Danmachi | Том 2

Скачать

РАБОТА НАД ТОМОМ

Перевод с английского: Kristonel

Работа с иллюстрациями: TiKi

НАЧАЛЬНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ

Пролог. Улыбка слабака

Помощник: член группы, исследующей Подземелье, который не участвует в бою.

Их основная задача — собирать магические камни и добычу, оставшиеся после боя, и в сохранности доставлять их на поверхность.

Они носят поклажу и поэтому члены группы, сражающиеся в первых рядах с монстрами, делают это без лишней нагрузки.

Если коротко, то помощники — это просто грузчики. Которые носят добычу.

— Какого хрена ты тормозишь?! Двигай задом!

Сегодня всё как обычно. Куча оскорблений.

Мужчина авантюрист злобно прикрикнул на помощницу, стоящую в нескольких шагах от него, почти скрывшуюся в тени огромного, раздутого рюкзака.

Они находятся в лабиринте, где единственная вещь, с которой нет проблем, это освещение.

Когда мужчина орёт на помощницу, в его голосе слышится нескрываемое презрение.

— По крайней мере хорошенько таскай мои вещи, раз уж больше ни на что не годишься!

Ничего нового, всё те же оскорбления, которых любой помощник выслушал немало.

Иногда за подобными словами даже следует избиение. Авантюристы находятся выше помощников в иерархии и не чувствуют ничего по отношению к тем, кто ниже их.

Авантюристы, часто, даже не удостаивают помощников взглядом.

На самом деле, помощники, которые спотыкаются и падают, потом становятся объектом насмешек и шуток ниже пояса, в рассказах авантюристов.

Авантюристы жестоки к тем кто слабее их, неважно к кому.

Они могут забрать деньги, достоинство, надежду — всё.

Эта помощница где-то слышала подобное:

Первое, авантюрист не может раскрыть свой полный потенциал без хорошего помощника.

Второе, только благодаря помощникам, авантюристы могут долго оставаться в Подземелье.

Третье, в помощниках тоже скрывается сила.

Это красивые слова и в них так легко поверить. В них есть смысл. Они звучат правдиво.

Помощники выполняют важную роль и облегчают авантюристам путь. Никто этот факт не оспаривает.

— Да хрен я заплачу ленивой заднице, которая меня только тормозит!

Но сколько существует авантюристов, которые хотя бы начали этот факт признавать?

Где, где эти поразительные авантюристы, которые понимают сколько для них делают помощники?

Авантюрист, который не смотрит свысока на помощника, идущего сзади, вообще существует?

— Слушай-ка! Тебе бы лучше справиться со своей работкой если нас вдруг окружат, усекла?! Долбаная бесполезная помощница!

Помощники становятся идеальной приманкой, когда за ними гонятся монстры.

Помощница посмотрела на почтенного авантюриста, который напрямую сказал, что он намеревается сделать и легонько улыбнулась.

«Да, да».

А ведь и правда, понять не так уж и сложно.

Все авантюристы одинаковы.

Глава 1. Сначала свидание, потом помощница

Крак, крак. Звук такой, будто кто-то скребёт землю.

Льющийся с потолка свет освещает светло-зелёные стены, окружающие меня со всех сторон. Я стою в квадратной комнате подземелья, которая называется «зал».

Я перехватил Божественный Кинжал, полученный от Гестии и навёл его на скребуна, этот клинок, будто продолжение моей руки.

У штуки, стоящей передо мной четыре ноги, две тонких руки и два здоровенных глаза. Её тело похоже на тело гигантского муравья.

Но от муравья это существо отличается тем, что оно стало с меня ростом, когда подняло верхнюю часть туловища и начало вращать своей ярко выраженной серединой туловища.

Муравей-убийца.

Этот монстр впервые появляется на седьмом этаже. Я слышал, что его зовут «убийцей новичков», прямо как и Настенную Тень, с шестого этажа.

Он получил своё прозвище за прочную шкуру и силу, которая гоблинам с первых этажей даже не снилась. Шкура муравья-убийцы настолько прочная, что её можно сравнить с бронёй. Слабые атаки отскакивают от этого живого панциря и пробить этого монстра непростая задача.

На кончиках рук этого монстра четыре острых когтя. От этих, покачивающихся перед телом монстра, закрученных и изогнутых смертоносных оружий, меня пробрала дрожь.

Эти когти разрывают людей прежде, чем они успевают пробиться через защиту муравья. Обычно так обстоят дела.

К тому же, привыкшие к монстрам пятого и выше этажей авантюристы, не ожидают от муравьёв какой-либо рассудительности, и становятся для них закуской.

— Гегии!

Клац, клац, клац. Муравей убийца клацает своими челюстями, хватая воздух.

И ещё одна вещь — этот монстр может призывать к себе товарищей. Он не зовёт их в нашем понимании, но выпускает какие-то феромоны, которые люди не могут почувствовать, чтобы собрать остальных монстров. Я слышал, что такое происходит когда их загоняют в угол.

Это отличная комбинация силы и командной работы. Впрочем, для авантюристов, это может обернуться катастрофой.

Ну, как бы то ни было, мне нужно быстро с ним разделаться. Быстрый удар в уязвимую точку — это лучшая возможность с ним разобраться.

Мы с муравьём уставились друг на друга, и сделали несколько шагов вперёд.

— …ЯХУ!

Я нападу первым. Отражать удары и контратаковать, на самом деле, не моё.

Монстр понёсся прямо на меня, его правая рука замахнулась сверху. Я был к этому готов и прыгнул ближе.

Краем левого глаза я увидел белый развод в воздухе…  удар!

Я оказался на мгновенье впереди. Когти монстра, вместе с большим куском его руки подлетела в воздух.

— Гиии!

Правая часть монстра, его рука — и оружие — исчезли. Визг монстра достиг моих ушей, пока я готовил «Клинок Гестии» к следующему удару.

Рекомендованный метод убийства Муравьёв-убийц — это ударить в место соединения его нательных пластин, там у него мягкая плоть. Для авантюриста новичка это может оказаться непростой задачей, но такова теория.

Однако я решил её проигнорировать.

Без руки и без оружия, значит защита монстра с правой стороны ослабла. Я вонзил угольно-чёрный клинок в место, в котором голова соединяется с телом.

— …

Я почувствовал, как клинок медленно входит в шею монстра.

Это чувство длилось недолго. Клинок преодолел твёрдую часть и, без особого сопротивления, разрезал плоть монстра. Осталось только слегка крутануть кистью.

Пам! Кинжал вошёл достаточно далеко и отделил его голову от туловища, после чего она упала на землю.

Фиолетовая жидкость вытекает из открывшейся раны, а голова насекомого, которое, кажется, не ожидало, что всё так обернётся, упала на пол подземелья.

Безголовое тело ещё стояло несколько секунд, видимо совершенно не ощущая, что чего-то не хватает. Но уже через несколько дыханий, оно заметило пропажу и упало на пол как мешок с камнями.

— …Ага, а вот это было неплохо!

Я стёр фиолетовую массу с Клинка Гестии и присмотрелся к нему.

Этот кинжал идеально лежит в моей ладони. Будто бы мы растём вместе с ним, или, будто бы он подстроился под размер моей руки.

И его эффективность не вызывает никаких нареканий. Клинок прошёл сквозь хитин муравья убийцы как нож сквозь масло.

Великолепно! Вот какова сила оружия, выкованного под знаком Гефест!

Подарок от моей боженьки!

— ♪

Будто ребёнок, получивший новую игрушку, я принялся за разделывание побеждённого монстра и извлечение магического камня из его груди.

На самом деле, не так уж я и отличаюсь от ребёнка. Чувствую себя так же, как когда дедуля подарил мне «Ораторию Подземелья», книжку с картинками знаменитых героев. Она стала для меня особенной,  я, поначалу, даже боялся её открывать, чтобы не запачкать.

Разумеется, если подарок бы пропал, если бы я не стал его использовать, но чувство сейчас то же самое.

«Спасибо, Боженька…»

Я улыбнулся когда в моей памяти всплыло её лицо. Она стала так занята; надо будет выбрать момент и хорошенько её отблагодарить.

Я стану сильнее. Я стану силён и буду достоин этого оружия — и достаточно силён, чтобы боженька мной гордилась.

Вернув клинок в ножны, я повесил его обратно на спину сзади, и отправился искать свою следующую цель на седьмом этаже.

 

 

— КАКОЙ ЭТАЖ?!

— Ай! — вскрикнул Белл. Причиной его паники была, яростно смотрящая на него с хмурым видом, Эйна Тулле.

Белл с видом победителя вернулся в гильдию после того как прошёлся по седьмому этажу благодаря Кинжалу Гестии. Он обменял полученные им предметы и магические камни на деньги и подошёл к своему советнику с широкой улыбкой на лице. Но стоило ему произнести «Седьмой этаж», как отличное настроение парня встретило ужасный конец.

— Да что с тобой?! В твоей черепушке задерживается хоть что-то из того, что я говорю?! Спустился с пятого на седьмой?! Ты сдурел?!

— П-п-п-п-простите!

Бам! Эйна ударила по столу обеими руками. Её изумрудные глаза пылали, а голова была наклонена от ярости набок. Белл чувствовал себя мелким лягушонком, на которого смотрит питон.

Эйна была в ярости из-за того, что Белл нисколько не заботился о своей безопасности, вместо этого легкомысленно спускался на нижние уровни подземелья. Он пускался в авантюры, а именно этого Эйна требовала избегать.

— Скажи-ка мне, кого чуть не убил минотавр, всего лишь неделю назад?

— Эм, м-меня?

— Тогда почему ты творишь подобное?! Разве ты не понимаешь насколько опасно в подземелье, несмотря на ситуацию, в которую попал?!

— М-мне жаль!.. — Когда Белл это произнёс его глаза наполнились слезами. Он ещё никогда не видел девушку в такой ярости. Эйна продолжала выходить из себя. Желание спасти жизнь Белла во что бы то ни стало превратило её в монстра.

Для авантюриста-новичка, который ещё и месяца не провёл в подземелье, спускаться ниже пятого этажа — это настоящее самоубийство.

После пятого этажа подземелье становится гораздо запутаннее, а о сильных монстрах даже и говорить не приходится. Белл же спустился на седьмой этаж — если бы муравей-убийца вызвал подмогу, Белл бы не выбрался оттуда живым. Муравьи-убийцы — это не группа Кобольдов; они разорвут авантюриста-одиночку на части.

— Кажется, ты не понимаешь что значит слово «опасность». Даже не можешь себе представить, и я исправлю это здесь и сейчас!

Белл издал ещё один жалобный писк, он отлично познакомился со спартанскими методами «обучения» Эйны за последнюю пару недель.

Он уже на практике изучил многие вещи, которые Эйна пыталась в него вдолбить, но сказать «Я всё понимаю, можете положиться на меня» своему советнику так просто он не мог. Так что Белл пустился в объяснения.

— Постойте, пожалуйста! Я, эм, стал гораздо сильнее, Мисс Эйна!

— Про гораздо сильнее может говорить только человек, навыки которого достигли по крайней мере H!

— Но я говорю правду! Некоторые мои параметры выросли даже до E!

— …E?

Эйна замерла на месте, её глаза широко раскрылись от удивления.

Поначалу она не осознавала, что сказал парень, но когда до неё наконец дошло брови девушки недоверчиво искривились.

— Думаешь сможешь меня обмануть и этим успокоишь?

— Но это всё правда! Может у меня какой-то прорыв в развитии, но я становлюсь сильнее очень быстро!

— …Правда?

Эйна удивлённо смотрела на Белла, а тот кивал так быстро, как только мог.

Она пробыла советником парня не слишком долго, но уже могла сказать наверняка когда её подопечный врёт.

И интуиция подсказывала девушке, что Белл говорил правду.

— …Правда, E?

— Д-да.

Эйна подняла руки ладонями к Беллу, будто пытаясь сказать «подожд».

Она вспомнила ранги, S, A, B, C, D, после E. пересчитала их по пальцам, кивнула, сказала: «Хммммм». И снова — S, A, B, C, D, E… снова шестой. Как и раньше.

Вот теперь Эйна официально пришла в замешательство. Она не то, чтобы не доверяла Беллу, но такой темп роста будто бы напрямую пришёл из какой-то страшной истории.

Эйна упомянула рейтинг H, потому что это высшие способности, которыми могли обладать авантюристы с опытом Белла. H — это лучшее на что мог рассчитывать авантюрист за подобное время, и получали такой подъём только самые одарённые из авантюристов.

Получить рейтинг G это уже за гранью понимания, а всё, что выше F… Это слишком быстро с какой стороны об этом не подумай.

Если бы Белл был воином до того как стать авантюристом или прошёл какую-нибудь боевую подготовку, Эйна бы в подобное поверила, возможно. Но он был фермером. И, всё же, по его виду можно было сказать, что он не врёт…

— Хм-хм-хмммм… — сказала Эйна уперев свой указательный палец в лоб, и не понимая, возможно ли, что это правда. Белл сидел тихо и ждал, что девушка может взорваться в любую секунду.

— Эй… Белл.

— Д-да, Мэм?

— А не покажешь ли ты мне «статус» написанный на твоей спине?

— ….Хах?!

Очередной восклик вырвался изо рта Белла, когда он увидел серьёзность на лице Эйны.

— Не то чтобы я не доверяла твоим словам, просто…

Девушка отвела взгляд, размахивая руками, будто пытаясь убедить Белла, чтобы он не подумал ничего лишнего.

Ей казалось, что самое разумное объяснение состоит в том, что богиня Белла, Гестия, допустила ошибку переводя статус Белла.

Или, возможно, между ними возникло недопонимание.

Эйна никак не могла принять мысль, что Белл действительно смог достичь уровня E.

Так что девушка не собиралась верить его словам пока не увидит неотъемлемого доказательства.

— Н-но ведь первое правило заключается в том, что авантюристы должны скрывать свой статус… так ведь?

Все авантюристы города находятся под защитой Гильдии и им запрещено раскрывать свою личную информацию кому-либо, даже работникам Гильдии. Известны только их уровни и Паствы, ничего более.

У некоторых авантюристов есть особые навыки и заклинания. Отношения между богами и их Паствами постоянно меняются. Те, кто сегодня могли быть друзьями, могут уже завтра враждовать. Информация о навыках находится под тщательной защитой, чтобы скрыть потенциальные слабости.

— Даю тебе слово, что я ни единой живой душе не скажу о том, что я увижу. Если твои параметры станут достоянием общественности, я возьму на себя полную ответственность. Если подобное произойдёт, клянусь я исполню любую твою просьбу.

— Исполните?.. Постойте, Мисс Эйна, вы умеете читать иероглифы?

— Да, но лишь немного. Думаю я смогу прочесть достаточно, чтобы узнать параметры.

Эйна гордилась своим обучением в школе и особенно преуспела в изучении теологии. Так что она могла читать и записывать простейшие иероглифы.

— Если я не увижу этого своими глазами, я никогда не отпущу тебя ниже чем на пятый этаж.

— Но у меня же может появиться много проблем…

— Обещаю, что даже не взгляну на твои навыки и заклинания, пожалуйста?

— У меня всё равно нет ни заклинаний ни навыков, так что это ничего не меняет… но ладно.

Белл внял просьбе Эйны когда она поклонилась и в мольбе сцепила руки.

В прошлом она во всём поддерживала Белла; так что он чувствовал, что Эйна заслуживает полного доверия, как и Гестия. У Белла попросту не было причин отказываться поверить ей на слово.

— Ладно, эм… Мне нужно раздеться?

— Не нужно спрашивать у меня разрешения вот так краснея! Мне тоже становится неловко!

И Белл и Эйна покраснели, когда Белл поднялся и развернулся к одному из углов комнаты. Раскрасневшись, Белл отцепил свою броню и снял рубашку.

Прежде чем начать рассматривать статус, записанный на спине парня, взгляд Эйны не нарочно упал на накаченные мускулы спины. Тряхнув головой девушка тут же вернулась к иероглифам.

Её острые ушки слегка покраснели, пока она скользила взглядом проверяя записи.

 

Белл Кранелл

Уровень 1
Сила: E-403  Защита: H-199 Проворство: E-412 Ловкость: D-521 Магия: I-0

 

«Быть не может…»

Эйна не могла поверить своим глазам; её челюсть слегка отвисла от удивления.

Без использования какой-либо Магии Белл оказался достаточно силён, чтобы сражаться с монстрами седьмого этажа. Эйна привыкла судить авантюристов по их «Защите», и низкий показатель парня заставил её слегка понервничать. Однако, стиль боя «Ударил-отбежал», который использует парень идеально соответствует его способностям, так что она пришла к заключению, что ему будет несложно уклоняться от большей части атак.

Сам факт, что «Ловкость» Белла достигла уровня D, заставил её отпрянуть.

«Я поверить не могу…»

Эйна слегка откашлялась. Её «обыденные» представления о мире только что дали трещину; по спине девушки пробежал холодок. Работая в Гильдии, она немалому количеству авантюристов давала советы, и понимала насколько ненормален темп роста Белла.

Его развитие не просто пробило потолок. Оно было сверхъестественным.

«…Навык?»

Подобная мысль пронеслась в голове девушки.

«Может, у него есть Навык, который способен объяснить такую необычную скорость развития», — начала рассуждать девушка. И единственный способ это проверить…нарушить своё обещание.

«Если я просто быстренько взгляну…»

Её глаза скользнули вниз от характеристик Балла, ниже.

К тому месту где были записаны Навыки Белла и его Заклинания.

Она уже зашла слишком далеко. Останавливаться слишком поздно. Желание узнать всё содержимое сокровищницы, взглянуть на него хоть одним глазком, это отличительная черта практически всех полу-людей.

Любопытство Эйны только росло; наконец она добралась взглядом до места где записываются Навыки.

«…Аууу, нет».

Полуэльфийка не понимала написанное.

Количество сложных символов вскружило ей голову.

Похоже, что его богиня, опекающая его, Гестия, дополнительно зашифровала навыки Белла, чтобы никто не смог их прочитать. Эйна не могла понять различия в размерах иероглифах и порядок строк, впрочем, догадаться, что эта самая «защита» Гестии была всего лишь плохим почерком богини девушка не могла.

Эйна даже прониклась к Гестии и её тактике по защите Белла уважением.

— Эм… Мисс Эйна? Вы ещё не закончили?

— А… А! ДА!

Уши Эйны дёрнулись, когда голос раскрасневшегося Белла заставил её понять, что она всё ещё смотрит на его спину. Эйна неловко посмеялась, и ещё раз скользнув взглядом по спине Белла, несколько раз извиняюще поклонилась.

«Так это правда…» — подумала она про себя.

Нет никакого смысла запрещать авантюристу с подобными характеристиками ходить на седьмой этаж. Если он будет осторожен, то будет в безопасности, даже если будет в одиночестве.

…Однако, Эйна задумалась ещё об одной вещи, которая не давала ей покоя.

— …

— Ч-что-то не так?

Белл расстроился, а его голос дрожал пока Эйна осматривала его с ног до головы. Её взгляд был строг.

Но, казалось, что она сомневается вовсе не в способностях или силе Белла.

Более того, девушка смотрела не на парня, а на броню, которую он носит.

— Белл.

— Д-да?

— У тебя есть планы на завтра?

— …Чего?

 

 

С нашего разговора прошёл день.

Я стою в парке, расположенном полукругом прямо у выхода с Северной Главной Улицы.

Жду Эйну.

Ага, у нас с ней встреча.

«Это же… свидание?»

«Нет, нет, точно не оно», — прервал я сам себя.

Вчера Эйна спросила меня не хочу ли я пойти вместе с ней и выбрать себе новую броню. Ей кажется, что моей брони недостаточно. И снова она хочет по-своему мне помочь. Присматривает за мной.

Она явно не станет считать этот поход по магазинам свиданием. Она просто ко мне добра — хочет с добротой выполнить своё собственное задание.

«…И всё же, для тех, кто этого не знает мы будем выглядеть…»

Все условия были соблюдены.

Условия, вроде «Встретимся у бронзовой статуи в парке!» и «Только мы вдвоём!»

«Воу! Вааай!!!»

— Эй! Белл!

— !

Время пришло.

Владелица этого милого голоса активно махала мне рукой, когда я наконец на неё обернулся.

— Доброе утро! Ты не рано? Неужели покупка новой брони так тебя раззадорила?

— А, нет, я просто…

«…Мне просто кажется, что остаться наедине с тобой будет слишком странно, Эйна». —  Впрочем, сказать нечто подобное ей в лицо мне бы не хватило духу.

— Ладненько, я тоже не взводе. Я, конечно, понимаю, что мы тебе за покупками идём, но мне не терпится начать.

Эйна была в одежде, которую я прежде на ней не видел. Обычно она была одета в идеально сидящую на ней униформу Гильдии, но сегодня она подобрала симпатичную кружевную белую блузку и мини-юбку. У неё определённо есть чувство стиля. Я просто не мог взглянуть на неё так, будто ничего не изменилось.

Может, я просто слишком сильно привык к виду её униформы, но сегодня она казалась мне гораздо привлекательнее. Как бы объяснить… она будто сияла.

В общем, она была очень мила.

Шарм новой Эйны будто бы похитил всё моё внимание.

— Думаешь странно, что меня так взволновала покупка нового, потенциально опасного снаряжения?

— Н-нет, вовсе нет! — я активно замотал головой, а Эйна в ответ только похихикала.

«Вау, Вааааа…»

— Кхем. Итак, Белл?

— Ч-что такое?

— Что думаешь? Как я выгляжу не в униформе? Есть что сказать?

Она взглянула на меня озорным взглядом.

«Воу, воу, сейчас…»

— Вы выглядите… ну… гораздо моложе, чем обычно.

— Эй! Мне всего девятнадцать, знаешь ли!

— Вайвайвайвайвай!!!

Эйна взяла меня за шею одной рукой, а второй начала натирать мне голову.

Я попытался сбежать, но моя шея оказалась прочно зажата рукой девушки, а из-за неудачного побега моя щека ткнулась во что-то очень мягкое…

— Эй! Скажи что тебе жаль!!!

— П-пожалуйста, простите меняяяяяяяяя! — крикнул я со всей силы, чтобы перебить заливистый смех Эйны.

 

 

— Давненько я с кем-то по магазинам не ходила.

— Правда? Не думал что люди оставляют кого-то вроде вас в одиночестве… особенно парни.

— Хе-хе, а ты хорош, Белл, но я правду говорю. С тех пор как я начала работать в Гильдии, у меня ни одного выходного не было.

Погода была ясной, а небо безоблачным.

Идеальная погода для свидания… впрочем, я вовсе не это пытался сказать, просто погода была очень спокойной. Я шёл за Мисс Эйной по Северной Главной Улице, а в спину мне дул приятный прохладный ветерок.

В это время дня главные улицы всегда многолюдны. В такие моменты очень непросто добраться до нужного места. Работники магазинов, больших и малых, пытаются зазывать покупателей. Я чувствовал как содрогалась земля, когда один из дварфов во всё горло кричал о поступлении особых товаров в своей лавке.

Некоторые продавцы обращались прямо к Эйне (кажется, меня по ошибке принимали за её слугу), но она дружелюбно отмахивалась рукой с улыбкой на лице от их предложений. А один продавец-зверочеловек слишком сильно обрадовался улыбке Эйны, когда она ему отвечала.

— Эм, а можно узнать, куда мы сегодня идём? Если продолжим идти к центру, окажемся прямо у Подземелья…

— А ты сильно разозлишься, если я скажу что «незнание — это часть веселья»? Впрочем, ладно, скажу.

В Орарио восемь главных улиц ведущих к центру города. Одна из этих улиц направлена на север, вторая на северо-запад, потом на запад, юго-запад, юг, юго-восток, восток и северо-восток. Если смотреть на город с высоты птичьего полёта, то, думаю, можно представить эти улицы как четыре огромных линии, которые сходятся в центре города.

Подземелье находится в самом центре этого пересечения.

Впрочем, официально, все улицы соединяются в Центральном Парке. И мы оказались прямо перед ним. В центре парка находится огромное здание. Оно всё больше перекрывало мне вид на южную часть Орарио, когда мы с Эйной к нему подходили.

— Мы идём… к Подземелью.

— Чегооооо?

— Башня над Подземельем — Вавил, особая.

Башня Вавил служит Подземелью крышкой. Это огромное здание, тень которого сейчас лежит на западной части Орарио.

Учитывая, что Вавил, это «крышка» подземелья, она же служит для контроля за входом в Подземелье.

Эта башня обслуживается Гильдией и это знание через которое авантюристы проходят очень часто.

— Вавил… Разве это не просто вход… А, ещё там душевые для авантюристов есть?

— Ты же и правда не подозреваешь, да? Впрочем, ты же авантюристом стал всего пару дней назад, наверное, это естественно. Что же, сегодня ты узнаешь кое-что полезное.

Я слишком хорошо помнил Спартанские методы передачи знаний о подземелье, и, если честно, от этого выражения лица Эйны у меня холодок пробегал по спине.

Молясь, чтобы в этот раз получение новых знаний не было таким, как обычно, я приготовился к предстоящей лекции.

— Ты прав, башня и все публичные места в ней находятся под контролем Гильдии. А ты знал, что помимо душевых здесь есть ещё кафетерий, госпиталь и даже пункт обмена?

— А? Мне казалось, что Обмен проводится только в главном отделении Гильдии?

— Нет, в башне тоже есть отделение гильдии. Но в нём не так много персонала, так что я слышала, что в нём нередко выстраиваются очереди. Впрочем, сегодня мы здесь не за этим. Гильдия сдаёт в аренду места торговцам и магазинам, и сегодня мы пойдём как раз в них.

Ладно, теперь я понял. Мы пришли сюда, чтобы посетить лавки экипировки башни Вавил.

— Вавил построен над Подземельем, так что совершенно естественно, что все лавки в этой башне предназначены для авантюристов. И большинство из них поддерживается торговыми Паствами. Думаю ты уже слышал о Пастве Гефест?

— Д-да.

У меня сердце екнуло. Я схватился за рукоять кинжала, висящего у меня на спине.

— И что ты знаешь о Пастве Гефест, Белл?

— Ну, эм, я знаю, что это Паства, которая делает высококлассное оружие и броню, от которой не отказался бы ни один авантюрист…

— Ага, ты абсолютно прав. И сегодня мы зайдём в одну из лавок Паствы Гефест.

— Ч-Чегоооо?

Кажется, так громко, как сейчас, я сегодня ещё не кричал. А Эйна взглянула на меня как на ребёнка, которого только что разыграла.

Я уставился на неё, надеясь, что она мне что-то объяснит. Но она лишь шагнула в сторону, открывая мне вид на открытое пространство у основания башни Вавил.

— Мы пришли…

Центральный Парк.

Идеально круглый парк, в центре которого стоит огромная башня. Повсюду посажены деревья, а кое-где возведены фонтаны, отчего это место действительно выглядит парком.

На Северной Главной Улице можно было встретить самых разных людей, спешащих по своим делам. Но в Центральном Парке практически у каждого было с собой какое-нибудь оружие — все они авантюристы. Пугал тот факт, что несмотря на то, что здесь было более чем достаточно авантюристов, чтобы вызвать у меня головокружение, Центральный Парк всё равно выглядел пусто.

— Эйна, почему ты меня туда ведёшь? Разве я выгляжу как авантюрист, который может купить что-то у Паствы Гефест?!

— Незнание часть веселья! Сам всё увидишь, когда придём.

— Да я с самого утра ничего понять не могу! Не хочу так больше!

Эйна взглянула на мольбу в моих глазах, но это нисколько её не тронуло. Она даже медлить не стала.

— Идём! Возражения не принимаются!

Когда Эйна схватила меня за руку и потащила к башне я покраснел, а из моей головы испарились все мысли.

Её тонкие руки были мягкими и тёплыми… совсем не похожими на мои. Руки грубеют, если ежедневно работать в поле. У меня закружилась голова; я не мог ухватить ни единой мысли.

Пока мы пробирались через людской поток, я не мог не замечать завистливые взгляды парней-авантюристов, смотревших так, будто им хочется меня убить…

Глубоко вдохнув, я посмотрел на башню, пытаясь успокоиться.

— Мисс Э-эйна, рука… Отпустите, пожалуйста. Прошу вас!..

— Раз мы собираемся наведаться к рабочим Паствам, будет неплохо узнать о самих кузнецах, не так ли? Белл, ты знаешь что такое «Продвинутые Навыки»?

Кажется, она просто проигнорировала очередную мою мольбу. Я мужчина, но я даже не могу заставить её слушать. Кажется, я умру прямо сейчас.

Я очень старался держаться позади, пробираясь между людей.

— Нет… не знаю.

— Благословлённые получают Продвинутые Навыки по своему выбору, когда возрастает их уровень. Обычно такие способности гораздо специфичней чем обычные навыки.

Эйна рассказала о Продвинутых Навыках, как об обычной награде за повышение уровня… «повышение ранга» в обычном понимании.

— Тип Продвинутого Навыка определяется заранее, одним их таких навыков является навык «ковка».

Продвинутые Навыки и Ковка. Никогда раньше о подобном не слышал.

Если верить Эйне, то этот навык необходим, чтобы стать кузнецом в этом мире. И ещё, больше чем у половины кузнецов Паствы Гефест есть этот навык.

Получается, что больше половины людей в её пастве второго уровня и выше. Очень сильная группа.

— Разумеется, кузнецы существовали и в древние времена. Большая часть работ тех кузнецов считается антиквариатом, но некоторые вещи до сих пор можно использовать. Вот только благословлённые богами кузнецы, которые владеют способностью Ковка могут добавлять вещам особые свойства во время изготовления.

— Особые свойства?..

— Уникальные способности для каждого оружия. Ты же знаешь, что авантюристы получают новые способности по мере роста их уровня? Кузнецы со способностью Ковка могут изготавливать оружие с подобными навыками. Например, благословлённый кузнец может изготовить меч, который никогда не сломается или никогда не затупится. Если бы они просто затачивали клинки, такого эффекта было бы невозможно добиться, так?

И правда, я в ответ закивал.

— Ещё бывает оружие, которое имеет эффекты схожие с магическими — например, стреляет огнём при взмахе, или какие-нибудь подобные эффекты.

— Правда?!

— Думаю, это можно назвать общими знаниями… Подобный тип оружия называется «Волшебными Клинками». Изготавливать их во всём мире может лишь несколько кузнецов.

Я неожиданно вздрогнул. Если бы подобное оружие оказалось в моих руках, я мог бы сравниться в силе с опытным мечником.

— О, и предупрежу сразу — у «Волшебных Клинков» есть пределы. После того, как вся их энергия будет использована, они сломаются. И они не так мощны как заклинания опытного мага.

После Эйна с ухмылкой на лице добавила, что сила этих клинков не только конечна, но ещё и стоит немалых денег.

Думаю, это означает, что большинство авантюристов не используют магические мечи. Уверен, это вовсе не из-за недостатка их известности. Просто брать в Подземелье, в котором может произойти что угодно, оружие, которое может сломаться само по себе, не слишком безопасно. Думаю, именно поэтому большинство авантюристов сопротивляется соблазну приобрести такой меч.

Хотя, цена наверняка тоже имеет значение.

— Эм, Эйна. А какие ещё существуют Продвинутые Навыки помимо Ковки? — Поскольку я авантюрист, я должен задать этот вопрос. Когда-нибудь и я пройду этот путь. Я повышу свой ранг!

— Итак, большинство авантюристов получают навыки называемые Тяжёлой Защитой или Управлением Магией. Иногда ещё встречается способность, называемая Энигмой.

— Энигма?..

— Да, как бы мне объяснить…  Эта способность позволяет сотворить особое действие — чудо, если вкратце. «Искусство Богов», для тебя, наверное, прозвучит понятней. Ты знаешь о Философском Камне, Белл?

Разумеется, я ничего о нём не знаю, так что я помотал головой из стороны в сторону.

— Этот случай произошёл давным давно, член Паствы, со способностью Энигма преуспел в изготовлении Философского Камня. Этот камень давал владельцу вечную жизнь.

— …не знаю почему, но моя челюсть перестала закрываться.

— Хе-хе, оно и понятно. Но его больше нет… Видишь ли, когда создатель Философского Камня принёс его богу своей Паствы… бог взял этот камень и разбил его на мелкие кусочки прямо перед создателем… источник вечной жизни.

— …

— Согласно легенде бог смотрел в лицо создателю камня и заливался смехом, схватившись за живот.

Это самый жестокий миф, который я слышал о богах.

И когда я говорю миф, я имею в виду истории о богах с самыми отвратительными концовками.

Как же мне повезло, что мне встретилась Гестия…

— Философский Камень был создан случайно, и все попытки его воссоздать провалились. Больше никто и никогда не смог стать мастером навыка Энигма, так что созданный Философский Камень стал легендарным предметом.

— Стать мастером?.. Так навыки растут также как и статус?

— Не совсем. Навыки также делятся на уровни от I до S, но для их развития не требуется опыт. Для усиления навыка требуется гораздо больше усилий и это очень сложно. Усилить навык, это далеко не то же самое, что усилить базовую характеристику.

Звучит очень сложно… впрочем, вслух я высказывать свои мысли не стал.

Мне ещё нескоро удастся испытать это на себе, но я могу представить все эти сложности.

Разговаривая, мы дошли до врат в Башню Вавил. «Врата», наверное, не самое лучшее слово, потому что по периметру первого этажа башни было столько входов, что любое количество авантюристов могло войти в них одновременно, с любой стороны света. Пройдя в ближайший вход, мы попали в приёмный зал, в котором преобладали светло-голубой и белый цвета.

Прямо под нашими ногами был вход в Подземелье.

— Куда мы?..

— Идём наверх. Лавки в Вавиле начинаются с четвёртого этажа.

Как я и сказал, первый этаж башни — это огромный приёмный зал. На втором находится общественный центр. Мы поднялись на третий этаж и Эйна завела меня за руку в очередной большой зал. Краем глаза я заметил стойки для Обмена. А вот лестниц я нигде не увидел.

Зато, на полу в самом центре зала было несколько широких, круглых пьедесталов. Эйна завела меня на один из них. Пьедестал тут же окружило какое-то подобие трубы, мне показалось, что она сделана из материала, похожего на стекло…

Эйан подошла к какой-то панели. Стоило ей прикоснуться к панели, пьедестал оторвался от пола и полетел по трубе.

Мы поднимались всё выше и выше… казалось, будто мы летим!

— ?!

— Ха-ха-ха, когда я была здесь первый раз у меня было такое же лицо.

Кажется, пьедестал и стеклянная труба — это часть какого-то транспортного механизма… Скорее всего, это один из механизмов использующий магические камни.

А это значит, что под пьедесталом скрыто множество магических камней, энергия которых поднимает его вверх. Эйна взглянула на моё удивлённое лицо и объяснила, что магические камни приходится время от времени менять. Сила магических камней не вечна.

В считанные секунды мы добрались до четвёртого этажа Вавила.

— Магазинчик, в который я хочу сходить на несколько этажей выше, но раз уж мы здесь, почему бы нам не осмотреться. Ты же не против взглянуть на первоклассную экипировку, правда, Белл?

На этом этаже расположилось немало лавок оружия и брони. Признаюсь, моё внимание приковали к себе всевозможные острые и блестящие штуки. Так что я кивнул Эйне когда мы сошли с пьедестала.

На всём этаже был только один знак: Ἥφαιστος. Не может же быть… что все эти лавки принадлежат Пастве Гефест?..

— Похоже, ты заметил вывеску. Вообще-то, всеми лавками с четвёртого по восьмой этаж и правда владеет Паства Гефест.

…целые этажи… Насколько же Паства Гефест Богата?!

Кстати, помимо этого у них ещё одна лавка на Северо-Западной Главной Улице недалеко от моего дома.

Короткий меч на витрине… стоит восемь миллионов валис. Этого хватило бы, чтобы купить несколько домов.

Я подошёл к ближайшей витрине, и мой взгляд приковал к себе кроваво-красный меч. Я перевёл свой взгляд на цену…

«…Тридцать миллионов валис?!»

У меня кровь от лица отлила. Я поднял руку и прикоснулся ко лбу, пытаясь проверить, не во сне ли я. А в это время Эйна, хихикала, стоя неподалёку.

У меня с собой кинжал, созданный самой Гефест; подарок от моей боженьки. Она сказала мне, что он на весь мир такой один… сколько он стоил?!

— Добро пожаловать в нашу лавку! Чем я могу вам помочь?

Кажется, продавец заметил, что я стою и пускаю слюни на кроваво-красный меч. Она вышла и обратилась ко мне звонким и бодрым голосом.

Девушка была невысокой, но казалось что она очень квалифицирована, а на её сияющем лице царила очень приятная улыбка. Волосы, собранные в два чёрных хвостика по бокам, придавали девушке очень милый вид.

Она была одета в тёмно-красную униформу, похожую на фартук, которая скрывала грудь, казавшуюся слишком большой для такого небольшого тела. Эта грудь колыхалась от любого движения…

— …Эм… Боженька? Ты чего здесь делаешь?

— …

Улыбка застыла на её лице.

Так вот почему. Вот почему казалось, что она устаёт гораздо больше обычного . Она здесь работает!..

— Зачем ты здесь?! Тебе не стоит работать на двух работах! Разве я не говорил, что начал спускаться ниже и у меня появились деньги?!

— Выслушай меня, Белл. Забудь что ты меня здесь видел и уходи!.. Тебе ещё рано ходить по таким лавкам!

— Тебе здесь работать тоже не стоит! Разве ты не говорила, что получаешь тридцать валис в час на другой своей работе?!

— Не издевайся надо мной за то, что я продаю закуски!

— Да не в этом дело! Идём домой. Ты же богиня! Тебе нельзя работать в подобных местах, тебя же заметят! Разве другие боги не будут над тобой смеяться?

— Отпусти Белл! Отпусти сейчас же!!! Даже богам иногда нужно забывать о гордости когда это нужно!

— И когда богам что-то такое было нужно?! Пожалуйста, просто прислушайся к моим словам!

Я схватил её за руку обеими руками и попытался отвести её от лавки.

Почему она неожиданно начала упираться и цепляться за работу?!

Я чувствовал, что Эйна пристально наблюдает за происходящим, но меня это не волнует.

— Эй! Новенькая! Завязывай с играми!!! А ну за работу!!!

— Да, сэр!

— А?

Бон! Боженька вывернулась из моих рук и побежала.

Я только и заметил как её хвостики покачиваясь удаляются куда-то в глубину лавки.

— Боженька…

— Ч-что же, интересная у тебя богиня, я ведь правильно поняла? — Эйна не знала как отреагировать на мой упавший голос, поэтому насильно улыбнулась.

Я расстроился, но после я вспомнил, что сегодня я не один. Поэтому, я заставил себя поднять голову.

…на время я забуду о проблемах с Боженькой.

 

 

— Простите, что это произошло на ваших глазах…

— Всё в порядке. Поднимемся?

Я несколько раз кивнул и Эйна, с неловкой улыбкой на лице снова завела меня на платформу.

Мы забрались на «лифт» (оказывается эти магические подъёмники называются именно так) и вскоре оказались на этаже выше.

— Вот мы и прибыли.

— И что здесь…

Эйна открыла стекло и передо мной предстал ещё один этаж, на котором находилось множество лавок, как и на четвёртом.

Мечи, копья, топоры, молоты, клинки, луки со стрелами, щиты, броня и множество снаряжения были выставлены на витринах этого этажа. Единственное отличие от четвёртого этажа в том, что здесь гораздо больше покупателей — гораздо больше авантюристов.

Этот факт заставил меня задуматься.

— Думаешь, что нет лавки Паствы Гефест, в которой ты мог бы что-то купить, не так ли, Белл?

Я сейчас не в лучшем настроении, так что я посмотрел на Эйну взглядом: «не время сейчас о таком напоминать». Но после несколько раз согласно кивнул.

— Вообще-то, это не совсем правда. Впрочем, посмотришь сам и поверишь! Идём.

Эйна подвела меня к ближайшему магазину — судя по всему, этот магазин торгует копьями.

Она провела меня к задней стене магазина и остановилась у одной из стоек с копьями. Все эти копья выглядели боевыми, их заточенные лезвия были направлены в потолок.

И когда я уже подумал: «Сейчас снова расстроюсь», — мой взгляд остановился на ценнике: 12 000 валис.

— Ч-чего?..

Подобное я могу себе позволить…

— Хе-хе, удивлён, да?

— К-конечно, но почему так дёшево?

Я не мог поверить в такую цену. Даже, был ей шокирован. Когда Эйна спросила меня об удивлении, она выглядела очень довольной.

Я стоял и смотрел на копья, стоящие в стойке.

— Одно из главных отличий Паствы Гефест от остальных паств кузнецов состоит в том, что они позволяют самым неопытным своим кузнецам выставлять удачные работы в своих лавках.

— А это… нормально? То есть, если эти копья сравнить с работой мастеров…

— Разумеется, подобные копья не продаются рядом с настоящими шедеврами. Но подобная политика позволяет молодым кузнецам получить деловой опыт и продавать свои работы напрямую авантюристам. Молодым кузнецам полезно получать отзывы на свои работы — и хорошие, и плохие. Всё это позволит им в будущем делать лучшее оружие.

Я был слегка удивлён, но, если подумать, в этом есть определённый смысл. В отличии от запрета на эксперименты и изготовление однотипного оружия, отзывы авантюристов гораздо лучше будут мотивировать на работу.

— Также это полезно для самих лавок. Они могут продавать оружие низкоуровневым авантюристам и привлекают больше покупателей.

То есть они заранее могут привлечь талантливых новичков, которые со временем станут лучше. А как только новички станут сильнее, то смогут позволить себе лучшее оружие из тех же самых лавок. Эйна сказала, что это похоже на пирамиду.

Лавки привлекают множество новых авантюристов и выстраивают с ними отношения. А когда авантюристы становятся сильнее, они остаются постоянными клиентами и покупают высококлассное оружие.

Вот ещё одна особенность Орарио. Огромное количество авантюристов обеспечивает множество возможностей и преимуществ.

— А самым важным является тот факт, что новички среди авантюристов и новички среди кузнецов могут связываться с самого начала своих путей. Это очень помогает отыскать преимущества и недостатки.

«И что это должно означать?» — задал я немой вопрос.

— Новички среди кузнецов становятся известны среди авантюристов своими именными предметами. Если авантюристу нравится экипировка, он запоминает имя кузнеца и может стать его постоянным клиентом. Обычно очень талантливые — но пока неизвестные — кузнецы скрываются среди множества подобных себе и ждут, когда найдётся авантюрист, который начнёт искать именно их предметы. Может они и не станут с таким авантюристом близкими друзьями в будущем, мнение человека, использующего экипировку кузнеца в качестве второй кожи, это самый ценный из отзывов.

…Вот так гораздо понятнее.

По крайней мере, я и сам ощущал, что мой кинжал и броня были выданы мне Гильдией.

— Кузнецы могут придать вещам особые свойства, если изготавливают предметы кому-то лично, и эти свойства будут сильнее, если между авантюристом и кузнецом есть связь… Ну или хотя бы лично знает требования.

Эйна прищёлкнула языком, а я замер.

Никогда в своей жизни я не мог вообразить, что Эйна может вести себя так… по детски.

— Мы, конечно, слегка отклонились от темы, но я просто хотела сказать, что среди вещей, изготовленных Паствой Гефест, есть вещи, которые ты можешь себе позволить. Итак, сколько у тебя есть сейчас денег, Белл?

— Эм, прямо сейчас у меня около десяти тысяч валис.

— Я удивлюсь, если на эти деньги можно будет найти приличный набор новой брони. Впрочем, как я и сказала, среди хлама можно встретить настоящие сокровища, созданные кузнецами. Нужно просто их найти! Идём!!!

Кажется, Эйна была взбудоражена гораздо сильнее, чем я. Всё, что смог сделать я, это выдавить из себя улыбку, потому что мои чувства до сих пор не пришли в норму.

Она подвела меня к лавке, на вывеске которой был щит и броня. С хитрой улыбкой на лице Эйна заявила что мы должны разделиться, чтобы посмотреть больше магазинов. Так что внутрь я пошёл без неё.

Я шагнул в лавку и с первого своего взгляда понял, что этот вид не сравниться ни с чем, что я когда-либо видел в жизни.

«Что же это! Эта броня правда сделала низкоуровневыми кузнецами? Всё выглядит просто великолепно!»

Пробираясь через кучу одетых в броню манекенов, мне подумалось, что это станет главным событием дня.

Белые манекены были одеты в броню самых различных расцветок и форм. Не важно, что у манекенов не было рук и голов, даже простые нагрудники выглядели очень внушительно. Неподалёку стояло несколько полных манекенов укомплектованных работой какого-то кузнеца. Я представил, как бы я выглядел в этом наборе брони во время боя.

На полках у стен магазина выстроились шлемы и щиты. Некоторые из них выглядели надёжно, некоторые помпезно — для каждого нашлось бы что-нибудь по душе.

Помимо меня было немало покупателей и парней, и девушек, которые искали броню, которая им бы подошла. Похоже, в этом магазине броню можно примерять.

Кажется… Кажется, я начинаю увлекаться!.. Что мне выбрать? А?..

Я начал осматриваться в поисках чего-нибудь подходящего, но моё внимание привлекло место в самом углу магазина.

Это место в лавке выглядело проще всего. В этом углу стояли коробки в которых была навалена экипировка.

Это же… тоже части брони?

Остальная броня была надета на манекены, так почему эта не аккуратно свалена в коробки? Почему эта броня лежит в этой коробке будто в мусорной куче? Стоп, рядом стоит ещё одна коробка, и ещё несколько стоит дальше. Наверное, в них хранится броня, которую Паства не хотела бы выставлять напоказ.

Не думаю, что эти вещи выставили бы на продажу будь они дефектными, но, наверное, они просто сделаны не так хорошо.

— О, точно, они продаются подешовке…

На каждой коробке были выведены цены: 5 700 валис, 6 800 валис, 3 900 валис… цены были написаны красными чернилами разным почерком, но, все эти коробки необычайно дёшевы.

Выставленные на продажу наборы брони, на манекенах стоят 15 000 валис, а броня, проданная мне гильдией всего 5 000 валис… Да, похоже всё правильно, эти комплекты как раз мне по карману.

Впрочем, Эйна говорила, что эта броня может спасти мне жизнь, так что мне не стоит экономить.

— ?..

Неожиданно я остановился у одной из коробок.

Эта броня… будто её дух позвал меня прямо из ряда коробок.

Серебряная. В отличии от остальной брони красноватых и тёмных тонов эта сделана из сияющего белого металла.

Никаких цветастых узоров и украшений, она будто бы только что закончила остывать после кузнечной печи. Меня зацепил вид этой брони.

Я склонился над коробкой, чтобы её осмотреть; это лёгкая броня.

Наколенники и небольшой нагрудник сделаны так, чтобы плотно прилегать к телу. Среди частей я также нашёл наручи и налокотники, а также пластину для защиты нижней части спины. Эта броня защищает минимум тела, чтобы не повлиять на мобильность. Похожа на лоскутную броню.

Взяв в руки нагрудник, я вдруг понял что он очень лёгкий — даже легче чем тот, что был получен мной от гильдии. Я постучал по нему, но это не помогло мне понять многого, думаю, что он достаточно твёрдый, твёрже чем нагрудник, выданный мне Гильдией. По крайней мере, мне так показалось.

И он мне в пору… Это даже немного пугает.

Думаю, я влюбился.

Впрочем, может, это просто потому, что это первая взятая мной в руки броня.

Но неожиданно, я осознал, что мне хотелось бы носить эту броню.

Я поднял нагрудник поближе к свету, чтобы получше его рассмотреть. Повращав его в руках, я заметил её; подпись, выбитую с внутренней стороны, «Вельф Кроззо».

Похоже, эта броня не достойна знака «Ἥφαιστος».

«Вельф Кроззо…»

Я запомню его имя.

Мой мозг выделил это имя будто глаз ястреба, который выделяет добычу из множества других. Это имя кузнеца, броню которого я буду носить.

Эйна рассказала мне о важности связи между авантюристом и кузнецом. Вот, оказывается, что это за чувство.

Я уже определился, что хочу носить эту лёгкую броню. Так что куплю её прямо сейчас.

Посмотрим, сколько она… Чёрт! 9 900 валис!

Это же почти все мои деньги…

— Ээй, Белл! Я нашла тебе неплохую вещь! Шлем и лёгкая броня! Может они и дороговаты, но лучше потратиться чем… О? Ты тоже что-то нашёл?

Эйна вернулась. Она подошла ко мне со слегка недовольным выражением на лице.

Может, ей не понравилось, что я подобрал броню, продаваемую в коробке, потому что, это говорит о невысоком качестве.

— …собираешься это взять?

— Да. Хочу купить.

— Ха… а ты помешан на очень лёгкой броне, да? И это когда я тебе такой неплохой набор нашла…

— Простите.

Эйна заметила, что я опустил плечи, и ничего не мог добавить. Так что она улыбнулась и махнула рукой.

— Не переживай ты так. Тебе это броню носить. Мне бы просто хотелось, чтобы ты чуть больше задумывался о своей безопасности… Но если ты решил купить эту броню, я рада.

— …спасибо.

Я поднялся, взяв в руки коробку.

После того как я расплатился за броню у стойки у меня осталось всего 100 валис…

Сегодня я сильно потратился.

— А?..

Эйна пропала. Закинув за спину коробку с моей новой бронёй, я обернулся и начал искать её взглядом.

И когда я уже начал задумываться, куда она могла пойти, она нашлась. Она неожиданно оказалась прямо у меня за спиной, с улыбкой во всё лицо. Может, она сбегала в какую-то лавку?

— Белл, держи.

— …Что это?

Она протянула мне длинный, узкий нарукавник.

Он идеально подходил, чтобы надеть его на кисть и защищал руку до самого локтя. По внешнему твёрдому покрытию я понял, что он создан так, чтобы в случае опасности послужить щитом. Его цвет был таким же, как и цвет глаз Эйны, изумрудно-зелёным.

— Э-это же?..

— Это мой тебе подарок, используй его, ладно?

— Вааай? Н-нет, я не могу принять подарок от девушки! Я вам его возвращаю!

— Чтооо? Хочешь сказать, что не принимаешь подарки от девушек?

— Н-нет, всё не так… Просто я чувствую себя жалким! — Пот начал сбегать по моему лбу, и я выпалил как я себя чувствую на самом деле. Насколько старше меня она бы не была, принимать подарок от девушки… это как-то неправильно, мне кажется.

Эйна широко улыбнулась, а у меня снова начали опускаться плечи.

— Я хочу, чтобы ты его принял. Не для себя, для тебя самого.

— Поче-?..

— Авантюристы никогда не знают, где их ждёт смерть. Даже сильнейшие среди авантюристов пропадали, будто их и не было. Я знала многих, кто не вернулся.

— …

— …и  мне бы не хотелось, чтобы ты стал одним из них, Белл. Ой-ёй, это всё таки ради себя подарок.

Эйна слегка рассмеялась, но не сводила с меня взгляд.

Взгляд своих глубоких глаз.

— Это плохо? — спросила она.

Я уставился в пол.

Моё красное лицо прикрыли волосы.

После таких слов я просто не могу отвергнуть её подарок.

— …к тому же, Белл, ты сказал, что меня любишь.

Вот теперь я покраснел окончательно. Я поднял голову и встретился с Эйной взглядом.

Кажется, она тоже немного покраснела.

— Это было… Я просто был очень рад, что вы меня поддерживаете!..

— Я была рада когда ты сказал, что меня любишь. И я поняла, что ты имел в виду не совсем «это».

Мы оба раскраснелись.

— Дело не только в твоих словах, я хочу сделать тебя сильнее. Ты очень стараешься и я просто хочу помочь. Пожалуйста, прими мой подарок.

Всхлип. У меня в носу засвербило.

Кивая, я начал тереть нос рукавом.

— Спасибо… большое вам спасибо…

— Всегда пожалуйста.

Я почувствовал теплоту исходящую от изумрудного нарукавника.

 

 

— Уже довольно поздно…

Небо окрасилось красными тонами. Наступил поздний вечер.

Я проводил Эйну до её дома после того как мы закончили поход по магазинам и теперь был предоставлен сам себе.

Я свернул с Западной Главной на свой обычный путь к старой церквушке.

«Подумать только, как сильно я нервничал рядом с Эйной… это плохо…»

Я воображал как Айз Валленштайн смотрит на меня с осуждением и кричит всякие нехорошие слова. Это всё в моей голове, конечно.

Но мне не хочется думать, что мне интересен кто-то ещё… А недавно я вообще воображал, что было бы замечательно иметь гарем. Ха-ха-ха, я громко засмеялся, пытаясь как можно скорее забыть об этих мыслях.

Мне нравится Мисс Валленштайн; Мисс Валленштайн для меня единственная…

— …шаги?

Я остановился.

Топ, топ, топ. Я услышал как кто-то бежит с другого конца переулка. Нет… не один, двое, один большой и один маленький. По звуку шагов я могу определить размеры.

— Где именно?..

Я только что вышел с Западной Главной Улицы. Обернувшись на улицу, с которой я пришёл, я всё ещё мог слышать звуки людского потока. Звуки бега становились громче и приближались ко мне.

Они звучали вдалеке, но мне не понравилось, что неподалёку от моего дома произошёл какой-то инцидент.

Как никогда осторожно я заглянул за угол, чтобы осмотреть свой обычный путь.

— Оу!

— А?!

Прямо перед моим лицом мелькнула тень и тут же растянулась на земле. Кажется, выглядывая из-за угла, я не нарочно выставил ногу.

Подавляя свой собственный вскрик я обернулся и взглянул на бежавшего.

«…Полурослик?»

Человек ещё ниже чем я и моя боженька, с такими тонкими руками и ногами, что, казалось, будто я сломаю их если прикоснусь. Когда я заметил как он дрожит, мне на ум пришло название этой расы полулюдей.

Кажется, они известны своей тягой к вкусной еде, танцам и веселью.

— Простите, вы в порядке?

— Э… э.

Дрожащий полурослик начал подниматься с улицы.

Она оказалась девушкой. Это объясняет такой маленький рост. Её огромные круглые глаза произвели на меня неизгладимое впечатление.

— Вот ты и попалась карлица недоделанная!

Я хотел протянуть руку, чтобы помочь девушке подняться, как со стороны улицы неожиданно появился человек. Его яростный голос заставил девушку дрожать от ужаса. Бедная.

Глаза мужчины сверкали от гнева, кажется, он авантюрист, как и я.

И, похоже, что ему… около двадцати лет? За его спиной висел огромный меч и, судя по его виду, он гораздо опытней меня.

— Теперь не смоешься!..

Мужчина был похож на пышущего огнём демона, нашедшего свою добычу.

Он даже не бросил на меня взгляд, а я всё равно слегка вздрогнул. Этот парень страшен…

…Что он собирается сделать с этой девушкой-полуросликом?

Моё тело двигалось само по себе, когда эта мысль пришла мне в голову.

Я встал на пути мужчины, закрыв собой девушку.

— …Что за?! Малец, сгинь с дороги! Урою!

Мужчина смотрел только на девушку, так что он понял, что здесь есть ещё и я, только после того, как я перекрыл ему путь.

Мои щёки вздрогнули. Я побил сотни монстров, но к тому, что испытываю сейчас не привык.

Встретившись с такой яростью, я не сдвинулся с места, только приготовился к нападению.

— Эмм… Что вы собираетесь сделать с этой девушкой?

— Заткнись малявка! Если ты не уберёшься, я тебя вместе с этим куском дерьма за твоей спиной на куски порву!

…Неа, не уберусь.

Может в моих глазах и блеснул страх, но я принял решение.

Я скинул рюкзак со спины, отбросив его к ближайшему зданию. Мужчина, разумеется, удивился подобному поведению, а, скидывая рюкзак, я краем глаза заметил и удивление девушки за моей спиной.

Удивление очень быстро пропало из взгляда мужчины, и его заменила волна кровавой ярости.

— Парень!… Умереть решил?!

— П-постойте… всего секундочку. Если вы просто успокоитесь!..

— Пасть закрой! Что у тебя с башкой?! Ты её дружок, что ли?!

— Н-никогда в жизни её не видел.

— Так какого хрена ты защищаешь этот кусок дерьма?!

— …п-потому что она девушка.

— Да что за фигню ты несёшь!..

И правда, что я несу?.. Впрочем, другого выбора у меня и нет. Причина именно в этом. Ведь так мужчины и поступают, правда? Спасти, попавшую в беду девушку, вполне естественно. Разве мне нужны какие-то ещё причины?!

— Что же… Значит тебя порешу первым, малец!..

Мужчина завёл руку за спину и вытащил свой меч.

Я почувствовал, что он собирается меня убить всем своим телом. Поэтому, в ответ вытащил Божественный Кинжал.

Ахх… Я услышал как кто-то за моей спиной сглотнул. Заглянув краем взгляда за спину, я заметил, что девушка уставилась на меня.

Нет, не на меня… на Божественный Кинжал?!

В первое мгновение мужчина отпрянул, но тут же уставился на меня с неподдельной ненавистью во взгляде.

…Это плохо.

Впервые я встречусь в бою с другим человеком… Ноги не перестают дрожать. А смогу ли я… сразиться в этой битве?

Я и так весь на нервах, но кровожадность этого человека ввергла меня в настоящую панику. Пот начал стекать по моему лицу. Я сглатывал слюну во рту снова и снова. Губы мужчины расплылись в зверской улыбке, когда он увидел мой недостаток храбрости перед лицом опасности. Наверное, он понял, что его противник не готов к этому бою.

Он сделал шаг, или даже несколько вперёд. Я не мог придумать ничего, кроме как сделать несколько шагов назад, но благодаря усилию воли не сдвинулся с места.

Не думаю, что для меня это может кончиться хорошо. Но отступить я тоже не могу.

Все мои силы ушли на то, чтобы поднять глаза и встретиться взглядом с мужчиной.

В следующее мгновение он уже прыгнул на меня.

— А ну стой.

Мужчина не успел опустить меч.

Его прервал могучий голос.

И я и мужчина взглянули на обладательницу голоса. Ей оказалась эльфийка, державшая в руках большой бумажный пакет, стоявшая всего в нескольких шагах от нас.

Как и у Эйны её глаза и нос были расположены высоко на лице. Основное её отличие от полуэльфийки заключалось в том, что её уши были заострёнными и длинными.

Её небесно-голубые, миндалевидные глаза уставились на авантюриста.

Стоп, разве это не… Лю? Одна из служанок в Щедрой Хозяйке?

— И откуда вы крысы повылезали?! Тебе какое дело?!

— Парень, которого ты собрался убить… так вышло, что он не безразличен человеку, который мне важен. Я не позволю тебе его ранить.

Что она сказала?..

— Да что сегодня с людьми случилось?! Почему всех так тянет напороться на мой меч?!

— Молчать!

…В воздухе будто похолодело.

Кричавший мужчина поперхнулся своими словами. Лю стояла неподалёку от нас, её взгляд будто обратился в клинок. Самое её присутствие оказывало невероятное давление. На лице мужчины отразилась паника.

Впрочем, не мне его судить; у меня и самого поджилки затряслись.

— ?!..

— Я не хочу затевать с тобой драку. У меня плохая привычка заходить слишком далеко. — Слова Лю прозвучали беспристрастно, почти устало. Её фигура была окутана красным светом заходящего солнца, пробивающимся с Западной Главной Улицы.

И я уверен… что она сказала чистую правду.

Должно быть правдой; я ощущал это просто по тому, как она себя вела.

Авантюрист прикусил губу, похоже, что это предупреждение до него дошло. Я услышал резкий шорох, с которым в руке Лю появился стилет.

Никогда такой не видел…

— П-ПРОКЛЯТЬЕ!

Мужчина слегка посинел, прежде чем резко побежать.

— …

— Ты в порядке?

Эльфийка, стоявшая передо мной, прогнала авантюриста не нанеся ему ни единого удара… Вот теперь я начал её по настоящему бояться.

Я вытер пот, скопившийся у меня на лбу.

Интересно, я так вспотел из-за угроз мужчины, или из-за демонстрации силы Лю, а то я сам не могу понять.

Может, Лю и сама была авантюристкой?..

— С-спасибо вам большое. Я тут в неприятности попал…

— Нет, прости, что я вмешалась. Уверена ты бы разобрался со всем самостоятельно и всё было бы в порядке.

— А я вот не уверен…

Я окаменел. Не думаю, что мне удалось бы после такого остаться в живых.

Я почесал лоб и не смотря на девушку спросил.

— Эм, Лю, а что ты здесь делаешь?

— Просто ходила по магазинам, опасалась перед сегодняшним вечером. Гораздо больше авантюристов заходят к нам по вечерам, а не в обед, так что если мы останемся без припасов, проблем не избежать. Так случилось, что я тебя заметила, а остальное ты видел сам.

В этом есть смысл. Щедрая Хозяйка — это популярное заведение, так что продукты и вино должны у них заканчиваться довольно быстро.

И да, я действительно «видел остальное сам»… Мы не слишком хорошо друг друга знаем. Может у Лю просто сильное чувство справедливости?

— А что насчёт тебя? Почему ты здесь оказался?

— Видишь ли, вот эта девушка… А?

Я обернулся, чтобы указать на девушку-полурослика, но она пропала. Как сквозь землю провалилась.

— Здесь кто-то был?

— А-ага. По крайней мере, мне так показалось…

Наверное, она испугалась и убежала.

Впрочем, ничего удивительного; я и сам испугался так, что поджилки тряслись.

Но это было как-то странно…

— Пожалуй, я пойду, если ты меня отпустишь.

— Конечно, — ответил я. — И огромное вам спасибо.

Мы вежливо друг другу поклонились и разошлись.

 

 

— Отличненько…

Белл, одевшись в новую, купленную вчера броню смотрелся в зеркало.

Она очень хорошо подходила к его чёрной рубашке и штанам. Новая броня была такой лёгкой, что практически не ощущалась на теле. Парень чувствовал, что сможет свободно двигаться во время боя.

На его левой руке поблескивал изумрудно-зелёный нарукавник.

Белл пробежался пальцами по этому подарку от Эйны с улыбкой на лице.

— Боженька, я ушёл!

— Поняла… Удачного дня…

Парень слегка расстроенно взглянул на измотанную богиню, зарывшуюся в одеяло на кровати, и подошёл к двери. Он уже перестал её расспрашивать зачем его богиня работает на Паству Гефест.

Не удержавшись, белл бросил ещё один взгляд в зеркало. Теперь, когда он больше не носит выданную Гильдией броню, он походит на настоящего авантюриста. Белл улыбнулся своему виду и одобрительно кивнул.

Он покинул скрытую под церковью комнатку, нож и Божественный Кинжал висели на его броне сзади.

«Отличная сегодня погодка…»

Открывшиеся парню небеса, были голубыми и чистыми.

Улыбка не сходила с лица парня, когда он поднимал взгляд к небу. Он чувствовал, что сегодня с ним случиться что-то хорошее.

Он прошёл по Западной Главной Улице к Центральному Парку.

Белл присоединился к потоку авантюристов собравшемуся у Башни Вавил.

«Лови момент…» — Пробормотал сам себе Белл, представив себе одну золотоглазую, светловолосую особу.

— Сударь, сударь. Сударь с белыми волосами.

Белл остановился, пытаясь найти человека, который к нему обращался.

— А?

Он повернулся в направлении голоса, но увидел только скользящих мимо авантюристов, поток которых не прекращался и никто на него не смотрел. Никто к нему не обращался.

— Уважаемый, вниз… посмотрите вниз.

Белл уловил голос девушку. Опустив взгляд, он её увидел.

Девушка была примерно сто цельс в высоту, и одета в просторную кремовую робу. Капюшон скрывал бо́льшую часть её лица, и из под него выглядывали волосы орехового цвета. На спине у девушки висел рюкзак, по крайней мере в два, а то и в три раза больше, чем она сама, настолько огромный, что Белл удивлённо уставился на маленькие плечи девушки.

Белл испытал сильное чувство дежавю. Воспоминания о случившемся в переулке нахлынули на парня.

— А-а ты не?..

— Рада встрече, сударь! Позвольте у вас узнать, не ищете ли вы поддержку?

Прервав Белла, девушка указала своим маленьким пальчиком парню за спину.

Она указала на его рюкзак.

Любой, увидевший авантюриста в одиночестве с рюкзаком за спиной, может решить, что авантюрист думает: «Если бы у меня только был помощник…»

Так что, чтобы убедиться девушка подошла к нему и спросила напрямую.

— Ч… чего?..

— Удивлены? Это не редкость, знаете ли. Бедная помощница предлагает вам, уважаемый авантюрист, свои услуги в Подземелье.

Пока Белл смотрел на неё с удивлением, девушка улыбнулась от уха до уха.

— Да я не про это, просто… разве ты… вчера?..

— ?.. Сударь, вы уже встречали Лили? Лили вас не помнит.

Немало авантюристов раздражённо смотрели на эту парочку проходя мимо, потому что они стояли посреди дороги.

— Ты уверена?

— Итак, сударь, вам нужна помощница?

— Что же… если бы я смог найти… Да, нужна.

— Правда? Тогда возьмите с собой Лили, сударь!

Девушка выглядела счастливо и невинно, её круглые глаза сияли и это было заметно даже из под капюшона. Взгляд этих глаз был направлен на кинжал, пристёгнутый к поясу Белла.

— Наверное, я могу тебя нанять…

— А! Имена? Простите, Лили вам не представилась.

Девушка сделала несколько шагов назад и весело улыбнулась Беллу.

— Лили зовут Лилирука Арде. А как зовут вас, сударь?

Глаза девушки подозрительно блеснули когда она уставилась на Белла.

Глава 2. Положение помощницы

— Получается, ты не из свободных помощников?..

— Неа, Лили состоит в Пастве.

Мы сидим в кафе на втором этаже Башни Вавил. Уже позднее утро, так что большинство авантюристов ушло на охоту в подземелье. Мы с миниатюрной девушкой сидим друг напротив друга посреди огромной столовой. У меня к Лилируке Арде есть несколько вопросов.

— И в чьей же Пастве ты состоишь?

— В Пастве Сомы, сударь. Лили кажется, что её Паства достаточно хорошо известна.

Судя по всему, эта девушка, встретившая меня прямо у входа в Подземелье, недавно разорвала контракт с участниками другой группы. И целыми днями она бродила между Гильдией и Вавилом в поисках того, кто её наймёт. Похоже, что она в ужасном положении. И, так получилось, что сегодня она встретила меня.

Она заметила человека не состоящего в группе и без помощника, одинокого авантюриста.

И без малейших раздумий ухватилась за эту возможность.

Я, конечно, говорил, что хотел нанять помощника, но встретить кого-то вот так сразу… Я не настолько наивен.

Я осмотрел девушку ещё раз. Тело девушки было очень маленьким, а на тонких губах, выглядывающих из-под капюшона, будто бы застыла наигранно-радостная улыбка. Глаз девушки я не видел, но зато мне был заметен миленький маленький носик. Казалось, будто она милейший ребёнок.

Не хотелось бы мне сомневаться в словах этой невинной, с виду, девушки, но не думаю, что мне стоит соглашаться на предложение не задав даже нескольких вопросов, для начала. Совершенно естественно узнать хоть что-то.

Кое-что казалось мне подозрительным, так что я продолжил задавать девушке вопросы.

— Но, почему я? Я не из твоей Паствы. Членам двух разных Паств не стоит заключать контракты. Почему бы тебе не присоединиться к своим авантюристам?

— Эх-хех, Лили очень маленькая и нисколько не сильная. «Лили медленная и нас сдерживает», вот что всегда говорят уважаемые авантюристы из Паствы Лили. С Лили обращаются как с лишним грузом. Даже если бы Лили их попросила, они бы не согласились.

Так её оставили? Ну, теперь мне хочется ей помочь.

— Лили смущает, что она бесполезна в драке. А дома так жутко воняет, что Лили приходится перебегать из одного дешёвого отеля в другой каждую ночь, чтобы поспать.

Стоп… Она даже в пастве не может переночевать? Не может расслабиться?.. Да что там у них творится?!

Её слова просто меня потрясли. Мне не верится, что кто-то может плохо обращаться с членом собственной Паствы.

Для меня Паства, это как семья.

Конечно, в Пастве Гестии пока что всего лишь два члена, но между нами крепкая связь. Не просто дружба, а самые настоящие тёплые семейные узы. И если к нашей Пастве присоединиться ещё кто-то, я не думаю, что что-нибудь изменится.

Паства должна помогать тебе становиться на ноги.

Но семья этой девушки… просто её выкинула?

Я почувствовал лёгкое головокружение. Знаю, я не должен верить ей на слово, но мой мир будто начал переворачиваться с ног на голову. Я задрожал.

— У Лили нет денег, чтобы сегодня снять комнату. Так что, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, сударь! Возьмите сегодня с собой в Подземелье Лили!

— Что же… эм…

— А! Если вы беспокоитесь о разных Паствах, то это не проблема. Божество Лили, Бог Сома, совсем-совсем не общается с другими богами и богинями. Так что если ваш бог не имеет ничего против Бога Сомы, то я не думаю, что между нашими Паствами возникнут трения.

Наверное, она неправильно поняла почему я замешкался. Лилирука не позволила повиснуть молчанию.

…Я ещё не всё выяснил, но пока хочу сменить тему.

Думаю, сейчас самое время, чтобы высказать несколько своих опасений.

— Я понимаю твоё положение, Лилирука… но, могу я узнать ещё кое-что?

— Конечно, что вы хотите?

— Мы правда никогда раньше не встречались?

Она действительно не та девушка-полурослик, которую я вчера встретил в переулке?

Вот что меня беспокоит. Я не заметил лица девушки и не услышал её голоса, но фигурой Лилирука точно такая же. Это случилось только вчера, память не может меня подводить.

— Сегодня Лили впервые вас встретила… Вы путаете Лили с кем-то другим?

— …Нет, не думаю, можешь снять капюшон?

Увижу, что у неё под капюшоном, приму решение. Может для меня эти два человека так похожи, только потому, что я вижу только половину лица Лилируки.

Лилирука молча смотрела на меня несколько секунд. После она скользнула взглядом по залу, я услышал тихое «Ладно…» донёсшееся из-под капюшона. Её тоненькие ручки скинули капюшон.

— …А?

— Т-так хватит?

На голове девушки подрагивали два звериных ушка.

У меня отпала челюсть. Если это правда…

— …Так ты зверочеловек?

— Д-да. Лили Чинтроп — собакочеловек.

Прошло несколько секунд… пум. Я поднялся и перегнулся через стол.

Лилирука вжалась в свой стул; может, ей не понравилось, что я так пристально всматриваюсь. Её выглядывающий из под робы хвост, мотался из стороны в сторону. Я заметил как из-за края робы проглядывает ореховая шерсть.

Так она не полурослик… а маленькая девушка-зверочеловек?

«…Быть не может».

Я был в шоке, а мои руки двинулись сами собой. Они схватили девушку за оба её звериных ушка, отчего плечи девушки неожиданно вздрогнули.

— Ммммм…

Ушки, которые я мял пальцами были тёплыми и мягкими. Очень мягкими.

Пока я двигал пальцами, проходясь по ушкам, Лилирука становилась всё краснее и краснее.

…Они настоящие.

Мягкий мех, под которым чувствуются мускулы и розовая кожа внутри. Ошибки быть не может.

«Это не она…»

Я больше не сомневался. Может, эти девушки и выглядели похоже, но они разных рас. Значит, мне можно не сомневаться.

Все вопросы мигом улетучились и я смирился.

— Эмммм… сударь?..

— ?!.. П-прости!!!

Слабый голос напомнил мне, что я делаю и я тут же отпустил ушки девушки, прыгнув обратно на свой стул.

Она плотно прижала ушки к своей голове и взглянула на меня со злостью, а уже секунду спустя по её губам пробежалась злобная улыбка.

— Лили и подумать не могла, что мужчина будет играться с её прелестями… Лили требует, чтобы вы взяли на себя ответственность.

…Я не мог и звука из себя выдавить.

Несколько раз моргнув я ощутил, что у меня горит лицо. Голос вернулся ко мне и я начал бесконечно извиняться.

— …Не могла бы ты мне ответить, почему ты скрываешь от всех свою расу?..

— У Лили грязная и скатанная шёрстка — не хочу, чтобы люди её видели…

Я задал свой вопрос, наконец покончив с извинениями, когда Лилирука накинула свой капюшон обратно, стыдливо прикрыв лицо.

Что же, как по мне её шёрстка выглядит очень даже мило и приятно… Впрочем, я же парень, так что не мне понимать, что там девушки придумывают себе о своих причёсках и мехе.

Было бы понятно, если бы она была полуросликом, самой маленькой из известных рас — но Лилирука самая маленькая среди зверолюдей, которых я когда-либо встречал. Наверное, ей около десяти лет.

— Так что вы сделаете, сударь? Наймёте Лили?

— …Хорошо, я возьму тебя с собой. Но я нанимаю тебя помощницей только на сегодня.

— Спасибо, спасибо, спасибо!!!

Разве у меня есть право отказываться после того, что я сделал с её ушками? Если бы я ушёл, я был бы подонком, который сделал такое с маленькой девочкой и сбежал.

…К тому же, если уж совсем начистоту, то сейчас мне как никогда нужен помощник. Я хочу стать сильнее чем когда либо, а для этого мне нужно сосредоточиться на бое. Просьба Лилируки будто божественное вмешательство.

— Эм, как бы, я должен заплатить тебе заранее, прежде чем мы пойдём на охоту?

— Иногда так и делают, да. Но сегодня только проба, так что почему бы нам просто не поделить деньги после похода в Подземелье. Если вы отдадите Лили тридцать процентов, Лили будет прыгать от радости!

— И всё? Я не против. Мне просто хочется казаться профессиональней…

После мы обсудили некоторые детали, а на лицо Лилируки вернулась наигранная весёлая улыбка.

 

 

Каждое отделение Подземелья представляет собой уникальный мир со своим уникальным оформлением и характеристиками.

Стены на первом этаже бледно-голубые, а монстры, которые на нём обычно появляются, это гоблины и кобольды. Не слишком большое разнообразие.

Монстры ближе к четвёртому этажу чуть сильнее и умнее чем те, что выше, но, стоит заметить, что новичкам достаточно легко покорить и эту местность. Если новичок будет избегать окружения — а лучше, несколько новичков объединятся, то в охоте на этих этажах нет риска.

Но с пятого этажа всё меняется.

Стены становятся бледно-зелёными, лабиринт коридоров начинает путаться,  но и это ещё не всё. Самые неприятные начальные монстры, вроде муравьёв-убийц с седьмого этажа иногда забредают и на пятый.

Плюс, время рождения монстров на седьмом этаже гораздо ниже чем на четвёртом и выше. Если авантюрист забредёт в тупик, он может оказаться окружён целой стаей монстров, вылезающих прямо из стен Подземелья.

Немало авантюристов, пришедших с верхних этажей с полной уверенностью в своих силах, встретили здесь свою смерть. Даже если новичок не ослабляет своей бдительности, на этажах с пятого по седьмой он впервые знакомится знакомится с опасностями подземелья. Это первое серьёзное испытание.

Новичок не имеет права просто спуститься вниз, если ему наскучила охота на верхних этажах. Прежде чем спускаться новичку нужно стать сильнее. Нужно не просто улучшить свои «характеристики», а набраться опыта, обзавестись хорошей экипировкой, отточить рефлексы и научиться главному умению авантюриста — среди всего прочего — выживанию.

Авантюристам-новичкам стоит потратить время на то, чтобы изучить первые этажи и окрепнуть.

Особенно это касается авантюристов-одиночек.

Вот только.

— Хья!

— Гишаааа!

На Белла эти правила не распространяются.

Скорость его роста ломает все правила, так что его нельзя сравнивать с другими новичками.

Тощее брюхо муравья-убийцы оказалось рассечено надвое размашистым ударом кинжала Белла.

Белл на седьмом этаже противостоит орде монстров, для убийства которой, скорее, нужна целая группа авантюристов.

— Гигигигиги!!!

— Выкуси!

— Бууууджии!

Белл уклонился от фиолетовой моли, налетающей сверху, и когда он подался назад, вместо парня удар крыла принял Кинжал Гестии.

В следующее мгновение гигантская однокрылая моль, начав пикировать, была поражена ударом кинжала в тело.

— А теперь и вы двое!!!

Белл оторвался от земли, подскакивая к двум муравьям-убийцам.

Монструозные муравьи разинули жвала, чтобы перехватить парня, но Белл только ускорил свою атаку.

Он понёсся вперёд, будто пытаясь истребить одновременно обоих, но в последнее мгновение обрушил всю мощь своей атаки на правого муравья.

Муравей не успел отреагировать.

— …Гья?!

Клинок Белла рассёк верхнюю часть тела муравья, будто масло.

Сложно только пробить внешнюю часть хитина муравья; его внутренность распадаются от лезвия за считанные мгновения. Существо даже не успело ни ощутить боли, ни издать предсмертный клич. Свет в глазах муравья убийцы померк и он затих.

Белл тут же повернулся к следующему муравью… но кинжал его не послушался.

— А?!

Кинжал застрял в прочном хитине муравья. Белл не мог пошевелиться.

В ту же секунду, разъярённый смертью собрата, оставшийся муравей-убийца повернулся к парню, и его острые когти понеслись к лицу Белла.

Белл поднял левую руку, чтобы защитить себя и выиграть время.

— Гиии!!!

— А… ААААА!

Дзинь! Похожие на ножи, когти муравья-убийцы были остановлены изумрудным нарукавником Белла.

Искры вылетели из тех мест, в которых когти муравья коснулись нарукавника. Несмотря на свою силу, монстр не смог оставить на броне ни единой царапины.

А Белл перешёл в контратаку.

Игнорируя боль в левой руке парень подкинул другое лезвие в воздух и, отпустив Кинжал Гестии, перехватил его свободной правой рукой.

Лезвие ножа вонзилось в слабое место муравья-убийцы между секциями его тела. Фиолетовая жидкость потекла из раны.

Несмотря на то, что этот нож Белла считается одним из слабейших оружий, доступных авантюристам, он достаточно прочен, чтобы нанести муравью смертельную рану.

— …Гии!

— Следующий!

Белл сделал контрольный удар, уже падающему монстру, прежде чем вытащить Кинжал Гестии из его павшего товарища. После парень повернулся к следующей группе монстров и бросился на неё, даже не переведя дыхание.

— Сударь Белл такой сильный!!!

Пока Белл врывался в очередную группу врагов Лили собирала убитых монстров вместе.

Она оказалась очень эффективна. С широкой улыбкой на лице, осторожно озираясь, девушка оттаскивала тела монстров, выкладывая их в ряд, но не стала сразу собирать из них камни. В специальных перчатках девушка хватала поверженных монстров за конечности и без труда волокла их по полу подземелья.

— Ша!!!

— Кью?!

Благодаря Лили Беллу не нужно было беспокоиться, что он обо что-то запнётся, и он скакал по полю боя со своим кинжалом, как кролик.

Белл был достаточно скромен. Несмотря на то, что он мог бы убивать монстров вроде муравьёв-убийц десятками, он не задирал нос. Он строго следовал совету, который ему дала Эйна: Убивать муравьёв-убийц быстро, чтобы они не могли звать подкрепления. Делать то, что необходимо, чтобы не навлечь на себя слишком большую группу монстров.

Беллу умело вёл бой, крепко сжимая рукоять кинжала в руке.

— Гушуууююю!.. Шуааааа!!!

— Яй!!! Сударь Белл! Сейчас ещё один родится!

Одна из стен подземелья открылась; из неё раздались крики нового муравья-убийцы.

Белл быстро отреагировал на ситуацию, произошедшую с ним уже не раз.

Он добил всех окружающих его монстров прежде, чем броситься на вылезающего из стены нового гигантского муравья.

 

 

Пробежав десяток метров по комнате в подземелье, Белл высоко подпрыгнул и ударил монстра своим левым ботинком.

— Раз, два!..

— Гувеее?!

Звук удара ноги эхом разнёсся по комнате.

Хрусть! Шея монстра хрустнула. Его безжизненное тело повисло прямо в отверстии со стены.

— Оуу, Сударь Белл, что же нам делать? Кажется, этот муравей убийца застрял?

— Хмм, и что нам делать?

По лбу Белла скатилась капля пота, когда он заметил, что тело муравья застряло в сужающемся отверстии, из которого он лез. К тому же, этот муравей висел слишком высоко, чтобы Лили могла до него добраться, но когда девушка посмотрела на озадаченное лицо Белла она не смогла сдержать смех.

— Сударь Белл, очень сильный, но странный. Хахахах!

— …Не смейся!

Понимая насколько глупо он выглядит, парень тоже натянуто улыбнулся.

После того, как комната была полностью очищена от монстров, настало время извлекать магические камни.

Вот тут и пришло время засиять Лили. Всё, что оставалось Беллу, это следить, чтобы не появились новые монстры.

— Ого… А ты в этом очень хороша…

— Всё потому, что Лили может только помогать. Сударь Белл, вы убили всех этих монстров, так что это вы великолепны.

Девушка умело извлекала из тел, лежавших на полу монстров, магические камни.

Её маленькие ручки двигались с невероятной скоростью и точностью, пробивая небольшие отверстия в груди монстров, после которых монстры обращались в прах.

Белл наблюдал за работой девушки, вспоминая, как криво он занимался тем же самым, и решил перевести разговор на другую тему.

— …Могу я попросить тебя об услуге? Можешь перестать называть меня «Сударь Белл»?

— Простите, но этого я делать не перестану. Таковы правила договора, и это также подчёркивает участника группы, занимающего более высокое положение. Помощники не равны авантюристам.

— Но Лилирука…

— Сударь Белл, пожалуйста, называйте Лили, Лили. Можете использовать любое другое имя, но только не полное.

— Почему тебя так волнует как я тебя называю?

Третий муравей-убийца обратился в прах и Лили взглянула на Белла. Её глаза остались скрыты капюшоном, но было заметно, что на её лице царит натянутая улыбка.

— Сударь Белл, вы вообще меня слушали? — спросила девушка прежде, чем продолжить.

— Слово «помощник» звучит мило, но совершенно не значимо, Лили и другие помощники просто носят грузы. В сравнении с храбрыми авантюристами, сражающимися с монстрами в первых рядах, мы всего лишь трусы, которые наблюдают за боем с безопасного расстояния и делят с вами сокровища, за которые даже не сражались. Мы не лучше паразитов.

Спускаясь в Подземелье, помощники подвергаются не меньшей опасности чем авантюристы, так что слова Лили не совсем правдивы. И, всё же, она без запинки продолжила.

— Было бы слишком высокомерно, если бы Лили и другие помощники считали себя равными храбрым авантюристам. Храбрые авантюристы такого не прощают. Если Лили попробует возразить, уважаемые авантюристы могут разозлиться и не поделятся с Лили добычей.

— Э-это ужасно!..

— Лили поняла, что Сударь Белл замечательный человек, как только его встретила. Но всему есть предел. Если пройдёт слух, что Лили не обращается с Сударем Беллом, как подобает, Лили перестанет получать предложения работы от других авантюристов. Или Лили придётся работать бесплатно.

— …

У Белла есть свои принципы и он не собирается их менять. Однако он не может рассуждать за всех остальных авантюристов.

То, что для он может считать неправильным для других людей может быть обыденностью.

— Может, вам не просто подобное принять, Сударь Белл, но не могли бы вы больше не обращаться с подобными просьбами? Считайте, что вы помогаете этим Лили.

— …Разумеется, Лили.

— Огромное вам спасибо!

Белл сдался. Если он хочет помочь Лили, ему остаётся только игнорировать свои собственные взгляды.

Для себя он решил, что будет разговаривать с ней как с подругой своего возраста, а не с младшей по званию.

— И небольшой вопрос… А Сударь Белл действительно новичок? Лили не может поверить, что Сударю Беллу под силу справляться со всеми этими монстрами в одиночку…

Лили остановилась и пересчитала всех лежащих на полу мёртвых монстров, указывая на них тонким пальцем.

Если добавить тех монстров, которые уже обратились в пыль, то получится, что Белл убил четырёх муравьёв-убийц, трёх фиолетовых молей и пять шипастых кроликов, всего двенадцать монстров.

Если не брать в расчёт муравьёв-убийц размером с человека, остальные монстры считаются «маленькими», так что их не трудно перебить по одному.

Вот только вишенкой на торте является то, что Белл справился с ними одновременно и в одиночку. Лили посмотрела на него другим взглядом, когда увидела, что он сделал.

— Я их, конечно, победил. Вот только несколько раз меня чуть не зацепили…

— Сударь Белл, когда вы сражаетесь в одиночку подобное случается. Обычно авантюристы-новички ходят на эти этажи в группах по трое, знаете ли. Никто не хочет оказаться здесь в одиночестве.

— Но ведь это только потому, что они не хотят, правильно? Это же не значит, что они не могут ходить сюда одни. К тому же, авантюристов первого уровня, которые сильнее чем я целые тонны.

— Это… наверное, правда.

— Наверняка, ты ходила со множеством отрядов в Подземелье, так ведь, Лили? Так что ты точно видела авантюристов сильнее меня.

— …Да. Лили видела авантюристов сильнее чем Сударь Белл…

— Значит, мне ещё расти и расти.

Лили посмотрела на криво улыбающегося Белла с недоумением. Он совершенно не понял, что она хотела сказать.

Авантюристы-одиночки охотятся в Подземелье сами по себе, это известный всем факт. Но Лили пыталась выяснить, действительно ли Белл начал покорение подземелья меньше месяца назад.

Всем известно, что авантюристы Первого Уровня охотятся на этажах с первого по двенадцатый.

Если разложить этажи по требуемым характеристикам, получается, что авантюристы с характеристиками от I до H работают на этажах с первого по четвёртый, G и F охотятся на этажах с пятого по седьмой, c E до C обитают на этажах с восьмого по десятый и авантюристы с характеристиками от B до S покоряют одиннадцатый и двенадцатый этажи.

Но это всего лишь приблизительная информация. Монстры Второго Уровня начинают появляться на тринадцатом и ниже этажах и, считается, что авантюристы Первого Уровня никак с ними не совладают.

Если человеку захочется узнать средний уровень авантюристов в Орарио, ответом будет «Уровень Один». Больше половины всех авантюристов охотятся на первых двенадцати этажах.

Из оставшейся половины всех авантюристов ещё половина второго уровня, и только четверть авантюристов представляет собой тех, кто ещё сильнее.

Черта, отделяющая Первый Уровень от Второго, также отделяет авантюристов низкого класса от высококлассных авантюристов, и между ними огромная разница. Получая Второй Уровень авантюристы продвигаются сразу до «Третьего Ранга». А раз это не так просто, то для достижения Второго Уровня требуются превосходные навыки и талант.

Характеристики авантюристов — это персональная информация и она тщательно охраняется. Узнать средние характеристики авантюристов довольно непросто. Однако, большая часть авантюристов, не получивших Второй Уровень, чаще всего проводит своё время на этажах Подземелья с седьмого по десятый.

Если зайти с этой стороны, то средние характеристики авантюристов варьируются от G до C. Когда характеристики новичков вырастают до этих отметок, их уже можно назвать опытными авантюристами.

Белл может состязаться с этими самыми «продвинутыми новичками», проведя в подземелье, в качестве авантюриста, всего несколько недель. Можно понять, почему Лили ему не поверила, пока не увидела своими глазами.

— И ещё, у Сударя Белла отличное оружие, которое подходит его высоким характеристикам.

Неожиданно и едва заметно тон голоса Лили изменился.

Белл не придал значения этому изменению и только стыдливо посмеялся, прежде чем ответить.

— Ага, это ты верно подметила. Я полагаюсь на этот кинжал чуть больше чем нужно. Если так пойдёт дальше, я и сильнее стать не смогу, не так ли?

— Вовсе нет, оружие само хочет быть в руках достойного воина. Сударь Белл, вы обращаетесь с ним достаточно умело, и не делаете лишних движений. Сегодня вы это показали.

— Ты… ты правда так думаешь?

Белл стоял спиной к Лили, высматривая монстров. Его рука сама собой легла на рукоять кинжала.

Кинжал абсолютно чёрен, даже на вид, это очень редкое оружие.

Пальцы Белла пробежались по метке Ἥφαιστος выгравированной на ножнах оружия.

Глаза Лили округлились и загорелись.

— Лили немногое знает об оружии, но Лили известно, что этот кинжал особенный. Откуда вы его взяли? Лили не хочет грубить, но Сударь Белл новичок, а у новичков не так много денег…

— Боженька… богиня моей Паствы мне его подарила. Она через многое прошла, чтобы её подруга сделала этот кинжал. Мне кажется, что она взвалила на себя даже слишком тяжёлую ношу.

— Какая… у вас милая богиня.

— Да. Она для меня очень важна.

Белл не заметил нотки зависти в дрожащем голосе Лили.

Лили разобралась с последним рогатым кроликом чуть грубее чем с прошлыми монстрами и подкралась к Беллу сзади.

— Сударь Белл?

— О, ты закончила?

Лили широко улыбнулась, повернувшемуся к ней, Беллу.

— Раз вы со мной, мы могли бы забрать магический камень из того муравья-убийцы, со стены.

— Надо бы. А как?

— Если сударь Белл отрежет муравью верхнюю часть тела, этого будет достаточно. Магический камень будет внутри и Лили его заберёт.

— Понятно. Тогда…

— Вот, Сударь Белл.

— Э… А, спасибо.

Белл взял протянутый ему Лили специальный нож. Парень собирался воспользоваться Кинжалом Гестии, но нож Лили, казалось, подходил больше. Белл подошёл к муравью-убийце, нижняя часть тела которого застряла в стене. Ухватившись за верхнюю часть тела монстра, он использовал нож, чтобы отделить верхнюю часть тела муравья от нижней.

«Хмм… А этот нож не так просто использовать…»

Беллу пришлось подняться на цыпочки, чтобы пробить хитиноподобную шкуру монстра.

Он сосредоточился на разрезании и не отвлекался.

Поскольку руки парня были перед глазами, его спина осталась беззащитна.

— А?

Беллу показалось, что что-то случилось. В его голове будто что-то щёлкнуло.

Парень замотал головой.

— Вы закончили?

Лили стояла прямо за его спиной, уткнувшись взглядом в муравья-убийцу.

Белл несколько раз моргнул и хмыкнул. Он продолжил работу пробормотав: — Ещё секундочку.

Наконец небольшое лезвие срезало верхнюю часть тела муравья-убийцы. Лили быстро наклонилась, чтобы забрать камень из тела монстра.

— Что же, мы на сегодня закончим, Сударь Белл?

— Э? Уже? Но я могу продолжать, я не устал.

— Нет, нет, вы слишком в себе уверены. Сегодня Сударь Белл убил немало фиолетовых молей, монстров, которые в бою распыляют с крыльев ядовитую пыльцу. Эффект заметен не сразу, но если ей надышаться, то получите отравление.

— Б-быть не может!

— Это правда. Лили была беспечна и забыла купить противоядий… Лили считает, что лучше отправиться в Вавил на лечение.

Стоило Лили закончить фразу, как Белл и сам вспомнил, что Эйна говорила ему быть осторожнее в бою с молеподобными созданиями. Белл положил руку на голову и вздохнул, соглашаясь с предложением Лили.

— И на что похоже отравление?.. Стоп, а что если симптомы проявляются прямо в бою? Мне нужно драться в полную силу, иначе…

— Не беспокойтесь, Сударь Белл. Лили знает как быстро попасть в Вавил, не встречаясь с монстрами.

— Т-ты знаешь?

Лили уверенно кивнула и указала на выход из комнаты. В коридоре стояла группа авантюристов. Они повернулись и ушли, заметив, что Белл и Лили уже убили всех монстров в комнате.

— Если пойдём следом за ними, то можем с монстрами не сражаться. Они ведь тоже в Подземелье на монстров охотятся… То есть на добычу и магические камни, так?

— О, вот как.

— Даже если наткнёмся на группу монстров, то просто спрячемся за авантюристами и они разберутся вместо нас. Нужно просто выбирать пути, которыми часто ходят другие группы, так мы сможем избежать боёв.

Обычно Белл избегал авантюристов из других Паств, чтобы не попадать в неловкие ситуации. Но, возможно, сейчас будет лучше идти за другими авантюристами.

Так можно избежать драки даже если набрести на группу монстров.

— В эту часть дня в Подземелье охотится множество уважаемых авантюристов. Если Сударь Белл позволит Лили себя вести, то даже за оружие ни разу не возьмётся.

Лили взглянула на Белла с одной из своих широких улыбок и парня тронуло насколько надёжной девушкой она оказалась.

— Лили ты просто великолепна. Ты отличный «помощник»; кажется, я могу на тебя положиться.

— Сударь Белл многому научится, это придёт с опытом. А теперь, идём!

Лили ухватила Белла за руку и чуть ли не насильно вытащила его из комнаты. Проходя по следам на полу подземелья, они набрели на группу авантюристов, шедших к выходу из подземелья. Когда поблизости оказывалась группа монстров, находилась и группа авантюристов готовых с ними разобраться. Чутьё Лили её не подвело.

Она была хороша, будто занималась подобным уже сотни раз.

— Сударь Белл, Сударь Белл, насчёт сегодняшней платы…

— Что же, ты очень мне помогла. Думаю, нам стоит поделить плату пополам…

— Все магические камни и добыча, которые мы сегодня собрали, ваши. Сударь Белл, сегодня вы сэкономили.

— Чего?! Но ты же себе ничего не оставляешь! Разве ты не говорила, что хочешь получить по меньшей мере тридцать процентов?!

— Ваше доверие значит для Лили гораздо больше. Сударь Белл, сегодня вы просто узнали о Лили, считайте это подарком, вам в благодарность.

— Просто… узнал о тебе?

— Каждый получает свободный день, Сударь Белл, не только вы.

Получается, что Лили работала целый день просто так, Белл чувствовал что ему неудобно.

Парень покраснел и собирался перед ней извиниться.

— …К тому же это просто подарочек на прощанье.

Сильный порыв ветра подхватил слова девушки.

— ?.. Лили, ты что-то сказала?

— Нет, совершенно ничего, Сударь Белл. Если вам понравилось, наймите Лили в следующий раз!

— Конечно, я над этим хорошенько поразмыслю.

Лили повернулась и побежала, но взглянула на Белла через плечо и помахала ему рукой.

— Поразмыслите! Лили всегда в Вавиле, вам будет нетрудно меня найти! Лили никуда не уходит, просто поищите!

Улыбка на лице девушки была от уха до уха.

 

 

— Аа, помощник из другой Паствы…

— Так это, всё-таки, не очень хорошая идея?

В одной из комнат в главном офисе Гильдии, с которой я знаком уже достаточно хорошо, мы с Эйной разговаривали о Лили. Посетив целебные помещения (Они не бесплатны, если что) и Обменник, я направился прямо сюда.

Грустно подобное признавать, но не думаю что приму правильное решение в одиночку.

Мне стоит узнать мнение другого человека, и кого мне спрашивать, если не Эйну?

— Думаю, тебе и самому прекрасно известно о связях между Паствами, но большинство из них решается составлением выгодного для обеих сторон соглашения и взаимоуважения… Белл, какой тебе показалась эта Лилирука?

— Что же, она показалась хорошей девушкой… и её навыки помощника на высоте.

Я задумался о том, что видел в Подземелье. Она произвела на меня очень хорошее впечатление.

К тому же, что касается её положения… Мне так её жаль, и это чувство я не могу так просто проигнорировать.

Понимаю, что не стоит делать что-то из жалости, и всё же…

Я уверен, что она не врала мне, когда рассказывала об отношении своей Паствы о том, что никто не обращает на неё внимания. Нутро подсказывает, что она сказала мне правду.

— Ты знаешь из какой она Паствы?

— Она сказала что она член Паствы Сомы.

Паства Сомы, да… Не могу сказать ничего ни за, ни против.

— Эм… Мисс Эйна? А что это за Паства?

Эйна сказала: — Минуточку, — и вытащила огромную папку документов из стола, и открыла её. Эйна достала из кармана очки и одним быстрым, но плавным движением руки распахнула дужки и надела их на глаза.

Судя по всему она собралась не просто высказать своё мнение, а подкрепить его известными фактами.

— Судя по всему Паства Сомы — это Паства, которая специализируется на охоте в подземелье. Но они отличаются от остальных подобных Паств, так как занимаются ещё и продажами.

— Продажами? И что они продают?

— Они продают вино.

— Вино?..

— Да. Они производят его в небольших количествах, но я слышала, что оно обладает великолепным вкусом. И очень высоко ценится в Орарио.

Эйна продолжала говорить, отметив, что подобные продукты не нужны для походов в Подземелья.

Поскольку авантюристы всегда подвергаются опасности, поэтому обычно боги решают поддерживать свою Паству безопасными источниками заработка. Продажи вещей для развлечения похожи на азартную игру, однако из-за того, что авантюристы подвергаются постоянной опасности, они готовы тратить деньги на развлечения. Авантюристы ежедневно сталкиваются со смертью.

Наличие таких людей меняет всё. Боги, которые не боятся рискованной атмосферы Города-Лабиринта Орарио, пытаются залезть в карман именно к авантюристам.

— Эта Паства занимает средние места по уровню силы. Среди них нет особенно сильных людей, но общая сила членов выше средней. Ого… у них и участников немало. Даже не знаю.

— Раз там состоит много людей, значит…

— Их бог, Сома, набрал немало последователей. Но я не слышала о нём ничего ни плохого, ни хорошего…

— Эм… та девушка, Лили, сказала мне кое-что. Это правда, что Сома не общается с другими богами и богинями?

— Могу даже добавить, что этим он и знаменит. Странно говорить, что бог может быть затворником, но это про него. Он никогда не посещает празднования других богов и не выходит в свет. Непростая задача найти человека, который бы просто его видел.

Ладно, это… очень неожиданно.

Кажется, Лили уже говорила, что Сома совсем не общался с богами и богинями?

А теперь Эйна подтверждает её слова, полагаясь на собранную о Пастве информацию. Получается иметь дело с этой паство безопасно — даже слишком безопасно. Они ни с кем не в «дружественных» отношениях, но и никому не враги, так что…

— Судя по описанию самой Паствы в ней нет ничего отрицательного… вот только.

— Только?

Эйна нахмурилась, будто погрузившись в раздумья, но вскоре приняла решение и начала высказываться.

— Это всего лишь мои домыслы, но члены Паствы Сомы отличаются от членов других Паств. Они дерутся друг с другом будто безумцы…

— …

— Они не из тех кто рискуют по пустякам, но… даже не знаю, как их описать. От каждого члена этой Паствы будто веет отчаяньем.

Когда Эйна говорила это, её лицо выражало беспокойство. Я молча её выслушал и задумался.

Услышав подобное, я начал понимать в каком положении оказалась Лили…

— Я поддерживаю твоё решение нанять эту девушку помощницей.

— Э? Так всё в порядке?

— Да. Конечно, остаётся несколько тёмных моментов с Паствой Сомы, но мне кажется, что проблемы членов другой Паствы не должны тебя волновать. Думаю, это дело касается только самого Сомы.

Лили тоже на это намекала.

— Если ты будешь держаться подальше от других членов её Паствы, всё будет в порядке. И лично мне бы хотелось, чтобы ты ходил в Подземелье с помощником, а не один, так что я бы посоветовала её нанять.

— Мисс Эйна…

— Но решение принимать только тебе. Тебе самому нужно нести ответственность за свои решения.

…Почему я сам не задумался?

Ждать позволения на найм Лили от другого человека, это всё равно, что грубить самой Лили. Мне нужно принять это решение самостоятельно. Расслабиться, собраться с мыслями и, наконец, сделать выбор.

— И ещё одна вещь. Не так давно я хотела найти тебе в пару свободного помощника, но никого так и не нашла. Я знала нескольких, но они совсем недавно вошли в Паствы.

Эйна заставила себя улыбнуться и сказала:

— Прости, что не справилась.

Мы уже говорили о найме помощника; наверняка, она постаралась кого-то найти.

— Судя по всему Свободные люди обычно не хотят связываться с Подземельем. Доход будет зависить от того, с кем они заключат контракт и это очень опасно. В Орарио немало безопасной и хорошо оплачиваемой работы.

«Свободными» называют людей, которые не входят в состав какой-либо Паствы. Разумеется, это означает, что у них нет Фалны — метки божественного благословения — и Характеристик. Так что они не сильнее чем обычные жители.

Впрочем, среди рас есть те, кто обладает врождённой силой, вроде могучих дворфов или владеющих магией эльфов, они могут сражаться с монстрами и без благословения, так что я не назвал бы всех Свободных людей бессильными.

Но сейчас мои мысли остановились на словах Лили, крепко врезавшихся в мою память.

— Мисс Эйна. Авантюристы правда смотрят свысока на помощников?

— …В какой-то мере. Тех, кто занимается только поддержкой не очень уважают. Думаю, ты и сам можешь понять, почему…

«Мы просто носим сумки», — прозвучал в моей голове голос Лили.

Так это правда? Я всегда восхвалял авантюристов, но после такого даже слегка в них разочаровался.

— Обычно не слишком сильные авантюристы становятся помощниками. Большая часть Паств оставляет помощникам их роль, даже если они поднимают уровень.

Но ведь авантюристы могли бы спускаться в Подземелье и учиться у тех, кто сильнее. Даже перенося сумки можно наблюдать за сильными авантюристами и их боями с высокоуровневыми монстрами и техниками боя.

— Не каждый кто получил Фалну получает безграничную силу. Всё зависит от самого человека, может ли он сразиться с монстром, выдержать давление. На самом деле, нередко авантюристы, которые убивают слабых монстров без передышки, не могут и пальцем пошевелить, встретившись с сильным монстром.

— …

— Такие слабые авантюристы и становятся профессиональными помощниками… И да, они обычно и становятся предметом насмешек.

В комнате повисла тяжёлая атмосфера. Эйна в лицо высказала мне всё, что мне нужно знать об авантюристах; но я не думаю что подобное положение дел нравится ей самой.

Но теперь в моей голове всё сложилось. Это объясняет почему Лили так кротко себя ведёт — она была заклеймена «слабой помощницей» теми, кто с ней связывался.  Так что она отдалилась от своей Паствы. От всех.

…Ненавижу подобное.

Да что это за чувство? Я здесь совершенно не при чём, но всё равно не могу сидеть смирно и успокоиться.

Растрепав себе волосы, я вынудил себя собраться и поднялся со стула.

Если бы я сейчас погрузился в мысли, то мог бы сидеть здесь часами.

— Спасибо, Мисс Эйна. Я поразмыслю над вашими словами и приму решение.

— Рада, что смогла помочь. Можешь приходить в любое время, так что если тебя будет что-то беспокоить, можешь рассказывать мне в любое время, ладно?

Эйна мило мне улыбнулась. Из благодарности я поклонился ей ещё раз.

Развернувшись, я направился к двери.

— Эм… Белл?

— Что такое?

— А что с твоим кинжалом?

— Э? — Я был погружён в свои мысли, так что выглядел, наверняка, глупо.

Эйна поднялась со своего кресла и обеспокоенно посмотрела на ножны, висящие у меня на спине.

— Кинжал?..

Я опустил руку.

Мой первый нож, на месте.

Сумка для магических камней, на месте.

Божественный Кинжал, на месте.

…Только ножны.

— …

Вместо рукояти я схватил воздух.

С ужасающей скоростью кровь прилила к моему лицу.

Эйна смотрела, как я хлопаю себя по одежде, бормоча при этом: — Быть не может…

Божественный Кинжал… пропал.

Моё лицо посинело.

— …Я его выронил?!

 

 

Вор продолжал идти по переулку.

Атмосфера, царящая в этом переулке, очень сильно отличалась от яркости и шума огромных лавок главной улицы.

Взглянув наверх, вор увидел мелкую полоску голубого неба пробивающуюся между крышами домов. Нижняя часть облаков уже была окрашена в оранжевые оттенки, слабеющим светом солнца. День подходит к концу. Несколько кошек собрались у потрёпанного мусорного мешка, их жёлтые глаза поблескивали в сумраке переулка. Мяяяяя-ммм. С появлением вора эта стайка разбежалась в разные стороны.

Топ, топ, топ. Шаги маленьких ножек отдавались в переулке эхом.

Вор бежал по улице, которая запутаннее даже чем коридоры Подземелья, точно зная куда ему сворачивать. Преодолев немало поворотов, вор, наконец, оказался у здания, которое искал.

Этот древний дом стоял отдельно от остальных. Вор не знал, действительно ли дом так стар, как выглядит, но от него явно веяло стариной.

Над входом висела, запылившаяся и почти не читаемая, деревянная вывеска.

Вор вошёл в дверь, отчего зазвенел маленький одинокий колокольчик.

— Ого, это вы, мой друг.

— У меня есть дело.

Абсолютно лысый гном с седой бородой выглянул из-за газеты. На голове гнома была красная шапка, но вор знал что гном лыс. Без лишних слов вор положил кинжал на прилавок.

— Сегодня опять что-то странное, посмотрим…

Протерев очки и осмотрев клинок, владелец лавки бросил: — Вернусь через секунду, — и покинул стойку. Его круглая голова исчезла в задней комнате — эта лавка была наполнена древностями. Осматриваясь, вор заметил немало притягивающих к себе взгляд, драгоценных камней за стеклянными витринами.

Гном вернулся очень быстро.

Его лицо было на удивление кислым.

— И что это за дрянь? Из какой-нибудь мусорной кучи?

— А?..

— Клинок не может ни резать, ни пронзать. И совершенно никаких особых свойств. И… Даже не знаю как сказать, но… клинок будто… мёртв.

Положив кинжал на прилавок, гном почесал свою бороду прежде, чем мрачно произнести: — Это всего лишь мусор. Необычно для тебя, мой друг, приносить нечто подобное.

— С-секундочку! Быть такого не может!..

— И всё же, мне такое даже своим постоянным покупателям будет стыдно показывать… Впрочем, если хочешь его продать, то для красоты я его повешаю. Как тебе тридцать валис?

— Я… я ещё вернусь!

— Хо! Буду ждать… Кстати, эти отметки похожи на земляных червей, и вид у них очень знакомый, будто я их где-то уже видел…

С дрожащими плечами, вор схватил клинок с прилавка. Вскоре дверь за спиной вора размашисто захлопнулась.

Топ, топ, топ. Шаги вора снова эхом отдавались в переулке, но сейчас они звучали гораздо громче, чем когда вор шёл сюда.

«Тридцать валис? Столько же сколько картофельный снек на улице стоит?»

«Идиот! Это оружие хитин монстров разрезало как лист бумаги! Этот кинжал стоит как три его лавки, и после покупки ещё деньги останутся!»

Старый гном с ума спятил? Впрочем, ещё вчера он очень компетентно всё оценивал. Он за ночь с катушек съехал?

Его оценка всегда была точной. Глупцы из Гильдии ему в подмётки не годятся.

В этом городе он лучший.

«Так почему?..»

Вор взглянул на кинжал.

От его лезвия не исходило ни малейшей искорки. На клинке были начертаны сложные символы. Кинжал чёрен от рукояти и до кончика клинка; в тёмном переулке глазом было не различить, где именно кончается клинок. Он был так же чёрен, как тень.

Клинок не должен быть настолько чёрен — с ним что-то не так.

Когда он рассекал монстров его окружало тёмно-фиолетовое свечение…

«Если бы только на нём была метка Ἥφαιστος… Ножны, мне нужны ножны…»

Если бы было неоспоримое доказательство ценности этого кинжала, каким бы плохим он ни был, он бы стоил огромных денег.

Ножны. Без них клинок ничего не стоит. Вор рассматривал этот чёрный кусок мусора, пока у вора мелькали подобные мысли.

Единственным возможным вариантом стало изменение плана: нужно рискнуть и снова связаться…

— Прости меня, Силь. Я не хотела заставлять тебя нести продукты.

— Да меня не это беспокоит, просто… Лю, ты всегда ходишь этим путём?

— Всегда. Я поняла, что могу сэкономить время, если буду ходить переулками.  Они не так запутаны, как ты думаешь, Силь.

— Да я, вообще-то, не потеряться боюсь…

Навстречу вору шли человеческая девушка и эльфийка. У них в руках были огромные бумажные пакеты. Пакеты были переполнены овощами и фруктами, казалось, они могут порваться в любое мгновенье.

Вор торопливо спрятал кинжал в рукав.

«Даже не верится, что кто-то ходит по этому переулку. Вести себя естественно и пройти мимо…»

— Ни шагу дальше, полурослик!

Громкий голос, сбивающий с толку, прозвучал за спиной вора, прошедшего мимо.

Вор остановился. Холодный пот пробежал по его спине.

«Почему она меня остановила?»Вор ощутил сильное чувство беспокойства.

— Ты прячешь в рукаве кинжал… Я хочу получше его рассмотреть.

Внутри вора будто бы что-то щёлкнуло и вместо беспокойства возникла досада.

— Лю?.. Эм, Лю?

— …А зачем тебе?

— Потому, что он очень сильно напоминает вещь человека, которого я знаю. Хотела бы убедиться, что это другое оружие.

«Да откуда у тебя такое чертовски хорошее зрение?» — Вор проклинал эльфийку на чём свет стоит.

Эльфийка разглядела чёрный клинок в темноте? Даже, обладающие превосходным зрением полурослики, на подобное не способны.

— Прошу прощения, но эта вещь моя. Вы ошиблись.

Испариться в то же самое мгновение — да, это единственное приемлемое решение.

Проигнорировал слова эльфийки вор собрался дать дёру.

 

— Доставай.

 

В переулке повеяло холодом.

— ?!

— Я знаю только одного человека, оружие которого покрыто иероглифами.

К шее вора будто приставили ледяной клинок. У вора затряслись поджилки.

Даже девушка-человек потеряла дар речи. Эльфийка вселяла ужас одним своим видом.

«Не могу взглянуть ей в глаза. Не хочу даже поворачиваться к ней».

— Замри.

Нижняя челюсть вора начала дрожать, а сердце билось так сильно, что казалось, будто оно сломает рёбра.

Шаги эльфийки становились ближе. Расстояние между вором и эльфийкой сокращалось.

«Сделай или умри. Нет времени на раздумья, нужно выбраться».

Вор пригнулся, готовясь сорваться с места. Но внезапно эльфийка прыгнула, оказавшись прямо перед вором, и отрезав путь к отступлению.

— Я предупреждала.

Вор тут же рванул в ближайший поворот, как вдруг нечто с ужасающей силой врезалось в руку вора.

— Гааааххх!

«Яблоко?»

Его разорвало.

Красный фрукт ударил в левую руку вора, державшую кинжал. Мощь броска разметала куски яблока в разные стороны и сбила вора с ног.

— Тебе бы сейчас калачиком свернуться.

— …

Кинжал выпал из руки вора, и вор обернулся.

Спокойный взгляд небесно-голубых глаз сверху и, отведённая назад, нога.

«Вот оно что. Теперь я мяч. Это издевательство».

Нога с бешеной скоростью понеслась вперёд и ударила прямо в маленькую спину вора.

— Хнгаааа?!

 

 

— Ч-что это было?

Он услышал странный звук пока нёсся по Западной Главной улице от здания Гильдии.

Пронзительный крик эхом разлетелся по одному из переулков.

Белл бежал по своим следам, в поисках Кинжала Гестии, который мог выпасть где-то на улице, но услышав необычный крик, парень остановился.

Все окружающие полу-люди также напряглись. А в следующее мгновенье из переулка в панике выбежала огромная стая кошек. Белл навострил глаза и попытался разглядеть, что происходит в окружающей темноте.

Мяу! Мяу!  Волна кошек вопила, убегая от того, что было скрыто в темноте переулка. Разбегающиеся в панике животные, врезались в ноги прохожих, спешивших по своим делам на главной улице, и воцарился настоящий хаос. Белл начал прорываться сквозь людскую толпу к переулку, по его щеке стекал пот.

Белл наконец добрался до поворота и стёр с лица пот. Неожиданно, прямо перед его ногами с громким ударом приземлилась небольшая тень.

— Л-Лили?

— Хааа-ааа?

Убедившись, что этой тенью оказался человек парень отпрыгнул, но тут же склонился над девушкой.

— Эй, что произошло?! Что-то случилось?!

— Э-этот голос… Сударь Белл?

Её миниатюрное тельце вздрогнуло, когда девушка попыталась подняться, будто тело оленёнка, впервые встающего на лапы. Поначалу на лице девушки был страх, но вскоре к ней вернулась её обычная улыбка.

— Вообще-то, на меня напала одна сучка… Эм, точнее, бродячая собака…

— Т-ты в порядке?!

— Вроде того…

Её кремовая роба не порвалась, но парню было очевидно, что Лили серьёзно пострадала. Так что Белл, поддерживая девушку за плечо, увёл её с середины переулка в сторону.

И ровно в тот момент когда Белл начал искать в своей поясной сумке зелье…

Стук Стук. Стуча каблуками по камню, из-за угла вышла Лю.

— И ты здесь, Лю?! Что здесь вообще происходит?

— А, как вовремя, я как раз нашла ваш…

Лю начала разговор с Беллом, но неожиданно её взгляд упал на, сидящую неподалеку, Лили.

Лили тряслась, будто напуганный ребёнок и теребила капюшон, скрывающий её лицо.

— Господин Кранелл, прошу вас отойти.

— Э? Чего? Эй?!

— Иииик!

Лю отбросила Белла в сторону и схватила Лили, сбросив капюшон с лица девушки.

Огромные круглые глаза и мягкая ореховая шёрстка, покрывающая собачьи ушки. Лю уставилась на раненную девушку удивлённым взглядом, прежде чем произнести: — Прошу прощения, — и вернуть девушку на место.

— Что ты творишь?! Лили! Ты в порядке?!

— Д-да…

— Я приняла вас за другого человека. И, судя по всему, на мгновенье потеряла терпение.

Белл сильно удивился происходящему. Он попытался оказать Лили помощь, а взгляд парня осматривал то Лю, то тёмный переулок, из которого та появилась.

Вскоре послышались звуки новых шагов. Силь выбежала из переулка, держа в руках два огромных бумажных пакета.

— Лю! Лю!.. Нельзя же едой разбрасываться! Мама на тебя разозлится, знаешь ли!

— Ну да, это было… неуместно.

— Эммм, может кто-нибудь мне уже объяснить, что именно здесь творится?

— О, Белл.

Силь улыбнулась и сделала небольшой книксен. Белл ответил ей с улыбкой на лице: — Привет…

Лю дождалась пока приветствия подойдут к концу, прежде чем ответить Беллу.

— Господин Кранелл, ваш чёрный кинжал сейчас у вас?

— О! Точно!!! Вы не видели абсолютно чёрный кинжал от одного края и до другого?!

Неожиданно Белл будто бы вышел из транса, и с надеждой во взгляде посмотрел на девушек.

Лю достала тупой, померкший чёрный кинжал из кармана своей робы и показала Беллу.

— Этот кинжал?

— …ВАААААААААААААЙЙЙЙ!!!

Казалось, будто его крик достиг даже вечернего неба.

Плечи девушек вздрогнули от неожиданной громкости голоса Белла.

Даже небесно-голубые глаза непоколебимой и всегда собранной Лю округлились от удивления.

— СПАСИБО! Огромное спасибо!

— …Господин Кранелл, вы ставите меня в неудобное положение. Не стоит так сильно меня благодарить, просто Силь…

— Я очень тебе благодарен, Лю!

Белл будто был готов в любой момент разрыдаться. Он обеими руками ухватился за руку Лю. На лице эльфийки появилась паника, когда лицо Белла, плачущего будто ребёнок, приблизилось к её лицу.

Услышав вскрик Силь, Белл взял свой кинжал и, громко всхлипнув, вытер лицо рукавом.

— Я так рад… Боженька, прости. Клянусь, никогда тебя больше не потеряю!..

— Потеряешь?..

Белл поднёс кинжал к щеке и начал об него тереться. Неожиданно, названный куском мусора кинжал, начал испускать фиолетовое свечение.

Как собака, нашедшая давно потерянного хозяина, Кинжал Гестии вернулся к своему владельцу.

Глаза Лили округлились от удивления.

— Огромное спасибо, что вы его нашли. Кстати, а где он был?

Per se (По сути) я его не находила. Он был в руках какого-то полурослика.

— Полурослика?

Белл вопросительно взглянул на Лю, получив ответ.

Сидящая за спиной Белла девушка в капюшоне, напряглась.

— Может, это тот же самый, которого я встретил?..

— Я за ним гналась, но потеряла… и приняла эту девушку за того полурослика. Я приняла поспешное решение. Прошу меня простить.

— Приняла поспешное решение? Что это значит?..

— Эта девушка Чинтроп. А я гналась за мужчиной-полуросликом.

На Белла наконец снизошло озарение и он понял, что случилось. На скрытом капюшоном лице Лили показалось облегчение и она расслабилась.

— Вы видели как мимо пробежал мужчина полурослик? В какую сторону он повернул?

— Прости, я никого не видел…

— Похоже, что полурослик нашёл кинжал, который вы потеряли. Судя по всему ему повезло и он видел ваш кинжал в действии. Это странное оружие, так что его очень просто запомнить.

— В этом есть смысл.

Казалось, что Лили чувствовала себя неудобно, слушая разговор Лю и Белла.

Силь тихонько смотрела на девушку, стоя с двумя бумажными пакетами в руках.

Поскольку случившееся разрешилось, Лю и Силь нужно было продолжать свой поход за покупками. Белл поблагодарил их обеих. Лю в ответ склонила голову; а Силь, усмехнувшись, заявила, что она не сделала ничего, за что её можно поблагодарить.

Белл помахал им на прощание и Лю вместе с Силь пошли по переулку дальше.

Однако, прежде чем они ушли, Силь успела склониться к Лили и прошептать ей на ухо.

— …Не озорничай больше, ладно?

— !!!

По коже лили пробежал холодок.

Её маленькое тельце содрогнулось.

Силь поднялась, будто бы ничего и не случилось и догнала озадаченную Лю, которая обернулась на свою подругу.

— Лили, Силь тебе что-то сказала?

— Н-ничего… Эм, Сударь Белл?

— Да?

— Кто эти двое?

— Они служанки в одном из баров. Он называется Щедрая Хозяйка. Он, кстати, довольно популярен… может, ты о нём слышала?

— …Сударь Белл.

— Да?

— Никогда не зовите туда Лили, ладно?

— Ну, эм, ладно… — только и мог сказать Белл полу-смеющейся, полу-плачущей Лили. Он заметил, что с ней что-то не так, поскольку девушка украдкой вытерла пот с лица.

Солнце заходило на западе, а хаос на Главной Улице наконец улёгся. Белл и Лили посмотрели друг на друга, между ними воцарилось какое-то странное напряжение.

 

 

Следующий день.

Мы с Лили с раннего утра ушли в Подземелье. Мы прочесали первый этаж Подземелья, свет, льющийся с потолка, освещал нас как лампы с магическими камнями города над нами.

В конце концов, я решил нанять Лили своей помощницей.

Поначалу я не был до конца уверен, но собравшись с мыслями, я всё таки понял, что мне хочется заключить контракт. Даже боженька мне разрешила. Впрочем, всё шло к тому, что от этого контракта отказываться не стоит.

Мы с Лили заключили контракт, подтверждающий, что мы в группе, время в условиях не оговорено. Сегодня первый день.

— …Сударь Белл?

— М?

— Тот кинжал… куда вы его положили?

— А. Кинжал вместе с ножнами спрятан под бронёй. Под внешним слоем оказалось достаточно места чтобы он вошёл. Так я его точно никогда не уроню.

— Ясно…

Я наклонил голову, заметив что Лили слегка поникла.

Сегодня она была будто сама не своя. Она как обычно улыбалась, но эта улыбка была пустой. Наверное, что-то произошло.

— Сударь Белл, позвольте снова вас поблагодарить за то, что вы наняли Лили своей помощницей. Лили будет очень стараться, чтобы Сударь Белл не оставил её в Подземелье.

— Оставил? Я бы никогда так не поступил. К тому же ты единственная помощница, которую я нашёл, Лили.

— Лили рада такое слышать… И Лили знает, что Сударь Белл так не поступит, потому что Сударь Белл на удивление великодушен.

Не думаю, что когда-нибудь привыкну ко всей этой иерархии.

Похоже Лили пытается сблизиться, но «великодушен»? От того, что меня хвалят подобным образом меня в дрожь бросает.

— Сударь Белл, могу я узнать что у нас сегодня?

— Неверное мы спустимся на седьмой этаж и будем работать до вечера. Тебя это устраивает, Лили?

— Если Сударь Белл принял такое решение, Лили ему подчинится. Вот только, вы уверены? Вы знаете, что Лили только поддерживает, и не принимает никакого участия в бою. Вам придётся сражаться с монстрами в одиночку, Сударь Белл.

— Меня это устраивает. Я привык сражаться один, да и прошлым вечером моя богиня улучшила мой статус полученным опытом.

Я не для вида последние две недели в Подземелье один зарабатывал.

Поскольку я постоянно сражаюсь в Подземелье в одиночку, такой подход мне ничего нового не преподнесёт. Благодаря суровым методам обучения Эйны я научился грамотно распределять время. Кажется, я даже похвалиться этим немного могу.

К тому же, прошлым вечером боженька обновила мои характеристики, так что на этих этажах не осталось монстров, которые могли бы со мной тягаться. И, если честно, мне хочется проверить мои новые силы.

Мои характеристики растут так же быстро как и раньше. Меня почти пугает, как быстро я становлюсь сильнее. Впрочем, это лучшее чувство в мире.

…Но когда боженька видит с какой скоростью я становлюсь сильнее, у неё портиться настроение… Понятия не имею, что с ней такое.

— Я о тебе больше беспокоюсь, Лили. Добыча наберётся очень быстро и твой рюкзак станет тяжёлым…

Я взглянул на девушку, идущую сбоку от меня. Её хрупкое тело высотой мне по живот. Наверняка, непросто таскать столько тяжестей с нижних этажей Подземелья.

— Вам не стоит беспокоиться, Сударь Белл, У Лили тоже есть Фална. Как бы ни был тяжёл рюкзак, Лили не устанет.

Уверен, она правду говорит… и всё же.

Рюкзак Лили превосходит обычные рюкзаки в размере, так что, даже когда он пуст, выглядит внушительно.

— К тому же у лили есть Навык. Так что, Сударь Белл, можете не беспокоиться о доставке на поверхность даже самых тяжёлых вещей.

— А? У тебя есть навык, Лили?

Невероятно! Как я завидую! Кажется, голос меня выдал.

Лили слегка усмехнулась и покачала головой.

— Конечно, лучше, чем ничего, но этот навык жалок. Это не то чудесное «благословение», о котором вы могли подумать, Сударь Белл.

— И всё же! У меня вообще навыков нет…

«Навыки» отличаются от «Магии», если получаешь экселию — опыт — можешь выучить навык. Я слышал об авантюристах, у которых пять (!!!) навыков. Так что, если у Лили есть даже какой-то малозначимый навык, если у этого навыка нет отрицательных эффектов, с таким навыком человек сильнее, чем без него.

— Как же я завидую… Навыки и Магию непросто выучить, да? У меня и заклинаний нет… Кстати, а ты владеешь какой-нибудь магией, Лили?

— …К несчастью, у Лили тоже нет никаких заклинаний. Многие люди так никогда магии и не учатся; наверное, Лили она из таких людей.

И правда. Десятки тысяч людей могут потенциально овладеть магией благодаря своей Фалне, но это всего лишь вероятность. Многие люди так и не претворяют в жизнь эту возможность.

Как человек, представлявший себя использовавшим всякую разную магию, читая истории про героев и авантюристов древности в детстве, я не хочу встречаться с реальностью… Лили взглянула на мои поникшие плечи после её фразы о невозможности обучиться магии.

Рассказывать о своих характеристиках вне своей Паствы — это дурной тон, да и вообще запрещено… даже если человек заключил с тобой контракт.

Если подумать, это вполне естественно. Характеристики авантюриста — это не только его личная информация, но и часть его жизни.

Я чувствовал себя слегка неудобно из-за того, что завёл разговор на эту тему.

— И ещё одна вещь: ты уверена, что не хочешь плату за подписание или задаток за день?

Посматривая на дорогу, я спросили Лили о пунктах нашего контракта.

Когда мы подписывали контракт в Башне Вавил Лили от всего отказалась. Она сказала, что ей нужна только часть прибыли после того, как мы обменяем полученные в Подземелье вещи.

Я же её нанял. Так что мне стоило заплатить…

— Да, всё в порядке. У Сударя Белла нет других членов группы, а так не возникнет проблем с разделением денег в конце дня… и вообще.

— И вообще? — повторил я за ней, как попугай.

Бодрое настроение Лили куда-то неожиданно испарилось… Я будто сам увидел, как в скрытых капюшоном глазах возникло сомнение.

— …Сударю Беллу так будет гораздо удобнее, так ведь?

— Э?

В её словах странным образом смешалось ехидство и насмешка над собой.

Почему-то меня взволновало когда Лили заговорила со мной таким тоном. Понятия не имею почему так.

Но уже секунду спустя Лили улыбнулась мне своей обычной улыбкой, будто ничего и не произошло и обычная, доброжелательная Лили снова вернулась.

— Ладненько, идём! Если труд Сударя Белла позволит Лили хоть немного покушать вечером, всё будет хорошо!

— Х-хорошо…

Лучше для меня?..

То есть, она пытается сказать, что мне не нужно ей платить?

Или у её слов какое-то другое значение?

Я так и не понял, что она пыталась сказать.

Я же не бывал на её месте, и не знаю о чём она думает и что она может скрывать.

Просто…

«…Ты ничем не отличаешься от других авантюристов».

Кажется, именно эту фразу я прочёл в её глазах.

 

 

— Эйна. Эй, Эйна.

— М?

Эайна была занята работой на стойке в главном офисе Гильдии, когда одна из её коллег, работавшая за соседней стойкой, попыталась привлечь её внимание.

Полуэльфийка подняла взгляд, как бы говоря «Что случилось?» на что её коллега тихонько ответила: — Туда глянь! — указывая на другой конец комнаты.

Эйна посмотрела в указанном направлении только чтобы увидеть как работник Гильдии спорит с авантюристом у стойки обмена.

— Смотри, снова он. Тот парень из Паствы Сомы.

— …

Эйна нахмурилась, наблюдая за развитием ситуации.

Яростный спор достиг ушей Эйны, стоило ей только прислушаться.

— Жалкие двенадцать тысяч валис?! Да ладно! Ты что, слепой?!

— Ну будь идиотом! Сколько я по твоему занимаюсь обменом, а? На месте у меня глаза!

Эйна была уверена, что они спорят по поводу обмена.

Подобные споры не такая уж и редкость. Авантюристы посвящают свою жизнь охоте в Подземелье. Проработав целый день, они приходят на обмен со своими надеждами, и расстраиваются, когда им предлагают за их добычу меньше, чем они рассчитывали, отчего возникают подобные возражения и споры.

В Гильдии привыкли к подобному, так что оценщики, работающие за стойкой, за словом в карман не лезут. Очень часто оценщик кричит даже громче чем авантюрист.

Такие споры уже давно стали частью работы.

Однако, когда в дело вступает Паства Сомы, обычный спор всегда перестаёт быть обычным.

Не бывает таких случаев, когда члены Паствы Сомы не критикуют предложения оценщиков. Это ежедневная рутина. Работники Гильдии сыты ей по горло.

Все члены Паствы Сомы на обмене кричат одно и то же: — Дайте нам больше денег!

Причём они всегда требуют заоблачные суммы.

Они требуют таких денег, что у наблюдателей кровь стынет в жилах.

— Вааах,  от одного вида хочется себе глаза выколоть!!! Отвратительно! Как же я рада, что мне не приходится работать с Паствой Сомы!

— …

Эйна нахмурилась, услышав свою человеческую коллегу.

Её никогда не назначали советником кого-либо из Паствы Сомы, но, в свете последних событий, они были не чьей-то чужой проблемой.

— Проклятье! Это всё… Всё, что я получу?!

Эйна начала массировать виски чувствуя подступающую головную боль, и наблюдая за тем, как авантюрист хватается за голову.

«Может, он принял слишком поспешное решение…»

 

 

Помощь Лили оказала огромное влияние.

Во первых, из-за того, что она носит рюкзак, мне не нужно беспокоиться о том, что мне придётся нести на обмен слишком много и мой рюкзак будет слишком тяжёлым. Так что я смог остаться в Подземелье дольше обычного.

С каждым этажом Подземелья мне приходилось бы идти к обмену всё дольше, а это значит, что я бы охотился в Подземелье гораздо меньше времени. Так что я зашёл глубже чем раньше, но мне не пришлось беспокоиться о получении дополнительных денег, чтобы окупить дорогу. Обычно на походы туда и обратно уходит слишком много времени.

Сегодня все проблемы с перемещением были решены.

Благодаря Лили, мне даже рюкзак не пришлось брать. Мне было так легко и свободно, что я мог убивать монстров на седьмом этаже одного за другим, так что я даже счёт им потерял.

Когда появлялся монстр, я просто махаю кинжалом, а Лили тут же вырезает из него магический камень и собирает добычу.

В результате:

Деньги, которые мы получили после обмена в Гильдии…

— …

— …

Мы с Лили схватили бледно-жёлтый мешок, открыли его и одновременно опустили в него взгляд.

Наши глаза уткнулись в… деньгиденьгиденьгиденгиденьги.

Множество монеток разных размеров наполняли мешок, я начал их пересчитывать.

Как сверкают!

— Двадцать шесть тысяч валис…

Наши взгляды встретились в ту же секунду, как мы подняли от мешка.

Глубокий вдох и…

— ЯЯЯЯЯХАААААА!!!

Мы начали прыгать от радости!

— Великолепно! Просто великолепно! Лили могла предметы из добычи по пальцам пересчитать, но Сударь Белл всё равно заработал больше двадцати пяти тысяч валис в одиночку!

— Вау, вау, ВАУ! Это же на самом деле, да? Я же не сплю?! И все эти деньги всего за день… Всё благодаря тебе, Лили!

Да здравствуют помощники!

— Вам не стоит говорить таких глупых вещей, Сударь Белл. Конечно, есть ещё элемент удачи, но обычно группа авантюристов Первого Уровня зарабатывает около двадцати пяти тысяч валис в день. Значит Сударь Белл работал больше чем целая группа!

— Не стоит. Даже кролик может залезть на дерево, если его поддержать. Я тоже!

— Лили понятия не имеет, что Сударь Белл хотел этим сказать, но Лили согласна! Сударь Белл великолепен! Давайте стараться ещё больше!

— Лили, ты меня перехваливаешь!..

Может. такое количество денег не должно было меня волновать, но я никак не мог успокоиться.

Впрочем, несмотря на то, что мы ведём себя очень шумно, кажется, мы никому не мешаем.

Уже поздно и на улице стемнело, так что мы с Лили сейчас единственные авантюристы в кафе башни Вавил. Все остальные наверняка уже разбрелись по барам.

Наше настроение поднялось так сильно, что Лили поднялась со своего места и с криком: — Яййй! — давала мне пять снова и снова.

— Что же, Сударь Белл, может Лили получить свою долю?

— Конечно же!

Я отсчитал тринадцать тысяч валис из мешка, выложил их на стол и пододвинул их к ней.

— …А?

— Оххх, с такой кучей денег я наконец могу накормить боженьку чем-нибудь вкусненьким!..

Я прямо видел у себя в голове её лицо, когда я принесу ей вкусной еды.

Наконец я могу хоть как-то её поблагодарить!

Лили уставилась на меня округлившимися глазами, но я не придал этому значения. Я уже погрузился в фантазии.

— С-сударь Белл. Это что?..

— Твоя доля! Мы же так договаривались! А, точно! Мы должны отпраздновать! Лили, идём в бар! Я знаю отличное местечко!

Лили даже слегка вздрогнула когда моё неожиданное приглашение до неё дошло.

Точно, она же просила меня не водить её в Щедрую Хозяйку?

А, не важно! Это же только на сегодня!

— Давай, идём!

— С-сударь Белл!

Вскрикнула Лили, когда я начал собираться.

А? Кажется, она в замешательстве. Её маленькие губы что-то беззвучно шепчут.

— …Р-разве Сударь Белл… не хочет все деньги?.. Забрать себе всё?

— Э? С чего бы?

Я ничего не понял. Всё было очень странно.

Я ответил вопросом на вопрос, так что Лили выглядела очень потеряно.

— Я бы никогда столько один не заработал. Мы заработали это вместе, так, Лили?

Я широко улыбнулся и добавил:

— Огромное тебе спасибо!

И после из моего рта даже вылетело: — Буду полагаться на тебя и в дальнейшем!

Я был так рад, что встретил Лили, что не мог перестать ей улыбаться.

— …

— Ну так что, Лили, отпразднуем?

Я протянул Лили руку.

Она уставилась на мою руку и некоторое время на неё смотрела, прежде чем пожать её.

— …Сударь Белл странный.

 

А я сделал вид, что совершенно не услышал её бормотание.

 

 

Интерлюдия. Выскажись, Богиня

 

Голубое небо постепенно окрашивалось сначала в тёмно-красные, а после и в тёмно-синие тона с наступлением ночи.

Западный Орарио. На Западной Главной улице было оживлённо, жители города и авантюристы, вернувшиеся из Подземелья, выпускали пар после очередного дня.

— Я… Я снова справилась…

Гестия брела на ватных ногах среди толпы Главной Улицы. Богиня устало шла прочь от, возвышающейся за её спиной, Башни Вавил.

Сегодня она закончила с подработкой в лавке Паствы Гефест, расположенной в Башне Вавил, и возвращалась к себе домой.

— Чтоб эту Гефест… Не может мне хоть немного расслабиться дать?!

Несмотря на то, что Гестия всего лишь выплачивает свой долг, это самое напряжённое время в её жизни. Она привыкла к ленивому существованию и упорный труд очень сильно измотал богиню.

Благодаря ли это просьбе её «подруги», Гефест, или из-за того, что смертные коллеги богини просто не выказывали ей никакого уважения, времени у Гестии не было даже чтобы присесть. Её всегда нагружали дополнительной работой. До такой степени, что Гестии хотелось кричать от своих ежедневных обязанностей.

Теперь богиня понимала, как серьёзно Гефест взялась исправлять её привычку полагаться на других.

— Аааааа, хочу увидеть Белла!..

Богиня была измотана ежедневным тяжёлым трудом и мысль о её собственном «дитя» пришла в измождённый разум Гестии.

Всего несколько дней назад она не могла дождаться момента, когда он ежедневно возвращался из Подземелья, и даже отпрашивалась со своей работы пораньше, чтобы тепло его встретить. Но теперь они поменялись ролями.

Гестии просто хотелось прыгнуть Беллу на руки, когда он пересечёт порог их комнаты. Понимая, что ничего подобного её не ждёт, богиня устало плелась к себе домой.

— …Э?

Гестия была погружена в свои мысли, когда её взгляд упал на белые, похожие цветом на кроличий мех, волосы.

Она заметила очень знакомый силуэт посреди огромного потока людей разных рас.

— Это же Белл!

Круглые глаза богини засверкали, стоило ей увидеть Белла.

Белл шёл из Подземелья. На нём была его новенькая броня. Судя по тому, что Белл шёл к богине спиной, он также направлялся домой.

Энергия вернулась к Гестии, будто к рыбе, вернувшейся с воздуха в воду, и она была готова побежать к Беллу… когда…

— ?!

Из-за толпы она не заметила человека идущего рядом с Беллом, но теперь увидела его.

Этот человек был ниже Гестии и одет в робу, а на спине нёс огромный рюкзак. Конечно, нельзя было понять пол этого человека со спины, но это точно была девушка. Гестия знала.

Таинственная девушка, вид которой пробуждает в мужчине желание её защитить. К тому же, эта девушка крепко держалась за протянутую ей Беллом руку.

Гестия заметила часть лица Белла, когда тот взглянул на девушку. Он счастливо улыбался.

Бум! На голову Гестии будто упала тонна кирпичей.

Она была на пределе своих физических и ментальных возможностей, так что это стало последним ударом. Белл, её последний оплот, держался за руки и веселился с какой-то другой девушкой. Даже если бы небеса рухнули на землю, Гестия не испытала бы такого сильного шока.

Не догадавшись, что это помощница, о которой Белл ей уже говорил, Гестия обернулась и побежала. Это недопонимание легло на сердце богини тяжким грузом.

 

 

— …Слушай, Миах! Белл, он… он мне изменяет!!!

Бам! Очередной пустой бокал ударился о столешницу, вторя словам сидящей в слезах Гестии.

Они были в одном из баров, расположенных в переулке, чуть поодаль от Главной Улицы. Посетителями потрескавшегося, старого деревянного здания были по большей части потрёпанные авантюристы, чьи громкие голоса звучали очень грубо.

Гестия пила дешёвый алкоголь, сидя среди подозрительных личностей, напротив неё сидел другой бог, которому она и пересказывала увиденное.

— Измена, это очень серьёзное обвинение. Я даже представить не могу, чтобы Белл выкинул нечто подобное.

Гестии вежливо и спокойно ответил привлекательный мужчина, Миах. Он выслушал историю Гестии очень внимательно, и высказал своё мнение. Потрёпанная роба бога пепельного цвета подходила к убранству бара.

Гестия и Миах занимают самое низкое положение — они беднейшие боги, живущие в Орарио. Поэтому, между ними сложилась определённая связь. Паства Гестии была в хороших отношениях с изготавливающей зелья Паствой Миаха, так что боги слышали о «детях» друг друга в подробностях.

Гестия нередко сталкивалась с Миахом на улице и почти силой тащила его с собой, погружать горести в алкоголе. Слушая богиню, Миах ни разу за это на неё не разозлился.

— Я всё своими глазами видела! Они держались за руки, улыбались и смеялись! Это всё доказывает; он виновен, виновен, виновен!!!

— Мы не знаем, что случилось у Белла, может, они просто гуляли. Думаю слишком рано называть его «виновным»… И кстати, вы с ним не муж с женой, и даже не любовники, так что, мне кажется, что странно говорить об «изменах».

Гестия осушала следующий бокал алкоголя, так что вторая часть фразы Миаха от неё ускользнула.

«Снова она об этом…» — промелькнуло в голове Миаха и он со вздохом качнул головой и его синие волосы качнулись в такт.

— Проклятье! Кто вообще эта девчонка! Белл принадлежит мне; он мой! МОЙ!

— Ну, ну. Ты, конечно, его богиня, но говоришь как тиран. Белл никому не принадлежит.

— Думаешь я этого не знаю? А вот и знаю! Мне просто захотелось так сказать; всегда мечтала так сказать!

— Ты уже напилась?

— Ага-а-а-а!

Гестия пила столько, будто ей не хотелось трезветь никогда в жизни — и это было прекрасно заметно. За считанные минуты стол оказался уставлен пустыми стаканами, а в воздухе царил ощутимый алкогольный аромат.

Выпивка стальной стеной ударила в голову покрасневшей Гестии. Глаза богини увлажнились и она глубоко вдохнула.

— ВААААААААА! Белл, Белл, БеллБелл БЕ… Л… Л! Не оставляй меня одну!..

— Э-эй! Потише, Гестия!

Даже непоколебимый Миах попытался успокоить богиню; её крик был таким громким, что прервал все остальные разговоры в баре. Взгляды посетителей уткнулись в пару богов.

— Я бы даже в канализации жила, если бы это сделало тебя счастливым, знаешь ли! Я так тебя люблю! Я бы спала с тобой в одной кровати и позволяла зарываться себе в грудь лицом! Я бы в день три корки хлеба ела, если бы это заставляло тебя улыбаться!..

Миах вжался в стул.

— Я люблю тебя, БЕЛЛ! Э-хе-хе… Ну хоть разок я смогла сказать миру, что я чувствую. Теперь лучше!

— Как я рад, что его тут не было… Бармен, счёт, пожалуйста.

Миах глянул на счёт и довольно улыбнулся; сегодня потратить придётся не много. Голова Гестии уже покоилась на столешнице и богиня весело улыбалась, посмеиваясь сама с собой.

— Ну и ну… — пробормотал Миах на выдохе, смотря на распластавшуюся по столу богиню. Он помог Гестии подняться и, поддерживая, вывел её из бара.

— Миах, сколько там по счётууууу?

— Не важно. Я заплатил.

— Ну мы же друзья, так? Значит… платить должны… пополам!

— Да нет же. У тебя с собой двенадцать валис.

На протяжные слова Гестии Миах отвечал строго. Он уложил богиню на четырёхколёсную тележку, в которой обычно возит товары. С богиней эта тележка стала больше походить на коляску.

Боги пошли по улице, слушая постукивание деревянных колёс по камням мостовой, освещённым лампами.

— Миа… ха. Сделай зельииииице любовное. Я Беллу мозги прочищу!

— Нет. И я собираюсь сделать вид, что этого вообще не слышал.

 

 

— Аааа-ууууууууу!..

Острая головная боль настигла богиню в тот момент когда она открыла глаза.

Издав сдавленный стон от боли, она уставилась на потолок, лёжа в кровати. Девушка узнала этот потолок, потому что она была дома. Настенные часы подсказали, что утро уже наступило.

Утро после ночи, в которую богиня выпивала с Миахом и оказалась с сильнейшим похмельем.

— Т-ты в порядке, Боженька?

Белл был у её кровати.

Он сидел со стаканом воды в руках и беспокойством во взгляде.

— Я… Прости, Белл. Прости, что тебе приходится видеть меня в таком состоянии…

— Ничего, Боженька, всё в порядке… Эм, вчера сюда приходил Миах и кое-что мне рассказал. Так это правда?

— …Ага, судя по всему я слишком много выпила.

Белл протянул богине стакан воды. Гестия выпила, даже не приподнявшись с кровати.

Прошлой ночью в старую церковь явился Миах и сказал Беллу:  — Она очень… устала. Уложи её спать и пусть хоть немного отдохнёт, — после этих многозначительных слов Миах ушёл.

«Ничего вспомнить не могу…»

Все воспоминания о прошлой ночи у богини испарились. Она понятия не имела, что делала и о чём говорила с Миахом. Услышав, что Миах сказал Беллу, Гестия слегка разволновалась.

Воспоминания о молчаливой, но грустной улыбке всплыли в голове богини и она решила, что доставила тому проблем.

— …Белл, разве ты должен быть здесь, а не в Подземелье?

— Я не мог оставить тебя в таком состоянии, так что решил сделать себе выходной.

Белл улыбнулся, объяснив богине, что он сумел предупредить свою помощницу.

Несмотря на то, что Гестия была смущена, всё что Белл для неё делает, её переполняла радость. Богиня проведёт целый день с ним наедине. Так что она решила просто расслабиться.

— Боженька, может попробуешь покушать?

— …Сложно будет, Белл, может, ты меня покормишь?

— Да, конечно. Я тебе помогу.

Белл положил кусочек яблока в ложку и поднёс к губам богини. Гестия приподнялась на локтях и с улыбкой на лице наблюдала за Беллом. Когда парень поднёс ложку, богиня довольно схватила ртом её содержимое.

Заниматься чем-то подобным, обычно, неловко, потому что это похоже на работу няньки. Но у Белла на лице была улыбка. Гестию очень сильно радовало, что Белл прячет своё смущение и показывает ей свою привязанность.

— Ау… Оххх… Голова…

— Б-Боженька?

Исполняя худшую в истории мира актёрскую игру, Гестия схватилась за голову и «повалилась» на грудь Белла. Теперь парень держал её в руках.

Богиня видела тревогу в его глазах, но от этого ей хотелось только ещё сильнее зарыться в грудь Белла. От него исходил слабый аромат леса. Девушка проверила допустимые пределы, вдобавок смутив Белла крепкими объятиями.

Со стороны было похоже на войну объятий между ликующей Гестией и извивающимся всем телом Беллом.

— Хмм… Так значит, прошлым вечером ты ходил на ужин с этой помощницей.

— Ага. Вчера такой отличный день был…

Время перевалило за полдень. Лёжа в кровати, Гестия погрузилась в разговор с Беллом. Её похмелье почти прошло.

Несмотря на то, что услышав о помощнице богиня испытала облегчение, это ощущение было двояким, после воспоминания о том, как Белл с ней держался за руки… Впрочем, хуже всего богине было от изменения характеристик Белла. Он рос так же быстро, как и всегда. А это значило, что в его мыслях по прежнему была Айз Валленштайн, девушка-блондинка с золотыми глазами. Белл очень сильно ошибался по поводу взаимности своих чувств.

Впрочем, на данный момент, богиня оставила в стороне своё неудобство по поводу кенки — принцессы меча — и решила разобраться с помощницей. Гестии хотелось знать всё, что Белл о ней думает.

Несмотря на то, что богиня даже не встречалась с этой помощницей, Гестия очень сильно ей завидовала.

— Значит, здорово было, так ведь? Наверняка, было очень весело вкусно поужинать наедине с этой своей помощницей. Вот если бы я там была…

Вложив в свои слова стальные нотки, Гестия отвернулась от Белла, тряхнула плечами и слегка откашлялась. Но это выступление не произвело на парня никакого впечатления.

Он сидел слегка дрожа. Наконец, будто решившись на что-то, парень заговорил:

— Ну так может мы сходим поужинать? Только ты и я, ну, знаешь, в какой-нибудь хороший ресторан…

— …Э?

— Как насчёт… роскошного ужина?

Гестия будто была готова взорваться, когда посмотрела на Белла, изо всех сил пытавшегося не раскраснеться.

Она не могла поверить своим ушам.

— П-по правде говоря… Я вчера очень много заработал в Подземелье!.. И мне, эм, очень хотелось бы тебя поблагодарить, так что я!..

Этого объяснения Гестия уже не слышала.

Она снова и снова прокручивала в голове приглашение Белла.

«Это похоже на… с-с-сви-свидание???»

Белл пригласил напрямую? На ужин?! Мысли унесли Гестию куда-то очень далеко.

Богиня была в экстазе.

— Когда тебе станет лучше, Боженька, давай куда-нибудь сходим.

— Идём сегодня!

— А?

— Сейчас же!

Гестия отбросила одеяло и прыгнула на ноги.

Белл сидел будто поражённый громом.

— Боженька… Тебе нужно поправиться…

— Мне лучше!

И она не врала. Возбуждение и волнение от предстоящего свидания с Беллом переполнило богиню энергией. Белл так и не встал со стула возле кровати, наблюдая за тем, как Гестия носилась по комнате, прихорашиваясь.

«…Секундочку».

Гестия остановилась и обнюхала воротничок своей одеждой.

Пахло ужасно, дешёвой выпивкой. Не такой аромат должен исходить от уважающей себя богини, и Гестия была из таких.

Её глаза округлились.

— Белл, в шесть часов!

— Д-да?

— В шесть на Юго-Западной Главной! Встретимся на Площади Амура!

Белла пробил холодный пот, когда он увидел как Гестия выбегает за дверь схватив с собой маленький рюкзачок.

 

 

Одним словом, это рай.

 

— Интересно, а мои станут больше?

— Вообще-то боги и богини не меняются… Эй, не дуйся!

 

Если бы сюда попало смертное дитя, наверняка оно бы погибло от непрекращающегося кровотечения из носа.

Здесь, богини, прикрытые лишь лёгкими облачками пара, проводят своё время в чём мать родила, обнажая свои прекрасные тела. От белоснежной кожи богинь отражается свет; даже слегка загорелые руки и ноги богинь будто излучают свет.

Это место похоже на представление небес, на которые мечтает попасть любой мужчина.

— Хаааах… Это великолепно!

Расслабленная улыбка воцарилась на лице Гестии, когда она погрузилась по плечи в воду, позволяя лёгким волнам омывать своё тело.

Божественный Купальни. Это банное заведение, посещать которое могут только боги — как и подразумевает название.

Один, главный, большой «бассейн» окружён множеством ванн разных размеров. Вокруг этих ванн разложены настоящие камни и выращены большие деревья, создавая впечатление, что они изолированы. Созданное из камня окружение, резные узоры на колоннах и стенах придают купальням роскошный вид.

Божественные Купальни построены и поддерживаются в Орарио Гильдией. Деньги, собираемые с Паств самих богов сделали существование этого места реальным.

Разумеется, для мужчин и женщин предназначены разные помещения, однако, из-за недостатка интереса в купальнях у богов мужского пола «Божественные Купальни» считаются заведением для богинь. С тех времён, когда один из богов-изврашенцев пробрался на женскую сторону купален (став при этом легендой), Гильдия довела безопасность до такой степени, что к богиням не проскочит даже мышь.

Гестия присоединилась к другим богиням, полностью беззащитной, без единой нитки ткани и окунулась в горячую воду. Её белоснежная кожа порозовела от жара.

— Кто это у нас? Гестия? Как удивительно тебя здесь встретить.

— Ааа… Ой, Деметра, давно не виделись!

Гестия поприветствовала знакомую богиню, зная, что той сразу же придёт в голову, лицо богини выражало обречённость.

Богиня, названная Деметрой, прикрывавшая своё роскошное, пышное тело тонким полотенцем, устроилась рядом с Гестией.

— Уу-х? Твоя грудь, как всегда огромна, как я посмотрю.

— Уж кто бы говорил!

Гестия моментально ударила по руке, которая потянулась к её груди.

Отдёрнутая рука Деметры колыхнула её впечатляющую грудь, отчего по поверхности воды пошли волны.

— И почему ты заглянула? Ты же сегодня здесь впервые, я полагаю?

— Эммм…

Гестия скрыла выражение своего лица от Деметры, отвернувшись к богине, которая неподалёку сушила свои объёмные волосы медового цвета.

Посещение Божественных Купален стоит денег, так что Гестия сюда не заглядывала. Однако, сегодня она планировала провести романтический вечер с Беллом, так что даже сюда решила заглянуть.

Ей было важно не только избавиться от запаха алкоголя, но и привести в порядок тело и разум.

Всё ради того, чтобы вечером выглядеть идеально.

— Я сегодня иду на ужин. Вот и решила сделать всё как надо.

— …Ужин, получается, с джентльменом?

— И что ты ответишь, если так и есть?

Гестия недовольно взглянула на Деметру, которая сидела с недоумением на лице.

На мгновенье был слышен только небольшой водопад в другом конце бассейна, но уже через несколько секунд глаза Деметры заблестели как у ребёнка.

— Это нечто! Кто бы мог подумать, Гестия и с мужчиной! Богини! Эй, все!..

— Т-т-ты чего это делаешь?

Гестия потеряла спокойствие, когда заметила как завелась Деметра.

Голос богини эхом разнёсся по купальне, и остальные богини начали подходить, чтобы узнать, что такого произошло. После слов Деметры, ажиотаж только возрос.

— Гестия и мужчина?!

— Как так?!

— Гестия, это же та девочка, которая на небесах никакого интереса не проявляла, она!..

— Гестия, которая год безвылазно в комнате просидела, эта Гестия?

— Лоли Гестия с детским лицом?!

— Всех собирайте, сейчас же!

В мгновение ока вокруг Гестии собрались все богини купальни.

Игнорируя правила купален и манеры, некоторые богини прыгали прямо в бассейн, другие же расталкивали других руками, только ради того, чтобы взглянуть на виновницу волнений.

— И что с того? Неужели так странно, что у меня свидание?

— Ну, конечно же, Гестия, дорогуша. Ты отклоняла все приглашения от мужчин до этого момента, так?

— Ты одна из тройки девственных богинь, с Афиной и Артемидой!

— Если честно, нам очень интересно, что же за парень мог покорить твою неприступную цитадель.

Гестия уже было пыталась цинично отшить Деметру и всех остальных богинь.

Она пыталась показать, что нет никакого смысла пытаться её расспрашивать, но вскоре поняла, что ни одна богиня так от неё и не отошла, получив уклончивый ответ.

— …Он из моей Паствы, человек.

Дружное «Ууууу!» и «Чееее?» пронеслось над толпой божеств. Ещё до того как хор голосов прервался отдельные богини начали вставлять свои реплики, вроде «Я так и знала!» и спрашивать нечто вроде «Его так привлекло то, что ты его защищаешь?»

— Уверена, что он с тобой не играет? Будет ужасно, если ты падёшь под чарами плохого человека…

— Да за кого вы меня принимаете? Я богиня! Я умею читать людей.

— Детям ничего не скрыть от нас, богинь; мы всё видим.

— И что же тебя привлекло в этом ребёнке?

— Его характер, наверное.

Впервые задумавшись об ответе на этот вопрос, богиня задумалась о черте, которая её привлекла. Самой себе под нос она ответила, что если выбирать единственную черту, то это его чистейшая честность.

Богини продолжали обсуждение, а Гестия от этого устала. Так что решила, что самое время уходить. К тому же, ей пора уже заканчивать подготовку.

Сбежав из круга богинь, Гестия поднялась. Капли воды стекали с её стройного тела, отражая пробивающийся сверху солнечный свет, освещающий купальни. Её  обычно заплётённые чёрные волосы струились по спине мягким потоком, отражая солнечные блики.

Гестия закрыла глаз и на мгновение остановилась.

Подобную сцену хотел бы нарисовать любой художник; юная богиня сверкающая в омывающем её солнечном свете, окружённая любопытными взглядами.

— Эй, Гестия. А что тебе нравится в его внешности?

Одна из богинь подняла руку и задала последний вопрос.

Гестия взглянула через плечо и нежно улыбнулась.

— Его… всё.

 

 

Площадь Амура расположена в одном квартале от Главной Юго-Западной Улицы. Она находилась прямо через переулок.

Сама по себе эта площадь украшена разноцветными камнями и окружена бордюром, по периметру которого растут растения и цветы. Всё это создаёт великолепную атмосферу. Когда солнце зашло на западе фонари с магическими камнями ожили, осветив площадь в темноте.

Уже почти шесть часов. Белл был окружён парочками, прогуливающимися под руку и это заставляло его сжаться, пока он дожидался богини, стоя прямо посреди Площади Амура.

— Белл!

— А!..

Гестия заметила Белла и подошла к нему.

Поначалу Белл испытал облегчение, услышав знакомый голос. Но взглянув на обладательницу этого голоса, парень разволновался вдвое сильнее.

Гестия сменила причёску. Она распустила хвостики, отчего её глянцевые чёрные волосы свободно спускались по спине. Юная фея выглядела взрослее и у Белла перехватило дыхание.

Ленточки с колокольчиками, обычно вплетёные в волосы, богиня повязала на манер браслетов. Она одела лучшую одежду, из той, которая у неё была. Гестия смела все пределы.

Остановившись прямо перед Беллом, она перевела дыхание. Её щёки порозовели и богиня, собрав свою смелость, задала Беллу вопрос:

— Л-ладненько, что ты думаешь? Я попыталась сменить стиль, так что…

— …А, да, ты выглядишь замечательно! Очень, очень здорово! Как бы мне выразиться? Ты сегодня изящней чем обычно, Боженька! Т-ты… эм… к-красива!

Лицо белла покраснело, когда он подбирал слова, чтобы похвалить богиню.

Он очень старался, выражая почтение главе своей Паствы, но по голосу было понятно его стеснение. В это мгновение Белл был очарован Гестией.

Гестия казалась совершенно спокойной, но внутри она прыгала от радости крича «Дааааа!»

— Мне стоило прийти пораньше… прости, Белл. Долго ждал?

— Н-нет, я только подошёл.

Оторвав взгляды друг от друга, они поправили одежду.

Их встреча начала походить на самое настоящее свидание, так что щёки Гестии пылали.

Что бы не произошло, настроение Гестии ничто не могло испортить.

— Ну что же, Белл, тебе придётся побыть хорошим сопровождающим в этот вечер!

— Я-я буду!

Белл улыбнулся и подал руку. Гестия уже было приняла её… но случилось это.

С переулков будто явилась стая волков.

— Вот они!

— Гестия тут!

— Получается… парень рядом с ней!..

Явились богини, бывшие в купальне. Глаза, сводящих с ума своей красотой девушек и женщин, блестели и все они начали приближаться одной сплошной толпой.

От нашествия божеств Белл замер. У стоявшей рядом с парнем Гестии с приближением богинь глаза становились всё больше.

— Аввв! Какой миленький!

— Так вот какие Гестии нравятся!

— Ммммм!

Толпа богинь оставила Гестию в стороне, быстро окружив Белла.

Со всех сторон к парню потянулись руки, и каждая из богинь пыталась притянуть парня к груди, смущая его всё сильнее.

Дышать стало трудно, окружавшая Белла небесная клетка обратилась адской. Лицо парня пылало, и, казалось, что через несколько секунд он задохнется.

— Аах… Мммммм… Ааааа?!

— Прости Гестия! Нам так сильно хотелось узнать твоего кавалера, что мы ничего не могли поделать. Так что мы за тобой проследили… Ох, ох, ох! До чего на кролика похож!

— Ммм… хммм!..

— Б-БЕЕЕЕЛЛЛ!..

Крик Гестии эхом разнёсся по площади.

Жизнь Белла висела на волоске. Он оказался зажат в огромной груди Деметры. Ни одна другая богиня даже близко размерами к Деметре не приблизилась. Каждый раз, когда Деметра проводила рукой по волосам Белла, у Гестии поднималось давление. Вены на лице богини вздулись так сильно, что казалось будто кровь сейчас пойдёт у неё из глаз.

Вероломство богинь, жаждущих развлечений, ударило по её личной жизни и безжалостно сокрушило всё на своём пути.

И когда Гестия была готова взорваться…

Помятый, покрасневший Белл, используя короткую передышку, высунулся из круга богинь.

— Боже… нька…

— Б-белл! С тобой всё в порядке?!

— …могу умереть счастливым!..

Пам! Кончик туфли Гестии вонзился в голень Белла.

— Прости!..

— Принято. А теперь выбираемся отсюда!

Вытянув одноного Белла из орды богинь, Гестия рванула вместе с ним с площади.

Богиням потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что их сокровище выскользнуло; спустя мгновенье стало ясно что Белл и Гестия ускользнули с Площади Амура.

А те, в свою очередь, уже набирали скорость, убегая по улицам города и следя за преследующими их божествами.

 

 

— Ахх! Почему всё так всегда заканчивается?! У богинь совсем самоконтроля нет!

— Ха-хааа…

Белл глубоко дышал, стоя рядом с кричащей от негодования Гестией.

Они наконец оторвались от своих преследователей, забежав на старую колокольню поблизости от Западной Главной. Сделанная из камня башня была молчалива, на её вершине по прежнему красовался оригинальный — хоть и сломанный — колокол.

Спрятавшись в башне, Белл и Гестия переждали когда богини пройдут мимо и, наконец, расслабились.

— Уже середина вечера… Аххх, а сегодня должно было быть наше свидание.

— С-свидание?

До полуночи осталось недолго. Гестия тяжело вздохнула, перебирая волосы, которые запутались от долгой погони.

День закончился прискорбно и богиня расстроилась.

— Ого!.. Боженька, взгляни сюда!

— ?..

Белл увлечённо указал на вид, привлекая внимание Гестии.

Глаза богини увидели город, освещаемый лампами с магическими камнями, блестевшими, будто звёзды в ночном небе.

В Орарио было столько разноцветных магических ламп, что и не счесть.

А в центре города, пронзая ночное небо, возвышалась огромная белая башня.

Геситя на мгновенье утонула в виде прекрасного города, открывающегося со старой колокольни. Она не сказала ни слова, только молча посмотрела на, стоявшего позади, Белла. В её блестящих глазах отражался весь город.

Белл заметил на себе взгляд гестии и посмотрел ей в глаза. От замечательного вида, который он разделял с Гестией, у него внутри потеплело. Собравшись с мыслями, он заговорил.

— Эм, Боженька… Давай как-нибудь ещё прогуляемся. Наверняка.

— Белл…

— А пока я постараюсь заработать побольше денег. Мы съедим чего-нибудь вкусного, выпьем чего-нибудь вкусного и снова поднимемся сюда.

— …

— Сегодня мы нашли прекрасное место… давай снова сюда придём, вместе.

Белл продолжил, сказав, что сегодняшний день не был потерян.

И что он был рад разделить с ней это мгновенье.

Белл пытался подбодрить Гестию. Впрочем, он говорил не только ради красивых слов, он выражал свои ощущения.

Беззаботная улыбка расцвела на лице Белла и это тронуло Гестию. Богиня медленно закрыла глаза, а в её животе танцевали бабочки.

От этой невинной, до глупого честной улыбки, Богиню стало ещё сильнее тянуть к Беллу.

Богиня полюбила созданные в этот день воспоминания и обещание будущего от Белла.

— Буду с нетерпением ждать, Белл.

— Угу!

Гестия улыбнулась Беллу в ответ такой широкой улыбкой, что, казалось, её лицо разорвётся напополам.

Гестия стала Беллу ближе. От порыва чувств она воспылала и ей стало легче.

«Сегодня я хотела расспросить его об этой его помощнице, но… кажется, теперь она меня не беспокоит».

Сейчас не время для неуместных разговоров, подумала богиня и снова повернулась к ночному городу.

Чувствуя теплоту, стоящего рядом парня, она закрыла глаза и улыбнулась.

Колокольчики с ленточек, которые она повязала на руки позвякивали, покачиваемые налетевшим прохладным ветерком, заботливо обдувавшим их двоих на вершине старой колокольни.

Глава 3. Магия, волшебный призыв коленей

 

Вспышка серебряного света.

    — Грооооаааааа!

    Свет мелькнул линией, параллельно головы монстра-скелета — Спартоя — и прошёл через всё его тело. Монстр успел издать только последний предсмертный хрип.

    Спартой — это монстр, похожий на человеческий скелет с остатками частей брони по всему телу. Это ужасные создания. Острые наросты покрывают всё тело монстра, и они вооружены белоснежным костяным оружием, вокруг них царит атмосфера проклятия, которой и подобает быть вокруг скелетов воинов.

    Это существо считается монстром четвёртого уровня и оно защищает глубинные уровни Подземелья. Всё же, оно было убито в мгновение ока.

    — …

    Девушка опустила свой меч вниз, мощь её предыдущей атаки заставила окружающих покрыться холодным потом.

    Кости, кости, кости, кости.

    Кости покрывали всё видимое пространство на полу. Белые фрагменты костей судя по их форме и количеству составляли останки, по меньшей мере, десяти подобных монстров, разбитых вдребезги.

    Светлые волосы, золотые глаза.

    Девушка, красота которой соперничает с красотой богинь, стояла посреди этого мрачного кладбища.

    — …И это она в одиночку.

    — Если бы она была типичной девушкой в беде была бы куда милее…

    За спиной раздались голоса соратников блондинки — Айз Валленштайн — а девушка молчаливо вложила свой меч в ножны и подошла к ним.

    — Неплохо, неплохо! Отличная работа, Айз! Зельице будешь? Или, может, эликсирчик? Может, тебе хочется твоих любимейших картофельных сладко-бобовых вкусняшек?

    — Я в порядке, спасибо, Тиона… Хотя последнее бы съела.

    — Зачем ты ей зелье суёшь? На ней же ни царапинки.

    — Как бы там ни было, от монстров ничего не осталось… Что делаем дальше, Финн?

    — Ммм, может, домой отправимся? Мы сюда размяться пришли, будет очень неприятно остаться без еды и возвращаться на голодный желудок. А ты как думаешь, Риверия?

    Группа находилась на тридцать седьмом этаже Подземелья. Члены Паствы Локи спустились вниз на уровни известные как «Нижняя Крепость». Их группа была невелика, всего семь человек, включая помощников. Айз Валленштайн возглавляла группу из пяти высокоранговых авантюристов.

    Этот поход был предпринят, чтобы развеяться. В отличии от прошедшей экспедиции несколько членов Паствы Локи просто собрались в свободное время, чтобы не терять форму и поохотиться в подземелье.

    Почему они здесь оказались? От скуки.

    Множество авантюристов потеряло в глубинах Подземелья свои жизни. Тот факт, что эта группа спустилась так глубоко, чтобы просто «размяться» указывает на их силу.

    — Соглашусь с решением лидера… Эй, вы обе, мы собираемся!

    Обычно непоколебимой Риверии пришлось прикрикнуть.

    Тиона и Тионэ, загорелые сёстры Амазонки начали согласно кивать. Державшая в руках воздушную картошку, Айз расстроенно опустила плечи.

    Недостаток еды — это частая проблема, с которой сталкиваются группы авантюристов в глубинах Подземелья.

    — Будь тут Бете, начал бы на себе волосы рвать. Постоянно ведёт себя перед Айз как большая шишка. Как же меня это бесит.

    — Но после той ночи в баре, когда подумал, что после всех его выходок Айз его отвергла чуть не разрыдался! Ходит теперь, грустит!

    — Огооо?! Хочу глянуть на это своими глазами! Ты почему мне сразу не сказала, Тионэ?!

    Собираться пришлось недолго. Всё потому, что сбор магических камней был возложен на помощников, а Айз уже разобралась со всеми встречными в этой части лабиринта монстрами. Сёстры поддерживали расслабляющую атмосферу пока помощники, каждый из которых был на третьем уровне, разбирали останки монстров.

    Айз отвлеклась от своей воздушной картошки и высказала свою просьбу:

    — Финн, Риверия, я хочу остаться тут, одна.

    Люди, к которым девушка обратилась отреагировали на это по разному. У Финна округлились глаза, а Риверия, хоть и не проявив никаких эмоций, закрыла глаза.

    Игнорируя общее замешательство, и даже затихших амазонок, Айз продолжила:

    — Можете не оставлять мне еду. Я не хочу никого обременять. Пожалуйста.

    — П-погоди!.. У нас от одной этой просьбы проблемы! Если мы тебя оставим, то будем очень сильно беспокоиться!

    — Соглашусь с Тионой. Хоть эти монстры тебе и не ровня, я не могу оставить соратницу в Подземелье. Это слишком опасно.

    Айз стала выглядеть ещё разочарованней когда Тиона замахала руками прямо у неё перед носом. Но сказать что-нибудь в ответ девушка не могла.

    Она понимала, что обе амазонки правы.

    — И зачем тебе столько драк? Это же такая потеря, Айз! Ты же такая миленькая! Тебе стоит вести себя как девушка! Ну вот как ты оправдаешь свой проигрыш мне, амазонке, в модных штучках?

    — Я… Они меня не волнуют…

    — А почему? Почему ты не ищешь себе какого-нибудь сильного малого… ну или просто парня, который тебе приглянется? Неужели твоё приятное личико только для показухи?

    — Если сама не занимаешься поисками, нечего упрекать в этом других.

    Риверия тяжело вздохнула и встала на расстоянии шага от молчаливо поникшей Айз.

    Повернувшись к Финну, она сказала:

    — Я поддержу просьбу Айз. Пожалуйста, примите её желание.

    — Риверия?!

    — Ммм?

    Самый низкий член группы, полурослик, взглянул на эльфийку, пытаясь угадать её намерения.

    — Не часто она просит о чём-то эгоистичном. Я хочу, чтобы ты её поддержал.

    — Не стоит относиться к ней как родитель относится к ребёнку, Риверия. Тиона и Тионэ правы. Я отвечаю за то, чтобы мы вернулись домой в сохранности и не могу подобного позволить.

    — Я понимаю, что сейчас её балую… так что.

    Риверия вздохнула и ещё раз взглянула на Айз.

    Заметив в глазах девушки, обычно не проявляющей никаких эмоций, неприкрытую грусть, эльфийка про себя усмехнулась.

    После, она взглянула Финну в глаза.

    — Я останусь вместе с ней.

    Риверия решила поддержать Айз.

    Финн посмотрел в глаза эльфийки, и почесал подбородок. Риверия едва заметно кивнула, будто это решение было очень важным.

    — Ладно, можете оставаться.

    — А? Финн как будто с ними заодно!

    — Не думаю, что у Айз будут проблемы, если с ней останется Риверия, к тому же у нас спуск пройдёт интересней.

    — Это потому, что мы без главного бойца и лекаря остаёмся, так ведь, Капитан?

    После принятия решения Финном остальные события развивались очень быстро.

    Группа Финна вместе с помощниками попрощалась с оставшимися девушками и двинулась наверх.

    Уже подойдя к выходу из зала, Тиона обернулась и обеими руками замахала Айз и Риверии.

    — Спасибо, Риверия.

    — Под конец мне захотелось тебя остановить, но для этого слишком поздно. Добавлю вот что: я постараюсь остаться в стороне.

    — …Прости.

    Девушки даже не взглянули друг на друга, но было ясно, что они беспрекословно друг другу доверяют.

    Тридцать седьмой этаж отличается от остальных тем, что он погружён во тьму. Потолок так высок, что не виден невооружённым взглядом. Попавшие в коридоры этого этажа авантюристы, видят над своей головой только безграничную чёрную бездну.

    Небольшие освещающие участки напоминают свечи, освещая своими редкими огнями молочно-белые стены подземелья.

    Девушки неожиданно остановились, на лице Риверии застыл немой вопрос.

    Что-то почувствовав, Айз достала свой меч.

    — Здесь.

    — Что здесь?

    Глаза Айз сверкнули, она была готова к бою. Она собиралась ответить на вопрос эльфийки, но в этом не было необходимости — Риверия мгновенно всё поняла.

    Пол начал раскалываться.

    — Так ты…

    Шёпот Риверии достиг ушей светловолосой девушки, стоявшей прямо посреди огромного зала.

    Девушка моргнула, а в следующее мгновение земля треснула.

    Грязь и мелкие камни разлетелись по полу, когда исполинское существо показало верхушку своей головы.

    Крак, крак, крак. Пробирающие до дрожи звуки трескающейся земли разносились по всему залу. Куски пола начали подниматься, изменяя ландшафт подземелья, а с каждой секундой всё громче слышался ужасающий рёв.

    Постепенно из земли показался огромный череп, рёбра, и, наконец, вылезло всё тело. Чёрный скелет родился из пола подземелья.

    Каждое движение этого гиганта заставляло пол трястись. Содрогался весь тридцать седьмой этаж.

Подземелье будто праздновало рождение одного из любимых своих сынов.

— ГООООХХХ!

Две авантюристки стояли перед гигантским монстром, издавшим устрашающий рёв, только что родившись.

Казалось, клич монстра эхом отразился даже от потолка. Монстр был больше десяти метров в высоту.

Он был чёрен от головы до самого низа — будто гигантский скелет, выбравшийся из ада. Бо́льшая часть его ног всё ещё была под землёй, на голове монстра, на его черепе, виднелись два костяных нароста. Существо напоминало, вымахавшего до гигантских размеров, спартоя.

В пустых глазницах гигантского скелета виднелись два кроваво-красных огонька.

Магический камень создания висел в воздухе, будто не имея собственного веса, защищаемый клеткой из рёбер.

— Выходит, уже прошло три месяца…

Основное правило заключается в том, что количество и тип монстров на каждом этаже остаётся неизменным.

Монстров определённого типа не может быть больше, чем позволяет этаж, и монстры всегда рождаются на своих этажах, когда их убивают авантюристы. Несмотря на то, что между временем появления монстров существуют различия, редкие монстры восстанавливаются больше чем через сутки после смерти.

Однако в этом правиле существуют исключения, монстры определённого типа, которые рождаются не сразу после своего убийства. Их перерождение занимает гораздо больше времени.

Также, этаж позволяет существование лишь одного такого монстра.

Возможно, из-за того, что эти монстры так громадны и сильны. Подземелье позволяет им находиться на своих этажах в одиночестве.

Эти особые монстры известны гильдии с древних времён и у них есть собственные имена.

— Монстр Рекс.

— Риверия, оставь его мне.

Монстр Рексы различаются, но их характеризуют две вещи. Они очень долго возрождаются и они необычайно сильны.

Каждый такой монстр на два полных уровня сильнее чем монстры находящиеся на этаже.

Даже сильнейшие из авантюристов относятся к силе этих монстров с уважением и страхом, называя их «главами этажей». Чтобы убить подобного монстра требуется слаженная работа целой группы авантюристов.

— Айз, ты собираешься сражаться с ним одна?

Риверия беспокойно взглянула на стоящую рядом девушку.

Айз подняла меч, и медленно направилась к Удайосу, Монстру Рексу, издавшему угрожающий рёв.

— Всё в порядке.

Даже боги восхваляли это создание, называя его «Рейдовым боссом второго класса», девушка собралась сразиться с ним один на один.

— Я справлюсь очень быстро.

Спустя неделю, слух о том, что кенки достигла шестого уровня разнёсся по всему Орарио.

 

 

— ?..

    Белл остановился.

    Поднимаясь по лестнице со второго этажа подземелья на первый, он посмотрел назад.

    — Что-то случилось, Сударь Белл?

    — …Подземелье только что тряслось?

    Лили взглянула на Белла, пытавшегося вглядеться в темноту второго этажа — нет, дальше, в глубины Подземелья.

    — Тряслось? Лили ничего не почувствовала.

    — …Только я это ощутил?

    Чувства Белла обострились до предела. Даже спустя несколько секунд он не смог успокоиться. Парень потянул шею и почесал лоб, решив, что у него разыгралось воображение.

— Сегодня был долгий день.

— Да, долгий. Даже не просто долгий, а очень долгий! Уже двенадцать часов ночи.

— А? Правда?

Помощница кивнула в ответ, сжимая в руке позолоченный брелок с часами.

Большая и маленькая стрелки часов в её руках почти пересекли отметку в 12 часов.

— Ого, я и понятия не имел…

— Под конец монстры никак не хотели оставить нас в покое.

Лили не просто так несла в руке часы, её огромный рюкзак трещал от малейшего движения. В этот раз добычи было так много, что в огромном рюкзаке не осталось места даже для часов.

С тех пор, как они заключили контракт, прошло несколько дней.

Благодаря помощи Лили, Белл проводил время в Подземелье очень продуктивно. Он наконец привык к темпу жизни авантюриста в подземелье. С каждым днём он убивал всё больше монстров, намного больше чем ему когда-либо доводилось убивать в одиночку. Он наконец мог нестись к своей цели на полной скорости.

Белл удивлялся, что такие огромные отличия вызвало простое присутствие помощника.

Тем временем, Лили была поражена огромным количеством убийств ежедневно совершаемых зелёным новичком, которому она оказывала поддержку.

— Ну что, сегодня снова делим добычу пятьдесят на пятьдесят?

— …Сударь Белл, я думаю, что вам следует изучить ценность денег в нашем мире. Конечно, Лили очень вам благодарна, и Лили не стоит этого говорить… Но Сударь Белл слишком великодушен.

— Тебе же нужны деньги, Лили, так ведь?

— Это правда… Но Лили просто не может закрыть глаза на вашу уязвимость, Лили будто заботиться о взятом у друга кролике, вот и беспокоиться обо всём… Подобные отношения отравляют Лили.

«Часто она мне подобные лекции читает», — подумал про себя Белл.

Лили относится к Беллу, как человек, недавно работавший на аристократа. Впрочем, этикет и шаблон общения, который Лили применяет по отношению к незнакомцу, уже пропал. Белл чувствовал, что расстояние между ними сокращается — они становятся друзьями.

Белл и Лили прошли по первому этажу, раскидывая по дороге встреченных гоблинов будто листы бумаги, и покинули Подземелье. Быстро приняв душ и совершив обмен в Вавеле, они подошли к главным воротам башни.

— Ого, а ты не шутила! Уже очень поздно…

Центральный парк, открытое место, окружающее Вавил, было окутано ночной тьмой.

В свете фонарей с магическими камнями царила тишина, отличавшая это время от обычного вечера.

Впрочем, в находящихся вдалеке барах, царило оживление.

— …Она просто огромная.

Белл оглянулся, осматривая центральный парк, и его взгляд остановился на самой башне.

Башня пронзала ночное небо. Вавил стоял непоколебимо, будто смотря на окружающий мир свысока.

Несмотря на то, что в ночной мгле этого было не разглядеть, Белл знал, что башня украшена филигранными узорами до самого верха.

Снаружи она выглядела почти произведением искусства; внутреннее убранство рабочих помещений не идёт с этим ни в какое сравнение. Белл тяжело вздохнул и уставился на башню, представляющую одновременно расточительность и трудолюбие самих богов.

— Интересно, почему Башня Вавил такая высокая? Конечно, хорошо, что Гильдия позволяет лавкам арендовать помешения, но мне кажется, что подъём выше пятнадцатого этажа не стоит подобных усилий…

— Сударь Белл, под лавки обустроены только первые двенадцать этажей, вы не знали?

— Эм…Вот как?

Губы Лили вздрогнули, когда она заметила озадаченный взгляд Белла.

Парень смутился, но решил спросить напрямую.

— Если наверху не лавки, то что располагается выше двенадцатого этажа?

— На верхних этажах находятся жилища богов и богинь, сударь Белл.

— …Богов?

— Да. Множествам глав Паств Орарио позволено жить в башне, их комнаты расположены в самом верху.

Вполне естественно, что привыкшие к роскоши боги, живут в Башне Вавил, символе Города Лабиринта Орарио. Дело даже не в том, что в каждой комнате есть все удобства и оригинальная мебель, привлекателен сам вид из окна. Ни одно другое здание не позволяет оказаться так высоко, чтобы божеству из окна был виден весь город.

Разумеется, ради проживания в башне боги платят Гильдии огромные деньги. Впрочем, у некоторых богов столько денег, что они снимают высококлассное жильё по всему Орарио.

Только самые богатейшие и могущественные боги и богини могут позволить себе жизнь в Башне Вавил.

— Охх… Значит есть боги, которые живут здесь, отдельно от своих Паств.

— Думаю, всё дело в личном пространстве, Сударь Белл. Есть боги, которым нравится с нами общаться, а есть боги, которые любят находиться в уединении. Так было с древнейших времён.

Белл понимающе кивнул.

— Лили слышала, что Башня Вавил не всегда была такой высокой. Она также служила для сдерживания Подземелья, но была такой же высоты как и ближайшие здания.

— Тогда почему сейчас она такая высокая?

— Когда спустились первые боги, башня была разрушена… Божества пришли с неба, будто падающие звёзды, и упали прямо на башню.

Будто бы они сделали это нарочно.

Те боги полностью разрушили законченную башню и посмеялись над рыданиями жителей древнего Орарио. Белл представил себе раскрывших рты жителей Орарио, по щекам которых стекали слёзы, и богов, неловко пытающихся извиниться. От подобного у парня вырвался короткий смешок.

— С тех пор эта башня известна как Вавил, Башня Падения. И это вторая причина, по которой в ней живут боги.

Лили продолжила рассказом о том, как боги, извиняясь, внесли свой вклад в перестройку башни… и истребление монстров Подземелья. Этот вклад: Фална.

Даруемая благословениями, полученными от богов сила, вызвала у людей глубокое уважение и поэтому люди позволили богам жить в Вавиле, выражая своё почтение.

Вскоре множество богов и богинь начали появляться в Гекае — нижнем мире, с их точки зрения — и создавать группы, называемые Паствами, во многих местах мира. Их почитатели — почитание началось с постройки башни Вавил — начали оказывать всё большее и большее влияние на Гекай, представляя богов.

Разрастание Башни Вавил до такой высоты стало результатом того, что она также является святилищем, показывающим величие богов.

— Думаю, я понял… Когда я слышал истории о богах, мне всегда было интересно, насколько скучен их мир.  Их мир должен был ведь им наскучить, чтобы они решились сбежать сюда с небес, так ведь?

— Может, они просто возненавидели свою работу, поэтому и сбежали?

Белл всё это время смотрел на башню, но последний вопрос заставил его оторвать взгляд и уставиться на Лили.

— Лили слышала, что у богов было много обязанностей в Тенкае — верхнем мире. Самой важной из них была забота о нас, детях, уснувших вечным сном.

— Разве это не?..

— Да, они направляли людей после смерти.

От этих слов сердце Белла начало биться немного быстрее.

Это не совсем обычная реакция на подобный разговор, просто Белл услышал в голосе Лили обречённость.

С её точки зрения, боги решают, что произойдёт со смертными после их смерти.

Другими словами, боги судят, что станет с душой человека.

Заботы о душах различаются от бога к богу, всё зависит от того, в распоряжение какого бога попадёт душа. Возможно, душе будет позволено жить в Тенкае, может, она будет вечно страдать от непередаваемой боли, а может, заниматься вечным, бесполезным трудом… Если попытаться перечислить возможные исходы, список получится бесконечным.

Судьба душ, избавленных от оков Гекая, находится в руках богов. И она совершенно не зависит от того, был ли человек плохим или хорошим в своей жизни.

Человек может понравиться богам или не понравиться. Лишь их настроение отделяет небеса от ада.

Душ ожидает «Суд», в котором нет правил, и решения которого основываются на помыслах и мнениях.

— Так что, большинство душ просто снова отправляются в Гекай… Потому, что вся работа в Тенкае была переложена на оставшихся там богов теми, кто уже спустился. Наверняка, у них нет времени на отдых и они постоянно заняты. А значит они зляться, не так ли? Думаю, что очерёдность богов, которые спускаются сюда вызывает жаркие «споры».

«Не хотелось бы мне попасть на суд… Умирать не хочется…» — пронеслось в голове Белла.

Если он умрёт, то его могут отправить в ад. Просто ради смеха.

Заметив, что Белл погрузился в раздумья, Лили подняла руку и потрепала его по плечу.

Парень очнулся и посмотрел на девушку со смущённой улыбкой.

Что-то было не так.

— …Было время, когда Лили жаждала смерти.

Это они.

Слова, которые пришлись по Беллу будто ударом.

— …Э?

— Если бы Лили предстала перед богами… Если бы Лили смогла переродиться… новая Лили точно была бы куда лучше этой…

Лили уставилась на верхушку башни… нет, выше, на ночные небеса, произнося это.

Её капюшон сполз с головы, обнажив ореховые волосы и большие круглые глаза. Её взгляд был чист.

Она смотрела в ночное небо, будто желая отправиться домой.

— Л-Лили!!!

Белл неожиданно крикнул.

Ему показалось, что если он не крикнет, Лили может просто раствориться.

Лили закрыла глаза, оборвав своё состязание в гляделки со звёздами, и снова взглянула на Белла, вернув капюшон, чтобы скрыть лицо.

— Простите, что сказала такую странную вещь.

— …

— Это было очень давно. Пожалуйста, не воспринимайте слова Лили всерьёз. Лили стала сильнее. У Лили больше нет подобных мыслей.

Белл ничего не ответил.

Она, наверняка, говорила правду. Тихонько угукнув, Лили выпятила грудь, будто бы показывая, что она совершенно не грустит. Она должна была оправиться после случившегося в прошлом.

Именно поэтому Белл решил ничего не спрашивать и не предпринимать.

— Что же, сударь Белл, уже очень поздно, а Лили торопиться домой. Сегодня Лили снова идёт к своей Пастве.

Повеселевшая и бодрая Лили повернулась к башне спиной. Она засеменила своими маленькими шажками от башни.

Белл взглянул на плечи девушки, слишком маленькие для такой огромной ноши.

Он наблюдал, как Лили несла рюкзак, совершенно не подходящий для её маленького тела, с тяжёлым сердцем. Спустя мгновенье, Белл устремился за ней.

 

 

— Итак, ты стал ещё сильнее.

Прозвучал шёпот сверху.

Внизу, небольшой силуэт побежал за другим силуэтом и они вместе начали удаляться.

Женщина прищурила глаза, провожая взглядом силуэт.

Облака обнажили луну, которая залила комнату своим светом.

Целая стена этой комнаты была сделана из стекла. Женщина стояла у стеклянной стены, так что свет, появившейся луны, осветил её фигуру.

Стройное тело с роскошными формами женщины было объято шелковистой чёрной ночной сорочкой.

Её гладкая, светлая кожа купалась в лунном свете.

Серебряные волосы, ниспадающие до пояса блестели, будто были сделаны из льда.

— Просто чудесно. Но ты можешь сиять ещё ярче…

Хлоп. Женщина — Фрея — хлопнула в ладоши и её прекрасная фигура отразилась от стекла.

Самый верхний этаж Башни Вавил.

Фрея расположилась в самой высокой, самой роскошной комнате во всём здании. Она наблюдала за Беллом благодаря стене-окну.

— Ярче, ярче, сияй ещё ярче, дитя. Раз я тебя заметила, это твоя обязанность.

В глазах Фреи была любовь, подкреплённая желанием абсолютной власти.

Фрея была одержима мальчиком, Беллом.

Этой одержимости было достаточно, чтобы богиня начала игнорировать всё остальное и полностью отдалась сжигающей её любви. Богиня красоты обожала Белла.

Фрея обладает Взором Истины, способностью, которая позволяет ей видеть скрытую в душах людей смертного мира правду.

Эта сила естественный дар богини, способность, известная как Арканум. Боги заключили соглашение, запрещающее использование таких сил в Гекае, но на Взор Истины Фреи это не повлияло. Она использовала эту способность, чтобы судить души мёртвых, пришедших в её храм в Тенкае и забирала души воинов, павших в битве.

Эти души она собирала в свою коллекцию.

Фрея могла определить природу души быстрее чем любой другой бог и находила своих любимчиков быстрее остальных.

Людей, на которых Фрея положила глаз после смерти можно назвать счастливчиками.

Потому что после этого богиня красоты будет любить их целую вечность.

Несмотря на то, что все эти души навеки лишаются свободы воли.

Фрея контролирует и любовь, и красоту.

К худу или к добру она своенравная и жестокая богиня.

— Стань сильнее, сияй ещё ярче, чтобы мне подойти… Такова твоя задача.

Как и многие другие боги Фрея покинула свой храм в Тенкае, чтобы спуститься в Гекай, но это не значит что её «привычки» изменились. Она использует свой дар зрения, чтобы видеть цвета душ детей и самые яркие, самые талантливые души собирает в своей Пастве.

Никто ей не отказывает. Никто не может ей отказать.

Никто не способен сопротивляться очарованию её красоты.

Именно поэтому члены Паствы Фреи, своей силой превосходят всех остальных. Даже среди сильнейших Паств Города Лабиринта, Паства Фреи выделяется своей мощью.

Богиня Локи знает о даре заключённом в глазах Фреи и называет его «гори в аду драный читер» силой.

— Мне просто нравятся сильные мужчины.

Фрея увидела Белла случайно.

Было раннее утро. Серебряные глаза богини остановились на нём, идущем по Главной Западной Улице.

«…Хочу этого».

Это желание овладело богиней с первого взгляда.

Последний раз, когда она испытывала подобное был очень давно. Всё тело богини дрожало от нетерпения; в животе заплясали бабочки, а с губ сорвался сладкий стон удовольствия. Как с ней всегда бывало, богиня была похожа на ребёнка, увидевшего новую игрушку в магазине. Чистейшее, хоть и отвратительное желание безраздельно обладать парнем, захватило богиню.

Фрея никогда не видела другой такой души, как у Белла: чистой.

Какого цвета она будет? Или так и останется бесцветной? Элемент неопределённости только сильнее разжёг интерес богини.

Поэтому она не станет останавливаться.

Поэтому она решила наблюдать и ждать. Было бы интересно обратить его душу в свои цвета, но на это у богини ещё огромное количество времени.

— Не могу дождаться. Насколько ты станешь силён? Насколько ярко будешь сиять? Какого цвета станет твоя душа?

В серебряных глазах, наблюдавших за мальчиком из комнаты, явно была любовь, но эта любовь была отравлена.

Богиня приложила палец к своим губам и игриво прикусила кончик.

— Что это у нас?.. Хах, снова заметил, не так ли?

Парня было уже почти не различить, но он остановился и обернулся, посмотрев назад.

Будто он что-то потерял и осматривался в поисках пропажи. Фрея прикрыла глаза, а на её лице воцарилась широкая улыбка.

То же самое было когда она смотрела на него на Западной Главной Улице впервые. Белл заметил на себе взгляд, его охватило волнение. Наблюдательность парня была куда лучше, чем думала богиня.

Впрочем, её взгляд действительно был слишком пристальным.

«У него нет талантов, которые есть у других детей… Так почему? Всё из-за его развития? Ммм… интригует».

Снова посмотрев на парня, богиня решилась сделать свой ход.

Она была уверена, что с лёгкостью сможет контролировать его как марионетку, наблюдая как Белл разговаривает с девчонкой на улице. Несмотря на то, что на нём уже стояло благословение другого божества, Фрея была уверена, что ей удастся заполучить парня.

Однако она остановила себя в тот раз, потому что не знала к какой Пастве Белл принадлежит — под защитой какого бога он находится. Фрее не нужен был разлад с кем-нибудь вроде Локи и её Паствы. А после…

Увидев невинную улыбку парня, желания Фреи победили и она пренебрегла своей осторожностью.

«Мне просто нужно удалить Гестию из уравнения… этот мальчик мой».

Впрочем, пока наблюдать из тени кажется неплохим решением. Фрея убеждённо кивнула.

Конечно, хорошо держать своего котёнка на коротком поводке. Но иногда можно позволить ему поиграть в своё удовольствие в чужом саду.

В конце концов, это тоже её сад.

И богиня может получить его в любой момент.

— Я ещё немного подожду прежде чем сделать тебя своим… Странно, но часть меня не хочет, чтобы ты ко мне шёл. Сейчас самое время позволить мыслям о тебе поглотить мой разум полностью.

Как и со всеми ранее, как только Фрея получит парня, со временем, её интерес угаснет. Из любимой игрушки он превратиться в одну, из ряда стоящих, на шкафу кукол. Время от времени богиня будет забирать его, чтобы поиграться, но возвращать обратно.

Надежда и волнение, царящие поначалу утихнут. Эмоции угасают.

Это и есть истина любви. Достигнув пика, любви суждено угаснуть. Никто не может зажечь любовь когда она остыла.

Но это не казалось Фрее бесполезной тратой времени.

Просто такова природа любви, а она богиня любви.

Она воспринимала свою коллекцию на шкафу как нечто обыденное и правильное.

Несколько волос сползли на шёку богини и она заправила их пальцами обратно за ухо.

Её плечи были окутаны лунным свечением.

Будто впервые влюбившаяся девушка, она продолжала смотреть на Белла влюблённым взглядом.

— …И да. Наверное, самое время тебе научиться магии.

Пам. Богиня ткнула себя пальцем в лоб и звук вышел слишком громким.

Наклонив голову, богиня погрузилась в размышления, и ей вдруг пришла мысль. Она в последний раз взглянула, на виднеющегося вдалеке, парня и отошла от окна.

Взгляд Истины Фреи не может увидеть характеристики, данные другими богами и богинями, но может определить способности человека по цвету и яркости души.

Она видела, что Белл не владеет магией. Фрея сочла это недостатком.

Она решила действовать, и быстро.

— Интересно, это сработает?

В углу комнаты стоял массивный книжный шкаф. Он был достаточно широким и высоким, и в случае падения мог бы придавить богиню.

Тонкий палец богини взялся за корешок одной из книг в центре шкафа. Книга оказалась в руках богини с глухим звуком.

Пробежавшись по страницам, Фрея довольно кивнула.

— Оттар.

— Мэм.

Грубый голос отозвался на зов Фреи.

 

 

В комнату вошёл человек, всё это время стоявший у входа.

Из отдающих рыжиной волос, выглядывали свиноподобные уши. У этого зверочеловека, два метра высотой, было тело, твёрдое, как камень.

Он остановился возле Фреи, будто сторожевой пёс, ожидающий распоряжения господина.

— Я хочу, чтобы ты взял эту книгу…

Женщина уже почти протянула книгу, когда её слова оборвались.

Замолчав, она взглянула на книгу в своих руках

— Вас что-то беспокоит?

— Хех, нет, ничего. Забудь.

— Мэм.

Оттар коротко кивнул и отступил на шаг назад от улыбающейся Фреи.

Именно так. Нет никакой необходимости использовать ценного слугу для передачи книги напрямую.

К тому же, если этот громила подойдёт к Беллу и попытается всучить ему книгу, мальчик будет напуган. Несмотря на забавность этой ситуации, делать подобного не стоит.

Не нужно отдавать эту книгу ему прямо в руки. Пусть сам её найдёт.

Фрея знала, где её оставить.

Прямо там где она впервые его увидела. где они впервые «встретились».

Неподалёку от того места есть бар.

Если оставить книгу там, она точно окажется в его руках.

 

 

— Ап-чхи!

    Силь очень мило тихонько чихнула.

    Она прикрыла рот рукой, но было заметно, что она смутилась. Весь персонал бара замер и посмотрел на девушку. Покраснев ещё сильнее, Силь опустила голову.

    — Силь, ты простыла?

    — Н-нет, я в порядке. Не о чём беспокоиться.

    Силь ответила на вопрос эльфийки, Лю, с натянутой улыбкой.

    Синевато-серые волосы Силь как обычно были собраны в пучок, заканчивающийся одним хвостиком. Волосы девушки затряслись, когда она замахала руками, пытаясь убедить эльфийку, что она в порядке.

    — Может, о тебе кто-нибудь думает?

    — Ответ очмявиден! Мя-ха-ха, тот авантмяристик, мя!

    — Ты меня разозлишь, Хлоя.

    Силь опустила плечи, одарив улыбающуюся кошкодевушку, испепеляющим взглядом.

    В ответ Хлоя не ответила ничего, просто смотрела на Силь с такой же яркой улыбкой. Даже наоборот, будто ничего не бывало начала передвигать один из столов в баре, довольно крутя хвостом из стороны в сторону.

    Силь тяжело вздохнула.

    — Но этот авантюрист вчера не зашёл!

    — Несмятря на то, что он всегда возврмящает корзинку съев лмябовный обедик Силь, мяу!

    — Силь дмяже пораньше открылась, тмяк его ждала, мя!

    — Я совсем его не ждала!

    Завершающие приготовления к открытию, работницы дразнили девушку со всех сторон. Силь кричала на них стоя посреди бара, но девушки никак не унимались. Они продолжали кружить вокруг Силь, все как одна с улыбками на лицах.

    — Не волнуйся, Силь. Господин Кранелл не из тех людей, которые бы пренебрегли твоими чувствами. Мне кажется, прошлой ночью он просто возвращался из подземелья слишком поздно, поэтому не зашёл сюда.

    — Наверняка, ты думала, что от этого мне станет легче, Лю… Ладно, не важно, я сдаюсь.

    Эльфийка удивлённо посмотрела на расстроенную Лю.

— Это всего лишь недопонимание, — сказала Силь, но вечно серьёзная Лю не поняла смысла этих слов.

    Силь ежедневно готовила Беллу обед с того самого дня, как впервые отдала ему свой. Она не могла понять, почему все в баре пришли к одному и тому же мнению.

    Обычно Белл возвращал корзинку вечером, съев свой обед в Подземелье. Но прошлой ночью он не показался. А теперь всё утро Силь дразнили её коллеги.

    — Ты же не думяешь, что он кости в подземялье сложил, на так ли, мя?

    — Аня, не стоит такого говорить. Это очень опрометчиво. Этот Авантюрист никогда не оставит Силь!

    — Как же я от этого устала…

    — Силь, соберись. Уверена, Господин Кранелл в порядке.

    — Да нет, Лю, я не это имела в виду…

    — Ну, конечно, Лю прмявду говорит, мя! Этот пмярень слишком силён, чтобы умяреть! Если он умрёт у мемя сердце разорвётся…

    Одна из девушек в баре неожиданно завопила.

    — Да нееет… — неожиданно раздалось изо всех углов бара. — Хлоя тоже?..

    Силь очень озадаченно начала озираться по сторонам:

— А? Чего?

    — Его ни с кем не сравнить, мя! Другого тмякого не найти.

    — Хлоя?.. Ты о чём?

    Кошкодевушка мечтательно уставилась на потолок. Силь начала что-то понимать.

    После этого кошкодевушка взглянула прямо в глаза Силь.

    — Силь я хочу призмяться…

    — И-и в чём же?..

    — Я… без ума от его мяленького рельефного тела! Его змядница меня заводит мя!..

    — …

    — А когдмя я думаю о фрукте в его узких штмянишках… мя-хаха! Все эти грмязные штуки, которые мя бы!.. Я хочу… Мяаууу! Ой!..

    — …

    — А.. п-подмяжди… Я-я извимяюсь! Сдмяюсь! Мямочки!

    Работницы рванули, пытаясь оттащить потерявшую голову Силь.

    В это утро в Щедрой Хозяйке было необычайно шумно.

    — Эй! Девки ряженные! А ну затихли! И за работу!

    Голос владелицы Мии, громом раздался из задней комнаты, когда обладательница голоса заметила, что не всё готово.

    «Ряженые девки» подпрыгнули от неожиданности и вернулись к своим делам.

— Да что за… — женщина дворф заворчала, вернувшись к своей работе.

    — …Мммм? Силь, что это?

    — А?

    Коллега Силь указала на что-то за её спиной и Силь обернулась, чтобы посмотреть.

    Коллега Силь указывала прямо на то место, которое Силь подготовила для первого визита Белла в Щедрую Хозяйку.

    На стуле, на котором Белл Сидел в ту ночь, лежала книга.

    — Что это?..

    — Кто-то обронил?

— Что это, мя?

— А что не так, мя?

Силь взяла в руки книгу, а её коллеги заглядывали через плечо девушки.

— Я могу прочесть, мя!

— Я тоже, мя

— Ага, я знаю, так что помолчите.

— И с чего бы мне мял…

— Силь, что там?

— Книга… не одна из наших. Может, какой-нибудь посетитель оставил?

— Ооо?.. Прошлым вечером её тут не было…

— Точно, точно! Руноа, ты пропустмяла, пропустила, мя! Если эту книгу оставмял не посетитель, то что это может значить, мя? Кто-то пробрмялся в бар и остмявил её внутри? Но это же невозмяжно, ох, голова от раздумяй кружится…

— Ну а чего ещё ожидмять от беспросветной идиотки, мя

— Чего?! Я тебе лицо расцМЯрапаю!

Игнорируя поднявшийся переполох, Лю и Силь рассматривали книгу. Бумага была белоснежной и очень плотной, от страниц исходил запах древности.

Книга была заполнена множеством непонятных символов и чисел. Названия на обложке не было.

— …Это же…

Лю что-то поняла, но прежде чем она успела что-либо объяснить, яростный крик Мамы Мии разрезал тишину.

— Сколько раз мне повторять?! По-хорошему не понимаете?! Пора бы этой дворфийке вбить всем вам чуток дисциплины в головы!

Работницы в ужасе замерли.

— П-подмяжди, Мяма, мя! Мы нмяшли кое-что подмязрительное, мя!

— Вот! Оно здесь!

— Силь, покажи, покажи ей быстрее!

— А? Подозрительное?

Ощутив на себе давление, Силь тихонько сказав: — Ладно… — сделала несколько шагов вперёд. Её синевато-серые волосы тряслись, когда она протянула, смотревшей на всех с подозрением Маме Мие, книгу.

— Мама Мия, кажется, кто-то случайно оставил в баре книгу. Что нам с ней делать?

— …Чегооо?

Работницы, затаив дыхание, следили за каждым движением Мамы Мии, посмотревшей на Силь с необъяснимой злобой.

?..

Лю не могла понять, почему у Мии такое выражение на лице. Раньше дворфийка сама была авантюристкой и до сих пор может считаться одной из лучших. Но подобной злобы Лю не видела никогда раньше.

Пока эльфийка пыталась понять, что происходит, Мия не сводила взгляд с найденной книги. Она заговорила с Силь, хотя в этот раз тон Мии больше подходил бы полю боя, а не мирному кафе.

— …Поставь на видное место. Если хозяин книги не идиот, он поймёт, что потерял книгу и будет её искать.

— Да, поняла!

Когда Силь опустила голову в вежливом поклоне, работницы выдохнули.

Страх новой степени гнева Мамы Мии заставил их работать усерднее, чем в любой другой день.

Лю замерла, услышав дружелюбную беседу своих коллег, но вздохнула и вернулась к своей работе.

 

 

— Сударь Белл! Оглянитесь! У ваших ног!

— А?

Моих ушей достиг крик Лили.

Мы на седьмом этаже, я уже почти понёсся на очередного муравья убийцу, держа в руках Божественный Кинжал, так что мой ответ не был членораздельным.

Я уже убил столько монстров на этом этаже, что относился к нему как к игровой площадке. Я был так в себе уверен, что не заметил происходящего.

— Кихиии!!!

— ?!

Вот теперь я понял о чём крикнула Лили.

Шипастый кролик.

Похожий на кролика монстр, с клыками, растущими прямо из щёк, напал на меня из слепой зоны. Эти клыки очень ценная добыча, их используют для изготовления оружия, впрочем, если удар придётся по мне, то мне повезёт, если останусь в живых.

Монстр бежал к моей левой ноге, его глаза были красными от крови.

— Кха!

Я опираюсь на эту ногу, так что не могу уклониться! В это время я несусь на другого монстра, так что, переступив на правую ногу, мог бы спастись, но она беспомощно болтается в воздухе.

Так что я выставил вперёд колено.

Единственная часть брони на моих ногах — это наколенники. Я мог предпринять только такую попытку заблокировать атаку шипастого кролика. Как я и понадеялся, клыки монстра оттолкнулись от брони.

ШИН! Звук удара кости о металл достиг моей ушей вместе с болью, пронзающей тело.

Кролик отлетел после громкого звука удара, но моё равновесие было нарушено.

— Гьяяяя!!!

Как вовремя… Будто так и было задумано.

Моя первая цель заметила уязвимость и ринулась меня атаковать.

Я убивал муравьёв убийц десятками, в последние дни. И справлялся с четверыми разом.

Сейчас муравей был один и я не счёл его достойным противником. Сейчас их всего двое.

Так что четыре безжалостных когтя мелькнули прямо перед моими глазами.

— Кеххх!

Защититься! Я выставил вперёд левую руку, одетую в зелёный нарукавник, перед лицом как раз вовремя, чтобы блокировать атаку.

Нарукавник прочен, на нём не осталось ни царапины. Вот только столкновение всё равно отдалось болью в руке, моё тело было отброшено в сторону.

Я даже не перевернулся. Приземлившись на ноги, я чуть откатился назад, нарукавник по прежнему был у меня перед лицом.

Но в это мгновение инициативу перехватил второй муравей убийца, ринувшись на меня.

«Вот, чё…»

Он меня прижал!

Муравей давил на меня изо всех сил, его конечности сдерживали мои руки и ноги, а когти муравья приближались к моему лицу, возможности сбежать нет. Тело муравья убийцы сравнимо по прочности с бронёй, и настолько же тяжело.

Эйна предупреждала меня о таком.

Если с моим небольшим телом меня зажмут, это всё равно что поражение.

«Ах».

Второй раз.

Чувство неотвратимой смерти, то же, что я испытал, встретившись с Минотавром.

Тело дрожит от страха. Дышать тяжело. Время будто остановилось.

Ужасающий рот муравья убийцы, открылся.

Я увидел ряды зубов, мокрых от слюны.

Мысли ушли. Мне остался только этот удар.

— НЕТ!

В следующее мгновенье раздался пронзительный крик Лили, и из-за моей спины вылетел огненный шар.

— А?!

— Дггяяааа!!!

— Сударь Белл!

Ко мне вернулось чувство времени, когда огненный шар ударил муравья убийцу в голову и монстр закричал от боли.

Божественный Кинжал в моей правой руке будто ожил в ответ на крик Лили.

— Гуюю?

— Ееееееейййй!

Удар! Пылающая голова муравья убийцы, отделилась от тела со звуком, приносящим удовлетворение. Я сделал кувырок и, прицелившись, убил второго муравья одним ударом.

Мой клинок прощёл сквозь его хитин, рассекая пластину надвое. Но у меня не было времени, чтобы наблюдать за смертью монстра, потому что сзади на меня уже готовился напасть шипастый кролик. Вытащив свой второй нож, я прервал движение кролика ударом в голову.

— Гии, гах…

— …Хаххххх!

Теперь, когда все монстры в комнате были уничтожены я наконец смог перевести дыхание.

Меня прошиб, опоздавший, холодный пот и я вытер лицо.

Я чуть не умер.

Моё сердце бешено колотилось в грудной клетке. Я пытался успокоиться, но его биение продолжало отдаваться в ушах.

— Сударь Белл! Вы не ранены?

— …Лили. Спасибо, ты мне жизнь спасла…

Напряжение, скопившееся в моём теле, начало уходить, пока Лили ко мне бежала. Когда она наконец оказалась рядом, я с размаха сел на пол подземелья.

— Это было беспечно! Вы оказались в опасном положении, Сударь Белл, но сделали его ещё опаснее!

— Прости…

У меня нет слов в свою защиту.

Я почувствовал себя в удобстве, стал слишком самоуверен.

Мне казалось, что я разберусь разом с двумя врагами, и я их недооценил.

Прямо как я видел в руководствах — и как говорила Эйна. Если бы я попытался разобраться с ними по одному, никакой шипастый кролик не смог бы мне помешать. Такого бы не случилось.

Теперь мне известен настоящий ужас Подземелья. Ничего не идёт по плану.

Если бы я ошибся хоть в одном движении, и если бы со мной не оказалось Лили, я был бы уже мёртв.

От этой мысли по спине пробежал холодок и всё тело затряслось. Я запечатлел это чувство в своей памяти. Беззаботность ведёт к убийственной опасности.

Я слушал лекцию, которую читала мне Лили в пол-уха и тяжело вздохнул.

— Вы меня слышите, Сударь Белл?

— Ахх, да, прости… обдумываю свои решения. Чтобы никогда больше так не сделать…

— Кажется, Сударь Белл жалеет о своих действиях. Так что Лили промолчит. Если Сударь Белл ничего не вынес из случившегося, это его проблемы.

Я кивнул, пообещал ей, что всё запомню и поднялся.

Уже почти поблагодарив её во второй раз за своё спасение, я вспомнил нечто важное.

— Лили, ты ведь только что магией воспользовалась, да?

— …Э?

Лили вздрогнула, когда я указал на это.

— Или, может, это был магический меч? Так вот как ты могла меня спасти… Огромное спасибо, я благодарю тебя от всего сердца, правда, я так счастлив.

— !.. Л-Лили спасла Сударя Белла не потому, что ей так захотелось! Просто без Сударя Белла, Лили перестанет получать деньги и ей придётся искать нового авантюриста!

— …О чём ты говоришь, Лили?

Как мне на подобное ответить? От недоумения на моём лице у Лили округлились глаза.

— О чём Лили говорит?.. — тихонько пробормотала она и натянула капюшон посильнее, схватившись за голову. Ага, кажется теперь избегает…

— Эммм… у тебя есть магический меч, Лили?

— Ха-ха-ха-ха, ну… случилась целая цепочка событий и так получилось, что он оказался у Лили в руках, знаете ли…

— Понятно. А разве, если использовать магические мечи они не ломаются?

— Да, ломаются. Так что Лили использует его только в подобные моменты. Но, чтобы спасти Сударя Белла Лили использовала его в полную силу!

Это слегка спорит с фразой, которую она сказала раньше, но ладно. Не важно.

Мы решили пообедать, потому что проголодались.

Лили очистила всех убитых монстров и мы заняли место посреди комнаты. Отдыхая в Подземелье, нужно устраиваться на открытом месте, чтобы избежать рождённых из стен монстров.

К тому же эта комната достаточно велика, так что, если монстр попадёт в неё через вход, его можно будет сразу заметить.

«Кстати, если подумать, я ведь до сих пор не вернул Силь корзинку…»

Достав заготовленную мной сегодня еду, мысли об обеде, который вчера мне дала Силь, заполнили мою голову.

Я возвращался из Подземелья очень поздно, а утром проспал, так что у меня не было времени забежать в Щедрую Хозяйку. Если не верну корзинку сегодня, буду чувствовать себя плохо.

Мы начали разговаривать с Лили.

В Подземелье было тихо; ни единого монстра поблизости не было.

Кажется, Лили была в хорошем настроении. Она смеялась и шутила. Наверное, сейчас самое время спросить её о том, что меня беспокоило.

— Кстати, Лили, вчера ты сказала, что идёшь в свою Паству. Что-то случилось?

Я попытался задать этот вопрос как можно обыденнее, но улыбка тут же пропала с лица Лили.

Уже через секунду её улыбка вернулась обратно, но почему-то выглядела слегка натянуто.

Может, мне всё таки не стоило спрашивать…

— Почему вы спрашиваете, Сударь Белл?

— Я знаю, что у тебя не очень хорошие отношения с членами твоей Паствы, так что я вроде как… беспокоился. Прости.

Шок от момента, когда Лили сказала, что живёт отдельно от своей Паствы был ещё слишком свеж в моей голове. Этого было достаточно, чтобы я начал беспокоиться о её благополучии после того, как она сказала мне куда идёт.

Я быстро извинился, по привычке. Она расслабилась и снова улыбнулась.

— Спасибо за ваше беспокойство Сударь Белл, но всё в порядке; не случилось ничего о чём вы могли бы беспокоиться.

— Правда?

— Да, правда. Прошлой ночью было ежемесячное собрание Паствы Сомы.

— Собрание?..

— …Описание займёт долго, если вкратце, нам просто сказали сколько денег мы должны собрать в следующем месяце. Обычно все жертвуют определённое количество и нужно усердно трудиться, чтобы заработать достаточно.

Наверняка, это затраты на нужды Паствы.

Вполне естественно, что члены паствы отдают часть своего дохода — примерно также я плачу, чтобы поддерживать жизнь боженьки дома. Так что ничего странного в подобном нет.

И я уверен, что Лили стала моей помощницей, чтобы заработать эту самую нужную сумму. В конце концов, она также часть своей Паствы.

— Но это же нечестно быть обязанным платить одинаковую часть денег каждому, особенно тем членам Паствы, которые много не зарабатывают.

— Лили тоже так думает. Особенно достаётся помощникам и авантюристам без хватки…

А! У меня глаза на мгновенье округлились.

Я бы не назвал это прорывом, но я наконец кое-что понял.

Все ироничные комментарии Лили, которые я слышал раньше о деньгах?..

Может, у неё напряжённые отношения с Паствой именно из-за денег.

У меня мелькнула новая мысль; я не мог не спросить:

— А что случается с теми, у кого не хватает денег на выплату?

Будто видя меня насквозь, Лили улыбнулась и ответила:

— Совершенно ничего, правда.

Значит наказания нет… Я расслабился, даже слишком, как дурак. Тот факт, что маленькая зверодевочка, вроде Лили, работает для того, чтобы внести ежемесячный платёж заставил меня думать, что с Паствой Сомы что-то не так.

Я думал так напряжённо, что аж сморщил лоб. Лили посмотрела на меня жалобным взглядом, одёрнув капюшон. Почему она так смотрит?..

— Эм, я хотел спросить ещё об одной вещи. Паства Сомы занимается винным бизнесом, так ведь?

Мне хотелось слегка отвлечься, так что я сменил тему.

И одновременно с вопросом я попытался улыбнуться. Улыбка вышла не лучшей.

— Аа… Это отработка.

— От… отработка?.. Что, прости?

— Именно так, иногда при приготовлении вина ёмкости протекают. То, что вытекло собирается и продаётся в магазины. Всё равно бы пропало.

Так, а теперь секундочку.

Если я правильно помню, Эйна говорила, что вино отличное и всегда пользуется спросом… Весь этот винный культ и поиски ради… отработки?

Как подобное вообще можно называть отработкой?

Лили улыбнулась моему озадаченному лицу туманной улыбкой.

— Каким должно быть вино, раз отходы при производстве настолько хороши.

Слово «отработка» здесь не применимо, не должно быть применимо. Я не мог принять слова Лили и чесал свою шею рукой.

Стоп, но получается, что «успешное» вино…

— Бога Лили, Сому, не интересуют другие боги или занятия… только одно. Производство вина.

— …

— Если я скажу, что вся Паства Сомы была создана только для того, чтобы помочь ему с его хобби, буду недалека от истины.

Получается плата, которую платят члены его Паствы покрывает расходы на создание огромного количества вина.

Не думаю, что для богов и богинь создание Паствы, для своих собственных интересов, это редкость. Вполне понятно, что богам, пришедшим в этот мир только ради развлечений, требуются деньги на житейские нужды, вроде аренды или еды. И порой боги целиком погружаются в своё любимое дело.

Но… всё же, меня не покидает чувство, что с Паствой Сомы что-то не так.

Всё что я знаю о положении Лили меня настораживает и я просто не могу не думать, что Паства Сомы выступает в роли плохого парня.

— …Дерутся друг с другом… Живут быстро, умирают молодыми… Безумны…

Мне вспомнилось лицо Эйны, когда она говорила это не так давно.

— Ха-ха-ха… Если оно так великолепно, может мне стоило бы попробовать?..

Я ощутил, насколько стал хмурым, так что решил разрядить воцарившееся напряжение шуткой.

Лили уставилась на меня серьёзным взглядом, от которого мой натянутый смех мгновенно затих.

— Эта идея не кажется Лили хорошей…

— …

Наш разговор оборвался на сказанных ей словах.

Я готовился сказать что-нибудь в ответ, но в комнате появились монстры. Выбора не было, оставалось только на них напасть. Вскоре Лили вернулась к своему обычному расположению духа, по крайней мере, мне так показалось.

Между нами по прежнему пропасть.

Не знаю, смогу ли я когда-либо её пересечь.

Именно это я ощутил в словах Лили.

Будто всё мужество, которое когда-либо во мне было меня покинуло, и слабый, бесполезный я снова себя показал.

 

 

Прошло два дня.

С тех пор как мы с Лили последний раз были в Подземелье прошло больше суток.

Вчера утром, Лили сказала мне, что ей нужно что-то сделать, поэтому она не может пойти.    Не знаю, связано ли это как-то с её Паствой, но отчётливо помню извиняющееся выражение её лица.

Увидев его, я просто не мог заставить себя пойти в Подземелье в одиночестве.

Я повторял себе, что перерыв — это неплохая мысль, потому что провожу в Подземелье слишком много времени… но откуда это чувство?

Стоило мне подумать о Мисс Валленштайн, как в моей голове раздавался тихий голос, говорящий: «Не время просто так сидеть!» Впрочем, несмотря на этот голос мне показалось, что не стоит действовать. Я как будто сдутый воздушный шарик.

—  …Аххх, это плохо.

Я повернулся, лёжа на софе, и запустил руки в волосы.

После, я с силой выдохнул, надеясь прогнать из себя это неприятное ощущение.

Нужно двигаться. Что я могу сделать? Если я буду просто лежать, то развалюсь на части.

Раз я не могу очистить мысли, нужно просто сменить их направление. Сейчас нужно перестать волноваться о Лили.

«Кажется, я уже очень давно не занимался уборкой…»

Казалось, что время начало тянуться бесконечно, так что почему бы мне этим не заняться.

Не стоит оставлять всю уборку боженьке, это нечестно. Заставив свои ноги подняться с софы, я встал на пол… и заметил корзинку, которую мне дала Силь, стоявшую на шкафу.

— …Ох.

Какой же я дурак.

 

— Мне очень, очень жаль!

— Ха-ха-ха…

Шлёп! Я с силой свёл руки вместе и опустил голову настолько, насколько это возможно.

Я бежал до Щедрой Хозяйки под палящим дневным солнцем и извинился перед Силь. Нет ни единой причины, по которой я бы заслужил прощение за то, что держал её корзинку у себя несколько дней.

— Подними голову, Белл, всё хорошо.

— Да, но…

— Если тебе действительно жаль, будь в будущем внимательнее, ладно? Что сделано, то сделано и этого не изменишь. Так что сконцентрируйся на том, что будешь делать в будущем.

Она абсолютно права. Я стыдливо поднял глаза и медленно распрямился.

Силь смотрела на меня с доброй, нежной улыбкой на лице.

Такие моменты позволяют мне заметить, что она старше меня.

— Но да. Не получая о тебе никаких новостей я начала волноваться. Так волновалась, что наделала ошибок в работе.

— Мне очень жаль, что так получилось…

— …А знаешь сколько раз меня дразнили?

Неожиданно в её глазах зажёгся огонёк. А? Я открыл глаза пошире от удивления. Силь зарделась, её щёки приобрели розовый оттенок, после чего она, как обычно, вежливо откашлялась. Надеюсь, это означает, что я задолжал ей только слегка.

Понятия не имею, что она хотела мне этим сказать, но я вернул корзинку и взял в руки меню.

Прощаться сразу после возвращения её корзинки было бы попросту неправильно. Конечно, сделанный заказ нельзя считать извинениями за такую задержку, но заказать что-нибудь простое, судя по всему, правильный шаг.

В данный момент большинство посетителей бара были женщинами. От вида мам зверолюдей с детьми у меня на лице появилась улыбка. На тарелках были разложены фрукты — дети, улыбаясь, вонзали в них свои клыки.

— Эй, а украшение всегда здесь было?

Я сидел на своём обычном месте, в углу, и, осмотревшись, заметил большую белую книгу.

Она располагалась прямо напротив меня и не слишком подходила к интерьеру.

— Хее-хеее, это…

Я спросил Силь, когда пришла очередь моего заказа. Её слова оборвались, но она продолжила почти сразу, я не знаю почему.

— Мне кажется её оставил один из наших посетителей. Мы хотели убедиться, что посетитель увидит свою книгу, когда сюда вернётся.

— Ох, — тихонько ответил я. Получается бывают люди, способные забывать такие вещи в барах.

Силь вернулась с моим пирожными и чаем спустя несколько секунд. Она встала возле меня и мы начала разговаривать. Служанка-кошкодевушка сама вызвалась подменить Силь, чтобы у той было время отдохнуть. Надеюсь, всё в порядке.

Почему-то на лице кошкодевушки была улыбка до ушей.

— Ну что, стало получше когда пришёл сюда?

— Не всё идёт так хорошо…

Я решил рассказать о Лили, и о том, что потерял мотивацию что-либо делать.

Высказываться я начал не случайно. Думаю, мне просто хотелось, чтобы кто-то выслушал мои проблемы.

А может, я питал бесстыдную надежду, что Силь даст мне какой-нибудь полезный совет.

Силь всё это время внимательно меня слушал и, когда я закончил, улыбнулась.

— Почему бы не попробовать литературу?

— Литературу?

— Да. Ты ведь не часто читаешь книги, так ведь, Белл? Так почему бы не воспользоваться возможностью и не почитать?

Кажется, она решила, что книга может дать мне мотивацию, которая мне сейчас нужна.

Литература… у меня даже мысли такой не было. Но, возможно, Силь права. Книга может оказаться лекарством, которое мне нужно.

Мне нужно снова ощутить то чувство, которое я испытывал, читая о героях приключенческих сказок; и никогда не останавливаться.

Кто знает? Может, погружение в мир книги снова заставит моё сердце биться чаще и исцелит, напавший на меня, синдром овоща.

— Ага, думаю я почитаю. Спасибо за мысль, Силь. Я прочту книгу.

— Я рада, что оказалась полезной.

А я рад, что всё ей рассказал и получил хороший совет.

Заметив, что я принял её совет, а не погрузился в собственные мысли, Силь тут же задала вопрос:

— А ты уже знаешь, что хочешь почитать?

— Вообще-то, нет. Боженька собрала дома немало книг. Может, возьму одну из них…

А ещё можно пойти в книжный магазин. Но стоило этим словам слететь с моих губ, как Силь тут же сказала:

— Ну тогда… — Она потянулась и достала белую книгу.

— Почему бы тебе не прочесть эту?

— А? Но ведь эта книга принадлежит кому-то другому, так ведь? Её же здесь забыли.

— Если ты её вернёшь, проблем не возникнет. Книги не пропадают от чтения. К тому же, мне кажется она принадлежит авантюристу, так что возможно ты найдёшь в ней что-нибудь полезное для себя.

В этот бар приходит немало авантюристов; скорее всего, эта книга принадлежит одному из них.

Поскольку эта книга авантюриста, возможно, в ней будет что-то, что поможет меня стимулировать. По крайней мере, мне кажется, что Силь пытается сказать мне именно это.

Я уверен, что это какая-то редкая книга и я такой раньше никогда не видел. Возможно, это единственный шанс прочесть нечто подобное.

И всё же, я оставлю отпечатки своих пальцев на чужой книге…

— Тебе не о чём беспокоиться. Если честно, Маме Мие не нравится, что эта книга хранится у нас, так что если ты её заберёшь, то даже окажешь нам услугу. И…

Силь неожиданно покраснела.

— …я хочу помочь тебе всем, чем могу, Белл.

— …

— Но это единственное, что я могу для тебя сделать, так что возьми её, пожалуйста. Ради меня.

Разве она недавно не говорила ничего подобного? Когда эта мысль пришла мне в голову, я слегка скривился.

Что же, раз она заходит так далеко, я могу, по крайней мере, позволить ей меня поддержать.

С моей стороны было бы жестоко отвергнуть её доброту, да ещё и сказанную с таким смущением. Так что я решил принять книгу из её рук.

Когда я взял книгу, то нечаянно прикоснулся к её рукам. От прикосновения к мягкой коже её рук моё сердце подпрыгнуло в груди.

— С-спасибо. Эммм… Что же, ещё увидимся?

— Конечно, спасибо, что сегодня зашёл.

Я вспыхнул, но попытался это скрыть, когда поднялся, чтобы уйти.

Бросив на прощание: «Пирожное было вкусным», я покинул бар.

Также как и с Эйной… Я не могу успокоиться, прикоснувшись к девичьей коже. Я раскраснелся будто в последний раз. Да насколько я невинен?

— Силь, ты ему ту книгу дала?..

— Ага, дала.

— Кто бы мог подумать, что такая ответственная и честная девушка будет распоряжаться собственностью бара подобным образом… Я бы и не подумала, что такое возможно.

— Вы обе будто не змяете, что любовь слепа, мя? Силь, а тебе следует почмяще распускать волосы, мя!

Всё ещё краснея от прикосновения к тёплой руке Силь, я поспешил домой.

 

 

Придя домой, я открыл  книгу.

Боженьки дома ещё не было, так что я поставил книгу на стол, придерживая её одной рукой.

Чувствуя себя странно, я подвинул стул, устроился на нём, и всмотрелся в титульную страницу, на которой было название.

Зеркальце, Зеркальце: Лучшая Ведьма в этих землях — это Я: Автобиография. (С приложением: Пробуди в себе магию!)

Если честно, звучит как-то по-детски…

Глава 1: Современную магию сможет понять даже гоблин!

Обучение гоблинов магии. Никому бы не следовало подобным заниматься…

Мне захотелось просто закрыть книгу, но я решил перебороть это желание. Усилия Силь не должны пропадать впустую. Я принудил свои глаза скользить по буквам, используя для этого всю свою усидчивость.

Читать заглавия было физически больно, а вот содержание оказалось неплохим.

Как и было написано в заглавии, эта книга была о магии.

— Уххх! — В моих глазах загорелась решимость и я углубился в чтение.

Существует два типа Магии: врождённая и приобретённая. Как ясно из термина «врождённая», этим типом магии владеют различные расы в зависимости от своего происхождения. С древних времён эти расы обладали магическим потенциалом, и изучали магию и ритуалы с юных лет. Несмотря на то, что разнообразие магии, выученной таким способом ограничено, её сила и эффективность заклинаний обычно очень высока.

Книга написана на Коине, распространнённом языке, который понимаю даже я, приложив небольшие усилия.

Но что это за странные символы между строчек?..

Не разобрать… может, какие-то украшения?

Следующая страница.

Приобретённая магия обычно появляется у тех, кто обладает силой «Фалны», появляется она сама собой. Ограничений у такого типа магии практически нет, так что они приобретают очень много разных форм. Эффективность такой Магии очень сильно зависит от экселии.

Эти символы отличаются от иероглифов и любого языка расы мира.

В них нет ничего знакомого, просто очень странные отметки.

Эти символы… будто бы море символов начинает меня поглощать.

Следующая страница.

Магия воплощает желания. Это ключевой фактор в получении магии. Что тебя привлекает — что ты принимаешь, ненавидишь, желаешь, горюешь, чему служишь, поклоняешься, к чему тянешься? Ключ к магии лежит внутри тебя. Твоя Фална обратит твою душу в пылающее солнце.

В книге появилась картинка.

Появилась голова. На голове есть глаза. На голове есть нос. На голове есть рот. На голове есть уши. Нарисовано чьё-то лицо.

Человеческое лицо с закрытыми глазами, будто нарисованное чёрными чернилами. Картинка, собралась из символов.

Следующая страница.

Если желаешь магии ответь. Если желаешь магии, прорвись. Если желаешь магии, сконцентрируйся! Правдивое зеркало ужаса прямо перед тобой.

Стоп. Это моё лицо. Моё лицо, только выше лба ничего нет.

Нет… это маска. Это другая часть меня. Это я, которого я не знаю, другой я.

Следующая страница.

А теперь, начнём.

Глаза открылись. Лицо начало говорить моим голосом.

Рубиново-красные глаза, приковали к себе моё внимание, они будто смотрели сквозь меня. Короткие сочетания символов начали кружиться, а губы будто произносили слова.

Следующая страница.

Что для меня магия?

Я не знаю.

Средство, чтобы расправляться с монстрами. Таинственная сила, которую герои используют, чтобы спастись в последний момент.

Сильная, быстрая, безжалостная, ошеломляющая.

То, что мне всегда хотелось бы получить, однажды. То, чего я жажду.

Следующая страница.

Чем должна быть моя магия?

Мощь.

Великая мощь.

Могущественное оружие, которое победит слабого меня.

Великое оружие, которое вдохновит слабого меня.

Не благородный щит, для защиты моих союзников, не средство, способное исцелить всех вокруг.

Героическая сила, которая убирает препятствия с моего пути.

Следующая страница.

С какой вещью ассоциируется магия для меня?

Вещью?

С какой вещью?

Огонь.

Магия — это огонь. Это первое о чём я думаю, услышав слово «магия».

Сильная, яростная, жгучая.

Сжигающие, обращающие в пепел, раскаляющие воздух, окутывающие всё вокруг волнами пламени и жара, алые языки пламени, которые не имеют ничего общего с моей обычной слабостью.

Горячее, чем что бы то ни было, никогда не гаснущее… Бессмертное пламя.

Я хочу стать пламенем.

Для чего тебе магия?

Чтобы стать сильнее, как она.

Чтобы стать быстрее, как она.

Как лучи света, пробивающиеся сквозь облака.

Как молния, бегущая по небу.

Лучше, чем кто бы то ни был, лучше, чем кто бы то ни был, лучше, чем кто бы то ни был.

Быстрее, чем кто бы то ни был.

Как она.

Чтобы оказаться в поле её зрения.

Это всё?

Если я смогу. Если у меня получится. Если я способен.

Я хочу стать героем.

Я всегда хотел быть героем, и, как дурак, я следую своей мечте.

Как те, что были в сказках. Герой, который всеми любим и почитаем.

Не важно, какой жалкой кажется эта фантазия, насколько она тщетна, как слабо я подхожу на эту роль.

Я хочу стать таким героем, которого она заметит.

Ты такое дитя.

…Прости.

Но это и я, тоже.

Я, бывший в книге, улыбнулся.

Перед глазами потемнело.

 

 

— …лл… елл…

Я услышал голос.

Мой разум выбрался из тьмы, под приятный голос, проникающий в уши.

Будто луч света, пробивающийся сквозь тьму.

— Белл!

В следующее мгновение, мои глаза открылись.

— А… Б-Боженька?

— Да, Белл, это я. Да что с тобой, уснул прямо за столом? Поспать можно и в другом месте.

Я тёр глаза, пока лицо боженьки не стало хорошо различимо. Подняв голову, я осмотрелся.

Я дома, в комнате под старой церковью. Время… семь вечера. Уже вечер.

Прежде чем я успел прийти в себя, боженька начала меня расспрашивать.

— Ты читал книгу? Ахаха! Кажется, сонливость таки взяла над тобой верх — не привык читать, да?

— Эм… а, да… наверное?

…Я уснул?

Белая книга, которую я одолжил у Силь всё ещё лежала открытой на столе.

Кажется, мне стало холодно во сне, и я ей накрылся.

Я её прочёл?..

Я потёр виски. В голове был бардак, будто меня крутило во всех направлениях.

У меня остались странные воспоминания. Они казались невозможными, как  сон.

Я с кем-то говорил? Меня о чём-то спрашивали? Или все эти воспоминания были о моём сне?

Бесполезно. Не могу понять…

— Хеееее, такой миленький. Обычно я чувствую себя после работы такой уставшей, но благодаря твоей игривости, работы будто и не было!

— Иг-игривости?..

— Хи-хии! А теперь давай съедим чего-нибудь на ужин.

От таких слов я опустил голову, почувствовав как мои уши покраснели. Но боженька, не переставая улыбаться, направилась к своему шкафу.

Я ненадолго вышел за дверь, дождавшись пока из-за двери покажется её детское лицо и заявит «Готова!» после чего я присоединился к ней на кухне. Мне было неловко оттого, что я был дома один, но ничего не приготовил. А вот у боженьки покраснели щёки; кажется, ей было приятно работать рядом со мной. От этого и я начал улыбаться.

— Белл, откуда у тебя такая толстая книга? Кажется, ты не из тех, кто стал бы покупать книги.

— Немного грустно, когда ты говоришь нечто подобное… но да. Я одолжил её у своего друга.

— О, можно я взгляну когда ты закончишь? Нечасто встречаются такие старые книги. Хотелось бы такую прочесть, знаешь ли.

— Ты очень любишь читать, боженька, правда?

Убравишсь после скромного ужина, мы приняли душ и боженька начала обновлять мои характеристики. В последнее время они растут очень быстро.

Кажется, боженька окончательно привыкла к своей работе в Пастве Гефест; у неё начали оставаться силы и время на обновление.

Я снял рубашку и лёг на кровать лицом вниз, а боженька проткнула палец иголкой — чтобы воспользоваться силой её крови.

— А… Мммм?.. Тц!

— Б-боженька… Мой статус растёт так же быстро, как и раньше?

— …Ага, ничего не меняется. Бежит полным ходом, по другому и не скажешь.

Её голос меня пугал, так что мне пришлось набраться храбрости, чтобы задать вопрос. На который последовал незамедлительный ответ, от которого веяло холодом.

Она всё ещё злится… нет, она снова злиться.

В последнее время она злится каждый раз когда обновляет мой статус…

— Ну да, ты же упорный. Знаю, знаю, за одну ночь твои чувства точно не изменятся.

Понятия не имею, как отвечать на такой бессвязный шёпот.

Чтобы это закончилось мне остаётся только помалкивать и надеяться, что буря пройдёт сама собой.

Неожиданно я почувствовал два укола в спину. Будто бы кто-то тыкал в меня иголкой.

Эй, секундочку… это же больно!

— Боженька! Это больно! Ты это специально?!

— Ммммм?

— И чего ты мммммкаешь?

Кажется, мои мольбы и слезливые глаза на неё не сработали. Будто бы говоря: «А ну молчать» она вонзила кончик иглы мне в затылок. Прямой удар.

Не в силах больше возражать я мог только беспомощно уткнуться в подушку.

Надо будет сделать что-нибудь, чтобы она не выспалась…

— …Что же, за исключением Защиты, все твои характеристики почти достигли ранга S, так что твой рост слегка замедлился.

— …Вот как.

— Но он всё равно ненормален…

Высший ранг базовых характеристик — это S. Как только характеристика подбирается к высшему рангу, становится нужно больше опыта для улучшения. В результате рост начинает замедляться. Я слышал, что в некоторых случаях авантюристу приходится убивать сотни монстров, чтобы уровень возрос на одну единицу.

Возможно, в моём случае рост замедлился из-за приближения к высшим значениям, но тот факт, что характеристики всё равно растут означает, что я становлюсь сильнее.

Впрочем, как и сказала боженька,всё идёт слишком хорошо.

— …

— …Боженька?

Очень странно, что она перестала водить руками, но при этом молчит.

Даже после того, как я к ней обратился, она сидела молча, пока…

— …Магия.

— Э?

— В твоём статусе появилось заклинание.

Это последнее, что я ожидал услышать.

— Ваааа?!

— Ииий!

Во мне пробудилось волнение.

Я поднял спину, будто непослушный конь.

Поэтому Боженька, сидевшая на мне повалилась с кровати на пол — судя по громкому, глухому удару, упала она прямо на голову.

Стоп, чёрт!!!

— Б-Боженька!!! Мне так жаль! Ты ударилась?

— Даже не думала, что ты вот так мне отомстишь… Ты просто нечто, Белл.

Она лежала на полу у кровати, почти выгнувшись в неестественную позу. В её глазах блестели слёзы, а тело легонько подрагивало.

Ого… её грудь по лбу ударила?! Стоп, соберись, идиот!

Я сорвался с кровати, чтобы ей помочь и как мог отводил глаза от её декольте, а мои руки дрожали от страха. Вскоре после этого вся Паства Гестии рухнула ниц — в позу, когда все четыре конечности и лоб находятся на земле, бешено извиняясь.

Прошло немало времени, перед тем, как я наконец увидел свой новый статус.

 

Белл Кранелл

Уровень: Один

Сила: B-701 B-737

Защита: G-287 F-355

Сноровка: B-715 B-749

Ловкость: B-799 A-817

Магия: I-0

 

Заклинания:

(Вспышка)

 

  • Заклинание Быстрого Реагирования.

 

Навыки:

()

 

— !!!

Мне пришлось постараться, чтобы не закричать во весь голос.

Я держал в руках бумажку, на которой боженька записала мой статус, мои челюсти были плотно сжаты, а руки дрожали.

В моих глазах искрился восторг. Хотя я и не мог видеть себя со стороны, я знал, что улыбаюсь от уха до уха.

— Поверить не могу, заклинание появилось… Может, это из-за того Навыка?.. Эх, знать бы.

Боженька что-то бормотала, сведя брови и погрузившись в размышления. Совершенно отличная от моей реакция.

Она переводила взгляд с моей спины на лицо и обратно, но мне было не важно.

— Б-боженька… Заклинание, у меня появилась Магия! Я стал магом!..

— Ага, я видела. Поздравляю, Белл.

Я просто был счастлив.

По моему телу бежала радость. Я чувствовал будто внутри меня зажёгся огонь.

Но в это же мгновенье у меня из глаз бежали слёзы. Мечта стала реальностью. Я дрожал от волнения.

Я поднял бумажку над собой и сел на пол. Я будто почувствовал как боженька, стоявшая позади меня, нахмурилась.

Я рад… так сильно рад! Я наконец могу использовать магию!

Не просто магию, а ту самую Магию! Те же заклинания, что герои использовали в качестве своей козырной карты в сказках и легендах, в точности такую же!

— Мне не нравится, что всегда приходится вносить ложку дёгтя в твои медовые бочки, но нам нужно поговорить о твоём Заклинании. Меня кое-что беспокоит.

— Конечно, Боженька!

Я вернулся в реальность и вскрикнул.

Мне нужно успокоиться. Я повторял это себе снова и снова, делая глубокие вдохи, чтобы расслабить своё напрягшееся тело.

— Ты меня слушаешь? Это основы, но для работы Магии требуется определённое заклинание. Об этом ты ведь уже слышал, правда?

Я ответил боженке быстрым кивком.

У заклинаний немало свойств, которые можно изменять, изменяя заклинание, произносимое колдующим.

Произнесение заклинания подготавливает магию, и когда заклинание завершено оно отправляется в назначенную сторону. Вкратце можно сказать так: Чем дольше произносится заклинание — чем длиннее его текст — тем большую силу и площадь имеет заклинание.

Также обратный эффект: чем короче заклинание, тем оно будет слабее. Впрочем, можно отнести к достоинствам, что короткие заклинания можно произносить быстрее. Это плюс, поскольку его можно применить почти мгновенно.

— Тогда перейду к делу. Друзья говорили мне, что когда кто-то изучает Магию это отражается в его статусе. Произносимое заклинание нужно искать в статусе человека. То, что запускает магию.

— Правда? Но на бумажке, которую ты мне дала ничего не было…

— Да, именно так. Но ты же не начал думать, что я забыла написать заклинание, не так ли?

В списке заклинаний указана «вспышка» но никакого добавочного текста там нет. Без него я не смогу воспользоваться заклинанием.

Когда я озадаченно наклонил голову, боженька высказала мне свою теорию:

— Это просто моя догадка, предположение. Но судя по тому, что записано в твоём статусе… твоей магии не нужно дополнительных слов для срабатывания, Белл.

Я будто застыл. Принудив своё тело двигаться, я снова перечитал записанный на бумажке статус.

Ну да, ни намёка на заклинание. Только описание: «Заклинание Быстрого Реагирования».

…Думаю боженька угадала. Чёрт, я не могу придумать другое значение, для этих слов.

— Не знаю, насколько твоё заклинание сильно, но похоже, его не нужно произносить… «Заклинание Быстрого Реагирования», не думаю, что я ошиблась.

— Сейчас узнаем Вспы-глох!

Мягкие руки боженьки прикрыли мой рот.

Она привстала на цыпочки, её глаза смотрели в мои.

— Не советую произносить название необдуманно.

— Пофефму?

— Я не знаю, что может произойти, но есть вероятность, что просто сказав «Вспышка» ты воспользуешься заклинанием.

Ффффф. Моё лицо начала синеть. Я ведь понятия не имею, что делает это заклинание, но воспользовавшись им, я случайно мог разнести весь наш дом.

— Осознал? — спросила богиня. Я кивнул и она убрала руки.

— Вот и хорошо, что ты всё понимаешь. Мы не знаем наверняка, что делает твоё заклинание, пока ты не попробуешь его в действии… Используй завтра в Подземелье. Там и поймёшь как работает твоя магия.

— Э? Завтра?

— Только не говори, что сейчас хотел пойти? Ты же даже душ принял, так ведь? Никуда твоя магия не пропадёт!

— Да, точно… ты права.

Боженька усмехнулась, а я ответил медленным кивком.

Уже поздно, боженька устала после работы и других дневных дел, так что мы решили сразу отправиться в кровать.

Почистив зубы, боженька устроилась на кровати поудобнее и выключила свет.

Сонливость тоже меня одолевала, так что я расположился на софе…

«Прости, Боженька».

…всего на мгновенье.

Мои глаза открылись. Да кто бы мог уснуть после такого?

Я спрыгнул с софы. Слушая размеренное дыхание боженьки, осторожно, чтобы её не разбудить, я схватил свой подготовленный заранее рюкзак и вышел из комнаты.

Хочу попробовать заклинание прямо сейчас!

Над Главной Улицей сияли луна и звёзды. В окнах различных заведений и баров горел свет, освещая лица посетителей. Пьяные, весёлые голоса полу-людей создавали ритм; в такт которому шагали мои ноги.

Орарио ещё не спал. Не мог уснуть и я.

Белая башня становилась всё выше, когда я к ней подходил. С улыбкой на лице я переоделся в свою экипировку.

Пройдя по первому этажу Вавила, я сразу отправился вниз.

Наконец я дошёл до входа в подземелье у основания башни. Будто на иголках я побежал вниз по спиральной лестнице. Но этого мне было мало, в середине лестницы я просто схватился рукой за перила и прыгнул вниз.

Ветер свистел в моих ушах и я приземлился с громким хлопком. Этот прыжок был так хорош, что я слегка прослезился, а мои ноги задрожали от нетерпения.

Наконец, я оказался на первом этаже Подземелья.

— !..

Хрусть. Я выпрямился.

Широкий коридор. Небольшой, но толстый зелёный силуэт попал в поле моего зрения.

Гоблин.

«Отличное начало…»

Размер моего противника, дистанция между нами — всё было как надо.

Я сглотнул накопившуюся слюну, и вытер о рубашку вспотевшие ладони.

Он меня заметил. Пронзительно взвизгнув, гоблин6 перебирая своими ногами по полу, побежал ко мне.

Я протянул правую руку, раскрыв пальцы навстречу бегущему ко мне монстру.

— …

Сердцебиение отдавалось в ушах.

Я собрал всю скопившуюся нервозность, неуверенность и волнение в правой руке.

Резкий вдох.

Сведя брови так сильно, как это возможно я крикнул:

— ВСПЫШКА!!!

Алый свет на мгновенье залил всё перед моими глазами.

— ?!

Алая молния пронеслась по коридору.

Нет, не молния. Разряд пламени.

В воздухе будто бы пронеслось несколько линий случайной длины и пронзило гоблина.

По крайней мере, так это видел я.

Взрывная вспышка ослепила меня в то мгновенье, когда пламенные снаряды достигли тела гоблина.

Будто расцвёл оранжевый цветок.

— …ах.

Гоблин на мгновенье замер, его тело, охваченное пламенем, начало дымиться. Зрачки монстра побелели и он рухнул на пол подземелья. Предсмертный хрип монстра разнёсся по коридору.

— …Не может быть.

Сработало. Это работает.

Моё заклинание работает.

Я поднёс руку к лицу и долго, молчаливо всматривался в свою ладонь. Ещё недавно я воображал как буду колдовать в такой позе, работая в поле, и вот я здесь.

Это та же самая рука. Ничего не изменилось.

Но теперь я владею магией.

Я могу колдовать этой рукой.

— …Х… ха-ха-ха!

Я увидел, как работает заклинание, но этого мне было недостаточно.

Тело трепетало. Я сжал раскрытую перед лицом ладонь в крепкий кулак.

«Да!..»

Настоящий результат. Прогресс налицо.

То, что я могу увидеть собственными глазами, не простые цифры, записанные на клочку бумаги. Я наконец стал ближе к Мисс Валленштайн — и я могу это почувствовать!

Вспышка. Молниеносное пламя.

Магия без заклинания, бьёт огнём с молниеносной скоростью.

Огненная магия, которая быстрее чем что бы то ни было.

Подходящее мне, заклинание.

— !!!

На меня накатила очередная волна восторга.

Я случайно прикусил губу, сжимая и разжимая кулак. Было больно. Но это меня не волнует.

 

 

Случилось что-то, что привело меня в восторг.

    Наверное, мои глаза так не сверкали с того дня, как я зарегистрировался в Гильдии. Чистейший, наивный восторг.

    Восторженные эмоции поглотили мой разум.

    Я ринулся вглубь Подземелья в поисках новой цели.

    — ВСПЫШКА!

    — Гьяяяя!!!

    Я нашёл монстра и вытянул в его направлении руку.

    — ВСПЫШКААААА!!!

    — Ишшшиииии!

    Будто маленький ребёнок я бежал и кричал так громко, как только мог.

    — ВСПЫЫЫЫЫШККАААА!!!

    — БГУУУУААААА!!!

    Взрывы перед глазами.

    — ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКААА!

    — ГЬЯЯЯЯ!!!

    — Ой. Я уже на пятом этаже…

    «Я зашёл слишком далеко». — С довольной улыбкой на лице, вдоволь посмеявшись я огляделся.

    Того факта что цвет стен сменился с бледно голубого на зеленоватый мне хватило, чтобы понять где я нахожусь.

    «Как же я повеселился», — сказал я себе, сделав разворот на сто восемьдесят градусов.

    «А теперь самое время отправиться домой», — подумал я, начиная насвистывать весёлую мелодию, когда…

    — …Ух?

    Что-то будто… не так.

    Я смог услышать своё сердцебиение.

    — А?..

    Всё произошло очень быстро.

    Я никогда раньше не пил ничего алкогольного, но, кажется, именно так чувствуют себя пьяные люди.

    Мои ноги будто изогнулись. Я не мог понять, стою ли я вообще на земле.

    Мир вокруг начал кружиться. Я заметил как ко мне быстро приближается пол и в это мгновенье сознание меня оставило.

 

 

— ?..

    — Айз, что-то не так?

    Две авантюристки оказались на пятом этаже.

    Однако они пришли не сверху. Они поднимались из глубин.

    Айз и Риверия потратили на подъём с тридцать шестого этажа, Нижней Крепости, три дня и на них не было ни царапинки. Несмотря на то, что им пришлось сражаться с монстрами по пути к поверхности сорок шесть часов без передышки, они не выглядели уставшими.

    Теперь же, когда их путешествие уже подходило к концу, Айз, шедшая на несколько шагов впереди Риверии, остановилась.

    Эльфийка взглянула на светловолосую девушку, пытаясь выяснить, что произошло.

    — Кто-то лежит на полу.

    — Работа монстров?

    Действительно, на полу подземелья лежало тело авантюриста.

    Он лежал лицом к полу, будто споткнулся и не мог встать. Девушки к нему подошли.

    — Видимых повреждений нет, лечение и противоядия не требуются… Классический случай Истощения Разума.

    Риверия осмотрела авантюриста и высказала свой диагноз непререкаемым тоном, предположив, что авантюрист просто был истощён, использовав магию не думая о последствиях.

    Использование магии не бесплатно. Оно требует энергии. Заклинания используют ментальную энергию, вместо физических сил для активации. Разумеется, поскольку у тела есть свои пределы, такие же пределы есть и у разума.

    Риверию поразило, что мальчик был способен использовать магию до потери сознания.

    Тем временем, Айз уселась на колени, сложив руки на ноги и пристально уставилась на белые волосы парня.

    — Этот мальчик…

    — Что с ним? Ты его знаешь, Айз?

    — Не совсем. Мы никогда с ним не разговаривали… Но это, эм, тот парень, о котором я тебе рассказывала. Минотавр…

    — …Ясно. Этот рёбёнок, которого тот идиот оскорблял.

    Риверия кое-что слышала об этом парне, Белле, от Айз. Первое, что он забился в угол как трус, когда за ним гнался Минотавр. А ещё, что он выбежал из бара когда подвыпивший Бете начал его оскорблять.

    Несмотря на то, что Риверия пыталась защитить этого парня, когда члены её группы начали над ним издеваться, она не знала, что на самом деле он был в баре. Эльфийка сожалела, что не попыталась остановить разговор раньше. Она понимала, как сильно услышанное ранило парня.

    К тому же, Айз была вовлечена в этот разговор.

    — Риверия, я хочу удовлетворить этого мальчика.

    — …Могла бы и по-другому выразиться.

    Риверия тяжело вздохнула, услышав выражение подобранное Айз. Айз умоляюще взглянула на эльфийку, глаза светловолосой девушки блестели.

    Осознав, что Айз не понимает, в чём проблема, Риверия не стала ничего объяснять.

    — Что же, помочь кому-то кто попал в подобное положение, это совершенно естественно…

    Айз дважды кивнула, её доспехи зашелестели в такт. Риверия наклонилась и взглянула на Белла.

    Заметив, что парень не собирается просыпаться в ближайшее время, эльфика перевела взгляд на Айз.

    — …Айз, сделай в точности так, как я тебе скажу. Если хочешь порадовать этого мальчика, этого будет достаточно.

    — Что?

    Ривиреия взглянула в глаза девушки и шепнула ей что-то на ухо.

    — …Этого правда достаточно?

    — Я не уверена. Но это безопасное решение. Тебе не стоит делать ничего большего. В твоём случае любой мужчина был бы счастлив.

    — Я не… понимаю.

    «А тебе и не надо понимать», — усмехнулась про себя Риверия.

    Эльфийка на мгновение остановила взгляд на Айз, как мать смотрит на растущего ребёнка, но уже в следующую секунду вернулась к прежней себе.

    Вернув себе спокойное выражение лица, Риверия поднялась.

    — Я вернусь на поверхность. Если останусь, я тебе только помешаю. Вам следует побыть наедине, чтобы друг друга понять.

    — Спасибо тебе, Риверия.

    Эльфийка кивнула и с беспокойным вздохом двинулась дальше.

    Впрочем, беспокоили её не бродящие вокруг монстры.

    В конце концов, сейчас с парнем остался один из самых лучших бойцов на планете.

 

 

Меня окутывал глубокий сон.

    В него проник мягкий аромат сирени будто освещаемый тёплым солнцем.

    Моя кожа будто прикасалась к чему-то мягкому и приятному.

    Сонливость.

    Мне так хорошо, что я не хочу двигаться.

    ?..

    Нечто погладило меня по волосам. Тонкие пальцы прикоснулись к моей щеке.

    Так нежно, так успокаивающе.

    Мои веки начали медленно подниматься.

    «…Мама?»

    Я обратился к человеку, которого никогда не встречал, я даже не знал её лица.

    Постепенно головокружение уходило и мой взгляд начал проясняться.

    Прости. Я не твоя мама…

    «…А?»

    Ответ был произнесён голосом, пронзившим меня насквозь.

    Я несколько раз моргнул, пытаясь сфокусировать зрение.

    Наконец, пелена с моих глаз начала спадать.

    Первое, что я увидел, были сверкающие светлые волосы. После, прекрасное лицо.

    И наконец, золотые глаза, подходящие в тон волосам.

    — …

    — Ты проснулся?..

    Мои глаза открылись. Я проснулся.

    Но время будто остановилось.

    Мой разум опустел, я уставился на лицо, смотрящее на меня сверху.

    Моему затылку было тепло. Будто он находился на чём-то мягком.

    Кажется, я начинаю понимать. Похоже я лежу на её коленях.

    Эта девушка, Айз Валленштайн, снова провела рукой по моим волосам.

    Она мягко коснулась моих ресниц.

    — …

    Я поднялся.

    Я знаю, что вырваться из подобного удобства неприятно, но всё же, я сел.

Девушка исчезла из поля моего зрения. Теперь я смотрел на поверженных монстров, кости которых были раскиданы по полу. Лучше бы я ничего этого не видел и снова повернулся к Мисс Валленштайн. Она никуда не пропала.

— …Иллюзия?

— Не иллюзия.

Выражение лица Мисс Валленштайн изменилось, её брови удивлённо поднялись.

Мы взглянули друг другу в глаза, казалось, мы смотрим так вечность.

Взгляд золотых и рубиново-красных глаз. Кажется, молчание начало создавать напряжение. Моё лицо краснело с каждым ударом сердца. К тому времени, как Мисс Валленштайн это заметила, сидящая на моих плечах голова уже была цвета перезревшего яблока.

Мой взгляд потерял концентрацию и начал метаться из стороны в сторону.

Я вскочил на ноги.

— ГААААААХ!!!

Я побежал так быстро, как только меня могли нести ноги.

 

— …Почему ты всегда… убегаешь?

    Если бы рядом был кто-то, способный услышать слова девушки, он бы ощутил в этих словах нотки одиночества.

Глава 4. Божественное вино

 

— Взгляните, пожалуйста.

    — Хорошо.

    На прилавке оказался амулет. Владелец лавки, старый мужчина-гном с длинной белой бородой и в красной шляпе, взял в руки зелёный амулет, с вставленным в него драгоценным камнем, и прошёл в заднюю комнату.

    В Торговце Гноме, антикварной лавке, названной очень неказисто, снова проходила торговая сделка. Полурослик стоял у прилавка, ожидая возвращения владельца лавки, окружённый разнообразным ассортиментом и украшениями.

    — Всё готово. Прошу прощения, что заставил вас ждать.

    — И каков результат?

    — Кажется, эта вещь поднимает все характеристики… а заодно защиту от яда. Неплохо, очень неплохо. Итак… сорок шесть тысяч валис вас устроят?

    Полурослик довольно кивнул. Сделка была совершена.

    — Сегодня вам заплатить наличными?

    — Нет, как обычно.

    Обмен был завершён в привычном темпе.

    Старые часы в углу тикали, отсчитывали секунды.

    Гном будто поразмыслил и неторопливо начал разговор:

— Может, мне не следует подобного говорить, но…

    Покручивая в руках талисман, владелец взглянул на посетителя своей лавки с сомнением в глазах. Полурослик наклонил голову.

    — Совать свою голову в петлю не очень хорошая идея. Знаю, я спохватился, наверняка, поздно…

    — …

    — Среди авантюристов ходят слухи. Пока ещё они не слишком известны, но всё же. Говорят, что полурослик ворует у авантюристов ценности. Иногда даже целые группы обкрадывает.

    — Вы на что-то намекаете?

    — Нет, нет, друг мой. Как я могу вас подозревать. Всё-таки виновница девушка полурослик, по крайней мере, если верить слухам. Подозревать честного джентльмена, вроде вас, было бы неправильно, я знаю. И всё же… — с этими словами гном затаил дыхание, его борода несколько раз дёрнулась. — Видите ли, большую часть украденного я видел собственными глазами… не так ли? Старик просто думает, что вам следовало бы следить за своей компанией, а может, и залечь на дно.

    Неожиданно владелец стал куда серьёзнее. Полурослик заметил это по глазам гнома. Но тут же на лице полурослика расцвела высокомерная улыбка.

    — Ну вот, в городе завёлся нехороший полурослик. Впрочем, с каких пор распространяемые авантюристами слухи стали так надёжды? То есть, они ведь и сами постоянно кого-то обворовывают и шантажируют.

    — И тут вы… правы…

    — Как по мне, со всех авантюристов следовало бы сбить спесь.

    Полурослик продолжил с неприятной улыбкой на лице.

    — Прозвучит грубо, но они сами виноваты в том, что их обворовывают.

    — Ммм? — владелец лавки ответил недовольным мычанием, но его голос утонул в бое старых часов.

 

 

— Мммгххх… гуухх?!

    — …Белл, ты чем это занят?

    Я лежал, уткнувшись лицом в софу, и пытаясь обеими руками вдавить в неё голову, держа себя за затылок. Кажется, боженька решила, что я давлюсь от смеха, но на самом деле в этот момент меня терзали воспоминания.

    Я убежал от Мисс Валленштайн.

    Понятия не имею какая цепочка событий могла привести меня к такому исходу, но я знал, что всё это происходило на самом деле. Я осознаю, что моя голова побывала на коленях девушки моей мечты, а потом я рванул от неё прочь, будто сумасшедший идиот.

    Гаааах… Кто-нибудь, убейте меня, пожалуйста…

    — Так, ты же не обмочил софу?

    — Нет, Боженька, нет…

    Обычно я бы попытался подколоть боженьку в ответ, но голос получился высоким и жалобным.

    После того, как я сбежал от Мисс Валленштайн, на меня накатила волна стыда и помешательства, кажется, я какое-то время бродил по округе, но я не могу вспомнить, где я был. Пришёл в себя я уже под утро, оказавшись у дверей дома, стоя на коленях.

    — Не представляю, что случилось, но ты такой чувствительный мальчик…

    Нет, Боженька, не чувствительный. Я просто сломлен…

    Наконец, я оторвал своё жалкое тело от софы, кажется, уши у меня так и остались красными. Пока мне надо забыть о Мисс Валленштайн… Ага, чёрта с два у меня получится.

Придёт ли день, когда я наконец смогу сказать ей спасибо и выразить свою благодарность?

— А, точно. Белл, я взгляну на книгу, которую ты вчера читал? У меня этим утром нет дел.

— Ну конечно. Можешь читать.

Похоже, сегодня её смена начнётся после обеда. Помимо одной из лавок Паствы Гефест в Башне Вавил она продолжает работать в одном из уличных прилавков… Не представляю, как она физически всё это выдерживает.

Я протянул огромную, похожую на энциклопедию, книгу, взятую у Силь, Боженьке.

— Мммм… Чем больше я на неё смотрю, тем страннее она выглядит… Ммм?

Она открыла книгу и взглянула на первые страницы. Странно, даже замерла.

Хотя нет, её взгляд хаотично метался по страницам. Казалось, будто она впервые в своей жизни взяла в руки написанный на бумаге текст.

А?.. Да что происходит?..

— …Это разве не гримуар?

— Г-гримуар?

Я повторил услышанное слово. Никогда раньше его не слышал.

Впрочем, ничего хорошего это слово мне не обещало. Меня пробил холодный пот.

— Так, мм, что это такое?..

— Говоря простым языком, эта книга, которая принуждает читателя обучиться магии.

Я так взмок, будто у меня по всему телу пот начал идти.

— Не думаю, что тебе известно о Продвинутых Способностях, но есть навыки называемые Контроль Магии и Энигма. Эта книга могла быть написана только тем, кто освоил оба этих навыка.

«…Вообще-то, я понимаю о чём ты говоришь, Боженька».

Кто-то с двумя Продвинутыми Навыками… То есть, член Паствы, достигший минимум третьего уровня. Обычный ремесленник ни за что бы такую не сделал. Только кто-то очень, очень сильный.

Это шедевр уровня легендарного мастера, которого называли «Философ».

Моё тело будто в камень обратилось, а губы скривились.

— Так вот как ты выучил магию… Итак, Белл, для начала, как ты получил этот гримуар?

— Одолжил его у друга… Она сказала, что кто-то просто оставил эту книгу…

— …

— Сколько она стоит?

— Никак не меньше, чем лучшее оружие Паствы Гефест, а может, и больше…

Треск! Моё тело будто треснуло пополам.

— Кстати, она одноразовая. После обучения магии гримуар становится мусором. Огромный кусок макулатуры.

Я мертвец.

Получение магии, это само по себе чудесное явление, а я использовал книгу, которая сотворила подобное чудо. К тому же, я украл эту книгу и теперь она бесполезна. Потеряны миллионы валис, и всё из-за меня…

В нашей комнате повисло нелёгкое молчание.

Я был в отчаяньи. Нет ни единого способа исправить то, что я сделал.

Боженька уставилась на пол, на её лице застыло совершенно безэмоциональное выражение. Неожиданно она подошла к столу, взяла табурет и, подойдя ко мне, с лёгким стуком поставила табурет на пол. Забравшись на него ногами, она положила мне на плечи свои руки и начала разговор, смотря на меня сверху вниз.

— Белл, слушай внимательно. Ты случайно встретил владельца книги. И вернул ему этот гримуар прежде чем его прочёл. В нашем доме эта книга никогда не появлялась. А даже, если ты и ошибся с владельцем, гримуар уже был использован до тебя… Вот так всё и было.

— Боженька, это неправильно!

Почему она пытается сразу найти отговорку?!

— Белл, Гекай — это далеко не поле с цветочками; здесь много тьмы, много тёмных вещей. Я видела это своими глазами. Меня выкинули из дома, я была так бедна, что даже купить воздушной картошки было не на что, а ещё мне пришлось жить в руинах… ещё и с огромным долгом. Этот мир полон несправедливости.

— Разве это всё не по твоей собственной вине?!

И о каком долге ты вообще говоришь?!

Что ты скрываешь, Боженька?!

— В-в общем, я пойду и расскажу всё человеку, который одолжил мне эту книгу!

— Белл, не вздумай! Не будь таким искренним! Этот мир непредсказуемее даже чем божества!

— Пожалуйста, перестань говорить так убедительно! Даже если мы скроем сделанное, рано или поздно правда всё равно откроется! Это вопрос времени!

Всё уже решено! Разумеется, Силь меня спросит прочитал ли я книгу. Даже если я ей совру, всё равно правда раскроется, когда появится владелец этой книги! Всё! Конец!

После сделанного, мне остаётся только всё объяснить и умолять о прощении на коленях.

Схватив книгу, я оставил позади Боженьку, пытавшуюся меня остановить, и держа книгу обеими руками пинком открыл дверь.

 

— Силь на месте?

— Ого, кто это у нмяс! Утречка вам, мя!

Одна из кошкодевушек Щедрой Хозяйки ответила мне, размахивая хвостом из стороны в сторону.

Если я правильно помню, её зовут Хлоя. Она оглядела меня с ног до головы с хитрой улыбкой, а её хвост начал метаться из стороны в сторону ещё быстрее.

— Что бы это мягло быть? Никмяких приветствий и просьбмя позвать Силь в столь ранний час, мя? И чем это вы хотите замя

— Позови Силь, пожалуйста!

— Че?!.. Ладно, ладно, мя!

Наконец она заметила насколько я серьёзен и подпрыгнула от удивления. Может, даже она заметила, что я сам на себя не похож. Она вбежала в здание за несколько мгновений. Колокольчик на входной двери продолжал звенеть после того, как она скрылась.

Спустя несколько секунд, лицо Хлои показалось в приоткрытую дверь и она поманила меня рукой.

Я вошёл в кафе, в котором полным ходом шла подготовка к очередному рабочему дню.

— Доброе утро, Белл. Что-то случилось?

— Силь!

Топ, топ, топ. Я слышал, как она бежит ко мне с кухни. Наверняка, у неё полно работы. Даже с кухни она вышла с деревянным подносом в руках.

Её иссиня-серые волосы выглядывали из-под треугольной банданы. Я рассказал ей, что произошло от начала и до конца.

Поначалу она смотрела на меня с вежливой, но непонимающей улыбкой, но по мере рассказа её глаза становились всё больше и больше. У неё даже цвет лица как-то изменился… Когда я закончил говорить, она будто что-то для себя решила и перестала смотреть мне в глаза.

— …Ох, ты оказался в очень шатком положении, Белл.

— Подожди-ка, Силь! Почему ты говоришь так, будто ты тут совершенно не причём?!

Я уловил нечто странное в её голосе. То есть она решила использовать меня в качестве жертвы?

Она поднесла поднос к лицу, скрыв нижнюю его половину. И посмотрела на меня невинным взглядом.

— Мне… так нельзя?

— Как бы мило ты сейчас не выглядела, нет! Так нельзя!

Я ответил на её вопрос со всей своей решимостью, хоть моё лицо и начало походить на перезревшую вишню.

Эта женщина, будто ведьма какая-то!

— А ты, видимо, трухнул, паренёк! Кто же так врывается в чужие заведения с утра пораньше.

Владелица бара, Мама Мия, наверняка услышала наш разговор и вышла, чтобы прекратить шумиху. Я замер, когда она подошла ко мне и взяла книгу из моей мёртвой хватки, как ни в чём не бывало, перелистала её.

— Ну гримуар это, что дальше… что сделано, то сделано. Парень, расслабься, понял?

— А?! Н-н-но…

— Виновник тот, кто эту книжку оставил. Он как будто нарочно подталкивал, «Возьми, почитай». Парень, если бы её прочла не я, какой-нибудь авантюрист узнал бы, что это гримуар и присвоил его себе. Так что всё в норме.

Она была убедительна. Я закрыл свой раскрывающийся рот, и она фыркнула в ответ.

— Ему стоило понимать, что как только он выпустит такую штуку из рук, её тут же не станет. Подумай-ка, малец, потеряв набитый деньгами кошель, ты же не надеешься на его возвращение, да?

— Ну…

— Здесь то же самое. Бесполезно переживать, парень. Порадуйся, что заполучил такую штуку и успокойся.

Мия высказалась и, развернувшись, начала удаляться.

Я посмотрел на Силь. Та мне криво улыбалась, наклонив голову набок.

Кажется, решение за мной и у меня очень нехорошее предчувствие. Я скривился, будто выпив горького лекарства…

Мия повернула голову, посмотрев на меня краем глаза.

— Настоящие мужики по пустякам не парятся! — сказала она.

— Да, мэм! — Сказанное ей, будто стало для меня пощёчиной. Всё моё тело напряглось в ответ.

Я смотрел, как дворфийка тяжёлыми шагами ушла вглубь бара, но никак не мог свыкнуться с мыслью, что игнорировать произошедшее — это нормально.

Пытаясь собраться с мыслями, я помассировал себе виски.

— …Ладно, прости, что я тебя отвлёк. Пожалуй, я пойду.

Я несколько мгновений молчал, прежде чем наконец решиться. В этот же момент Хлоя тихонько передала Силь корзинку. Силь приняла корзинку и… нервно протянула её мне.

— Ты ведь примешь её сегодня, как обычно?

— …С-спасибо, — пробормотал я, забирая корзинку протянутую Силь со смущённой улыбкой.

Мне было немного неудобно принимать от неё обеды, но Силь всегда выглядела такой счастливой, когда я их забирал. А сейчас её улыбка выглядела даже радостней обычного… не то чтобы она не была рада всегда… я просто не могу этого чувства словами выразить.

Кажется, я снова сильно покраснел, когда наконец поблагодарил Силь ещё один раз и вышел из Щедрой Хозяйки.

Я выкинул бывший гримуар по пути домой и, одев броню, отправился в Подземелье.

Я вкратце рассказал боженьке, что случилось в баре перед тем как уйти. Мирный голос сказал мне: — Хорошего дня, — когда я открывал дверь и выходил наружу.

«Кстати, если подумать, разве я не использовал недавно последнее зелье?..»

Я шагал по Западной Главной и неожиданно вспомнил о нехватке предметов. Последнее зелье я выпил три дня назад. Отделение под зелья на левой ноге совершенно опустело.

«А ведь они мне очень помогли… Может, стоит заглянуть в эту лавку?»

Я решил зайти в лавку, в которой по пути в Подземелье ни разу не бывал.

На самом деле магазин расположен не на самой Западной Главной улице и мне пришлось пройти несколько переулков, чтобы до него добраться.

Вообще-то, это даже не магазин, а дом, построенный в тёмном и сыром месте. Но над дверью этого дома висит знак Паствы Миаха, изображающий крепкого, здорового человека.

— Эм простите, доброе ут-ро…

Я слегка приоткрыл двойную дверь и заглянул внутрь. Я скользнул взглядом по ряду шкафов, пытаясь заметить девушку-зверолюдку в тёмном помещении. Она услышала мой голос и взглянула на меня.

— Утречка, Белл. Давно не виделись…

По её медленному ответу и заспанным глазам можно было подумать, что она ещё не проснулась, но, на самом деле она всегда так выглядит. Она была странно одета. Её хвост выглядывает из-под юбки, левый рукав задран до локтя, на правой руке всё было как надо, к тому же правая кисть была одета в рукавицу. На вид этой девушке столько же, сколько и Эйне, может, она чуть младше. Девушка перестала заниматься тем, чем занималась и прошла за стойку.

— Прости, что так рано. Ты занята?

— Не беспокойся. После твоего последнего визита никто не заходил, Белл… Итак, за чем ты пришёл сегодня?

Она опустила руку под стойку и достала ящичек, который открыла и поставила на стойку между нами.

— Кстати, Всевышний Миах здесь? Я хотел бы с ним переговорить, если можно.

— Всевышний Миах на личной встрече и его не будет до вечера. Я сегодня одна…

Мой взгляд бегал по пробиркам пока я задавал свой вопрос и слушал ответ.

Эта лавка была открыта Миахом и принадлежит Пастве Миаха, одновременно выполняя роли дома Паствы. Девушка, с которой я разговариваю, Нажа, единственный член Паствы Миаха.

Она вытащила очень дорогое на вид зелье из ящичка, и показала его мне.

— Слушай, Белл, как думаешь? Может, самое время попробовать зелье посильнее?..

— Ах, н-нет, мне ещё рано.

Я отверг её предложение с напряжённой улыбкой. Сильное зелье, которое она взяла в руки стоит десятки тысяч валис. Впрочем, между нами подобные разговоры не редкость, потому что мы из беднейших Паств. Если появится хоть какая-то возможность подзаработать или сэкономить, мы непременно ей воспользуемся.

Стоит отметить, что обычно я проигрываю Наже в торгах…

— Белл, ты давненько к нам не заходил…

— ?!

— Всевышнему Миаху было очень, очень одиноко. А как урчит его живот… всё потому, что мы голодаем.

С тех пор, как я нанял Лили, я ни разу не был в этой лавке. Лили подготавливала всё необходимое, так что мне не нужно было покупать зелья. Слова Нажы ударили по моей совести, так что меня пробило на холодный пот.

Это плохо! Такими темпами я куплю что-нибудь, что мне совсем не нужно…

— О! Я только что вспомнил! Вчера в Подземелье со мной случилось нечто странное.

Чтобы сменить тему разговора я перевёл её на вчерашнее использовании магии в Подземелье. Нажа слушала меня, выдав в конце восхищённое «Ах!»

— Это Истощение Разума. Такое не редкость для авантюристов, впервые овладевших магией и потерявших голову…

— Истощение разума?..

— Для использования магии требуется ментальная энергия. Если использовать слишком много, то можно потерять сознание. Поэтому… — Нажа продолжила, вытаскивая другой ящичек из-под стойки, — …тебе нужно, восстанавливающее ментальную энергию, зелье, чтобы подобного избежать. Вот это я сварила совсем недавно…

— Мм, но… оно же очень дорогое…

— Не беспокойся. Я дам тебе скидку, ты же постоянный клиент, в конце концов… Восемь тысяч семьсот валис.

Я на некоторое время погрузился в раздумья.

— Ладно…

Собачьи ушки на голове Нажы радостно вздрогнули, когда она услышала мой ответ и затем достала ещё две пробирки с зельями.

— Раз ты готов купить его за восемь тысяч семьсот валис, я добавлю эти два зелья, если заплатишь девять тысяч… Неплохое предложение?

От её слов у меня голова пошла кругом. А хорошее ли это предложение?

Самое дешёвое зелье Паствы Миаха стоит 500 валис. Если это учесть, то предложение Нажы действительно великолепно. Но потратить разом 9 000 валис, это почти… физически больно. Но ведь этот предмет позволит мне использовать магию чаще, так что предложение очень соблазнительное.

Первое правило авантюриста, следует быть готовым всегда и ко всему.

— Никто не знает, что случится в Подземелье. Подготовиться неплохая идея…

После этих слов я не мог не согласиться.

Может, я и порядком нерешителен, но если выбирать приходится между деньгами и безопасностью моей группы, я предпочту последнее.

— Ладно. Я принимаю твоё предложение.

— Спасибо, Белл. Люблю тебя.

От этих неожиданных слов у меня загорелись щёки. Закончив обмен, я забрал зелья у лениво улыбнувшейся Нажы, с её полузакрытыми глазами и тут же выбежал из магазина.

— Какой же ты простой, Белл…

…Мне показалось, что я слышал нечто подобное, когда за мной закрывалась дверь, нет… это всё воображение. Точно, воображение!

 

Оставив позади лавку, я вернулся на Западную Главную — улицу, которую я за последние несколько часов несколько раз пробежал — на этот раз, отправившись в Подземелье.

Огромное количество авантюристов, увешанных снаряжением, уже собралось в огромном круглом Центральном Парке под ярким и чистым голубым небом.

«Интересно, она ещё здесь…»

Я осмотрелся, надеясь найти в парке Лили. Я подошёл к нашему месту встречи, но не заметил девушку с собачьими ушками, похожую на неё.

Подумав, что это на неё не похоже, я заметил одну странность, уже начав шагать в башню.

В самом Центральном Парке, в тени дерева с большими листьями. Лили стояла с троими авантюристами, по их лицам плясали солнечные зайчики, потому что листья раздувал ветер. День стоит просто замечательный.

Эти три огромных мужика окружили Лили, выпятив грудь, они свысока смотрели, как она мотает головой из стороны в сторону. Никто довольным не выглядел.

…Может, это члены Паствы Сомы?

Когда меня посетила эта мысль я развернулся и направился к ним.

— …хватит …уберите …руки!

— Уже… избавилась… Вот же!..

Кажется, они разгорячённо о чём-то спорили.

Я подходил за деревом, в слепой зоне авантюристов, и был готов рвануть на помощь в любой момент.

— Эй!

— !

Но прежде чем я что-либо успел…

Кто-то схватил меня за плечо, преграждая передвижения. Я рефлекторно развернулся и увидел лицо, схватившего меня человека.

Мужчина-авантюрист. Человек с чёрными волосами, очень развитый физически, а за его спиной висит длинный меч.

«…Секундочку это не?..»

— Хах, тебя, паренёк, я уже видел… не суть, вопросик к тебе назрел: Ты работаешь с этой малявкой?

Этот голос, тон вопроса… Никаких сомнений нет, это человек, которого я видел недавно в переулке.

— Эй! Я тут не собираюсь весь день стоять! Ты нанимал эту помощницу или нет?

— …Эта девушка не тот полурослик, за которым вы гнались тогда в переулке.

Я заметил, что авантюрист выходит из себя по его взгляду, но смог ему ответить. Наверное, потому что я был готов к чему-то серьёзному.

Сложно заметить сразу, из-за капюшона и просторной робы, но Лили не полурослик. Она Чинтроп, собакочеловек.

Только мне стоило начать говорить: — Не поймите меня неправильно… — как мужчина скривил губы в усмешке.

— Ублюдок… хотел бы я сказать, но, похоже, ты просто тугой. Хочешь играть в дурачка, продолжай.

Казалось, что он мне нотацию читает, но что-то в его голосе меня насторожило.

Он будто пытался сказать, что меня обманывают.

Но не стану же я ему на слово верить…

Я удивлённо взглянул на мужчину, а тот ответил мне только ехидной усмешкой.

— В общем, не важно; если ты мне поможешь… мы её поймаем.

— Че…

— Не бесплатно, конечно. Получишь свой кусок добычи, когда выберемся.

Он совершенно серьёзен. А я был так ошарашен, что меня покинул дар речи.

— Всё, что от тебя требуется — это как обычно пойти в Подземелье. После этого оставь её одну, а я лично со всем покончу. Как два пальца же, не сложнее?

Мужчина расхохотался во весь голос, широко раскрыв рот.

А вот мне было не до смеха. Подобной злобы я ещё ни разу в жизни не слышал.

По моему телу будто пробежал холодок. Я сжал кулак.

— Почему вы такое предлагаете?..

— А? А что с предложением не так? Тебе бы просто кивнуть и согласиться, как хорошему мальчику. Ты только подумай сколько денег мы вытрясем. Чертовски хорошее предложение.

— Ха-ха! — мужчина снова расхохотался во весь голос. — Пораскинь мозгами, малец! Это всего лишь помощница — тележка для рюкзаков! Она же не лучше кучи мусора, ну что будет если она пропадёт? Распотрошил её и пошёл дальше.

Моё терпение лопнуло.

Сейчас всё не так, как было в переулке. У меня не осталось страха — меня охватила пылающая ярость.

— Гори в аду!..

— Клятый малец!..

На его лице застыла отвратительная гримаса. У меня на лбу вздулись жилы и я напряг все свои мышцы.

Нас захлестнула ярость. Листья на дереве начали трястись, будто из страха перед тем, что происходит внизу.

Мы пялились друг на друга минуту, может две, пока мужчина, громко цокнув, не развернулся и не пошёл восвояси.

Я смотрел ему вслед, на моём лице всё ещё была ярость.

— …Сударь Белл?

— !

За моей спиной раздался голос.

Я обернулся, будто этот голос схватил меня за плечо, и озадаченно уставился на Лили, смотревшую на меня снизу вверх.

Пламя гнева, пылающее во мне, мгновенно утихло. Я вернулся в обычное состояние.

— Л-Лили? Сколько ты здесь уже стоишь?

— Лили только подошла… О чём вы разговаривали с тем уважаемым авантюристом?

— Кхем… Ни о чём, он просто хотел повздорить…

Нужно было что-то придумать. Не могу же я напрямую сказать, что этот человек просил меня заманить её в ловушку.

Лили заметила, что я на взводе. Она уставилась на меня с закрытым ртом. Кажется, она помрачнела.

— О! Лили, кажется, ещё минуту назад вы о чём-то спорили. Всё в порядке, Лили?

— Значит, вы видели… Не беспокойтесь, пожалуйста. Можете убедиться, что Лили в порядке.

Она помахала рукой и неторопливо обернулась передо мной с широкой улыбкой.

На её робе не было ни порезов ни разрывов. Похоже, ничего плохого не случилось. Это радует.

— Лили, а кто эти…

— Как и с вами, Сударь Белл, эти люди хотели повздорить с Лили. Может, Лили и Сударь Белл просто очень слабые на вид?

Она вступила в разговор, прежде чем я успел закончить вопрос.

Улыбнувшись и отшутившись, она перевела тему, не дав мне вставить и слова. Не думаю, что ей хочется разговаривать о произошедшем.

— Ну что же, идём, Сударь Белл! Лили не работала целых два дня, так что сегодня снова на вас полагается, Сударь Белл!

Она прошла мимо, направившись в Башню Вавил. Всего на секунду её капюшон задрался. Я увидел взгляд её ореховых глаз — казалось, что всё нормально. Будто ничего не произошло.

Я решил попросту больше ничего не говорить. Закрыв рот, я пошёл следом за Лили.

Не знаю, что за выражение на её лице, потому что она идёт впереди. Но я думал об этом пока мы пробирались через шумную, забитую авантюристами, аллею к Подземелью.

— …Похоже, время пришло.

 

 

— Что там у тебя? Эйна, ты уже закончила?

— Да. Почти.

Эйна кивнула своей коллеге.

Они были в вестибюле Главного Отделения Гильдии. Стены и пол первого этажа были изготовлены из белого мрамора, отчего это место производит мрачное впечатление. Даже солнечные лучи, пробивающиеся в окна, выглядят незваными гостями.

Эйна осмотрела вестибюль, убралась на столе и поднялась.

— Ого! Прямо по закрытию?! Эйна, которую я знаю, никогда бы вовремя не ушла… Может… да ни за что… свидание?!

— И почему это первая мысль…

Эйна замахала руками, вежливо отрицая предложенный вариант, и с натянутой улыбкой торопливо вышла.

Попрощавшись со своими коллегами, она вышла из здания Гильдии через служебный вход.

— Ну что же…

Тат, тат, тат. Звонкий стук её каблуков отдавался по каменной улице, однако девушка направлялась вовсе не в сторону своего дома.

В этом районе Западной Главной улицы практически нет торговцев и стендов. Вечернее солнце омывало, расположенные по обеим сторонам улицы, огромные лавки своим красным светом. Эти лавки, расположенные у главного здания Гильдии, в основном обслуживали авантюристов.

Именно поэтому, живущие и работающие в этом районе люди, называют его «Путь Авантюристов».

Улица достаточно широка, чтобы даже одетые в самые тяжелейшие доспехи авантюристы могли бы разойтись, не столкнувшись.

«В конце концов, я просмотрела все источники Гильдии и не нашла ничего о Пастве Сомы…»

Эйна пыталась отыскать информацию о Пастве Сомы во внутренних документах последние несколько дней.

Если её спрашивали, зачем ей это, она отвечала: «Мне просто нужно узнать». А если продолжали росспросы, Эйна добавляла, что её подопечный, Белл, мог попасть в непростое положение.

«Даже те, кто работает с авантюристами Паствы Сомы, говорили одно и то же… Посмотрим, что я смогу узнать сама».

Несмотря на то, что Эйна просмотрела все записи Гильдии, какие могла, и опросила так много людей, как только смога, результаты оказались неутешительны.

Единственное, что Эйна из записей и разговоров смогла понять, это тот факт, что все члены этой Паствы одержимы деньгами, причём настолько, что это доводит их до безумия. Эйна пыталась сконцентрироваться на важных данных и привести в порядок мысли.

«Все боги используют Паствы для своих собственных нужд… Нет, всё равно ничего не сходится».

Где есть дым, должен быть и огонь. Этот «дым» проявляется в двух местах: члены группы одержимы деньгами и размеры этой самой группы.

Сома не обладает нужной репутацией, которая бы привела в его Паству столько людей, сколько состоит в Пастве Сомы.

«Но, что если бог Сома — это не причина всех бед? Что если есть что-то другое… что-то, что заставляет членов Паствы Сомы так действовать?»

Мысли настолько поглотили Эйну, что она остановилась.

Прямо перед девушкой был огромный бар.

— Мммм… Может, будет полезно сюда заглянуть, но…

Считается, что бары — это одно из лучших мест для сбора информации.

Однако, это как раз те места, которых Эйна предпочитает избегать.

Для неё — нет, скорее, для всех эльфиек — бары, в которых собирается множество авантюристов, это неприятные места.

Стоит ей зайти, и мужчины всех рас налетят на неё, как пчёлы на цветок.

— Хах… Ну уж нет.

Подумав о том, что может ожидать её за дверями бара, Эйна тихонько посмеялась и прошла мимо. Её шаги ускорились, когда через двери донеслись буйные голоса авантюристов.

«И вовсе я не приукрашиваю…»

Эйна всегда знала о своей красоте.

Несмотря на то, что она наполовину человек, кровь эльфов — самых прекрасных мужчин и женщин среди всех рас — также течёт в её жилах. Ей пришлось принять тот факт, что определенная часть мужчин других рас находит её привлекательной.

«И дело не в том, что я ни с кем не готова встречаться…»

Удивлённое лицо коллеги, предположивший, что у неё свидание, всплыло в памяти Эйны.

Эйна не пыталась соблюсти обет безбрачия. Ей уже девятнадцать; в подобном возрасте иметь партнёра вполне приемлемо. Время от времени Эйну охватывало чувство пустоты.

Впрочем, эта пустота обычно заполнялась работой.

«И ведь не было никого, о ком я могла бы подумать “Тот самый!”».

Большинство мужчин, с которыми Эйна встречалась в прошлом, были очень умелыми и надёжными авантюристами.

Любой из них был надёжным мужчиной, способным поддержать и защитить её.

Но именно из-за того, что все её поклонники были такими, одна вещь заставляла Эйну переживать:

«Может, было бы лучше, если бы они не были такими надёжными…»

Она трудоголик, так что найти кого-то менее предсказуемого было бы очень здорово… Прежде она никогда не была честна с собой.

Она привыкла преодолевать трудности в одиночку, самостоятельно, и именно тогда в её жизнь вошёл один человек. Человек, которого бы ей хотелось иметь рядом с собой. Эйне даже самой было смешно, что она слишком им увлеклась, что они вместе работали над чем-то большим, что она была палочкой-выручалочкой. Кто-то, кто полагался бы на неё и видел в ней защитницу, идеально Эйне бы подошёл.

«Аххх, интересно, есть на свете, похожий на Белла, человек…»

Да, именно он.

Ответ был прост. Его было сложно упустить, просто нужно было наконец озвучить.

«Да, мужчина вроде Белла был бы идеа-аааа…» — Эйна, наконец, нашла удовлетворительный ответ.

«…Стоп».

Эй, эй! Рука Эйны прикрыла рот.

Мужчина вроде Белла… Ну так… это же так, разве нет?

— Хе-хее… — никто не мог видеть как уши Эйны покраснели и она захихикала.

— А! А вот и оно, именно здесь!

Эйна была наедине со своими мыслями, так что громко вскрикнула, гораздо громче, чем ожидала.

Её лицо пылало, когда она вошла в двухэтажное каменное здание. Вывеска над входом в магазин гласила: Перепродажа.

Причина, по которой она хотела зайти в этот магазин, была в том, чтобы изучить вино Паствы Сомы.

Отчасти ей ничего не оставалось, потому что другие варианты она отмела, к тому же, настораживал тот факт, что вина продавалось очень мало. Несмотря на то, что Эйна не считала вино первопричиной, но решила, что есть смысл в проведении расследования.

«Годами тут не была. Интересно, здесь всё такой же широкий выбор».

Ёмкости для переноса, куда более прочные чем стекло, выстроились на полках магазина, будто на армейском складе. Эйна задрала голову, чтобы осмотреть верхние полки.

На каждой полке было множество вещей. Округлые пробирки с синей жидкостью, зелья. Зелёная жидкость в конических пробирках, противоядья и эликсиры, продаваемые в роскошных бутылках с резными узорами. Всё это сделано Паствами, специализирующимися на производстве.

Есть немало лавок, которые продают вещи, произведённые только одной Паствой. Лавки, расположенные на Пути Авантюристов, разнообразны, но каждая заслуживает доверия.

Эйна прошла мимо стендов, предназначенных только для авантюристов, и подошла к небольшому отделу в самом углу, названному Бакалея.

«Да! Это оно!»

Эйна счастливо ударила в ладоши, когда заметила среди рядов шкафов, табличку с надписью Паства Сомы на одном из шкафов с вином.

На полках стояла не очень привлекательная, обычная стеклянная бутылка. Жидкость внутри была чистой. Да и сама эта полка никак не выделялась.

Однако, несмотря на разнообразие алкоголя в лавке, только на полке Паствы Сомы осталась самая последняя бутылка. Его популярность сложно недооценить.

— …Сома?

Эйна несколько раз моргнула своими изумрудными глазами, рассматривая самую незамысловатую этикетку в магазине.

Названо в честь создателя… Может бог Сома сам назвал его в свою честь?

Эйна наклонила голову, раздумывая об этом. Она хотела позвать продавца, но её взгляд неожиданно остановился на ценнике.

Шестьдесят тысяч валис.

Бам! Лоб Эйны ударился о шкаф.

«Че… а?.. Это же всего лишь вино?!»

Невероятно! Оно стоит больше, чем вся экипировка Белла вместе взятая.

Эйна потёрла след от удара на лбу и взглянула на бутылку ещё раз.

Эта цена сравнима, или даже превосходит, заказное оружие и броню для авантюриста. Обычному человеку купить бутылку такого вина не под силу.

Простота бутылки и ценность его содержимого совершенно друг другу не соответствуют.

«Сколько у меня с собой денег? Впрочем, на покупку будет недостаточно…»

Обычная зарплата Гильдейского работника гораздо больше, чем начинающий авантюрист может заработать, но суммы в 60 000 валис и близко нет в карманах девушки. Покупка одной бутылки такого вина очень сильно ударила бы по бюджету Эйны. К тому же, несколько дней назад она купила Беллу нарукавник в подарок.

Эйна стояла перед полкой с вином, а в её голове шла жестокая борьба.

— …Вы разве не Эйна Тулле?

— А?

Ушей девушки достиг отчётливый голос. Эйна обернулась, чтобы увидеть, кто её позвал.

За её спиной стояла ошеломительно красивая и высокая эльфийка.

Её гладкие нефритовые волосы были собраны в хвостик, который достигал середины спины. Похожие на древесные листья, уши эльфийки поддерживали волосы за головой. Даже среди прекрасных и привлекательных эльфов, эта женщина выглядела особенной. Её внешность, можно сказать, была неописуемой.

Глаза этой женщины были такого же изумрудного цвета, как и глаза Эйны, а возможно, и более глубокого оттенка.

Тело Эйны легонько вздрогнуло.

— Леди Риверия?!

— Значит, это ты… Давно не виделись. Ты стала куда красивее, пока меня не было. Я почти тебя не узнала.

Несмотря на то, что Риверия Льос Альф не улыбнулась, её лицо стало немного радостнее. Эйна быстро поклонилась, выражая уважение.

— Я польщена, миледи. Я получила от вас высокую похвалу, и буду дорожить вашими словами…

— Перестань так разговаривать. Мы не в эльфийских землях. Да ты и не была в них рождена, для начала. Так что у тебя нет причин так со мной обращаться.

— Как бы там ни было, я обязана вести себя скромно и выражать почтение вашему королевскому положению. Матушка всегда мне говорила…

— Значит, даже Айна вбила это в свою дочь… какая жалость. Бежала из эльфийских земель вместе со мной, а всё так кончилось.

Эйна взглянула на тяжело вздохнувшую Риверию, пронзающую её взглядом.

— Проявить немного уважения, это вполне естественно, но подобные манеры не нужны. Я будто возвращаюсь в покинутую клетку. Если хочешь проявить ко мне уважение и обращаться с честью, считайся с пожеланиями моего сердца.

— М-миледи…

Авторитетные слова Риверии лишили Эйну дара речи.

Эйна была рождена в свободном городе, двери которого были открыты любой расе. Её знания об эльфийских землях очень ограничены, но… Она знала, что эльфийка перед ней королевских кровей, высшая эльфийка.

Эльфийская половина Эйны принуждала её склонить голову.

— Я не прошу тебя пренебрегать приличиями. Просто не перегибай.

— П-понятно.

— Вот и хорошо.

Риверия довольно кивнула, но Эйна по прежнему не понимала, как себя чувствовать. По выражению её лица было видно, что она сомневается.

Эйна чувствовала себя потерянной и очень старалась скрыть это чувство. Так что она решила проявление уважения заменить радостью встречи.

Когда она была моложе, Эйна часто видела Риверию у себя дома. Но с тех времён они не разу не встречались.

Эйна узнала о заслугах Риверии, устроившись на работу в Гильдию. Из-за плотного графика и множества обязанностей они с Риверией не встречались.

Впрочем, дело не в том, что не было возможности, просто никто не задумывался о встрече.

— Я рада, что нам удалось увидеться. Кто бы мог подумать, что из всех работ ты выберешь работу в Гильдии…

— Прошу прощения, я должна была с вами связаться…

— Не переживай, я провела большую часть своего времени в Подземелье с тех пор, как сюда переехала. Времени на что-то другое не было. Наша встреча просто откладывалась бы снова и снова.

Каждое движение Риверии, даже короткий кивок головой, выглядели изящно и утончённо. Эйна выросла в обществе своей матери, которая всегда двигалась грациозно, но высшие эльфы были будто на другом уровне существования. Девушки пошли по совершенно разным путям в жизни.

— Зачем вы сегодня пришли в эту лавку, Леди Риверия?

— Что? Я использовала в Подземелье все свои зелья. Только и всего.

— С моей стороны будет неуместно подумать… Что вы, Леди Риверия, не владеете магией исцеления?

— Почему, владею. Но магия не идеальна. Если под рукой есть исцеляющий предмет, он сработает лучше. А что насчёт тебя, Эйна?

— О…

Вопрос Риверии вернул Эйну к её цели. Её колени задрожали, когда она начала раздумывать, как ей лучше преподнести своё расследование Паствы Сомы.

Нужно избежать ненужных слухов о том, что один из работников Гильдии проводить расследование по одной из групп авантюристов.

— Ааа, это вино. В моей Пастве немало людей, которые его обожают.

— Эм… могу я задать вам вопрос, Леди Риверия? Кто-нибудь из людей, которые его выпивали начинали вести себя странно?

— На мой взгляд, выпив алкоголя, все начинают вести себя странно… но никто из них не делает ничего, что я могла бы назвать слишком странным. А почему ты спрашиваешь?

— Что же… мой друг порекомендовал мне это вино. Но судя по тем вещам, которые я слышала о Пастве Сомы

Слова Эйна отчасти были правдой. Несмотря на то, что она чувствовала себя виноватой перед Риверией за свой нечестный ответ, шансы что-нибудь узнать от эльфийки слишком высоки, чтобы упускать такой шанс.

— Вот как. Я тоже слышала немного о членах этой Паствы, что они ведут себя странно, почти холодно друг с другом.

— Леди Ривения, вы знаете что-нибудь ещё?

Эйна так разволновалась, что в её голосе слышалось явное волнение.

Её прикрытие лопнуло.

Ривения прикрыла один глаз, внимательно изучая Эйну.

«О нет…» — Эйна замерла. Она поняла свою ошибку слишком поздно.

Риверия очень проницательна. Она почувствовала эмоции собеседницы и её настоящие намерения. Только от Риверии Эйна ничего не могла скрыть, с тех пор как они были детьми.

Риверия, скорее всего, поняла, что Эйна хочет разузнать о Пастве Сомы.

Холодный пот покрыл Эйну пока она ожидала ответа эльфийки.

— …Что же. Прости, но я немногое знаю об этой Пастве. Не больше чем ты, а может и меньше.

Риверия будто видела Эйну насквозь, но Эйна обрадовалась уже тому, что её не стали спрашивать о причинах вопроса.

Однако Эльфийка продолжала смотреть на Эйну, не сводя с той глаз, прежде чем сказать:

— Хоть я о них ничего не знаю… Кое-кто может рассказать об этой группе авантюристов.

— …Да?

— Не желаешь сходить со мной в дом моей Паствы?

 

 

Главное поместье.

Здание, достойное такого названия.

«Никогда ни о чём подобном не слышала… но именно так и должен выглядеть дом выдающейся Паствы авантюристов…»

Это здание расположено на северной окраине Орарио. Оно возвышается в одном из переулков, всего в квартале от Северной Главной улицы.

Высокое и тонкое, будто строителям приходилось строить его в очень ограниченном месте. Несколько остроконечных башенок, будто сложенные копья, поддерживают друг друга.

Разумеется, с высотой Вавила эти бронзовые башенки не сравнятся, но они достаточно высоки, чтобы приходилось задирать голову, пытаясь разглядеть их шпили. Эти самые шпили ночь уже окрасила в чёрный цвет.

В окнах жилища виднелся свет огоньков.

— Добро пожаловать домой, Леди Риверия.

— Простите, кажется, эта девушка с вами… из Гильдии, не так ли?

— Она дочь моей подруги. Прошу вас пренебречь её положением.

Ответив на вопросы девушки и парня, защищающих вход в поместье, Риверия и Эйна вошли внутрь.

Когда они шли рядом можно было принять их двоих за сестёр. На самом же деле, Риверия во много раз старше Эйны.

Эльфы — это раса, обладающая самой высокой продолжительностью жизни среди полу-людей.

— Наверное, спрашивать уже поздно, но… но вы уверены, что это нормально?

— Что нормально?

— Приглашать меня, члена Гильдии, на базу вашей паствы… А что если из-за меня откроется какая-то информация о Пастве Локи

— Не говори чепухи, Эйна. Если бы я даже предположила, что ты способна на подобное, я бы тебя сюда не привела. Или, может, ты пытаешься меня шантажировать?

— Н-нет, вовсе нет…

Всё больше и больше детских воспоминаний всплывало в памяти Эйны, пока она следовала за Риверией по главному залу к приёмному покою.

Этот покой был совершенно раскрыт и оформлен в успокаивающие, светло-оранжевые тона. В покое было немало роскошных диванчиков и круглых столов, обтянутых тканью. Своим первоклассным наполнением эта комната, скорее, напоминала место для проведения переговоров, а не приёмный покой.

Вид этой комнаты дал понять Эйне общую атмосферу и настроение, царящие в Пастве Локи.

«Эй, а здесь очень неплохо. Я бы и сама была не против тут пожить… ммм?»

Внимание девушки привлекло нечто в дальнем углу комнаты.

Кресло, развёрнутое к ней спинкой. На подлокотнике этого кресла с одной из сторон лежало несколько золотых нитей.

Нет, не нитей — светлых волос. Кто-то сидел в кресле затылком, а волосы лежали на подлокотнике.

Сидящий в кресле, повернул голову и посмотрел на эльфийку.

У Эйны перехватило дыхание.

— С возвращением, Риверия.

— Да, Айз, я вернулась.

Голос принадлежал прекрасной девушке, которая моложе даже Эйны.

Её мягкие и изящные черты подчёркивались благородной серьёзностью. А золотые глаза были глубоки, словно два золотых озера. Слово «невинность» идеально подходило девушке.

Благородная красота и детская чистота, будто существовали в ней одновременно.

Как однажды говорила Эйна, при взгляде на эту девушку даже её сердце замирало.

Айз Валленштайн.

Светловолосая, золотоглазая авантюристка, которая никак не выходила у Белла из головы.

— Кто эта… девушка? — спросила Айз.

— Я… эмм, я… — заикаясь проговорила Эйна.

— Она мне почти как член семьи. Представьтесь друг другу.

Последовав правилам приличия, девушки обменялись именами и приветствиями. Айз всё это время не сводила с Эйны взгляд, её голос был чист, и она была немногословна.

Без своей обычной брони Айз казалась очень тихой девушкой. Её стройное тело, обалчённое в белоснежное платье, казалось очень женственным. И это платье подчёркивало её приличных размеров грудь.

Обнажённые ноги Айз были жемчужно-белыми и гладкими.

…От вида девушки перехватывало дыхание.

Эйна чувствовала, что смотрит на Айз как-то неправильно. Несмотря на то, что Белла здесь не было, она ощущала, будто встаёт у него на пути.

Неторопливо и осторожно Эйна обошла кресло и села на софу напротив девушки. Риверия присела рядом, между тремя девушками стоял стол.

— Айз, ты уже купила предметы на замену истраченных в последнем походе? Мы снова выдвигаемся через десять дней.

— Да… пойду завтра.

Айз говорила себе в колени; она прижимала их к груди, сидя в кресле. Её слова звучали глухо, будто звон заваленного на бок колокола.

Эйна могла понять, что что-то случилось. Она взглянула на Риверию, только чтобы увидеть, что выражение на лице эльфийки похоже на то, с которым она смотрела на Эйну годы назад — тёплым, почти материнским. Эйна собралась с духом и спросила то, что было у неё на уме:

— Эм, Леди Риверия?

— Что такое?

— Вам не кажется, что Айз выглядит… слегка расстроенно?

Эйна чувствовала, что от девушки не чувствуется никакой жизненной энергии, её лицо было наполовину скрыто белой тканью платья и коленями. Даже волосы Айз будто утратили свой обычный блеск. Они безжизненно лежали на плечах девушки.

Эйна нечасто видела девушку, но ей показалось, что Айз очень грустно.

Риверия тихонько посмеялась, услышав вопрос Эйны, на лице эльфийки появилась редкая улыбка.

— О, просто парень, которым она, кажется, какое-то время интересуется, от неё сбежал.

Плечи Риверии снова затряслись от тихого смеха, которым она поддразнивала Айз. А вот Эйне совершенно не заметила в этом повода для смеха.

— Это же ужасно… — сказала она, хватаясь за лоб.

Кажется, шансы на то, что её милый маленький подопечный заполучит себе девушку крайне малы.

Эйна решила не рассказывать Беллу о произошедшем и запечатала это в своей памяти.

— …Леди Риверия. Насчёт дела, по которому я пришла…

— О, разумеется, приношу свои извинения. Сейчас я её сюда вызову.

Риверия, продолжая улыбаться, залезла в принесённый с собой из лавки рюкзак.

Эльфийка достала из рюкзака бутылку вина Сомы.

— Эм… Леди Риверия? Вы собираетесь из-за меня кого-то вызывать?..

— Искать её будет бесполезно. Она всегда очень импульсивна; так что даже я не знаю сколько времени может потребоваться на поиски. Будет лучше, если она сама к нам придёт.

Прежде чем Эйна успела спросить что-то ещё, Риверия вытащила пробку из бутылки вина купленной на личные деньги, несмотря на то, что все остальные покупки были записаны на счёт Паствы Локи.

Спустя мгновение на удивление сладкий аромат наполнил приёмный покой.

— Ого… мурашки пробирают.

— Я уже почти к нему привыкла, но на меня он работает так же.

Эйна погрузилась в аромат и не сразу поняла, что Риверия налила ей бокал и девушка схватила рефлекторно его. Прежде чем Эйна смогла что-либо осознать, эльфийка налила ей бокал вина. Придя в себя, Эйна чуть не сгорела от стыда и смущения.

Чувствуя себя в долгу перед Риверией, которая столько для неё сделала, полу-эльфийка поднесла бокал к губам.

«Вот же!..»

Когда её губы прикоснулись к вину, глаза девушки округлились от удивления.

Божественное ощущение. Даже слишком.

Вино было таким сладким, что её язык онемел. Но при этом вино пилось так легко, будто само таяло во рту.

Сладкий аромат ударил девушке в нос. Послевкусие было таким ошеломляющим, что казалось, будто сознание просто покинуло голову, пока самая последняя капля вина не покинула рот. Это чувство поразило всё тело девушки от макушки до самых кончиков пальцев ног.

«Неудивительно что людям так нравится это вино…» — С первым же глотком Эйна поняла, откуда у этого вина такая репутация.

— Знакомый запашок…

С того момента, как Эйна поднесла к губам бокал, прошло всего мгновенье.

Топ, топ, топ, топ. Звук шагов приближался, будто привлечённый запахом алкоголя.

— Эй, ты… это Сома?!

Уже через секунду из-за угла выглянула голова красноволосой богини Паствы, Локи.

— Она явилась.

— Так вот, что вы имели в виду, говоря вызвать…

— Я знала! Знала! Сомушка, отличненько! Ты же отольёшь мне чуток, Риверия? Ты послушное дитя, да!

Эйна взглянула на бокал в своей руке, источник октавшего всё аромата. А после посмотрела на Локи, восхищаясь тем, как сработал план Риверии по вызову богини.

Даже в плохо освещённой переговорной, Эйна разглядела красные волосы и глаза богини Локи.

— Вино купила я, но идея принадлежит не мне.

— Ну ладненько, это точненько Айз! Так вот чего ты с самого Подземелья из грустняшки не выходишь! Всё, чтобы мне сюрпризик подготовить! Хеее! Айзу-у-у-у-у, ты такая милашка!

— Не я.

Логи была готова кинуться на Айз с распростёртыми объятиями, но замерла на месте от взгляда, которым её одарила грустная девушка. Глаза Айз будто говорили «коснись меня и я тебя разорву».

— А?.. — Локи была поражена, поймав на себе такой взгляд, и отступила на пару шагов, покрывшись холодным потом. — А-Айзу-у-у… не слишком ли ты сегодня колючая даже для себя? Что думаешь?

— Если ты хотела бы получить разрешение, тебе стоило бы использовать вежливость. К тому же, человек, которой принёс сюда вино, сидит прямо перед тобой.

«Так вот что она задумала».

Эйна поняла в чём заключается план Риверии.

Человек, который может рассказать о внутреннем устройстве Паствы Сомы, это богиня её собственной Паствы, Локи. И если преподнести ей подарок, Локи, возможно, ответит на несколько вопросов.

Спрашивать богиню напрямую Эйне было неуютно, но она попыталась расслабиться.

— А? И кто это такая?

— Мы встречаемся впервые, Леди Локи. Мне очень приятно с вами познакомиться. Меня зовут Эйна Тулле. Я знаю, что мой визит стал неожиданностью…

— Не формальничай мне тут. На мозги капает. Говори нормально, поняла?

Локи отмахнулась от вежливости Эйны, будто это её сковывало и повернулась к девушке лицом. Богиня слегка хмыкнула, заметив униформу Эйны, и её взгляд впился в полуэльфийку.

Закрыв левый глаз, богиня улыбнулась хитрой кошачьей улыбкой.

— Что тут у нас, член Гильдии наносит неожиданный визит моей Пастве?.. Старик Уран, вроде, хотел соблюдать нейтралитет, а кинжальчик-таки подготовил, не так ли?

— Н-нет, не так! Я… я…

— Эта девушка моя гостья. Я не потерплю подобного отношения.

— А-а, ох. Так ты гостья Риверии, ну прости, ошибочка получилась, Эйни. Мне на коленки падать?

— В-всё в порядке. Поверьте, это не важно…

Чувствуя на себе многозначительный взгляд Риверии, Локи попыталась перевести всё в шутку и расхохоталась.

После этого богиня рухнула на один из диванчиков.

— Ладно, хватит переходить на личности, давай к делу. Ты мне принесла одно из моих любимых вкусняшек, а значит у тебя есть вопросики. Я права?

— …Что же, я перейду к делу. Если бы вы знали, что происходит внутри Паствы Сомы, стали бы вы мне рассказывать?

— И ради этого ты Сому притащила? Хах. Ясненько.

Взяв в руки бутылку, Локи схватила бокал со стола и налила в него вина. Через один большой глоток и протяжный довольный вздох Локи повернула к Эйне своё розоватое лицо.

— У меня нет связи с этим идиотом Сомой. Так что не уверена, что у меня есть то, что ты хочешь узнать, Эйна… Но чёрт с ним, растреплю всё, что захочешь. С чего начнём?

— …Вы знаете, что кроется за странным поведением членов Паствы Сомы?

— М-м-м-м, с мякотки начинаем, да?.. Как бы объяснить.

Локи несколько раз болтнула бокал в своей руке, наблюдая за кружением вина внутри.

Спустя несколько секунд богиня поглотила всё вино, оставшееся в бокале одним глотком.

— Точненько! Расскажу тебе нашу с Сомой историю. Так, сразу поясню, я про вино Сома. А не про бога-идиота, не подумай.

— Ну, ладно?

— Итак… ты же в курсе, что винишко я люблю. Бродила по лавкам, перепробовала всех изготовителей. Нализывалась до потери сознания… пока однажды, этот замкнутый круг не был прерван… я нашла этого прекрасного малыша, Сому.

Риверия смотрела на Локи полузакрытыми глазами, не ожидая, что её богиня будет рассказывать такую историю. Локи же, однако, этот взгляд нисколько не беспокоил, она продолжала.

— Нас свела сама судьба, кажется, так вы об этом говорите? Это была любовь с первого глотка! Его готовила какая-то Паства, но это совершенно меня не волновало,. Я оббегала всё Орарио, направо и налево, скупая Сому… Но однажды я услышала кое-что очень интересненькое.

— Что-то интересное?..

— Может, челюсть попридержишь, Эйна, чтобы на пол не уронить? Это вино дефектное, отходы.

«Че…» — Эйна вдруг вспомнила, что Белл рассказывал, как слышал об этом от Лили.

Локи улыбнулась ещё шире.

— Удивительно, не так ли? Отходы так хороши? Но что же тогда считается успехом, а? Вот и мне было интересно. Так что я лично побрела к дому Паствы Сомы.

Эйна была поражена, а Риверия смотрела на Локи с отвращением. Несмотря на то, что Локи не враг Соме, появление одного бога на территории другого — это практически акт агрессии.

Даже у богов есть свои манеры. Ради сохранения частной информации члены одной Паствы не ходят в дома других паств.

— Ну пришла я такая и заорала «СОМА! Женись на мне! Я тебя умоляю!» Но меня просто проигнорировали, мне даже грустненько стало… Меня это слегка задело, так что я вошла без приглашения.

Эйна подняла пальцы и начала тереть виски, будто ощутив головную боль.

Неужели Паства Сомы настолько плохо охраняется, что любой может попасть в неё без разрешения?

— Там было чертовски тихо. Ни единого дитя. А это же их база, знаете ли? Почему все одновременно свалили? Мне казалось, что что-то не так, даже холодок по спине пробежал… Но мне было всё равно, я решила немного порыскать. Весь дом паствы обшарила.

— …

— Прошу тебя, Локи. Не рассказывай того, от чего наша паства всю репутацию растеряет.

— Хее-хее, скучная ты, Риверия. В общем, ни капли настоящего Сомы не нашла. Я вымоталась, уходить собралась… и встретила этого идиота.

Локи опустила голову, будто вспоминая детали встречи. Её улыбка исчезла с лица.

— Я ему со всем дружелюбием «Приветики!», а этот идиот в ответ только «Угу». Ничего больше не сказал, представляете. А мы ведь впервые встретились, смекаете? На меня даже глаз не поднял, так и стоял с тяпкой в руках. За садом своим ухаживал. Я потом только узнала, но он все ингредиенты вина лично выращивает. Впрочем, ничего удивительного мне на глаза не попалось.

Локи продолжала поглощать вино, рассказывая историю. Её щёки становились краснее с каждой минутой.

А голос богини становился всё выше.

— Этот Сома… реально меня выбесил.

— А?

— Я с ним поговорить обо всём пыталась а он в ответ «ага» или «ммм» и продолжает… да он удобрению уделил больше внимания, чем мне.

С каждым новым словом взгляд Локи становился всё серьёзнее.

Эйна даже покрылась потом.

— Этот бог был жалким, нерешительным трусом. Но делал всё так, будто я просто идиотка и игнорировал… Меня от этих воспоминаний тошнит!

— …

— К тому же, Эйни, щас упадёшь!

— Э-Эйни?..

— Я плюнула на его грубость и подобную фигню и вежливо попросила у него настоящего «Сому» на пробу! Даже поклонилась! Я! И как ты думаешь, что сказал этот идиот?

Поскольку Локи чувствовала сложность в общении с Сомой, она воспользовалась последний возможностью, чтобы попросить вина на пробу — даже не бутылку, всего один или два бокала. Однако, Сома в этот момент перестал работать, впервые за всё время повернулся к Локи и сказал:

Я отказываюсь.

Впервые за весь разговор бог Сома проявил хоть какую-то эмоцию.

— Гья-я-я! Он мне должен был вина дать, но его тон взбесил меня ещё сильнее!

— Локи, держи себя в руках. Хватит себя жалеть, переходи к сути.

— Хе-хе-хе. — Локи сделала несколько вдохов и наконец слегка успокоилась. Богиня расслабленно откинулась на софу. — Прости, прости. Так вот, я чуть не взорвалась, но, всё же, спросила этого идиота про его Паству. Своим ответом этот идиот снова меня выбесил. Он понятия не имеет, что происходит в Пастве, ни малейшего представления. Будто у него совершенно сердца нет.

Тонкие брови Эйны удивлённо поднялись.

«Будто у него нет сердца?..»

Но тогда, к чему он стремится? Новая цепочка мыслей пронеслась в голове полуэльфийки.

— Эйна, не парься ты так, лады? У бога, которого зовут Сома в башке только одна мысль: его занятие. Ну ты слышала о таких, да? Они вечно у себя на уме и ничего вокруг не замечают. Этот идиот среди таких первый, уникальный случай. Он не злой и не жестокий, просто живёт своим делом. Бог одного увлечения. Считай его мудрецом-отшельником богов, ха! — отшутилась Локи.

Среди богов немало странных людей, но Сома, кажется, странным даже по их меркам.

По крайней мере, такое впечатление сложилось у Эйны от рассказа Локи.

— А теперь перейдём к вину, Соме. Этот идиот собрал Паству ради одной единственной цели: своего хобби. Но достаточных денег она не приносила. По крайней мере в прошлом — винишко варить дорогое удовольствие, ха. Вот и не справлялись. Так что мелкий мозг этого идиота подсказал ему что его людям нужна «награда». Что-то очень особенное — что заставило бы их стараться усерднее.

— Только не говори мне…

— Ага, Сома. Вкусняшка же, да?

Капля вина начала сказываться с губы Локи. Спустя мгновенье богиня её слизнула.

— Эйна, ты выпила отбросы, должна смекнуть, что оригинал с этим и рядом не стоит. Он тебя поглощает. Ну, я, конечно, не скажу, что он из тебя разум выбьет, сразу. Но частичка твоей души, твоего духа, будет забрана. Вино будто подчинит себе часть  твоего разума и тела, они перестанут тебе принадлежать.

По телу Эйны неожиданно пробежал холодок.

Она вспомнила теплоту и ликование, которое ей подарил глоток отходов от вина.

Вино будто подменило её чувства, на удовольствие. Её дух был покорён.

Ещё больше удовольствия?

Мурашки побежали по телу девушки, скрытому одеждой.

— Может, если я скажу так, тебе будет легче понять, — продолжила Локи и придвинулась поближе. — Дети в его пастве следуют не за идиотом-богом, а за Сомой.

Члены группы авантюристов служат не богу, а его божественному вину.

В Пастве Сомы куда больше членов, чем позволила бы иметь репутация бога, людей привлекает не он сам, а вино, которое он производит.

Его последователи обожают вино, которое способно принести им не сравнимое ни с чем удовольствие всего лишь одним глотком.

— Этот идиот настоящий монстр. У него нет членов с Энигмой, он просто выращивает ингредиенты, смешивает их и варит вино самостоятельно. Он довёл своё хобби до идеала.

Неожиданно до Эйны дошло.

Отчасти Локи называла Сому «этим идиотом» из страха и восхищения.

— Он не использует нашу силу. У него те же способности, что и у детей, может, он даже хуже, но у него получается. Можешь поверить? То есть, человеческие руки способны создать вино богов. Если он здесь так хорош, что бы он в Тенкае мог творить, да?

— Ммм, думаю я уловила суть вашей истории. Бог Сома привлекает членов в паству своим вином…

— Ага, именно. Однажды, познав вкус Сомы, члены паствы готовы на всё ради денег. Хоть я и говорила, что Сома «награждает» членов Паствы, ни о каком равенстве речь не идёт. К тому же, этот идиот ввёл особую квоту, только те кто её выполняет, получают вкусняшку. Эта Паства воюет сама с собой. И кстати, того кто выполнил квоту ждёт в лучшем случае глоток.

Локи напряглась, чтобы вспомнить что-нибудь ещё, но Эйна уже всё поняла.

Вот почему члены Паствы Сомы, появляющиеся в Гильдии, так одержимы деньгами.

Все они жаждут Сомы.

— Чем дольше я вас слушаю, тем больше мне кажется, что это опаснейший наркотик, разве так может продолжаться?

— Ну, я просто неправильно слова подобрала. Дух может и «похищается», но мозг-то ничего не обволакивает, как в случае с наркотиками. Ты не сходишь с ума, тебе просто очень хорошо. Всё тело трепещет. Хочется получить ещё один глоток во что бы то ни стало. Впрочем, как и с обычным алкоголем, это чувство улетучивается.

Вот так Локи объяснила отличия вина Сомы от алкоголя.

В Соме нет ничего запретного: привыкания это вино почти не вызывает.

Однако в Пастве Сомы члены получают глоток вина прежде, чем успевают забыть его вкус. Так что они находятся в адском колесе.

— Можете объяснить почему вы считаете, что оно не вызвает привыкания?

— Ну так немало детей, пробовавших Сому, остаются нормальными, не так ли?

Стоит добавить, что даже потребители Сомы со временем становятся спокойней. Сильнейшие члены Паствы Сомы почти всегда находятся среди лучших и получают глоток вина каждый раз. Однако, они не превращаются в одержимых выпивох и остаются нормальными людьми.

«Если подумать, то не все члены Паствы Сомы, одержимы деньгами на Обмене, те, кто достиг Уровня Два гораздо спокойнее и собраннее».

— Вот тебе итог, главенство беспечного идиота одержимого своим хобби, привлекательность Сомы и внутренняя вражде членов паствы смешиваются и создают безумие, которое и отравляет Паству Сомы.

Естественно, если бы бог Паствы проявлял интерес к её управлению, такого бы не происходило.

Потому что, если бы бог сказал слово, Паства была бы обязана подчиниться. А иначе её члены могли бы лишиться Фалны.

Вся собранная информация указывала на то, что несмотря на то, что текущее состояние Паствы, это не вина бога Сомы, именно его решения привели к такому исходу.

— Вот так и обстоят дела, Эйна. Ещё чего спросишь?

— Нет, это всё. Спасибо за то, что уделили время.

Эйна получила представление, что происходит в Пастве Сомы.

Несмотря на то, что сама идея подчинения особому вину звучит жутко, это всего лишь из-за того, что девушка привыкла к приличиям.

Полуэльфийка пришла к заключению, что жажда алкоголя и заработка денег этих авантюристов не отличается от желания побыстрее разбогатеть с помощью Подземелья, всех остальных. Ужасает только то, какими методами эти авантюристы могут достигать своих целей.

Однако, если судить по словам Локи, не каждый член этой Паствы подчиняется таким правилам. Помощница, которую нанял Белл, кажется совершенно нормальной, по крайней мере, по его описанию в их последний разговор.

Эйна испытала настоящее облегчение, решив, что жизни Белла, скорее всего, ничего не угрожает.

Локи посмотрела на выражение облегчения на лице девушки и её глаза округлились.

— Эйна.

— Да?

— Знаешь, что происходит с осликами, перед которыми выставляют морковку, до которой им не достать?

Эйна была поражена, услышав этот неожиданный и странный вопрос.

Локи показала руки разведя пальцы и, не дожидаясь ответа Эйны, продолжила:

— Сильнейшие начинают расталкивать и распихивать остальных, пробивая себе путь к цели.

Поначалу Эйна ничего не поняла. Разъяснение последовало уже через мгновенье.

— Так обстоят дела в этой Пастве. Идиот показал морковку. Теперь ничто не способно их остановить.

Локи свела руки, переплетая при этом пальцы, кроме мизинца на правой руке.

— Может, среди них есть ослик, которого постоянно отоваривали его «союзники». Ослик, который не может ничего в одиночку… но зато к этому ослику проявил жалость и сострадание некий «господин». Но ослик очень умён и упорен.

Неожиданно красные глаза Локи блеснули, и она прищурилась. Эйна напряглась.

— Этот новый господин может неожиданно потерять свою морковку, не так ли?

Локи смотрела в глаза Эйны, откидываясь на софу.

Вылив оставшееся в бутылке вино в бокал Эйны, Локи продолжила:

— Просто мысли. Если один из твоих друзей связан с кем-то из них, может, стоит ему сказать, на всякий случай? Не думаю, что всё будет так серьёзно, но могут возникнуть проблемы. Ты же заботишься об авантюристах в Гильдии, не так ли? — сказала Локи, скрещивая ноги и ухмыляясь.

Она видела Эйну насквозь. Локи не просто так зовётся богиней.

Эйна тихонько вздохнула и озабоченно кивнула.

— Это я по доброте душевной, может, мне не стоило этого говорить.

— …Нет. Я приму ваш совет.

Она хорошая богиня.

Локи оказалась гораздо более сострадающей богиней, чем о ней говорят. Впрочем, возможно, она просто отнеслась к Эйне по особенному, из-за её связи с Ривреией.

Чувствуя на себе взгляд Эйны, Локи снова улыбнулась.

— Ну что, вино кончилось. Расходимся?

— Прошу прощения, что отняла столько вашего времени.

— Да не беспокойся, ты. Рада, что мне удалось поболтать с маленькой милашкой Эйной.

— Ха-ха-ха.

Локи поднялась с софы потянулась, вытягиваясь вверх и обратилась к человеку, который за всё это время не произнёс ни слова: Азй.

— Эй, Айз. Сколько ты ещё будешь самобичеванием заниматься?

— …

— Ладненько, может статус тебе обновим? С твоего возвращения этим не занимались?

— …Хорошо.

— Хе-хе-хе, давненько мои ручки не доходили до мягенькой Айзу-у!..

— Сделаешь что-то и я тебя порублю.

— А?! Ты серьёзно?

Грубый тон Айз заметно испугал Локи, и они вышли из приёмного покоя. Однако, сразу после того как они скрылись, Локи высунула голову, подмигнула эльфийкам и помахала рукой.

— Она… интересная богиня.

— Склонна согласиться с тем, что она интересная, но за этим кроется гораздо большее. Мы очень сильно в неё верим.

— То есть и вы, Леди Риверия.

— Да, я в том числе.

Эйна усмехнулась, глядя на Риверию, закрывшую глаза с лёгкой улыбкой.

Взяв со стола бокал, полуэльфийка допила остатки вина.

«Интересно, доведётся ли мне завтра поговорить с Беллом».

Предостережение Локи было свежо в голове девушки. Вкус Сомы начал слегка горчить на языке Эйны.

— ШЕСТОЙ УРОВЕЕЕЕЕЕНЬ У АЙЗУУУ!!! — раздался неожиданный крик Локи.

— ПФФФФ…

— …Эйна.

— А-а-а-а! Мне очень жаль!

Глава 5. Перезапуск

Солнце село, вышла луна, и теперь солнце едва успело выглянуть из-за горизонта.

    Обычно, в это время я ещё дома, но сегодня иду к Башне Вавил.

    Мы с Лили были вчера в Подземелье, и я всё никак не мог выбросить из головы слова человека, предложившего мне заманить Лили в ловушку. Я был настороже и, кажется, Лили это заметила.

    Я не хотел её волновать, так что ничего ей не сказал, но она и сама была обеспокоена — бросала на меня нервные, полные отчаяния взгляды, потому что я всё время осматривался.

    — …

    Я позвал её в такую рань, чтобы защитить от происшествий. И вот я здесь, смотрю на голубое небо. До того как подойдёт Лили мне было нечем заняться, так что мой разум погрузился в размышления о разговоре, который был у нас с боженькой прошлым вечером.

 

    Вернувшись из Подземелья, я рассказал боженьке всё, что мне известно о Лили и её положении.

    Я хотел, чтобы она пожила с нами, под церковью, пока опасность не минует — и поэтому, я решил обратиться к боженьке.

    — Белл, а эта самая помощница заслуживает твоего доверия?

    — А?

    Боженька выслушала каждое моё слово, а потом, поразмыслив, задала мне такой вопрос.

    Поначалу я даже не понял о чём она говорит. А когда до меня дошло, я поднялся, опёрся на стол, намереваясь сказать что-то в защиту Лили. Но из моего раскрытого рта так и не вылетело ни звука, когда я увидел умиротворяющий взгляд боженьки.

    — По твоему рассказу, кажется, что что-то с этой девушкой нечисто. Возьмём тот день, когда ты потерял мой нож… Нет, я её ни в чём не обвиняю, так что не смотри на меня так… Просто я не могу не подумать, что каким-то образом она в этом замешана, ведь вы работали с ней в тот день вместе.

    Неожиданная встреча, нежелание работать со своей собственной Паствой по непонятным причинам, нападки авантюристов… Боженька привела мне все мои же аргументы, отделив ненужные эмоции.

    Я ничего не мог ответить. Мне оставалось только виновато опустить плечи.

    — Прости, что всё так оборачиваю. Но я никогда не встречала эту девушку, так что могу судить обо всём только по твоим словам. Ты с ней общаешься, так что решение лучше принимать тебе самому. Впрочем, я буду не слишком довольна.

    Она продолжила, сказав, что куда больше беспокоиться обо мне. После, её вид изменился, она стала величественной и могущественной, и задала ещё несколько вопросов о Лили.

    — А ты не думаешь, что эта девушка от тебя что-то скрывает? Что-то о чём подозревает… нет, знает тот авантюрист?

    Она говорила о том, что должен был понять и я. Её слова пронзали моё сердце, как стрелы.

    Я постоянно искал возможности об этом не думать.

    Лили сделала для меня многое, будучи помощницей, даже жизнь мне от монстра спасла. Неужели, это меня ослепило?

    Какое-то время я сидел и смотрел на боженьку, воспоминания о Лили проносились в моей голове. Все воспоминания. Я пытался вспомнить моменты, в которые Лили раскрывала мне свои настоящие чувства.

    — Боженька, я…

   

    — Сударь Белл?

    — !

    Поток моих мыслей прервался.

    Назвавший моё имя голос, заставил меня вернуться к реальности.

    — А!.. Л-Лили, утречка.

    Мой ответ немного запоздал и я потряс головой, выгоняя остатки воспоминаний о прошлой ночи из своего разума.

    Заметив это, Лили улыбнулась, её глаза, как обычно, были скрыты капюшоном.

    — Доброе утро, Сударь Белл. Лили не думала, что вы подойдёте так рано — Лили даже не поверила своим глазам.

    — Ха-ха-ха, ты права. Ты всегда успевала прийти раньше меня, в какое время мы бы не назначили встречу, Лили.

    Похоже, что с ней ничего не произошло. Какое облегчение.

    Как я и думал, на поверхности тот авантюрист и пальцем не посмеет тронуть Лили.

    Авантюристы, которые создают проблемы, попадают в чёрные списки Гильдии. Жизнь в Орарио для них становится гораздо сложнее. Для начала, если у них отбирают звание, Обмен больше не платит им за магические камни и добычу, и их бесцеремонно выпроваживают из здания. А вскоре после этого их выкидывают и из их Паств — это означает, что таких людей оставляют даже собственные боги.

    Их могут даже посадить в тюрьму, если проступок был достаточно серьёзным.

    Всё это делает внесённых в чёрный список авантюристов сродни преступникам, но Гильдии остаётся только проявлять строгость. Можно сказать, что Гильдия пытается сдерживать криминальные действия.

    Именно поэтому, если кто-то замыслил недоброе, подобные поступки совершают в Подземелье. Поскольку свидетелей нет, атакующие могут просто сказать, что они пытались себя защитить, или это было атакой монстра, или простой случайностью. Пространство для манёвра безгранично.

    — Сударь Белл.

    — Ой, прости. Что такое?

    — Может, сегодня мы спустимся на десятый этаж?

    — Эм-м-м…

    Я взглянул на Лили, чья улыбка скрывалась капюшоном и волосами, почти в ужасе.

    — Это немного неожиданно, тебе так не кажется?..

— Сударь Белл, думаете Лили ничего не замечает? Силы Сударя Белла более чем достаточно, чтобы справиться с десятым этажом, не так ли?

— …

Под «силой» она имеет в виду мои характеристики.

На самом деле большинство моих базовых характеристик, а особенно Ловкость, достигли уровней А и B. Гильдия объявила, что самый нижний этаж, на который разрешается ходить авантюристам Первого Уровня, двенадцатый.  

Причина, по которой я не спускаюсь ниже, заключается в том, что я одиночка. К тому же, начиная с десятого уровня, сложность Подземелья значительно возрастает.

Можно сказать, что Подземелье начинает обнажать свои клыки. Впрочем, сложность седьмого этажа для авантюриста с характеристиками ранга G примерно соответствует сложности двенадцатого этажа для авантюриста с характеристиками ранга А.

На самом деле я уже благополучно опускался и возвращался с девятого этажа. Возможно, и на одиннадцатом этаже у меня бы не возникло проблем, даже в одиночестве. Кажется, Лили выбрала очень подходящее время, чтобы я мог попробовать свои силы на десятом этаже.

Если честно, думаю у меня получится. Может я излишне самоуверен, но я уже предвкушаю свой успех.

И всё же, есть другая причина, которая меня тяготит и из-за которой я не хочу спускаться на этот этаж.

На десятом этаже появляются они.

Монстры, причисляемые к большим. Вплоть до девятого этажа таких нет.

…Как тот Минотавр.

— …Я же почти умер на седьмом этаже не так давно. Ты уверена, что я действительно готов к десятому этажу?..

— Вы правы, но поскольку Сударь Белл уже разобрался со своей самоуверенностью, у Сударя Белла не будет неприятностей, не так ли? Лили верит, что Сударь Белл сейчас куда серьёзнее относится к обязанностям авантюриста из-за случившегося.

— …

— И не забывайте, что у вас теперь есть магия. Магия, это могучая сила. У нового Сударя Белла нет слабостей.

Вчера я показал ей своё заклинание Вспышки.

Впрочем, я сделал это не для показа — мне захотелось увидеть, как моя Магия улучшилась после подьёма характеристик прошлой ночью. Поэтому, и потому что мне хочется использовать магию, так что время можно считать подходящим. Лили была впечатлена.

Поскольку я одиночка, использование Мгновенного Заклинания для меня очень ценная возможность.

— Лили спускалась с другими авантюристами на одиннадцатый этаж, так что можете поверить Лили на слово. Сударю Беллу будет очень просто на десятом этаже. Лили гарантирует.

Раньше, до того как у меня появилась магия, Эйна запретила мне спускаться на десятый этаж (это было очень строгое предупреждение). Но сейчас, если поразмыслить, как и сказала Лили, у меня есть магия, так что на десятом этаже проблем у меня быть не должно.

Продвинуться или топтаться на месте.

— …Если по правде, Лили нужно собрать много денег за несколько следующих дней.

— Секундочку, это!..

— Лили нельзя рассказывать, но это касается дел Паствы, Лили…

Будто читая мои мысли, Лили раскрыла мне свою настоящую мотивацию.

Не могу не вспомнить, как её окружили те три авантюриста.

Мысли испарились из моей головы, а в горле пересохло.

Если дело действительно в её контракте с Паствой, то моё вмешательство — в основном помощь в сборе нужной ей «огромной суммы денег» — сработает против неё самой. Конечно, всё зависит от самих людей, но если раскроется, что кто-то из другой Паствы помог ей собрать нужную сумму, это может создать трудности в отношениях с этой самой Паствой. Подобное похоже на оскорбление.

У меня нет никакого способа убедиться, что заявления Лили — это правда. Сомневаюсь, что она ответит мне честно, если я её спрошу.

Понимаю, что будь я в её положении, честно отвечать бы не стал.

Я принял решение и сжал кулак.

— Что же. Спускаемся на десятый этаж.

На лице Лили расцвела широкая улыбка, когда я дал свой ответ. Она начала кланяться, говоря «Спасибо, спасибо, спасибо!!!» А я опустил приподнятые от удивления брови и заставил себя улыбнуться.

— Отправляемся прямо сейчас? Или купим побольше предметов в Вавиле, на всякий случай?

— Лили вчера купила очень много. Уже вчера Лили подумала: а почему бы вам

это не попробовать?

— Вот как…

Говоря это, Лили поставила поставила свой рюкзак на пол. Она достала короткий меч в чёрных ножнах.

Божественный Кинжал в длину около двадцати сантиметров, а это оружие, получается, около пятидесяти, если их сравнить.

Короткий меч… нет, точнее, баселард?

Совершенно обычные ножны заканчивались рукоятью меча, идеально подходят по размеру. Рукоять тоже выглядела очень просто.

— А зачем?

— Не подумайте ничего плохого, Сударь Белл, это часть подготовки. Текущего оружия Сударя Белла будет недостаточно для борьбы с большими монстрами. К тому же, Лили кажется, что Сударю Беллу нужно чуть больше расстояния.

— То есть ты… отдашь его мне? Мне кажется неправильным, что ты купила его на свои деньги…

— Сударь Белл принял эгоистичность Лили; это подарок в качестве благодарности. Примите его, пожалуйста.

— …Ну, если ты так об этом говоришь.

Я осмотрел лезвие переданного мне баселарда.

Серебряный клинок с тонким обоюдоострым лезвием. Он очёнь лёгкий, не намного больше моего кинжала, так что для человека, вроде меня, никогда не использовавшего меч, может подойти…

— Интересно, справлюсь ли я с ним. Я никогда не сражался ничем подобным…

— Почему бы нам не проверить его по пути на десятый этаж? Монстры на седьмом этаже идеально подойдут для проверки. Если глаза не подводят Лили, то Сударь Белл сможет освоиться с использованием короткого меча.

Лили была во множестве групп и видела много боевых стилей; думаю в этом на неё можно положиться. Она пробыла со мной достаточно; поэтому, наверняка, знает о чём говорить.

Нет причин сомневаться в её словах, так что я им поверю.

— Ой… у меня нет пояса для ножен…

Я мог бы пристегнуть меч к обычному поясу, но тогда ножны мне помешают.

— Сударь Белл, Сударь Белл.

— ?

— Если Лили правильно помнит, то в вашем нарукавнике есть место под небольшое оружие, правильно?

Ого, про это я и забыл. Сам же ей об этом говорил.

Я вытащил Божественный Кинжал из нарукавника, и заменил его баселардом, который идеально подошёл по размеру. Ага, неплохо.

— У тебя отличная память, Лили. Я об этом совсем забыл.

— Хе-хе, Лили тоже вспомнила только что.

Лили сложила руки на затылок и стыдливо на мгновенье отвернулась.

Я не мог не засмеяться, наблюдая за ней, но передо мной встал новый вопрос: Куда мне положить Божественный Кинжал?

— …

Неожиданно в моей голове прозвучали слова боженьки, сказанные прошлым вечером:

«Эта помощница заслуживает твоего доверия?»

Будто Божественный Кинжал со мной заговорил, будто голос боженьки задал мне этот вопрос в третий раз.

— …

Я закрыл глаза и молчаливо попросил о прощении.

Открыв глаза, я положил кинжал в мою ножную сумку.

В ней хранятся пробирки с зельями; так что кинжал вместе с ножнами отлично в ней поместился.

— …

Лили молчаливо за мной наблюдала, легонько кивнув.

— Ну что, мы отправляемся?

Лили подняла голову на моё продолжение. Слегка наклонив голову, она улыбнулась и ответила:

— Да.

 

 

— Я полагаюсь на тебя, Тулле. Может, это и проверка, но не переходи дозволенных границ.

— Конечно, сэр.

Начальник Эйни в Гильдии проводил её взглядом, когда девушка выходила на Западную Главную Улицу.

Она была отправлена, чтобы проинспектировать лавки, арендующие места в Башне Вавил у Гильдии. Это самая обычная рутинная работа — войти в лавку и убедиться, что Паствы не занимаются ничем предосудительным.

Повесив на рукав официальную повязку и обвязавшись шарфом, девушка пошла по утренним улочкам Орарио. Шарф и повязка были необходимым атрибутом инспектора Гильдии. На инспекцию было отправлено немало рабочих Гильдии, но Эйна на несколько минут опоздала.

«В итоге шанса поговорить с Беллом у меня не было…»

Информация, которую девушка получила вчера в Пастве Локи не давала Эйне покоя всю ночь.

Предостережение Локи всплывало снова и снова, так что девушке казалось, что Белл сейчас в огромной опасности.

Она жалела, что не попыталась встретиться с Беллом вчера вечером; в итоге она так ничего и не рассказала.

«Может, я перегибаю… Но раз уж я иду в Вавил, нужно будет предупредить Богиню Гестию».

Эйна будет проверяющей лавок Паствы Гефест. Лицо, работающей в этих лавках богини, всплыло в памяти девушки и она решила, что так будет лучше всего.

Серьёзная, законопослушная Эйна задумалась, что использует своё положение, а также смешивает свою личную и рабочую жизнь. Однако, эти мысли были были отброшены со словами: «А то я этого не знаю?!»,  и Эйну перестала мучать совесть.

— А.

— ?..

Когда Эйна добралась до Центрального Парка с Западной Главной, Айз Валленштайн вошла в парк одновременно с ней с Северной Главной Улицы.

— …Д-доброе утро, Мисс Валленштайн.

— …Доброе утро.

Айз легонько кивнула головой, приветствуя дрожащую Эйну. Длинные светлые волосы девушки, блестевшие, будто покрытые позолотой, качнулись в такт движению головы девушки.

Эйна не знала, как ей продолжить разговор после приветствия с человеком, которого она встретила только вчера и чувствовала за это вину. Так что она сказала первое, что пришло в голову.

— Мисс Валленштайн, чем вы планируете сегодня заняться?

— Я хотела закупить предметов.

— Эм-м-м… в Вавиле?

Айз кивнула, продолжая разговор. Звучало так, будто она собирается сегодня, вдобавок, спуститься в Подземелье.

Эйне показалось немного странным, что Риверия и Айз закупаются в разных лавках, но, увидев Айз в полной экипировке, кивнула.

При взгляде на эту восхитительную девушку сложно представить, что она известна под двумя другими именами. Первое имя «Кенки» — принцесса, или дева меча. Впрочем, ей бы хотелось, чтобы другие авантюристы назвали её «Сенки» — Дева битв, или Дева боёв.

«…Кажется, она по прежнему расстроена».

Эйна заметила состояние девушки ещё прошлым вечером в Пастве Локи. Она попыталась вовлечь Айз в разговор, несмотря на упавший голос девушки и её тусклый взгляд.

Для неё, наверняка, стало шоком, что от неё сбежал парень.

Даже Эйна хотела бы взглянуть на мужчину, способного сбежать от такой красотки, как Айз. Так что Эйна решила слегка помочь своему, похожему на младшего брата, любимцу.

— Мисс Валленштайн, позвольте мне выразить благодарность за спасение одного из моих авантюристов.

— ?..

— Только не говорите, что уже забыли? Не так давно вы убили, бушевавшего на пятом этаже, минотавра и очень вовремя, поскольку его спасли.

— …Минотавра.

— Да. Авантюриста зовут Белл Кранелл. И он очень вам благодарен…

В то мгновенье, когда Айз услышала имя Белла, её голова наклонилась почти пугающим образом. Эйна попыталась донести до девушки благодарность, но отступила на шаг, потеряв дар речи.

Они молча стояли перед Башней Вавил несколько секунд. Айз смотрела на Эйну с печалью в глазах и, потеряв спокойствие, заговорила:

— …Так он меня не боится?

— Че… а?

Эйна была поражена и смогла выдавить в ответ только несколько звуков.

— ?..

И в этот самый момент Эйна заметила нечто странное.

Четверо авантюристов собрались под деревом с широкими листьями прямо у неё на виду.

У троих была эмблема, изображающая полумесяц и бокал вина… символ Паствы Сомы.

— …как и должно быть… ошиблась…

— …знаю точно… Арде нужно…

Между ними было приличное расстояние, но изумрудные глаза Эйны прочли по губам несколько слов.

Несмотря на то, что они не упоминали Белла напрямую, в разговоре упоминалось имя его помощницы.

После разговора эти четверо разошлись, но все шли в Вавил. Эйна была уверена, что они отправятся в Подземелье.

— …Что-то случилось?

Айз заметила, что Эйна отвлеклась. Так что она задала свой вопрос достаточно громко.

Выражение на лице полуэльфийки стало обеспокоенным, а её глаза начали метаться. Эйна несколько секунд молчала, но тут же поклонилась и вывалила все свои опасения разом.

— Я знаю, что с моей стороны это огромная грубость, но я вынуждена вас попросить. Пожалуйста, спасите моего подопечного. Спасите Белла Кранелла.

— …

— Может, я излишне волнуюсь, но у меня есть свои причины верить в то, что он оказался в очень опасном положении. Я понимаю, что прошу многого, но умоляю, придите на помощь.

— Так вчера вы?..

Айз слышала разговор, проходившей в переговорной Паствы Локи прошлым вечером, и смогла всё сопоставить. Так и не поднявшая головы, Эйна кивнула и передала Айз всё, что услышала из разговора между группой авантюристов Паствы Сомы, которые уже вошли в Вавил.

Айз молчаливо слушала. Когда Эйна закончила, девушка кивнула, сказав:

— Я поняла.

— Вы уверены, что не против вмешаться?

— Да… Мне так и не представилось шанса перед ним извиниться.

Несмотря на то, что смысл сказанных Айз слов ускользнул от Эйны, она отошла с дороги, позволяя девушке пройти.

Эйна уже собралась пойти по своим делам, но, смотря вслед светловолосой девушке, крикнула ей кое-что ещё:

— Эм, Мисс Валленштайн!

— ?..

— Белл очень… Белл Кранелл на самом деле вам благодарен за спасение его жизни!

От слов Эйны лицо Айз прояснилось — выражение лица смягчилось, и на её губах появилась лёгкая улыбка.

 

 

Окружение и планировка Подземелья очень сильно меняется на восьмом и девятом этажах.

Дня начала, возрастает количество комнат и они становятся гораздо больше. Коридоры же, соединяющие комнаты, наоборот, становятся очень короткими. И потолок, который раньше был на высоте трёх или четырёх метров надо мной теперь в десяти.

Стены на этих трёх этажах жёлтые, заросшие мхом. А поскольку пол подземелья покрыт короткой травкой, то выглядят этаже, как большие равнины. Идущий сверху свет, сконцентрирован в одном месте, будто я попал на природу.

Монстры этих этажей, будто просто обновлены — вместо новых видов, усиленные версии кобольдов и гоблинов. Если не недооценивать их силы, то техники боя, работавшие на первых этажах, работают и против них. Поход по восьмому и девятому этажу был достаточно лёгким.

В доказательство можно привести тот факт, что мы часто спускались на эти этажи в последние несколько дней.

А теперь, наша главная цель: десятый этаж.

Этот этаж…

— Туман…

Всё бы ничего, но клубы тумана такие плотные, что невозможно разглядеть даже то, что расположено в другом конце комнаты.

Внешне десятый этаж более-менее напоминает девятый и восьмой. Однако, светлое «солнце», светящее сверху, исчезло. Ему на смену пришёл туман, создающий ощущение приближающегося рассвета.

Это первый раз, когда видимость в Подземелье ограничивается.

— Лили, держись поближе ко мне.

— …Да.

Не знаю, сколько раз я ей уже так говорил, но скажу ещё раз.

Разумеется, я беспокоюсь о том, что мы можем разделиться и я потеряю её в тумане, но также мне нужно следить, чтобы не приблизился тот авантюрист. Кто знает, когда он нанесёт удар. Я постоянно повторял Лили эту фразу, так что не удивлюсь, что уже порядком ей поднадоел.

«Как бы там ни было… это далеко не самое худшее».

Держа Лили в поле зрения, я вытащил из нарукавника баселард.

Проверка была полезна. Я никогда не использовал клинок, длиннее кинжала, так что поначалу было очень непривычно. Но попробовав, я одобрил этот клинок. Он превращал муравьёв-убийц в фарш.

Длина баселарда стала глотком свежего воздуха. Я никогда не знал, каково ощущение от удара с безопасного расстояния.

Впрочем, режет он не так хорошо, как Божественный Кинжал, но с этим я смириться могу.

— !..

Стоило нам выйти из коридора, как мы оказались в комнате.

Очередная, похожая на равнину, комната. В воздухе кружит туман, но я могу узнать в этом пространстве комнату подземелья.

Окружение наполняют безжизненные деревья, на которых нет ни листочка.

— …

Они стоят без движения. Войдя в комнату, я нахмурился. Сейчас будет лучше держатся подальше от стен, прежде чем родятся монстры.

Мы подошли к небольшому скоплению мёртвых деревьев, каждое из них было от метра до двух в высоту. Очень твёрдая кора покрывает широкий ствол дерева, но он становится всё тоньше и тоньше с высотой. Очень странные деревья…

Ох, это, должно быть, они.

Осмотрев мёртвые деревья ещё разок, я повернулся к лили.

— Как думаешь? Может, нам их срубить?

— Нет, у нас нет на это времени.

Голос Лили был выше обычного и она уставилась мне за спину.

Я почувствовал, как по спине пробежала дрожь, так что повернулся, чтобы посмотреть на что Лили уставилась.

Огромный силуэт шёл сквозь туман. Я не только слышал, как гигантские ноги ступают по полу, я ещё и чувствовал через свои ботинки вибрации шагов. Всё моё тело дрожало.

Я прикрыл лицо руками и плотно стиснул зубы.

— Уга-а-а-а-а…

Орк — впечатляющий монстр большой категории — появился в тумане с низким рыком.

Коричневая кожа и голова кабана. Вокруг пояса монстра была повязана старая шкура, напоминая своим видом поношенную юбку. Кажется, этот монстр метра три в высоту — даже немного выше минотавра.

Однако, в сравнении с мускулистым Минотавром, орк куда более округлый — сгорбленный и очень толстый.

— Ну что же, они просто огромны…

— Вы не должны убегать, Сударь Белл!

Лили всегда говорила, что отступление никогда не приблизит к цели. Я сглотнул слюну и кивнул.

Она права. Если я не справлюсь с этим орком, то никогда не смогу бороться и с другими большими монстрами… вроде Минотавра.

У меня нет права пугаться только потому, что этот монстр выше меня.

Я глубоко вдохнул и решился.

— Гах-х-х, уга-а-ах-х-х!!!

Мы с Лили попали в поле зрения жёлтых глаз орка.

Увидев в нас добычу, орк ускорил шаг и пол задрожал ещё сильнее. Проходя мимо одного из деревьев, орк взял его в свои руки.

Схватив одно из из деревьев своей мясистой рукой, орк начал приближаться к нам, волоча его по полу.

То, что в подземелье было частью ландшафта, стало в руках монстра Подземелья огромной дубиной.

Ландшафт — склад оружия Подземелья.

Это ещё одна из неприятных сторон Подземелья.

Живое Подземелье обеспечивает монстров, бродящих по нему, естественным оружием.

 

Впервые элементы ландшафта появляются на десятом этаже и это значительно поднимает силу монстров.

Подземелье помогает монстрам, которых было бы слишком легко убивать, будь они не вооружены.

— Как вовремя…

Ландшафт можно разрушить, но поскольку это часть живого Подземелья, через некоторое время он вернётся. Также как и сами монстры. К тому же я слышал, что эти мёртвые деревья вырастают обратно практически мгновенно.

Обычно, авантюристы подготавливаются к битве, уничтожая элементы ландшафта, чтобы не дать монстрам ими воспользоваться. Но этот монстр появился в самый неподходящий момент.

Теперь мне придётся сражаться с орком, пришедшим во всеоружии.

— …

Тяжёлое дыхание монстра приближалось.

Его глаза светились, будто показывая, что он готов броситься на меня в любое мгновение.

Мне впервые придётся сражаться с большим монстром, напряжения сильнее мне и не испытать

Такое чувство, что сердце в груди готово разорваться. Пытаясь успокоить своё сердцебиение, я глубоко вдохнул и расслабил плечи.

В следующую секунду орк взревел во всё горло.

— ГУ-У-УО-О-О-О-О!!!

Вот и гонг. Пора начать бой.

Услышав этот сигнал, я ринулся вперёд.

«Нельзя получить удар!»

Разница в размерах слишком велика, я не смогу заблокировать такую атаку.

Если он попадёт, отправит куда подальше. Нарукавник на моей руке ничего не изменит.

«А вот если я перейду в наступление…»

Первая цель: нижняя часть тела. В первую очередь ноги, прикованные к земле.

То, что этот монстр огромен не означает, что он неуязвим. Конечно, с самого начала меня испугали его размеры, но, как и у всех больших монстров, у него есть свои слабости.

Когда враг огромен, ему непросто попасть по небольшой, подвижной цели.

Особенно это касается медлительных и неповоротливых орков. Их тело такое тяжёлое, что они запросто теряют баланс.

Один удар.

Всего один удар.

Если я смогу уклониться от первого удара, то успею контратаковать.

Орк приближается, он несётся прямо на меня!

— УГО-О-О-О-О!!!

Орк набрал скорость, поднимая дубину над головой и нёсся вперёд.

Корни дерева формировали сферу, превращая его в огромный молот или дубину. Орк задрал оружие высоко над головой для первого удара.

Над головой… значит!

— !

Я, не задерживаясь, рванул вперёд.

Гораздо легче будет уклониться, приблизившись, чем сместившись в сторону. Если я подгадаю момент, в который его оружие ударится о землю, то успею вовремя. Как только дубина ударится о землю, я смогу контратаковать ни о чём не беспокоясь.

И орк не сможет защититься, пока снова не поднимет дубину, так что у меня будет шанс.

Я ударю со всей силы!

— ГОУ-У-У-У!

— Попался!

— Гву-у-у-у-ух?

Я уклонился от, летящей на меня, дубины.

Используя инерцию, я приблизился к орку справа и вонзил баселард прямо между рёбер монстра.

Орк издал пронзительный крик, зеленоватая жидкость потекла из его раны.

Трава внизу стала чуть зеленее.

— Ха!

Я быстро решил переключиться на следование первоначальному плану и ударил монстра по ногам.

Совершив оборот и перехватив клинок, направляя его как можно ниже, я ударил по толстой правой ноге монстра.

Прежде, чем удар клинка пришёлся под колено монстра, я успел взяться за короткий меч обеими руками.

— ?!

Пронзительный рёв ударил мне по ушам.

Баселард дошёл до кости и остановился. Я почувствовал и прочность кости, и давящий на клинок вес монстра; дальше мне не продвинуться.

Навалившись на монстра плечом изо всех сил, я уменьшил нагрузку на клинок и продвинул его дальше.

— ВЫКУСИ!!!

Нога была отрезана начисто.

Баселард прошёл через голень монстра. Его нога больше не касалась пола, отчего орк завалился на землю.

Комната сотряслась от болезненных криков. Орк бился в агонии, но пока что мне его не остановить.

Тук, тук. Я обежал орка, оказавшись у его головы. Повернув свой короткий меч, я прицелился и вонзил баселард в затылок орка.

— Гих, ГУО-О-о-о-о..

— Сударь Белл! Ещё один!

— !

Орк передо мной ещё раз дёрнулся и испустил дух. Выглянув из-за его огромного трупа, я заметил, как и сказала Лили, ещё одного орка, идущего прямо к нам. Наверняка, он услышал звуки боя, поэтому несмотря на туман, смог вычислить где мы находимся.

Я перепрыгнул безжизненную тушу орка и направил правую руку на появившегося из тумана.

Я не промахнусь.

Сконцентрировавшись на огромной фигуре, я выпустил свою магию.

— ВСПЫШКА!!!

— БАГО-О-О-ОУХ-Х?!

Вспышка пламени озарила воздух, ударив пришедшего монстра прямо в грудь.

Он вскрикнул и потерял равновесие, но только и всего.

Кожа на груди орка обратилась в пепел, но монстр не упал.

Кажется, моей магии недостаточно, чтобы справиться с орком с одного удара. Неудивительно — я же выучил её всего пару дней назад. Сила Вспышки по прежнему невелика.

И, всё же..

— ВСПЫШКА!!!

Раунд два.

Второе мгновенное заклинание подряд ударило орка.

В этот раз я не целился, но магия всё равно попала почти в то же самое место, и взрыв сбил монстра с ног. Это застало его врасплох, орк несколько раз дёрнул ногами… и замер.

— …

Следом он обратился в пепел.

Два прямых попадания Вспышки проделали дыру в груди орка. Магический камень внутри, наверняка, был уничтожен пламенем.

Я наблюдал за тем, как монстр бесследно исчезает в щель, между растопыренными пальцами вытянутой руки. Только после того, как от орка не осталось и следа, я опустил руку.

«Я победил…»

Сработало.

Меч, мой боевой стиль, моя магия — всё сработало.

Они сработали на монстре, который гораздо больше меня, на большом монстре, вроде Минотавра.

Когда моё сердце наконец перестало сильно биться, во мне зажглось новое пламя.

Чувство удовлетворённости, может, чувство, что я стал лучше.

Я наслаждался каждой секундой своего триумфа, отчего мои губы расплылись в улыбке.

— Лили! У меня… получилось…

Я обернулся, чтобы её увидеть, у меня на лице было счастье. Но меня встретил только туман.

Пришедшая сегодня со мной напарница, растворилась.

Моя эйфория пропала.

— Лили?!

Больше похожий на жалобный крик, голос вырвался у меня изо рта.

Я крутил головой, будто получая удары по лицу. Но куда бы я не смотрел, нигде не видел силуэта Лили, только туман.

Поначалу я испугался худшего, но сделав глубокий вдох я успокоился, и эти мысли ушли.

Если за пропажу Лили отвечал бы тот авантюрист, она бы боролась, хотя бы крикнула. Куда вероятнее, что виновен монстр.

Я пошёл в угол комнаты, где туман был плотнее всего.

— ?..

Пока я обходил мёртвые деревья, мне в нос ударил отвратительный запах.

Я зажал нос рукой и осмотрелся в поисках источника этого запаха. Много времени это не заняло.

На одном из деревьев висел кусок окровавленного, свежего мяса.

— Это же… приманка для монстров?..

Я схватил маслянистый кусок плоти, чтобы поближе его рассмотреть.

Сомнений не осталось. Такие продаются в магазинах предметов. Авантюристы, вроде меня, используют такие вещи, чтобы заманивать монстры в ловушки и получать магические камни и добычу не отходя от своих привычных путей в Подземелье слишком далеко…

Но почему такая висит прямо здесь?..

— …

Моих ушей достигли тяжёлые шаги. Орки.

Не одинокий орк. Множество ног собрались одновременно; будто моих ушей достиг худший в мире барабанный бой.

И тут я заметил кое-что ещё. Огромное количество склизкого мяса было развешено на деревьях повсюду.

Меня будто поразило громом. Шаги приблизились, так что я смог понять сколько примерно идёт орков. И дыхание перехватило.

«…Вот чёрт…»

…Четверо.

Я молчаливо себя проклинал, а в тумане появилось четыре, идущих бок о бок, силуэта.

Для победы над одним мне пришлось очень сильно потрудиться. Четверых разом мне не победить. У меня нет ни единого шанса. Меня окружат и отправят на тот свет за считанные секунды. И всё благодаря их размеру. Если они получат оружие, то мне точно от них не сбежать.

Нужно как-то отсюда выбираться, и срочно.

В бою мне не выжить.

Но что будет с лили?

Что если она ранена и не может выбраться?

Я оставлю её? Я позволю Лили умереть?

Орки, пришедшие на запах окровавленного мяса, заметили меня и не были слишком довольны. При взгляде на меня на их огромных руках вздулись жилы.

В это мгновение я ещё мог бы сбежать, даже не вытаскивая меча, но не мог сдвинуться ни на сантиметр.

Неожиданно, из слепой зоны что-то прилетело ко мне, просвистев в воздухе.

— Ха?!

Клац! Эта штука сорвала с моей ноги сумку, куда-то её вытаскивая. Сумку, в которой хранится Божественный Кинжал. Ту самую.

Я заметил, что сумку пронзила маленькая позолоченная стрела, которая и оттаскивала сумку подальше от меня.

Орки увидели мои округлившиеся глаза, следящие за сумкой, и разом на меня бросились.

— У-УО-О-О-ОГХ-Х-Х-Х!!!

— ?!

Двое орков схватили деревья и попытались ударить меня.

Я сделал один из самых неловких своих пируэтов, но мне удалось уклониться.

Времени на передышку не было. Какими бы огромными и неповоротливыми окри ни были, оставшиеся двое преодолели расстояние между нами за мгновенье.

— И-га-а-а!!!

Я кричал, а огромные руки со всех сторон летели к моей голове.

Это не шутки! И что мне теперь делать?!

Я никогда не чувствовал себя таким уязвимым, путешествуя в одиночку. У меня не было времени даже на лишний вдох, приходилось только уклоняться от кулаков и ударов, окружающих меня, орков.

Уклоняясь от очередного удара, я увидел за спинами монстров её.

Она была вдалеке, на безопасном расстоянии от орков, спокойно уходя восвояси.

— Лили?! Э-эах!

Прямо в тот момент, когда я ей крикнул, в меня полетел очередной кулак. Нельзя терять концентрацию, ни на мгновенье.

Пока я уклонялся, сражаясь за свою жизнь, Лили подобрала мою сумку и вытащила из неё Божественный Кинжал.

Она осмотрела его, спрятала под рубашку и взглянула на меня, улыбнувшись своей обычной улыбкой.

— Простите, Сударь Белл. На этом мы закончим.

— Лили, что за чертовщину ты несёшь?!

— Лили думает, что Сударю Беллу не стоит так доверять другим людям.

Я снова уловил силуэт девушку между ударами: она наклонила голову, будто невинный маленький ребёнок, несмотря на то, что я ей кричал.

Её глаза не были прикрыты капюшоном и волосами, а на её лице по прежнему была её обычная улыбка.

Но выглядела она как-то… одиноко.

— Надеюсь, у вас получится найти возможность и сбежать, — сказала Лили, стоявшая за спинами орков, и развернулась, чтобы уйти.

Её огромный рюкзак скрыл силуэт девушки, но она повернулась ко мне.

— Прощайте, Сударь Белл. Больше мы с вами не увидимся.

Она взглянула на меня в последний раз через плечо и убежала в туман.

— Лили! Лили!.. Ах-х-х! Хватит уже!

— Бугоух-х-х?!

 

 

— Вы слишком добры, Сударь Белл.

Лили бежала по коридорам Подземелья, неся за спиной рюкзак, который обычный человек не смог бы даже поднять.

Схватившись за лямки рюкзака руками, она шла уверенными шагами по Подземелью.

Она соврала Беллу дважды.

Первое, о том, что она нищая помощница.

Лили вор. Или, лучше будет сказать, «умелый мошенник».

Она выбирает авантюристов с высоким классом и доходом, особенно тех, у кого при себе ценная броня и оружие.

Например, всё это время она работала с Беллом потому, что он был её целью. Если точнее, не сам Белл, а ценный кинжал Паствы Гефест был целью девушки.

Истории о бедности были лишь предлогом, позволяющим ей приблизиться к парню.

А вторая ложь…

— М-м-м.

Ветер сорвал с бегущей девушки капюшон. Открылись её, похожие на шёрстку, волосы и собачьи ушки.

Звони, полночный колокол.

Серая пыль, похожая на пепел, окутала голову девушки.

Свет беззвучно озарил всё окружающее, и ушки на голове бесследно исчезли.

Но это ещё не всё, собачьи брови и пушистый хвост также пропали.

— Похоже, полная трансформация не обязательна. Можно обойтись изменением нескольких частей тела.

Если бы это увидел Белл, он был бы поражён.

Большие ореховые глаза весело моргнули, на лице не осталось шерсти. Ребёнок зверолюд исчез.

Сомнений быть не могло — Лили та девушка-полурослик, врезавшаяся в Белла в том переулке.

Вторая жизнь Лили: та, кем она на самом деле является.

Она бежала от того авантюриста и использовала своё заклинание «Золушка», чтобы изменить свой вид с подозрительной девушки-полурослика, на кого-то другого.

Лили использовала эту магию, чтобы обдурить многих, даже очень многих авантюристов.

Её жертвы бежали за ней, но, изменяя вид, девушка заставляла их думать, что они гонятся за кем-то другим. Все совершали подобную ошибку, никто не мог добраться до Лили. Среди авантюристов начали ходить слухи о «группе вороватых полуросликов», которые распространялись из-за её магии.

Иногда она становилось помощницей. Иногда изображала из себя невинного горожанина.

Лили использовала свою магию не только, чтобы изменять внешность, но и расу, так что она совершила уже сотни преступлений.

«Кажется, беспечно обратиться на глазах того авантюриста было большой ошибкой…»

Мужчина, который недавно преследовал Лили, попавшись на один из её трюков, видел изменения, сделанные Пепельной Эллой. Он видел настоящее лицо девушки. Именно это и случилось в переулке.

Лили думала, что избавилась от проблем, но, судя по всему, тот авантюрист сказал Беллу то, что ему знать не следовало.

С тех пор, как она увидела их встречу в Центральном Парке, мальчик начал вести себя совершенно по-другому. Белл начал за ней присматривать и ничего не говорил, когда она попыталась выяснить почему. Со стороны выглядело, будто он начал её подозревать, или даже знал, что она способна менять внешность.

Судя по всему, это был последний шанс обворовать Белла, и её действия были верны.

«…Наверняка, так и есть…»

«Какая потеря», — подумала про себя Лили, вспоминая сколько денег ей удавалось получить, работая с таким напарником.

Это было выгодно — девушка неплохо проводила время и зарабатывала безопасно. Отчасти ей было жаль.

В девушке зародилось странное, для воровки, чувство. Она не могла его понять.

Но кое-что она понять могла: как бы ни было сильно это чувство, и сколько бы она о нём не думала, это всего лишь бесполезная эмоция.

Она не могла поддерживать свою связь с мальчиком.

Она не могла пойти на риск и продолжать работу после того, как тот авантюрист всё рассказал.

Теперь, когда Белл всё знает, он ни за что её не простит.

— …

Лили опустила голову. Но тут же вздохнула и тряхнула головой.

«Да какая разница?» — подумала Лили, пытаясь прогнать чувство вины. Чтобы кого-то, вроде неё, тронула доброта авантюриста — что за издевательство.

Потому что все авантюристы одинаковы.

«Авантюристы… авантюристы!!!»

Лили была рождена в Пастве Сомы. Её родители были членами, так что с самого рождения Лили ничего не оставалось, кроме как самой стать частью Паствы Сомы.

Будто могучее колесо судьбы с самого начала вращалось только в одном направлении.

Мир не был добр к Лили.

Полурослики-родители Лили всё твердили, что им очень хочется заработать денег, чтобы она ни в чём не нуждалась. Однако перед своей смертью ничего родительского они сделать не успели. Они желали денег — ради Сомы — и поэтому спустились на этаже Подземелья, с которыми не смогли справиться. Они были убиты монстром, даже не понимая, что на них напали.

После этого Лили пришлось полагаться в Пастве Сомы только на себя. В группе авантюристов, в которой красть друг у друга привычное дело. Никто из Паствы за ней не присматривал. Эти дни были наполнены болью.

Поскольку для официально принятия в Паству девушке пришлось выпить Сомы, она также попала под чары вина.

Ей не на кого было положиться. Так что она решила, что самостоятельно заработает себе на жизнь. Это было бесполезно. В ней не было качеств, которые позволили бы ей стать авантюристом, и девушку вынудили быть помощницей.

После её использовали.

С какой бы группой она не работала, ей всегда говорили: «Ты точно себе магических камней украла, не так ли?», «Да ты к рукам деньги прибрала, не отнекивайся», «Тебя следует наказать»,  «Ничего ты не получишь».

Лили пыталась доказать, что это ошибка, что она невиновна. Но к ней только поворачивались спинами и смеялись. Когда монстр загонял её в угол и она оказывалась в смертельной опасности ей никто не помогал. Её даже лечить после такого отказывались. Её всё время шпыняли. Авантюристы угрожали ей всевозможными пытками, если она потеряет рюкзак.

В Пастве Сомы ей также не удавалось отдохнуть. После возвращения из Подземелья, начинались споры и стычки, за полученные деньги.

«Лили ненавидит авантюристов… Они отвратительны!..»

Когда эффект Сомы пропал, Лили сбежала из Паствы, проливая водопады слёз.

Она пыталась отбросить членство в Пастве Сомы и зажить обычной жизнью. Но стоило ей обрести подобие стабильности и счастья, у неё отняли и это. Члены Паствы Сомы уничтожили новую жизнь Лили.

Как они её нашли, девушка не знает. Но когда они пришли, ими правило безумие и жадность, они украли у Лили всё. А заодно и разорили место, в котором она жила.

После этого старая пара, державшая цветочный магазин, выкинула Лили на улицу. Девушка помнила, как на неё смотрели, будто на старую, протухшую кучу мусора.

Паства Сомы мучала её даже после ухода.

Лили затаила на Сому, возглавляющего паству бога, злобу. Девушка не понимала зачем он создал подобную Паству.

У неё не было никаких причин следовать за таким богом. Да и Сома не интересовался членами своей Паствы. Между ними не было никакой связи.

Сома никогда ничего для них не делал. И не стал бы. Лили даже казалось, что он не имеет ни малейшего понятия, что происходит в его собственной Пастве.

Может, с его точки зрения было бесполезно заботиться о своих «детях», несмотря на то, что он считается их «отцом», их богом. Но от такого объяснения злоба Лили никуда не пропадала.

В конце концов, единственное, что осталось Лили, это вернуться в Паству Сомы и работать помощницей, чтобы выжить. Если она ошибалась — если не играла роль покорного маленького помощника — её ждало только ещё больше боли. Даже если она пыталась наладить отношения с другими членами Паствы. Даже если работала бесплатно.

Да, все авантюристы одинаковы.

Все они готовы делать с Лили ужасные вещи, потому что она слаба.

И, разумеется, даже этот мальчик, точно… совершенно точно…

«Даже Белл… Даже Белл!..»

Как бы он ни был мил, когда-нибудь он поднял бы на Лили руку. В этом нет сомнений.

Так что плохого в том, чтобы предать кого-то прежде, чем он предал тебя?

Пара стариков относилась к ней, как к собственной внучке. Но в память Лили врезался их последний взгляд. Что бы она не делала, её всегда когда-нибудь бросают. Её всегда предают.

Но подобные мысли нисколько не облегчили боль в её сердце. Девушка увеличила скорость, будто пытаясь уйти от боли.

 

 

— Сегодня придёт инспектор из Гильдии. Если ошибёшься, слишком много дел не натвори, новенькая.

— Да, сэр!

Гестия вернулась на своё место после того, как заведующий магазином полу-дворф закончил её отчитывать.

Гестия многое узнала о внутренней работе лавок, потому что никто не относился к ней, как к богине. Её чёрные хвостики слегка покачивались из стороны в сторону, когда она приступила к работе.

    Её основная обязанность, встречать покупателей, так что она первая встречает инспектора из Гильдии. Когда явился инспектор, богиня взглянула на полуэльфийку, припоминая, что где-то её встречала.

    — О, а вы не…

    — Я здесь по делам Гильдии. Меня зовут Эйна Тулле. Я провожу плановую проверку.

    Эйна поприветствовала Гестию очень профессионально. Богиня на мгновение замешкалась, но вежливо сопроводила девушку в магазин.

    Будто по учебнику, представившись управляющему магазина, Эйна вытащила ручку и бумагу, начав свой обход.

    — Всевышняя Гестия.

    — Э?

    — Мне бы хотелось с вами поговорить. У вас есть минутка?

    Осматривая оружейные стойки и кондиционеры, работающие на магических камнях, Эйна подошла к Гестии. Она говорила тихо, не переводя на богиню взгляд. Гестия была удивлена, но после, будто приняла на себя роль провожающего, заводя Эйну за угол.

    — Удивлена, что вы решили так со мной встретиться. Вы всё продумали, не так ли, госпожа Советчица.

    — Простите, что доставила вам неудобства.

    Они продолжили разговор, делая вид что работают, даже не смотря друг на друга.

    В ответ на вопрос Эйны: «У вас есть минутка?», гестия кивнула так, что её кивок был скрыт стойкой с оружием.

    — У меня есть информация о помощнице, нанятой Господином Беллом Кранеллом.

    Руки Гестии замерли, по её спине пробежала дрожь, а плечи богини вздрогнули.

    — Я собираюсь рассказать вам о Пастве, в которой она состоит, так что выслушайте меня, пожалуйста.

    Чем больше Эйна рассказывала о том, что узнала в Пастве Локи прошлым вечером, тем напряжённее становилась Гестия.

    Несмотря на то, что вероятность того, что помощница находится под влиянием Сомы довольно низка, у неё могут быть другие намерения относительно Белла — например похитить все его ценности — именно поэтому она с ним связалась.

    Эйна сказала, что будет просить Белла разорвать все связи с этой помощницей, пока не случилось ничего серьёзного.

    — Всевышняя Гестия, могу я попросить вас поговорить с ним от своего имени?

    Эйна взглянула на богиню своими изумрудными глазами.

    Гестия уставилась на неё в ответ, потеряв дар речи.

 

 

Оставив Белла, Лили придерживалась чистого пути на верхние этажи. Она без проблем преодолела десятый и девятый этажи, и поднялась на восьмой.

    Лили знает все закоулки и повороты Подземелья вплоть до одиннадцатого этажа, как свои пять пальцев.

    Она избавляла авантюристов от их ценностей так же, как она сделала это с Беллом, создавала опасную ситуацию и убегала пока ситуация не была разрешена — прежде, чем кто-либо даже заметит её уход.

    Однако, если её настигнут по пути на поверхность, все усилия будут тщетны. Единственный способ избежать подобного, запомнить все карты подземелья, продаваемые в Гильдии.

    Если Лили встречала монстров, она тут же отводила их к какой-нибудь группе авантюристов и позволяла им разобраться с монстрами. На самом деле, больше от него ничего и не требовалось.

    Добравшись до поверхности, Лили возвращалась к своему обычному виду и продавала награбленное. После этого ни одна жертва уже не могла добраться до девушки.

    Она ничего не могла бы сделать силой. Но благодаря планированию и злобе, Лили удалось провести немало авантюристов.

    Причина, по которой она ворует у авантюристов? Если вкратце, то месть.

    Она решила вернуть своё то, что было забрано людьми, мучившими её всю жизнь. Она постоянно показывала клыки членам Паствы Сомы.

    Никакой вины за свои действия она не чувствовала; таково её право как жертвы.

    Все авантюристы — это авантюристы. Это правило лежит за действиями Лили и оно никогда не изменится.

    …По крайней мере, так было всегда пока она не почувствовала себя жестокой, взглянув на лицо одного мальчика.

    «Ну, теперь это принадлежит мне, Лили почти накопила достаточно…»

Ей не нужно Сома. Скорее, даже наоборот — Сому она ненавидит. Часть её злобы направлена к вину.

Пусть запах вина может снова подчинить её себе, сделать её безумной, как животное.

Эти деньги нужны ради её спасения.

Она собирается заплатить огромную сумму денег за выход из Паствы Сомы.

Дело в том, что Лили находится в распоряжении бога Сомы. Она пыталась просить Гильдию вмешаться, но у них не было достаточно ресурсов, чтобы ей помочь, поэтому ничего не было сделано. Единственное, что Лили может — это убедить бога Сому отпустить её, предложив в обмен на свободу огромную сумму денег.

Она для себя решила; она заработает свободу своими собственными руками.

— М-м-м-м!

Лили остановилась, ступив в высокую траву.

Гоблин с восьмого этажа перекрыл единственный выход из комнаты, прохаживаясь из стороны в сторону.

Авантюристов поблизости нет. Гоблин перекрыл девушке путь. Даже если она попытается проскользнуть, у неё не получится.

Разворачиваться и идти в обход слишком долго.

Несмотря на то, что Белл занят разборками с монстрами и не сможет какое-то время её преследовать, в Подземелье есть и другие опасности. Время очень важно, так что Лили решила прорваться.

— Лили совершенно не готова к подобному насилию, хах? — сказала Лили, закатывая рукав своей кремовой робы.

Она высвободила из ткани небольшой, примотанный к руке арбалет.

«Не тратить же магический меч на гоблина!»

Встав в стойку, девушка направила арбалет на монстра.

Полурослики известны своей великолепной точностью. Ореховые глаза Лили прицелились прямо в гоблина, в смертельную точку. Монстр наконец её заметил.

— Паф!

Золотая стрела на огромной скорости вылетела из арбалета.

Просвистев в воздухе, она угодила прямо в правый глаз гоблина.

— Гигя-я-я-я!!!

— Простите!

Гоблин орал от боли, схватившись за глаз, а Лили воспользовалась возможностью и проскользнула мимо монстра к выходу.

Лили тоже может сражаться, пока у неё есть тактика. Однако, она может полагаться только на оружие и предметы. Убийство одного монстра не покроет расходы, которые потребуются на его уничтожение, так что это не выгодно.

Лили может драться с монстрами только ради самозащиты.

— Лили так завидует Сударю Беллу. Он может делать всё самостоятельно!

Начиная с заклинания, Пепельной Эллы, силы Лили не подходят для боёв. Лили очень слаба физически.

Она получила своё заклинание, когда решила отомстить авантюристам и надеялась, что оно превратит её во что-нибудь сильнее, чем она сама. Поэтому, узнав настоящее действие заклинания, девушка очень сильно расстроилась.

Однако, вскоре она поняла, как можно использовать магию для мести по-другому. Она попробовала выяснить пределы своего заклинания и узнала, что оно делает на самом деле.

Доказательством, что её заклинание могущественно, стал тот факт, что ей удалось похитить немало вещей, используя одинаковую стратегию на авантюристах.

Лили стала достаточно сильна, чтобы смеяться над своей прошлой слабостью.

«И… седьмой этаж!»

Она шла по лестнице на следующий этаж, прикасаясь к светло-зелёной стене Подземелья.

Лили продолжала набирать скорость, пробегая по светло-зелёным коридорам.

«Пройду этот этаж и начнётся легкотня».

Если говорить о монстрах, седьмой этаж — это последнее место, через которое нужно перебраться. Пока рано терять концентрацию.

А после седьмого этажа начнутся монстры, с которыми Лили может справиться самостоятельно. Входя в следующую комнату, губы Лили скривились в улыбке.

— Какой сюрприз. А вот и мой джекпот.

— Э?

Это случилось, когда девушка вышла в комнату из небольшого коридора.

Удар ноги сбоку поставил небольшое тело Лили на колени.

Лили потеряла равновесие и рухнула лицом на пол подземелья.

Что… что это было?..

Ошеломлённая и озадаченная девушка попыталась оттолкнуться руками от пола. А над ней нависла длинная тень.

Прежде, чем она успела подняться, её рвануло вверх; а спустя полсекунды ботинок врезался прямо в нос девушки.

— Гуя-я-я?!

— Вот тут-то и расплата пришла, кусок дерьма!

Сильный удар пришёлся в левую щёку девушки. Из её носа ручьём лилась кровь.

Когда её глаза наконец смогли сфокусироваться, она получила сильный удар в грудь. Её огромный рюкзак слетел с плеч и покатился, как снежный ком.

Следующий удар не заставил себя долго ждать — каблук ботинка врезался ей в спину.

— …х-х-х?!

Тело девушки запрыгало по полу, как мячик, оттолкнувшись от него несколько раз.

Когда Лили наконец остановилась, её захлестнул поток боли.

— Ах!.. Гаха-а-а!..

— Ха! Ха-ха-ха-ха-ха! Отличный у тебя видок! Сплошная грязь и кровь!

Пока вокруг Лили вращался мир, она узнала кому принадлежит этот голос.

Человек авантюрист. Тот самый, который разговаривал с Беллом вчера. Её бывший наниматель.

Авантюрист смеялся, смотря на девушку сверху вниз.

— Так и думал, что ты вот-вот того мальчугана кинешь. Даже сеть на тебя поставил. Чуть не сдох от желания поздороваться.

— …Сеть?

— Ну, Подземелье не маленькое. Ждать тебя лично было бы скучновато, да и всё равно, что иголку в стоге сена искать. Так что я набрал добровольцев, чтобы шансы увеличить.

Подземелье, само по себе, огромно; этажи ниже пятого гораздо больше, чем Центральный Парк. Но несмотря на такой размер, с пятого этажа есть всего три или четыре спуска.

Мужчина и его партнёры взяли на себя по входу и ждали появления Лили.

Из всех четырёх выходов, Лили выбрала именно тот, за которым присматривал этот авантюрист.

— Глазам не поверил, когда увидел, что та беловолосая шелупонь с тобой ошивается… Да ладно, неужели у того мальчугана было что-то, что ты могла спереть? Серьёзно?

— !..

— А, чёрт с ним, это не важно. Я с тобой ещё чуток поиграю, перед тем, как на части порвать, ну, в благодарность за украденный меч!..

Пока авантюрист говорил, в его глазах плясал садистский огонёк, который подсказал Лили, что у неё всё заберут.

Лили пыталась унять кровотечение из носа, а мужчина сорвал с неё робу, отчего все скрытые предметы вывалились на землю. Оставшись в обычной одежде, девушка была беззащитна.

— Магические камни, золотые часы… Ничего себе! У тебя магический меч?! Ха-ха-ха-ха! Даже такую штуку спёрла, да?

Мужчина был рад подобной находке.

Его настроение заметно улучшилось, когда он взял в руки сияющий нож.

Повертев кроваво-красный нож в руках, он мрачно улыбнулся.

— Хех… Ну ладушки, я тебя даже отпущу, кусок дерьма. После такого подарочка тебя и пощадить не грех. Ну разве я не добряк, а? Хья!..

— Агх-х!..

Два быстрых удара ногой в живот Лили принесли ей очередную порцию боли.

«Всё плохо, всё это очень очень плохо». — Сердце Лили готово было выпрыгнуть из груди, её охватила паника.

Она знала, что если сейчас ей не удастся выбраться, то её ожидает очень жалкая участь, потому что её судьбу решит этот человек.

Когда он сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться, раздался ещё один голос.

— Вы уже вовсю развлекаетесь, Господин Гедо.

К ним приближался ещё один авантюрист.

— ?!

Лили посмотрела на пришедшего и смогла его узнать.

Это один из авантюристов, которые пытались вымогать у неё вчера деньги. Один из многих членов Паствы Сомы, который занимался подобным уже не раз.

Теперь до неё дошло. Партнёры, которых нашёл авантюрист, это члены Паствы Сомы. Скорее всего, во время разговора с Беллом, этот авантюрист видел, как они с Лили спорят и обратился к ним за помощью.

— Ты сам глянь, Кану. У этой чертовки есть магический меч! Как я и думал, она всё к рукам прибирает, ха-ха-ха!

— …Вот как?

Взрослый зверочеловек, которого назвали Кану, прищурил свои тёмные глаза, глядя на смеющегося авантюриста, которого звали Гедо. Но Гедо был в таком хорошем настроении, что не заметил этого взгляда.

— Господин Гедо, у меня есть предложение…

— Чего? Отдать его что ли? Да ладно, я же эту тварь поймал, мне и решать, что получить первым…

— Не совсем так. Не только магический меч, всё что вы у неё взяли. Советую всё это положить на землю.

— Ха? — Гедо посмотрел на своего партнёра с озадаченной улыбкой. Он хотел что-то спросить, но Кану вытащил что-то из-за спины и кинул на землю. Этот предмет приземлился прямо перед Лили.

— КИ-И-И-И-И!!!! — крикнула Лили. — М-муравей убийца?!

Только его верхняя часть, чтобы нести было легче. Из его тела вытекала фиолетовая жидкость; скорее всего, он был убит всего несколько минут назад. Нет, не убит. Жвала насекомого всё ещё двигались; а конечности бились в агонии.

— Похоже, вы полагали, что мы собираемся вместе на охоту. Мы приняли во внимание вероятность, что вы, Господин Гедо, прошли больше этажей и сильнее, чем мы трое. Поэтому мы придумали этот план.

Бам, бам. Ещё несколько тел муравьёв-убийц на последнем издыхании приземлилось неподалёку.

Ещё два авантюриста появились в комнате с разных входов, все они работали с Кану. Трое муравьёв убийц издали стрекочущие кличи, эхом разносящиеся по подземелью, напоминающие адские призывы.

Лица Гедо и Лили побледнели.

Муравьи-убийцы испускают особые феромоны, когда они близки к смерти. Это зов о помощи, на который отвечают другие муравьи-убийцы.

Три тела уже начали испускать эти феромоны, так что комната превратилась в бомбу замедленного действия.

— Вы это серьёзно?! — вскрикнул Гедо.

Трое муравьёв-убийц призывают помощь. Сколько их собратьев ответит на зов?

Выражения на лицах Кану и его товарищей осталось неизменным даже после крика Гедо.

Только Лили могла понять иррациональную одержимость этих троих деньгами, поскольку сама побывала под влиянием Сомы.

— Вы же не хотите пойти им на корм, сражаясь ещё и с нами, не так ли, Господин?

— Хье-е-е?!

Пять муравьёв убийц показали свои головы во входе за спиной Гедо.

В этой комнате четыре выхода. Кану и его сообщники перегораживали три из них; у четвёртого были муравьи-убийцы. Гедо начал скрипеть зубами, испытывая смесь ужаса и гнева. Он побледнел и нахмурился, сбрасывая все вещи взятые у Лили на землю.

— Чёрт! Будьте вы все прокляты!!!

Кану ухмыльнулся, отходя с прохода и позволяя Гедо пройти. Гедо в последний раз взглянул на комнату и пробежал мимо.

Спустя мгновение раздался отчаянный крик и звук падающего меча, после чего всё стихло.

Лили была в ужасе и не видела, что произошло; между ней и выходом возвышалась стена из муравьёв-убийц.

— Ги!!!

— ?!

Муравей убийца приблизился к Лили, вскоре все комната оказалась заполнена монстрами.

Раненное тело девушки не слушалось её и она не могла найти прохода сквозь лес когтей приближающихся монстров.

Неожиданно в воздухе появились брызги крови. Один из муравьёв был ранен и упал на пол.

— Ты в порядке, Арде?

— Господин… Кану…

Кану взглянул на девушку сверху вниз, в его улыбке читалось превосходство, а лезвие испачканного в фиолетовой крови меча легло на плечо.

— Я пришёл ради тебя, чтобы тебя спасти. В конце концов, мы же из одной Паствы.

Лили укусила себя за губу и сжала кулаки, пока зверочеловек перед ней изображал из себя героя.

Его партнёры сдерживали муравьёв убийц.

— Всё так, мы пришли сюда ради тебя, Арде. Даже в таком отчаянном положении, мы тебя не бросили, видишь?

— …Да.

— …Ты ведь понимаешь, к чему я веду, да?

Говоря это, он положил руку на плечо Лили. По его тону можно было подумать, что он играет в театре, а не встретился со смер