Том 1 | Хроники Акаши — худшего преподавателя магии

Скачать

РАБОТА НАД ТОМОМ

Перевод с английского: Classika

Перевод иллюстраций: Дурилка Картонная

Работа с иллюстрациями: TiKi

Вычитка: TiKi

 Начальные иллюстрации

Пролог. Причина, по которой я стал временным преподавателем магии, являясь безработным

Некое событие, неким утром.

— Как бы мне выразиться? Можно сказать, я твердо уверен, что потеряю себя, если стану работать.

С гордостью сделавшим это заявление, был человек по имени Глен. Его выражение лица можно было сравнить с лицом монаха, который путешествуя по миру, обрел просветление. Но вопреки своему образу он облокотился на стол перед ним, и лениво опёрся подбородком на ладонь, продолжая смотреть в глаза молодой леди, сидящей напротив него.

— И всё же, я жив благодаря тебе. Я счастлив, что у меня есть такой друг, как ты.

Девушка, сидящая напротив Глена, элегантно скрестив ноги, непринуждённо потягивала чай.

— Хмм, вот как? Тогда, можешь пойти и сдохнуть, свинья.

Губы девушки, которые извергли оскорбления, изогнулись в ухмылке.

— А-ха-ха-ха-а-а! Селика, разве это не слишком жестоко?.. Ах, можно мне добавки?

Несмотря на её резкое замечание, Глен продолжал равнодушно смеяться и поставил пустую чашу прямо перед Селикой.

— Всё такой же беззаботный, как и всегда, а? Глен?

Селика на мгновенье задумалась, но быстро вернула свою привычную улыбку.

— Знаешь, нахлебнику должно быть хоть немного стыдно…

— Кстати, завтрак сегодня утром был слегка пересолен, на мой взгляд. Ты же знаешь, что я предпочитаю, когда у блюд более легкий вкус?

— И ты придираешься к тому, что тебе дают. Я теперь и не знаю, что с тобой делать.

Селика все ещё продолжала улыбаться.

— «Всё равно. Просто. Взорвись».

И небрежно использовала свой ответ для трехстрочного заклинания.

В это же мгновение в комнате раздался оглушительный грохот, покрывая всё помещение в малиново-красный взрыв. Волна, возникшая в результате заклинания Селики, отправила Глена в полёт и уничтожила бóльшую часть роскошной столовой, обставленной мгновенье назад серебряной посудой.

— Ч-чёрт! Ты пытаешься убить меня?!

Глен, чьё тело было обуглившимся от взрыва, непрерывно кашлял пока жаловался.

— Убить тебя? Кажется, ты ошибаешься. Ведь уборку мусора можно рассматривать как услугу обществу. Теперь ты понимаешь, о чём я говорю?

— Не стоит говорить такие жестокие вещи, используя материнский тон! По крайне мере, относись ко мне как к человеку!

Селика только пожала плечами и вздохнула, слушая возмущения Глена.

В отличие от считавшегося отбросом Глена, Селика была спокойной и сдержанной красоткой.

Судя по внешности, ей было около двадцати лет. Её прекрасные волосы пшеничного цвета выглядели так, будто их освещало заходящее солнце. Глаза же были кроваво-красного оттенка. Любой бы затрепетал от её красоты, во время прогулки она выглядела так, словно грациозно ступала по воздуху. В сочетании с необычайно кокетливым характером, она казалась мистическим существом. Её нежная кожа вкупе с тонкими руками и ногами, создавали впечатление будто она была изящной скульптурой. Даже самые скептически настроенные женщины признавали её красоту. Она была одета в чёрное вечернее платье, источающее ауру элегантности. Корсет и глубокий вырез ещё больше подчеркивали её идеальные формы.

Несмотря на её впечатляющую и обаятельную внешность, человек, о котором идёт речь, также обладал идеальной манерой речи и поведением. Вот почему Селика казалась существом, которое не принадлежит этому миру. Своей манерой речи и поведением, она была похожа на дворянку. Это говорит о том, что хозяином огромного особняка, размер которого был сравним с небольшой горой, была Селика. В то время как Глен, был просто нахлебником.

Их социальное положение для общества было слишком очевидно.

— Глен, вернёмся к теме… Не пора ли тебе найти работу?

Тёмно-красные глаза Селики смотрели прямо на него, сидящего на полу.

Глен, который собирался встать, вдруг застыл на месте.

— Прошёл уже целый год с тех пор, как ты бросил свою работу. Каждый день ты только ешь и спишь, спишь и ешь, отдыхая в этом особняке; бесцельно прожигая свою жизнь. Тебе не кажется, что ты просто так тратишь своё время?

Услышав высказывание Селики о своей жизни, Глен гордо выпятил грудь, и также не сомневаясь в себе ответил.

— Нет, мне нравится такая жизнь. Я подразумеваю, что это лучше чем быть сломанной шестерёнкой в механизме общества, не думаешь?

— Ты имеешь в виду, что твой нахлебнический образ жизни наименьшее из зол? Глен, почему бы тебе не пойти и не умереть где-нибудь?

— Хммм, почему ты обращаешься со мной как с чужаком? Неужели мы с тобой не так близки?

— «Верни его в круговорот судеб. Пусть пять элементов вернуться к пяти элементам. Чтобы распутать..

— Эй?! Разве это не «Инстикшн Лайт»?! П-п-подожди, остановись! Используй всё, но только не это! Я же превращусь в пыль, ты в курсе?! Неееет?!

Глен как можно дальше отбежал от Селики и прижавшись спиной к стене, испуганно закричал.

Пристально посмотрев на жалкого и бесстыдного Глена, Селика быстро отменила заклинание. Она посчитала, что грубо и глупо лично заниматься такой проблемой.

— Ну, я полагаю, что использовать магию против такого как ты, было бы кощунством. Это похоже, будто я использую легендарный меч, чтобы убить таракана.

— Ты не думаешь, что это немного грубо? Ведь ты проявляешь неуважение к тараканам.

— Так вот в чём дело?! В тебе есть капля здравомыслия? Может ли быть твоё отношение ещё более отвратительным?!

Устав от словесной перепалки, Селика опустила свою голову и продолжила.

— В общем-то, я думаю, что тебе пора подумать о своём будущем. Ты не можешь всегда быть таким и тратить своё время впустую. Ты же это понимаешь, Глен?

Парень больше не мог притворяться, поскольку мог сказать, что Селика действительно беспокоилась о нём.

— Даже если ты говоришь это… если я начну работать сейчас… что я буду делать?

Глен опустил взгляд, казалось, будто он снова ребячится.

— Я знала, что ты это скажешь, так что я подготовила подходящую работу для тебя.

— Работа?

— Да, на самом деле получилось так, что освободилось место преподавателя в Имперской Магической Академии Альзано.

— Магическая академия?

Глен озадаченно нахмурил брови.

— Прошлый преподаватель внезапно ушёл по личным обстоятельствам, и мы ещё не успели найти ему замену. Поэтому, я хочу, чтобы ты стал временным преподавателем.

— Подожди секунду, почему ты спрашиваешь меня? Разве у академии нет других свободных преподавателей? Почему ты не можешь попросить кого-то из них?

— Ах, не говори так. Наши профессора заняты подготовкой к Императорской Ассамблее Магических Академий, которая пройдёт недалеко от столицы. Это действительно неприятно, но у нас сейчас нет свободных рук, чтобы присматривать за студентами.

— Ах, теперь, когда ты упомянула об этом, настало то самое время?

— По сути, ты будешь выступать в качестве замены в течении месяца, но твоя зарплата будет равна зарплате официального преподавателя. Кроме того, они оценят твои результаты за месяц, и тогда смогут решить нанять тебя в качестве официального преподавателя. Условия не так плохи, итак, что ты ответишь?

Условия были заманчивы, но Глен лишь озадаченно хмыкнул:

— Хмм…

Глубоко вздохнув и сменив свой равнодушный взгляд, он посмотрел в окно.

— …Я думаю, это невозможно.

Глен смотрел вдаль.

Яркое и чистое голубое утреннее небо. Из окна можно было наблюдать за остроконечными крышами домов, которые создавали образ средневековья. Эти улицы служили для того, чтобы превознести огромный и полупрозрачный древний город, парящий прямо в облаках.

Имя этому властному городу «Небесная Крепость Мелгариус».

Как символ столицы Феджит, он был нерушимой и неприступной крепостью, находящейся далеко от всех. Почему он появился в небе? Когда он показал себя? О нём так мало известно, что его можно считать миражом.

— Невозможно? Глен, что значит невозможно?

— Разве ты не знаешь? Я просто не могу учить других…

Лицо Глена казалось холодным и одиноким.

— Конечно, не можешь, у тебя ведь нет лицензии.

— Не будь такой. Я принял для себя тяжёлое решение, так что не стоит добивать его суровой реальностью.

— Ну, ты можешь не беспокоиться. С моим статусом и авторитетом в академии, для того, чтобы помочь тебе нужно всего лишь потянуть за несколько ниточек. Также, если ты сможешь показать какие-нибудь результаты, то получить лицензию будет очень легко.

— Эй, подожди секунду! Ты хочешь злоупотребить властью?!

— С твоими способностями у тебя не будет никаких проблем с преподаванием магии. Всё-таки ты внёс огромный вклад для магического сообщества в прошлом. Так что? Хочешь попробовать?

— Что же я буду делать, а… Ах, я понял. Конечно, это немного неловко, но как насчёт отказа-а-а ♪?

Глен поднес указательный палец к губам и наклонил голову на бок. Этот милый жест сделал его похожим на школьницу.

— Это твоё действие раздражает меня, но у тебя есть мужество, чтобы отвергнуть моё предложение. Я серьезно хочу, чтобы ты уже умер.

На лбу Селики были заметны вены, это говорило о том, что она уже была на пределе.

— Кстати, ты же понимаешь, что не можешь отказаться?

Она сказала это с натянутой улыбкой.

— Ох? А что, если я откажусь?

— Любишь ли ты удары молнии? Или ты предпочитаешь быть сожжённым до хрустящей корочки? О, или тебе по душе лучше быть замороженным во льду?

— Ах, если ты не сможешь убедить меня, хочешь использовать насилие? Это не решит реальную проблему.

— Ты прав, но ты не имеешь права говорить это!

Пугающее количество магической силы собралось на ладони Селики.

— Идиот. Похоже ты до сих пор не понимаешь, насколько ужасной я могу быть…

 

 

Однако, Глен оставался всё также спокоен. Вернее, он ухмыльнулся и повернулся к Селики.

— Ты должна знать, что если я выгляжу вот так, то я могу одолеть мага и твоего уровня.

— Тц.

Услышав, что сказал Глен, Селика немного занервничала.

— Твои никчемные угрозы довели до этого, — сказав это, он оттолкнулся от земли, будто пытался коснуться потолка. Выполнив сальто, опустился на колени и уперевшись руками, склонил голову перед Селикой.

— Пожалуйста, поддержи меня!

Это был великолепный полёт догеза.

— …На мгновение я даже испугалась…

— Селика, пожалуйста! Я точно не хочу работать, поэтому, прошу, позаботься обо мне! Я даже готов лизать твои ботинки, если захочешь!

— Как бы это сказать… У тебя нет человеческого достоинства?

— Идиотка! Разве достоинство можно съесть? А?! Что ты скажешь на это?

— Как ты можешь так разговаривать со мной. Теперь я точно хочу убить тебя.

— Ха-а , я дарую тебе право заботиться обо мне.

— Сходи умри.

Селика ударила Глена по голове. Она, та кто известна своим терпением и открытостью, сейчас была на грани истерики.

— Просто иди и найди работу! Если не хочешь работать, то убирайся отсюда! Если не уйдешь, то я сотру тебя в порошок! Я просто больше не могу смотреть на тебя!

— Ты просто дьявол! Я не прошу ничего невозможного, как мир во всем мире! Всё, чего я хочу, это жить простой и мирной жизнью, оставаясь дома, неужели не понятно? Я говорю о том, что с помощью твоего богатства, забота обо мне не станет для тебя проблемой.

Без намёка на совесть Глен продолжал быть отбросом.

— И тебе ли не знать? Я ненавижу магию до той степени, что когда я слышу о ней, меня тошнит!

— Глен…

— Я несмотря ни на что, никогда не буду делать ничего связанного с магией! Хмпф, я лучше стану нищим, чем преподавателем магии.

— «Верни его в круговорот судеб. Пусть пять элементов вернуться к пяти элементам. Чтобы распутать связь аномалии и логики вновь».

После быстрого заклинания Селики свет окутал пространство рядом с Гленом, как будто громкий рев заполнил комнату.

Глен обернулся, чтобы посмотреть куда ударил луч и нашёл сквозное, круглое отверстие в стене. С первого взгляда было понятно, что это была попытка полного уничтожения. Такой ненормальный эффект, который можно описать как «Аннигиляция», был тем, что можно сделать только с помощью магии.

— Тц… Моя рука соскользнула.

Пока шокированный Глен стоял с застывшим полуоткрытым ртом, Селика пристально посмотрела на него и направила свою ладонь

— Ну в этот раз я не промахнусь… «Верни его в круговорот судеб. Пусть пять элементов вернуться к пяти элементам. Чтобы распутать связь аномалии и…»

— М… Мамочки-и-и-и-и!

И так трудоустройство Глена на работу было хоть и принудительно, но принято им. Работа, которую он нашёл после года безделья, была завидной должностью временного преподавателя Имперской Магической Академии Альзано. Хоть его работа и продлится месяц, но она заставила его изрядно поволноваться и побеспокоиться.

Глава 1. Немотивированный временный преподаватель

Империя Альзано, управляемая монархией, находилась в северо-западной части континента Норс-Сэлфорд. Эти земли страдают и от влажной зимы, и от сухого лета.

В южной части империи, в регионе Йоркшира, находится город Феджит.

Феджит был знаменит Имперской Магической Академией Альзано. Если спросить, какая академия была лучшей на континенте, несомненно, все скажут, что это Имперская Магическая Академия Альзано.

Город Феджит был построен одновременно с академическим городком, благодаря этому они были зависимы друг от друга и процветали. Аккуратные ряды зданий, со старинными остроконечными крышами, придавали городу ярко выраженную атмосферу изысканности и элегантности. В то же время, наличие Магической Академии, создавало ажиотаж вокруг магических предметов и катализаторов, что укрепило внешнюю торговлю и позволило городу процветать. Более того, из-за большого количества людей, прибывающих в город, он всегда был центром событий. Несомненно, город был увлекательным союзом древних и современных элементов.

В Феджите в слегка туманное утро, на каменной дорожке прямо под уличным фонарем, стояла молодая девушка.

Её светлые волосы средней длины, выглядели столь же мягко, словно хлопок. Глаза были цвета сапфира, оставляющие сильное впечатление на тех, кто смотрел в них. Кожа её была похожа на шёлк. Опираясь на внешность, казалось что девушке было около пятнадцати или шестнадцати лет. Её благородное и спокойное выражение, в сочетании со стройными и утончёнными чертами лица, создавали прекрасный образ ангела, сошедшего с картины. Хрупкая, на первый взгляд, девушка была очень уверена в себе.

Вопреки очаровательной внешности девушки, заставляющей других повернуть голову, чтобы взглянуть на неё ещё раз, её наряд был довольно странным. На ней был красивый жилет и плиссированная юбка, также она носила плащ… Хоть в Феджите сейчас и лето, но утром всё ещё прохладно. Однако, по какой-то причине она была легко одета, а на её левой руке была перчатка.

М-м-м-м ♪

Так или иначе, казалось, что она ждала кого-то. Лениво стоя на тротуаре, она сжимала ремень своей сумки и напевала себе под нос. Можно сказать, что она была в хорошем настроении

Именно тогда…

— …Ой!

Девушка развернулась, услышав страдальческий крик за своей спиной.

Она увидела старика, держащегося за палец, а также рядом упавший на землю кремень. На земле стояло металлическое ведро, наполненное веточками и листьями.

— Ч-что случилось, дядюшка?

Она подошла к нему, ни капли не колеблясь, даже не зная старика.

— Ух-х? Ах, ха-ха-ха-а-а… Я позволил этой леди увидеть себя не в лучшем свете.

Чувствуя, что эта добрая девушка волнуется за него, старик мог только усмехнуться и показать кривую улыбку.

— На самом деле, пытаясь избавиться от мусора, я хотел поджечь его,но мои руки начали дрожать и я поцарапал свой палец… Ведь я уже не молод.

С небольшого расстояния было заметно, что палец старика опух и кровоточил. Мужчина пытался выглядеть сильным, но рана продолжала болеть.

— Боже, когда я вернусь домой нужно будет попросить жену принести несколько медицинских трав.

Молодая девушка осмотрела порез и оглянулась. Когда она удостоверилась, что никого вокруг нет, то озорно улыбнулась, прижав палец к губам.

— Это секрет, хорошо?

— …А?

Старик в замешательстве склонил голову, но прежде чем он успел хоть что-то сказать, девушка схватила его руку и начала произносить заклинание.

— «Милосердие Ангела».

Затем руки девушки начали слабо сиять, а рана старика стала быстро затягиваться.

Белая магия «Лайф Ап», являлась заклинанием, которое увеличивало естественную регенерацию человека, на которого оно использовалось.

— …О-ох?!..

Он очень удивился, посмотрев на свой палец.

— Хм, хорошо. Теперь «Дети огня. Огонь на кончике пальца. Пылай».

Девушка использовала чёрную магию «Фаер Торч» и на кончике пальца появилось небольшое пламя. Она бросила пламя в металлическое ведро, и ветки с листьями сразу загорелись.

— Маленькая леди… эта таинственная сила… по слухам, это «Магия»?

— Да. Честно говоря, если академия узнает, что я использовала магию, я буду строго наказана.

— Теперь, когда ты сказала об этом, эта одежда… это форма этой странной академии. Маленькая леди, все ли ваши друзья могут использовать эти таинственные силы?

— Да, многие из них более опытные, чем я, и могут использовать гораздо больше различных заклинаний.

— Эх… Это довольно удобные навыки, да? Если бы такой старик, как я мог использовать заклинания, моя жизнь была бы намного интереснее и приятнее.

— Ахаха, я полагаю, это правда. Дядюшка, о магии, которую я только что использовала, хм… если бы вы могли…

— Ох, ты хочешь, чтобы я держал это в секрете, да? Я понял.

— Да, большое спасибо.

— Что ты такое говоришь? Это я должен благодарить вас, молодая леди, за оказанную мне помощь.

В то время, как молодая леди и старик обменялись улыбками…

— Румия! Прости, я опоздала!

Звук торопливых шагов был слышен издалека. Если всмотреться вдаль, то можно было заметить приближающуюся фигуру еще одной молодой девушки, одетой в такую же форму, что и молодая леди, стоящая на каменной дорожке.

— Хм? Эта девушка… Твоя подруга?

— Да. Она моя близкая подруга и сейчас я живу у неё. Дядюшка, мне нужно идти. Хорошего вам дня!

— Ага, усердно учись в академии, хорошо?

Попрощавшись, она подошла к своей подруге.

 

Так как это было раннее утро, на главной улице было довольно тихо.

Бок о бок шли две девушки по аккуратной и чистой каменной дорожке.

— Боже мой, Румия, ты слишком добрая… я же сказала тебе идти без меня…

— Ммм… Я не могла… Если я оставлю мою леди позади, то я, всего лишь простая нахлебница, безусловно получу нагоняй от господина и его жены…

— Глупая, перестань так шутить, мы семья, понятно?

— Хе-хе-хе, прости, Сиксти.

Две девушки закончили обсуждение этой неприятной темы.

— Однако, чтобы Сиксти забыла что-то дома, это редкость.

Румия, которая воссоединилась со своей подругой после прощания со стариком, взглянула на подругу любопытным взглядом.

— Мне пришлось бежать домой из-за этого, я даже заставила тебя ждать меня… Прости…

Сикстина, девушка идущая рядом с Румией, опустила плечи и вздохнула.

Сикстина была одного возраста с Румией, её отличительными чертами были распущенные пышные длинные серебряные волосы и глаза нефритового цвета, в которых виднелась решительность. В отличии от Румии, её белоснежная кожа и красивое лицо, казалось, были специально созданы для того, чтобы показать её гордый и неприступный дух. Правильнее сказать, что её присутствие пугало и ослепляло, словно фея. Хоть в данный момент её лицо выражало лишь уныние, каждое движение источало живую и амбициозную ауру.

Румия и Сикстина, хоть эти двое и были непохожи друг на друга, они обладали темпераментом, которому обычные девушки ни за что не смогли бы подражать. Их элегантность и естественная красота были великолепны. Они были одеты в форму Магической Академии, но можно было почувствовать устрашающую ауру аристократии, когда они элегантно шли вдоль обычной улицы.

— Сиксти… Ты всё ещё, как я и думала… ты всё ещё плохо себя чувствуешь после того случая?

Румия с беспокойством посмотрела на Сикстину, ведь её подруга не была из числа людей, которые обычно что-то забывают дома…

— Скорее всего… Я полагаю.

Сикстина улыбнулась, в надежде, что её подруга не будет больше беспокоиться об этом. Несмотря на все её усилия, следы тоски витали в воздухе.

— Очень жаль… Почему же профессор Хьюи ушёл из академии?

— Вероятно, у него не было другого выбора. Даже у преподавателей бывают проблемы.

— Ах, это ужасно… Лекции профессора Хьюи были легки для понимания, и если кто-то задавал вопрос, он давал краткий и честный ответ… он был таким надежным и…

— Он был очень красив, да?

— Ха-а! Что ты такое говоришь?! Это здесь вообще не причём!

Лицо Сикстины покраснело от слов Румии.

— Как наследница семьи Фибель, я хожу в академию с единственной целью. Эта цель — изучение магии! Единственное, как я оцениваю преподавателей, это их умение преподать материал!

Однако Румия лишь понимающе улыбнулась, и начала хихикать на энергичное опровержение Сикстины.

— Ах, точно. Сиксти, я забыла упомянуть о том, что с сегодняшнего дня у нас будет новый временный преподаватель.

— … Я уже знаю это.

Сикстина ответила будто эта тема была ей не интересна.

— Если он будет хоть наполовину также хорош, как профессор Хьюи, то я не против.

— Я понимаю, что ты чувствуешь. Как только привыкаешь к лекциям профессора Хьюи, то лекции других преподавателей начинают казаться неполноценными.

Затем, когда они подошли к перекрёстку…

— Воа-а-а-а-а?! Я опаздываю, опаздываю!!!

Подозрительный человек с парой налитых кровью глаз, держа во рту кусок хлеба, приближался к ним.

— …Э?

— Кьяя?!

— Ч-что?! Эй, детишки, не могли бы вы отойти в сторону!

Объект, находящийся в движении, не может моментально остановиться. Соблюдая этот закон физики, человек, движимый импульсом, собирался врезаться в этих девушек… но…

— О-ох, «Снизойди сильный ветер»!

Сикстина быстро использовала однострочное заклинание чёрной магии «Геил Блоу» и, в следующий момент, её руки окружил мощный ветер, который отправил человека в полёт. А затем…

— Ха-а?! Я, я лечу?!

Тело человека уже было высоко в воздухе, его нельзя было увидеть не подняв головы. Затем, прочертив в воздухе идеальную дугу, человек упал в фонтан.

Две девушки ошарашенно смотрели на столб воды, образовавшийся от удара.

— Хм, Сиксти?.. Думаю, ты перестаралась?

— Я, я полагаю?.. Аха-ха… Это просто… Что нам теперь делать?

Человек, ставший предметом разговора этих девушек, выбрался из фонтана, стряхивая воду. Затем он подошёл к ним и спросил.

— Фух, юные леди, вы в порядке?

— Правильнее, в порядке ли вы?

Человек постарался беззаботно улыбнуться, но, к сожалению, это было напрасно.

Этот странный человек был немного старше, чем Сикстина и Румия. Он был довольно высоким и стройным, с чёрными волосами и глазами. С его внешним видом не было никаких проблем, проблема была в его одежде. Он был одет в прекрасно сшитый костюм: белая рубашка, галстук и чёрные брюки, вполне подходящие его фигуре. Однако, казалось, что сам парень находил эту одежду раздражающей, и его вид можно было описать словами «неопрятный беспорядок». Несложно было понять, что человек, выбравший одежду, и носивший её, это разные люди.

— Ах-ха-ха, вы должны быть более осторожны, когда переходите дорогу, хорошо?!

— А разве это не вы выбежали на дорогу?

Сикстина хотела указать на его заблуждение, как вдруг…

— Т-ты не можешь, Сиксти!

Румия с трудом втиснулась между Сикстиной и неизвестным парнем.

— Ты не можешь просто свалить всю вину на него. Ведь ты, Сиксти, была той кто внезапно напала на него с помощью магии… Если бы заклинание не сработало как следует, всё это закончилось бы не просто царапинами и синяками, понимаешь?

— Мм… Прости

Сикстина опустила взгляд.

— Теперь, Сиксти, ты должна извиниться.

— Мм, Ум-м… Я очень сожалею об этом. Пожалуйста, простите мою опрометчивость.

— Боже, я хочу увидеть, как твои родители отреагировали бы на такое?! Чёрт возьми, и чему они только тебя учили? А?

— Хоть я и старалась быть вежливой, но что это за отношение… Что не так с этим парнем?

— Ах, ах-ха-ха… Нужно успокоиться. Успокоиться…

С лёгкой неприязнью к сложившейся ситуации, Румия поспешно склонила голову.

— Простите наше поведение! Не могли бы вы простить мою подругу за то, что она сделала? Пожалуйста!

Ну, я думаю у меня нет другого выбора! Хоть я и не сделал ничего плохого, очевидно, что это всё ваша вина, но уж если вы собираетесь зайти так далеко, то я могу сделать исключение и простить ва… Хм?

Парень, недовольно смотрящий на Румию, внезапно поднял бровь, словно заметил что-то важное.

— Хм-м-м…

— У-ух… У меня что-то с лицом?

Не обращая внимания на смущение Румии, парень подвинул своё лицо поближе к ней.

От такого невежливого жеста, Румия удивлённо моргнула.

— Хм… Ты… Где-то я…

Задумавшись и склонив голову, парень поднял палец и ткнул в лоб Румии. Он обхватил её голову руками и потянул за щеки. Затем он, коснувшись её маленьких плеч и бёдер, поднял челку и заглянул ей в глаза.

— Ублюдок, что ты себе позволяешь?!

Без промедления Сиксти яростно ударила его ногой прямо в затылок. Разумеется, парень снова отправился в полёт.

— Гья-а-а-а?!

 

 

Парень закричал, упав поперёк тротуара. К сожалению, его наряд, который он надел сегодня первый раз, не только промок, но и весь измазался в грязи. Первоначальный вид костюма был уже давно в прошлом

— Это нормально, если вы случайно столкнулись с нами, но сейчас… Что это было?! Мне трудно поверить, что вы трогали тело девушки безо всяких мыслей, мерзкий извращенец!

— Постой, остынь немного, хорошо?! Я, как учёный, был просто мотивирован моим духом любопытства и исследования, понимаешь?! Пошлых же мыслей было совсем немного.

— Это ничем не лучше!

— Гух-хо?!

Парень скорчился в агонии, когда Сикстина ударила его прямо в живот.

— Румия, вызови стражей порядка. Этот парень точно извращенец.

— Ха-а?! Подожди, дай уже передохнуть! Если я проведу свой первый рабочий день в участке, Селика убьет меня! Мне правда очень жаль! Пожалуйста, прости меня! Я просто дурачился, ладно?!

Если быть точным, то взрослый мужчина, без тени смущения, выполнил догеза перед двумя юными девушками и умолял о милосердии.

— Хм… Он, кажется, действительно сожалеет, так что давай простим его.

— Ха-а? Серьёзно? Ты слишком добра Румия.

— Большое спасибо! Я всю жизнь буду помнить твою доброту! Большое спасибо!

Затем парень поднялся и властно спросил:

— Хорошо, теперь вы, девушки. Эта форма означает, что вы студентки академии, правильно? Что вы здесь делаете?

— Рассматривать прощение, как акт спасения… Кто он? Этот парень…

— Ах, Ах-ха-ха…

Девушки молча стояли на перекрёстке.

— Как вы думаете, сколько сейчас времени? Если не поторопитесь, то опоздаете, вы меня поняли? Ох, только что я действительно повёл себя, как преподаватель…

Парень наслаждался своими словами. А девушки смотрели друг на друга, как вдруг бесцельно подняли головы.

— Мы… опаздываем?

— Он просто шутит. Разве у нас не было времени в запасе?

— Конечно, нет! Ах! Чёрт, уже половина девятого!

Парень вынул карманные часы и показал их Сикстине.

— Разве ваши часы не спешат? Вот, смотрите.

Как будто, давая надежду этому парню, Сикстина вынула свои собственные часы.

Стрелки часов указывали на восьмёрку. Сегодняшняя лекция должна была начаться только в восемь сорок.

— …

Таинственная и торжественная обстановка окружала этих двух.

А затем…

— Тактическое отступление!

— Сбегаете?!

Парень энергично сбежал, точно так же, как когда они впервые встретились.

— Чёрт! Эта женщина, это она перевела мои часы?!

Кричал парень, пока бежал куда-то вдаль. Две девушки молча провожали его взглядом.

— Этот… Этот парень. Что это с ним?

— …Мм, но я думаю, что он интересный человек?

— Это уже за гранью интересного. Это шутка…

Как и прежде, Сикстина могла лишь вздохнуть от чрезмерной доброты своей подруги.

— Я больше не хочу видеть этого парня. Я просто раздражаюсь, когда наблюдаю такой жалкий мусор, как он! Я вообще не должна была сдерживаться! Как и думала, нам стоило сдать этого парня стражам порядкам! Верно?

— Ах-ха-ха…

Снова Румия захихикала, шагая рядом с Сикстиной. Вместе они продолжили путь к академии. По пути Сикстина старалась выкинуть из головы все мысли о том неизвестном извращенце, в конце концов, организация памяти была самой простой из основ магии. На самом деле, она уже полностью стёрла мысли об этом парне из своей памяти.

— Ну, тогда давай сегодня хорошенько постараемся, Румия?

— Угу.

Наконец, они предстали перед великолепной академией, окружённой стальной оградой.

Имперская Магическая Академия Альзано, не было человека, который бы не знал этого имени. Четыреста лет назад, по указу Императрицы Алисии III, все средства страны были собраны, чтобы создать национальный фонд. Сейчас эта академия была краеугольным камнем Империи Альзано, что позволило ей стать известной по всему континенту, как «Нация Магии». Слух о том, что все известные маги Империи окончили эту академию, на самом деле, не просто слух, а непоколебимая истина. Было бы разумно сказать, что Имперская Магическая Академия Альзано была святой землёй для тех, кто хочет исследовать путь магии. Как результат этого, студенты и преподаватели думали о своей учёбе или работе в академии с гордостью. В академии не было мёртвых душ, поскольку любое исследование могло стать основной для всей Империи. Такие исследования укрепляли позиции, место и славу человека в обществе.

Таким образом, что-то вроде «опоздания» или «прогула» — событий, которые могли произойти в воскресной школе и подобных ей, никогда бы не произошли в этой академии. Преподаватели, отвечая на стремление студентов, поддерживали для себя такой же уровень. Это было что-то, что никогда не случалось и никогда не случится.

— …Опаздывает!

В центре восточной части кампуса академии, на втором этаже был класс для студентов второкурсников. Ряды длинных, круглых, деревянных столов были расположены полукругом непосредственно перед трибуной преподавателя и большой доской, что была позади него. Сикстина, сидящая в первом ряду, уже достигла предела своего терпения и больше не могла скрывать своё разочарование.

— Что это значит?! Разве лекция не должна была уже начаться?!

— Ты права, это немного странно…

Румия, сидящая рядом с Сикстиной, задумалась и наклонила голову.

— Я не удивлюсь, если что-то случилось с учителем…

Глядя на трибуну, которая оставалась незанятой, казалось бы, несуществующим преподавателем, другие студенты также начали жаловаться.

— Временный преподаватель должен был замещать профессора Хьюи, начиная с сегодняшнего дня.

Маги были ранжированы от первого до седьмого. Профессор, Селика Алфония, маг седьмого ранга, лично пришла к студентам на классный час, чтобы объявить новость, но с тех пор прошел уже час. Образ, вложенный в их умы фразой: «Ну, он отличный парень»,  уже полностью развалился.

— Я многого ожидала, когда услышала, что профессор Алфония лично рекомендовала его, но похоже, что я сама себя обманула.

— Этого не может быть, не слишком рано ли мы судим? Может быть, есть уважительная причина почему преподаватель опаздывает…

Сикстина повернулась к Румии.

— Ты слишком доверчива, Румия. Слушай, независимо от того, что послужило причиной, опоздание является свидетельством отсутствия самоорганизации у человека. Для действительно превосходного человека, что-то вроде опоздания абсолютно неприемлемо.

— Это так…

—  Чёрт, опоздать в первый же день, а у этого преподавателя хватает мужества. Мне нужно будет поговорить с ним, когда он придёт…

И тут.

— Ах, простите, простите, я опоздал.

Дверь открылась и послышался знакомый голос.

Известный лишь по слухам, временный преподаватель, наконец-то прибыл. К этому времени половина занятия уже прошла. Можно сказать, что это первый подобный инцидент за всю четырёхсотлетнюю историю академии.

— Ха-а, вы, наконец-то, пришли? Подождите, что вы можете сказать в своё оправдание?! Как преподаватель этой академии вы должны иметь намного больше само…

В тот момент, когда мужчина вошел в класс, Сикстина повернулась к нему… И в следующее мгновение застыла на месте.

— Т-т-ты… Ты же!..

По причине, произошедших с ним несчастных случаем, одежда мужчины была мокрой, а тело было в грязи и ушибах. Столь ненавистные воспоминания вернулись. Это был тот извращенец, которого они встретили по пути в школу, прямо сейчас, он стоял прямо перед ними в этом священном зале…

— Вы ошиблись. Это был другой человек.

Услышав обвинения Сикстины, этот человек нагло попытался соврать, чтобы найти выход из этой ситуации.

— Как это ошибаюсь?! Да ещё одного такого человека, как вы, просто не может существовать!

Мужчина лекционным тоном ответил Секстине:

— Хорошо, хорошо, юная леди, твои родители разве не говорили тебе, что это невежливо, показывать на людей пальцем?

— Во всяком случае, вы, как вы могли опоздать?! Как вы вообще умудрились опоздать в такой ситуации?!

— Насчёт этого… Когда я думал, что опаздываю, я был внезапно благословлен капелькой свободного времени. Я решил пойти в парк и немного вздремнуть, но в конечном счёте, проспал, понимаете?

— Мало того, что ваша причина просто невероятна, да её даже нельзя квалифицировать как оправдание!

Было слишком много вещей в его словах, которые были неправильны, но в этот момент она не была уверена, что хочет продолжать этот глупый разговор.

Другие в классе чувствовали тоже самое и из-за странного вида своего преподавателя, начали перешёптываться друг с другом.

Не обращая внимания на класс, парень элегантно подошёл к трибуне и написал своё имя на доске.

— И так, меня зовут Глен Рейдерс. Весь следующий месяц я буду отвечать за ваше обучение. Времени мало, поэтому, давайте усердно трудится вме…

— Отложим приветствие на потом, вы можете уже начать лекцию? — сказала Сикстина. Её сдержанность также достигла своего предела и в её словах чувствовался холод.

— Ах, ну да, наверное… Я все ещё уставший, но предполагаю, что мы в любом случае должны начать… Это моя работа, в конце концов…

От этих слов всё впечатление от его вступительной речи улетело в окно, открывая его истинную сущность.

— Ну, давайте начинать… Первое занятие… Теория Основ Магии, Ха-а-а… Уа-а.

Глен, стараясь изо всех сил сдержать зевоту, подошёл к доске.

Студенты сосредоточили своё внимание на действиях преподавателя, даже Сикстина отбросила своё негативное впечатление о человеке по имени Глен и сосредоточилась на каждом его движение.

«Сейчас, что же вы будете делать…»

Она имела наихудшее первое впечатление о нём, но этот человек был оценён, как «отличный парень» одним из лучших магов Селикой Алфонией. Было бы ложью сказать, что у неё не было никаких ожиданий по отношению к её рекомендациям.

Незаметно для себя, Сикстина подсознательно уже приняла оценку Селики, однако, она всё равно будет той, кто примет окончательное решение о его личности. Как и раньше, она будет неустанно спрашивать обо всём, что не поняла во время лекции. В таком случае у него не будет никакого способа увильнуть от вопроса. В какой-то момент, это качество заработало ей прозвище «предвестница слёз профессора». Прозвище было довольно хорошо известно по всей школе, однако, для неё это было всего лишь доказательством её серьёзному отношению к магии. В связи с этим, у неё не было жалоб к прозвищу. На самом деле, она даже немного гордилась им.

«А сейчас, давайте посмотрим, что вы сделаете, горячо ожидаемый временный преподаватель».

Разумеется, Сикстина и весь класс тщательно следили за действиями преподавателя.

Под их пристальным взглядом Глен написал на доске всего одно слово: «САМООБУЧЕНИЕ».

Увидев большие буквы, написанные на доске, все замолчали.

— Э? Самообучение… А? Самообуче… ние? Э?.. Эм?!

Сикстина отчаянно пыталась переосмыслить смысл слова, написанного на доске, в какое-то другое, но это было напрасно. В конце концов, у этого слова было только одно значение.

— Ф-ух, и так, темой первой лекции, будет самообучение. —  После этого Глен раскрыл им причину: — …Потому что я устал.

— …

Повисло молчание. В классе повисла подавляющая тишина.

Не обращая внимания на пристально смотрящий класс, Глен гордо улёгся за учительским столом.

— Я не виноват, виноват мир.

А затем…

— Секу-унду, погоди-ите-е?!

Сикстина с учебником в руках рванула в сторону Глена.

 

— Пожалуйста, пересмотрите своё решение, директор

Разъярённый голос раздавался из кабинета директора Академии.

Голос принадлежал мужчине двадцати пяти лет в очках. Если бы кто-то решился судить его по внешности, то сказал бы, что он был невротиком. Тем не менее, на его мантии была эмблема совы, доказательство того, что он был профессором этой престижной академии. Его звали Хэлли. В то время, как большинство магов к концу своей жизни достигали четвертого ранга, этот человек в столь юном возрасте уже находился на пятом, он был гением, заслужившим свой титул.

— Я выступаю против назначения Глена Рейдерса в качестве временного преподавателя! Да нам же почти о нём ничего неизвестно!

Он ударил по столу, за которым сидел мужчина средних лет.

— Тем не менее, Хэлли, его рекомендовала Селика, понимаешь?

Несмотря на разъяренного собеседника, мужчина средних лет оставался невозмутим, а его ответ был вежлив.

— Директор Рик! И вы согласились с этой ведьмой?

— Конечно, именно потому, что я согласился, Глен смог стать временным преподавателем. Это правда, что у него нет лицензии, но до тех пор, пока у него есть рекомендация профессора и способности к обучению студентов, я не вижу никаких проблем…

— Его способности и есть проблема! Пожалуйста, прочтите это и одумайтесь!

Хэлли кинул документы на стол директора.

— Это результаты проверки на человека по имени Глен Рейдерс! Я имею в виду, какого чёрта? Только посмотрите на эти ужасные результаты!

— Хм? Хо-хо, в этих результатах нет ничего необычного. Его магический потенциал и память абсолютно нормальны, его систематические навыки на среднем уровне, в ёем нет ничего плохого, но и ничего хорошего… Нет, глядя на его базовые способности, он находится где то в середине, между средним и низшим классом магов.

Рик взял документы и мельком просмотрел их.

— Он не только третьесортный маг! Посмотрите на его образование!

— Хм?.. Ох? Он выпускник этой академии.

— Было бы неправильно называть его «выпускник». Этот парень даже не предоставил своё магическое исследование.

— Глен Рейдерс. Он поступил в академию в возрасте одиннадцати лет… Одиннадцати?! — невольно выкрикнул Рик, читая документ.

Хэлли вздохнул, как будто не был впечатлен.

— Как правило, возраст приёма составляет четырнадцать или пятнадцать лет! А теперь ты говоришь мне, что он был принят в возрасте одиннадцати лет?!

— Тем не менее, на этом успехи этого парня заканчиваются. Во время обучения в академии его оценки были просто нормальными. Он закончил академию после четырех лет учёбы, в возрасте пятнадцати лет… Хотя, скорее всего, он был отчислен под прикрытием «выпуска из академии». Результаты его обучения были средними, тут нечем гордиться.

— Хмпф… так или иначе, если это всё…

— Проблемы начинаются после этого! Этот парень проигнорировал тот факт, что когда-то он вступил на путь магии! После выпуска он впустую потратил все четыре года! Если бы он продолжил заниматься магией, то кто знает, какой вклад он бы внёс для общества!

Это было так, поле «предыдущее место работы» было совершенно пустым.

— Хм-м?.. Он был безработным в течении последних четырёх лет… что же он делал всё это время?

— Довольно шуток! Вы должны понимать, что я имею ввиду! Такой низкоуровневый маг, как он, не заслуживает преподавать в этой академии.

— Хм-пф, если мне не изменяет память, то нет никаких требований к биографии или рангу преподавателя у нас в академии?

— У нас нет таких требований, но это неписаный закон! — Хэлли вновь ударил по столу. — Пожалуйста! Подумайте о наших преподавателях! У нас много специалистов четвёртого ранга. Есть даже пятого и шестого! Каждый из них вкладывает максимум усилий в исследовании магии и добивается великолепных результатов! Почему они должны стоять на одном уровне с этим человеком?!

— Хмпф…

— Вы же директор! Как вы вообще могли принять его на работу, не прочитав всей документации?!

— Ну, понимаешь, его лично рекомендовала Селика, верно? В таком случае… Не думаешь ли ты, что человек, о котором мы сейчас говорим не только интересный, но и довольно умелый? — Рик ухмыльнулся.

— Конечно, нет! Вы слишком высокого мнения об этой ведьме! Она купается в славе своих старых заслуг и злоупортляет властью, чтобы нарушать правила и порядки нашего общества!

— Довольно смело, Хэлли. — Внезапно раздавшийся голос, заставил Хэлли застыть на месте. — Фу-фу, сопливый мальчишка стал таким надменным. Поверь, я рада.

Когда Хэлли повернул голову, то увидел стоящую в углу комнаты Селику с улыбкой на лице.

— Эй… С каких пор ты стоишь там? Селика Алфония…

— Кто знает? Долго ли я стою тут? Рассматривай это как вопрос от преподавателя для бедного студента. Попробуй решить.

— Телепортация… Нет, остановка времени… Как же она это сделала? Я не чувствую никаких магических волн или манипуляций с законами мира… «Законы мира»…

— Хорошо. Ты не прав. Ты всё ещё третьесортный студент, тебе следовало бы быть более внимательным. Поэтому твоей домашней работой будет написание отчёта в три сотни страниц о явлении, которое только что произошло. Ах, кстати, это приказ профессора, понятно?

— У-ух!

Отвернувшись от дрожащего Хэлли, Селика повернулась к Рику и элегантно поклонилась.

— Как поживаете, директор?

— О, Селика, ты как всегда прекрасно выглядишь. Я завидую.

— Фу-фу-фу, вы ещё так молоды, директор.

— Хо-хо-хо, это так! Тогда не желает ли Селика провести ночь с этим стариком?

— А-ха-ха-а, я отказываюсь. Тем не менее, вы всё также энергичны, директор? Разве не настало время немного остепениться?

— Вха-ха-ха-ха-а, этот старик всегда будет полон энергии!

Но эту тёплую атмосферу, прервал внезапный удар по столу.

— Я не признаю его, Селика Алфония! Я никогда не одобрю назначение этого идиота и подобных ему! Если что-нибудь случиться, то я заставлю вас взять на себя всю ответственность!

— …Забери их. — Воздух в комнате стал холоднее. — Мне безразлично, если ты плохо отзываешься обо мне, и я не стану преследовать тебя, если ты говоришь гадости о нём за моей спиной. Но… Я не позволю тебе оскорблять Глена в моём присутствии. Забери свои слова обратно и проси прощения.

Хэлли онемел от столь властного заявления Селики.

— Чт… Но это… Тот факт, что Глен… Это просто бесполезный третьесортный маг… Это же правда… Это.. ведь.. так…

Несмотря на капли пота, стекающие по его лицу, Хэлли сумел заставить себя произнести эти слова.

Селика прищурилась и холодно произнесла:

— Ты готов к последствиям?

Она медленно начала снимать перчатку с левой руки

— ?..

Увидев этот жест, Хэлли понял, что она собирается делать дальше. Он начал паниковать и его лицо побледнело.

— Я-я всё понял… Я заберу их… Я был… неправ… — услышав это, Селика улыбнулась и снова надела перчатку.

— Проклятье… Я запомню это! — Оставив после себя пустую угрозу, Хэлли покинул комнату.

Мёртвая тишина воцарилась в кабинете, в котором остались только Селика и Рик.

— Боже мой, ты такая же, как и всегда, а? Я боялся, что мой кабинет просто исчезнет сегодня. — Рик устало вздохнул. — Однако, Селика, как я и ожидал, человек, которого ты посоветовала, довольно проблемный.

— …Я знаю, и я действительно сожалею об этом.

— Назначить мага неизвестного происхождения в качестве преподавателя… не только Хэлли будет возмущён этим, боюсь, что у всех в академии будет такая реакция.

После небольшой паузы, Серика заявила:

— Я возьму на себя всю ответственность. За всё, что этот человек делает или сделает в будущем.

— Нет необходимости заходить так далеко, только чтобы поддержать его… Могу ли я спросить? Какие между вами отношения?

— В наших отношениях нет ничего, о чём можно было посплетничать. Это просто…

— Просто, что?

— Просто, я хочу, чтобы он мог начать двигаться вперёд. Ну, я полагаю, что всего лишь немного забочусь о нём.

 

— Воу, смотри Родд, наш преподаватель…

— Вау, удивительно… У него глаза, как у мертвеца…

—  Я первый раз вижу настолько безжизненного…

В классе то и дело слышалась болтовня студентов.

— И-и-и. Что-то вроде этого. Ага, примерно так и-и-и… В основном, это так….

Студенты сосредоточено смотрели на человека с гигантской шишкой на затылке.

Глен продолжал читать лекцию, словно зомби.

— Ах, было бы лучше, если бы вернулся профессор Хьюи…

— И почему профессор Хьюи ушёл от нас…

Проще говоря, лекция Глена была худшей лекцией, которую они когда-либо слышали.

Содержание его лекции было совершенно непонятным. Он не объяснял материал, а просто лениво зачитывал магическую теорию из книги. Конечно, зачитывать содержимое учебника, в определённой степени, было приемлемо, но читаемый им материал никак не относился к теме лекции. В такой манере Глен продолжал неразборчиво чертить что-то на доске.

Хоть студенты и не смогли понять содержание лекции, но отсутствие какой-либо мотивации у преподавателя они поняли достаточно быстро. Придя к выводу, что вместо того, чтобы тратить своё время, слушая его лекции, им стоит просто заниматься самостоятельно по учебнику.

Однако, ещё остались некоторые трудолюбивые и энергичные студенты, которые пытались что-то узнать из этой ужасной лекции.

— Ммм… Учитель… У меня есть вопрос…

Подняла руку студентка маленького роста. Её звали Линн. Хоть она выглядела слабой и хилой, она была энергичной, словно маленький зверёк.

— Что такое? Давай, спрашивай.

— Эм-м… О примере языка рун, про который вы только что говорили, что на пятьдесят шестой странице, третий абзац… Я не понимаю его современного перевода.

— Это нормально, я тоже не понимаю.

— А?

— Сожалею, но тебе придётся отыскать ответ самостоятельно.

Услышав настолько прямолинейный и несколько властный ответ, Линн в растерянности замолчала.

Ответ Глена стал последней каплей в чаше терпения Сикстины. Она вскочила со своего места и возразила.

— Подождите, учитель. Не кажется ли вам, что давать развёрнутые ответы на вопросы студентов, это ваша обязанность?

Глен лишь вздохнул. Всем было очевидно, что это препирательство его раздражает.

— Ну, понимаешь, я ведь ответил, что Я-Не-Зна-ю, так ведь? Как я могу научить чему-то, чего и сам не понимаю?

— Если вы не можете ответить сразу, то после уроков вам следует заняться этим вопросом и найти ответ. Разве это не часть ваших обязанностей?

— Хм… Тогда, не быстрее ли будет самостоятельно найти ответ на этот вопрос?

— Не в этом проблема! То, что я хочу сказать, так это…

— Ах, может быть, что вы ребята, ещё не научились использовать словарь рун? Ну тогда, думаю, мне придётся заняться этим… Это так раздражает, но я пойду отыщу его. Ах-ха, ещё больше работы…

— Тц… Мы знаем, как использовать словарь! С меня достаточно!

Глен, не меняющий своего безразличного отношения.

Сикстина, сердито и неуклюже садившаяся обратно.

И Румия, беспокойно следившая за разворачивающимися событиями.

Атмосфера в классе была ужасной. Недовольство студентов разрасталось. Время было потрачено в пустую. Таким образом, завершилась историческая первая лекция Глена, проведённая в пустую.

 

После уроков в женской раздевалке.

Сикстина разочарованно и сердито, бросила свою форму и плащ в шкафчик.

— Чёрт, ну серьёзно, что это вообще было, как это понимать?! Этот парень!

— А-ха-ах… Успокойся…

Хотя Румия и пыталась её успокоить, но гнев Сикстины не утихнет так легко.

— Ему не хватает мотивации! Даже если и временно, почему вообще этот парень стал нашим преподавателем?!

— Мхм… Было бы лучше, если бы учитель Глен был немного усердней.

Следующее занятие будет проходить в алхимической лаборатории.

На одежду девушек было наложено заклинание чёрной магии «Эир. Кондишн», которое изменяло температуру и влажность окружающего воздуха. Так что, несмотря на внешний вид, это была очень удобная одежда, которая защищала от жары летом и от мороза зимой. В отличие от парней, девушкам рекомендуется носить поменьше одежды во время обучения, чтобы повысить их близость к «мане». Так что для них такая одежда была лучшим вариантом.

Однако, в алхимической лаборатории студенты должны напрямую взаимодействовать с магическими ингредиентами и инструментами, а также использовать катализаторы и реагенты. Поэтому, в зависимости от типа лаборатории, была высокая вероятность испачкать свою одежду или пропитать её неприятным запахом.

И сейчас, полуобнажённые девушки, уже не маленькие девочки, но ещё и не женщины, с их нежной кожей и утончёнными телами демонстрировали друг другу доказательства своей юности. Для парней, которые ещё никогда не видели подобных сцен, это было сродни утопии.

— Хах… Если я правильно помню, то этот парень будет вместе с нами в лаборатории?

— Угу, в конце концов, учитель Глен временно заменяет профессора Хьюи.

— Угх… Я сейчас взорвусь.

Затем раздражённое лицо Сикстины внезапно сменилось озорной улыбкой. Она повернулась, чтобы взглянуть на Румию, которая ещё не закончила переодеваться.

— Мне нужно… немного лечения, чтобы придти в себя.

— Сиксти?

Сикстина обняла всё ещё смущенную Румию.

— Получай

— Кья?!

Сикстина прильнула к спине Румии и схватила её за грудь

— Ах, как и ожидалось, Румия самая лучшая! Твоя белоснежная кожа, такая нежная и изящная.

— Что?! Сиксти, не делай этого!

Понимая, что происходит, Румия попыталась вывернуться из рук Сикстины. Но та, словно змея, обвила Румию, сковывая её движения и не позволяя сбежать.

— Яй! Сиксти, ох, нельзя же так!

— М-м-м… Румия, а ты заметно подросла…

Сикстина поняла, что тёплое и успокаивающее ощущение, которое она чувствовала, немного изменилось с последнего раза. По сути, грудь Румии была ни большой, ни маленькой, это был идеальный размер, как будто специально выбранный для её тела.

— Хах… Разве не здорово. Почему и у меня все калории не уходят в грудь… Агх… Вместо того, чтобы чувствовать себя лучше, я лишь ещё больше расстраиваюсь…

— Подожди… Остановись, Сиксти. не так сильно… Ах!

— Ах, чёрт, как же завидно! Вот тут? Тебе приятно? Хм? А?

— Нья! Нет! Хватит…

Во всяком случае, хочется думать, что в такой ситуации молодые девушки часто занимаются подобным.

— Ух ты, это удивительно, Тереза! И когда ты…

— Уф-уф-уф, я всё ещё расту, в конце концов.

— Как жестоко, вы все оставили меня позади! Получайте! Такие вещи заслуживают только такого обращения!

— Кья?! Венди?!

Раздевалка была заполнена подобными сценами.

Девушки весело проводили время, как вдруг входная дверь резко распахнулась.

— Чёрт, это так раздражает! И зачем мне меняться! Тьфу, Селика, это… м?

В дверях стоял подозрительный человек, одетый в позаимствованный в лаборатории костюм.

Это был Глен.

Сикстина и Румия, стоящие ближе всех к двери встретились с ним взглядом.

И в этот момент все втроём замерли.

Прекрасная атмосфера райского сада теперь напоминала замёрзший ад. Казалось само время остановилось.

— Ах…

Глен медленно осмотрелся, убеждаясь, что все присутствующие были девушками, раздраженно почесав голову, он развернулся, чтобы посмотреть на висящий на двери знак.

— Это отличается от того, что было раньше… Они поменяли мужскую и женскую раздевалки. Чёрт, и почему они делают что-то настолько бессмысленное?

В комнате витало убийственное намерение.

Но перед лицом, грозящей ему опасности, Глен лишь хамски вздохнул.

— Боже, неужели это и есть ситуация «извращенец-счастливчик», которая в последнее время стала так популярна в столице? Ахаха, никогда не предпологал, что это случится именно со мной.

Студентки, во главе с Сикстиной, начали двигаться к нему.

Глен демонстративно вытянул руку, чтобы остановить надвигающуюся угрозу.

— Ох, постойте. Может, немного успокоимся? Вы знаете, у меня обычно есть некоторые претензии к таким поворотам судьбы. Так что сейчас, просто послушайте, что я хочу сказать вам, хорошо? Отнеситесь к этому, как к моему последнему слову…

Девушки остановились. Даже если бы это была смертная казнь, они позволили бы ему высказаться.

— Я всегда считал, что главные герои в таких историях идиоты, и знаете почему? Ведь как только подобная счастливая сцена происходит, то уже предрешено, что героиня выбьет из него всё что есть. Так зачем же они прячут руки и закрывают глаза? Просто неудачно потрогав девичье тело, они подвергаются жестокому насилию, я ведь прав? Независимо от того, как вы смотрите на это, задумайтесь, не нарушает ли это принцип равноценного обмена?

И после этого бесстыдного монолога Глен, решительно заявил:

— Именно поэтому, я навечно запечатлю ваш образ в моей голове.

Глен, приготовившись к бою и широко раскрыв покрасневшие глаза, твёрдо стоял на земле. Глазами он рассматривал их тела.

ИЗ-ВРА-ЩЕ-НЕЦ!

В этот день второкурсницы Имперской Магической Академии Альзано спровоцировали жестокий и насильственный инцидент. Пострадавшим же был неизвестный временный преподаватель.

Кстати, практику в лаборатории в этот день отменили, поскольку преподаватель был в бессознательном состоянии.

 

— Ах, как же больно… Гадство, на самом деле ведь ужасно больно… Им не стоило заходить так далеко.

Был полдень, самое время для обеденного перерыва. Тело Глена было всё в синяках и царапинах. Его одежда была в непоправимом состоянии. Со слезами на глазах, словно зомби, он брёл вниз по коридору. Студенты, проходящие мимо, не скрывали своего удивления, но Глен, в его текущем состоянии, не замечал их взгляды.

— Но стоит отметить, что дети в наши дни хорошо развиты… Что, чёрт возьми они едят, чтобы вот так расти?.. Хотя у одной из них размерчик явно маловат. Как бы то ни было, настало время обеда.

Глен пробормотал эти похотливые слова, которые, если бы кто-то услышал, могли стоить ему жизни. И медленно побрёл в столовую.

Кампус академии походил на огромную дворянскую усадьбу, столовая была расположена на первом этаже главного здания. Еда тут была недорогой, но очень вкусной. На протяжении долгой истории академии, качество блюд в ней не менялось.

— Ах, давненько меня тут не было.

На многочисленных длинных столах были расстелены белоснежные скатерти, также столы были украшены разнообразными свечами. Хоть столовая и была довольно большой, огромное количество студентов, пришедших сюда после занятий, заставляло чувствовать себя довольно стеснённым.

Студенты подходили к прилавку и делали свой заказ. После того, как заказ был готов, они оплачивали его на кассе, а затем садились на свободное место.

Глен сделал заказ на стойке, расположенной во внутренней части столовой.

— Ах, мне жареную со специями курицу, картофель и сыр из молока овец, салат из ростков Элиша, миску с томатным соусом и обжаренными бобами Кируа. Также тарелку густого супа и ржаной хлеб. Большие порции, пожалуйста.

Глен был довольно худощав, но обладал просто огромным аппетитом, за что постоянно получал выговор от Селики.

Через некоторое время еда была готова, и Глен потянулся за кошельком, из которого достал несколько медных монет. Заплатив кассиру, он взял поднос с тарелками.

— Итак, есть ли тут свободные места…

Кафетерий до краёв был забит студентами, свободных мест не осталось. Однако, в дальнем от себя углу он заметил незанятое место.

Глен не знал, кому эти места предназначались, но упускать такую возможность он не собирался.

Как вдруг заметил…

— Вот почему я думаю, что утверждение профессора Фрауля по классической магии не совсем верное. А ты что думаешь Румия?

Прямо напротив того места, куда он хотел сесть он заметил два знакомых лица.

— По его словам «Небесная крепость Мелгариус» была построена около четырёх с половиной тысяч лет назад, так как это соответствует времени, когда, как мы думаем, древние цивилизации начали использовать пространственные заклинания и техники. Однако, согласно реликвиям, обнаруженным вокруг города Фиджет, «Небесная Крепость» существовала пять тысяч лет назад. Не обращая внимания на этот факт, он просто утверждает, что она не смогла бы существовать без этих заклинаний, и, следовательно, была построена четыре с половиной тысячи лет назад. Я имею в виду, что он явно скрыл разницу в пятьсот лет. Все его утверждения просто пропахли мыслями современных магов, полагающихся только на размышления и чтение книг, полностью игнорируя опыты и исследования. Кроме того, хоть это и правда, что пространственная магия древних цивилизация могла бы сделать небесную крепость прозрачной, но не должен ли был этот эффект уже рассеяться? Я имею в виду, учитывая плотность маны, а также пределы расширения магии — Ха — и периоды полураспада, всё это не согласуется с его словами. — Ха — Кроме того, выразительный классический язык с течением времени чётко разделился на три этапа. — Ха — В основном, различия, найденные благодаря изучению геральдики и религии, заключалась в понимании божественного существования. — Ха — У древних цивилизаций, описанных в книге «Декомпозиционный тезис о мифах» Террика, была не одна, а несколько различных культур.

— Это, это действительно так…

 

 

Девушка с серебряными волосам совсем забыла о еде и оживлённо болтала. В ответ на её страстный монолог, золотоволосая девушка, сидящая рядом с ней, могла только мило улыбаться. Ей нечего было сказать.

Во всяком случае, обе в настоящее время обсуждали классическую магическую литературу.

Классическая магическая литература — это исследования магических сверхкультур, которые существовали много лет назад, с целью исследования и распространения заклинаний и техник, использующихся в то время. Маги, которые посвящали себя изучению «Небесной Крепости», назывались Мелгариане.

И казалось бы, это девушка была ярой Мелгарианкой.

— Извините, — коротко поприветствовав их, Глен сел непосредственно перед золотоволосой девушкой, по диагонали от девушки с серебряными волосами.

— Ты?! Ты же…

— Вы ошиблись. Это был другой человек.

Элегантно игнорируя её, Глен начал есть.

В начале он тонко порезал обжаренного в специях цыплёнка на кусочки. Положил их на ржаной хлеб, сверху добавил немного жареного картофеля, сыр и салат, и отправил получившийся бутерброд в рот. Горечь салата из ростков смешивалась со сладким ароматом жареного цыплёнка, создавая неповторимый вкус. Дополняющий этот вкус аромат трав, раззадоривал аппетит.

— Вкуснятина-а. Такой грубоватый вкус действительно подходит империи.

Затем Глен съел ложку томатного соуса с обжаренными бобами Кируа. В этот соус также в качестве специй добавляли перец чили и чеснок, делая его ароматным и острым на вкус.

С того инцидента прошло совсем немного времени, но Глен уже вернулся к своему беспечному и снисходительному отношению. Видя это, девушка с серебряными волосами, Сикстина, уже открыла рот, чтобы возразить, но так и не смогла подобрать подходящих слов.

Единственным слышимым звуком был звон столовых приборов.

Из-за такого неожиданного события, атмосфера вокруг них была захвачена гнетущей тишиной. Можно сказать, что это была неловкая ситуация… Или, по крайне мере, почти была.

— Ммм… Учитель, а вы действительно прожорливы, да?

— Хм? Ах, еда, это одно из немногого, что я люблю.

—  Хехе, я вижу. Эта жареная курица выглядит очень вкусно. У неё такой ароматный запах.

Таким образом, Румия заменила Сикстину, чьё настроение скисло при появлении Глена. Сиксти замолчала, а Румия изо всех сил старалась поддерживать разговор.

В отличии от Сикстины, которая не скрывала своего гнева, Румию не сильно заботил произошедший инцидент. Кстати, она не участвовала в наказании Глена.

— О, ты заметила? Что ж, в это время года школа будет импортировать различные сорта бобов, и бобы Кируа, в частности, имеют сильный и характерный аромат. Сейчас для них самый сезон.

Глен не был любителем активно вести беседы, но если кто-то пытался завязать с ним разговор, он искренне отвечал на это. Таким образом, он и Румия были идеальными собеседниками.

— Неужели? Тогда в следующий раз обязательно их попробую.

— Ох, я рекомендую. Может попробуешь прямо сейчас?

— Эм? А это нормально? Разве это будет не косвенный поцелуй?

Румия показала пальцем на губы, склонила голову и озорно засмеялась.

— Хмпф… Нет, мы же не дети.

Глен пожал плечами и толкну тарелку к девушке.

Румия счастливо взяла ложку и отправила её в рот.

Благодаря непринужденной близости Румии, её вездесущей и тёплой улыбке, губы Глена, вопреки желанию, изогнулись в улыбке.

— …

Тем не менее, за столом находилась ещё одна не вовлечённая в разговор персона, источающий угнетающую ауру.

Это была Сикстина. Вместо того, чтобы присоединиться к их дружной беседе, она лишь бросила пронзительный взгляд в сторону Глена.

— …Эй, ты там, и это всё, что ты собираешься съесть? — Из-за её взгляда у него пропал весь аппетит, так что, вздохнув, Глен решил поговорить с виновницей. Сикстина, которую внезапно втянули в разговор, казалось, вздрогнула, но тут же успокоилась.

— Мне кажется, учитель не имеет права жаловаться на то, что я много ем.

— Даже если ты так говоришь…

Глен посмотрел на их подносы.

Обед Румии состоял из чашки ячменной каши, тарелки голубиного рагу с пряностями и миски салата… По сравнению с полноценным обедом Румии, обед Сикстины состоял только из двух тонких булочек с джемом.

— У вас сейчас период роста, да? И если вы будете плохо питаться, то это плохо скажется на вашем развитии.

Обычно Глен бы ещё добавил: «Хотя, не похоже, что ты вообще развиваешься», но в такой  ситуации не решился.

— Мне не нужно, чтобы вы беспокоились обо мне. Единственная причина, почему я так мало ем во время обеда, это чтобы не чувствовать себя сонной во время лекций во второй половине дня. В конце концов, я серьезно отношусь к учёбе.

Сикстина посмотрела на поднос Глена.

— Ну, я, хотя бы не такая, как вы.

Из-за этой провокации, отношения между Гленом и Сикстиной стали ещё напряжённее

— …Моё отношение к учебё, тебя совсем не касается.

Так как Глен, всё ещё ел, он понизил голос.

Волна нервозности прошла через Сикстину, чья провокация была так легко обнаружена.

— Если ты хочешь что-то сказать, то почему не скажешь это прямо в лицо?

— Я понимаю… Если мы продолжим так и дальше, то ничем хорошим это не закончится, так что я скажу честно. Я…

Проговорила девушка с серьёзным лицом.

— Я понял, я всё понял. Я сдаюсь. Что за это отчаянное выражение лица?

— А?

Глен неожиданно поднял обе руки вверх.

— Даже я не думал, что ты хочешь этого так сильно… Моя ошибка.

Посмотрев на Сикстину, Глен взял одну фасолинку Кируа и переложил её на тарелку Сикстины.

— Вот, ты же хочешь попробовать? То, что ты хотела сказать, это: «У вас такая большая порция, вы должны дать и мне попробовать»? Как ты можешь быть такой жадной?

Глен посмотрел на Сикстину и продолжил трапезничать.

— …Это, это не то! То что я хочу сказать, что я действительно…

Понимая сложившееся недоразумение, плечи Сикстины здрожали. Она хлопнула по столу, поднимаясь со своего места.

Но Глена это совсем не беспокоило.

— Тогда я заберу это взамен.

Протянув руку через стол, Глен быстро проткнул булочку вилкой, и сунул её в рот.

— Мм, булочки тоже хороши, а?..

— Ах?!.. Чт… Как вы могли взять её без разрешения?!

— Да, а разве это не равноценный обмен?

— Какая… часть… из… этого… выглядит… равноценной? Какая часть?! Я не собираюсь больше прощать тебя! Извинись!..

— Воу?! А вот это опасно?! Пожалуйста, ты можешь посидеть тихо, я всё ещё ем?!

За столом начался самурайский бой на ножах и вилках.

Эта борьба привлекла огромное количество любопытных взглядов.

Что касается Румии, наблюдая за этим, она ничего не могла поделать и просто усмехнулась.


Здравствуйте, дорогие читатели, Хроник Акаши. С вами, Classika. Так как мы одновременно хотим переводить с первого тома, а также некоторые люди просят нас начать с 6, на котором закончилось аниме. Поэтому мы хотим сделать голосование, в котором вы решите судьбу того, как будут выходить Хроники. Либо одна глава первого тома в первую неделю, а во вторую неделю глава 6 тома. Либо 2 недели подряд мы выпускаем первый том и на третью неделю выпускаем главу 6 тома. Т.е либо 1\1, либо 2\1 это решите уже вы https://goo.gl/forms/X59C2Gf81dg5SVPC3. Конечно же ваша поддержка, дает мне мораль на переводы. Оставайтесь с нами. Итоги голосования будут написаны в следующей главе 🙂

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий