издавать странные звуки.

Невозможность двигаться вернула в меня ужас, я держался на одной только силе воли. Страх вернулся и взял своё.

Стук, стук — зубы начали стучать. Слёзы полились из глаз.

Напуган.

Я никогда не был так напуган.

Мне больно. Болит всё. Я корчусь от боли.

Но помимо всего прочего.

Я в беспросветном ужасе.

Слишком напуган, чтобы встать.

— У-у-ух!..

Дрожь земли, от приближающихся шагов, заставила мои волосы встать дыбом. Он приближается, медленно.

Я буду разрублен. Паника отобрала у меня чувство рук и ног.

Страх меня подчинил, сломал меня. Но если я ему сдамся, сделает ли это приближающееся безболезненным?

Я открыл глаза и увидел яркие огни над головой. Каждый из лучиков света отражался в моих слезах.

…Это конец.

Ужас внутри меня поглотил последние осколки надежды, и я в последний раз тяжело вздохнул.

— ?..

Шаги остановились.

Расправа, которой я не мог бы противостоять, остановилась, и стало очень тихо.

Вместо дрожи от шагов, налетел ветерок.

Как странно. Что случилось? Я метался между ужасом и интересом. Что происходит?

Расслабив лицо, я попытался двинуться.

Тело всё ещё дрожало, но я смог поднять с земли голову.

И тогда…

— …

…Я увидел её.

— …

Длинные, светлые волосы. Синяя броня. Тонкая, сияющая сабля.

Как и вчера, спиной ко мне стояла девушка рыцарь.

Время замерло.

— Ух-х… Уво-о-о?!

Минотавр был напуган.

Его взгляд остановился на молчаливой воительнице, зверь сделал несколько шаркающих шагов назад.

Я ощутил ветер.

И она была в центре, её появление наполнило комнату и принесло спокойствие.

Её аура распространилась повсюду.

…Кенки, Айз Валленштайн.

— Нашла! Эй, Айз!!!

— Хах, ради такой скуки заставила меня сюда тащиться? Мерзость!

Ещё больше звуков шагов, и новые голоса достигли моих ушей, но я не мог отвести от неё взгляд.

Её глаза и кончик носа.

Айз встала между мной и Минотавром, встав напротив зверя.

В моей голове всё смешалось. Что происходит?

Что случилось?

Моё тело оторвалось от земли, будто кто-то поднял меня невидимыми верёвками. Я этого даже не заметил, всё моё внимание было на девушке, стоящей впереди.

— …Ты в порядке?

…В порядке ли я?

Как и в первый раз.

Она стояла передо мной, смотря на меня через плечо, из её тонких губ вырвались эти слова.

Меня тряхнуло, будто от удара молнии.

— …Ты хорошо постарался.

Я… постарался?

Не так, как в прошлый раз.

Слова жалости, подбадривание.

Ба-бах! Моё сердце рухнуло.

— Я спасу тебя.

Спасёт… меня?

Моё сердце вырвалось из груди.

На моих глазах, неожиданно, мир потерял краски.

Всё было объято белым.

Спасёт?

Я буду спасён?

Снова?

Ею?

Как и раньше?

Как по сценарию?

Кто?

…Я.

— ?!

Во мне зажёгся огонь.

Искра разгорелась во всепожирающее пламя, которое выжгло все эмоции из моей головы.

Страх исчез в ревущем пламени.

Новая сила, о которой я никогда не подозревал, использовала пламя, чтобы наполнить моё тело силой.

Поднимись.

Вставай!

ВСТАНЬ, СЕЙЧАС ЖЕ!!!

Сколько ты собираешься тут отлёживаться?!

Сколько раз ты позволишь ей спасать себя?!

Такое уже было!

Я не могу позволить себе быть спасённым ей ещё раз! Я не могу этого позволить!!!

— ?!

Тело, двигайся!

Если у тебя было время на то, чтобы пугаться, было и время, чтобы решиться!

Она — твой идол! Хочешь, чтобы она снова увидела тебя таким?

Это её ты хочешь поразить — так что не показывай ей что-то настолько же постыдное, насколько уже показал. Как это тебе послужит?

Я не могу этого вынести, я не хочу через это проходить, я отказываюсь вот так сдаваться!

Если я не смогу впечатлить её сейчас, когда ещё у меня будет шанс?!

Если сейчас неподходящий момент, чтобы взглянуть ей в глаза, когда он будет подходящим?!

Если я не смогу подняться на ноги сейчас, то когда я смогу?

 

Если я сейчас не достигну новой высоты, то когда, чёрт меня дери, я это сделаю?!

Мои ноги оттолкнулись от земли.

Я поднялся и снова начал двигаться.

— ?!

— …не могу…

Я схватил её за руку.

Она казалась такой тонкой, такой нежной, что сильным сжатием я мог бы её сломать. Я легонько толкнул девушку себе за спину.

Я пошёл вперёд; таков мой выбор.

— Я не могу быть спасён Айз Валленштайн снова!

Крикнул я выхватывая свой кинжал.

Минотавр, увидел, что я вышел вперёд. Его глаза округлились, а после он издал нечто, похожее на победный смешок.

Будто исполняя моё желание, зверь направил на меня лезвие своего меча.

— Я твой противник!..

Самое время для приключения.

Часть меня знала это с самого начала.

Сегодня, впервые я узнаю, что лежит по другую сторону стены.

 

 

Парень рванул вперёд.

Айз поражённо наблюдала, как маленький кролик бросился на огромного быка.

— Ладненько, красть чужое убийство, против правил. Кажется, тебя отшили, Айз.

— …

Беззаботный, почти шутливый голос Бете раздался за спиной одинокой, теперь, Айз.

Он продолжил, сказав, что у этого ребёнка есть такое право, он авантюрист.

Бете и Тиона вошли в комнату почти сразу после Айз, вскоре подошла Тионэ и, наконец, Риверия вместе с Финном.

Все они подошли вовремя, чтобы увидеть, как Белл вызвал Минотавра на бой.

Глаза Бете следили за движениями мальчика, когда Белл уклонился от первого удара монстров. Он охнул от удивления и широко раскрыл рот, заметив что-то необычное.

— Этот беловолосый… это же помидорка? Ке! Ха-ха-ха-ха! Бедный ребёнок! Видимо, Минотавры на него западают!

— Ты про того, кого Айз спасла в последний момент?

— Тот, ага! Видишь сердечки в глазах рогатого? Ради любви к Беловолосику он даже на такую высоту забрался!

— Заканчивай шутить, Бете.

Бете отмахнулся от предупреждения Тионэ.

На лице вервольфа появилась усмешка, он продолжил следить за боем.

— Ладно, ладно. Но я этого пацана вытаскивать не буду. Зад Беловолосика итак недавно прикрыли, а он ещё и сбежал как слабак какой-то.

— Ты уверен насчёт этого? Он же первого уровня, так? Минотавр точно его победит!

— Помидорка сам решил. Дальше не наше дело. Не думаешь, что так правильно, Тионэ?

— Хочешь, чтобы я не вмешивалась?

Бете заметил раздражение на лице Тионэ, но это его не беспокоило. Он снова начал следить за боем, улыбка не сходила с его лица.

Три авантюриста стояли почти неподвижно, но Тиона не могла усидеть на месте. Она хотела помочь парню, а не наблюдать за его смертью.

— Мы же всё равно этого монстра не проигнорируем! Мы можем убить его до или после смерти мальчика, так ведь! Ему помогу я!

— Оставь его. Мальчик становится мужиком. Ты хоть понимаешь каково ему будет в этот раз, после прошлого унижения? Я бы на его месте предпочёл бы сдохнуть, а не пройти через такое снова.

— Никто твоего аскетизма не разделяет, Бете!

Все трое тихонько усмехнулись, на мгновенье забыв, что происходит. Но среди этих смешков раздался дрожащий, едва различимый, голос.

Небольшой силуэт в стороне, почти неспособный стоять.

— …Пожалуйста, великие авантюристы. Сударь Белл… Пожалуйста, спасите Сударя Белла…

— П-полурослик…

— Эй, руки убери! Я сказал, УБЕРИ!

Совершенно не пришедшая в себя Лили, сделала шаг вперёд и ухватилась за одежду Бете, чтобы не упасть.

— Лили вам отплатит. Лили сделает всё, всё, что угодно… Пожалуйста, спасите Сударя Белла… Пожалуйста!..

— Я-я тебе чё сказал…

В голосе девушки полурослика было всё больше отчаяния, Бете смотрел на неё, его волчьи уши были навострены. Но, увидев лицо девушки, даже он смягчился.

Риверия подошла к Лили сзади и поднесла правую руку к глазам девушки. После, эльфийка обхватила девушку за живот и приобняла.

— Не перенапрягайся. Раны можно закрыть, а вот потерянную кровь так просто не восполнить.

Как только Риверия завершила чтение заклинания, из руки эльфийки вырвался нефритовый свет, осветив глаза Лили. Как и сказала эльфийка, раны Лили закрылись; поток крови, текущей по её лицу, иссяк.

Авантюристы Паствы Локи появились в этой комнате не случайно — всё благодаря Лили.

Несмотря на то, что она убежала, оставив Белла позади, она начала бегать по девятому этажу, несмотря на раны, и искала помощи. Тогда она и набрела на Айз.

Мольбы о помощи помощницы привели Паству Локи в эту комнату.

— Пожалуйста, спасите… спасите… пожалуйста…

— …Тц.

Бете достиг предела. Он щёлкнул языком, смотря на бормочущую девушку.

Он почесал затылок, пепельная шерсть вздыбилась. Прочистив горло, Бете сделал шаг к Айз и, идущей впереди, битве.

— Помогать пошёл?

— Не думай лишнего, ненавижу спасать мусор. Но просто стоять, когда кто-то молит спасти слабака от расправы, я не могу. Это хуже.

Бете даже не взглянул на Риверию, давая прямой ответ.

— Двинься, Айз. Я разберусь.

— …

— Эй, ты на что устави… лась…

Бете дошёл до Айз и неожиданно остановился.

Как обычно, лицо Айз не выражало эмоций — только её золотые глаза. Они округлились от удивления.

Она наблюдала за происходящим, ни разу не отведя взгляда.

— …Хах?

Бете взглянул и сам.

И его челюсть отвисла.

Минотавр сражался огромным мечом, в руках парня был кинжал.

Их клинки сталкивались, но никто не сдвинулся ни на шаг.

— …Какого?..

Битва наполняла комнату ударами металла о металл.

Но эти удары были разными; в каких-то чувствовалась разрушительная сила. Другие же, были так быстры, что, казалось, будто они способны разрубить любой материал.

Уши Бете вздрагивали снова и снова, когда звуки металлических столкновений разносились по Подземелью.

Его глаза следили за серебряными разводами меча и оставляемым кинжалом фиолетовым светом. Когда он видел, как серебряный развод наносил удар, фиолетовая дуга огибала его, перехватывая и создавая звук удара.

Белл и Минотавр смотрели друг другу в глаза, обмениваясь атаками и блоками. Никто из них не отступал.

— Э… а, чё?..

— …Он точно Первого Уровня?

Битва увлекла Тиону и всех остальных.

Каждому было ясно, что у Минотавра преимущество, как минимум из-за размеров. Однако, то, что они видели не было похоже на одностороннее избиение.

Это была дуэль, обе стороны сражались насмерть.

Неожиданно, до ушей авантюристов донесся особенно высокий звук.

Группа Тионы снова посмотрела, как Белл блокирует удары огромного меча своим кинжалом и перевела взгляды на Бете. В этих взглядах было полно вопросов.

Бете не знал, что ему ответить.

— Если меня память не подводит…

Спокойный голос послышался среди хаоса боя.

Плечи Бете опустились, на его лице был такой шок, которого даже сам вервольф от себя не ожидал, когда он повернулся к говорящему.

Лидер группы, Финн Деймне, сделал несколько небольших, тихих шагов, вступая в разговор. Он остановился прямо за спиной Бете и продолжил.

— Разве это не тот парень, которого, месяц назад, ты назвал «желторотиком среди желторотиков», Бете?

— …

Поток вспышек осветил лица группы.

Стоило алой вспышке угаснуть, как очередная волна от столкновения оружия бойцов обдувала волосы, шкуру и одежду.

Финн даже не шевельнулся, взгляд его синих глаз смотрел на Бете, поднявшего руку перед глазами.

Парень был новичком, в этом нет сомнений.

Он ничего не знал о бое и бегал от Минотавра кругами. Первого же взгляда Бете было достаточно, чтобы всё понять.

Он был жалкой пародией на авантюриста, посмешищем.

Этот парень.

«Что за чертовщина?!»

Он стал настолько сильнее.

Человек, который сошёлся в смертельной схватке с этим Минотавром, вовсе не тот жалкий мусор, которого Бете высмеивал.

У этого парня заметен потенциал, настоящий молодой боец.

Всего за месяц. Столько это заняло.

Даже авантюристы, обладающие врождённым талантом и боевым опытом, не становятся настолько сильны, ощущение от них не меняется так сильно за какие-то тридцать дней. В большинстве своём, авантюристы становятся лучше очень медленно.

Этот новичок совершил невероятный скачок с самого низа на уровень, на котором он находится сейчас.

Бете был восхищён.

«Да ни хрена это не возможно!» — Бете потерялся в мыслях и на его лицо снова отразилось непонимание, когда он пересчитал дни, за которые изменился Белл.

Сколько бы он не пытался, он не мог найти подходящего объяснения. От осознания этого факта, у Бете холодок пробежал по спине.

— …

Стоявшая рядом с вервольфом Айз, также не сводила взгляд с Белла.

Несмотря на оставшиеся нотки удивления в её золотых глазах, она следила за происходящим с интересом.

— УВА-А-А-А-АО-О-О-О-О!!!

— ХА-А-А-А-А-А-А!!!

Голоса бойцов сопровождали металлический лязг.

Человек и Минотавр снова и снова сталкивались в борьбе силы против скорости.

Амазонки присоединились к Бете и Айз в первых рядах. Риверия была неподалёку, на руках эльфийки отдыхала Лили.

Авантюристы стояли в линию, их челюсти слегка подрагивали, пока они наблюдали за проведением каждой атаки немигающим взглядом.

— …

Элитные авантюристы Паствы Локи наблюдали за смертельной дуэлью со стороны.

По их стандартам, это была очень жалкая битва.

Низкоуровневая схватка, которая не стоила их времени.

Однако, было в этом бою что-то, что приковывало взгляды. По крайней мере, им было интересно узнать результат.

Некоторые смотрели с восхищением, некоторые следили за каждым движением, прищурив глаза, оставшиеся наблюдали с молчаливым спокойствием.

Алые взрывы иногда сопровождали проходящую битву.

Свист, рассекающих воздух ударов, не прекращался.

Свет в уже тёмной комнате, будто сошёлся на сражающихся, будто их дуэль была событием.

Будто в одной из историй.

Человек, сошедшийся с устрашающим зверем в отчаянной, смертельной схватке.

Тиона прищурилась.

Аргонавт…

Человек из легенд.

История о мальчике, который мечтал стать героем. Он совершил путешествие в лабиринт, чтобы спасти свою королеву, которая была похищена монстром-быком.

Каждый раз его кто-то обманывал.

Король много раз им манипулировал.

Его решимость помочь другим ставила множество трудностей на его пути. Но эта история была юмористической.

Мальчик завёл множество друзей, многое от них узнал.

Получил оружие от фей.

Каждая из его встреч вела к спасению его королевы, прославляя его имя. Добрый, смешной, но, всё же, героический Аргонавт.

— Мне всегда нравилась… эта история…

Тиона сложила руки у груди, её глаза блестели, будто она нашла огромное сокровище, в проходящей перед ней, битве.

Улыбку девушки наполнила ностальгия, воспоминания о той истории заполнили её разум.

Будто рябь на воде, каждый из авантюристов вспомнил об этой легендарной истории, под неутихающие звуки битвы.

Бой продолжался, белые и алые вспышки сталкивались друг с другом.

Элитные авантюристы смотрели на сказку, разворачивающуюся перед их глазами.

 

 

В моём теле лёгкость.

Мой разум чист.

Моя душа в огне.

Огромный меч пролетел рядом с лицом, когда я понёсся вперёд.

Я крикнул в ответ на рык монстра и бросился на него.

Всё моё тело собрано, я ищу свой шанс вырвать победу, нападаю.

Единственное, что имеет значение — это враг передо мной.

Это впервые.

Это не какая-то жалкая фантазия.

Меня не подавляет моё собственное эго.

Я не мечтатель; это не какое-то невыполнимое желание.

Я хочу быть героем.

Героем, который покончит с врагом.

Впервые я всем сердцем желаю быть не каким-то слабым ребёнком, а кем-то, похожим на героя.

Я…

Я хочу быть… героем.

 

 

— !..

Стук.

Кресло упало, когда Фрея подпрыгнула на месте.

Белл и Минотавр были в пылу сражения.

На лице Фреи было удивление, когда она наблюдала за битвой сквозь, висящее в центре её комнаты, окно.

— …Это на самом деле происходит?

Божественное Зеркало — это единственный Арканум, божественная сила, которая разрешена в Гекае.

Одно используется, чтобы боги и богини могли наблюдать за действиями детей. Это устройство, которое открывает одностороннее окно в любое место мира. Поскольку его главным назначением является развлечение, Божественное Зеркало является исключением из законов, ограничивающих Арканум.

Разумеется, использование Божественного Зеркала для чего-то, кроме развлечения, строго запрещено. Если будет раскрыто злоупотребление этой силой, её пользователь будет изгнан в Тенкай, высший мир на небесах.

Также, как только Божественное Зеркало используется, любой ближайший бог или богиня могут видеть, что происходит, активировав собственные зеркала. Богам и богиням очень рискованно использовать эту силу для собственной выгоды. Никто из них не настолько глуп.

Однако, у этой богини есть средство «убеждающее» богов мужчин позволить ей использовать эту способность: её красота.

«Всего на денёк». «Это не доставит никаких неприятностей другим Паствам». «Всего лишь комната в Подземелье». Такими были заключённые условия. Она приняла все остальные риски и открыла зеркало.

Всё, чтобы убедиться, что она увидит битву своими собственными глазами.

— …А-а-а-а!

Выражение на лице Фреи сменилось с удивления на удовольствие, после она погрузилась, в разворачивающийся перед ней, бой.

— Ха-ха, Аха-ха?! Ты же видишь, Оттар? Видишь эту красоту?!

Он сияет.

Дух Белла сияет.

Сияет так ярко, чтобы выжечь своё изображение в глазах Фреи.

Несмотря на то, что этот свет слишком ярок, он всё равно остаётся чистым.

Чистейшее желание.

Он чист, никаких скрытых мотивов. У мальчика в голове только одна мысль.

В Белле расцветают бесконечные возможности.

 

 

Битва кипит.

Белл и Минотавр обмениваются ударами, каждый пытается занять выгодное положение.

Две пары ног разрывают траву, вертятся, подпрыгивают, уклоняются.

Никто не перестаёт двигаться.

«Не беспокоиться о его размерах».

Белл смотрит на монстра со спокойствием во взгляде и льдом, текущим по венам.

Страх, который поглотил парня ранее, испарился.

Освободившись от сковывающего отчаянья, Белл перестал желать отступления.

Парень встречал атаки Минотавра не мешкая, обретённая смелость позволяла ему разобраться с каждым ударом.

«Он просто большой и всё! Держи глаза открытыми!»

Его разум был под контролем; глаза делали то, что было указано.

Конечно, Минотавр обладает огромной силой. Если Белл получит прямой удар, каждая его кость будет сломана ударной мощью. Этим и прославились Минотавры: силой, убивающей с одного удара.  

Но это всё.

Как бы ни были сильны атаки, для начала им нужно найти свою цель. Даже меч в правой руке монстра всего лишь кусок железа, если он не находит своей цели.

Белл осознавал всё куда яснее, чем раньше.

Его рубиново-красные глаза были достаточно остры, чтобы видеть всё: от выражения морды Минотавра, до движения его мышц.

Пока он остаётся спокоен, это количество информации даёт ему всё, что ему нужно знать. Зверь вкладывает в каждую свою атаку все свои силы, мышцы перекатываются под его кожей. Однако, это также говорит Беллу время до каждой атаки и её направление.

Движения Минотавра прямолинейны, просты.

Атаки зверя так понятны, что Белл с лёгкостью может их предсказать.

«Я сражался с противником в сотни раз быстрее этой штуки!»

В сравнении с девушкой, которая его тренировала, этот противник всё равно, что раздуваемое ветром дерево.

Даже тот факт, что монстр вооружён оружием авантюриста, означает лишь то, что Минотавр знает с какой стороны его держать, ничего более.

Если Белл не справится с таким противником, у него нет ни единого шанса достичь её.

Атаки Минотавра не достигнут цели. Он не позволит.

Каждый удар огромного меча приходился по воздуху. Белл использовал свой чёрный кинжал, чтобы отводить каждый удар в землю.

Скорость стала его козырной картой. Он привык уклоняться, отводить и защищаться от каждого удара.

— …Да что у него за кинжал? Блокирует такую громадную фигню как зубочистку?

— Нет, дело не только в кинжале…

— Впечатляет. Использует технику против атак Минотавра.

Фиолетовый всполох, и огромный меч был откинут с металлическим отзвуком.

Слова вырвались изо рта Бете, ответили ему Финн и Риверия.

Особое свойство Кинжала Гестии заключается в улучшении вместе с Характеристиками авантюриста, так что он не мог бы выдержать прямой удар от почти двухметрового металлического тесака. А если добавить к этому силу Минотавра, то отражение атаки становится невозможным.

Однако, Белл целился в боковую сторону клинка.

Удар кинжала Белла создавал достаточно пространства, чтобы его тело осталось невредимо атакой Минотавра. Это действенная стратегия, но в ней нет права на ошибку.

Это техника, которую парень «одолжил» у Айз. Однако каждая секунда и каждое движение определяли жизнь от смерти.

Каждый из уроков девушки был вбит в тело Белла, и теперь он мог сражаться с Минотавром на равных.

Всё, чему он научился во время тренировок на вершине стены, пошло в этом бою в ход.

— А он неплохо уклоняется. Только вот…

— Парню монстра не прикончить.

Амазонки наблюдали за битвой, Тионэ смотрела с отстранённым взглядом, а Тиона вздрагивала каждый раз, когда кинжал отводил лезвие огромного клинка и парень наносил ответную атаку баселардом. Но этого было недостаточно.

Короткий меч несколько раз попал по Минотавру, но раны были недостаточно глубокими, чтобы нанести какие-то повреждения. Они лишь царапали шкуро монстра.

Дыхание Минотавра сбилось, когда он наносил очередной удар по Беллу.

— …Минотавров сложно порезать.

Кенки сказала своё мнение о минотаврах. Учитывая, что она убила сотни и даже тысячи монстров, её слова имели вес.

Раздутые мышцы по всему телу зверя не для украшения. Разумеется, они визуально отражают общую силу монстра, но их эластичность делает их похожими на резину.

Вдобавок, шкура Минотавра — это очень ценная добыча, которая используется для изготовления брони с очень высокой Защитой. Даже если атака достаточно сильна, чтобы пробить шкуру, существует вероятность, что клинок просто отобъётся мышцами. Только у прямой, сильной атаки есть шанс убить Минотавра.

Минотавры — это одни из немногих монстров, которые выделяются из общей массы. Всё потому, что их Защита невероятно высока. Когда авантюристы думают о местах, называемых Центральной Крепостью, Минотавры первые монстры, которые приходят на ум.

— МРО-О-О-О-АХ-Х-Х!!!

— ГЕХ!

Понемногу, монстр, обладающий превосходящей атакой и защитой, начал давить Белла.

Минотавр считается монстром Второго Уровня. Будучи Первым Уровнем, Белл встретился с пропастью, которую ему невозможно перепрыгнуть.

За Минотавром абсолютное преимущество.

А Белл встретился со стеной отчаянья.

Характеристики Минотавра были созданы достаточно высокими, чтобы превзойти любую технику, которую бы не применил Белл.

— Сударь Белл…

Лили пришла в себя достаточно, чтобы стоять на ногах, но произнести имя Белла всё равно стоило ей огромных усилий.

Она присоединилась к рядам, наблюдающих за тем, как Белл в очередной раз свёл удар монстра в землю.

Не теряя ни секунды, Минотавр использовал инерцию, чтобы направить в грудь Белла могучий пинок. Однако, Белл заметил приближение атаки и ловко ушёл от удара, направив в монстра Кинжал Гестии.

Минотавр махнул тесаком, чтобы отразить кинжал. Ещё один металлический отзвук раздался в комнате.

— !..

— МРО-О-О-О-О-О!!!

Белл не мог скрыть своего удивление реакции Минотавра. Можно подумать, что зверь напуган Кинжалом Гестии.

Без сомнений, монстр ощутил, что кинжал — это единственная явная угроза, которую ему может представлять Белл.

Белл и сам пришёл к такому заключению.

Его враг, Минотавр, позволял себе открыться только в моменты, когда кинжал парня не мог бы нанести ответную атаку.

Если клинок пронзит мышцы, кости Минотавра окажутся в опасности. Зверь это понимал.

Взглянув в глаза противника, Белл ощутил его неестественный интеллект, а после отметил и сломанный рог, тогда Белл понял, что должен сделать.

— ВЫКУСИ!!!

Отпрыгнув и разорвав дистанцию, Белл собрался с мыслями.

Будто показав «не приближайся», он вытянул вперёд правую руку.

Глаза Минотавра округлились, а мгновенье спустя…

— ВСПЫШКА!!!

Похожая на молнию, огненная волна, устремилась вперёд.

Из-за взрывов и огненных всполохов зверь был вынужден отступить.

Минотавр издал яростный рёв, который эхом отразился от потолка, прогремел над поднявшимся дымом и пламенем.

— …А где заклинание? Это точно Магия.

— Не-е-е… Не слышал, чтобы он заклинание читал.

Сравниться Беллу, Первого уровня, с монстром, вроде Минотавра, Второго Уровня, может помочь Магия.

Несмотря на то, что Белл уступает в физической силе, его способом избежать неминуемой смерти без сомнений является его Мгновенное Заклинание, Вспышка.

К несчастью…

— У-У-УВА-А-А-А-АО-О-О-О-О-О-О!!!

— !..

…оно не работает.

— Слишком слабо.

— А-а-а-а, с монстром не поможет.

— Скорость использования поразительна, но противник слишком силён. При правильном использовании заклинание может быть очень полезно…

Лежащий за Заклинанием Белла недостаток, был раскрыт.

Оно недостаточно мощное.

По всему огромному телу Минотавра виднелись порезы и ожоги. Однако, ничего более. Шкура монстра не была пробита достаточно глубоко.

Обычные атакующие заклинания могли бы нанести урон, но Вспышка Белла недостаточно сильна, чтобы нанести Минотавру смертельные повреждения.

Заклинанию не хватает мощи.

— Других вариантов не осталось?

— Рановато считать бой завершённым… хотелось бы мне сказать.

Новая волна ярости охватила Минотавра, и он снова сошёлся с Беллом в неистовой битве.

Риверия и Финн реалистично оценили ход боя, пока Белл в очередной раз обменивался ударами с Минотавром.

Сколько бы Белл не сдерживал удары противника, у его атак нет ни единого шанса нанести зверю повреждения. Попытка завершить бой в один удар, пробив грудь монстра, обречена на провал. Кинжал Белла недостаточно длинный, чтобы достичь магического камня монстра.

Единственным вариантом остаётся принять свою смерть и попытаться забрать с собой минотавра.

Как только Белл примет такое решение, существует 99% вероятность, что Минотавр одержит победу.

Минотавр в очередной раз взревел.

Снова размашистая атака сверху, Белл двинулся, чтобы от неё уклониться. Но в этот раз парень чуть замешкался. Тело Белла успело уйти от атаки, однако под удар попал баселард, тут же расколовшийся на две части.

Лицо Белла помрачнело.

— Теперь у парня и оружия нет.

Голос Финна, подхваченный порывом ветра, разлетелся по комнате.

Яростный удар Минотавра, пройдя мимо Белла пришёлся в пол и создал небольшую яму.

Белл поднял правую руку к лицу, сжимая то, что осталось от его короткого меча в руке. Белла осыпало землёй, а сила удара подкинула его в воздух.

Белл находился в полёте считанные мгновения, прежде чем приземлиться и повернуться к монстру.

«…Нет оружия? Да оно же прямо передо мной!»

Глаза парня уставились в одну точку, Белл смотрел только на огромный меч Минотавра. Сделав шаг, Белл со всей силы кинул остатки меча в монстра.

— УО-О-О?!

Неожиданная атака Белла застала Минотавра врасплох.

Отражение летящего оружия становилось всё больше в глазах Минотавра, свет блеснул на кромке сломанного клинка.

Сломанный баселард ударил бы Минотавра прямо между глаз. Монстр быстро отклонил голову в сторону. Кромка клинка скользнула по щеке зверя; капля крови показалась на его лице.

А в это время Белл…

Даже не смотрел, достигла ли его неожиданная атака цели; он уже перешёл к исполнению своего следующего плана.

— ?!

— Е-Е-Е-Е-ЕА-А-А-А!!!

Эта диверсия стоила Минотавру драгоценных секунд, он слишком медленно отреагировал.

Тело Белла дёрнулось, занося для удара скрытую за спиной, правую руку.

Минотавр был отлично обучен. Прищурившись, он выставил меч перед собой, чтобы встретить несущегося на него человека и не дать Беллу атаковать.

Оторвав свой огромный меч от земли, монстр использовал лезвие в качестве щита, чтобы заблокировать Кинжал Гестии.

«Сработало!»

Морда Минотавра удивлённо скривилась, когда он увидел нечто неожиданное.

Клинок, который Белл скрывал за спиной, не был чёрным.

Белое лезвие; обычный боевой нож.

Бросив баселард, Белл перекинул Кинжал Гестии в левую руку.

Парень остановил удар кинжала и неожиданно замахнулся левой рукой.

Его красные глаза смотрели не на минотавра, а на меч.

— ХЕХ!!!

— ГУВА-А-АО-О-О?!

Держа Кинжал Гестии лезвием вверх, парень нанёс удар в правую руку Минотавра.  

Поскольку Минотавр поставил меч в защитное положение, его стойка была уязвима. Потерявший равновесие тесак, был бесполезен в защите.

ШИН! Кинжал вошёл в правую руку Минотавра, разрезая плоть, кости и сухожилия.

Пока зверь кричал от боли, Белл использовал инерцию, чтобы прокрутить кинжал и оттолкнулся от широкой поверхности тесака. Огромный меч был поднят в воздух, пальцы минотавра всё ещё пытались его зацепить.

Финн и остальные заметили, что из раненной Руки Минотавра полилась кровь.

— МА-А-А-АВО-О-О-О-О-О?!

Зверь расцепил хватку и схватился за руку.

Игнорируя раздавшийся из пасти Минотавра рёв, Белл ринулся на противника, пригибаясь к земле.

Используя тело зверя, как лестницу, парень прыгнул на уровень взгляда Минотавра. Ударив минотавра ногой в плечо, Белл сделал сальто, описывая в воздухе дугу.

Это не было обычной атакой. Небольшое тело Белла пыталось добраться до окровавленного меча, лежащего на земле.

Вжух-вжух. Приземляясь, Белл оказался поблизости от клинка. А спустя мгновение уже схватил его.

Быстрый перекат, и парень снова оказался на ногах.

— МО-О-О-О-ОА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А?!

Сражаясь с болью в руке, Минотавр обернулся в поисках Белла и тут же ринулся на противника.

Левая рука монстра была вытянута, он будто пытался сказать: «Верни его обратно!» Минотавр не хотел расставаться с оружием так запросто.

Белл стоял спиной к зверю, его левая рука держала рукоять, лежащего на земле, огромного меча, когда парень обернулся, направляя на минотавра правую руку.

ВСПЫШКА!

Раздался взрыв.

— …Мо-оо?!

Ноги минотавра оторвались от земли, когда Заклинание ударило его с такого близкого расстояния.

Как и раньше, скорости и силы Магии Белла было достаточно, чтобы отбросить Минотавра. Но в этот раз, зверь был ещё и опрокинут на спину.

Неожиданная цепочка пылающих молний окружила Минотавра, загоревшиеся клочки его шерсти падали на землю. Однако зверь поднялся на ноги и ринулся прямо в поднявшееся облако дыма. Алые вспышки подожгли траву, создав небольшое пылающее и дымящееся кольцо на поле боя.

Прежде, чем кто-либо успел моргнуть…

Из дыма выпрыгнул Белл, держа тесак обеими руками.

— ХЬЯ-А-А-А-А-А-А-АХ-Х-Х-Х!!!

Парень держал огромный меч над головой, и со всего размаха его опустил.

— УВА-А-АО-О-О?!

На груди Минотавра появился алый развод, удар разрубил его прочную, как броню, плоть.

— Сработало?!

Кровь брызнула из косого пореза, начинающегося от плеча и заканчивающегося под рёбрами. Трава подземелья потемнела от красной жидкости.

Удивление Тионы выплеснулось в слова, прежде чем она сама успела это понять. Минотавр снова отступил на несколько шагов.

Белл не собирался упускать такой шанс.

— ВЫКУСИ-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И!!!

— МУВО-О-О?!

Белл ринулся на Минотавра, используя его же меч.

Парень выпустил всю разрушительную силу в своих руках, но огромный клинок рассёк лишь воздух.

Зарываясь в землю ступнями, он тут же снова поднял опущенный меч.

Белл промазал по огромной цели, но времени отдышаться у Минотавра не было. Следующая атака уже искала свою цель.

— Хах, паренёк лажает!..

— Но монстра теснит.

Можно сказать, что Белл не слишком умело обращается с большим оружием.

Было больше похоже, что это он вертится вокруг меча. В другой ситуации это было бы больше похоже на комедию: небольшой парень пытается управиться с мечом вдвое больше его размера и проигрывает.

Однако, интенсивность этого нападения сковала Минотавра по рукам и ногам.

Белл, будто превратился в стальной вихрь. Его окружали серебрянные всполохи, и парень кричал не переставая.

Похожий на быка, монстр начал заметно дрожать. Всё ещё находясь в шоке от подобного поворота событий, он не мог даже подумать о защите. Его единственной надеждой было уклонение от этого беспощадного натиска.

Несмотря на то, что Минотавр уклонялся от прямых ударов, всё больше красных царапин начало покрывать его руки и ноги. Всё больше крови лилось на землю после серебряных разводов.

Короткий меч Белла не наносил видимых повреждений, а вот огромный тесак бил куда сильнее.

— Ммо-о-ох… МВА-А-А-А-А-А-АО-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Минотавр взревел, пытаясь устрашить противника.

Звериные инстинкты пробудились. Глаза зверя превратились в щёлки, клыки обнажились, зверь будто крикнул: «НЕ ЗАДИРАЙ НОС!»

Побив копытом по земле, Минотавр отбил клинок и разорвал дистанцию.

— !!!

Решающее столкновение.

Бойцы смотрели друг другу в глаза, каждый кричал во всё горло.

Минотавр поигрывал мышцами. Человек ответил занеся клинок над головой. Эта битва мастерства сражения и техники, против первобытной силы и мощи.

Они понеслись друг на друга и столкнулись, удар за ударом, шаг вперёд, шаг назад. Никто не собирался отступать.

Минотавр попытался сбить Белла с ног, направив удар ноги в лицо парню, но был заблокирован мечом.

Белл использовал меч, чтобы себя разогнать, и ударил Минотавра рукой между глаз.

От удара, кости в его руке хрустнули, но парень перелетел над Минотавром, приземлившись прямо за его спиной.

Битва разгорелась. Копыта мяли траву; куски грязи отлетали от ударов приземляющегося меча; даже исходящий сверху свет, начал тускнеть. Само место их битвы, будто начало ломаться.

Каждый удар был наполнен силой, жаждой убийства. Ни один из сражающихся теперь не мог пропустить удар.

«Не могу остановиться, не хочу останавливаться, нельзя давать преимущество».

Покрытый кровью меч столкнулся с рогом; полетели искры. Белл крутился и бил снова.

Все наблюдали за, происходящей на девятом этаже, битвой в Подземелье, зная, что конец уже близок.

— Я-А-А-А-А-А-АХ-Х-Х-Х!!!

— УГО-ОУ-У-У?!

Белл проскочил под ударом минотавра и повернулся, используя каждый мускул в своём теле. Огромный меч нанёс удар в открытое место Минотавра, нанеся глубокий порез.

Однако, клинок был остановлен могучими мышцами зверя, твёрдыми как камни. Сила удара отбросила минотавра и огромный клинок в разные стороны.

Треск. Беллу показалось, что он услышал странный звук, исходящий от клинка, но этот звук тут же утонул в рёве зверя.

— ФОХ-Х-Х, ФОХ-Х-Х, УВА-А-А-А-АО-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Между противниками оказалось пять метров.

Минотавр стиснул рукой рану, его глаза застилала яростная пелена. Сделав тяжёлый вдох, монстр встал на землю руками.

Несмотря на то, что верхними конечностями Минотавра были руки, они были так сильно повреждены, что сейчас больше походили на копыта. Поставив все конечности на землю, зверь опустил голову. Он выпрямил ноги и окончательно превратился в огромного, яростного быка.

Бете и остальные стояли молча, сконцентрировавшись на битве.

Минотавр был загнан в угол комнаты, всё, что ему оставалось — это ринуться на Белла.

У него ещё осталось средство: острый рог на его голове. И этот рог целился прямо в сердце Белла.

Минотавр готовил мощный рывок, способный сокрушить всё на своём пути.

Однако, на такой дистанции, ему не разогнаться до полной скорости. Этот рывок будет иметь половину силы, в лучшем случае.

Тот факт, что минотавр собрался воспользоваться этой своей силой, доказывает, в какое отчаяние он впал.

— …

Глаза Минотавра блеснули, когда последняя частичка его гордости, рог на его голове, был наведён на цель.

В глазах каждого из сражавшихся была видна полнейшая концентрация. Безмолвное понимание. Сейчас столкнутся две силы воли.

Взгляд Белла встретился с яростью в глазах Минотавра.

А потом…

 

— ХЬЯ-А-А-А-А-А-А-А-АХ-Х-Х-Х!!!

— УВА-А-А-А-А-А-АА-АО-О-О-О-О-О-О!!!

 

Они столкнулись.

«…Как наивно».

Риверия почти отвела взгляд, когда бойцы понеслись друг на друга.

— Идиот!

— Нет, Сударь Белл!

Бете и остальные не могли удержаться от комментариев, особенно был слышен крик Лили.

Но все эти голоса утонули в волне, созданной столкновением, до Белла и Минотавра донеслись только завывания окружающего их ветра.

Их глаза были широко открыты, каждый вложил в эту атаку всю свою мощь. Кожа горела от жажды победы.

Удар сверху вниз и удар снизу вверх.

Два удара сошлись в полную силу.

В этот момент ход битвы снова переменился.

— …

Прозвучал треск металла.

Паутина трещинок покрыла лезвие меча исходя из того места, где он сошёлся с рогом Минотавра.

— УВО-О-О-О!!!

Оружие начало рассыпаться.

Как доказала последняя экспедиция Паствы Локи, всё оружие становится бесполезным, если за ним не ухаживать.

И этот, постоянно эксплуатируемый клинок, достиг своего предела.

Он пробыл в Подземелье почти неделю.

Этот меч выдержал тренировки Оттара, после забрал огромное количество жизней в руках Минотавра. И этот удар оказался для него слишком сильным.

Удар сломал оружие почти у самой рукояти, сокрушив тело клинка на части и заставив улететь оставшуюся часть лезвия в неизвестном направлении.

А вот на роге Минотавра он не оставил ни единой царапины.

Поток стальных осколков оказался перед глазами Белла.

Белл, следуя направлению своей атаки, отклонился вправо, осколок металла в его руках пролетел мимо морды Минотавра не нанеся тому никаких повреждений.

Атака минотавра же была направлена влево. Бойцы проскользнули мимо друг друга, не нанеся повреждений.

На мгновенье их взгляды встретились. Белл уловил подобие улыбки на морде зверя.

Это не было улыбкой безоговорочного победителя, это была улыбка, отчаянно жаждущего победы, бойца.

Минотавр, воспользовавшись своим шансом, ликовал, поскольку его противник потерял своё преимущество.

Белл был молчалив, белые волосы прикрыли взгляд его рубиново-красных глаз.

Зверь летел мимо парня, будто в замедленной съёмке.

«Моя козырная карта…»

Белл…

«…сейчас при мне!»

…вытащил из ножён чёрный кинжал.

— !!!

Белл остановил движение ногами.

Он полностью остановился рядом, с несущимся вперёд, Минотавром.

Игнорируя ноющие колени, Белл обернулся.

Они с минотавром должны были оказаться спина к спине. Вот только Ловкость Белла превзошла обычные пределы. Ещё одно его преимущество, открывшее ему простор для атаки.

Кинжал Гестии скользнул в руке Белла, описав в воздухе идеальную фиолетовую дугу.

Минотавр также остановился, его голова была направлена влево, так что он мог заметить блеск клинка Белла только краем глаза.

— ША-А-А!!!

— УВОА?!

Кинжал Гестии пронзил незащищённый правый бок монстра, пробивая его защиту.

Скорость, инерция и сила вращения сошлись в одном ударе. От этой неожиданной, тайной атаки Минотавр дёрнулся в сторону.

Белл погрузил свой кинжал в тело монстра так глубоко, как возможно и крикнул:

— ВСПЫШКА!!!

БУМ! Взрывная волна сотрясла тело Минотавра.

Грудь зверя неожиданно раздулась, будто что-то взорвалось внутри него.

Алое пламя вырвалось из раны, окружив Кинжал Гестии. Яростные глаза монстра распахнулись так сильно, как это было возможно.

— ВСПЫШКА-А-А!!!

Ещё один взрыв.

Верхняя часть тела Минотавра снова раздулась, будто паруса на лодке.

Как бы ни были эластичны мышцы зверя, как хорошо бы его шкура не сопротивлялась Магии, его внутренностям это не поможет.

Заклинание Белла ещё глубже погрузило кинжал в монстра, пламя сжигало Минотавра изнутри.

Потоки пламени искали выход и неожиданно вырвались прямо из горла зверя.

— ГЕГАХ-Х-Х! — алое пламя захлестнуло нос и рот Минотавра.

— ГАХА, ГЕХА… ГУВА-АО-О-О-О-О-О-О?!

Глотка и рот монстра сгорели дотла, но последние свои силы тот вложил в могучий поворот головы, пытаясь достать Белла.

Остатки предельной силы.

Этой атаки, даже без прицела было бы достаточно, чтобы обратить тело Белла в кусок фарша.

Следующее мгновение смертельно.

И в самый последний момент, до того, как сокрушительная сила успела коснуться головы парня…

Белл оказался быстрее.

 

— ВСПЫ-Ы-Ы-Ы-Ы-ЫШ-Ш-ШКА-А-А-А-А-А-А!!!

 

Ещё один всполох.

— ?!

Ослепительная вспышка света — и верхняя часть тела Минотавра оказалась разорвана на куски.

Множество взрывов заполнили комнату, пламя поглощало останки зверя.

Алые огоньки добрались даже до потолка, спустя секунды всё поглотил дым. Бете и остальные смотрели на развязку, им казалось, что это больше похоже на извержение вулкана, чем на финал дуэли. Ноги минотавра, по большей части нетронутые взрывом, ещё какое-то время стояли, прежде чем упасть на землю.

После начался настоящий дождь из крови и останков.

Поднимающийся дым, скрывал тысячи фрагментов, когда они падали на землю.

Среди стука капель, падающей на землю, крови стал заметен одинокий магический камень, падающий откуда-то сверху. Он несколько раз прокрутился в воздухе, прежде чем с лёгким звоном упасть на пол.

 

 

— Он прикончил?..

Шокированно прошептал Бете.

Он не мог отвести взгляд от Белла, не мог поверить в увиденное.

Белл стоял спиной к Пастве Локи, но вопрос Бете всё равно был задан самому себе.

Бете задумался, как давно он сам стал достаточно силён, чтобы победить Минотавра.

Нет, сколько времени у него ушло на то, чтобы стать достаточно сильным, чтобы победить Минотавра в одиночку?

Эти вопросы разожгли в нём огонь, лицо вервольфа покраснело.

Ощущение, которое его захватило быстро расползлось по всему телу, став полноценным смущением. Это смущение захватило каждый уголок Бете.

— …Истощение Разума.

— Он… он же стоит, как так…

Сёстры Амазонки так же были поражены. Их голоса не могли скрыть удивление, когда они смотрели на Белла, замершего в стойке своего последнего удара. Правая рука была вытянута вперёд, она была согнута, будто парень держал Кинжал Гестии.

Девушки были восхищены мальчишкой, который каждую каплю своей энергии вложил в бой.

Перед ними будто был герой, сошедший прямо со страниц книг.

— !.. Отвечай, полурослик! Что за херня с этим пареньком?!

— Сударь Белл… Сударь Белл!!!

— Эй, я с тобой говорю… Тц!

Бете щёлкнул языком, когда девушка нетвёрдой походкой засеменила к Беллу.

Зверочеловек смотрел ей вслед, раздираемый чувством, которого не мог понять.

После он заметил надписи, на спине Белла. Броня давно была сломана, так что чёрная рубашка парня была разорвана в клочья. Плечи парня оказались открыты, лишь несколько ниточек ткани придерживали остатки рубашки на спине.

 

 

К тому же, иероглифы были видны за повреждённой одеждой.

— !.. Риверия! Скажи мне характеристики пацана — быстро!

— …Хочешь, чтобы я воровала личные данные?

Только верхняя часть спины Белла была видна.

То, что касается его Заклинаний и Навыков было под остатками рубашки. Несмотря на множество дыр, большая часть характеристик Белла была скрыта.

— Да нихрена это не воровство, когда он сам ими на всё Подземелье светит! Ну и ладно, если ты не чешешься, спрошу кого-нибудь кто станет. Не мне же одному любопытно.

Бете считал, что получить информацию, которая сама попала в поле зрения, совершенно законно. Он обиделся на Риверию, за то, что она не захотела смотреть на статус парня и расшифровывать иероглифы.

Мудрая эльфийка вздохнула и сама взглянула на Белла. Возможно, ей также было интересно.

Её тёмные изумрудные глаза читали иероглифы на спине Белла.

— Проклятье, чего так долго?

— Терпение, я почти закончила…

Неожиданно Риверия замолкла, её фраза оборвалась.

Бете уставился на эльфийку, Тиона и остальные тоже устроились неподалеку, от поглощённой интересом, Риверии.

Спустя мгновенье эльфийка разразилась неожиданным смехом:

— …Хех. Ха-ха-ха-ха.

— Да что с тобой твориться, эй?! Чтоб тебя… Эй, Айз. Ты же тоже иероглифы читаешь, да? Разглядела что-нибудь?

Бете злобно оскалился на Риверию. Могло показаться, что эльфийка потеряла голову, её плечи сотрясались от смеха. Поэтому, Бете обратился с вопросом, к стоящей в нескольких метрах от него, Айз.

Девушка будто приросла к месту, она не сводила взгляд с мальчика. Она быстро кивнула и взглянула на спину Белла.

Её золотые глаза, будто пронзили цель мечом.

— …S.

— …А?

— Все его характеристики S.

— ВСЕ S?!

Удивлённому голосу Бете вторили Тиона и остальные. Дар речи покинул авантюристов.

На самом деле, из-за остатков рубашки Айз не видела параметр Магии Белла. Однако, если всё, что она смогла расшифровать, она чувствовала, что и Магия около этого значения.

Однако одну вещь Бете и остальным она не сказала.

Ту самую вещь, которая привела Риверию в такое состояние. SS. Ловкость парня превзошла обычные пределы. От этого и у самой Айз округлились глаза.

— Его имя?

Прозвучал новый голос.

Голос, разрезавший воцарившееся молчание.

Все кроме Айз повернулись к источнику этого голоса.

Поймав на себе взгляды сопартийцев, Финн неторопливо подошёл, поправляя кончик копья на своём плече.

Он смотрел на парня спокойным взглядом, подойдя к группе. Задав свой вопрос снова, Финн был чрезвычайно серьёзен.

— Как зовут этого парня?

— Да чтоб я знал… не слышал ни разу.

— …Риверия. Перестань, пожалуйста, смеяться.

— Хах-хах… А-а-а, прошу прощения. Что ты спросил?

— Пожалуйста, посмотри в характеристиках имя этого парня. Я хотел бы знать.

— Да, запомнить было бы не лишним. Секундочку…

Характеристики служат контрактом между богом и тем, кто получил фалну — божественное благословение.

Чтобы закрепить этот контракт бог наносит свою печать рядом с настоящим именем, заключившего контракт.

Риверия прищурила глаза, пытаясь прочесть имя парня. Но прежде, чем она успела что-то сказать, её перебил другой голос.

Голос Айз.

— Белл.

— Айз…

Её мягкий голос раздался в тишине.

Она не двинулась.

Она даже не повернулась к Тионе, когда девушка Амазонка к ней обратилась. Взгляд светловолосой девушки был сосредоточен только на Белле.

— Белл Кранелл.

В золотых глазах Айз отражался силуэт парня.

 

 

Время работы: один месяц

Всего монстров убито: 3 001

Три дня назад он установил рекорд получения Второго Уровня среди всех авантюристов.

Эпилог. Страница 0 → страница 1

Я услышал чей-то плач.

Маленький ребёнок, из глаз которого текут слёзы, всхлипывает снова и снова, прижимаясь к широкой груди.

Этого ребёнка, перепачканного грязью и кровью, легонько поглаживает по голове старик.

— Болит, Белл?

Мальчик был готов кивнуть, слушая мягкий голос старика, но вместо этого быстро помотал головой. И начал плакать снова.

Старик улыбнулся и обнял дрожащего ребёнка, утешая его.

— Я говорил тебе не выходить из деревни, разве нет? Много этих гоблинов на тебя напало.

Этот голос, эта трава, эта улыбка… Я знаю это место.

Заходящее солнце, лицо, которое, как мне казалось, я никогда не увижу, всё так ярко.

— Но ты хорошо держался. Ты не сдался этим монстрам. Можешь гордиться.

Небо наполнено красными отблесками, поля золотой пшеницы танцуют в вечернем бризе.

А посреди этой сцены из моей памяти старик, который знает, как донести свои слова до сердца маленького мальчика.

Всё это без сомнений затеряется где-то в дальнем уголке его памяти.

Как только он проснётся, это видение обратится забытым, далёким желанием.

Неуместное воспоминание из детства.

—  Будь повнимательнее, Белл.

Видя улыбку старика, мальчик начал всхлипывать снова.

Всё же, в его наполненных слезами глазах, сияло восхищение.

Смотря на близкое лицо старика, мальчик переборол слёзы и поклялся сам себе.

Когда двинулись губы ребёнка, я ощутил, как мои собственные повторяют его слова. Наши голоса слились, став одним целым.

Я хочу стать похожим на тебя.

Я хочу стать, как человек, который меня спас, таким же сильным, как ты.

Кем-то, как мой герой, я хочу быть, как ты.

— И всего-то? Как-то низко метишь. Старый чудак — твоя цель? Ты должен стремиться выше.

Что же, тогда я стану таким, как герои историй.

Одним из тех героев, которых все восхваляют.

Тогда ты скажешь, что я достоин?

Тогда ты скажешь, что мной гордишься?

Тогда ты будешь счастлив?

— Разумеется, улыбнусь так, что аж щёки треснут. А потом буду рассказывать всем и каждому, что ты мой внук. Буду говорить всем во весь голос, как тобой горжусь.

Ладно. Раз ты так хочешь. Тогда, конечно, я…

Ты всегда будешь присматривать за мной с небес, ты мой единственный…

— Я всегда буду наблюдать. Ты всегда будешь у меня в мыслях. Так что не нужно делать чего-то ради меня.

Старик рассмеялся снова, морщинки появились на его радостном лице.

— Настоящие мужчины гонятся за девушками. Несутся на полной скорости. Выпяти грудь, подними голову, только вперёд.

После этого старик посерьёзнел и продолжил:

— Ради любви женщины, ты можешь стать героем, или кем тебе захочется. Ты сможешь сделать всё, что угодно.

Последний луч заходящего солнца померк.

Я отчаянно погрузился в разрастающуюся тьму. После этого я услышал его последние слова:

— Ты же, в конце концов, мой внук.

 

 

— Что же тебе снится, Белл… — прошептала Гестия, смотря, как слеза стекает по щеке Белла.

Член её паствы спал на кровати в медицинском центре Башни Вавил. Его сюда принесла светловолосая девушка с золотыми глазами. Помощница Белла была неподалёку. Единственным звуком в комнате было размеренное дыхание Белла.

Мальчик, который только что перенёс самую серьёзную битву в своей жизни, пребывал в спокойствии во сне.

— …Столько всего мне хочется тебе сказать, но…

Гестия нежно стёрла слезу, которая катилась по щеке Белла.

Рот парня был слегка приоткрыт, его дыхание было глубоким и размеренным. Гестия не могла не улыбнуться.

— Ты старался изо всех сил, не так ли… Поздравляю.

Она осмотрела комнату, прежде чем наклониться и потрепать щёки Белла. После, богиня коснулась губами его лба.

Гестия слегка покраснела, читая историю, выгравированную на спине парня, её глаза медленно закрылись.

— Вот и первая страница.

 

Послесловие

Первая часть завершена.

Несмотря на то, что в пути я несколько раз споткнулся, я чувствую, что написал именно то, что хотел бы написать и прочитать в третьей истории серии.

 

Во время написания этой книги, я осознал, что те, кто пускается в авантюры в конце, обычно, оказываются победителями.

Погружение в неизвестность требует огромной смелости. По моему личному мнению, идти в место, о котором ты совершенно ничего не знаешь, очень страшно.

Стоит добавить, что в тот момент, когда ты совершаешь шаг в место, о котором не знаешь, что-то в тебе меняется.

Другие авторы об этом уже говорили, а я могу подтвердить: Никто не знает, удастся ли преодолеть трудности, но рост в процессе неминуем.

Успехи и провалы сопровождают нас всю жизнь. Однако, те, кто встречают обстоятельства лицом к лицу, не прогибаясь под них, растут. В этом я уверен.

Пускайтесь в авантюры.

Будьте немного авантюристами.

Несмотря на то, что не в моих правилах в последний момент делать вид, будто так и задумано, я всегда пытаюсь сделать что-то новое.

А теперь к моим благодарностям.

Завершение истории и её печать — это заслуга огромного количества людей. Особую благодарность я бы хотел выразить Сузухито Ясуде, H2SO4, Курогину, Фокс Марку, Сики Доуджи, toi8, Юииджи Нимуре, Кийоши Хамуре и Руроо за ваши прекрасные рисунки и за то, что все вы помогли превратить эту книгу в реальность.

Также, я хочу поблагодарить всех, кто читал эту серию с первого тома, я очень благодарен за вашу поддержку.

Далее, я надеюсь расширять границы этого мира, начиная со следующего тома. Моя цель постоянно улучшать серию, и я постараюсь закончить высококачественный четвёртый том так быстро, как это возможно.

Встретимся снова на этих страницах.

Спасибо вам от всего моего сердца. До следующего раза.

 

Фуджино Омори

Послесловие переводчика

Всем добра, с вами снова Kristonel.

Надеюсь, очередной том вам понравился. Эта книга была насыщена действием и эмоциями, перевод которых стал для моих способностей, как переводчика, так и редактора, настоящим вызовом. Разумеется, моя адаптация не идеальна. Наверняка, некоторые из вас найдут моменты, которые можно было бы написать и получше, а через какое-то время, через несколько месяцев или лет, когда я буду перечитывать эту книгу, я и сам это замечу.

Недавно мне пожаловалась одна хорошая знакомая, что её рекомендации что почитать/посмотреть часто остаются без внимания. После короткого обсуждения, я вдруг понял, что советую другим людям то, что мне в определённом роде понравилось крайне редко. Решил исправиться в своих послесловиях, может, кто-то найдёт для себя что-то новое.

Итак, пять аниме-сериалов (не считайте это топом лучших аниме-сериалов, это не так), которые заслуживают внимания, по моему мнению:

1) Покорение горизонта — Просто достойный сериал про попаданцев в онлайн игру. Не совсем типичен из-за своего неторопливого повествования, отчего и кажется медлительным. Но он тёплый и ламповый.

2) Семь смертных грехов — Один из лучших сёнэн-сериалов по моему скромному мнению. Пожалуй, это из-за драмы отдельных персонажей (иногда с ней перебарщивают). Второй сезон немного просел, но это похоже на типичную вторую часть трилогии. Последний акт будет хорош.

3) Как и ожидалось моя романтическая школьная жизнь не удалась — Первый сезон этого сериала представляет из себя обычную романтическую комедию. А вот второй вызвал немало споров. Кто-то называет его провальным, кто-то восхваляет и говорит, что это шедевр. Смотреть второй сезон однозначно сложнее из-за «тяжёлых» диалогов и самокопаний, но, благодаря этому, сериал и заслуживает внимания.

4) Этот замечательный мир! — Это одно из двух комедийных аниме, которые запомнились мне, как комедийные аниме.  Если вам знакомо строение онлайн игр и аниме про попаданцев… не пропускайте.

5) Было бы лучше, если бы была только младшая сестра — за горой треша и фансервиса (ОСТОРОЖНО, этой дряни ну просто о-о-о-о-очень много) прячутся неплохие персонажи и интересные мысли.

Разумеется, все эти сериалы достаточно известны и, наверняка, многие их уже видели, но я всё равно приведу их в качестве заслуживающих внимания.

 

Спасибо вам за то, что прочли книгу в моём переводе и читаете это послесловие. Заходите в группу AkaiYuhiMun team вконтакте, возможно, найдёте для себя что-нибудь интересненькое.

Если у вас есть ко мне вопросы (или вам не терпится назвать меня поехавшим и кинуть в меня тапком после пятого аниме-сериала), заходите в наш уютный чатик в дискорде.

Ну и не забывайте поддерживать меня материально, если вам нравиться то, что я делаю.

Вы очень поможете мне подписавшись на мой Патреон: https://www.patreon.com/Kristonel

А также можете кинуть мне денег на печеньки по следующим кошелькам:

Qiwi: +79237177586

WMR: R532697894558

ЯД: 410012644267696


 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий